Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Napoleonic wars / Наполеоновские войны » Thread: Russian Guard. Heavy cavalry. -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 Russian Guard. Heavy cavalry.
Sent: 25-10-2014 22:08
 
Журнал «Цейхгауз» №8/1998

Автор: Александр КИБОВСКИЙ

КАВАЛЕРГАРДЫ И КОННАЯ ГВАРДИЯ В 1812-1814
Chevalier garde and Horse Guards in 1812-1814

17.III.1812 гвардейские кирасирские полки Кавалергардский и Конный выступили из Петербурга к западным границам России. Император Александр I, «провожая сии полки во всем блеске их совершенства, каковой только приличен их достоинству», выразил уверенность, «что избраннейшие и напоенные геройским духом оных полков воины, одушевляясь на поле чести неограниченной преданностию к Государю и Отечеству, деяниями своими еще более усугубят высокое у всех мнение о их мужестве и неустрашимости и тем вящее заслужат благоволение Государя Императора». Составляя 1-ю бригаду 1-й кирасирской дивизии, полки вместе проделали кампании 1812-14 гг., отличившись на полях Бородина, Кульма, Фер-Шампенуаза.

Рядовые и унтер-офицеры. В качестве строевого мундира кавалергардам и конногвардейцам полагался двубортный колет из белого сукна или кирзы. Воротник, обшлага, выкладки фалд, погоны — алые суконные. Алая полоска или рубчик вставлялась в проймах, по швам, соединяющим рукава с колетом. Погоны и воротник подкладывались колетным сукном, оставляя белую выпушку по внешнему краю. С февраля 1812 г. воротники стали делать низкими, застегивающимися на крючки (А1). На воротнике и обшлагах нашивались по две петлицы из шерстяного желтого басона с красными просветами (Б2,3; В3). Колеты различались цветом пуговиц: в Кавалергардском полку они были белые, а в Конном — желтые. Пуговицы изготавливались из латуни литьем или штамповкой (В7), после чего в Кавалергардском полку их лудили. У унтер-офицеров по верхнему краю обшлагов и воротника нашивался галун — серебряный у кавалергардов (А4, В5) и золотой у конногвардейцев (В4). Подробнее о колетах см.: В. Королев, С. Летин. Русский кирасирский колет. 1-я четв. XIX в. // Цейхгауз. № 4.

Колет являлся принадлежностью строевой и выходной одежды. Его берегли, и в основное время носили рабочие кителя или однобортные шинели серого некрашенного сукна. Кроилась шинель очень свободно, с шестью складками на спине, и стягивалась сзади хлястиком. Воротник делался в Кавалергардском полку из черного сукна, а в Конном — из серого с алыми клапанами и выпушкой по внешнему краю. Застегивалась шинель на 6 бортовых пуговиц, таких же как на мундире. Кроме того 2 пуговицы нашивались для погон, 1 на хлястике, а в л.-гв. Конном полку еще и по 1 на каждом клапане воротника (АЗ). В холода шинель одевалась поверх колета и фактически заменяла его при строевой форме. В теплое время шинель скатывали в трубку, перекидывали через шею лошади и приторачивали к передней луке седла. Середина скатки закрывалась кожаной покрышкой, а концы притягивались к пистолетным ольстрам.

При парадной форме с колетом носили белые панталоны из лосины или козловых «на лосиное дело» кож. К лосинам полагались тупоносые черные ботфорты с накладными раструбами. В остальное время использовали серые суконные рейтузы. Предписывалось «шить их так, чтобы не только непринужденно надевались сверх ботфортов, но и были бы довольно свободны». С каждой стороны вдоль внешнего бокового шва рейтузы застегивались на 18 обтяжных пуговиц, «а для того, чтобы в шагу были прочны», обкладывались «вдоль среднего шва во всю длину оных черною кожею шириною в 3 верш.» Обычно с рейтузами носили не ботфорты (хотя такой вариант был предусмотрен), а короткие сапоги. «Размер [оным] не определяется потому, что они положены вместо башмаков, и употребляться должны только в тех случаях, когда дозволяется заменять оными ботфорты». На ботфортах и сапогах крепились ремнями железные шпоры.

Головным убором в строю служила каска из черной лакированной кожи с плоским гребнем конского волоса и двумя козырьками, передний из которых окантовывался медью. На медном налобнике выбивалось изображение звезды ордена Св. Андрея Первозванного, а подбородные ремни покрывались плоской медной чешуей. Вне строя надевалась суконная фуражка с белой тульей. Выпушка на тулье и околыш в Кавалергардском полку были черные (В1), в Конном — алые.

Оружие кирасира состояло из двух пистолетов, ружья (кроме унтер-офицеров) и палаша обр. 1810 г. Палаш имел стальной однолезвийный клинок с двумя долами и медную гарду. Ножны были стальные с двумя кольцами для пасовых ремней и башмаком. На эфес повязывался красный юфтевый темляк с шерстяной кистью эскадронного цвета: в 1-м эскадроне — белой, во 2-м — голубой, в 3-м — желтой, в 4-м — черной, в 5-м — зеленой (27.XII.1812 дополнительно установлены кисти: в 6-м эскадроне — красная, в 7-м запасном — белая с примесью красного цвета). Кисть унтер-офицерского темляка во всех эскадронах была белой с примесью черного и оранжевого цветов. Носили палаш на белой поясной портупее из лосиной кожи шириной 1+1/8 вершка. Спереди портупея закрывала две нижние колетные пуговицы и застегивалась медной пряжкой, а сзади пристегивалась над лифными пуговицами суконными клапанами. От портупеи к ножнам шли два пасовых ремня, длина которых регулировалась малыми медными пряжками. Кирасирское ружье обр. 1809 г. в боевом положении носили возле правого бедра на белой лосиной перевязи шириной 2+1/8 вершка с медными пряжкой, запряжником, наконечником и железным крюком (А5). Крюк цеплялся за специальное кольцо, укрепленное на металлическом пруте (погоне) с внутренней стороны ружья. На походе ружье с крюка снимали и приторачивали ремнями к седлу. 16 фланкеров каждого эскадрона имели вместо ружья нарезной штуцер обр. 1803 г., носившийся аналогичным образом. Патроны помещались в лядунке из толстой черной лакированной кожи. На ее крышке крепилась медная круглая бляха с изображением андреевской звезды (В6). Носили лядунку через правое плечо на белой лосиной перевязи шириной 2+1/8 вершка. Полагалось «белить как перевязи, так и портупеи под руку, и по обоим краям проводить зубком дорожки». В строю кирасиры надевали белые кожаные перчатки с крагами.

Конский убор делался из черной кожи. Попона серого сукна. Чепрак и пятиугольные чушки, одевавшиеся на ольстры, были в Кавалергардском полку из алого сукна с двумя рядами желтого шерстяного басона по краям и черной суконной выкладкой между ними, а в Конном — из темно-синего сукна с красной выкладкой по краю, также обшитой желтым басоном. На чушках и чепраках гарусом вышивались андреевские звезды. Поверх чепрака к задней луке приторачивался ремнями круглый чемодан из серого сукна, застегивавшийся на медные пуговицы. С правого бока к чемодану крепилась круглая деревянная фляга, обтянутая кожей (Б1). Вне строя и на походе кирасиры могли носить флягу через плечо на длинном белом ремне (В2). По сторонам седла дополнительно еще вешались фуражный сак из равентуха и торба из толстого холста.

Музыканты. Колет музыкантов имел на плечах алые суконные крыльца. Кроме петлиц на воротнике и обшлагах, колет богато расшивался полковым басоном на груди, вдоль заворотов фалд, по всем швам, вокруг и поперек крыльц, а также на рукавах (А2). Ни лядунки, ни ружья (соответственно и погон) музыкантам не полагалось. Гребень их каски был красным. Литаврщики и штаб-трубачи, помимо этого, имели еще унтер-офицерские отличия.

Офицеры. Офицерские колеты полагалось «делать точно такие, как и у рядовых кирасир, токмо из тонкого сукна, и с дутыми пуговицами; да прошив, соединяющий рукав с колетом, иметь по цвету колета белой же», вместо красного (Е1). На воротнике и обшлагах металлической нитью вышивались петлицы (Д3,5). Петлицы, эполеты и контрпогончики в Кавалергардском полку были серебряные, в Конном — золотые. Пуговицы соответственно золотились или серебрились. Эполеты и контрпогончики подбивались красным сукном. В походе, вне строя и парадной обстановки колет заменял двубортный темно-зеленый сюртук на белой подкладке. Воротник, обшлага и выпушка карманных клапанов сюртука в Кавалергардском полку были черные (Д1), а в Конном — воротник, обшлага и клапаны темно-зеленые с алой выпушкой. Строжайше предписывалось офицерам, «будучи в колете, носить всегда палаш..., в сертуке ж при отправлении службы по верху онаго палаш, а в неслужбе шпагу, подпоясывая под сертук». Палаш и портупея соответствовали солдатским, только гарда была позолоченной, а темляк делался «на черном ремне, простроченном двумя серебряными полосками, и [с] кистью плоскою серебряною с примесью оранжевого и черного шелков, с канителью и фигурками по данному образцу» (Д6). Сверху портупеи повязывался офицерский шарф из серебряной нити с вплетением черного и оранжевого шелков. Шарф стягивался узлом на левом боку, оставляя висеть две массивные кисти. «Обыкновенную кавалерийскую» шпагу обр. 1798 г. надевали под сюртук на поясной портупее с лопастью. В отличие от палаша, предписывалось «на шпагах носить темляки с круглою кистью на серебряной тесьме с примесью оранжевого и черного шелков по образцу пехотных» (Д7). Непременным атрибутом строевой формы являлась лядунка черной лакированной кожи. На ее крышке крепилась серебряная кованая андреевская звезда с эмалированной серединой. Лядунку носили на кожаной перевязи, обложенной галуном (серебряным у кавалергардов, золотым у конногвардейцев) с алыми выпушками по краям. Предписывалось «палаши, лядунки и шарфы носить с колетом всегда, а с сертуком при отправлении только службы».



Корнет Кавалергардского полка С.Н. Бегичев в темно-зеленом вицмундире. Миниатюра работы неизвестного художника. Аксельбант указывает на адъютантскую должность, которую Бегичев исполнял при генерале А.С. Кологривове. 1813 г. (ГИМ)
Cornet Chevalier garde Regiment S.N. Begichev in official dark green uniform. Miniature unknown artist. Aiguillette indicates adjutant post which Begichev served under General A.S. Kologrivov. 1813.




Обер-офицер Кавалергардского полка М.С. Храповицкий в красном вицмундире. Портрет работы неизвестного художника. 1809 г. В начале 1812 г. воротники мундиров стали застегиваться на крючки и существенно уменьшились. (ГРМ)
Ober-Officer Chevalier garde Regiment, M.S. Khrapovitsky in red official uniform. Portrait of an unknown artist 1809. In early 1812 collar of his uniform become of hooks and significantly decreased.


Помимо этого для офицеров вне строя предусматривалось 2 вицмундира. Темно-зеленый однобортный вицмундир на такого же цвета стамедной подкладке застегивался на 8 пуговиц. Воротник и обшлага делались в Кавалергардском полку из черного бархата (Е5), в Конном — из основного сукна с алой выпушкой (Е4). В особо торжественных случаях офицеры надевали красный двубортный вицмундир. Для кавалергардов он шился с белой подкладкой. Воротник, обшлага и выпушка у белых фалдных выкладок делались из черного бархата. На воротнике и обшлагах вышивались серебряные петлицы. Кроме того серебряное шитье в виде петлиц углом вниз располагалось на обшлагах и фалдах (Е2). Конногвардейский вицмундир выглядел скромнее. Его воротник и обшлага были из синего сукна с золотыми петлицами (ЕЗ).

«Панталоны лосиные белые, ботфорты тупоносые с раструбами вышиною до чаши колена, и на них стальные на широких ремнях по данной форме шпоры носить всегда с колетом, с виц-мундиром и сертуком». Кроме того, вне службы с сюртуком и темно-зеленым вицмундиром разрешалось носить темно-зеленые панталоны. При бальной форме надевались башмаки с чулками. «С колетом и сертуком в походе» предписывалось «надевать рейтузы, обшитые в шагу вдоль среднего шва черною кожею по образцу рядовых кирасир, строя их из полутонкого серого сукна, а пуговицам на рейтузах быть плоским метальным по цвету прочих пуговиц».

Каска выглядела также, как и у рядовых, но с вызолоченной чешуей и налобником, на котором крепилась кованая серебряная андреевская звезда с эмалевой серединой. Вне строя с сюртуком и вицмундиром одевалась черная фетровая шляпа, имевшая серебряную или золотую галунную петлицу по цвету пуговиц и черную кокарду с оранжевой каймой. По углам шляпы крепились 2 серебряные кисточки с примесью черного и оранжевого шелка. Венчал этот головной убор султан из белых петушиных перьев «с оранжевыми и черными под низом их перьями» (Д2). Вне строя каску могла заменять и суконная фуражка с черным лакированным козырьком из кожи. Ее расцветка совпадала с фуражками нижних чинов, но в походе многие офицеры предпочитали носить более удобные и мягкие солдатские бескозырки (Д1).

Офицерские шинели различались воротниками, как описано выше для нижних чинов, только у кавалергардов воротники шились из бархата. Шинели дополнялись пелериной — «другим отложным или висячим большим воротником». Пелерина закрывала плечи, но при необходимости могла накидываться как капюшон (Е6).

Расцветка офицерских чепраков и чушек совпадала с общеполковой. В Кавалергардском полку выкладка по краю делалась из черного бархата и обшивалась серебряным галуном (Г2,3), а в Конном — из алого сукна с обшивкой галуном золотым (Г1). Орденские звезды вышивались серебряной и цветной нитью. При вицмундирах могли еще использоваться вицчепраки и вицчушки. Они отличались от строевых только тем, что вместо звезд на них выкладывался шнуром узор в виде банта (Д4).


Литература:

1. Полное собрание законов Российской империи. Собр. I. Т. XLIV. Ч. 2. Спб., 1830. №20186.
2. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск... 2-е изд. Ч. XV. Спб., 1901.














До Вильны полки шли раздельно. И если кавалергарды сделали весь поход в шинелях, то конногвардейцы испытали на себе педантизм их шефа, вел. кн. Константина Павловича. Цесаревич требовал, «чтобы амуниция, железные и медные вещи всегда были точно в таком порядке, чистоте и исправности, как бы полк стоял на месте, равномерно, чтобы и лошади были совершенно вычищены». За неисправность эскадронный командир мог проделать весь следующий марш пешком. Позволение же надеть шинели считалось «выражением особого благоволения».

Расположившись лагерем около Вильны, гвардейские кирасиры простояли до лета, участвуя в многочисленных парадах и учениях. В первых числах июня кавалергарды и конногвардейцы получили стальные кирасы, выкрашенные черной масляной краской и отлакированные. Плечевые ремни офицерских кирас защищались позолоченной чешуей и застегивались позолоченными наконечниками. У солдат чешуя была железная, покрашенная черной краской, а наконечники латунные. Подробнее о кирасах см.: А.Валъкович. Кирасы 1812 года. // Цейхгауз. № 5. При отступлении, в Смоленске, приказом 1-й Западной армии 23.VII.1812 все ружья и карабины с патронами велено было сдать, оставя в каждом эскадроне лишь 10 штук. Как писал А.П. Ермолов, «конница наша, навьюченная большею частию негодных ружей, уступила ополчению безполезную сию ношу».

Отступая и участвуя в сражениях до Тарутина, гвардейские кирасиры сохраняли порядок. Однако наступление в суровых зимних условиях сильно испортило внешнюю выправку. Офицер кавалергард П.П. Ланской позднее вспоминал: «Наступившие морозы еще сильнее голода донимали наше войско. Когда Кавалергардскому полку пришлось обходить Москву, [офицеру] Н.И. Васильчикову удалось выписать из своего имения Лопасни (в 65 верстах по Тульскому шоссе) полушубок, и этот единственный экземпляр теплой одежды служил предметом зависти для всех товарищей. Вся обмундировка во время похода успела обратиться в грязные лохмотья, и заменить их было нечем. Единственная забота офицеров была раздобыть в выжженных и разоренных поместьях что-либо теплое. С.П. Ланской с радостной благодарностью получил от московской помещицы Недобровой, сжалившейся над его заморенным видом, ваточный капот и тут же напялил его на лохмотья мундира. Но еще курьезнее фигуру представлял Е.В. Давыдов. На его долю выпали три разноцветные, набивные шали, и, не долго думая, он одною окутал стан, а остальное превратил в шаровары». Во время похода на все эти неудобства не обращали внимание. Но вел. кн. Константин Павлович, догнавший армию в Вильне 14.XII, тут же попытался навести порядок. «Можно себе представить, — вспоминал П.П. Ланской, — негодование Цесаревича при виде фантастических одеяний кавалергардских офицеров. Но больше всего он распек Давыдова. Вызвав его перед фронт, он раздраженно стал ворочать его во все стороны, приговаривая: «Хорош! Хорош! Полюбуйтесь!» И тут же сгоряча отдал приказ, чтобы все иначе не появлялись, как в надлежащей форме. В виду полной невозможности исполнить приказ, офицеры один за другим заявляли о болезни и удалялись в обоз. Это столкновение достигло Кутузова, который не задумался отменить распоряжение Великого Князя и в свою очередь отдал приказ приблизительно в таких выражениях: «Так как России нужны все ее сыны, то он не только разрешает, но просит офицеров беречь свое здоровье, не стесняясь формой». То же самое разрешалось и солдатам».

Но с прибытием Александра I поблажки закончились. «Государь, не взирая на заслуги, оказанные войсками, ознаменовал прибытие свое в Вильну арестованием нескольких офицеров гвардейских за несоблюдение формы в одежде». По его распоряжению в феврале 1813 г. у прусских подрядчиков Филипса, Гаррера и Боссара в Кенигсберге заказывается обмундировка по 200 комплектов (мундир, панталоны, шинель, черный галстук) на каждый гвардейский кирасирский полк. Кройка и пуговицы были казенные, а все остальное, включая сукно и подкладку, — от подрядчиков. «Вместе с обмундировкою нижних чинов» предписывалось «строить мундиры и для обер-офицеров налицо в полках находящихся, без всякого с них за то вычета. Полным мундиром считать для офицера: шинель, сюртук, кафтан и рейтузы без кожи, с пуговицами на всю пару». Не дожидаясь этого заказа, конногвардейцы переобмундировались в Калише на деньги, выделенные цесаревичем. Кавалергардский же полк, не получив такой помощи, вплоть до июля месяца рапортавал, что «остается необмундированным и почти нагим».

Исправив слегка внешний вид, полки теперь находились под пристальным вниманием цесаревича. «Константин Павлович не любил шутить дисциплиной и формою одежды. — вспоминал очевидец, — Всю кампанию 1813 и 1814 годов он сам шел со своими полками и всего чаще находился при Конногвардейском любимом полку своем. Все время похода носил он холодную не на вате шинель; тогда и помину не было о меховых и бобровых воротниках: чур меня! Он не позволял и офицерам других шинелей, даже не допускал для себя фуфаек и курток шерстяных под мундир и другим не любил позволять такой поблажки, а офицерам запрещал строго. О калошах и долгих, подбитых байкою, сапогах также помину не было. Курить во время похода позволялось; впрочем курили только солдаты, а офицерское курение было в моде только в легкой кавалерии, а кирасиры были франты чопорные и чистенькие». Строгость цесаревича к окружающим подтверждается приказами. Например, 26.VII.1813 он заметил, «что в Кавалергардском полку везутся на седлах по две шинели и по два чемодана, старые и новые, отчего двойная тягость неизбежно будет причиной большого числа ссадненных лошадей; почему предписываю с получением сего старые шинели и чемоданы уничтожить». В другом случае, 28.XI.1813 Константин арестовал кавалергардского ротмистра Колычева, встретив его «в усах, когда запрещено оные носить кирасирам». Примеру цесаревича следовал и командир 1-й кирасирской дивизии генерал-лейтенант Н.И. Депрерадович. То при смотре 14.XII.1813 он заметил, «что некоторые нижние чины дурно сидели, и каски были не по людям пригнаны». Накануне, 10.XII, полковник Сталь получил выговор «за то, что у рядового на каске плюмаж не был обстрижен по форме и в самом безобразном виде был». 22.XII в Кавалергардском полку опять «замечены некоторые неисправности: вещи и амуниция не в надлежащей чистоте, а особливо медные и железные вещи,.. много невычищенных лошадей;... а также усы у нижних чинов были сего числа не против данного образца: у которых висят вниз, почему и рекомендуется оные уравнять и впредь иметь всегда против данной формы». Эти выговоры сопровождались постоянной заботой. «Если трубаческие колеты не совсем сшиты, — писал Депрерадович командиру кавалергардов полковнику В.И. Каблукову 8.XII.1813, — то взяв оные с собою, стараться на дневках, как можно скорее, отделать, а по окончании оных начать с лейб-эскадрона переделывать у новых колетов воротники». Ситуация осложнялась тем, что форма видоизменялась прямо на ходу. Так, 7.XII.1813 воротник офицерского сюртука в л.-гв. Кавалергардском полку велено иметь вместо черного бархатного темно-зеленый с алой выпушкой, а черные воротники шинелей заменены серыми суконными с алой выпушкой и черными клапанами и белой пуговицей (Е6).

Большое внимание уделялось подбору конского состава. Если у конногвардейцев не было единообразия по мастям, то в Кавалергардском полку уже к 1812 г. 1-й и 5-й эскадроны сидели на гнедых лошадях, во 2-м —на рыжих, в 4-м —на вороных и в 3-м —на серых. Конечно, во время походов это единообразие нарушалось, но для обоих полков лошадей всегда старались брать рослых, подстать кирасирам. В сражении у Фер-Шампенуаза 13.III.1814 под конногвардейским офицером А.Я. Мирковичем убили лошадь: «Два кирасира, которые видели мое падение, тотчас остановились и подъехали ко мне. Я взял лошадь у одного из них и велел ее переседлать моим седлом. Лошади в нашем лейб-эскадроне были чрезвычайно рослы, и если бы меня не подсадили, мне самому не сесть на такую громаду. Когда мы после нашей атаки возвратились с трофеями 6 пушек, и его высочество цесаревич меня увидел, то он разсмеялся и сказал: «Что это, Миркович, ты уже на слоне ныне разъезжаешь!»

Однако, несмотря на постоянную заботу командиров, трудности похода неизбежно уничтожали ее результаты. В итоге, 31.I.1814 конногвардейский офицер А.Д. Чертков записал в своем дневнике следующее: «Великий князь хотел... устроить парад, но, к его большому неудовольствию, император нас не увидел и, откровенно говоря, хорошо сделал, так как наши солдаты в своих старых мундирах и наши мерзкие лошади представляли собой жалкое зрелище».


Краткая библиография:

1. РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208а. Св. 29.Д. 56.
2. Анненков И.В. История л.-гв Конного полка. 1731-1848. Ч. 2. Спб., 1849.
3. Миркович Ф.Я. 1789-1866. Его жизнеописание. Спб., 1889.
4. Муравьев Н.Н. Записки. / в кн.: Русские мемуары. Избранные страницы. 1800-1825 гг. М., 1989.
5. Панчулидзев С.А. История Кавалергардов. Т. 3. Спб., 1903.
6. Рассказы старого лейб-гусара. // Русский архив. 1887. № 10.
7. Российский архив. Вып. VII. М., 1996.
8. Сборник исторических материалов, извлеченных из архивов собственной Его Императорского Величества Канцелярии. Вып. 3. Спб., 1890.
9. Чертков А.Д. Дневники. 1813-1814 гг. / в кн.: 1812-1814 : Секретная переписка П.И. Багратиона. Личные письма генерала Н.Н. Раевского. Записки генерала М.С. Воронцова. Дневники офицеров Русской армии: Из собр. Гос. ист. музея. М., 1992.

New Products
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
$ 0.72
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
$ 0.72
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
$ 0.72

Statistics

Currently Online: 3 Guests
Total number of messages: 2799
Total number of topics: 305
Total number of registered users: 1032
This page was built together in: 0.04 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce