Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: The Army of the Georgian Democratic Republic 1918-20 -- Page 6  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 50  51 - 53
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 The Army of the Georgian Democratic Republic 1918-20
Sent: 20-09-2016 15:12
 
Освобождение Абхазии
Л. Петровский


После разгрома Красной Армией полчищ Деникина Советская власть была восстановлена на Кубани и Черноморском побережье. Для охраны побережья и границы с меньшевистской Грузией [1] для недопущения вторжения белогвардейцев на советскую территорию была сформирована Черноморская стрелковая бригада, состоявшая из трех полков; Новороссийского, Туапсинского и Сочинского. Вскоре бригада развернулась в дивизию и получила наименование 31-й Черноморской. Я был назначен комиссаром 271-го полка, которым командовал тов. Н. Я. Рогачев.

Мы бдительно охраняли границу на своем участке. Сводки говорили об усилении военных приготовлений по ту сторону границы. В Пиленкове, Гаграх и Сухум-Кале формировались банды, готовившиеся для выступления против нас. В Батуме стояли американские, французские и итальянские суда. Меньшевистское правительство Грузии являлось послушным исполнителем воли империалистов Антанты.

В ночь на 12 февраля 1921 года трудящиеся Горийского, Душетского, Борчалинского, Рачинского и Лечхумского уездов начали вооруженное восстание против меньшевистского правительства. Восстание охватило Мингрелию, Аджарию и Абхазию. 16 февраля в Грузии образовался Революционный комитет. Он объявил Грузию Советской Социалистической Республикой и от имени рабочих и крестьян обратился к В. И. Ленину с просьбой оказать военную помощь. По указанию В. И. Ленина 11-я армия перешла восточную границу Грузии.

Большевики Абхазии в тяжелых условиях подполья сумели подготовить народ к вооруженному восстанию. Во всех районах были созданы вооруженные отряды, тщательно разработан план и назначен срок выступления. В одном только Гудаутском районе имелось четырнадцать таких боевых отрядов, которые насчитывали в своем составе пятьсот человек. На обращение Ревкома Абхазии с просьбой о помощи Г. К. Орджоникидзе ответил краткой телеграммой:
«Красная Армия изменила бы себе, если бы она не пришла на помощь восставшим рабочим и крестьянам Абхазии против своих поработителей.
Да здравствует Красное знамя над Cyхумом! /72/

1. После Октябрьской революции в Грузии борьбу народных масс возглавили большевики. Но к власти пришли меньшевики, при поддержке контрреволюционных партий создали грузинские национальные воинские части и 29 ноября (ст. ст.) 1917 года захватили Тифлисский арсенал, разгромили большевистские типографии, закрыли газеты. С помощью иностранных штыков меньшевистское правительство держалось вплоть до 1921 года. 7 мая 1920 года между РСФСР и Грузией был заключен мирный договор. А с 17 мая действовало соглашение о нейтральной демаркационной линии между РСФСР и Грузией. Вдоль нее были построены оборонительные сооружения. Так, на нашем участке в районе местечка Пиленково были оборудованы цементированные окопы и два ряда проволочных Заграждений. Укрепления возводились и по реке Бзыбь.

Да здравствует Красная Абхазия!» [2].

17 февраля 1921 года командующий войсками 9-й Кубанской армии В. Н. Чернышев издал приказ о наступлении с задачей оказать помощь восставшему населению Абхазии и восстановить там Советскую власть [3].

* * *
Наш полк готовился к выступлению. У штаба стояли оседланные кони. Дверь дома с красным флажком над входом поминутно открывалась, пропуская командиров, спешивших на совещание. Когда весь командный и политический состав собрался, Н. Я. Рогачев зачитал приказы по дивизии и по бригаде, затем предложил развернуть карты и поставил задачи подразделениям полка.

— Мы перейдем нейтральную зону в районе селения Христофорово, — сказал он. — Там расположена застава северной меньшевистской грузинской армии. В заставe — батальон. Мы должны захватить ее и выйти в глубокий тыл противника, перейдя хребет Люкивоху. Далее спустимся в долину реки Бзыбь, займем селение Калдахвара и там закрепимся. В это время 273-й полк поведет наступление на укрепленные позиции под Пиленково и, сбив с этих позиций противника, погонит его по дороге на Гагры и дальше. С реки Бзыбь перейдем в наступление в тыл противнику, отходящему от Пиленкова.
Рогачев сел. Поднялся я:

— В Грузии и в Абхазии восстание. По просьбе восставшего населения Красная Армия выступает на помощь рабочим и крестьянам Грузии. Она поможет им освободиться от меньшевиков, помещиков, капиталистов и английских захватчиков. Со стороны Баку наступление на меньшевистскую Грузию уже началось и идет успешно. Вот об этом, товарищи политруки, провести беседы с бойцами сегодня же, до выступления.

Рогачев взглянул на часы и закончил совещание:

— Все! Выступаем утром в шесть ноль-ноль.

После дождя резко похолодало и выпал редкий в этих местах снег. Смешавшись грязью, он образовал жидкое месиво.

Растянувшись по лесным тропам, полк проходил лежавшую между Советской Россией и Грузией установленную мирным соглашением двенадцативерстную нейтральную полосу.

Дорога постепенно поднималась в гору. Показалась вершина перевала. Неожиданно конь Рогачева шарахнулся в сторону; из-за куста вывернулась фигура человека — это был наш разведчик. Командир полка остановил коня и, обернувшись назад, крикнул командиру конной сотни: «Привал!»
Конники спешились. Командир полка отвел разведчика в сторону и, усевшись на толстый ствол полусгнившего дерева, нетерпеливо спросил; Ну говори, что там? /73/

2. Борьба за Советскую власть в Абхазии. Сборник документов и материалов 1917-1921. 1957, стр. 174.

3. В этом приказе говорилось: «В юго-восточной части Грузил вспыхнуло восстание, имевшее целью передать власть Советам. Повстанцам сдались полностью 5-й и 8-й пехотные грузинские полки и части 7-го, общим количеством две тысячи солдат, двадцать офицеров, пятнадцать пулеметов, два горных орудия. С целью помочь восставшему народу Грузии свергнуть его буржуазию и взять власть в свои руки войскам Кавказского фронта приказано вторгнуться в пределы Грузии со всех сторон. Частям вверенной мне армии ставится задача выступлением в Абхазию помочь ее населению установить власть Советов. Вооруженное сопротивление грузинских войск, защищающих правительство меньшевиков, должно быть сломлено силою нашего оружия. Приказываю:

1) З1-й дивизии быстрым и энергичным наступлением вдоль Сухумского шоссе овладеть районом Гагры и переправами на реке Бзыбь, где и укрепиться. Развивая дальнейшее наступление в целях овладения Сухум-Кале, поднять повстанческое движение в Абхазии. Наступление начать немедленно. Для операции использовать силы 9-й и 92-й бригад, прикрыв свои сообщения вплоть до выдвижения бригады 34-й дивизии частями 93-й бригады. Штадив — в Сочи.
2) Начдиву-34 с получением сего перебросить на побережье для охраны со стороны моря района Архипо-Осиповки, Туапсе и Сочи включительно одну бригаду с ее артиллерией, остальными силами продолжать энергично ликвидировать банды бело-зеленых, причем одним кавполком занять районы Ключевая, Имеретинская. 3) Начдиву-22, продолжая выполнять задания по противодействию малейшей десантной попытке противника на участке Таманский полуостров, Геленджик включительно, усилить бдительность и готовность. 4) Начвоздухфлота немедленно перебросить для содействия 31-й дивизии боезвено в район Адлера. 5) Упродарму в кратчайший срок образовать в районе Туапсе, Сочи передовую продовольственную базу, согласно данным ранее указаниям. Начснабарму выдвинуть в Туапсе артлетучку. Начвосо беззамедлительно организовать перевозку по заданиям упродарма, начснабарма и начдива-31. Начсанарму организовать врачебную помощь. 6) Штабу наладить безотказную связь со штадивом-З1. Штадиву-З1 донести о распоряжении и доносить ежедневно о ходе операции в 10, 14, 20 часов и 1 час» (ЦГАСА, ф. 192, оп. 3, д. 1100, л. 77).


— С перевала, товарищ командир полка, все как на ладони видно, — начал разведчик. — Внизу река Псоу, но неглубокая, мы переходили ее. По ту сторону лес и за ним, на самой горе, застава стоит. В заставе, наверно, не меньше батальона. Мы насчитали десятка два офицеров. Англичане есть там. Нынче воскресенье, вот они в селе и гуляют. Пьяных много. Телефонные провода, которые в тыл идут, мы на целую версту вырезали,
— Хорошо, отдыхай. Потом пойдешь опять.

Над лесом уже спустились короткие южные сумерки. Дорога впереди совсем затерялась во мраке наступившей ночи. Полк поднялся уже высоко, и вершина горы была близко.

Рогачев долго шел молча, затем обратился ко мне:

— Открытое наступление на гору и атака в лоб потребуют больших жертв. Надо их избежать и занять заставу, не открывая огня, чтобы захватить противника врасплох в такое время, когда он меньше всего нас ждет: глухой ночью, перед рассветом.

Поправил поясной ремень, поднялся и, всматриваясь в сгустившуюся тьму, добавил:

— Я думаю, пора, военком. Давай потихоньку-полегоньку двигаться. Пока там гуляют да распевают, мы подберемся к ним и до рассвета застукаем их.

— По ко-о-ням! — протяжно подал команду Рогачев и молодцевато вскочил в седло.

Лес снова наполнился шорохами. Идем час, другой, третий. Вот наконец и застава противника. Покатые склоны безлесной горы спускаются к речке. На другом берегу селения. Через сплетенные из хвороста стены сарайчиков просачивается свет горящих костров. Он указывает нам направление движения. Цепи бойцов уже так близко от огней, что можно заметить, как тускло поблескивают штыки. И вдруг гремит дружное «ура».

По улицам селения забегали люди в коротких войлочных грязно-оранжевого цвета подобиях шинелей, послышалась ругань.

Ошеломленные нашим неожиданным появлением солдаты выходили с поднятыми руками. Адъютант Борсков с ординарцами принимал пленных. Офицеров отводили в сторону, под охрану конной сотни.

На востоке уже обозначилась серая полоска рассвета и на ее фоне стали вырисовываться очертания гор, когда со стороны моря донесся гулкий орудийный выстрел и эхо загрохотало по ущелью. Раздался второй выстрел, третий, затем послышалась частая оружейная пальба и трескотня пулеметов.

Мы с Рогачевым вслушивались в нарастающий гул боя. Кивнув головой в сторону, откуда доносилась пальба, командир полка сказал:

— Это под Пиленково, Малинников начал атаку [4].

Утром мы организовали в селении митинг. Собрались жители, выстроились бойцы полка. Возле стола развевалось полковое знамя. С небольшого каменного возвышения я произнес речь, сказал жителям селения о том, что меньшевики —предатели трудового народа, служат буржуазии, что рабочие и крестьяне Грузии восстали против меньшевистского правительства и обратились за помощью к Красной Армии и вот Краснея Армия пришла к ним.

— Товарищи и граждане, жители селения Христофорово, — продолжал я, — кто из вас желает идти вместе с Красной Армией освобождать свою Родину от меньшевиков и буржуазии, пусть вступает в ряды нашего полка.

Наступила минута напряженного молчания. Затем из толпы вышел, опираясь на крепкую палку, старый абхазец.

— Господин начальник... товарищ, — сказал он, — я плохо скажу по-русски, но я скажу тебе и всей Советской Красной Армии. Я желаю выгнать наших врагов, но я /74/

4. В это время части 273-го полка под командованием В. А. Малинннкова, действовавшего на гагринском направлении, пытались захватить мост через реку; на другой стороне которой раскинулся укрепленный пункт Пиленково. Но их обстреляли с английских кораблей, стоявших в море, недалеко от берега. Как доносил Малинников командиру бригады, «вследствие открытого противником с военных судов ураганного огня был выбит почти весь командный и политический состав 273-го полка. Цепь дрогнула и в панике начала отступать. От полка осталось 100—150 человек. Подошедшие подразделения 274-го полка восстановили положение». ЦГАСА, ф. 3581, оп. 1, д. 10 (из журнала военных действий 273-го полка).

старик, я не могу идти с вами. Но я имею два сына, и вот они, — старик показал на стоявших за его спиной двух молодых абхазцев, — они пойдут, мои дети, товарищ начальник!

Оба молодых абхазца подошли к столу и, церемонно обнажив кинжалы, прикоснулись ими к полотнищу знамени, поцеловали его, после чего, скрестив руки на груди, поклонились, отошли к приветствовавшим их бойцам и встали в одну шеренгу с ними.

В толпе зашумели, задвигались. К столу стали один за другим подходить жители селения и, совершив тот же обряд клятвы, становились на фланге полка.
Мы отобрали пять человек из крестьян-бедняков и назначили их членами ревкома селения. Это были отцы вступивших в полк добровольцев.

После митинга задымили костры. Жители резали нам на завтрак баранов, выносили угощение. Послышались веселые звуки зурны.

* * *
От селения Христофорово на много километров протянулось заваленное снегом ущелье. Оно замыкалось высокой и крутой каменной стеной хребта Люкивоху. Склоны гор по обеим сторонам ущелья пестрели желто-бурыми и мутно-серыми красками зимнего леса. Лошади утопали в глубоком снегу по самое брюхо, выбивались из сил, ложились и отказывались идти дальше. Командир полка распорядился передать по колонне, чтобы с лошадей сняли боевой груз, а их направили в тыл. Пулеметы, боеприпасы бойцам пришлось нести на себе. Полк продолжал идти вперед. Передние роты, чередуясь, протаптывали дорогу. Бойцы изнемогали под тяжестью груза и все чаще делали остановки для отдыха.

Снежные вершины гор ослепительно сверкали. По мере подъема все сильнее чувствовался мороз. Прошли еще два горных селения. Жители радушно встречали бойцов, угощали горячей мамалыгой, харчо, снабжали в дорогу чуреками.

Наконец подошли к последнему селению. Оно притаилось у самого подножия хребта. Всего несколько хижин. Сквозь щели лачуг просвечивали огни очагов. Над ним висели котлы, в которых варилась мамалыга.

Подсев к очагу в одном из этих примитивных жилищ, я спросил хозяина:

— Как называется ваше селение?

— Гамарджоба, — ответил хозяин, еще нестарый абхазец с черной бородой на красивом, мужественном лице. — Наше селение мы зовем Пост-Ветер.
Присевший на корточки у очага Рогачев протянул к огню озябшие руки и, покрякивая от удовольствия, пробасил:

— А почему оно так называется?

Абхазец по-русски говорил плохо, но все-таки мы поняли, что Пост-Ветер — это место летних пастбищ скота, здесь вдоль массива Люкивоху бывают сильные ветры.

Словно приглашая прислушаться к чему-то, он вскинул глаза к низкому потолку, поднял палец и насторожился. В наступившей тишине мы услышали отдаленные, стонущие звуки завывавшего ветра.

— Нам нужно перейти через гору, — сказал Рогачев. — Вы можете показать дорогу?

— Перейти Люкивоху? Теперь? — испуганно глядя на нас, спросил абхазец. — Этого нельзя сделать! Нельзя Люкивоху перейти зимой, — и он энергично потряс головой.

Мы вышли из лачуги и, увязая в снегу, стали обходить сидевших у костров бойцов.

За время перехода от Христофорова до Пост-Ветра в полк вступило несколько десятков добровольцев. Из них мы сформировали отдельный взвод разведчиков-проводников. Им в этот день и была поставлена задача провести полк через хребет Локивоху. Они ушли вперед искать дорогу.

После завтрака батальоны выступили вслед за разведчиками. Поднимаясь на хребет, полк тремя колоннами растянулся по сверкавшему на солнце снегу. Снизу колонны казались тонкими темными полосками, медленно продвигавшимися по крутому склону, а люди — чуть заметными точками. /75/

По всему склону гуляла поземка. Наверху ветер так взметал сухой снег, что вершина горы как бы дымилась. Снег слепил глаза, попадал в рот, забирался за воротник, обдавал холодом разгоряченное тяжелым подъемом тело. Но батальоны шли и шли.

И вдруг разведчики, с которых мы не спускали глаз, неожиданно, как бы потеряв равновесие, начали балансировать и, не удержавшись, покатились вниз. Обвал! Бойцы хватались друг за друга, за обледенелые выступы скал, но их несло по крутизне. Поднятый ветром снег взвихрился и густым облаком накрыл нас всех. Меня с Рогачевым тоже сбило с ног.

Когда снежная пыль осела, стали видны бойцы. Выбираясь из-под снега, они разыскивали выбитое из рук оружие и боеприпасы.

— Плохо дело, военком, — сказал Рогачев.

— Да, пожалуй, абхазец был прав. А все-таки взбираться надо, — отозвался я, стряхивая с себя снег.

Со стороны Пиленкова давно уже перестал доноситься гул боя.

Еще три раза штурмовали мы неподатливый хребет, но все безрезультатно. Уже обнаружились потери в людях. Откопали двоих, разбившихся при падении, еще у двоих оказались обмороженными конечности, нескольких бойцов разыскать в снежных завалах так и не удалось.

— Что будем делать, военком? — спросил меня Рогачев, вылезая из снежного вала, обрушившегося на нас еще раз.

— Созывай начальствующий состав. Посоветуемся, — ответил я.

В одной из хижин собрались все командиры и политработники.

— Ну вот что, друзья мои, — начал Рогачев. — Видите, какой он, этот Люкивоху. Человек двадцать мы уже потеряли. Кратчайший путь на Бзыбь лежит через Люкивоху, но нам не одолеть его. Да и кормить бойцов нечем. Что ты думаешь? — обратился он к своему помощнику.

— Давайте изменим направление и ударим на Гагры, — ответил помкомполка угрюмо глядя на огонь очага.

Сидевший рядом комбат Г. С. Дудин взглянул на него и одобрительно кивнул головой. Рогачев заметил это движение.

Из-за широкой спины командира 1-го батальона выглядывали лица трех его ротных командиров. Дудин повернулся к ним, пристально посмотрел каждому в глаза и заговорил:

— По-моему, тоже так. Делать тут нам больше нечего. Закрыл нам дорогу этот Люкивоху, значит, надо другую искать. Нам нужно, товарищ командир полка, именно на Гагры повернуть. Мы находимся как раз на линии Гагр. Проходы гуда есть, — Дудин ткнул пальцем в лежавшую у него на коленях карту. — Заберем Гагры.

Командиры зашумели:

— На Гагры!

— Правильно!

Рогачев поднял руку, прекращая шум, и взглянул на меня, как бы спрашивая мое мнение. Я сказал:

— Согласен.

— Решено! Завтра утром выступаем на Гагры, — объявил командир полка.

И полк двинулся к морю. Путь проходил по лесистым отрогам Гагринского хребта, вдоль ущелья. Местами спуск с гор был пологим и удобным, а иногда круто обрывался зубчатыми, точно лестница, выступами, идти по которым было крайне трудно. Уже к вечеру полк оказался возле ущелья, выходившего прямо к морю. По карте до берега оставалось не более десяти верст. Шедшие впереди разведчики и дозоры бокового охранения пока еще не встречали противника, хотя он был уже близко.

Полк выходил на открытое место, когда в лесу, на другой стороне ущелья, раздались беспорядочные выстрелы, взвизгнули пули над головами.

— Назад, в лес! — крикнул Рогачев. /76/

Полк укрылся в лесу. Стрельба с горы прекратилась. Уже спускалась ночь и в небе загорелись звезды, но в заснеженном лесу было еще светло, хотя внизу, в ущелье, густая темнота поглотила все предметы. Разведчики направились в сторону выстрелов и сразу же пропали во мраке ущелья. Крупных сил противника не обнаружили. Его разведка оторвалась от нашей и ушла. Полк устроился на ночлег, принял меры на случай обороны.

Рано утром, когда еще было темно, Рогачев выслушал доклад разведчика, вызвал командиров батальонов и поставил им задачи на предстоящий день.

— Пойдем пробиваться к морю, если нужно будет, с боем: первый батальон — гребнем горы, второй — по склону. Это ущелье все время будет у вас слева. В ущелье и на горе, что по ту его сторону, может встретиться противник — тогда драться! Назад ни шагу. Не исключена возможность, что окажемся меж двух огней, в полуокружении. И в этом случае будем драться так, чтоб отвлечь силы противника от Пиленкова и тем самым помочь Малинникову занять укрепление. Третий батальон остается в резерве. В случае надобности он прикроет тыл или поддержит nepBbie два батальона. Когда выйдете к морю, товарищ Дудин и товарищ Мостовой, то сразу же занимайте дорогу, перерезайте провода. Наступайте — первый батальон на запад, второй — на Гагры. Меж вашими батальонами на высотах развернет цепи третий батальон. Держите связь между собой. Мне доносите через связных каждые два часа,
В лесу послышались команды и распоряжения. Батальоны строились и расходились по указанным им направлениям, протаптывая дороги в глубоком снегу.

* * *
Мучительно долго тянулся этот день. Ни от Г. С. Дудина, ни от И. Ф. Мостового не было донесений.

Мы послали в батальоны связных, но они не возвращались, Создавалось впечатление, что между штабом и двумя ушедшими вперед батальонами образовалась пропасть и посланные связные пропадали в ней. В горах стояла тишина, казавшаяся неестественной и подозрительной.
В середине дня Рогачев сказал мне:

— Военком, у меня ноги отекли от этой сидячки. Пойду разомнусь немного. Посмотрю, как тем застава и караулы.

Прошло больше часа, но командир полка не возвращался. Я подбросил в костер сучьев, снял с огня котелок и стал доставать из сумки кружку. Вдруг в ущелье пальнул наган, раздался чуть слышный крик «Ко мне!», затем один за другим два винтовочных выстрела.

Я выскочил из ямы и помчался на крик. Туда же бросились комбат с бойцами и адъютант. По свежим следам, спотыкаясь и падая, мы бежали несколько минут. Наконец впереди увидели трех наших бойцов и лежавшего на снегу человека в одном белье. Это был Рогачев. По его груди и животу растекалась кровь из двух ран — огнестрельной и кинжальной. Командира подняли и понесли к месту нашей стоянки, а мы пошли было по следам убийц, но скоро поняли, что догнать их не сможем; они намного опередили нас и уходят по знакомой им дороге. Озадаченные неожиданным происшествием, вернулись к 3-му батальону. Поручив командиру спешенной сотни отправить тело командира в Адлер и приняв на себя командование полком, я повел 3-й батальон по следу, проложенному батальоном Дудина. Прошли уже порядочное расстояние, когда случилась непредвиденная остановка. Бойцы из высланного нами вперед охранения наткнулись на труп красноармейца.

— Это связной комбата Дудина, — сказал один из бойцов, — я его знаю.

— Посмотрите, — приказал я, — нет ли при нем донесения от комбата.

Убитого связного обыскали, но донесения не нашли.

— Похороним нашего товарища здесь, — сказал я и распорядился, чтобы могилу выкопали на небольшой полянке между деревьями. Еще раз наклонился над убитым, оглядел его лицо и увидел зажатый в зубах кусочек бумаги. Ему разжали зубы и вынули изо рта смятый листок. При свете спички прочитали написанные карандашом строки: «Батальон продвигается с трудом. Пройдено семь верст. Остановился на ночлег. Противника нет. Дудин» /77/.

— Вот оно что! — сказал я, передавая адъютанту донесение. — Он противника не встретил, а вражеская разведка здесь все же действовала.

К рассвету мы были не дне ущелья, Шли вдоль горного ручья, заваленного камнями. Вдруг еще один труп. По-видимому, красноармеец разбился при падении с обрыва. В его кармане нашли записку Мостового, в которой он сообщал о местонахожденим и действиях батальона.

Похоронили погибшего связного и двинулись вперед. Когда батальон вышел к морю, стало ясно, что нашему полку делать уже нечего. Впереди, по дороге и по берегу моря отступали тыловые заслоны противника. Справа по крутому обрыву спускались батальоны Дудина и Мостового. Когда весь полк собрался на дороге, нам осталось только спокойно двигаться в Гагры. Первым вошел в город 274-й полк. Он же преследовал противника дальше, до реки Бзыбь.

274-й полк, не встречая сопротивления, занял Гудауты,. Туда же вышли наш и 272-й полки. Полк Малинникова двигался к селению Калдахвара.
Корабли Антанты подошли к Гудаутам и выпустили по нашим частям пятнадцать снарядов. В это время 274-й полк уже занял хребет восточнее Гудаут до реки Дахварта, в связи с чем произошла перегруппировка и остальных частей.

Наступило затишье. Наш полк снова двинулся в горы, на левый фланг боевого участка. Мы шли к перевалу по петлявшей горной дороге. С рассветом нужно было занять позицию для наступления на Новый Афон. Первыми на перевал поднялись разведчики. На дороге непролазная грязь, местность дикая, но разведчики провели полк по этому пути без ошибок и задержек. Заняли позицию на склоне горы перед Новым Афоном. Бойцы наскоро отрыли неглубокие окопчики и расположились на отдых. Мы с Дудиным — новым командиром полка — стали в бинокль обозревать лежавщие перед нами ущелье, монастырь у подножия горы и склон противоположной горы. С нее противник вел непрерывный ружейный огонь, но посвиста пуль не было слышно — за дальностью расстояния они до нас не могли долетать. За нами расположился 272-й полк.

Трое суток стояли мы перед ущельем, и все эти дни и ночи противник вел непрерывный ружейный и пулеметный огонь, хлопала одинокая пушка на горе. Только один снаряд угодил, должно быть по ошибке, в расположение нашей пулемётной команды, осколком его легко ранило ее командира. Других потерь не было.

В эти дни мы вели разведку ущелья, готовили выходы из него на гору для атаки, уточняли позиции и огневые средства противника.

На четвертый день передо мной и Дудиным внезапно выросла внушительная фигура комиссара дивизии П. М. Моренца.

— Вот что, товарищи, — сказал он, вытирая платком лицо. — Посидели туг, отдохнули, пора и дело делать. Вот наш план. Дайте мне шестьдесят бойцов и пару ручных пулеметов. Я с ними пойду в обход противника и ударю по нему с тыла, с той горы, — он показал на гору, что высилась над окопами противника. - Вы же завтра с самого утра следите за этой горой и, как только увидите, что мы спускаемся с нее, сейчас же бросайте полк в наступление. С началом движения передайте командирам соседних полков полученную вами задачу и мое приказание им — наступать.

Рассвет на горе наступил раньше, чем в ущелье. Когда мы с Дудиным проснулись и открыли глаза, гора напротив нас уже сверкала под лучами солнца. Ущелье внизу еще в полумраке дымилось туманом. Монастырь и окопы противника были видны как на ладони. Из окопов возобновилась стрельба, однако без всякого урона для нас. Мы взяли бинокли и стали наблюдать за занятой врагами горой. Черных точек на ее вершине не было видно. Приближался полдень. От яркого сияния снега в глазах рябило, появлялись красные круги, но отряд наших добровольцев на вершине все не появлялся.

— Ничего не вижу! — с отчаянием в голосе сказал Дудин и опустил бинокль.

Но в этот момент я увидел то, чего мы ждали, и закричал:

— Смотри, смотри! Вон они. /78/

Дудин снова приложил бинокль к глазам и уставился на гору:

— Да, да, Вижу. Ура, военком! Он кинулся к сидевшему у костра адъютанту:

— Живей передай комбатам; начать наступление!

Дудин побежал к ближайшему подразделению, адъютант разослал связных, а я по телефону стал вызывать стоявший эа нами полк. Отозвался адъютант и сообщил, что ни командира, ни военкома в расположении полка нет — ушли по вызову в штаб бригады. «Что же делать? Как поднять их в наступление?» — думал я. В надежде добиться распоряжения комбрига я стал вызывать штаб бригады, но из этого тоже ничего не вышло: связь оказалась поврежденной. «Как же сдвинуть с места этот полк Пойду туда сам», — наконец решил я. Бросив трубку, побежал в штаб соседнего полка, который находился в полуверсте от нас.

В это время батальоны нашего полка уже шли в наступление, и по окопам противника застучали пулеметы. Оглянувшись, я увидел, что на вершине горы разорвался снаряд — это противник, обнаружив у себя в тылу отряд военкомдива, перенес огонь пушки на него. Бой разгорался.

Я разыскал адъютанта, и, назвав себя, потребовал немедленно вызвать комбатов. Адъютант неохотно выполнил это требование, Комбаты собрались быстро, но, выслушав меня, вести батальоны в наступление отказались.

— Мы вас, товарищ, не знаем, — сказал один из них, — и без приказа командира полка никуда не пойдем.

— Я передаю приказание военкомдива! — кричал я. К нам подошел начальник пулеметной команды, хорошо знавший меня. — Товарищи! Это военком двести семьдесят первого полка, Я его знаю. Их полк атакует Новый Афон. Пошли и мы! — Он побежал к одному из «максимов» и вместе с бойцами покатил его вперед. Следом за ним бросились к своим подразделениям и командиры батальонов и рот, на ходу подавая команды.

Полк пошел в наступление. Его цепи перебрались через ущелье уже догоняли наш полк. Здесь и появились вернувшиеся из штаба бригады командир и комиссар 72-го полка.

При выходе из ущелья, на правом фланге позиций вражеских частей возвышается изрезанная лощинами небольшая горка. Командование противника, чтобы обезопасить свои части от обхода, выслало сюда сильную заставу. Случилось так, что военкомдив со своим отрядом уже миновал эту горку и оказался у заставы в тылу. Когда я поднял 272-й полк, то застава оказалась между двух огней, и ее защитники без боя сложили оружие. Наступление двух полков закончилось успешно. Мы заняли первую линию обороны меньшевистских частей.

На участке 274-го полка противник перешел в контратаку, которую сильным огнем поддержали с моря два корабля. Полк отбил три контратаки и, тесня противника, вышел на хребет Средняя Ануха, Наш полк нанес удар по флангу противника и занял левый берег реки Псырцха. За стыком этих двух полков шел 272-й. Отряд военкомдива действовал в отрыве от нас, выходя в тыл Новому Афону.

Обстрел с моря прекратился, но суда продолжали крейсировать в районе селения Петропавловское и Нового Афона.

После захвата первой линии позиций у Нового Афона наши части перешли в решительное наступление на всем этом участке. 274-й полк выбил противника из второй линии укреплений и начал его преследование в направлении Сухум-Кале. В воздухе появился советский аэроплан. Он сбросил две бомбы на крейсировавшие в море два корабля Антанты, и те поспешно отошли на восток.

Наш и 272-й полки при поддержке партизан отрезали правофланговую группу оборонявшихся. Стрельба прекратилась. Умолкла и пушка на горе. Наш полк ворвался в окопы перед самым монастырем. Солдаты грузинской армии группами сдавались в плен. Немного дальше за окопами стоял военкомдив Моренец со своим отрядом и направлял пленных к нам.

В монастыре мы взяли богатые трофеи.

Монахи предложили нам «трапезу». На широком, вымощенном булыжником дво-/79/-ре были расставлены столы и скамьи. На столах — окорока, колбасы, разная рыба и большие кувшины с вином. Не дожидаясь молитвы, которую приготовились с монахи, пулеметчик 272-го полка, усевшись за стол и увидев кувшин с вином, наполнил свою кружку.

— Выпьем, товарищи, за нашу победу, — сказал он.

В это время за соседним столом произошло замешательство. Один из разведчиков, тоже раньше других выпивший кружку вина, вдруг зашатался, опрокинулся со скамьи, упал на землю и забился в конвульсиях. То же самое случилось и за другим столом. Вызванные врачи определили отравление ядом.
Поднялся шум, в воздухе замелькали кулаки. Командному составу с большим трудом удалось успокоить бойцов и навести порядок.

Я сказал Дудину:

— Прикажи все вино, выставленное для нас, вылить в море, монахов собрать и запереть в подвал. Пусть потом с ними особый отдел дивизии разбирается.
Так командир полка и сделал. А полки двинулись дальше и без сопротивления заняли Сухум. Здесь нас встречали толпы народа. С балконов сыпались цветы. свисали красные флаги, раздавались крики «ура» и возгласы:

— Да здравствует Красная Армия!

— Да здравствуют большевики!

— Да здравствует Советская Абхазия! — отвечали бойцы.

В телеграмме начальника 31-й дивизии К. К. Пашковского и комиссара Моренца. В. И. Ленину, М. И. Калинину, реввоенсоветам Кавказского фронта и 9-й Кубанской Красной Армии о занятии частями дивизии Нового Афона и Сухума сообщалось так:

«После непрерывного двухдневного боя, сопровождавшегося тремя повторными атаками противника с помощью судовой артиллерии Антанты, применявшей снаряды с удушливыми газами, доблестные бойцы 31-й стрелковой дивизии, преодолев все трудности, в 16 часов 3 марта наголову разбили противника у Нового Афона. Небольшие остатки разбитых грузинских частей, бросая оружие, спасаются бегством. Взяты огромные, не поддающиеся учету трофеи: пленные, орудия, пулеметы, патроны, снаряды. Развивая дальнейшее наступление, части дивизии в 6 часов 4 марта заняли город Сухум-Кале и ведут преследование разбитого противника.

Да здравствует красный Сухум, столица Советской Абхазии! Да здравствует непобедимая Красная Армия!» [5]

О действиях Красной Армии в Грузии Г.К. Орджоникидзе рассказывал сотруднику Грузроста:

«В Сухумском округе боевые операции проходят с обычным успехом. Красная Армия движется по Чарноморью. Без боя был занят Сухум, в настоящее время форсирована река Кодор и части Красной Армии подходят к реке Ингур.

Об Абхазии не приходится и говорить. Там организовался Абхазский ревком, и почти поголовно восставшее население создало свои добровольческие красные отряды, которые ударили в тыл меньшевикам. Движение Красной Армии по Самурзакани и Мингрелии встречается с энтузиазмом [6].
4 марта 1921 года вся Абхазия стала свободной. Части Красной Армии выполнили свою задачу. Выполнила ее и наша Черноморская дивизия. /80/

5. ЦГАСА. ф. 192. оп. 3. д. 1152, л. 63 об.
6. «Правда Грузии». 1921. 8 марта; Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи, т. I, 1956, стр. 173-174.


Военно-исторический журнал. 1968. №11. С. 72-80.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 The Army of the Georgian Democratic Republic 1918-20
Sent: 13-10-2016 23:07
 
Бронепоезда на Кавказе

В конце 1914 года в Тифлисских мастерских началось строительство четырех бронепоездов для Кавказской армии. Каждый их них состоял из полубронированного паровоза, двух четырехосных броневагонов и бронированного вагона для боеприпасов. Между собой они имели ряд отличий по типу бронировки. По распоряжению командования, вооружение этих бронепоездов должно было иметь возможность использования в полевых условиях, поэтому пушки и пулеметы устанавливались на обычных станках безо всяких переделок.

В передней части каждого броневого вагона устанавливалось по одной 76,2-мм горной пушке образца 1904 года с углом обстрела по горизонту 110 градусов. Кроме того, имелось по два пулемета Максима (по одному на борт), а при необходимости их число могло быть увеличено до шести. Для повышения огневой мощи в бортах прорезали амбразуры для стрельбы из винтовок. На тендере паровоза установили наблюдательный пост начальника поезда.


Изготовление составов закончилось в начале 1915 года и их распределили по следующим станциям: № 1 - Каре, № 2 - Александрополь, № 3 - Нахичевань и № 4 - Тифлис. Они обслуживались 1-й Отдельной Кавказской железнодорожной бригадой. Основными их задачами, согласно разработанной «инструкции начальникам бронированных поездов», были следующие:

«а). Охрана железных дорог на участках, подверженным нападениям неприятеля или враждебно расположенного населения.

б) . Для конвоирования поездов на особенно опасных участках.

в) . Для производства вблизи неприятеля небольших ремонтных работ на железной дороге.

г) . Для прикрытия рабочих отрядов, производящих вблизи неприятеля значительные работы на железной дороге.

д) . Для участия в боевых действиях войск по указанию ближайшего начальника отряда.

Бронированные поезда обеспечены броней лишь от действия ружейных и шрапнельных пуль. Против ударного действия артиллерийских снарядов поезда эти не защищены».

Командование Кавказской армии пыталось сформировать постоянные команды для своих бронепоездов, но на это требовалось разрешение Ставки. Поэтому генерал-лейтенант СВ. Вольский (главный начальник Кавказского военного округа. - Прим. автора) 6 июля 1915 года направил в Ставку следующую телеграмму:

«Для Кавказской армии оборудовано 4 бронепоезда, каждый вооружен двумя горными пушками обр. 1904 года, снабженными вращающимися безоткатными установками, и четырьмя пулеметами. При необходимости число пулеметов может быть доведено до 12.

Один из этих поездов необходимо держать в постоянной боевой готовности, для чего он должен быть снабжен особой штатной командой, состоящей из 3 обер-офицеров и 82 нижних чинов для одного бронепоезда выработан и Главкомом одобрен. Прошу согласия Вашего представить штат на утверждение Верховному Главнокомандующему».



Команда бронепоезда № 3 с командой Собственного Его Величества железнодорожного полка у состава. Лето 1916 год. Хорошо видна башня с 76,2-мм горной пушкой образца 1904 года на тендере, а на будке паровоза белый знак полка -совмещенные вензеля императоров Александра III и Николая II с короной сверху (фото из архива С. Ромадина).


Ответ от дежурного генерала при Верховном главнокомандующем генерал-лейтенанта П.К. Кондзеровского был получен довольно оперативно:

«Прошу представить [штат] на утверждение. Принципиальных возражений нет, если все формирования как в отношении матчасти, так и личного состава могут быть осуществлены средствами округа».

Однако в дальнейшем начальник управления ВОСО Ставки Ронжин высказался против постоянной команды на бронепоездах Кавказской армии. 19 августа 1915 года он направил генералу Кондзеровскому записку, в которой писал:

«Возвращая настоящую переписку по принадлежности сообщаю, что на формирование особой команды для Кавказских бронепоездов я согласиться не могу, так как кратковременная служба бронепоездов может нестись прикомандированными для этого частями специальных войск».

Данных о боевом использовании бронепоездов, построенных на Кавказе, автору обнаружить не удалось. Впоследствии бронепоезда использовались национальными армиями Закавказья. В частности, состав № 4 в 1918 году использовался грузинской армией, а № 2 и № 3 - соответственно армянской и азербайджанской.

https://topwar.ru/34533-russkie-bronepoezda-chast-3.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1575

 The Army of the Georgian Democratic Republic 1918-20
Sent: 27-05-2020 04:35
 


Подпись на немецком: "Als Gehilfe der Kommandant vom Russisch deutschen Schützenregiment der Trans Kaukasischen Republik bei der …ten Georgischen Schützendivision vom 18.II 1918 bis zum 1.IX 1918, wo das Regiment aufgelöst wurde. Tiflis in Sommer 1918".
Позже добавлено карандашом: "Eduard Hielbig, erschossen von Kommunisten".

Перевод: “В бытность помощником командира русско-немецкого стрелкового полка Транскавказской республики грузинской стрелковой дивизии в период с 18 февраля по 1 ноября 1918 года – до самого расформирования полка. Тифлис, лето 1918 года”. “Эдуард Гильбих. Расстрелян коммунистами”.



Полк был сформирован еще в начале 1918 г., видимо, в составе Грузинского легиона русской армии. Потом существовал в одной из грузинских дивизий из немецких колонистов летом 1918 г. в период немецкой оккупации. На погоне изображены символы: Готическая D, под ней - грузинская буква К, "Картули" (т.е. грузинский), а ниже, очевидно, номер дивизии - 2.





Остается добавить, что Эдуард Гильбих являлся кадровым офицером и, судя по фотографиям, служил в Лейб-гвардии Московском полку. По значку можно увидеть, что он окончил 1-й кадетский корпус и Павловское военное училище. По всей видимости, речь идет об этом человеке: www.grwar.ru/persons/persons.html?id=6478

Источник

Обычные солдаты грузинской армии, вооруженные револьверами. Одеты в сапоги, галифе и белые полотняные гимнастерки с клиновидными погонами - у одного на пристяжные, у второго прострочены по периметру. Головной убор - небольшие национальные папахи с явно самодельными кокардами.









Источник

First   Prev  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 50  51 - 53
New Products
Color Sergeant, 42nd Royal Highland Regiment. Great Britain, 1806-15; 54 mm
Color Sergeant, 42nd Royal Highland Regiment. Great Britain, 1806-15; 54 mm
$ 6.45
Senior sergeant, 2nd eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
Senior sergeant, 2nd eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
$ 6.45
Sub-lieutenant, 1st eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
Sub-lieutenant, 1st eagle-bearer of the line regiment. France, 1812-15; 54 mm
$ 6.45

Statistics

Currently Online: 1 Guest
Total number of messages: 2934
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1373
This page was built together in: 0.0552 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce