Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: ВСЮР / The armed forces in Southern Russia -- Page 2  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10  11 - 20
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 829

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 16-10-2015 23:26
 
Покрупнее бы, те что на верхних двух рисунках найти...
Но теперь я вижу, что послужило прототипом для некоторых известных иллюстраций.

Танкист в синем кителе удивил, как и красноармеец в гусарском доломане...

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 17-10-2015 00:12
 
Красноармейцев в гусарской форме тогда пруд пруди было, тебе ли не знать. Воспоминаний море, фотки всплывают регулярно. На днях надо будет тему по этому поводу открыть, туда все запихаю.
У танкиста, похоже, гимнастерка техническая, серая - что вполне логично, такая удобнее в танке, чем простая ситцевая.
К сожалению, других открыток мне найти в сети не удалось, остается надеяться, что они еще всплывут как-нибудь.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-11-2015 19:20
 
Ну, продолжим.

ЧЕЧЕНСКАЯ КОННАЯ ДИВИЗИЯ. 1919

Днем к завтраку в Собрание стали собираться офицеры 2-го и 3-го Чечен­ских полков. Героем дня был штаб-ротмистр Бухалов: все восторгались его рубкой и в душе завидовали ему, он же с гордостью показывал свою шашку и свои синие рейтузы в кровавых пятнах.

* * *
Взвод офицерской роты, стоя спиной к строю 2-го Чеченского полка, взял наизготовку. Осужденных отвели ровно на 20 шагов и, повернув спиной, выстроили в одну шеренгу. Это были все молодые всадники, в большинстве 19—20 лет; с них сняли черкески; они остались в бешметах и папахах.

* * *
Оказалось, что наше пребывание в Грозном, очевидно, задерживалось на день-два. Нам предстояло ехать в горные аулы, только недавно покоренные и приведенные в подчинение, для набора всадников; для нашей экспедиции требовался кoнвoй стражников, которые в то время были все в разгоне и нам приходилось их ждать. Воспользовавшись вынужденным пребыванием в городе, мы решили приобрести черкески, как нам это советовали для ycпеxa нашей миссии. До сих пор и во все время Степного похода мы ходили в форме лейб-драгун, считая себя прикомандированными; теперь же, перейдя в 1-й Чеченский конный полк и приняв эскадрон, нам приходилось надевать форму полка.

* * *
Помимо чисто строевых занятий, на мне лежало немало и хозяйственных дел: приходилось все создавать самому и за всем наблюдать. Одна из первых забот была — придать эскадрону наиболее однообразный вид; для этого, закупив желтое сукно и наняв в городе портных, я засадил их шить для чеченцев однообразные желтые погоны и башлыки. Kрoме того, несколько сапожников целыми днями пригоняли однообразно седельные вьюки и снаряжение. В первые дни по вечерам, после уборки, взводы по очереди придавали туалет лошади, подщипывали хвосты, гривки, подстригали щетки на ногах и проч.

* * *
Ровно в 10 часов утра эскадрон был построен; все блестело и имело веселый вид; начищенные крупы лошадей лоснились на солнце, новый зеленый эскадронный значок развевался на правом фланге. Ярким пятном били в глаза желтые башлыки за спинами всадников. Я гордился эскадроном, в который вложил столько души и работы.

* * *
В Чугуеве мы простояли еще около недели. Пребывание в городе не обошлось без мелких неприятностей. Однажды офицеры полка засиделись за дружеской беседой в Собрании; было выпито немало и вина, и молодежь-корнеты, щеголяя в черкесках, воспринявшие легко все обычаи горцев, стали стрелять в воздух, желая выразить по какому-то случаю свой восторг.

* * *
Если с внешней стороны эскадрон и представлялся грозной и внушительной силой, имея в строю около 150-ти всадников, или, как они себя сами называли, «джигитов», с мрачными, угрюмыми лицами, прекрасно вооруженных, довольно однообразно одетых в черкески с желтыми башлыками и сидящих на чудных сухих горских лошадях, то, к великому сожалению, в туземных частях внешний вид часто бывал обманчив и даже мог находиться в резком противоречии с внутренним духом и состоянием части.

zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=395

И в довесок.

84-й пехотный Ширванский Его Величества полк.

12 рот большого состава Ширванского Его Величества полка, подошедшие к нам морем, произвели на всех прекрасное впечатление: рослые, здоровые, прекрасно одетые в английское обмундирование, с нашитыми цветными погонами, с хорошо пригнанной амуницией и с оркестром музыки люди видом своим вызывали всеобщее восхищение. После революции мы такой пехоты еще не видели. Немного портило впечатление только сознание, что полк сформирован из пленных красноармейцев; но для стойкости при полку имелись две сплошь офицерские роты и пулеметная команда.

zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=395

Переформированная в 1920 г.:

Немало вредили репутации Добровольческой армии и такие части, как моя, временно 3-я конная дивизия, на две трети состоявшая из всадников полудиких племен Кавказа. По внешности это было сборище людей, не имевших определенной формы одежды, носивших зачастую нижние английские рубашки как бешметы.

Рыхлинский В. В 1920 году в Северной Таврии // Русская Армия генерала Врангеля. Бои на Кубани и в Северной Таврии. М., 2003.

Как я понимаю, форма Чеченской дивизии копировала форму Чеченского полка Кавказской конной туземной дивизии царской армии: antologifo.narod.ru/pages/list/histore/istKGKp.htm

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-11-2015 19:36
 
Крымско-Азовская армия — одна из белых армий во время гражданской войны в России. Образована во ВСЮР 10 января 1919 на базе сформированного в декабре 1918 Крымско-Азовского корпуса.

В мае 1919 в состав армии входили 5-я пехотная и Сводная конная (Сводно-кирасирский, 2-й конный, 2-й Таманский казачий, Гвардейский Сводно-кавалерийский дивизион, Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии и Гвардейская конно-артиллерийская батарея) дивизии. 22 мая 1919 преобразована в 3-й армейский корпус, на основе которого 20 августа 1919 года были развернуты Войска Новороссийской области.



Алексей Алексеевич Каширин (1894 - 1919), боец Крымско-Азовской Добровольческой армии. Погиб в 1919 г. на Перекопе. На груди знак Александровского военного училища.



Броневики Крымско-Азовской армии.



Бронеавтомобиль "Смелый" 2-го бронеотряда 2-го бронедивизиона Крымско-Азовской Добровольческой армии, май 1919 г. Двое бойцов в британском обмундировании, у одного - добровольческий шеврон.

Из дневника офицера 17-го драгунского Нижегородского полка А.А.Столыпина

По улицам то и дело снуют взад и вперёд военные с трёхцветным шевроном на левом рукаве. Вид у всех оживлённый и какой-то радостный. Ведь это заря новой жизни, возрождение старой армии, и хотя впереди будет ещё много страшного и кровавого, но самое страшное уже пережито. Много героев погребено в степях Кубани и много крови пролито на Северном Кавказе, но тягости Корниловского похода [1] уже не повторятся и, Бог даст, враг будет, в конце концов, сломлен.

В городе войск много. Одеты солдаты неважно: кто в штатском, кто в старых наших шинелях, уже разодранных и видавших виды. Говорят однако, что союзники, главным образом, англичане должны снабдить нашу армию всем необходимым, должны давать нам медикаменты, одежду и оружие.

* * *
Наша армия - босая, голая, почти безоружная. В то время как у красных тыл превосходно оборудован. Союзники много обещают, но дают мало. Дали, правда, партию обмундирования, но партия эта состоит из вещей старых, грязных, оборванных и покрытых даже запёкшейся кровью. По-видимому, это вещи с раненых и убитых.

* * *
Среди ещё влажной степи есть более сухие уголки – это возвышенные полянки и холмики. На одном из таких холмиков сидит группа наших офицеров. Вид у них не блестящий. Кто в нескладном тулупе, кто в шинелишке - драной и дырявой. Почти на каждом папаха: или большая, лохматая, как носят осетины, или маленькая, лезгинская. Все загорели от нестерпимо жгучего даже теперь, в начале апреля, крымского солнца.

У Николая Старосельского на синие с лампасами драгунские штаны нашиты леи из какой-то грубой белой материи. Заплат столько, что сразу не понять: на синих ли штанах белые леи или на белых – синие. У всех карабины под рукой и все следят за чем-то внизу под обрывом, куда выходят отверстия подземных ходов.

* * *
В поле, заросшем полынью и разными душистыми степными травами, пасётся крупная отара. При нашем приближении она шарахается в противоположную сторону. Мы обходим отару с противоположной стороны, глазами выбираем себе жертву совершенно так, как ястреб неподвижно высматривает свою добычу, и разом бросаемся в атаку. Овцы рассыпаются во все стороны. Их жирные курдюки смешно взлетают вверх при каждом прыжке, а мелкие ягнята несутся на своих ещё не совсем окрепших ногах. Они ловко увёртываются в последнюю минуту, и поймать их нелегко. Местные чабаны очень удачно ловят их длинной палкой, загнутой на одном конце.

Курпей посыпается солью, скоблится, смазывается кислым молоком, сушится на солнце; снова – уже окончательно – тщательно выскабливается ножом и в таком виде приблизительно годен для шитья папах. Подкладкой для папахи будет служить мелинитовый мешок, верхом – большевицкие штаны. Шикарно, не правда ли?

www.proza.ru/2011/05/14/1165

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-11-2015 21:17
 
Н. А. Кузнецов

К ВОПРОСУ О ЗНАКАХ РАЗЛИЧИЯ МОРСКИХ ЧАСТЕЙ ВСЕВЕЛИКОГО ВОЙСКА ДОНСКОГО


Альманах «Белая гвардия», №8. Казачество России в Белом движении. М., «Посев», 2005, стр. 70-72.


Одной из малоисследованных страниц отечественной униформологии периода Гражданской войны является форма одежды военных моряков. В данной статье мы расскажем о проекте знаков различия для морских частей, действовавших на Дону.

История возникновения данных знаков различия началась в феврале 1919 г. 22 февраля начальник штаба Речных сил Дона капитан 2-го ранга В.В. Гернет прислал в штаб Донской флотилии телеграмму №5648, адресованную инспектору Морской тяжелой артиллерии капитану 2-го ранга Я.И. Подгорному. В ней он цитировал приказ начальника Речных сил Дона, который требовал «...срочно привести в исполнение: Всем офицерам Морской Тяжелой Артиллерии иметь флотские погоны. Морским и по Адмиралтейству без изменений, а сухопутным иметь золотой галун, черные просветы, ниже пуговицы две скрещенные золотые пушки, ниже пушек золотой якорь малого размера» [1]. Однако, как мы видим из других сохранившихся документов, датированных более поздним временем, в этот период точные рисунки новых погон утверждены еще не были. Первым документом, дающим более или менее ясное внешнее описание предполагаемого вида знаков различия является рапорт инспектора Морской тяжелой артиллерии капитана 2-го ранга Я.И. Подгорного начальнику Морского штаба Всевеликого войска Донского (ВВД) капитану 2-го ранга В.В. Гернету, написанный 3 марта 1919 г. в Таганроге. В рапорте было написано следующее: «Прошу о возбуждении ходатайства об установлении формы погон для чинов Морской тяжелой артиллерии по образцу прилагаемых чертежей, утвержденных морским министром 25 августа 1917 г. со следующими изменениями:

1) для солдат и казаков погон черного сукна, арматура: якорь с двумя перекрещивающимися пушками и шифровкой (1,2,3 ...Тж.), арматура на погонах по трафарету желтой краской;

2) для юнкеров флота — тот же погон, но обшитый по борту трехцветным черно-желто-белым шнуром и золотым узким галуном и

3) для офицеров — погон с золотым галуном с черным просветом и выпушками; арматура: золотой якорь с двумя перекрещивающимися пушками и цифрами (1,2,3 ...) и буквой Тж; звездочки по чинам серебряные. Арматура может быть шитая или металлическая накладная» [2].

К рапорту прилагался выполненный типографским способом рисунок погон, утвержденных морским министром в 1917 г. На документ капитаном 2-го ранга Гернетом была наложена резолюция, написанная не очень разборчивым почерком и датированная 2 марта 1919 г. Резолюция гласила: «Юнк[ерам] фл[ота] — обычн[ый] морской юнк[ерский] погон... [далее неразборчиво — Н.К.] снять, только буквы «ТЖ». Однако, несмотря на резолюцию Гернета, вопрос с рисунком погон юнкеров флота решался в течение еще по меньшей мере трех недель. Ранее, 1 марта Гернетом была послана телеграмма №6451, гласившая о том, что «пушки на погонах юнкеров быть не должны» [3]. Именно она и объясняет наличие вышеуказанной резолюции. Подобное изменение подтверждает и еще одна телеграмма Гернета от 13 марта. В ней говорится: «Сообщаю для сведения и руководства установленный погон для юнкеров флота: черный суконный пасон[4], юнкерские золотые нашивки, пасон обшит бело-оранжево-черным шнуром, на погоне накрашены желтой краской трафаретные буквы: 1) Для флотилии «РФ»; 2) Для тяж[елой] артиллерии — цифра [обозначающая номер] дивизиона и буква «Т» - большая и «ж» - малая» [5]. То есть ни о каких пушках речи не идет. Однако через 16 дней Подгорный вновь запрашивает начальство о том, должны ли все-таки изображаться пушки на погонах юнкеров флота [6]. В чем причина возникшей неясности и почему вопрос с изображением пушек так волновал инспектора Морской тяжелой артиллерии мы не знаем. Как мы увидим далее, в итоге командование морскими силами Дона остановилось именно на таком варианте рисунка погон юнкеров флота.

Возникает вопрос, какие именно погоны послужили прототипом для вышеуказанного проекта? Как известно, ношение погон для чинов флота и морского ведомства было отменено приказом морского министра Временного правительства в апреле 1917 г. Вместо погон для офицеров были введены нарукавные нашивки. [7] Однако это нововведение не распространялось на сухопутные части, подчиненные флотскому командованию. Более того, сохранение для чинов этих частей сухопутной формы старого, дореволюционного образца было закреплено рядом приказов. В частности, командующий флотом Балтийского моря А.В. Развозов, сразу же после вступления в должность выпустил приказ №16 от 15 июля 1917 г., который гласил: «Приказ моего предшественника от 15 апреля сего года, за №125, на чинов сухопутных войск не распространяется, которые руководствуются в отношении формы одежды приказами по военному ведомству». [8] На практике же ситуация с ношением погон в сухопутных частях складывалась по-разному и зависела от степени «революционности» их чинов, воли командиров и офицеров и многих других внешних факторов. Скорее всего, образец погон, на рисунок которых опирается в своем проекте Я.И. Подгорный был разработан для чинов морских тяжелых артиллерийских дивизионов сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого. I и II дивизионы были сформированы в 1915 г., в мае следующего года они были направлены на фронт под Ригу, где и находились до начала 1918 г. [9] Впрочем, по другим данным, дивизионы вернулись в крепость в сентябре 1917 г. [10] Их личный состав состоял из сухопутных чинов, хотя и подчинявшихся флотскому командованию.

В документах РГА ВМФ нами была обнаружена недатированная копия документа, озаглавленного «Описание погон чинов Морского отдела Всевеликого Войска Донского» и подписанного донским атаманом А.П. Богаевским, а также управляющим Военным и морским отделом войска и его помощником. На наш взгляд, данный документ мог быть написан в период между 3 марта (т.е. датой создания цитированного выше рапорта) и 27 июня (в этот день вышел приказ главкома ВСЮР, согласно которого Морской штаб ВВД был преобразован в Штаб речных сил Юга России 1919 г. Далее приведем полный текст документа:

«I. а) Офицеры Морского ведомства: офицеры строевые флотские, офицеры инженер-механики, офицеры Корпуса корабельных инженеров, офицеры Корпуса морской артиллерии, Офицеры корпуса гидрографов, офицеры по Адмиралтейству, офицеры по морской части и офицеры по механической части имеют погоны, присвоенные соответствующим специальностям и корпусам согласно «Правил о форме одежды чинов морского ведомства», изд[ания] 1915 г.

б) Сухопутные офицеры: Морского штаба, Речной военной флотилии, Транспортной флотилии, Управления Главного командира портов Дона, Отдельного морского берегового батальона имеют погоны: золотой галун с черными просветами и черной выпушкой, золотой адмиралтейский якорь без каната ниже пуговицы и выше звездочек, если таковые имеются. Сухопутные офицеры морской тяжелой артиллерии имеют указанный в этом 2-м пункте погон с той разницей, что кроме якоря имеют между ним и пуговицей две золотые скрещенные пушки.

II. Военные чиновники Морского отдела имеют погон согласно «Правил о форме одежды чинов морского ведомства», изд[ания] 1915 г.

III. Гардемарины имеют погон согласно «Правил о форме одежды чинов морского ведомства», изд[ания] 1915 г.

IV. Юнкера флота Военной и транспортной флотилий и Управления главного командира портов носят погоны черного сукна, обшитые трехцветным (черно-оранжево-белым) шнуром и золотым узким галуном с шифровкой на погоне по трафарету желтой краской «Р.Ф.»

Юнкера Морской тяжелой артиллерии имеют тот же погон, но с оцифровкой желтой краской по трафарету «1, 2, 3 ...Тж.» (в зависимости от номера дивизиона).

V. Кондукторы флота носят погоны согласно «Правил о форме одежды чинов морского ведомства», изд[ания] 1915 г.

VI. Подхорунжие и подпрапорщики носят погоны черного сукна с широким продольным золотым галуном, занимающим половину ширины погона, причем подхорунжие и подпрапорщики Морского штаба, Речной и Транспортной флотилии и Управления главного командира портов носят золотой адмиралтейский якорь без каната, а подхорунжие и подпрапорщики Морской тяжелой артиллерии имеют кроме того между пуговицей и якорем две скрещенные золотые пушки.

VII. Казаки (солдаты и матросы) носят погоны черного сукна, имея накрашенными по трафарету желтой краской адмиралтейский якорь без каната и ниже его шифровку: а) Чины Морского штаба - «М. Шт.», б) чины Управления Главного командира портов - «У. П.»; в) чины речной Военной и Транспортной флотилий и Отдельного морского берегового батальона - «Р. Ф.» и г) чины Морской тяжелой артиллерии — «1, 2, 3 ...Тж.», в зависимости от номера дивизиона, и две скрещенные пушки, накрашенные по трафарету желтой краской между пуговицей и якорем.

Строевые боцманы, фельдфебели и вахмистры носят широкую поперечную золотую нашивку.

Боцманматы, квартирмейстеры, унтер-офицеры, урядники и ефрейторы носят поперечные нашивки; строевые — желтой тесьмы, а нестроевые — белой тесьмы». [11]

Как мы видим, составители документа явно опирались на рапорт Я.И. Подгорного, кроме того можно отметить, что одной из основных задач, которые планировалось решить с введением новых погон, было отличие сухопутных офицеров, служивших в составе морских частей от кадровых офицеров флота. Однако, скорее всего, данный проект реализован не был. Об этом говорит, в частности тот факт, что во флотских частях Дона и с ношением обычных погон возникали значительные трудности, вы- званные как нехваткой материала, так и общим падением дисциплины в период Гражданской войны. Об этих проблемах свидетельствует целый ряд документов.

26 февраля 1919 г. начальник Речных сил Дона издал приказ №16, который гласил: «Объявляя нижеследующий приказ Донского атамана, предписываю всем начальствующим лицам строго следить за его выполнением. Приказ Всевеликому Войску Донскому №363. 20 февраля 1919 г. По Военному отделу. За последнее время появилось много офицеров и казаков без погон. Подобное явление недопустимо, как вносящее разложение в ряды войск. Оно указывает только на то, что занимающиеся таким маскарадом офицеры, явно обнаруживают полное отсутствие мужества, твердости и непонимание сути военной дисциплины и порядка. Приказываю начальствующим лицам и комендантам всеми предоставленными им законом средствами бороться с этим позорным явлением. Начальнику снабжения принять действенные меры к снабжению всех казаков казенными погонами...» [12]. Но и полгода спустя мало что изменилось. 4 июля 1919 г. начальник Морского штаба ВВД капитан 2-го ранга В.В. Гернет разослал циркуляр №940, посвященный ношению погон командующему Отдельным отрядом судов Азовского моря и начальнику Донской транспортной флотилии. В нем говорилось: «Мною замечено, что некоторые из г[оспод] офицеров Морского ведомства носят неприсвоенные им погоны. Так, например: бывшие мичманы военного времени, переименованные приказами в чины по Адмиралтейству или по морской или механической частям [13], - продолжают носить погоны золотого галуна; инженер-механики носят погоны строевых офицеров и т. п. Обращая Ваше внимание на вышеуказанное, прошу не отказать принять самые решительные меры к недопущению в дальнейшем подобных отступлений от формы. Оговорки о том, что на рынке не имеется в продаже соответствующих погон не могут приниматься, ибо важно приобрести погоны требуемого галуна, а просветы и выпушки могут быть исправлены путем нашитья сверху их лент и закрашивания» [14]. Но, несмотря на грозные циркуляры и приказы, ситуация с ношением погон чинами морских частей не изменялась. 5 августа 1919 г. командующий Донской военной флотилией издал приказ №220, посвященный этому же «наболевшему» вопросу: «Объявляя телеграмму начальника Морского штаба от 4 августа с[его] г[ода] за №10162, предлагаю всем г[осподам] офицерам принять ее к точному руководству и предупреждаю, что лица, замеченные мною в погонах, неприсвоенных их чину и званию, мной будут подвергаться самым суровым наказаниям, вплоть до придания суду. На[чальник] ре[чных] сил обратил внимание, что некоторые офицеры позволяют себе носить погоны неприсвоенного им цвета галуна, просветов и выпушек и даже имели место случаи ношения погон, не соответствующих чину. Вновь обращая на вышеизложенное Ваше особенное внимание, прошу о принятии самых решительных мер к прекращению нарушения формы одежды. В случае полной невозможности достать необходимый золотой или серебряный галун, можно разрешить носить погоны защитного цвета ... На[чальник] шта[ба] ре[чных] сил ка[питан] вто[рого] ранг[а] Гернет.» [15]. Можно предположить, что при постоянной нехватке даже обычных галунных погон, изготовление каких-либо знаков отличия со сложным рисунком было крайне затруднено и скорее всего даже неосуществимо.

Еще одним свидетельством того, что описанный выше проект не был реализован является приказ командующего Донской флотилией №273 от 4 октября 1919 г. В его 2 параграфе говорилось: «Объявляю для точного исполнения и руководства приказ коменданта Штаб-квартиры главного начальника снабжений ВСЮР от 3 октября 1919 г. за №1 <...>.

1) Носить только установленные приказами по Всевеликому войску Донскому [от] 27 февраля 1918 г. форму одежды, кокарды, петлицы и другие знаки отличия и повязки с Красным крестом.

2) Если нет материала для погон, то таковые должны быть нарисованы химическим карандашом.

3) Не допускать смешения штатского платья с военной формой одежды, а также ношения кокард и петлиц при отсутствии погон» [16].

К сожалению, автору пока неизвестен текст приказа, ссылка на который приводится в тексте только что цитированного документа. Но известные приказы этого же периода, посвященные форме одежды ВВД, в основном касаются формы одежды сухопутных частей и в целом соответствуют дореволюционным нормам. Кроме того, ссылка именно на приказ коменданта Штаб-квартиры главного начальника снабжений ВСЮР, а не какого-либо из высших органов управления флотом подразумевает тот факт, что, скорее всего, чинам морских частей (в данном случае — Донской флотилии) было предложено руководствоваться в отношении формы одежды именно «сухопутными» правилами.

Подводя итоги, можно сказать, что проект погон чинов Морского отдела ВВД постигла участь многих разработок формы одежды, знаков различия и других внешних символов периода Гражданской войны — он не был реализован прежде всего по причинам материального характера, главным образом — отсутствия средств. Bозможно, новые архивные и иконографические изыскания позволят более точно восстановить внешний облик донских моряков.

Автор выражает благодарность С.Ю. Гордееву за предоставленные материалы и помощь в работе.


1. Российский государственный архив военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 7. Л. 68.
2. РГА ВМФ. Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 30. Л. 44-44об..
3. Там же. Л. 21.
4. Пасон — поле погона.
5. РГА ВМФ. Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 30. Л. 23.
6. Там же. Л. 22.
7. Тронь А.А. Морская форма русской смуты. 1917 год. //Цитадель. 1998. №1(6). С. 64-67.
8. Колоницкий Б.И. Погоны и борьба за власть в 1917 году. СПб., 2001. С. 66.
9. II морской тяжелый артиллерийский дивизион в 1916 году //Цитадель. 2000. №1(9). С. 69-73.
10. Амирханов Л.И. Морская крепость Императора Петра Великого. СПб., 1995. С. 46.
11. РГА ВМФ. Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 69. Л. 18-18об.
12. РГА ВМФ. Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 9. Л. 33-33об.
13. Чин офицера военного времени присваивался лицам, окончившим школы прапорщиков по Адмиралтейству (мичманов военного времени), либо призванным из запаса и ранее не служившим. Временным правительством часть прапорщиков по Адмиралтейству, морской, механической и авиационной частям была переименована в мичмана военного времени. Донское командование, решив вернуться к дореволюционным нормам, 23 мая 1919 г. переименовало офицеров этих категорий обратно (РГА ВМФ. Ф.Р.-1064. Оп. 1. Д. 16. Л. 158). В отличие от строевых офицеров, офицеры военного времени имели погоны серебряного галуна.
14. РГА ВМФ Ф. Р-87. Оп. 1. Д. 69. Л. 156-156об.
15. РГА ВМФ. Ф. Р-1064. Оп. 1. Д. 16. Л. 239.
16. Там же. Л. 289.

РЕКОНСТРУКЦИЯ ПРОЕКТНОГО ВИДА ПОГОН ЧИНОВ МОРСКОГО ОТДЕЛА ВСЕВЕЛИКОГО ВОЙСКА ДОНСКОГО И АВИАОТРЯДА ДОНСКОЙ АРМИИ (1919 г.):



Первый — подпоручика (хорунжего) Морской тяжелой артиллерии; второй — подпрапорщика (подхорунжего) Морской тяжелой артиллерии; третий — матроса (казака) Морского штаба Всевеликого Войска Донского.



Первый — поручика (сотника) морских частей Всевеликого Войска Донского; второй — подпрапорщика (подхорунжего) морских частей Всевеликого Войска Донского; третий — фельдфебеля (вахмистра) 3-го дивизиона Морской тяжелой артиллерии.



Первый — юнкера флота морских частей Всевеликого Войска Донского; второй — юнкера 1-го дивизиона Морской тяжелой артиллерии. Варианты шифровок на погонах чинов флота и Морской тяжелой артиллерии Всевеликого Войска Донского.



Погоны 1-го авиаотряда Донской армии.

a-pesni.org/grvojna/bel/a-donmorznaki.php

В сборнике “Узаконения правительства Всевеликого Войска Донского за 1918 год” (Новочеркасск, 1919 г.), есть, в частности, приказ Донского Атамана за N° 1411 (по Морскому Отделу), устанавливающий флотские флаги.



Создавалась и Кубанская флотилия. Вот газета “Вольная Кубань” за 1918 год с примечательной заметкой - “Возрождение казачьего флота”: “6 ноября на реке Кубань положено начало возрождения Кубанского казачьего флота. Освящено первое судно - “Кубань” под Андреевским флагом. Присутствовали Рябовол, генерал Лукомский, представители Украинского посольства. Команда судна состоит из матросов-казаков, одеты в гимнастёрки, в сапогах и папахах-кубанках”.

www.gipanis.ru/?level=722&type=page

«Кроме кораблей, непосредственно подчиненных генералу Деникину, Донское правительство создало под начальством контр-адмирала И.А. Кононова свое морское управление, образовавшее флотилию, состоявшую из речного отряда, Азовского отряда и морских железнодорожных батарей. ...Корабли подняли донской сине-красно-желтый флаг. В мае 1919 года, после объединения генералом Деникиным Верховного командования Вооруженных сил юга России, корабли Донской флотилии вошли в состав Черноморского флота, подняли Андреевские флаги...»

Варнек П. Образование флота Добровольческой армии // Флот в Белой борьбе / Сост., науч. ред., предисл. и коммент. д. и. н. C.B. Волкова. М., 2002. С. 92-93.



Знак Донской военной флотилии

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-11-2015 21:23
 


А. П. Богаевский. Смотр Донской флотилии. Государственный архив Российской Федерации. Москва.



Донская речная флотилия. Морское орудие Канэ на мониторе (РГА КФД).



Вооруженная баржа Донской флотилии.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 28-01-2016 01:57
 


Повстанцы Саратовской губернии (бело-зеленые) в ожидании прибытия генерала Сидорина, командующего Донской армией, в Балашов. Июль 1919 г.

На заднем плане казак с белой лентой на фуражке. Имеется ряд свидетельств о ношении казаками в 1919 г. белых полосок в качестве знака отличия от красных.



Генерал Коновалов, командующий II Донского корпусом, в середине второго ряда со штабом в Урюпинской, июль 1919 г. Фотография сделана во время проверки частей Донской армии командующим генералом Сидориным.



Донские казаки 8-й Донской дивизии 3-го Донского отдельного корпуса, лето 1919 года. Два бойца в британской форме, один в русской и один - в рубахе. Из снабжения ему достался только британский блочный подсумок. Зато на фуражке - белая лента.



Генерал Сидорин инспектирует военные части Донской армии. Балашов, июль 1919 г. Правый фланг одет в британскую форму, но с русским оружием.

Свидетельства:

"На станции нас встретил конвой донских казаков 2-го корпуса, в основном в хаки, и подразделение зеленых под командой человека по фамилии Воронович, построившееся рядом с казаками. На зеленых практически не было формы вообще, они носили преимущественно крестьянскую одежду с клетчатыми шерстяными кепками или потертыми бараньими папахами, на которых был нашит крест из зеленой ткани. У них был простой зеленый флаг, и они выглядели крепкой и мощной группой солдат. После отъезда со станции на платформе был устроен короткий смотр, и перед зелеными с горячей речью выступил Сидорин, раздавший им для поднятия духа, для воодушевления на новые усилия ради нашего дела добрую толику наград. Однако их лояльность оказалась кратковременной. Они предпочли свою собственную компанию и скоро вернулись либо к большевикам, либо в леса, где могли попрятаться и безнаказанно грабить крестьян".

http://www.plam.ru/hist/proshanie_s_donom_grazhdanskaja_voina_v_rossii_v_dnevnikah_britanskogo_oficera_1919_1920/p8.php

"Через несколько минут кто-то открыл двери вагона с противоположной стороны-, и мы увидели несколько солдат. Сначала я не разобрал, кто это, показалось, что красноармейцы, но на фуражках были нашиты полоски из белой ткани и на них карандашом написано: «С нами Бог».
...На станции бродили отдельные группы белых солдат, иногда проходил офицер. Меня удивил жалкий вид их одежды. Некоторые офицеры были в гимнастерках из мешковины, и погоны были нарисованы карандашом".

http://www.bibliotekar.ru/Prometey-5/20.htm

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 21-07-2016 03:23
 
Февраль 1919 г., Владикавказ.

Утром был уже около станции. Но выйти на перрон вокзала не решался. Там стояло несколько вооруженных казаков в шапках из волчьих шкур, а один из них был в черкеске с газырями и синем башлыке, на котором сзади смешно болтался небольшой – не то волчий, не то собачий хвост. Я знал, что такие хвосты носят только казаки отряда генерала Шкуро, – почти сплошь сынки богатеев, отличавшиеся звериной жестокостью и садизмом даже к тем, кто по случайному совпадению попадал к ним в руки. Почти напротив вокзала на третьем пути стоял бронепоезд. Он состоял из паровоза, блиндированного вагона и двух платформ темно-зеленого цвета. На железном боку каждого вагона черной краской была намалевана волчья морда с оскаленной пастью и множеством пилообразных зубов, выше головы расползалась намалеванная Смерть.

Кононович Л.А. Страницы героического прошлого. Тбилиси, 1974. С. 74-75.

14 марта 1918 г.:

Пройдя с боями через станицы Некрасовскую и Филипповскую, Добровольческая армия вышла в предгорья Кавказа, в Адыгею. Здесь 13 марта армия стала на ночлег в ауле Шенджий, а уже на следующий день, 14 марта, в ауле произошла встреча добровольческого командования с произведенным Кубанской Радой в этот день в генералы В. Л. Покровским. Вместе с Покровским в Шенджий прибыли начальник Полевого штаба В. Г. Науменко, конвойная сотня и сотня черкесов, на папахах которых виднелась «наискосок зеленая лента с мусульманским полумесяцем», а впереди реяло такое же знамя.

Пученков А. С. Антибольшевистское движение на Юге и Юго-Западе России (ноябрь 1917 – январь 1919 гг.): Идеология, политика, основы режима власти. Диссертация на соискание ученой степени д. и. н. Санкт-Петербург, 2014. С. 259-260.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 23-01-2017 17:45
 
Кубанское восстание лета 1918 года.

Отряд лабинских казаков войскового старшины Солоцкого, Кубань, начало июля 1918 г.:

Мне как офицеру генштаба, прибыв на место расположения Солоцкого, оставалось только выразить ему восхищение по поводу выбранного им места. Знакомясь с положением отряда и его комсоставом, мне пришлось расспросить Солоцкого о его деятельности до нашей /218/ встречи. Оказалось, что он — универсант, исключенный из университета за политическую деятельность (левый эс-эр), а позже — приговорен к ссылке. По происхождению — кубанский казак Лабинского отдела. После приговора к ссылке ему удалось бежать за границу и там закончить университетское образование. С объявлением войны он вернулся в Россию и дослужился до чина есаула (я его называю войсковой старшина по последнему чину в Добровольческой армии). Погон ни он, ни его отряд не носил, считая это нежелательным, как не соответствующим идее равенства и как совершенно не русское. Мое возражение было, что хотя это и не русское, но надеть их надо в силу приказа Добрармии, в состав которой я уже вхожу, а остальные решили войти — равенство же это не нарушит, потому что различие должностей, пока существует война, и, следовательно, армия, все равно где-нибудь да должно обозначиться. Я исполнил приказ организации, в которую я вступил ради спасения (тогдашняя идеология, двигавшая восстание), и требую от входящих ко мне исполнения того же приказа. Никаких возражений со стороны Солоцкого на это не последовало, и он приказал немедленно своим казакам надеть, а если нет, нарисовать погоны.

Слащев Я.А. О Добрармии в действии в 1918 году. Ч. 1. Публикация А.С. Пученкова // Новейшая история России. 2015. № 3 (14). С. 217-218.

Отряд Шкуро переименован во 2-ю Кубанскую казачью дивизию. Командиром Лабинской бригады числился подъесаул Солоцкий, совершивший поход со Шкуро. Я познакомился с этим очень интересным кубанским казаком.

Он очень стильный казак-линеец, в темно-серой “дачковой” черкеске, с хорошим, скромным по отделке серебром “под горца” холодным оружием. С густой черной бородой, подстриженной по-черкесски, но с молодым лицом и живыми умными карими глазами. По внешнему виду — очень солиден. Издали, — словно генерал, хотя ему, может быть, чуть свыше 30 лет. Под ним дивный, светло-гнедой масти, с черным хвостом и гривой, живой как ртуть кабардинец. И седок, и лошадь — украшают один другого. Солоцкий очень находчив в разговоре. К большевикам питает психологическую ненависть и такую, какую питает земледелец к разным сорным травам, проросшим в его пшенице. “Этот бурьян надо вырвать с корнем, чтобы пшеница была чистой”, — говорит он.

Выразив нам приблизительно такую мысль и бросив на нас быстрый свой орлиный взгляд, — он молодецки сел в седло, привычно, правой рукой с плетью быстро подобрал под себя полы черкески. Его кабардинец немедленно же “заегозил” под ним, прося повода. Солоцкий — в желтых замшевых перчатках, но “по-горски” — с изящной плетью в руке, служащей ему только для украшения. У него в крови, безусловно, есть много черкесского.

www.dk1868.ru/history/s_korn_konn4.htm

В общей сложности боевых сил было: бригада пластунов — около 1000 человек и дивизия конницы — около 2000-2500 казаков.

Неподалеку гарцевал на недурной лошади всадник. Грязная-грязная рубаха, разорванная сверху донизу и связанная узлом... Изодранные шаровары... на босу ногу чевя-ки. Все вооружение — сбоку шашка. В прорехи просвечивает голое тело — грязное, обветрившееся. Лицо загорелое. Как из меди вылитый человек.

Другой — сотник Брянцев. По общим отзывам — очень хороший офицер. Его внешность — типичная для карачаевцев: бурая конусообразная войлочная шляпа, черкеска вся в заплатах, на ногах самодельные из сырой кожи чевяки-по-столы без подошв. И это — обыкновенная картина.

www.dk1868.ru/history/s_korn_konn4.htm

Поле взятия Ставрополя 22-23 июля 1918 г.:

По уходе С-го тут же при мне доложили начальнику отряда о неожиданном затруднении в вопросе об обмундировании офицеров.

Все они предвкушали возможность немного почиститься и приодеться. Сильно оборванным из них было приказано пока совсем не показываться на улицах города. Полковые каптенармусы бросились на розыски сукна и другого материала, чтобы тут же приняться за изготовление черкесок, бешметов и пр. Они напали на значительное интендантское имущество в городских складах. Но губернатор Уваров уже, оказывается, упредил шкуринских каптенармусов и поставил стражу у этих интендантских складов и отказался выдать распоряжение об отпуске нужных материалов из складов.

Шкуро вскипел и приказал «взять» из складов сукно и все необходимое для обмундирования.

Я видел, какая нужда была в том, чтобы прикрыть буквально подлинную наготу партизан, и у меня не нашлось слов, чтобы остановить Шкуро. Бездушный формализм и бестактность Уварова били в глаза.

www.darial-online.ru/2002_1/gagiev.shtml

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 12-12-2020 02:28
 
А. С. Кручинин
«Я боюсь только одного Бога»: страница униформологии Гражданской войны


Период Гражданской войны в России трудно назвать «темными веками» (годами), поскольку объем исторических источников, относящихся к этой эпохе, достаточно велик и многие источники еще ждут своего исследователя и публикатора. Тем не менее немало эпизодов борьбы революционных и контрреволюционных сил на поверку оказываются весьма слабо документированными, а предположения и выводы о них приходится то и дело строить на основании отрывочных, заведомо неполных и не всегда согласующихся друг с другом свидетельств. Относится это и к формоведению (униформологии), которое, в условиях широко развитого формотворчества и даже, можно сказать, «униформологического произвола» и хаоса Гражданской войны, получает, казалось бы, обширное поле для исследований, однако зачастую вынуждено довольствоваться свидетельствами довольно «темными». С этим приходится столкнуться и в связи с вопросом о существовании одного из нарукавных знаков, мода на которые была весьма распространена в этот период, в том числе и в Вооруженных силах Юга России.

В воспоминаниях «червоных казаков» 8‑й кавалерийской дивизии В. М. Примакова, относящихся к операциям на Перекопском перешейке весною 1920 г., рассказывается о встрече в бою с «офицерским полком»: «На рукавах у офицеров на фоне черного сердца надпись: «Не боюсь никого, кроме Бога одного»». Рассказ можно принять за анекдот или сознательный вымысел в пропагандистских целях (следующая же фраза: ««Врешь, червонцев испугаешься!» — кричали казаки, кроша молящих о пощаде офицеров») [1], и пропагандистский элемент тут безусловно есть, потому что в конной атаке прочитать надпись на рукаве противника довольно затруднительно; однако упоминание о похожем девизе есть и в гораздо менее идеологизированном источнике. /188/

Телефонист 136‑го пехотного Таганрогского полка, перебежавший к красным на Перекопе 3/16 апреля, показал, в частности, что среди войск боевого участка, которым командовал генерал Р. М. Тунеберг, имелся полк с подобными знаками различия: «У солдат <…> на левом рукаве надпись я боюсь только одного Бога» [2]. Перебежчик считал эту часть 1‑м Сводным полком Государственной стражи, действительно существовавшим в этот период, но версия о специальной нашивке со столь гордым девизом для стражников (фактически — сельской полиции, выведенной на фронт в угрожающую минуту, когда в бой направлялось все, что только возможно) кажется все‑таки сомнительной, тем более, что сам телефонист принадлежал к другому полку и не мог точно восстановить даже состав группы Тунеберга («…и неизвестные перебежчику части»). С другой стороны, определенная близость перебежчика к штабу своего полка позволяет предположить его сравнительно неплохую информированность; описание же отличительных знаков, помогающее идентифицировать части противника, всегда, если только появлялась возможность, точно фиксировалось — срв. в другой сводке: «Среди всех войск есть и Корниловцы (которые на рукавах с надписью «Корниловцы»)» [3]. Таким образом, текст на загадочной нарукавной нашивке как будто можно считать установленным. /189/

Согласно этому распоряжению, основу бригады 12‑й дивизии должны были составить бывший «Сводный карательный отряд» и «отряд 2‑го боевого сектора укрепленного Одесского района»; бригаде придавались Конно-туземный дивизион и эскадрон Таврического губернского конного отряда, а в качестве бригадной артиллерии — батарея лейб-гвардии Тяжелого артиллерийского дивизиона [6] (позже артиллерия была усилена 6‑й батареей Алексеевской артиллерийской бригады; формирование при бригаде собственного артиллерийского взвода также должно было развернуться, но результаты его кажутся сомнительными). Недоформированная бригада в составе 1‑го Сводного полка (два батальона по две роты) и двухсотенного конного дивизиона в марте — апреле принимала участие в боевых действиях на Перекопе в составе боевого участка генерала Тунеберга, где неоднократно отличалась и понесла тяжелые потери; в ходе реорганизации армии новым главнокомандующим генералом П. Н. Врангелем бригада была расформирована с обращением ее чинов на пополнение Дроздовской дивизии (в приказе Врангеля от 16/29 апреля говорилось лишь об одном «Сводном полку 12 пех [отной] дивизии» [7]; на момент расформирования 1‑го Сводного полка — 25 апреля / 8 мая — в нем насчитывалось 59 офицеров и 316 нижних чинов [8]).

В сохранившихся приказах по бригаде нет указаний на введение полковником Ильиным или генералом Слащовым нарукавных нашивок с девизом; более того, общее состояние обмундирования в бригаде представляется довольно скверным. «Принять энергичные меры, чтобы все офицеры, чиновники и солдаты немедленно нашили погоны сообразно своим чинам и званиям, начертив их в крайнем случае химическим карандашом, а также срочно заготовить деревянные кокарды, обтянув их белой материей», — приказывал Ильин 13/26 марта [9]. Однако, как ни парадоксально, именно нищета могла подтолкнуть начальника бригады к изобретению новых отличительных знаков — неплохого инструмента для сплачивания чинов его новосформированных частей.

В самом деле, элементы униформы могли становиться предметом гордости их носителей и зависти «прочих» — сравним рассказ солдата, зафиксированный писательницей С. З. Федорченко (бывшей сестрой милосердия): «Лежал <в госпитале> с нами один корниловец, рукавом все хвалился: мертвая голова у него на рукаве нашита была, беды не чуял. Все храбрость рассказывал, зверства («зверства» могут быть данью времени — цитируемая часть книги «Народ на во-/190/-йне» готовилась к печати в СССР в 1925–1927 гг. — А. К.), веселился. А тут красные, а тут к нам опрос. Нас не трогают, офицеров волочат куда‑то. К этой мертвой голове с опросом, — нижний чин, говорит, такого‑то простого полка. Про рукавчик ни гу-гу, и мы молчим до поры. Как от окошечка писарек такой рыженький, рябоватенький. «Докладаю, — говорит, — что он корниловец с мертвой головой, и потому, — говорит, — докладаю, что всю, — говорит, — он мою кровь насмешками распалил» [10].

Известны и свидетельства непосредственных участников войны о влиянии внешнего вида войск на их «популярность»: «Убежден, <…> что большое число добровольцев, записавшихся в Белозерский полк, объясняется главным образом тем обстоятельством, что на параде в день приезда главнокомандующего белозерцы произвели впечатление своими касками» [11], — или: «Музыкантов нарядили в синие штаны и каски. Это произвело фурор среди публики, и в нашу батарею явилось человек шесть добровольцев» [12].

Все это вполне соответствует требованиям Ильина: «Новички, прибывшие в бригаду, должны гордиться нашей славой и доблестью части, должны преисполниться тем громадным духом самопожертвования и любви к Родине, которые царят во всех сердцах офицера и солдата бригады» [13]; для достижения подобной цели гордый девиз был бы как нельзя более кстати. С другой стороны, нашивка являлась слишком серьезным нововведением, требующим утверждения со стороны начальства, — но такового могло не состояться просто из‑за краткости срока существования бригады. А 17/30 апреля был издан приказ главнокомандующего, в котором Врангель специально отмечал: «Никаких неустановленных приказами отличий с разного рода надписями (NB! — А. К.) не допускаю» [14] (речь идет явно об «отличительных знаках», а не о наградах — «знаках отличия»). Засвидетельствовав встречавшееся в войсковых частях самостоятельное творчество начальников в области униформы, приказ одновременно должен был и положить предел этому явлению.

Возвращаясь к свидетельству мемуариста-«червонца», следует заметить, что нашивка в форме «сердца» на самом деле, скорее всего, представляла собою щиток «каплевидной», «миндалевидной», «древнерусской» формы, какие встречались даже в Корниловских частях, где установленная форма нарукавного щитка была более сложной [15]. Предположение, будто весь личный состав бригады или хотя бы одного пехотного полка имел нашивки из черной материи с довольно /190/ сложной надписью, не кажется нам правдоподобным, особенно в сопоставлении с отмеченной выше бедностью экипировки бригады, однако часть офицеров вполне могла носить примерно такие отличительные щитки, как вспоминает «червонец».

Таким образом, размышления над имеющимися скудными свидетельствами о форме обмундирования Сводной бригады 12‑й пехотной дивизии весною 1920 г. позволяют воссоздать на конкретном примере подлинную картину не только снабжения и экипировки Вооруженных сил Юга России в данный период, но и пестроты знаков различия и свободы инициативы отдельных начальников в этой области. Сам же девиз «Я боюсь только одного Бога» становится живым и ярким выражением боевого духа войск Слащова, отстоявших Крым в тяжелой зимне-весенней кампании и, по горделивому замечанию их командующего, тем самым «затянувших гражданскую войну на целый год» [16].

Список литературы
Мамонтов, Сергей Иванович. Походы и кони. Paris: YMCA-Press, [1981]. 476 с.
Червонное Казачество: 5 лет, 1918–1923: Сборник материалов по истории Червонного Казачества. [Харьков]: [Путь просвещения; Молодой рабочий], [1923]. 304 с.
Слащов, Яков Александрович. Крым в 1920 г.: Отрывки из воспоминаний. М.; Л.: Государственное Издательство, [1924]. 148 с.
Федорченко, София Захаровна. Народ на войне. М.: Советский писатель, 1990. 400 с.
Штейфон, Борис Александрович. Кризис добровольчества. Белград: Русская типография, 1928. 132 с.

References
Chervonnoe Kazachestvo: 5 let, 1918–1923: Sbornik materialov po istorii Chervonnogo Kazachestva [Red Cossaks: 5 years, 1918–1923: Materials on the history of the Red Cossaks]. Kharkov 1923.
Fedorchenko, Sofiya Zaharovna, Narod na voyne [People in the War]. Moscow 1990. Mamontov, Sergey Ivanovich, Pohody i koni [Campaigns and Horses], Paris 1981.
Shteyfon, Boris Aleksandrovich, Krisis dobrovol’chestva [Volunteer Movement Crisis]. Belgrad 1928.
Slaschov, Yakov Aleksandrovich, Krym v 1920 g.: Otryvki iz vospominaniy [Crimea in 1920: Excerpts from the memoires] Moscow Lemingrad 1924.

Примечания
1. Червонное Казачество. 5 лет, 1918–1923: Сборник материалов по истории Червонного Казачества. [Харьков]: [Путь просвещения; Молодой рабочий], [1923]. С. 286.
2. РГВА. Ф. 449. Оп. 1. Д. 10. Л. 83. /192/
3. Там же. Ф. 7682. Оп. 1. Д. 40. Л. 28 об.
4. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 76.
5. Там же. Ф. 39660. Оп. 1. Д. 219. Л. 170.
6. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 16.
7. Там же. Ф. 39540. Оп. 1. Д. 178. Л. 13.
8. Там же. Ф. 39684. Оп. 1. Д. 12. Л. 66.
9. Там же. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 37 об.
10. Федорченко С. З. Народ на войне. М.: Советский писатель, 1990. С. 182.
11. Штейфон Б. А. Кризис добровольчества. Белград: Русская типография, 1928. С. 58.
12. Мамонтов С. И. Походы и кони. Paris: YMCA-Press, [1981]. С. 246.
13. РГВА. Ф. 39683. Оп. 1. Д. 6. Л. 76 об.
14. Там же. Ф. 39540. Оп. 1. Д. 178. Л. 14.
15. См. рисунок «А. В.» (А. Н. Воронецкого) в журнале: Донская Волна: Еженедельник истории, литературы и сатиры. Ростов-на-Дону, 1918. № 5, 8 июля [старого стиля]. С. 3.
16. Слащов Я. А. Крым в 1920 г.: Отрывки из воспоминаний. М.; Л.: Государственное издательство, [1924]. С. 41. /193/

Военная история России XIX–XX веков. Материалы VIII Международной военно-исторической конференции / Под. ред. А. В. Арановича, Д. Ю. Алексеева. Санкт-Петербург, 20–21 ноября 2015 г. Сб. научных статей. — СПб.: СПбГУПТД, 2015. С. 188-193.

First   Prev  1 - 10  11 - 20
New Products
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
$ 4.35
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
$ 3.73
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
$ 4.35

Statistics

Currently Online: 1 Guest
Total number of messages: 2918
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1355
This page was built together in: 0.058 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce