Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Ukrainian Armies. 1917-1920 -- Page 2  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10  11 - 20  21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 26-01-2012 02:31
 
Thank you, we tried.
Here's another - scientific literacy campaign

http://alternathistory.livejournal.com/671927.html
А. Дерябин, Р. Пласиос-Фернандес. Гражданская война в России 1917-1922 годы. Национальные армии.

Униформа Украинской армии в Гражданскую Войну.

В истории вооруженных сил Украины в 1917—1920 гг. четко прослеживаются 4 периода: Центральной рады, гетмана П.П. Скоропадского, украинской Директории и союза с Польшей. В каждом из указанных периодов существовало 3 типа формирований: самостоятельные, т.е. организованные по инициативе некоторых лиц или групп, революционные — созданные тем или иным правительством для выполнения каких-либо конкретных задач, и плановые — сформированные по распоряжению правительства.


Ukrainian Army insignia period of the Central Rada, 1918
1) blue (middle), the yellow badge (socket);
2) rayovy;
3) chotar;
4) bunchuzhny;
5) podsotenny;
6) the centurion;
7) kurennoi (lieutenant colonel);
8), Colonel;
9) chieftain Brigade;
10) chieftain division;
11), chieftain of the housing;
12) chieftain army;
13), chieftain of the front.


Первое правительство независимой Украины — Центральная рада — уже с весны 1917 г. приступило к созданию своих вооруженных сил — армии Украинской Народной Республики (УНР). Армия организовывалась как путем «украинизации» — постепенного изъятия из состава каких-либо частей или соединений бывшей Российской Императорской армии всех не украинцев и замещения их украинцами, так и путем создания новых формирований.


Marine insignia period of the Directory, 1919-1920
(buttonholes on the collar, embroidery on the sleeve and shoulder strap)
1. Colonel-General;
2) General poruschik;
3) The Lieutenant-General;
4) Colonel;
5) Lieutenant Colonel;
6) chieftain Marine Corps;
7) the centurion;
8) the lieutenant;
9) cornet;
10) bunchuzhny;
11) rayovy 1st Regiment Huzul Marine Corps.


Весной и летом 1917 г. были «украинизированы»: 34-й армейский корпус (стал 1-м Украинским корпусом), 6-й армейский (2-й Сичевой Запорожский корпус) и т.д. Радой были сформированы 1-й Украинский казачий имени гетмана Б. Хмельницкого полк. Гайдамацкий курень и другие части, а также отряды Вольного казачества — подразделения местной самообороны. В начале 1918 г. из различных частей был сформирован Запорожский корпус (4 пехотных полка, полк конных гайдамаков, инженерный и артиллерийский полки, автоброневой и конно-горный дивизионы и воздухоплавательная эскадра). Всего же в марте-апреле 1918 г. украинская армия имела около 15 тыс. человек, из них боевого состава 9—11 тыс. штыков и 2 тыс. сабель, около 60 орудий, 250 пулеметов и 12 бронеавтомобилей.
Немцы и австрийцы также предприняли ряд мер по усилению своего влияния на Украине: первые в начале марта сформировали 1-ю дивизию «синежупанников» («Синюю дивизию»), вторые в мае — 1-ю Казацко-стрелецкую дивизию («Серую дивизию» — дивизию «серожупапников»). В апреле 1918 г. Военное министерство УНР и Генеральный штаб подготовили новый план организации армии на основе территориального принципа, и в соответствии с этим планом армия должна была состоять из 8 пехотных корпусов, 4 дивизий и 1 бригады конницы.
13 ноября 1918 г., накануне свержения власти Гетмана П.П. Скоропадского, лидеры Украинского национального союза учредили Директорию УНР во главе с В.К. Виниченко; командующим войсками (Головным атаманом республиканских войск) стал С.В.Петлюра.
В декабре 1918 г. армия была разделена на 4 армейские группы — Левобережную, Северную (Правобережную), Южную и Днестровскую (последние две в начале февраля 1919 г. были переброшены на антибольшевистский фронт).
Действующая армия Директории в начале 1919 г. состояла из Запорожского корпуса. Отдельного отряда Сичевых стрельцов (позднее — Осадный корпус Сичевых стрельцов), Днепровской, Черноморской, Селянской (или Киевской), Волынской и Подольской дивизий, Запорожской сечи, полка им. Ивана Франко, куреня 14 декабря.
После поражения в борьбе с большевиками в апреле 1919 г. армия Директории насчитывала всего 15 тыс. человек боевого состава.
Потерпев поражение в конце 1920 г., войска УНР оказались на территории Польши, где были сосредоточены в лагерях для интернированных, полностью сохранив военную организацию. Все они составляли одну армию, включавшую 6 пехотных, I пулеметную и I кавалерийскую дивизии, жандармскую бригаду, юнкерскую школу и запасные части обшей численностью более 8 тыс. штыков и сабель.
Летом 1919 г. территория, подконтрольная Директории, расширилась, и численность действующей армии УНР увеличилась. В ее составе были 35 тыс. штыков и 10 тыс. сабель при 149 орудиях, 28 гаубицах, 533 пулеметах, 9 бронепоездах, 6 бронеавтомобилях и 26 самолетах.

УКРАИНСКАЯ ДЕРЖАВА.

Избранный 29 апреля Гетманом Украинской Державы П.П. Скоропадский продолжил начатую еще Центральной Радой организацию регулярной армии. Но за весь период его пребывания у власти состав армии практически не выходил за рамки кадров частей и соединений.


Insignia of the Ukrainian State, 1918
I. Land forces:
1) badge;
straps 2) General bunchuzhny 3) General znachkovy 4) General Lieutenant, 5) Col. 6) army sergeant, 7) Captain 8) Centurion 9) znachkovy, 10) Cornet, 11) bunchuzhny, 12) chotovy; 13) rayovy, 14) lankovy, 15) Cossack


24 июля был опубликован закон о всеобщей воинской обязанности. Согласно закону, армия мирного времени должна была состоять из 175 генералов. 14,9 тыс. офицеров и 249,1 тыс. других чинов. В ее состав планировалось включить 8 армейских корпусов, Сердюцкую дивизию, 8 корпусных конных полков, отдельную Таврическую пешую бригаду, 4 конные дивизии, 1 отдельную конную бригаду, 2 понтонных куреня. Кроме того, осенью должны были открыться Военная академия, 4 войсковые бурсы (т.е. бывшие кадетские корпуса). 2 военные школы офицеров для пехоты и по одной для конницы, артиллерии и технической службы.
К осени 1918 г. удалось сформировать только офицерские и унтер-офицерские кадры в корпусах, пехотных и конных дивизиях, в командном составе которых было много русских офицеров старой армии. В период гетманщины были реорганизованы Отдельная Запорожская и «Серая» дивизии, Отдельный отряд Сичевых стрельцов и вновь сформирована Сердюцкая дивизия (около 5 тыс. человек). В ноябре численность армии Гетмана доходила — вместе со вновь сформированными кадрами — до 60 тыс. человек.
Гетман оказывал также поддержку Белым армиям Юга России, помогая вербовке в них офицеров, снабжая артиллерийскими орудиями, боеприпасами и т.п. В октябре 1918 г. Скоропадский приказал начать формирование Особого корпуса (8 полков) из русских офицеров и юнкеров — уроженцев Украины, который должен был войти в состав армии. В начале ноября в крупных городах также стали создаваться добровольческие офицерские дружины. Кроме того, существовали еще 139 пеших и 86 конных местных охранных комендантских сотен, входивших в состав украинских вооруженных сил и выполнявших функции карательных отрядов.
29 апреля 1918 г. украинский флаг был поднят на судах Черноморского флота, базировавшихся в Севастополе и входивших в состав трех бригад линейных кораблей, бригады крейсеров, бригады гидрокрейсеров, дивизии миноносцев. Некоторые из них ушли позднее в Новороссийск, часть же осталась в Крыму. При Гетмане также были образованы морская пехота — Корпус морской обороны побережья Черного моря (3 полка морской пехоты неполного состава) и военно-морская авиация Черноморского флота (20 гидроаэропланов).
Штаб Гетмана и Собственный Гетмана Конвой имели особую кокарду — подобную общевойсковой, но с наложенными на нее двумя скрещенными булавами. С июля их личный состав носил жупаны защитного цвета с прикрепленными поверх обшлагов «чехлами»-треугольииками и краповой выпушкой по низу воротника и на погонах. Шаровары — серо-синие, у офицеров — с краповой выпушкой. Шапка — «мазепинка» — из черного меха, с выемкой спереди и белыми тульей и султаном.
Почти такая же униформа была введена для Сердюцкой (гвардейской) дивизии. Ее чины имели синюю выпушку по верхнему краю воротника жупана и выпушку прикладного цвета — по нижнему. Погоны рядовых были краповыми, оранжевыми и черными, у офицеров — общеармейские, но с подкладкой и просветами.
В форму сердюков входили серо-синие бриджи с выпушкой прикладного цвета и лампасами по цвету рода войск для офицеров и генералов. Фуражка — с серо-синей тульей, околышем прикладного цвета. Шинель — как в старой русской армии, но с прямоугольными, заостренными на одном конце петлицами прикладного цвета с синей выпушкой. Из всего утвержденного обмундирования сердюки получили только цветные погоны, петлицы и бриджи и частично — фуражки, имевшие вместо регламентированной кокарды-«зори» общевойсковую кокарду.
Для Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка, входившего в состав Сердюцкой дивизии, с 21 августа 1918 г. вводилась парадная, обыкновенная и повседневная (полевая) форма. Парадная форма включала синий мундир с такими же «чехлами» на обшлагах, разрезом сзади и 5 белыми жгутами на груди. Воротник, обшлага, карманы, борт и нижний край мундира обшивались белым галуном шириной 2 см. Погоны у рядовых были из белого шнура с петлей внизу, у офицеров — из серебряного жгута. Чакчиры — крановые, без гусарских «узлов» спереди, с белой выпушкой (или серебряным галуном). Шапка изготавливалась из белого меха, с таким же султаном, спереди — вырез и кокарда-«зоря», шлык — желтый с белой (серебряной) обшивкой. Фуражка — Лубенского гусарского полка Российской Императорской армии (т.е. с синей тульей, желтым околышем и тремя белыми выпушками). Гусарский кушак — бело-желтый.

ЗАПАДНО-УКРАИНСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА

1 ноября 1918 г. во Львове была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР), в которую вошли территории Восточной Галиции, Буковины и Закарпатья. Ее вооруженные силы — Украинская Галицийская армия (УГА) — были созданы как из уже существовавших частей — Легиона Украинских Сичевых стрельцов, так и из вновь сформированных в ноябре-декабре того же года.


Navy:
1) logo embroidered on the shoulder straps and sleeves admirals;
epaulets and arm-sewing 2) admirals of the fleet, and 3) the vice-admiral, 4) Rear-Admirals, and 5) captain I rank 6) ii captains rank 7) lieutenants, 8) lieutenants, 9) Warrant, 10) ship midshipmen.

В основу ее создания была положена система всеобщей воинской обязанности. Первые части и соединения создавались без какого-либо определенного плана, помимо подразделений регулярных войск во многих местах прифронтовых областей крестьяне организовывали партизанские отряды.
К концу 1918 г. наиболее значительным боевым соединением являлась группа (3—5 куреней пехоты). В январе 1919 г. армия была реорганизована в 3 корпуса по 4 бригады (4 куреня пехоты каждая). Численность войск составляла в ноябре 1918 г. около 25 тыс. штыков и сабель при 40 орудиях, в январе 1919 г. — около 70 тыс. человек при 60 орудиях.
После поражения в войне с Польшей УГА отступила на восток и приняла участие в боях как с большевиками, так и с частями Вооруженных Сил на Юге России (ВСЮР). В ноябре 1919 г. УГА понесла большие потери в боях, а также от эпидемии тифа, и согласно договору с Главкомом ВСЮР А.И. Деникиным была включена в Вооруженные Силы на Юге России.
После отступления ВСЮР с территории Украины УГА вошла в состав Красной Армии как ЧУГА — Червонная (Красная) Украинская Галицийская армия. Она была реорганизована: корпуса переформированы в бригады, а бригады — в полки. В конце марта 1920 г. бригады были распределены между 12 и 14-й армиями и отправлены на фронт для борьбы с польскими войсками. 24 апреля 1920 г. 2-я и 3-я бригады перешли на сторону Действующей армии УНР, воевавшей вместе с поляками против красных. Большая часть их личного состдва была интернирована в польские лагеря. Те, кто избежал этой участи, попали в 5-ю Херсонскую дивизию армии УНР; им удалось пробиться в Закарпатье, где они были интернировали чехами. В результате часть военнослужащих УГА оказалась в польских лагерях, а некоторые — в армии УНР; последним удалось пробиться в Закарпатье, где их интернировали чехи.


1. Offіcer regiment Red gaydamakіv Gaydamak brigade (кiш) Slobіdskoї Ukraine and other central perіodu radі in marching order, 1918
2. Sіchovy strіlets (soldier) 1th divіzії "blue zhupans" in pohіdnіy formі, 1918
3) sіchovoї strіlets - "blue zhupans" in in dress uniform, 1918
4) Sotnik Battery "blue zhupans" 3rd Rail Division of the UPR during the Directory, 1919-1920



1. Adjutant with the rank of naval lieutenant, summer form
2. Captain (messenger-de-camp) Hetman P.P.Skoropadsky
3. Znachkovy 1st (or 3rd) Cavalry Division



1. Cossack Corps of Head Ataman, 1919-1920
2. Lieutenant colonel of infantry UGA, 1919-1920
3. Gunner UGA, 1919-1920


Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 26-01-2012 20:00
 
Сайт об укаинских армиях.
http://vijsko.milua.org/odnostrij_pirgatch.htm

Сайт "Киевский милитарист":
http://militarist.milua.org/maa412.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 26-01-2012 21:20
 
ВОЕННО-МОРСКОЕ ВЕДОМСТВО УКРАИНЫ. 1917-1924
Ярослав Тинченко. №1 (29), 2008.

Выходцы из Малороссии, начиная с последней четверти XVIII в., традиционно составляли не менее трети личного состава российского военно-морского флота. Поэтому, когда в 1917 г. на Черноморском и Балтийском флотах началась национализация, украинские моряки оказались пионерами этого движения. Наибольшее развитие украинизация получила на Черноморском флоте. В Севастополе был создан многочисленный Украинский клуб, члены которого в октябре 1917 г. организовывались в Украинский морской курень (батальон) имени гетмана Петра Сагайдачного. Этот курень вскоре выехал в Киев, где вошёл в состав войск Центральной Рады.
В конце ноября 1917 г., после провозглашения Центральной Рады Украинской Народной Республики, целый ряд кораблей на Черноморском флоте объявили себя украинизированными и подняли на мачтах украинские флаги. Первой украинский флаг подняла команда линейного корабля «Воля», вслед за ней объявил себя украинским крейсер «Память Меркурия», с которого были переведены на другие корабли все матросы неукраинского происхождения. Чуть позже примеру «Воли» и «Памяти Меркурия» последовали ещё некоторые малые корабли. Однако в ходе начавшейся в конце декабря 1917 г. Первой украинско-большевистской войны почти все команды украинизированных кораблей изменили свое решение и перешли на сторону большевиков. Одной из первых, к слову сказать, это сделала команда линейного корабля «Воля», которая, сорвав украинский флаг и заменив его на красный, приняла самое активное участие в уличных боях большевиков с войсками Центральной Рады в Одессе, громя город из своих тяжёлых орудий. Лишь «Память Меркурия» не пожелал присоединяться к большевикам, но под угрозой быть расстрелянным прочими кораблями Черноморского флота вынужден был объявить нейтралитет.
Тем временем в Киеве 22 декабря 1917 г. был создан Генеральный секретариат (министерство) морских дел Центральной Рады, руководителем которого стал ученый и общественный деятель Дмитрий Антонович. На следующий день в состав секретариата были назначены три офицера, двое из которых впоследствии были военно-морскими министрами Украины: подполковник по адмиралтейству Владимир Савченко-Бельский принял должность директора канцелярии, лейтенант Михаил Билинский стал заведующим контролем, а подполковник по военно-судебному ведомству Владимир Богомолец — юрисконсультом (1).
18 января 1918 г. Центральной Радой был утверждён «Временный закон про флот Украинской Народной Республики», которым весь военный и торговый флот на Черном море объявлялся «флотом УНР» (2). Впрочем, этот «Временный закон» носил исключительно декларативный характер, так как в момент его утверждения все без исключения корабли Черноморского флота находились под властью большевиков, кроме того, в своих законодательных документах Центральная Рада отказалась от Крыма, где была главная база военно-морского флота, а потому, по сути, и прав на корабли, базировавшиеся в портах полуострова, не имела.




Адмиралы флота УНР:
- контр-адмирал,
- вице-адмирал,
- адмирал.
Штаб-офицеры флота УНР:
- старший лейтенант,
- капитан 2 ранга,
- капитан 1 ранга.
Обер-офицеры флота УНР:
- погон мичмана (лейтенант — 2 узких нашивки, гардемарин флота — без узких нашивок). См.: «Корпус инженер-механиков), с. 61


Рисунки форм одежды и знаков различия военно-морского флота УНР исполнены сотником Армии УНР Николаем Битинским. Прага, 2-я пол. 1930-х гг.


Генералитет корпуса инженеров-механиков и береговых служб флота УНР:
Золотой металлический прибор:
- генерал-хорунжий корпуса гидрографов (голубой прикладной цвет),
- генерал-поручик береговой артиллерии (красный прикладной цвет),
- генерал-полковник военно-морского санитарного управления (белый прикладной цвет),
- погон генерал-хорунжего с золотым приборным металлом. Серебряный металлический прибор:
- генерал-хорунжий корпуса инженеров-механиков (краповый прикладной цвет),
- генерал-поручик, состоящий по адмиралтейству (голубой прикладной цвет),
- генерал-полковник военно-морского юридического управления (малиновый прикладной цвет).
- погон генерал-хорунжего с серебрённым прикладным металлом.
Офицеры-специалисты береговых служб флота УНР:
- хорунжий корпуса гидрографов (голубой прикладной цвет),
- поручик береговой артиллерии (красный прикладной цвет),
- сотник военно-морского санитарного управления (белый прикладной цвет),
- подполковник корпуса гидрографов (голубой прикладной цвет),
- полковник береговой артиллерии (красный прикладной цвет).
- погоны обер- и штаб-офицеров.
Корпус инженеров-механиков флота УНР
(красный прикладной цвет):
- корабельный гардемарин,
- мичман,
- лейтенант,
- старший лейтенант,
- капитан 2 ранга,
- капитан 1 ранга.
- погоны обер- и штаб-офицеров



Возможно, именно поэтому 14 марта 1918 г. военно-морское ведомство как самостоятельная структура было ликвидировано и подчинено военному министру УНР Александру Жуковскому. Работой военно-морского аппарата теперь руководили замес-тители военного мистра по морским делам. В течение 1918 г. ими были:
1.V-3.V.1918 — капитан 2 ранга Овод;
3.V-10.X.1918 — капитан 1 ранга Максимов;
10.Х-20.Х.1918 — капитан 1 ранга Свирский;
20.X-14.XI.1918 — капитан 1 ранга (затем — контр-адмирал) Максимов;
14.XI— 14.XIIğ 1918 — контр-адмирал Гадд.
Постепенно немецкие войска и вооружённые формирования Центральной Рады освобождали территорию Украины от большевиков. Вскоре они вступили на Крымский полуостров. В авангарде наступающих шли подразделения Запорожской дивизии Армии УНР с задачей первыми войти в Севастополь и захватить корабли Черноморского флота в свои руки.
В то время весь Черноморский флот находился в Севастополе. Над ним развевались красные флаги. Накануне вступления в город вражеских войск командующим флотом стал контр-адмирал М.П.. Саблин. В связи с угрозой захвата кораблей немцами командующий принял решение передать корабли в руки украинских властей. 29 апреля 1918 г. в 16.00 он отдал приказ: «Флоту поднять Украинский флаг». Миноносец «Пронзительный», а вслед за ним ещё 13 миноносцев, отказавшихся выполнить приказ, покинули севастопольский рейд и ушли в Новороссийск.
Контр-адмирал Саблин также отправил телеграммы Центральной Раде и немецкому командованию. Навстречу немецким войскам в качестве делегата флота был выслан контр-адмирал В.Е. Клочковский. Однако командовавший немцами генерал Р. фон Кош отказался принимать уполномоченного Caблина, а Центральная Рада пока молчала...
В связи с поступком Саблина вспыхнул конфликт между фон Кошем и командирами украинских частей, действовавших в Крыму. Немецкий генерал не признавал перехода флота на сторону Центральной Рады и приказал украинским войскам немедленно покинуть Крым, что они и принуждены были сделать.
Понимая, что флот вот-вот может попасть в руки немцев, 30 апреля в 20.00 контр-адмирал Саблин приказал кораблям оставить Севастополь и идти в Новороссийск. Однако в Новороссийск ушла лишь часть флота. 7 линейных кораблей, 3 крейсера, несколько миноносцев, 17 подводных лодок и ряд кораблей специального назначения остались в Севастополе. Кроме того, в ночь с 16 на 17 июня в Севастополь из Новороссийска вернулись линейный корабль «Воля», гидрокреисер «Император Траян» и 7 миноносцев, которые отказались исполнить приказ большевиков о самозатоплении.
Все без искючении корабли были захвачены немцами, а их команды свезены на беper. На мачтах кораблей были водружены кайзеровские флаги. Военное министерство Украинской Державы заявило свои претензии на флот, однако вопрос об этом должен был быть решён между Вильгельмом II и захватившим на Украине власть гетманом п.п. Скоропадским. Пока же все корабли остались на рейде в Севастополе.
Таким образом, в распоряжении военно-морского ведомства Украины не было ни одного боевого корабля на плаву. Немцы лишь признали право Украинской Державы на строящиеся в Николаеве корабли, а именно: 1 линейный корабль, 4 крейсера, 12 миноносцев, 8 подводных лодок, 1 матку для подводных лодок, 1 канонерскую лодку, 1 наливной теплоход, 12 пароходов и 1 плавучий док (3).
В связи с этим военно-морское ведомство занималось организационными вопросами, разработкой законодательных актов и при-нимало на службу морских офицеров. По ут-верждению одного из мемуаристов, в 1918 г. на службу Украинской Державе поступило более 50% офицерского состава бывшего во-енно-морского флота Российской империи (4)
За весь период правления гетмана Скоропадского заслуживает быть упомянутым лишь одно, бесспорно интересное с точки зрения военно-морского инженерного искусства событие. 23 мая 1918 г. в бухте Севастополя под руководством адмирала В.А. Канина и инженера Г.Н.Сиденснера был поднят со дна линейный корабль «Императрица Мария». Этот современный корабль, введённый в строй лишь в 1915 г., затонул из-за взрыва порохового погреба утром 21 октября 1916 г. (по новому стилю). Во время взрыва погиб 1 офицер, 2 кондуктора и 225 матросов. Линкор опрокинулся и лежал на дне на глубине 18 метров вверх килем. После поднятия корабля он был отбуксирован в один из доков Севастополя (5).
Тем временем гетман добился у немцев передачи в его распоряжение 17 сентября 1918 г. канонерской лодки «Кубанец», а чуть позже — ещё 17 подводных лодок. Впрочем, фактически передача «Кубанца» (формально переименованного в «Запорожец») и подводных лодок тянулась вплоть до поражения Германии в Первой мировой войне.
Лишь после того как 11 ноября 1918 г. Германия признала себя побеждённой, Черноморский флот был передан в руки украинских властей. Уже на следующий день гетман П.П. Скоропадский назначил командующим украинскими военно-морскими силами контр-адмирала В.Е. Клочковского. Однако тот, как только на севастопольском рейде появился английский крейсер «Centerbury», тут же приказал поднять андреевские флаги. 26 ноября 1918 г. приказу Клочковского также последовали и те корабли, которые находились в Одессе. Фактически Украина опять оказалась без единого боевого корабля.
14 декабря 1918 г. Киев заняли войска Директории. Головной атаман УНР (главнокомандующий) Симон Петлюра распорядился выделить военно-морское ведомство из состава Военного министерства и создать Морское министерство Украинской Народной Республики.
Несколько позднее, а именно 24 сентября 1919 г., в связи с отсутствием у Украинской Народной Республики военно-морского флота как такового министерский портфель был забран у моряков, а их ведомство перейменовано в Военно-морской флот. 20 марта 1920 г. военно-морское ведомство пережило новую реорганизацию и было трансформировано в Главное военно-морское управление Военного министерства Украинской Народной Республики. Таковым оно и оставалась до момента ликвидации в Польше в 1924 г.
С конца 1918 по 1924 г. руководителями военно-морского ведомства УНР являлись:
14.XII.1918-16.XII.1918 — адмирал Покровский,
17.XII. 1918-24.XII. 1918 — контр-адмирал Остроградский,
24.XII.1918-23.IV.1919 — старший лейтенант Билинский,
23֊IV.1919-3.VI.1919 — капитан 1 ранга Злобин,
3.VI.1919-28.VL1919 — лейтенант Шрамченко,
28 VI.1919-16.VII.1919 — капитан 1 ранга Злобин,
16.VII.1919-1.VII.1919 — капитан 2 ранга Пчельников,
1.VII. 1919-19.V. 1920 — капитан 1 ранга Злобин,
19. V. 1920-11 .VII. 1920 — генерал-хорунжий по адмиралтейству Савченко-Бельский, 11 .VII. 1920-24 VII. 1920 — старший лей-енант Мандрыка,
25.VII.1920-17.XI.1920 — генерал-хорунжий по адмиралтейству Савченко-Бельский, 17.XI.1920-10.VII.1921 — капитан 1 ранга Злобин,
10.VII.1921 и до конца — генерал-хорунжий по адмиралтейству Савченко-Бельский.
С начала февраля 1919 г. деятельность военно-морского ведомства УНР потеряла всякий смысл: в его распоряжении не осталось не только ни одного боевого корабля на плаву, но даже ни одного порта или строящегося корабля. Все порты были либо в руках белых и Антанты, либо — красных. Последним актом стал переход на сторону красных войск отрядов атамана Н.Григорьева, контролировавшего Николаев и все судостроительные верфи. Кроме того, почти все морские офицеры, находившиеся ранее в распоряжении Военного министерства гетмана П.П. Скоропадского, покинули украинскую службу.


Генерал-хорунжий по адмиралтейству флота УHP Владимир Савченко-Бельский. 1920-е гг. (Фото из журнала «Літопис Червоної Калини». Львів, 1937. ч. 9. С. 7). На погонах шинели можно разглядеть волнистое шитье, обозначающее звания высших офицеров. Вопреки рисункам н. Битинского оно выглядит скорее как плоская «плетёнка» и располагается не под, а над широким галуном. Вместо тризуба с якорем мы видим один тризуб. Довершает картину шитье на козырьке фуражки, также не представленное в рисунках


Адъютант Морского министра УНР лейтенант Святослав Шрамченко в летней парадной форме одежды (Фото из журнала «Літопис Червоної Калини». Львів, 1932. Ч. 5. С. 9)


Мичман Святослав Шрамченко в синем кителе и прокурор корпуса Сечевых Стрельцов Глеб Ларзаревский. Проскуров, 1919 г. (Центральный архив высших органов власти Украины — ЦГАВОВУ)


Капитан 2 ранга корпуса инженеров-механиков флота УНР Николай Неклиевич. 1922 г. (?). (ЦГАВОВУ).
Лейтенант флота УНР Святослав Шрамченко в синем кителе и фуражке с белым чехлом. Ченстохов, 1.Х. 1921 г.
(ЦГАВОВУ). Слева вверху и под фотографией помещены её увеличенные фрагменты, показывающие кокарду с шитьём и лейтенантский погон

По сути, на протяжении 1919 г. военно-морское ведомство УНР состояло из нескольких морских офицеров. Чтобы как-то оправдать своё существование, в феврале 1919 г. Морское министерство УНР приступило к формированию полка морской пexoты, чуть позже известного под наименованием 1-го Гуцульского полка морской пexoты Действующей армии УНР. На базе этого полка осенью 1919 г. планировалось даже развернуть целую дивизию морской пехоты. В 1920 г. военно-морское ведомство сформировало кадры Днепровского полуэкипажа, Морского куреня, а также бронепоезда «Черноморец». В тот момент в составе военно-морского ведомства УНР служило всего лишь 5 морских офицеров...
Осенью 1917 - весной 1918 г. военные моряки, считающие себя перешедшими на службу Центральной Рады, продолжали носить форму старого образца, но с национальными ленточками или общевойсковыми знаками отличия, введёнными для украинских сухопутных частей.
В соответствии с приказом товарища Морского министра от 21 мая 1918 г. (ч. 21) всем офицерам и матросам предписывалось вместо российской кокарды старого образца носить «кокарду Украинской Державы» — щиток жёлтого металла с голубым полем и изображением Архистратига Михаила. По поводу униформы в приказе говорилось, что «пока форма одежды остается образца 1917 года» (6).
Для выработки военно-морской униформы 20 мая 1918 г. в состав соответствующей комиссии Военного министерства Украинской Державы были делегированы представители от морского ведомства: контр-адмирал Михаил Остроградский, капитан 1 ранга Андрей Пчельников, офицеры Петр Буков и Лев Лозерович (7).
Комиссии понадобилось чуть больше полутора месяцев, и 15 июля 1918 г. приказом № 166/28 был принят закон об униформе военно-морского флота Украинской Державы8.
Эта форма впоследствии была принята и в военно-морском ведомстве УНР и использовалась им вплоть до окончательного расформирования Армии УНР летом 1924 г.
К большому сожалению, в украинских архивах до сих пор не удалось отыскать текст закона про морскую униформу и рисунки, к нему прилагавшиеся. Однако экземпляр приказа с текстом закона в 1920-1930-е гг. имелся в распоряжении бывшего неизменного адъютанта морского министра в 1918֊ 1922 гг. Святослава Шрамченко. На основании информации Шрамченко художник, ветеран Армии УНР сотник Николай Битинский в конце 1930-х гг. выполнил ряд рисунков униформ военно-морского флота.
Правда, следует отметить, что, как видно из других работ Н. Битинского, связанных с униформологией, этот автор допускал в рисунках громадное количество вольностей и фантазии. Однако, как видно из имеющихся материалов (в первую очередь фотографий), реконструкции украинской военно-морской униформы, выполненные Битинским, в целом достоверны.

1. Шрамченко с. Повстання Центральних Установ Украінського Морського Відомства у 1917 році. // Літопис Червоної Калини, ч. 1. Львів, 1938. с. 10.
2. Шрамченко с. Закон про державну українську фльоту та його виконавці. II За Державність, ч. 5. Каліш, 1935. с. 124-125.
3. Там же. с. 131.
4. Там же. с. 128.
5. Центральний державний архів вищих органів влади та управління України (ЦГАВОВУ). ф. 2203. Оп. 1. ¿ฒ 8ã
6. ЦГАВОВУ. Ф. 2203. Оп.1. д. 3-г. л. 9806.
7. Там же. л. 100.
8. Шрамченко с. Закон... с. 128.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 26-01-2012 21:23
 



Кондуктор в синем кителе и знаки различия кондукторов флота УНР
Матрос в шинели и знаки различия матросского состава флота УНР на шинели:

- матрос,
- старший матрос (мат),
- боцманмат,
- боцман




Кондуктор в синем кителе и знаки различия кондукторов флота УНР
Матрос в шинели и знаки различия матросского состава флота УНР на шинели:

- матрос,
- старший матрос (мат),
- боцманмат,
- боцман






Матросский состав береговой артиллерии УНР
Матросский состав флотилии Отдельного корпуса пограничной стражи УНР:

(зелёный прикладной цвет)
- знак на рукава роевого,
- знак на рукава четового,
- знак на рукава бунчужного,
- погон на шинель боцмана
Офицерский состав флотилии Отдельного корпуса пограничной стражи УНР (фрагмент слева):
- знаки различия поручика,
- знаки различия подполковника

За помощь в предоставлении иллюстративного материала выражаем искреннюю благодарность исследователю А.И. Рудиченко

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 27-01-2012 19:31
 
ГАЛИЦКАЯ АВИАЦИЯ. 1918-1920

Я.Тинченко. Цейхгауз, №31, 2009

В конце октября 1918 г. Австро-Венгерская двуединая монархия как единое государство прекратила свое существование. Объявили себя независимыми Чехословакия и Польша, часть территорий отошла к вновь созданному Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев, в Австро-Венгрии была создана ликвидационная комиссия, которая должна была обеспечить наиболее безболезненное разделение территории прежней империи на национальные государства. Но, конечно же, справедливости не получилось: самые слабые и малочисленные из народов при этом вынуждены были страдать, в частности, вопрос о статусе Восточной Галиции, где проживало более 4 миллионов украинцев, был решён в пользу Польши. Учитывая то, что представительство украинцев в высших венских кругах было мизерным, австрийская и польская аристократия сочли возможным даже не спрашивать их мнения.

Ещё один фактор, сильно повлиявший на решение ликвидационной комиссии, имел чисто военный характер. До 1914 г. cpeди украинцев военная служба была крайне непопулярной. Именно поэтому на 11% призываемых в австро-венгерскую армию солдат русинской национальности (именно так украинцы официально назывались в Австро-Венгерской империи вплоть до 1916 г.) было всего 0,3% кадровых офицеров, признававших себя русинами. Кроме того, к 1918 г. на территории Восточной Галиции практически отсутствовали запасы вооружения, униформы и технических средств. То есть, по оценкам поляков и их венских покровителей, шансы на сопротивление у украинцев Восточной Галиции были мизерными.
И все же поляки просчитались. Украинцы узнав о том, что очень скоро они должны стать частью Польши, первыми провозгласили о создании Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) и в ночь на 1 ноября 1918 г. подняли вооружённое восстание. Поляки перекинули во Львов значительные силы из других регионов страны и к 22 ноября, имея подавляющее численное превосходство, принудили украинские войска оставить город и перейти к его осаде.
В период боёв за Львов была создана Галицкая армия, в которой не было недостатка в дисциплинированных унтер-офицерах и солдатах. Однако армия остро нуждалась в военных специалистах (офицерах среднего и высшего звена, инженерах, артиллеристах, лётчиках и т.д.), вооружении и униформе. Правительство ЗУНР обратилось за помощью к гетману п.п. Скоропадскому, а после его свержения — к Директории УНР. Конечно же, Киев моментально откликнулся на просьбу западных украинцев, с Восточной Украины вскоре стали прибывать эшелоны с пушками, пулемётами, снарядами и патронами, униформой и медикаментами. Кроме того, в состав Галицкой армии прибывали авиационные, воздухоплавательные, инженерные и артиллерийские части, а так-же многочисленные специалисты — бывшие офицеры русской службы. Но, поскольку офицеров всё равно катастрофически не хватало, правительство ЗУНР также прибегло к широкой вербовке офицеров-австрийцев. Именно поэтому впоследствии русские и австрийские лётчики в авиации Галицкой армии составляли большинство личного состава.


Журнал боевых действий 2-й авиационной сотни за 21 апреля - 31 мая 1919 г. (ЦГАВОВУ)

«Летунський виддил» и его организация
Приказ о создании «Летунського виддилу» (если перевести дословно — Лётного отдела) появился 1 декабря 1918 г. Организатором и командиром «виддилу» назначался поручик Пётр Франко — сын известного украинского писателя Ивана Франко, в 1917-1918 гг. воевавший в австро-венгерской авиации. «Виддил» должен был базироваться на аэродроме в местечке Красном, где до того располагались австро-венгерские авиационные части (1). Имеющиеся в наличии лётчики-украинцы австро-венгерской армии под руководством воздухоплавателя Теодора Томенко стали организовываться в 1-ю авиационную сотню, а талантливый инженер, строивший австрийские гидропланы, поручик Степан Слезак организовал технические мастерские. Однако главного — самолётов — пока не было. Вскоре на аэродром в красном прибыла обещанная ещё гетманом П.П. Скоропадским, но высланная уже Директорией эскадрилья из состава 3-го Одесского авиационного дивизиона. Эскадрильей командовал георгиевский кавалер сотник Борис Губер. Сотня прибыла в составе 6 офицеров, 6 унтер-офицеров и 9 казаков. На её вооружении было 6 самолётов. Сотня Б. Губера была сразу же объединена с сотней Т. Томенко. В её состав был также зачислен австрийский ас-доброволец, добившийся в Первую мировую войну 11 подтверждённых побед и 2 неподтверждённых, поручик Франц Рудорфер (Рудольфер). Несколько позже в эту сотню также поступил ещё один венский юный аристократ лётчик-четарь (подпоручик) Эдуард Бернгубер.
Вслед за эскадрильей Бориса Губера из состава Действующей армии УНР вскоре прибыла эскадрилья 2-го Подольского ави-ационного дивизиона под командованием осетина сотника Джамбулата-Бада-Гиреева Канукова. Эта эскадрилья стала 2-й авиационной сотней. Чтобы «разбавить» её русский состав, в неё был зачислен вновь прибывший доброволец-хорват лётчик Николай Лялич. С 4 января 1919 г. командиром «Летунського виддилу» стал сотник Д. Кануков, так как поручик Пётр Франко был сбит поляками и попал в плен. Впрочем, уже 21 января П. Франко вернулся после счастливого побега из плена, но уже 14 апреля 1919 г. по приказу правительства ЗУНР отбыл в заграничную командировку. Командиром вновь стал сотник Кануков.
Для лучшего взаимодействия между лётчиками, наблюдателями и механиками вновь созданного соединения в красном под руководством сотника Бориса Губера были opганизованы вечерние курсы, к сожалению, их деятельность закончилась трагически. Вечером 5 февраля 1919 г. во время занятий в руках у Б. Губера разорвалась авиационная бомба. Сотник Б. Губер, командир 1-й авиационной сотни поручик т. Томенко и ещё 6 офицеров погибли на месте или скончались несколькими часами позднее. Ещё один офицер-механик был тяжело ранен.
Спустя полтора месяца приказом №42 от 20 марта 1919 г. командование Галицкой армии объявило о записи добровольцев в лётную школу в местечке Красном (2). Однако, были ли начаты занятия в этой школе, — нам неизвестно.
В апреле 1919 г. была организована 3-я авиационная сотня под командованием донского казака сотника Искандера Залозного. Также планировалось организовать 4-ю сотню во главе с поручиком францом Ру-дорфером, но в мае 1919 г. по приказу командования Галицкой армии он во главе трёх самолётов перелетел на территорию Чехословакии.
21 мая 1919 г., при передислокации «Летунського виддилу» из местечка Красное в село Озерное, в авиационной катастрофе погиб сотник Д. Кануков, и командиром «виддилу» стал сотник-галичанин Осип Заславский.





Офицер авиации Галицкой армии Николай Билобрам в повседневной и лётной форме, 1919-1920 гг.
(Коллекция Юлии Олийнык)

В середине июля 1919 г. Галицкая армия, а вместе с ней и «Летунський виддил», под натиском поляков вынуждены были перейти на территорию Восточной Украины и рас֊ положиться в районе Каменца-Подольского. Незадолго перед тем были расформированы кадры 3-й и запасной авиационных сотен. Несколько позже состоялась реорганизация Галицкой авиации. 27 августа 1919 г. по приказу командования Галицкой армии №28 обе авиационные сотни были свернуты в одну. Командиром сотни был назначен сотник Осип Заславский. Эта реорганизация была проведена под руководством инспектора авиации поручика Грушта, очередного австрийского ландскнехта (3), в августе - сентябре 1919 г. «Летунський виддил» располагался в местечках Шатаве, Новой Ушице, а затем надолго перебазировался в Винницу. Когда Галицкая армия столкнулась с белогвардейцами, почти все русские лётчики перелетели или перебежали на их сторону. После этого авиационная сотня фактически стала небоеспособной, кроме того, её авиапарк сильно поизносился.
6 ноября 1919 г. Галицкая армия заключила мирный договор с командованием Вооружённых сил Юга России и перешла в их состав. В соответствии с договором «Летунський виддил» был перебазирован на завод «Анатра» под Одессой, где должен был отремонтироваться и пополниться новыми самолётами из белогвардейских запасов.
Белогвардейцы обманули и никакой помощи «виддилу» не оказали. Но благодаря нахождению на заводе «Анатра» галичане сами многое из авиационного имущества смогли починить, кроме того, авиационная сотня неожиданным образом пополнилась группой лётчиков и специалистов из Действующей армии УНР, прибывших под руководством командующего авиацией УНР сотника Александра Егорова, а также несколькими русскими специалистами, перебежавшими ранее к белым, в частности, в сотню с виноватым видом явился сотник Юрий Алелюхин — русский ас Первой мировой войны, сражавшийся в составе Галицкой авиации под Львовом, а осенью 1919 г. удравший к белым на лучшем самолёте.
В середине января 1920 г. командиром «Летунського виддилу» назначили нового австрийского наёмника — сотника Рудоль-фа фон Кюге. Впрочем, он оставался в Одессе недолго, и после занятия города красными, по слухам, выехал в Москву — для службы в Красном воздушном флоте.
7 февраля 1920 г. в Галицкой армии был создан революционный комитет, который в условиях эвакуации частей ВСЮР в Крым был вынужден заключить мирный договор с командованием РККА. Отныне галичане под наименованием Червонной Украинской Галицкой армии (ЧУГА) входили в состав РККА. «Летунський виддил» был переименован в 1-й Галицкий авиационный отряд и вплоть до конца марта 1920 г. оставался на формировании в Одессе.
2 апреля 1-й Галицкий авиаотряд отбыл в Киев, где провёл испытания имеющихся в его распоряжении исправных самолётов. Ещё через несколько дней отряд отбыл в состав 12-й армии на фронт против поляков. Однако повоевать отряду почти не пришлось. В то время польская кавалерия прорвала фронт и стремительно рвалась к Киеву. Отряд отступил к Казатину, где в то время скопилось множество отступающих красных частей.
В ночь на 27 апреля 1920 г. поляки неожиданно атаковали Казатин с нескольких сторон. По сути, красные войска, находившиеся в городе, оказались в мешке. Среди личного состава 1-го Галицкого авиаотряда не было единства во мнении: что же делать дальше? К тому времени с. Петлюра заключил с поляками Варшавский мирный договор, и часть личного состава отряда склонялась к мнению, что необходимо сдаться, чтобы сразу попроситься о переводе в состав Армии УНР. Другая часть военнослужащих, памятуя прежние бои с поляками, ни в коем случае не хотела сдавать им оружия и, выбирая из двух зол меньшее, готова была остаться на службе в РККА.
При проблеске первых лучей рассвета поляки возобновили артиллерийский и пулемётный обстрел станции Казатин. Не желая ждать появления противника, два экипажа 1 -го Галицкого авиаотряда взмыли в небо и улетели к Киеву. Первый самолёт пилотировали один из создателей Галицкой авиации поручик Антон Хрущ и военлет Масюкевич, второй — ветеран 1-го Запорожского авиаотряда Армии УНР хорунжий Юрий Арватов и лётчик-наблюдатель Огар. Также успели выбраться из Казатина и вскоре присоединились к красным войскам ещё 6 военнослужащих 1-го Галицкого авиаотряда (4). Вскоре все они отправились на Южный фронт, где отличились в боях с белогвардейскими войсками, в частности, Ю. Арватов стал командиром авиаотряда, был награждён тремя орденами Красного Знамени.
Прочие военнослужащие отряда либо разбежались, либо сдались в плен полякам, чтобы вскоре присоединиться к 1-й Запорожской авиационной эскадрилье Армии УНР.


Офицеры «Летунського виддилу», зима 1919 г.
Слева направо: Пётр Франко, поручик Костив, четарь Николай Сериков, хорунжий Иванов, жена Шестакова, жена Залозного, сотник Искандер Залозный, сотник Джамбулат Кануков, поручик Шестаков. (фото из журнала «Літопис Червоної Калини»)

Воздухоплавательный дивизион
22 февраля 1919 г. в состав Галицкой армии из Действующей армии УНР был передан Черниговско-Волынский учебно-кадровый воздухоплавательный дивизион — одно из четырёх воздухоплавательных соединений, сформированных ещё при гетмане П.П. Скоропадском. Так как Действующая армия УНР постоянно отступала, то воздушные шары ей были не нужны. Зато под Львовом, где шла позиционная война с поляками, они могли оказаться более чем кстати. Именно поэтому приказом от 4 марта 1919 г. дивизион под названием 1-го воздухоплавательного был зачислен в Галицкую армию в составе 11 офицеров, 6 чиновников и 40 казаков (5).
Воздухоплавательный дивизион под руководством полковника Атаназия Шабского сначала расположился в местечке Красное, а затем — в городе Стрый. Вооружённые пулемётами воздушные шары участвовали в осаде Львова и обслуживали войска во время наступательных и оборонитель-ных операций против поляков.
16 июля 1919 г., во время отступления Галицкой армии под напором поляков с территории Западной Украины, в городе Чертков дезертировал полковник Атаназий Шабский. В тот же день в селе Высучци около Борщева также остался на территории, оккупированной поляками, помощник Шабского подпол-ковник Дмитрий Казаков. Оба они дезертировали со значительной суммой денег (6).
Приказом №113 от 21 июля 1919 г. начальником отряда воздушных шаров назначен подполковник Эдмунд Рейнфельд — офицер русской службы родом из Прибалтики (7). Под руководством Э. Рейнфельда дивизион честно и самоотверженно обслуживал Галицкую армию вплоть до её перехода в состав ВСЮР. в частности, воздушные шары поднимались над землёй в период взятия украинскими войсками Киева 31 ав-густа 1919 г. в ноябре 1919 г. остатки дивизиона были переданы в состав белогвардейских воздухоплавательных частей.

Численность и состав авиационных подразделений
В вопросе определения боевого состава галицкой авиации имеющиеся мемуары являются источником более чем сомнительным, а потому обратимся исключительно к документам.
Итак, как видно из «Ведомости действительного продовольственного и боевого состава Галицкой армии» по состоянию на 10 марта 1919 г., в составе «Летунського виддилу»: 20 офицеров, 160 подофицеров и казаков, 11 самолётов, 9 пулемётов Шварцлозе, 57 винтовок русского образца, 11 машин, 3 коня (8).
К 15 апреля 1919 г. в «Летунськом виддиле» и 1-м воздухоплавательном дивизионе числилось: 34 офицера, 64 подофицера, 213 казаков (из них боевой состав: 31 офи-цер, 28 подофицеров, 91 казак), 2 пулемета Максим, 13 — Шварцлозе, 9 — Льюиса, 64 русские винтовки, 10 самолётов, 4 воздуш-ных шара, 1 прожектор, 4 машины, 7 коней (9).
Наконец, ведомость Галицкой армии от 15 мая 1919 г. содержит данные отдельно на обе воздушные части:
«Летунський виддил»: 23 офицера, 64 под-офицера, 340 казаков, 119 штыков, 64 винтовки, 7 коней, 24 пулемёта, 4 машины, 10 самолётов.
Воздухоплавательный дивизион: 14 офицеров, 3 подофицера, 235 казаков, 156 шты-ков, 59 винтовок, 69 коней, 4 пулемёта, 8 ма-шин, 4 воздушных шара10.
Наконец, к 16 августа 1919 г., уже на Восточной Украине, в составе Галицкой авиации числилось:
1-я авиационная сотня: 11 офицеров, 69 казаков, 8 винтовок, 7 пулемётов, 7 самолётов, 1 машина и 17 коней;
2-я авиационная сотня: 10 офицеров, 74 казака, 20 винтовок, 5 пулемётов, 3 само-лёта, 1 машина и 6 коней;
1-й воздухоплавательный дивизион: 17 офицеров, 210 казаков, 4 воздушных шара, 1 машина и 20 коней (11).
В дальнейшем численность Галицкой авиации лишь уменьшалась.



Военный лётчик авиации Галицийской армии. Лето - осень 1919 г.
Лётное снаряжение и одежда галицкой авиации происходили из запасов австро-венгерской, германской и российской армий. Авиатор одет в коричневый молескиновый комбинезон, подбитый чёрным мехом (скорее всего немецкий). Под полётным обундированием можно видеть полевой мундир с петлицами (т.н. «зубчаткой» — характерной деталью галицкой униформы) серого цвета, присвоенного техническим войскам, к которым и авиация. Золотая окантовка петлиц указывает на его к категории «сотенных старшин» (хорунжий, четарь, поручник, сотник)

Боевое применение, потери и победы
Галицкая авиация применялась преимущественно в целях разведки и бомбометания. Боевые столкновения в воздухе были крайне редки, и потери авиации, как украинской, так и польской, возникали прежде всего из-за аварий.
Собственно, сбит поляками был только один Галицкий самолёт. 4 января 1919 г. командир «Летуньского виддилу» сотник Пётр Франко и старший десятник Василий Кавута во время разведки и бомбометания были подбиты поляками огнём с земли. Самолет совершил вынужденную посадку, а лётчики попали в плен. Впрочем, очень скоро оба они бежали из плена и вновь были зачислены в состав Галицкой авиации. Правда, вскоре Василий Кавута погиб в авиационной катастрофе. Второй аварией, закончившейся летально, стала катастрофа самолёта сотника Д. Канукова.
В воздушных боевых столкновениях были повреждены один польский и один украинскии (пилотируемый Ф. Алелюхиным) самолёты.
Что касается потерь польской авиации в период борьбы с Галицкой армией, то они, исключительно по польским данным, таковы:
2 ноября 1918 г. во время боёв за Львов украинский пулемётчик сбил недалеко от вокзала самолёт, участвовавший в боевых действиях на стороне поляков (впрочем, польские авторы утверждают, что самолёт пилотировал австриец, который якобы просто пытался удрать из Львова).
3 ноября украинцами были сбиты 2 из 12 самолётов австрийской авиации, пилотируемых поляками, которые бежали с аэро-дрома в селе Гуречко в Краков.
9 ноября украинскими подразделениями в Перемышле был подбит и совершил вынужденную посадку самолёт, везший политического курьера из Львова в Краков.
21 ноября был подбит огнём пулемётов и затем разбился во время вынужденной посадки польский самолёт, пытавшийся атаковать украинские позиции (по версии поляков — украинский бронепоезд).
16 февраля 1919 г. во время атаки украинских батарей был сбит ещё один польский самолёт, причём его экипаж погиб (по другой версии, это была авиакатастрофа).
7 марта при аналогичных обстоятельствах упал еще один самолёт, но его экипаж уцелел.
9 мая во время атаки на украинский воздушный шар был подбит огнем пулемётов и совершил вынужденную посадку самолёт «Аьбатрос». Его экипаж попал в плен, а самолёт передан в распоряжение Галицкой авиации.
Наконец, в период майских боев было сбито ещё три польских самолёта, причём один из экипажей погиб.
Таким образом, всего в период боёв с Галицкой армией поляки (по их же собственным данным) потеряли 11 своих самолётов. Интересно, что украинская сторона подтверждает сбитие наземными средствами только 6 из указанных самолётов. То есть остальные самолёты (или какие-то из них), в принципе, могли быть сбиты украинскими лётчиками в воздушных боях.
Украинская мемуаристика в вопросе о сбитых самолётах, мягко говоря, дезинформирует читателей. Например, один из ветеранов Галицкой авиации (И. Фостаковский), а вслед за ним и историки (Л. Шанковский) утверждали, будто бы галичане сбили 16 польских самолётов, что, конечно же, неправда. Поляки также не остаются в долгу: по их мнению, их лётчикам удалось сбить как минимум два самолёта (Франца Рудорфера и Фёдора Алелюхина), что, конечно же, тоже неправда.

Знаки отличия лётчиков и опознавательные знаки на самолётах
В соответствии с приказом командования Галицкой армии от 6 декабря 1918 г. на украинских самолётах следовало рисовать синий квадрат под правым крылом и жёлтый — под левым (12). На сегодняшний день — это единственный достоверный приказ о том, какие знаки полагалось рисовать на галицких самолётах.
22 апреля 1919 г. в Галицкой армии была введена общевойсковая униформа. Лётчикам присваивался серый (пепельный) прикладной цвет технических войск, из котоpoгo у них должны были быть изготовлены петлицы-«зубчатки» на воротниках и подкладка под нарукавными нашивками, обозначавшими звания. Кроме того, на левом рукаве лётчикам полагалось носить нашивку прикладного цвета в виде двух букв: «Лт.» (13).
Однако оба вышеупомянутых приказа, по видимости, под воздействием преобладающих в Галицкой авиации лётчиков и специалистов, ранее служивших в русской авиации, не выполнялись. Первый командир Галицкой авиации, сотник Пётр Франко вспоминал об этом: «Знаком отличия лётчиков был пропеллер на краю воротника и нашивки на рукавах. На самолётах под и над крыльями были нарисованы голубо-жёлтые круги — посередине жёлтый, на внешней стороне — голубой» (14).
Ветеран галицкой авиации сотник Иван Фостаковский впоследствии вспоминал: «Следует вспомнить про опознавательные знаки на самолётах, которые употребляли лётчики УГА. Весь период пребывания на украинско-польском фронте наши самолёты имели над крыльями два нарисованных круга, посередине жёлтый, внешний — синий. Охотники "Нюпоры" имели ещё по бокам черепа и кости накрест, поскольку принадлежали к "отряду смерти". Когда Авиационная сотня попала на противобольшевистский фронт, сине-жёлтые круги были заменены на того же цвета полоски на крыльях и на боковом руле на хвосте, а на кадовбе добавлен чёрного цвета тризуб. Сделано это для того, чтобы отличить свой самолёт от большевистского, на котором ещё встречались трёхцветные кружки царской армии» (15). Таким образом, вместо букв «Лт.» галицкие лётчики носили пропеллер, а воздухоплаватели намеревались изготовить (или изготовили) свой собственный нарукавный знак.
1 Вiстнiк Державного Секретаріату Військових Справ. Тернопіль, ч. 2. 14.12.1918.
2 Центральний державний архів вищих органів влади та управління України — Центральний державний архiв вищих органiв влади и управления Украины — (ЦДАВОУ). Ф 2188. Оп. 2. д. 41. л. 110.
3. Там же. Д. 55. с. 145.
4. Гражданская война на Украине. Сб. док. Киев, 1967. Т. 3. С. 241-242.
5. ЦДАВОУ. ф. 2188. Оп. 2. Д. 1. л. 67.
6. Там же. Д. 1. Л. 6306.
7. Там же. Д. 41. Л.246.
8. Там же. Д. 57. Л.31.
9. Там же. Д. 57. Л.34.
10. Там же. Д. 57. Л. 1-2.
11. ЦДАВОУ. ф. 1078. Оп. 2. д. 28. л. 1-8.
12. ЦДАВОУ. ф. 2188. Оп. 2. Д. 1. Л. 28.
13. Вісник Державного Секретаріату Військових Справ. Станіслав Ч. 11.30.04.1919.
14. Франко П. Летунський відділ УГ.А. // Літопис Червоної Калини. Ч. 11. Львів, 1937. с֊ 12.
15. Фостаковський І. Літунство. // Українська Галицька Армія (матеріяли до історії), ч. 1. Вінніпег, 1958. с. 227.




Бывшие военнослужащие «Летунського виддилу» в лагере интернированных в Чехословакии, 1921 г.
У одного из них виден авиационный нарукавный знак — пропеллер, судя по всему, нанесённый белой (?) краской по трафарету. (ЦДАВОУ)


Рисунок знака Воздухоплавательного дивизиона, который, по видимости, предполагалось носить на рукаве, выполненный командиром дивизиона полковником А. Шабским. (ЦГАВОВУ)
Рисунок военного лётчика (стр. 30) впервые опубликован в книге: Чмир м., Пінак Э., Музычук с. Галицька армия. 1918-1920. / Библиотека журналу «Однострій». Рівне, 2008. Редакция благодарит авторов и издателей книги за предоставленную возможность воспроизвести его в данной статье


Рисунки опознавательных знаков на самолётах авиации Галицкой армии в 1919 г. (сверху) и авиации Армии УНР в 1920 г. (внизу), выполненные ветераном Армии УНР сотником н. Битинским в 1950-е гг. совместно с ветераном «Летунського виддилу» сотником и. Фостаковским (рисунок предоставлен для публикации исследователем А. Рудиченко)

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 28-01-2012 19:05
 
О легендарных черношлычниках (шлык - это длинный верх папахи).
http://borysfen.livejournal.com/175679.html?thread=1124159

На текст особого внимания не обращаем - мало ли что напишет фанат украинских армий. Но он потрудился, собрав кочуюющие по фото фотографии в одном месте.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 30-01-2012 01:22
 
Интересный пост в блоге - галерея военно-исторического костюма Богуслава Любива в музее города Львова. Реконструкции униформы различных украинских вооруженных образований от легиона Сечевых стрельцов до Украинской Повстанческой Армии Второй Мировой войны.
http://uniformology.livejournal.com/51241.html

То же - на сайте коллекционеров "Sammler".
http://sammler.ru/index.php?showtopic=28489

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 06-02-2012 17:10
 
1-я ЗАПОРОЖСКАЯ ABИАЦИОННАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ APMИИ УНР

Ярослав Тинченко. Цейхгауз, № 2(30), 2009.

Среди русских летчиков, участвовавших в воздушных боях Первой мировой войны, было довольно много выходцев с Украины. Некоторые из них в 1917 г., когда была провозглашена Украинская Народная Республика, встали на путь создания национального воздушного флота. На Украине была хорошая база для формирования собственной авиации. На её территории располагалось четыре авиапарка (1-й — в Одессе, 3-й и 5-й — в Киеве и 6-й — в Полтаве), Севастопольская авиационная школа, Киевская школа лётчиков-наблюдателей, авиационный завод «Анатра» с лётной школой при нём в Одессе.
Однако ещё весной 1917 года стало очевидно, что военнослужащие авиапарков, в подавляющем большинстве — квалифицированные рабочие, в своей массе находятся на стороне большевиков. Поэтому, когда дошло до дела, был частично украинизирован лишь 5-й авиапарк, да и тот в период вооружённой борьбы Центральной Рады с большевиками объявил нейтралитет.
Кроме 5-го авиапарка к декабрю 1917 г. объявили себя украинизированными 6-й истребительный авиационный дивизион на Юго-Западном фронте, 9-й корпусной авиационный отряд — на Западном и 13-й корпусной авиационный отряд — на Румынском. Первый из них вскоре прибыл в Киев и был переименован в 1-й Украинский истребительный авиационный дивизион. Однако все самолёты этого отряда в разобранном виде находились в вагонах, а механиков для их сборки в распоряжении украинских властей не оказалось. Более того, когда Киевом после десятидневных уличных боёв наконец завладели большевистские войска, весь личный состав дивизиона перешёл на их сторону (1).


Офицеры 9-го гусарского Киевского полка Михаил Георгиц (слева) и Александр Егоров (будущий командир 1-го Запорожского авиаотряда и командующий авиацией УНР) во время учёбы в Севастопольской авиационной школе. 1916 г. (Частная коллекция) Посередине — супруга А.И. Егорова Лидия.


Офицеры 1-го Запорожского авиаотряда вместе с гостями. Лето 1918 г.
(Из кн.: Білон П. Спогади, ч. 1. Пітсбург, 1952). Слева направо: сотник Жаховский, сотник Берестовенко, адъютант 1-го Запорожского конно-гайдамацкого полка им. К. Гордеенко сотник Гончаров, сотник Гвоздев, командир конного дивизиона Чёрных Запорожцев сотник Римский-Корсаков, сотник Егоров, поручик Чистокаитов и сотник Алексеев.

Таким образом, когда в декабре 1917 г. началась Первая украино-большевистская война, в распоряжении Центральной Рады фактически не было ни одного самолёта. Чтобы исправить ситуацию, приказом от 12 декабря 1917 г. при 5-м авиапарке было положено начало формированию 1-го Украинского авиационного отряда. Его первым командиром стал георгиевский кавалер, подпоручик Александр Наконечный, в состав отряда также поступили военные лётчики штабс-ротмистры Егоров, Кудря, подпоручик Чудновский, прапорщик Качан, лётчики-наблюдатели поручики Морей де Моран, Поготовко, подпоручик Веревский и прапорщик Чечель (2). Очень скоро Наконечный и Кудря, являвшиеся членами Центральной Рады, покинули отряд и заняли более ответственные должности. Командование перешло к Александру Егорову, которому единственному из всего отряда в начале января 1918 г. был передан самолёт системы «Сопвич» (3).
30 декабря 1917 г. в Киеве на аэродроме в районе станции Пост-Волынский во главе с военным лётчиком подпоручиком Коломийцем была создана Украинская авиационная школа. Планировалось, что в скором времени в состав этой школы вольются слушатели украинского происхождения из Гатчинской и Севастопольской авиационных школ. Назначенному начальником управления авиации и воздухоплавания УНР подполковнику Баранову удалось отыскать два самолёта для школы, и в ней даже успели произвести несколько тренировочных полётов (4).
Тем временем к Киеву подошли присланные Совнаркомом России большевистские войска во главе с Н. Муравьевым и В. Антоновым-Овсеенко. На подступах к городу и на его улицах начались кровавые бои. в этих боях активно участвовал «Сопвич» А. Егорова и, возможно, два самолёта, которые были в составе школы. Воевал Егоров настолько удачно, что советские командиры считали, будто против них действует целая эскадрилья из 12 самолётов. Причем, будто бы красным эту эскадрилью даже удалось целиком уничтожить. Командир одного из большевистских отрядов, В.М. Примаков, впоследствии написал в мемуарах: «В боях за Киев, которые длились несколько дней, участвовала петлюровская эскадрилья из 12 самолетов, которая ежедневно бомбардировала артиллерию Муравьева и станцию Дарница, где стояли наши бронепоезда. Kyреневские красногвардейцы разведали, что аэродром этой эскадрильи находится недалеко от завода гретера и охраняется небольшими частями, с отрядом в 25 бойцов я пошел ярами от Куреневки на Сырец, и мы неожиданно, без единого выстрела сняли караул. В полотняных палатках — ангарах — стояли самолеты. Мы не знали, что с ними делать и ограничились лишь тем, что раскололи шашками пропеллеры и молотами испортили все части моторов. Под конец этой работы на аэродром въехали 2 машины: грузовик с летчиками и легковая машина командира эскадрильи полковника Нечитайло. Они были захвачены и отправлены на Куреневку в штаб полка. На этих машинах мы вывезли снятые с самолетов пулеметы "льюиса"» (5)


Хорунжий 1-го Запорожского авиационного отряда, весна 1918 г.
Одет в кожаную гимнастерку, распространённую в то время среди русских лётчиков (см. фото М. Георгица на соседней странице), кавалерийские галифе и гусарские ботики с розетками (среди офицеров 1 -го Запорожского авиаотряда большинство составляли бывшие кавалеристы). На пилотке — голубой щиток с изображением Архистратига Михаила — эмблема войск Центральной Рады, на рукаве — знак различия, соответствующий званию хорунжего.

Из этого отрывка совершенно непонятно, чьи самолеты разгромил отряд Примакова, и кто такой полковник Нечитайло. Зато становится ясно, что украинские само-лёты изрядно досаждали большевикам.
8-9 февраля 1918 г. 1-й Украинский авиационный отряд вместе с прочими частями Центральной Рады оставил Киев. Один из лётчиков отряда (по видимости, А. Егоров), по приказу С. Петлюры, разбросал с самолёта листовки с призывом к киевлянам переждать правление «господ большевиков» и обещанием, что украинские войска скоро вернутся в город и отомстят врагам (6).
Не прошло и месяца, как украинские войска вместе с новыми союзниками — немцами вернулись в Киев. Все части Центральной Рады были переформированы в Отдельную Запорожскую дивизию армии УHP, а отряд А. Егорова — в 1-й Запорожский авиационный отряд. Впоследствии этот отряд участвовал в операциях против большевиков на правобережной и Южной Украине.
Тем временем Военное министерство УНР разработало план создания регулярной украинской армии, по которому в её состав должно было входить 8 авиадивизионов (по одному на армейский корпус), в оперативном отношении эти авиадивизионы должны были подчиняться инспекторам авиации Киевского, Харьковского и Одесского районов. При каждой инспекции авиации разворачивались авиационные парки. Кроме того, в Киеве создавалась авиационная школа, а в Виннице должна была расположиться эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец». Всего же в распоряжении Военного министерства УНР числилось 193 самолёта различных конструкций, в том числе четыре «Ильи Муромца».
Однако лишь мизерная часть из этих самолётов могла использоваться в воздухе. Исчерпывающие сведения о способностях украинской авиации можно получить из материалов начальника инспекции авиации Харьковского района, которому подчинялись 6-й, 7-й и 8-й авиадивизионы. Например, из 11 числящихся в составе 6-го Полтавского авиадивизиона самолётов четыре требовали капитального ремонта, один находился в ремонте, один стоял без моторов, наконец, еще пять были новыми, но... упакованными в ящики. Из 13 самолётов 7-го Харьковского дивизиона находилось в капитальном ремонте восемь, а остальные — также «новые, упакованные в ящики» (впрочем, как ни странно, в других ведомостях эти же самолёты почему-то числились «готовыми к полётам», хоть и были «упакованными в ящики»!). И только в 8-м Екатеринославском авиадивизионе из 13 самолётов были действительно готовы к вылету в любой момент четыре летательных аппарата (7).
Четыре самолёта 8-го Екатеринославского авиадивизиона ранее принадлежали 1-му Запорожскому авиационному отряду. Ещё в мае 1918 г. по приказу Военного министерства гетмана П.П. Скоропадского этот отряд вошёл в состав 8-го авиадивизиона. Очень скоро между командованием формирующегося авиадивизиона и личным составом 1-го Запорожского авиаотряда начались серьёзные трения на почве отношения к украинской власти. По сути, командование дивизиона, как и подавляющее большинство других офицеров, поступивших на службу к гетману П.П. Скоропадскому, рассматривало украинскую армию как ширму для воссоздания русских вооружённых сил. Естественно, офицеров 1-го Запорожского авиаотряда, уже неоднократно участвовавших в боях с большевиками на стороне украинского правительства, такое отношение задевало и обижало. Вначале из дивизиона вынужден был уйти сотник Егоров (его назначили начальником базы 7-го Харьковского авиадивизиона). 25 июля 1918 г. уволился со службы (и затем устроился в 6-й Полтавский авиадивизион) ещё один заслуженный лётчик-запорожец — сотник Жаховский. Наконец, 19 октября 1918 г. из 8-го Екатеринославского дивизиона ушёл военный лётчик значковый Василевский (также отлично зарекомендовавший себя в составе 1-го Запорожского авиаотряда).
15 ноября 1918 на Украине вспыхнуло возглавляемое бывшими лидерами Центральной Рады восстание против гетмана П.П. Скоропадского. Создав новое правительство — Директорию, бывшие деятели Центральной Рады объявили о воссоздании Украинской Народной Республики. Один из авиационных дивизионов — 1-й Волынский практически сразу перешёл на сторону восставших. Из имеющихся в его составе самолётов удалось собрать три пригодных для полётов. Впоследствии под названием 1-го Республиканского авиационного отряда это подразделение участвовало в осаде Киева войсками Директории (8).


Ловля раков в озере возле свечного завода в Каменце-Подольском, где находилась база украинской авиации. Осень 1919 г.
(Частная коллекция). О людях, запёчатлённых на фотографии, ветеран 1-го Запорожского авиаотряда Владимир Пилипец вспоминал: «В центре этой фотографии, в темной униформе и без шапки — командир Авиаотряда сотник А. Жаховский. Возле него, с вытянутой рукой, наверное, сотник наблюдатель Алексеев. За ним (видно лишь голову в шапке), наверное, шеф механиков подхорунжий Звягин. Справа (видно только голову над берегом) — хорунжий пилот Арватов. Пан в чёрной пелерине — это, наверное, художник, хороший знакомый сотника Жаховского, приходивший к нам на аэродром рисовать картины с наших самолетов. Один раз он пожаловался мне, что нет нужных ему масляных красок в тюбиках, а потому не может представить всей красоты наших самолетов, про которые он с восторгом говорил: "как будто птица, срывающаяся в полет". По моей просьбе командир упомянутого здесь самолета-гиганта, капитан Кликерман привез ему из Берлина все нужные краски. Радость была неописуемая. Нарисовал две действительно прекрасные, высокой художественной ценности, картины наших самолетов. Одну из них подарил гэловному атаману Симону Петлюре...» (Пилипець В. Із життя 1-го Запорізького окремого авіаційного відділу. // Дороговказ, ч. 27. Торнто, 1965. с. 11)

На Западной Украине, входившей ранее в состав Австро-Венгерской империи, также началась вооружённая борьба, в результате распада австрийской монархии Западная Украина по решению представителей Антанты должна была отоити в состав Польши. Чтобы избежать этого, 1 ноября 1918 г. украинские солдаты австро-венгерской армии, находившиеся во Львове, подняли вооруженное восстание. Началась украинско-польская война. Ещё в ноябре 1918 г. по приказу гетмана П.П. Скоропадского из состава 3-го Одесского авиационного дивизиона были выделены, по видимости, все имеющиеся в его распоряжении летательные аппараты и под руководством сотника Бориса Губера направлены на помощь галичанам. Вслед за ними на Западную Украину вылетели действующие самолёты из состава 2-го Подольского авиационного дивизиона. Вскоре эти подразделения стали основой 1-й и 2-й сотен авиации Галицкой армии.
В описываемый период в 8-м Екатеринославском авиадивизионе было глухое брожение. Один из лётчиков перелетел в расположение Добровольческой армии. Другие выжидали чего-то: отказались вместе с частями 8-го Екатеринославского корпуса генерала И. Васильченко уходить из города в Крым на соединение с Добровольческой армией и остались в Екатеринославе. 12 декабря 1918 г. командир дивизиона подполковник Коровников издал приказ, в котором заявлял, что отныне его часть входит в состав войск УНР (9). Однако желание господина Коровникова послужить украинскому делу так и не было осуществлено. 26 декабря 1918 г. в Екатеринослав ворвались отряды Н. Махно и захватили три самолёта из состава дивизиона (10). Спустя несколько дней войскам УНР удалось выбить махновцев из города и отбить самолёты, но к тому времени и Коровникова, и прочих офицеров 8-го Екатеринославского дивизиона след простыл...
В начале января 1919 г. в Екатеринослав прибыли подразделения Запорожского корпуса Действующей армии УНР, в составе которого к тому времени уже служили сотники Александр Егоров и Александр Жаховский. Из остатков 8-го Екатеринославского дивизиона под руководством сотника А. Егорова был воссоздан 1-й Запорожский авиационный отряд, в связи с тем, что вскоре к Екатеринославу подошли красные, отряд перебазировался на станцию Бирзула на Правобережной Украине. Именно отсюда весной 1919 г. отряд осуществлял активные воздушные операции против частей Красной Армии. По состоянию на 29 марта 1919 г. в составе 1-го Запорожского авиационного отряда А.И. Егорова числилось 11 офицеров, 1 чиновник, 83 казака, 10 ма-шин и 2 самолёта (11).
В связи с наступлением Красной Армии все имеющиеся в распоряжении Армии УНР самолёты, способные подняться в воздух, переформировывались в авиационные отряды. Кроме 1-го Запорожского, таких отрядов было создано ещё три: 3-й (из бывшего 1-го Республиканского авиаотряда и подразделений 1-го Волынского авиадивизиона), 4-й (из бывшего Особого авиационного отряда, созданного при Осадном корпусе во время осады Киева в декабре 1918 г.) и 5-й (из разных частей). Имущество авиационных дивизионов, поломанные самолёты и те, которые нуждались в кропотливой сборке, были вывезены вначале в Винницу, а затем в Проскуров. Отсюда значительное количество технических специалистов выехало в состав авиации Галицкой армии. Туда же было передано огромное количество поломанных самолётов, запчастей, оборудования. Летом 1919 г. вся авиация Армии УНР была сосредоточена в Каменце-Подольском. К 16 августа 1919 г. в составе 3-го авиаотряда было два самолёта, 4-го — шесть, 5-го — четыре (12).


Образец тризубца, который должен был в качестве отличительного знака наноситься на самолёты украинской авиации. (реконструкция по рис. из фондов ЦГАВОВУ). Несмотря на то, что знак предполагалось наносить чёрной краской (см. описание на стр. 41), на фотографии внизу можно видеть белый тризубец.


Самолёт «Цеппелин стаакен» R. XIV немецкого капитана Клипермана в окружении военнослужащих 1-го Запорожского авиационного отряда. Каменец-Подольский. Август 1919 г. (Частная коллекция). В кабине самолёта сидят и.о. командующего авиацией УНР Александр Егоров и начальник хозяйственной части Иван Молоко. Рядом с ними стоит (в пилотке) командир 1-го Запорожского авиаотряда Александр Жаховский

Летом 1919 г. в 1-м Запорожском авиационном отряде боевых самолётов уже не было, так как он перешёл на совершенно особое положение и выполнял не боевые, а транспортные функции. Поскольку Украинская Народная Республика со всех сторон была окружена врагами, её представители могли попасть в Европу только по воздуху. Был создан специальный воздушный мост между Каменцем-Подольским (где находилось правительство УНР) и Германией, который и обслуживал 1-й Запорожский авиационный отряд.
Поскольку имеющиеся в авиации УНР самолёты были по своим техническим качествам не способны обслуживать воздушный мост, правительству пришлось нанять шесть немецких транспортных самолётов: три — «Цеппелин стаакен» (Zeppelin-Staaken) R. XIV и три «Гота» (Gotha) G. V. Эти самолёты перевозили украинских послов и членов дипломатических миссий, государственную почту, украинские деньги и государственные бумаги, печатавшиеся в Германии, и многое другое (13).
Арендованные УНР самолёты пилотировали немецкие лётчики. Однако допускалось также и участие в полётах немецких самолётов украинских лётчиков. Несмотря на столь важные государственные функции, которые выполнял 1-й Запорожский авиационный отряд, лётчики из его состава всё же участвовали в боевых вылетах против красных. Виртуозом проведения разведок и одним из лучших лётчиков считался сотник Александр Егоров, который в августе 1919 г. принял должность исполняющего обязанности командующего украинской авиацией. От него не отставали военные лётчики — запорожцы Александр Жаховский и Сергей Островидов (14).
31 августа 1919 г. украинские войска столкнулись с Вооружёнными силами Юга России. Вдобавок к этому среди бойцов Действующей армии УНР стал свирепствовать тиф, а Антанта отказывалась пропускать для украинского правительства требуемые медикаменты. На фоне этих событии боевые авиационные отряды УНР стали разлагаться, и офицеры из их состава начали дезертировать к белым. Кроме того, среди руководства украинской авиации начались раздоры.
В рапорте от 18 октября 1919 г. исполняющий должность командующего авиацией Армии УНР сотник А.И. Егоров сообщал, что в его распоряжении фактически оставался только лишь один 4-й авиационный отряд. В этом же рапорте Егоров просил отстранить от должности инспектора авиации УНР Александра Наконечного, мотивируя свою просьбу следующим: «В общем мне известна прежняя служба сотника (хорунжего) Наконечного, и что там, где появляется он на более-менее ответственной должности, болеет "манией величия", сеет вокруг интриги и возмущение подчиненных ему <...> Последствия его работы самые плачевные: координации боевой работы 5-го и 4-го авиа-отрядов не было, командир 5-го боевого авиа-отряда, почти на глазах Инавиадарма cпекулировал с некоторыми офицерами своего отряда спиртом и другим государственным имуществом и наконец сбежал на государственных самолетах с одним из своих летчиков, захвативши с собой государственные деньги. 5-й авиаотряд до крайности дезорганизован и распущен» (15).


Польские и украинские летчики в авиационной школе в Быдгоще с французским начальником школы, полковником Дешевре (?)֊ 1921 г. (Частная коллекция)



Знак для лётчиков УНР, учреждённый приказом по Военному министерству от 30 июля 1919 г. № 113 (ЦГАВОВУ)



Приезд в Быдгощ 20 июля 1921 г., в день Ильи Пророка (праздник украинской и русской авиации), военного священника о. Петра Билона — бывшего главного казначея военно-воздушных сил УНР. (Частная коллекция). Об этом Л.А. Скурский вспоминал: «После молебствия Билон произнес проповедь, где указывал, что мы находимся временно в Польше и что при помощи божьей мы разобьем большевиков и возвратимся к себе на родину, призывал к терпению». (ЦГАООУ. ф. 263. Оп. 1. Д. 60238, архивно-следственное дело Л.А. Скурского. С. 13). В центре стоит о. Петр Билон. Внизу сидят летчики Федор Алелюхин, Лев Скурский и Павел Золотов.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies. 1917-1920
Sent: 06-02-2012 17:37
 
Следствием рапорта А.и. Егорова стал приказ по Действующей армии УНР от 24 октября 1919 г., которым сотник Наконечный был снят с должности инспектора авиации, но остался на должности командира 4-го авиационного отряда (16).
В ноябре 1919 г. в Проскурове частями ВСЮР был захвачен в полном составе 4-й авиационный отряд Действующей армии УНР (из этого отряда на соединение с запорожцами уехал только один лётчик — Лев Скурский). По сути, в распоряжении украинских властей остался только 1-й Запорожский авиационный отряд, дислоцировавшийся в Каменце-Подольском. Поскольку к городу подходили белые, он был вскоре занят передовыми польскими частями, с которыми ещё за несколько месяцев до того С. Петлюра заключил перемирие. Остатки Действующей армии УНР ушли на север, и в Каменце-Подольском остались немногие запасные подразделения, госпитали с больными, а также целый ряд государственных учреждений УНР, включая управление авиации и личный состав 1-го Запорожского авиационного отряда. Польские и украинские части заняли оборону города и затем смогли отстоять его и от белых (крупные соединения которых в город не пропускались), и тем более от красных.
в распоряжении казначея украинской авиации Петра Билона осталась довольно крупная сумма денег, и он порекомендовал украинским авиаторам ожидать дальнейших распоряжений с. Петлюры в Каменце-Подольском. Одна группа, в основном семейные офицеры во главе с сотником Александром Жаховским, согласилась на это предложение.
Сотник Александр Егоров с другой группой офицеров (в том числе молодым лётчиком Юрием Арватовым) решили не ждать «у моря погоды», а пробраться в Одессу, где в то время на заводе «Анатра» находились подразделения авиации Галицкой армии (17), в то время Галицкая армия являлась союзницей Вооружённых сил Юга России генерала А.и. Деникина. Офицеры добрались до Одессы, но спустя какое-то время Галицкая армия перешла на сторону красных, а город в начале февраля 1920 г. оказался в руках РККА. Галицкая авиационная сотня вошла в состав ЧУГА — Червонной Украинской Галицкой армии. Вскоре эта сотня была переброшена на станцию Казатин — на Юго-Западный фронт против поляков. 25 апреля 1920 г. поляки прорвали фронт и перешли в наступление на Киев. Спустя два дня они оказались в районе станции Казатин.
Когда передовые польские части очути-лись в районе расположения 1-й Галицкой сотни, многие её военнослужащие встали перед трудно разрешимой дилеммой. С одной стороны, они ненавидели поляков, но в тот момент союзницей Польши уже была Армия УНР. С другой стороны — галичане не питали иллюзий по отношению к большевикам, однако те обещали помочь в освобождении Западной Украины от поляков. Сотня раскололась надвое. Часть лётчиков и механиков уже под пулемётным огнём неприятеля села в машины и улетела в сторону Киева. Другая часть сдалась полякам, чтобы сразу же заявить о своем желании перейти в состав Армии УНР.
Судьба лётчиков, оставшихся в составе РККА, сложилась по-разному. Один из них, ветеран 1-го Запорожского авиаотряда Юрий Арватов, впоследствии отличился на Перекопе, был награждён тремя орденами Красного Знамени. По семейным причинам остался в Советской России и Александр Егоров. В конце 1920-х гг. он стал начальником штаба образцово-показательной эскадрильи Военно-воздушной академии им. Жуковского, а в 1930-е — одним из создателей Дома Красного воздушного флота. Стоит также упомянуть ещё об одном видном командире украинской авиации того времени — сотнике Константине Калинине, ставшем выдающимся советским авиаконструктором.
Что же касается тех, кто сдался в плен в Казатине, то уже спустя несколько дней поляки доставили их в Винницу и передали в распоряжение украинских властей. Сюда же прибыла группа лётчиков и механиков, «зимовавших» в Каменце-Подольском. С помощью поляков было решено воссоздать авиацию УНР под названием 1-й Запорожской авиационной эскадрильи.


Поручик 1 -й Запорожской авиационной эскадрильи. 1920-1922. Офицер изображён в общевойсковом мундире Армии УНР с петлицами крапового (авиационного) цвета и в чёрных «галифе типа бриджей» (покрой офицерских штанов периода гетмана П.П. Скоропадского). На рукаве — соединённые пропеллер с крыльями и тризубец

Местом формирования эскадрильи стала Варшава — Главный лётный порт на Мокотове, где вскоре собралось 75-80 авиаторов — пилотов, лётчиков-наблюдателей, механиков, техников, и др. В состав эскадрильи поступали авиаторы, служившие ранее в различных украинских авиационных подразделениях, а также новые добровольцы. Лётчиков в эскадрилье было шесть. Двое из них — командир эскадрильи Александр Жаховский и Сергей Островидов — служили ранее в 1-м Запорожском авиаотряде. Лев Скурский — в прошлом унтер-офицер русской императорской армии, в 1916-1917 гг. обучался во французских авиационных школах, а в конце 1918-1919 гг. служил в Особом авиационном дивизионе Осадного корпуса и 4-м авиационном отряде Армии УНР. За совершённые удачные воздушные бои, бомбометания и успешные боевые разведки приказом по авиации УНР Л.А. Скурский был произведён в чин хорунжего. Совершенно уникальной личностью был лётчик сотник Федор Алелюхин. Полный георгиевский кавалер за Первую мировую войну, он в 1918 г. вместе со своим украинизированным авиаотрядом попал в состав армии Украинской Державы. Оттуда с группой лётчиков был направлен на помощь авиации Галицкой армии, считался одним из лучших галицких ассов. Когда авиация галичан оказалась на Восточной Украине, Ф. Алелюхин дезертировал на лучшем самолёте к белым, но те, по-видимому, его очень плохо приняли, так как спустя какое-то время сотник с виноватым видом явился в Одессу — на завод «Анатру», где располагалась Галицкая авиасотня, и попросился назад. В Казатине вместе с остатками Галицкой авиасотни Алелюхин перешёл в распоряжение украинских властей. Наконец, еще два лётчика — сотник Юрий Козловский и поручик Павел Золотов — поступили в состав украинской авиации в 1920 г.
Вплоть до октября 1920 г. в распоряжении 1-й Запорожской авиационной эскадрильи не было ни одного самолёта. Ещё в августе 1919 г֊ в Берлин для приобретения самолётов и другого военного имущества был направлен сотник Василий Мурашко. Вначале в качестве эксперта по военным закупкам В.А. Мурашко состоял при после УНР в Германии Николае Порше, затем занимал ту же должность при украинской миссии в Праге. Стараниями Порша и Мурашко удалось приобрести в Германии четыре самолёта, в 1920 г. на деньги представителя украинской кооперации Сербиненко в Италии было закуплено ещё шесть самолётов. При покупке эти самолёты испытывали бывшие лётчики Галицкой авиации сотник Василевский (служивший в 1918 г. в 1-м Запорожском авиаотряде) и хорунжий Бернгубер. Последний — немецкий юноша-аристократ из Вены, во время испытаний трагически погиб. Все 10 самолетов были доставлены в Прагу, где сотник Василий Мурашко договорился с чехословацкими властями об их временном нахождении. Как утверждал В.А. Мурашко на допросах в МГБ уже в 1951 г., «эти самолеты к месту назначения доставлены не были» (18)
Польские историки утверждают, что именно поляки осенью 1920 г. передали на вооружение Армии УНР несколько своих самолётов, с другой стороны, есть косвенная информация о том, что в распоряжение украинских властей прибыли несколько самолётов, купленных ранее за рубежом. В любом случае, в октябре 1920 г. в 1-ю Запорожскую авиаэскадрилью было доставлено три самолёта. Пилотами для них были избраны Юрий Козловский, Павел Золотов и Лев Скурский. Из состава эскадрильи был выделен 1-й авиационный отряд во главе с сотником Ю. Козловским, который в составе 9 офицеров, 44 казаков и 3 самолётов вскоре отбыл на фронт и поступил в распоряжение штаба Армии УНР (19).


Неизменный заведующий хозяйственной частью 1-го Украинского авиационного отряда, 1-го Запорожского авиаотряда и 1-й Запорожской авиаэскадрильи Иван Молоко (со знаками различия административного поручика Армии УНР). 1921 г. (Частная коллекция)

В 1931 г., проживая в СССР и будучи арестованным, Лев Скурский вспоминал об этом периоде своей жизни: «В мае 1920 года я был направлен в Винницу, где в то время находилось украинское командование. Со мною вместе приехали Золотое, Козловский и явились мы к начальнику авиации Павленко, который нас человек 60 направил в Варшаву, где формировалась Запорізька эскадра. Стояли мы на Мокотове. Формировалась эскадра несколько месяцев, т.к. не было аппаратов, в июле 1920 г. 6 дивизия УНР, которой командовал Безручко, вместе с поляками отстояла Варшаву от большевиков. Наша эскадра участия не принимала, т.к. не было аппаратов. Помню, мы помогали полякам грузить на поезд аэропланы. В октябре 20 г. был сформирован отряд в 3 машины, куда попал я, Золотое и Козловский Юрко. Командовал этим отрядом Козловский. Поехали мы через Львов, Тарнополь и Гусятин. Здесь мы выгрузились и собрали самолеты. Брат был со мной и полетели в Городок, я полетел первым, но не в Городок, где стоял штаб армии, а по-летел в Каменец-Подольский к жене, где воинских частей не было, была милиция УНР, которая и охраняла мой аэроплан. Со мной летел наблюдатель Зеленяк — хорунжий, в Каменце-Подольском пробыл 5 дней и улетел в городок. Это было 20-21.10.1920 г. в этом районе около р. Збруч мы стояли месяц. Тут же был и мой брат, я сделал одну разведку в сторону Бара и Новой Ушицы, а Золотое влево от проскуровской дороги в сторону Винницы. Вскоре началось отступление под напором частей Буденного (автор ошибается, конная армия Буденного в тот момент не вела боевых действий с Армией УНР — Я.Т.). Погрузились в Волочиске на поезд и приехали во Львов, где простоя-ли 2 недели. Я поехал с отрядом в Варшаву, тут пробыли 5 дней и оттуда в Быдгощ — 25.12.20 года, приехали всем отрядом и со всем имуществом» (20).
Впрочем, по понятным причинам на допросах Лев Скурский приуменьшал, а то и просто замалчивал свои заслуги в борьбе с большевиками. ГПУ направило запрос о деятельности Скурского в Каменец-Подольский, где в тот момент проживал другой его сослуживец — бывший сотник Армии УНР Юрий Козловский. Вскоре в ответ на запрос пришёл меморандум, в котором значилось, что, со слов Козловского, Скурский в период боёв с красными осенью 1920 г. на своём самолёте «Альбатрос» неоднократно вылетал в расположение советских войск и бомбил их в районе Могилев-Меджибож - Жмеринка (21).
На деятельность 1-го авиационного отряда проливают свет и документы украинского командования. Так, 11 ноября штаб Армии УНР приказал командиру авиационного отряда «осуществить разведку одним самолетом в районе Хмельник - Калиновка-Винница, обнаружить вражескую группировку и данные разведки скинуть штабу 1-й дивизии в Старой Гуте, остальными самолетами обследовать район Дучинец - Вендинаны - Озаринцы, с целью закидать бомбами вражескую конницу». Этот приказ был в точности исполнен, причём один из лётчиков (судя по показаниям Ю. Козловского, это был Л. Скурский) также скинул две бомбы на жмеринское железнодорожное депо. В последующие дни боёв на фронте 1-й авиационный отряд выполнял аналогичные приказы (22).
21 ноября 1920 г. под напором красных Армия УНР вынуждена была перейти через речку Збруч и интернироваться на польской территории. Как упоминал . Скурский, его отряд со всем имуществом выехал сначала во Львов, затем в Варшаву — на соединение с 1-й Запорожской авиаэскадрильей, а оттуда — в польскую школу авиации в Быдгощ. О работе украинских авиаторов в Быдгощи Лев Александрович Скурский также оставил довольно интересные воспоминания:
«В 1920 году, когда эскадра была интернирована, нас поместили в школе авиации в Быдгоще на Поморье. Сначала мы ничего не делали, но после Нового года 21-го нас использовали как инструкторов (это относится к летчикам), мотористов по своему назначению и весь обслуживающий персонал. Помещение было отведено нам в школе на верху на втором этаже, в помещениях помещалось по два, и три человека, в одной комнате даже было четыре. Занятия начинались в четыре часа утра, заканчивались в девять. От девяти до 4-х свободные часы для отдыха. От четырех до самого темна тоже занятия, так был распределен трудовой день в школе <...>
Работали в школе до тех пор, пока были интернированы, но после увольнения из интерната рассыпались куда-кто по мере нахождения себе какой-либо дыры, это сложилось потому, что школа должна была платить за работу каждому, как по вольному найму, не как интернированному, а это школе, как военной, было не выгодно, она хотела иметь себе дешевую работу» (23).
В другом месте своих показаний Лев Скурский рассказал о том, кто ещё из его коллег работал в школе:
«В г. Быдгощи, где я вначале служил инструктором (6 месяцев) в военной Польской авиационной школе, а позже механиком по приемке поступивших из ремонта машин. В этой школе я служил с декабря 20 г. по сентябрь 1922 г.
В школе было 2 начальника: один француз полковник Дешевре, а второй начальник, который фактически ему подчинялся, польский полковник Кежун, бывший офицер русской армии.
Инструктора были французские: аджюданы (подпрапорщики) Девелер и Говен, польские — майор шеф пилотажа Гарновский, один поручик, один хорунжий и плетуновый (старший унтер-офицер) Пентак, техников по фамилии не помню. Из армии УНР инструктора — полковник Жаховский, бывший начальник Запорозької авиаэскадры, в которой прежде служил я, Островидов — капитан (сотник) инженер, Алелюхин — сотник, Золотов — поручик, и я хорунжий <...>» (24).
Фактически, в конце 1922 г. 1-я Запорожская авиационная эскадрилья прекратила своё существование. Судьба ее офицеров сложилась по-разному. Лётчики Фёдор Алелюхин, Лев Скурский и Юрий Козловский вернулись на родину и там были репрессированы. Павел Золотов стал известным гражданским лётчиком в Польше. Продолжали также летать Сергей Островидов и Александр Жаховский (жизненный путь последнего командира эскадрильи закончился в Бразилии в 1961 г.). Лётчик-наблюдатель Василий Сухенко сделал удачную карьеру во Франции, был управляющим фабрикой «Philips-metalix». Лётчик-наблюдатель Венедикт Алексеев в 1939 г. создал и возглавил в Польше авиационную школу для ускоренной подготовки военных лётчиков.
В годы Второй мировой войны традиции 1-й Запорожской авиационной эскадрильи поддерживал уроженец Киева, сын военного министра УНР в эмиграции Юрий Сальский, сражавшийся в польской эскадрилье, входившей в состав Британских Королевских ВВС (впоследствии он стал одним из руководителей аэрокосмического агентства в Канаде). Наконец, в 1960-е гг. одно из тренировочных подразделений ВВС США, укомплектованное лётчиками-украинцами, получило неофициальное название «Летающие казаки», причем на фюзеляжах их самолётов были нарисованы тризубцы.

Знаки различия лётчиков

Украинские лётчики весь период своего существования носили общевойсковую форму, но со своими особыми знаками различия. Первые такие знаки были учреждены лишь при гетмане П.П. Скоропадском приказами по Военному министерству от 16 июня 1918 г. №221 и №222 и 21 августа 1918 г. №534. В соответствии с ними лётчикам устанавливался чёрный прикладной цвет и серебряный металлический прибор, а при общевойсковой форме военнослужащие авиации должны были носить черные штаны, приказом по Действующей армии УНР от 24 апреля 1919 г. №246 чёрный прикладной цвет авиации был заменён на краповый. Наконец, приказом по Военному министерству от 30 июля 1919 г. №113 в украинских войсках были введены петлицы со знаками по родам войск, которые должны были носиться на воротнике справа (слева носилась петлица со знаками различия). Для авиаторов были учреждены петлицы со знаком — пропеллер с крыльями. В 1920 г., когда общевойсковая форма была изменена, у лётчиков остался лишь краповый прикладной цвет Поэтому они старались на рукавах носить комбинированную нашивку — крылья с пропеллером и тризубцем.

Стяги украинской авиации

Приказом по Военному министерству от 12 октября 1919 г. №245 за подписью военного министра УНР В. Петрова и и.о. командующего авиацией А. Егорова были учреждены стяги для авиационных отрядов: «Стяг крапового цвета (цвета воздушных войск) длинной 60 дм. и шириной 40 дм. Посередине белый ромб со знаками авиационного отряда (пропеллер с крыльями); сверху цифра с номером авиаотряда, а внизу буквы "б. авіаот." Древко стяга имеет вверху острое копье» (25).

Опознавательные знаки самолётов УНР

В конце апреля 1918 г. инспектором авиации УНР Александром Наконечным для всех украинских самолётов в качестве опознавательного знака был установлен чёрный государственный герб (тризубец) на белом квадрате (26). Во времена правления гетмана П.П. Скоропадского к этому распоряжению А. Наконечного было сделано уточнение, что на старых самолётах можно было временно сохранить русские опознавательные зна-ки (красно-сине-белый круг), но на плоскостях новых самолётов обязательно нарисовать чёрные тризубцы (27). Эти опознавательные знаки оставались неизменными вплоть до 1920 г. Как вспоминал один из авиаторов, осенью 1920 г. по просьбе поляков в качестве опознавательных знаков украинских самолётов на них были нанесены сине-жёлтые «шахматки» — по образцу польских бело-красных, вроде бы это было сделано для того, чтобы польские войска не путались в своих и чужих самолётах (28).

1. Центральний державний архів вищих органів вла-ди та управління України — Центральный гос. ар-хив высших органов власти и управления Украй-ны (ЦГАВОВУ). Ф. 4588. Оп. 1. д. 1. л. 1, 37, 45, 47; Д. 2. л. 4.
2. Там же. Ф.1076. Оп. 1฿ д. 1-а. л. 12; ф. 4588. Оп. 1. Д. 1. Л. 9, 14.
3. Там же. Ф.4588. Оп. 1. д. 1. л. 27.
4. Там же. Л. 25; Білон п. Спогади, ч. 1. Пітсбург, 1952฿ С. 37.
5. Примаков В. Червоне козацтво у громадянській війны // У дні Жовтня. Київ, 1987. с. 29.
6. Удовиченко н. Начало движения и первичные на-циона/ibHbie соединения среди военных украинцев. Рукопись. 1920-е гг. с. 323 324.
7. Ц ГА ВОВУ. ф. 4588 Оп. 1. д. 3๏ л. 1, 2, 10-13,14.
8. Там же. ф. 1075. Оп. 2. д. 614 л 4-9
9. Там же. ф. 4588. Оп. 1. д. 3. л. 53об
10. Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. Т. 3. Москва-Ленинград, 1932. с. 84.
11. ЦГА ВОВУ. ф. 2249. Оп. 1. д. 1. л 5-6.
12. Там же. ф. 1078. Оп. 2. Спр. 28. л. 1-8.
13. Пилипець В. Із життя 1-го Запорізького окремого авіаційного відділу. // Дороговказ, ч. 27. Торонто, 1965. с. 11.
14. Білон п. Цит. соч. С. 44.
15. ЦГАВОВУ. Ф. 1075. On. 1. д. 49. л. 1-2.
16. Там же. Л. 4.
17. Фостаковський I. Летунство. // Українська Галицька армія, матеріяли до історії, т. і. Вінніпег, 1958. С. 238.
18. Галузевий державний архів Служби безпеки України — Гос. отраслевой архив Службы безопасности Украины (ГО А СБУ). Фп. Д. 44746. Архивно-следственное дело Мурашко В.А. л. 23.
19. Гунчик Т. Джерела до новітньої історії України. T. 2. С. 332-334.
20. Центральний державний архів громадських об'єднань України — Центральный гос. архив общественных объединений Украины (ЦГАООУ). ф. 263. On. 1. Д. 60238. Архивно-следственное дело Л.А. Скурского. Л. 10об.
21. Там же. Л. 72.
22. Українсько-московська війна 1920 року в докумен-тах. ч. 1. Варшава, 1933. с. 332-354.
23. ЦГАООУ. ф. 263. Оп. 1. Д. 60238. Архивно-следственное дело Л.А. Скурского. л. 62-63.
24. Там же. Л. 11.
25. ЦГАВОВУ. ф. 2188. Оп. 4. д. 4. л. 48.
26. Одесский Листок. Одесса. 1918. 13.05(30.04).1918. №74.
27. ЦГАВОВУ. ф. 4588. Оп. 1. д. 4. л. 26-27.
28. Фостаковський I. Цит. соч. с. 227.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1514

 Ukrainian Armies/ 1917-1920
Sent: 17-02-2012 22:19
 


Малюнок сотника: Володимир Заєць
Авторські права © Центр ім. В. Липинського «Militaria Uсrainica»

a-ingwar.blogspot.com/2009/01/1918.html

First   Prev  1 - 10  11 - 20  21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
New Products
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
$ 4.73
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
$ 4.73
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
German knight, 12-13 centuries; 54 mm
$ 4.73

Statistics

Currently Online: 10 Guests
Total number of messages: 2830
Total number of topics: 308
Total number of registered users: 1183
This page was built together in: 0.113 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce