Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Belarusian People's Republic -- Page 3  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 39  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 Belarusian People's Republic
Sent: 20-09-2012 02:53
 
Военный мундир на Беларуси
Гражданская война 1918-1920 годов


Подполковник Виктор ЛЯХОР. Рисунки автора
АРМИЯ, №4, 2010.


Начавшаяся 1914 года Первая мировая война, казалось бы, надолго отложила до лучших времен цветастое многообразие униформы армии Российской империи. И действительна наши служивые братки-белорусы вместе со всеми народами империи облачились в полевную ферму защитного цвета. Это были походные мундиры - однобортные кителя для офицеров и гимнастерки для нижних чинов, шаровары защитного цвета для пехоты, бриджи серо-синего цвета для кавалерии, неизменные шаровары с лампасами у казаков. В холодное время года полагалась шинель установленного образца. Летний головной убор - защитная фуражка с зеленым козырьком без ремешка в пехоте, с ремешком в кавалерии, конной артллерии и у офицеров всех родов войск. Зимой носили папаху. Не исчезла, а лишь изменила цвет на серый и светло-коричневый и традиционная униформа кавказских казачьих войск: черкески, бешмет, башлыки, бурки и папахи. В связи с введением в 1916 году стальных касок французского образца в войсках появилась заимствованная у авиаторов для ношения под шлемом полевая шапка-пилотка.
Война, трудности со снабжением, неразбериха и нерасторопность интендантов привели к отступлениям от регламентов, допускам, модным и вынужденным нововведениям. Покрой офицерских кителей варьировался как по фасону, так и по оттенкам ткани, однотонным полевым погонам предпочитали яркие галунные, бриджи кавалерии «чернели» и «серели», большой популярностью стало пользоваться кожаное обмундирование. Допускалось ношение укороченных сапог, башмаков, штиблет, ботинок, «поршней» с крагами, гетрами, бинтами (обмотками).
После завершения «несправедливой империалистической» войны весь этот вещевой запас, носимый и лежащий на складах, послужил основой для униформы многих военных формирований, действовавших в том числе и на территории Беларуси. Здесь в годы Гражданской войны 1918-1920 годов в обстановкe хаоса и неразберихи, ожесточенной борьбы за власть различных политических сил, в условиях интервенции Германии и Польши, Белая и национальная армии вели вооруженную борьбу с Крзсной Армией и потерпели поражение. Наши земляки пронесли на себе страшный крест братоубийственной войны, служа практически во всех армиях и формированиях.
Действовавшие в составе антибольшевистских сил части Белой армии (3-я армия генерала Б. С. Перемыкина) носили обмундирование Российской императорской армии, служа под знаменами и символами погибающей империи. Их мундиры отличали бело-сине-красные шевроны.
Участники Слуцкого вооруженного восстания - бойцы 1-й Слуцкой бригады носили кустарто изготовленные из домотканного сукна куртки-френчи, брюки-галифе, шапки-«aблавухи», фуражки, сапоги, ботинки, лапти. В качестве знаков различия в ходу были бело красно-белые погоны у солдат и красные петлицы с серебристой «Погоней»у офицеров. Этот же герб размещался и на головных уборах.
Облик отчаянных рубак Русской народной добровольческой армиигенерала С. Н. Булак-Балаховича, состоявшей на службе Белорусской Народной Республики, сохранился в фотографиях и донесениях того времени: бравые кавалеристы в черкесках и шапках-кубанках с кокардами-черепами гарцуют под бело-красно-белым стягом. У некоторых лента таких же цветов на рукаве, иногда со словами «Земля и воля крестьянам». Единого обмундирования у балаховцев не было, а вот собственная система знаков различия, нашиваемых на воротник в виде полосок, звездочек и молний (у генералов) была.
Белорусы - бойцы созданной при поддержне Польши Западной стрелковой дивизии носили при польском обмундировании характерные фуражки с четырехугольным верхом, цветом для каждого рода войск. Польскую униформу, очевидно, носили в 1919 году и военнослужащие Белорусско-Литовской армии. Бойцы батальонов Белурусской военной комиссии (белорусские части при польском войске) в 1919 году получили красивое обмундирование с гербом Белорусской Народной Республики на погонах, кокардах и пуговицах. Английское и польское обмундирование было эффектно украшено национальными петлицами, галунами и кокардами на цветных по родам войск фуражках.
Помимо Белой, национальной и польской армий белорусы служили в вооруженных силах Литвы, Латвии и Эстонии, в ряде случаев создав свои национальные подразделения. Им пришлось примерить на себя и российское, и германское обмундирование, наиболее распространенное в то время. Отличительным знаком принадлежности к Белой Руси были бело-красно-белые нашивки, белые околыши фуражек и герб «Погоня». Потерпев поражение, остатки этих армии в конце 1920 - начале 1921 года перешли польскую границу и были разоружены.



1. Сотрудник военно-дипломатической миссии Белорусской Народной Республики в Риге. 1919г.
2. Офицер белорусских частей в литовской армии. 1919 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 Belarusian People's Republic
Sent: 04-02-2013 19:33
 
Машинный перевод с белорусского.

Тимофей Хведашчэня. Атаман и учитель

Это один из тысяч белорусов, которые твердо боролись за свое государство, но которым судьба не разрешил ни достичь этой цели, ни наладить жизни на меру своих способностей. Пишет Олег Латышонок.



Некоторое время назад я получил от Владимира Ляховский из Минска съемок Тимофея Хведашчэни в "Балаховском" мундиры и фуражке с изображением черепа и скрещенных мечами. Снимок молодого, красивого белорусского ваяка постоянно привлекал мои глаза, не давал мне покоя. Я просто должен был написать про этого необычного человека, которого помнят еще беловежские старожилы.

Тимофей Хведашчэня (в некоторых источниках - Федасеня) - это один из тысяч белорусов, которые твердо боролись за свое государство, но которым судьба не разрешил ни достичь этой цели, ни наладить жизни на меру своих способностей.

Родился он в 1897 г. в деревне Заравичы под Лунинце. В 1916 г. окончил шестой класс гимназии в Слуцке. В этом же году окончил 6-месячные офицерский курсы. В следующем году был демобилизован из российской армии, но не бросал оружия. В декабре 1917 г. был уже паручнікам 1-го белорусского пехотного полка в Минске. Этот полк формировался с разрешения большевистского главнокомандующего российской армии М. Крыленкі, но командир Западного фронта А. Мясников приказал ликвидировать полк и присоединить его солдат до 289 запасного палка.Усё-таки победа большевиков была временная. Когда немцы, которые не могли с ними дагаварыцца, двинулись на восток, белорусские военнослужащие 19 февраля 1918 подняли в Минске восстание и переняли власть в городе. Среди повстанцев был и Тимофей Хведашчэня. 20 февраля белорусские отряды были соединены в 1-й Минский Белорусский национальный полк. Поручик Хведашчэня утверждает полковой списки печатью с изображением Погони (сверху) и черепа со скрещенные костями (внизу). В то время это был довольно распространенный символ, который обозначал, что его носитель будет биться не на жизнь, а на смерть.

К сожалению, немцы не согласились на формирование белорусским армии, поскольку думали отдать Беларуси большевиками. Хведашчэня, видимо, вернулся в родную страницу, так как в этом же самом 1918 оказался в Пинском батальоне Белой армии. Но в 1919 г. он был уже командиром батальона Красной армии в Слуцке. Не один он из выдающихся белорусских военнослужащих имел военный стаж в "красных". Вспомним хотя бы командиров красных полков Станислава Булак-Балаховича и Вячеслава Адамовича-старшего или большевистского комиссара Николая Демидова.

Во время польского наступления в Беларуси на тылах советских войск вооруженное выступили белорусские военные. На сторону поляков перешел тогда упомянутый уже Адамович-старший, командир Полоцкого полка. Антибольшевистский Рокаш в своем батальоне поднял и Хведашчэня, который присоединился к 1-го белорусского партизанского отряда под командованием Лукаша Сяменика. Капитан Сяменик организовал восстание на территории Борисовщине. Вытеснен большевистской карательной экспедицией, он скрылся в лесах. Когда польские войска подошли под Борисов, он паразумевся с их командованием и вывёв свой отряд вместе с польским 3-им уланскім полком на тылы большевиков, что ускорило их уход из Борисова. Отряд Сяменика остался после на фронте до ноября 1919

Хведашчэня с июля 1919 по лето 1920 служил в армии Польском как сотрудник ІІ отдела (разведка и контрвыведка) при командовании 2-й дивизии (позже 6-й дивизии).

Осенью 1920 Хведашчэня как командир группы минских партизанских отрядов подписал вместе с В. Адамовичем-старшим, президентом Белорусского политического комитета и, среди прочих, Павлом Алексюком, телеграмму в адрес председателя Российского политического комитета Бориса Савінкава и генерала Станислава Булак-Балаховича: "страдая под игам захватчиков-большевиков, белорусский народ зовет помочь ему освободиться и осуществить заветную мечту многих поколений о самостоятельной демократической Беларуси". 12 октября 1920 г. БПК заключил договор с Булак-Балаховича, в которой обязался помочь генералу в организации белорусским армии, а тот взамен имел передать БПК штатскую власть на занимаемой собой территории Беларуси.

В второй половине октября Хведашчэня появился в Слуцке, где вербовать добровольцев в армию генерала Булак-Балаховича. В начале ноября 1920 Хведашчэня привел в лагерь Балаховича отряд, который выглядел "импозантный из внимания на мораль и дисциплину" и ничем не рознився от регулярных отрядов. Он имел свой флаг и даже небольшой оркестр. Отряд капитана Хведашчэни был присоединен как Отдельный Белорусский батальон (вместе с кавалерийских взвода насчитывал 700 людей) до 2-й Минской дивизии под командованием полковника Медарда Микошы.

Во время похода генерала Булак-Балаховича группа полковника Микошы действовала на левом фланге армии с целью взять Жлобин. 10 ноября она направилась из Петрикова, а 14-го взяла Калинковичи, через день направляясь на Жлобин. 16 ноября большевики задержали наступление полковника Микошы под Даманавичами и будущего дня заставили его отступать до Мозыря. Ночью с 17 на 18 ноября отряды полковника Микошы и российские отряды генерала Ярославцева оставили Мозырь и подались в нейтральную зону. В конце месяца они были интернированы вместе с целой армией.

Капитан Хведашчэня принадлежал к тем, кто, подобно Николаю Демидову с Белостокском батальоном, решили не сдаваться. Сначала со своим отрядом он подался в Слуцк, где выступал как командир Минского отдела народного добровольческая армии. Враждебно принят эсэраўскім руководством Совета Слуцка, он направился в Визну, где якобы совершил погром и угрожал раввин повешением, если не будет отдан большой выкуп, но вынужден был скрыться от случакоў. Наконец, когда надо было драться с большевиками, Хведашчэня все-таки стал офицером 1-й Слуцкой бригады.

После того, как Бригада завершила боевые действия и была интернированы поляками, Хведашчэня был среди тех Случак, которые не хотели сдаться. Иван Пешко "Густалес" дал Советом показания, что Хведашчэня вместе со сторонниками генерала Булак-Балаховича Арсеном Павлюкевич и паручнікам Мацей, но также в неожиданной компании капитана Антона Борыка, который был противником генерала (но, может, поменял взгляды, когда был отодвинут от должности шефа штаба Слуцкой бригады) и группой молодежи, среди которой был среди других Сергей Бусел, отступил с Морочь, последнего опорного пункта Случак, в Давид-Городок. Там Случек и балаховцав, которые к ним присоединились, абяззброілі поляки. Тем не менее, Арсений Павлюкевич выступил с речью, в которой говорил, что белорусские солдаты освободят Беларусь от поляков и большевиков. После их направили в Лунинец.

В Лунинце находился главный штаб отрядов Крестьянской партии "Зеленого Дуба", созданной Адамовичем-старшим, которая осенью предыдущего года поддержала генерала Булак-Балаховича. Командиром вооруженных отрядов "Зеленого Дуба" был атаман Вячеслав Адамович-младший (псевдоним "Дяргач"). Одним из атаманов "Зеленого Дуба" стал также Хведашчэня (псевдоним "Вишневский"; пользовался также псевдонимом "Кулевски").

Около двух с половиной тысяч Случак, которые не хотели быть интернированы, стояли в окрестностях Несвижа. Сюда прибыла также часть солдат из батальона Демидова и приходили белорусские дэзертыры из Красной армии. Здесь стал действовать и Хведашчэня, который 27 декабря 1920 объявил себя атаманом белорусских партизанских отрядов.

В начале 1921 количество белорусских солдат, которые концентрировались в окрестностях Несвижа, оценивалась в 4 тысячи. Многие из них сохранил оружие. Эту массу белорусских военнослужащих попыталась организовать польское командование, создавая из них т. н. рабочие дружины. Они занимались восстановление мостов, ремонтом дорог и т. п. работами в прифронтовой зоне. На пике развития они насчитывали полторы тысячи людей. Эти дружины служили как база для формирования из самых надежных и по-антибольшевистскую настроенных лиц диверсионных групп, которых перебрасывали на советскую сторону. В феврале 1921 командиром этих дружин был Хведашчэня.

Весной 1921 года польское командование решило распустить белорусские отряды, о чем было доведено до сведения их командиров уже в начале апреля. Осознание того, что война закончилась, безусловно повлияло на моральное состояние белорусских партизан. Часть из них стала мародеров. Еще в начале апреля капитан Хведашчэня и его помощники оценивались поляками как хорошие партизаны, которые только не умеют навести дисциплину среди своих людей. Один из подчиненных Хведашчэню отрядов, посланный на Слуцк, сразу же за границей напал на рэвком в гробница и под Песочное, забив при этом пять невиновных лиц. Мародеры Обнаглели до такой степени, что стали делать нападения и на польской стороне. В середине апреля польское и белорусское командование должно было организовать специальную акцию, чтобы поймать мародеров из отряда Хведашчэни. Как представляется, при случае арестован был и сам Хведашчэня, поскольку белорусское командование просило польскую сторону, чтобы его не выпускали, боясь мести. Мародеры были переданы атаман Адамовичу-"Дергачев" "для расправы коротким путем".

Или по этой причине, или в результате просто борьбы за руководство над партизанским движением, эпизодом которого могло быть арыштаванне Хведашчэни, тот порвал с "Зеленом дубом" и "Дергачев" лично. Ближе сошелся с генералом Булак-Балаховічам и Павлом Алексюком, и от их имени 10 июня 1921 показался на территорию Советской Беларуси и начал организовывать подполье на территории Бобруйского и Слуцкого уездов, призвав в покрытые лесом Верабъёвы горы своих бывших солдат и залёнадубцав, за которыми потянулись и дэзерциры из Красной армии. Хведашчэня разделил их на четыре отряды по двести пятьдесят человек под командованием своих офицеров, быстро создал сеть информаторов по деревням и организовал пятерки, которые распространяли литературу и вели агитацию среди крестьян и солдат Красной армии и занимались разведкой. Близко сотрудничал с паручнікам Короткевичем, который тогда порвал с "Дергачев", подчинился Булак-Балаховічу и собрал под своим командованием все повстанцев группы в Мозырском уезде. Хведашчэня взял пример с Короткевича и организовал террористические группы, чтобы очистить свой район от коммунистов, организовывая атаки на рэвкомы и на военные единицы в больших центрах Беларуси. Навязал также контакт с паручнікам Монич и капитаном Сяменикам, которые партызанили в Борисовском уезде, а также с повстанческой организацией на Игуменшчыне, во главе которой стоял Михаил Жилинский, официально военком и начальник Игуменского гарнизона, а в действительности член "Зеленого Дуба". Средства на пражыццё "атаман Кулевски" добывал, делая нападения на рэквизицыйныя отряды (т. н. Прадразвёрстки) и рэвкомы, где добывал деньги на покупку продуктов. Он организовал между прочим нападение на бальшавіцкі отдел возле села Большой Ражан.

Хведашчэня не был долго на Советской Беларуси, возможно, что он находился там только до 29 июня 1921 г. После возвращения он связался с организацией Народный союз "За Родину", созданной случаком Арсеном Павлюкевич летом 1921, которая ставила целью "освобождение Родины из рук коммунистов и образование Независимой неделимой Беларуси в ее этнографических границах ». Штаб Павлюкевича создал партизанские отряды, во главе которых стоял Хведашчэня.

В октябре 1921 атаман был арестован ІІ отделом 2-й армии Войска Польского в местности Морочь по обвинению в должностных и финансовых злоупотреблениях, но 24 декабря был освобожден из-под стражи в Бресте. Непонятно, чем был на самом деле вызван этот арест, так как организация "За Родину" как раз стала переходить на антипольских позиции. Наблюдая издевательство польских властей над беларушчына, Арсений Павлюкевич пришел к выводу, что лучше уже присоединиться к России, чем идти под польское иго. Это завело его в 1922 г. в польскую тюрьму.

В июле 1923 Камендантура Политической полиции на г. Вильно сделала своего рода верификации белорусских деятелей и посчитала прапольска настроенным белорусским военным Хведашчэню, который жил уже в Беловеже. Атаман попал сюда, видимо вместе с сотнями других балаховцав, насильственно переселены здесь своим командиром.

Как вспоминает белавежац Георгий Вавкавыцки, Хведашчэня "женился на местной женщиной, наверное с Вавкавыцких, которых называли Терентьева, от отца Цярэнция. Жил на френдесс, на заставе (ныне ул. Ольги Габец). Мужчина был очень высокий, дородный, наверное самый сильный на заставе. До Второй мировой войны абував белавежцав в резиновые лапти - продавал матацыклавыя и самаходавыя шины, из которых делали лапти, по сравнению с традиционными - вечные ".

В 1926 г. к власти в Польше в результате вооруженного переворота пришел Юзеф Пилсудский. Поскольку немалую помощь в этом оказал ему генерал Булак-Балахович, который со своими людьми перерезал дорогу для побега правительству премьер-министра В. Витаса, как Генерала, так и его солдат стали чтить. В 1927 г. в Беловежи состоялся съезд балаховцав. 11 ноября 1928 г. Хведашчэня был удостоен медалью "Польша своему защитнику". В январе 1939 г. он обратился к Министерству военных дел с просьбой рассмотреть его заявление в деле награждения Крестом Независимости. В это время он жил в Гайновке. В 1939-1941 г. учительствовал в Беловеже.

Во время немецкой оккупации стал председателем филиала Белорусского объединения в Беловеже, которое насчитывало здесь 84 человека.

Как упаминае Г. Вавкавыцки, "организовал белорусский школу и стал ее руководителем. Занимался также культурной деятельностью. В 1942 стащил на концерт Забэйду-Сумицкого, который у него ночевал во время пребывания в Беловеже. Хведашчэни принадлежала также магазин с письменными материалами и газетами, в которой торговала старшая дочь - Тамара. Магазин стояла там, где и другие, как это называли белавежцы - Будкi, в ряду перед кино, где теперь Дом культуры. Можно было в ней купить белорусские газеты, Белостокская "Новую Дорогу" и берлинскую "Утро". Если 1943 г. вывозили на работу в Пруссию рочники 1923 и 1924, приняли и Тамару. К Бельско мы ехали вместе, так как меня взяли, проводила ее и младшая сестра, но оттуда ее отец сумел вернуть, устроив-то дело с немцами. Под конец войны, в 1944 г., вместе с семьей выехал с немцами.

После войны каким-то образом стал полковником Войска Польского и служил в авиацыи. Дочь Тамара училась в 1947 г. в Академии политических наук на факультете журналистики. Но кто-то выдал его, его истинную тождественность, и Хведашчэня попал в тюрьму.

Последний раз я видел Хведашчэню в конце августа 1954 г. в Варшаве. Я вышел из Министерства высшего образования, которое памяшчаецца на ул. Медовая. На Краковском Предместье увидел, что напротив меня идет высокий, дородный мужчина в мундиры без погон. Шел с опущенной головой. Только когда мы прошли мимо себя, я сообразил, что это был Хведашчэня, но я его не зацепил. Возможно, как раз тогда его и отпустили из тюрьмы ".

Умер Тимофей Хведашчэня конце 1980 - начале 1990-х годов.

From: nn.by/?c=ar&i=25453

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 Belarusian People's Republic
Sent: 11-03-2013 19:44
 
Балахович в Бресте. 1920









From: batko_bulak.livejournal.com/24509.html





Комендант волчьей сотни Булака-Балаховича.



Волчья сотня, Брест. Смущает трезубец на рукаве у одного из офицеров. Возможно, это бывший офицер украинских частей в Польше. Известно, что в составе Добровольческой народной армии Балаховича были Кавалерийская дивизия и Бригада Вложцянская атамана "Искры" (И.Лохвицкого), который придавался украинский "облик".



Штаб. Обратите внимание на петлицы и красно-белые ленты на головных уборах.

В более крупном размере: sammler.ru/index.php?showtopic=125347&st=0&#entry1537058

Крот
Registered User




From: Gomel
Messages: 6

 Belarusian People's Republic
Sent: 17-03-2013 17:29
 


Это я так понял ролевик хотел реконструировать униформу бойца Першага слуцкага палка Войска БНР. Руководствовался он рисунком Виктора Ляхора из журнала Армия. Есть сомнения по поводу погон. Лехор их называет бело-красно-белыми. Из какого источника он почерпал эту информацию я не знаю. Если кто скажет источник, буду благодарен.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 829

 Belarusian People's Republic
Sent: 02-05-2013 22:59
 
На одном из аукционов продается вот такое фото:



Оно не атрибутировано. Никаких надписей нет. На бойце, как мне кажется, британская шинель. Кокарда очень напоминает белорусский национальный флаг (б.-к.-б.).



Крот
Registered User




From: Gomel
Messages: 6

 Belarusian People's Republic
Sent: 16-08-2013 15:37
 
Эвалюцыя строя камбатантаў Станіслава Булак-Балаховіча

bka.forum24.ru/?1-2-0-00000006-000-0-0#000

Войска БНР. Першая Слуцкая Стралковая Брыгада.

bka.forum24.ru/?1-2-0-00000005-000-0-0-1376056013

Валерий Кругликов
New User




From: Санкт-Петербург
Messages: 1

 Belarusian People's Republic
Sent: 30-08-2013 02:49
 
Интересная история Станислава Булак-Балаховича. Карьеру "атамана" начал еще в партизанском отряде Пунина, а в 1917-1918 году оказавшись раненым в Петрограде даже успел повоевать на стороне Советской России несмотря на антибольшивисткии настроения в будущем. Причем начало его отряда началось у Пунина.
Интересна статья по его "Большивисткому" периоду.
Что бы не нарушать прав, привожу ссылку на нее:
www.northwestarmy.ru/materialy-proekta/stanislav-bulak-balaxovich-ot-krasnogo-komandira-polka-osobogo-naznacheniya-do-sluzhby-v-otdelno-pskovskom-dobrovolcheskom-korpuse-1918-god

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 Belarusian People's Republic
Sent: 16-09-2013 01:23
 
Белорусский вопрос в документах британских дипломатов 1918-1919 гг.

М.В.Кобрин – старший преподаватель Барановичского государственного университета. Беларусь.

В конце первой мировой войны Соединенное Королевство поддержало независимость народов стран Балтии: Латвии и Эстонии. Его целью являлось создание демократических прибалтийских государств, связанных с Великобританией и оторванных от России. Расширение сфер влияния на восточном побережье Балтийского моря позволило Лондону контролировать значительную часть бывшей российской торговли. Поддержка Великобританией коалиции государств Балтии также была обусловлена страхом перед возможностью заключения соглашения большевистского правительства России с Германией.

Страны Антанты стремились не допустить установления Германией своего влияния на Балтийский регион и поддерживали антисоветское движение. В балтийские государства были направлены военно-политические миссии. В начале 1919 г. в Латвию прибыли британская делегация во главе с Гербертом Грант-Ватсоном. Военной миссией руководил Георг Кеннан, а затем Альфред Берт. Экономическими вопросами занималась особая группа во главе со Стивеном Таленсом. Союзнические миссии активно занимались укреплением связей с руководством правительств прибалтийских республик в сфере политического и военного сотрудничества. Великобритания не проявляла особого интереса к Белоруссии, не видя преимуществ в геополитическом положении республики. Однако сохранилось много документов дипломатической переписки британских дипломатов с правительством БНР, представительствами Белоруссии за рубежом, что делает проблему изучения британо-белорусских отношений актуальной и позволяет уточнить некоторые аспекты данной темы исследования.

Осенью 1918 г. британский МИД получил донесения разведки о прошедших в Копенгагене переговорах между датскими и белорусскими дипломатами. В нем говорилось о создании в 1918 г. Белорусской Рады в составе 64 человек, представлявшей различные социальные слои Белоруссии. Согласно сообщению «…на заседаниях Рады БНР участвовали люди из Минска, Могилева, Вильно. Германия препятствовала приезду людей из своей оккупационной зоны. Также сообщено о том, что Рада боялась большевистского сосредоточения сил в районе Могилева вместе с большевистски настроенными крестьянами и потому просили союзников о помощи. Также сообщалось о встрече представителей Белорусской Рады с представителем британского правительства. Они просили помощи союзников в условиях быстрого отхода немцев с оккупированной территории Белоруссии в борьбе против большевиков. Также про/146/звучала информация о том, что аналогичные делегации были направлены белорусской стороной в Берн, Варшаву и Киев. Делегаты просили об оружии, но поскольку не было белорусской армии, то трудно было достичь взаимопонимания и контактов, и ожидать конкретной военной помощи от Польши, Украины и других стран» (1).

На Парижской мирной конференции белорусская делегация вручила британскому представителю лорду Келмарноку письмо на имя премьер-министра Великобритании Д.Ллойд-Джорджа (аналогичные письма были направлены президенту США В.Вильсону и премьер-министру Франции Л.Клемансо) следующего содержания: «С уходом германских войск с оккупированных территорий нашей страны Белоруссии, которая в течение трех лет была театром военных действий, там вновь начинается ужасная эксплуатация. Банды большевиков ждут лишь момента, когда край будет свободным от регулярных военных отрядов, чтобы вновь приступить к грабежам, убийствам и уничтожению нашей свободы и цивилизации. Белорусская Рада, представляющая все партии и общественные организации, провозгласила независимость, которая требует признания мировым сообществом. Обращаемся с просьбой к Антанте, как защитнице свободы малых народов, о защите края от анархии и предоставлении военной помощи с момента отхода немецких войск в целях защиты от грабежей и погромов» (2). Письмо было подписано представителями Рады БНР Г.Капланом, С.Черторийским и С.Розенбаумом.

Лорд Келмарнок сразу же отправил в МИД Великобритании депешу следующего содержания: «”Белая Русь”, по-видимому, является еще одним кандидатом, стремящимся присоединиться к ряду новых государств. Становится очевидным, что мы не можем прийти им на помощь. Я думаю, что лучше не давать им ответ до тех пор, пока мы не узнаем что-нибудь больше о людях и их авторитете. Кажется, они хотели бы также выступать от имени Литвы, считая ее своей родиной, при этом делегаты Белорусской Рады считают Литву в историческом смысле своей национальной идеологией» (3).

В 1919 г. белорусско-литовские отношения были важным элементом политики обоих правительств. В начале 1919 г. на белорусские и литовские земли начала наступление польская армия. Литовцы и белорусы протестовали против этого на страницах газет и по дипломатическим каналам. Британским дипломатам литовцы вручили ряд дипломатических нот. В частности, 28 апреля 1919 г. литовский посол в Великобритании В.Чепиньский выразил протест против оккупации польской армией Гродненщины, которую литовцы считали своей землей. Он пытался убедить, что идея литовского государства очень популярна среди местного белорусского населения. В частности, ноет говорилось: «Помните о том, что население Виленщины и Гродненщины в своем большинстве состоит из белорусов, которые составляют 71% от общего числа населения, 17% евреев, 10% поляков, остальные – литовцы и другие нации. Национальный и социальный антагонизм, существующий между поляками, которые являются крупнейшими собственниками земли, и белорусским населением, владельцами небольших участков, есть еще глубже и сильнее, чем между поляками и литовцами. По этой причине белорусы единодушно постановили, что территория Гродненщины объединится с Литвой только на условии, что Литва будет гарантировать полную национальную и административную автономию Белоруссии. По этому решению шесть представителей Гродненщины вошли в состав Литовской Тарибы.

В связи с выборами польского парламента в Варшаве положение белорусов Гродненщины является вполне естественным и предсказуемым, потому что исходит из сложившихся дружеских отношений между Литвой и Белоруссией, столетием общей истории, когда Белая Русь была частью Литовского государства, принимая во внимание такие решения жителей Гродненщины, национальное правительство Литвы законным способом также трактует эти районы неотъемлемой частью Литовского государства, поскольку права человека на самоопределение были широко признаны всеми воюющими и нейтральными сторонами. Вы также должны добавить, что Гродненщина была колыбелью древнего литовского государства, которое начало свое существование здесь в первой половине XIII в., несмотря на православную веру и славянский язык, население Гродненщины имеет литовское происхождение. Наконец, этот регион никогда не был частью польского государства, так что даже наполовину этот запрос не может быть поддержан по историческим и этнографическим /147/ критериям. Включение Гродненщины в состав Польши было бы нарушением основных прав белорусов и всех исторических традиций» (4).

Чепиньский утверждал, что большевизм Литве не угрожает, что литовцы живут в стабильном обществе, в спокойной религиозной и мирной обстановке, и следовательно, большевистские идеи не смогут найти здесь сочувствующих, а литовская армия сможет сдержать большевистские отряды. Он считал, что угроза со стороны большевиков приближается к Польше не со стороны Литвы, а у нее изнутри – по причине безработицы и экономического кризиса. Неизбежным итогом польского вторжения будет активизация большевистских сил в Литве и Белой Руси. Занятие этих районов поляками только усилит большевизм в Восточной Европе (5).

Руководитель британской миссии в Латвии Г.Грант-Ватсон 13 мая 1919 г. отправил доклад в МИД Великобритании. Он получил название «О претензиях на границы и отношения между Литвой и другими нациями». В нем белорусские Гродненщина и Велинщина были упомянуты как Малая или Русская Литва. Автор документа подтверждал существование прежнего литовско-белорусского соглашения о создании совместного государства на равноправной основе. Он пояснял, что имелись основания опасаться, что белорусы будут иметь над литовцами численное преимущество. Включение в состав Литвы Велинщины и Гродненщины вызовет уменьшение численности белорусов. Автор этого документа никак не обосновывал расширение границ земель, населенных белорусами, даже историческим ракурсом. По сути дела, такое решение было принято из-за страха перед тем, что слишком большое территориальное государство не сможет рассматриваться в качестве субъекта международного права. Отход от прежней программы присоединения восточной Белоруссии, то есть Витебщины, Могилевщины и Смоленщины, объяснялся стремлением «избежать славянского влияния». Часть территории восточной Литвы, а в нее включили всю Беларусь, была названа стратегической областью, а ее границей определили бывшую линию российско-германского фронта 1915 г., которая делила Гродненскую губернию на две части: Диссенский и Виленский уезды с белорусским населением оставались на литовской стороне.

Автор документа прокомментировал это следующим образом: «Эта линия разделяет литовских католиков от православных, хотя граница между конфессиями весьма условна. Предполагаемая граница проходит через уезды, которые говорят на литовском, польском и белорусском языках, и где разные национальности так перемешаны, что ни одна этнографическая граница не может быть определена. В любом случае литовцы желают определить восточную границу как временную, в ожидании решения вопроса о будущем Белоруссии. Литовцы и белорусы понимают, что границы окончательно будут определены после взаимных консультаций между двумя нациями».

Вышеупомянутый документ показывает позицию литовской стороны и в национальном вопросе: «Литовцы считали белорусов весьма аморфным обществом без конкретного национального характера и без определенных национальных границ. Считается, что количество белорусов определяется восемью миллионами человек, в том числе два миллиона католиков, однако эти оценки могут быть расплывчатыми, так как белорусы сильно смешаны с россиянами и украинцами. Минск, а также уезды Дисна и Вилейка имеют белорусский характер, а также в Витебской, Смоленской, Могилевской губерниях преобладает крестьянское население, в основном белорусского происхождения. Русифицированные деревни не имеют, как в России, совместных земельных наделов (общинно-деревенских), и по этой причине крестьяне Белоруссии в меньшей степени подвержены большевизму, чем российские крестьяне. В среднем белорусский крестьянин имеет шесть-семь акров земли, но это меньше, чем литовский крестьянин, который имеет в среднем около двадцати акров земли и гораздо меньше, чем латышский, который имеет столько земли, что его семья не может справиться без дополнительной помощи и наемной силы.

В Белоруссии наемная сила есть: крестьяне менее интеллигентны и у них меньше развито национальное самосознание, чем у литовских. Городское население в Белоруссии не отличается, с точки зрения структуры российских городов, и как правило, содержит большое количество евреев, а также русских и поляков. Интеллигенция, главным образом, – российская, а также есть польское духовенство и неболь/148/шое количество белорусов. Леса в этом регионе очень богаты, но деревообработка не развита. Несмотря на примитивные методы работы, сельское хозяйство процветает: большую роль играет торговля зерном. Хот литовцы и ненавидят поляков из-за того, что поляки хотели их полонизировать, литовцы не чувствуют ненависти к белорусам, потому что те нигде не продемонстрировали попыток повлиять на их национальный характер. Наоборот, две страны хотят сотрудничать и, в свою очередь, достичь национальных интересов. Дружба между народами становится все сильней, потому что она основана на необходимости в данный момент и на исторической необходимости» (6).

В конце августа 1919 г. военно-дипломатическая миссия БНР начала свою деятельность в Риге и Ревеле. Ее возглавлял полковник К.Езовитов. Он надеялся получить поддержку Латвии и Эстонии в деле признания независимости БНР. Латвия поддерживала независимость БНР. В частности, в меморандуме латвийской делегации на Парижской мирной конференции в апреле 1919 г. говорилось о совместной исторической судьбе народов Белоруссии и Латвии, обращалось внимание на различия в этногенезе белорусов и великороссов, а также на деятельность белорусского национального движения. Одной из целей внешней политики Латвии было установление дружеских отношений с Белоруссией. Езовитов видел, как Великобритания оказывала военную и политическую помощь Латвии и Эстонии. Он надеялся, что такая помощь будет оказана и Белоруссии. В течение нескольких месяцев 1919 г. он несколько раз апеллировал к премьер-министру БНР А.Луцкевичу, указывая на необходимость максимального белорусского представительства в Англии и США, предлагал себя в качестве посла в этих странах. Он познакомился с представителями английской миссии и вел с ними переговоры (7).

25 ноября 1919 г. Финляндия признала независимость БНР. Сообщение об этом вызвало замешательство среди сотрудников британской миссии в Финляндии. 17 декабря 1919 г. посол лорд А.Актон сообщал в Лондон: «Это только правительство Минска, которое настоящее время определило себя как Западнобелорусская республика, а именно БНР. Буду признателен, если мне разъяснят, какие трансформации происходят в минском режиме» (8). Депеша аналогичного содержания была отправлена в британское посольство в Варшаве. 27 декабря 1919 г. офицер разведки капитан С.Комден из британской военной миссии в Нарве провел беседу с представителем белорусской миссии генералом С.Булак-Балаховичем. Темой беседы была военная помощь Британии БНР. 28 декабря 1919 г. сообщение о беседе было отправлено в МИД Великобритании. В нем говорилось: «Генерал вел переговоры об оказании военной помощи белорусской армии. Он сообщил, что общая численность вооруженных сил более 1000 человек, в том числе 750 с оружием. Американцы обещали 100 пар обуви. Также американцы передали одеяла, теплую одежду, носки» (9).

Сам генерал Булак-Балахович 31 декабря 1919 г. встретился в Риге с руководителем британской военной миссии С.Таленсом, который заявил, что «Государство БНР, созданное белорусскими политиками, не отвечает трем основным национальным условиям: нет постоянной территории, нет главной власти, нет денег, которые складываются, как общее согласие в стране. Правительство никого не представляет, только те, которые его создали» (10).

В конце января 1920 г. англичане направили специальную миссию для изучения ситуации на территории Белоруссии, оккупированной польской армией (11). Однако о результатах ее деятельности ничего не известно. Белорусский вопрос обсуждался в кругах британской дипломатии в связи с деятельностью поляков, литовцев и латышей на Парижской мирной конференции в отношении БНР. Отслеживались также советско-литовские переговоры на белорусской территории. Информация о Беларуси и белорусах поступала не только от них самих, но и из литовских, польских, немецких кругов и от английской разведки.

Была еще одна причина того, что БНР в 1919-1920 гг. не воспринималась всерьез. Внимание Великобритании в этот период было сосредоточено в основном на балтийском регионе, который их интересовал из-за торговых связей. БНР не была представлена в Лондоне, хотя такой проект был. Установления дипломатических отношений с Великобританией добивались Луцкевич и Езовитов. Но они не смогли заинтересовать Великобританию белорусским вопросом. Англичане, которые конструировали новый европейский строй, решили поддержать независимые настроения /149/ литовцев, латышей и эстонцев, наблюдая за ходом событий в Белоруссии. Однако, у них много времени заняло восприятие белорусской проблемы. Первоначально они воспринимали белорусов как белых россиян, которые были в оппозиции к большевикам или ополяченных русских. Значительно влияние на мнение британцев имели высказывания поляков и литовцев, заинтересованных в инкорпорации белорусских земель. Белоруссия воспринималась как объект польско-советского конфликта, в котором британцы содействовали британцам [так в тексте].

Примечания

1. PALUSZYNSKI T. Walka o niepodleglosc Lotwy. 1914-1921. Warshawa. 199, s. 179
2. Архiвы БНР. Кнiга 1. Т.1. Вiльня-Нью-Ерк-Мiнск-Прага. 1998, с. 28.
3. Белорусская библиотека в Лондоне (ББ). Копия рапорта лорда Килмарнока в МИД Великобритании от 04.11.1918.
4. Там же. Копия ноты протеста В.Чепиньского от 28.04.1919.
5. Там же.
6. Там же. Копия рапорта Х.Грант-Ватсона в МИД Великобритании от 26.04.1919.
7. Архiвы БНР, с.1517
8. Там же, с. 1448
9. ББ. Копия рапорта Е.Камдена о переговорах с генералом С.Н.Булак-Балаховичем в МИД Великобритании 28.12.1919.
10. Там же. Копия рапорта С.Таленса о переговорах с генералом С.Н.Булак-Балаховичем в МИД Великобритании 31.01.1920.
11. Там же. Копия рапорта представителей британской миссии в Риге и Варшаве в МИД Великобритании 11.02.1920.

Вопросы истории. №5, 2012. С.146-150.

Kwasura
New User




From: Nicosia
Messages: 1

 Belarusian People's Republic
Sent: 01-10-2013 06:50
 
Quote:
На одном из аукционов продается вот такое фото:

Оно не атрибутировано. Никаких надписей нет. На бойце, как мне кажется, британская шинель. Кокарда очень напоминает белорусский национальный флаг (б.-к.-б.).


то эстонец.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 829

 Belarusian People's Republic
Sent: 01-10-2013 07:04
 
Можно подробностей?
Разве кокарда не должна быть национальных цветов? Хотя на фото Куперьяновского партизанского батальона кокарда выглядит похожей. Жаль фотографии у меня мелкие.

First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 39  Next   Last
New Products
Color Sergeant, 42nd Royal Highland Regiment. Great Britain, 1806-15; 54 mm
Color Sergeant, 42nd Royal Highland Regiment. Great Britain, 1806-15; 54 mm
$ 6.45
Senior sergeant, 2nd eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
Senior sergeant, 2nd eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
$ 6.45
Sub-lieutenant, 1st eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
Sub-lieutenant, 1st eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
$ 6.45

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2934
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1373
This page was built together in: 0.0964 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce