Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.
Dear visitors of the
forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Napoleonic wars / Наполеоновские войны » Thread: Предметы обмундирования и снаряжения / Uniform items and equipme -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1427

 Предметы обмундирования и снаряжения / Uniform items and equipme
Sent: 09-01-2012 00:04
 
АРМИЯ АЛЕКСАНДРА I ПЕХОТА
ОБУВЬ. ЧУЛКИ. ПОРТЯНКИ

Илья Ульянов, Виталий Королев. Цейхгауз, №39,2011.

Обувь во все времена была одной из самых важных деталей экипировки военнослужащего. Поставки её в армию, особенно во время боевых действий, приобретали поистине стратегическое значение, а отсутствие приводило к плачевным, иногда в буквальном смысле, результатам.
«Продолжая отступление до полуночи, многие из нас лишились обуви, в числе коих был и я...
Лишь только мы вышли из леса на поле, то увидели, что догоняет нас император Александр 1-й с главнокомандующим Барклай-де-Толли, который показывал на войско, идущее босыми ногами. Увидевши сие, император горько прослезился и вынувши из кармана белый платок, начал утираться. Я, увидев сие, заплакал»
, — писал солдат Лейб-гвардии Финляндского полка Памфил Назаров про эпизод отступления от города Дрездена в 1813 г. [1]
При Александре I вся пехота была переведена на ношение сапог взамен использовавшихся при Павле I башмаков.

Сапоги образца 1802 г.
Дебаты о характеристиках вновь вводимых сапог начались уже в первый год правления Александра I. В предоставленном императору Воинской комиссией под руководством Цесаревича и генерала от инфантерии Ламба в конце 1801 г. «Мнении о вещах, к солдатской амуниции принадлежащих» было высказано «мнение» о сапогах: «Сапоги смазные удобнее лакированных потому, что для чищенья своего не требуют деревянной ноги и восковой ваксы. Но при том генерал от инфантерии князь Прозоровский полагает мнение, не полезнее ли бы было делать голенища несколько длиннее, чтобы заходили на икру, и тем способнее держались на ноге, с которой короткие во время грязной дороги сваливаться могут. Если же для отвращения сего неудобства употреблять к ним подвязку, то оная во время похода будет солдата стеснять, или иначе отнимать у него надобную способность в движении». Император полностью согласился с данным мнением: «Быть сапогам смазными, а чтобы они не спускались, пришивать по две пуговицы к штанам по образцу, который должен быть известен его высочеству цесаревичу». [2]
Очевидно, мы можем говорить о некотором переходном периоде, когда шли поиски оптимальной конструкции сапог. Так, в приказе по Лейб-гвардии Семёновскому полку от 3 ноября 1802 г. говорилось: «...так как нижним чинам деньги на сапоги выданы, то строить по прежней форме» [3]. Какая это была «прежняя форма», остаётся только догадываться. Так или иначе, но в «Описании о покрое и шитье мундиров...» 1802 г. содержалась достаточно подробная информация, касающаяся конструкции сапог «новой формы»: «Сапоги шитые вышиною от каблука в верх должны быть 8 вершков, то есть тремя вершками выше конца панталонов, задняя вырезка на голенищах должна быть в 1 1/4 вершка, каблука 1/2 вершка, (Примечание: Вышина каблука не определяется по росту, а должна быть одинакова у всех, то есть в 1/4 вершка) ушки пришивать так, чтоб снаружи их видно не было, а возле ушков на голенищах отступя от верхнего краю оных 1/4 вершка, прорезывать петли, против же них пришивать на панталонах мелкие кожаные пуговицы, кои делать из обрезков отпускаемых кож».
Необходимо отметить, что «задняя вырезка» на сапогах делалась не всегда, а петли для пуговиц, как правило, прорезались не в голенищах, а в ушках.
Этот образец вместе с прилагающимися предметами описан так:
«(На 1 год) Сапогов лакированных круглоносых всем строевым чинам и унтер- стабным в унтер-офицерских чинах состо-ящим,... каждому по 2 пары, за каждую пару по 2 руб...
Сапогов же нестроевым чинам по одной паре, за каждую по 1 руб по 20 к...
Им же по одной паре голов, за каждым по 60 коп...
Всем строевым и нестроевым чинам на портянки, шерстяные носки, на шитье и смазку сапогов по 1 р на человека...»


КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Сапог Лейб-гвардии Измайловского полка образца 1802 г.
Пара сшита по одной колодке.
СОЮЗКА состоит из двух частей. ПЕРЕД — деталь, совмещающая переднюю часть голенища и носок. ЗАДОК — задняя часть голенища с задником. Выкроены из белой юфти гладкой стороной внутрь, сшиты встык. Ушки — длиной под верхний срез, имеют петли под пуговицы. Нет БОМБЕ, но БОЧКА доходят до носка. ЗАДНИК — очень твёрдый. Подкладка — мягкая кожа пришита насквозь. Шов однорядный. На заднике видены два следа от гвоздей.
НИЗ САПОГА включает: стельку, рант, подошву и каблук. На РАНТЕ виден шов, которым к ранту пришита подошва. ПОДОШВА — пумповая кожа. По краю подошвы видны следы заглаженной прорези. На подошве 3 следа от контрольных гвоздей, оформленные 8-конечными звёздочками. В геленке имеется усиление кожей. Вздутие на 12 мм. КАБЛУК — небольшой, высотой 32 мм, наклонный, слегка зауженный, наборный из слоёв кожи. Слои скреплены между собой на деревянные гвозди. Последний слой по периметру пробит коваными гранёными гвоздями.

Сапог Московского гренадерского полка образца 1802 г.
Нужно отметить, что эта пара шита на две колодки: правую и левую.
ВЕРХ САПОГА включает: голенище, головку (носок) и задник.
ГОЛЕНИЩЕ — из яловой кожи гладкой поверхностью внутрь, сшито наваренной дратвой в 4 сложения с лица. Верхний край голенища усилен полосой кожи 50 мм, пришитой внутри впотай. Нет выреза сзади. Голенище пришивается к НОСКУ и ЗАДНИКУ. Последние выкроены из чернёной яловой кожи (гладкой стороной внутрь) и сшиты между собой встык дратвой наружу. НОСОК — вытянутой прямоугольной формы. Твёрдость достигается за счёт БОМБЕ — выструганного куска кожи, соединённого внутри с верхом носка мучным клеем. ЗАДНИК сапога твёрдый. Это необходимо для того, чтобы при носке он не заваливался на бок и не наползал на каблук, и достигнуто благодаря куску выструганной кожи на клею, помещённой между задником и его подкладкой. Подкладка — мягкая кожа, пришита вверху к голенищу (чуть выше самого задника) и бокам задника. Шов однорядный. На заднике виден след от гвоздя, которым он фиксировался при затягивании. Для предотвращения растягивания по ширине по краям вклеены БОЧКА.
НИЗ САПОГА включает: стельку, рант, подошву и каблук.
СТЕЛЬКА — основа сапога, на которую закреплены все его составные части. Изнутри сапога видны следы от затяжных гвоздей и приклеенный кожаный подпяточник, прикрывающий прошедшие через стельку (в пятке) деревянные гвозди (сколотни). По всему периметру вдоль ГЕЛЕНКА (место между пяткой и носком) и носка виден слегка выступающий наружу рант. РАНТ — мягкий кожаный ремешок, пришитый через стельку (не насквозь) к заготовке толстой (6 нитей) дратвой. В пятке рант прибит деревянными гвоздями. На ранте виден шов, которым к ранту пришита подошва. ПОДОШВА — толстая плотная кожа. Выкроена из пумповой (помповой) кожи. По краю подошвы видны следы заглаженной прорези. В эту прорезь уложен дратвенный шов. На подошве также видны следы от контрольных гвоздей, которыми она крепилась до того, как была пришита к ранту. Между стелькой и подошвой проложена ПРОСТИЛКА. Она служит для выравнивания плоскости ступни и укреплении его, особенно в месте геленка. В качестве простилки использована кожа (часто она заменялась лыком или берестой). В геленке имеется деревянная вставка треугольного сечения, играющая роль супинатора. Торец подошвы пропитан и заглажен с чёрным воском, предотвращающим поступление влаги внутрь сапога. КАБЛУК — небольшой, высотой 35 мм, наклонный, слегка зауженный, наборный из слоёв кожи. Слои скреплены между собой на деревянные гвозди. Последний слой пришит к предыдущему впотай дратвой и дополнительно закреплён четырьмя большими деревянными гвоздями. Торец каблука отглажен с воском.


Сапог Лейб-гвардии Измайловского полка образца 1802 г.
художник И. Ульянов
Deutsches Historisches Museum. Berlin — Немецкий Исторический музей. Берлин


Сапог Московского гренадерского полка образца 1802 г. ВИМАИВиВС

Такой текст содержался в табелях от 29 декабря 1802 г. «мундирным, амуничным, оружейным и прочим вещам» полков Лейб-гвардии Преображенского, Семёновского, Измайловского и Лейб-гвардии Егерского батальона. Не изменился он и в табеле Лейб-гвардии Финляндского батальона от 21 января 1809 г. (хотя образец сапога уже был другой).
В табеле армейского гренадерского, мушкетёрского и егерского полков от 30 апреля 1802 г. текст несколько отличался:
«(На 1 год) Сапогов (Примечание: Чтоб сапоги не спускались с ног, то пришивать к панталонам пуговицы чёрные кожаные из обрезков.) смазных круглоносых всем строевым чинам и унтер-стабным в унтер-офицерских чинах состоящим,... каждому по 2 пары, за каждую пару по 1 руб 30 коп...
Сапогов же нестроевым чинам по одной паре, за каждую по 1 руб по 10 к...
Им же по одной паре голов, за каждыя по 40 коп...
Всем строевым и нестроевым чинам на портянки, шерстяные носки, на шитьё и смазку сапогов по 1 р на человека...».

Разница цен на единый образец сапога может быть объяснена только различным качеством материала, а также и технологией изготовления: в частности, для гвардии поставлялись лакированные сапоги, для армии — смазные.
Последнее по времени описание данного образца относится к 1807 г. В тексте «Рисунков, изображающих разных видов одежду и протчую амуницию артиллерийских служителей в правление инспектора всей Ар-тиллерии Графа Аракчеева» о сапогах говорилось: «Сапоги круглоносые с малой сзади на угол вырезкой, длиной не достигая колена на два вершка» [4].
Высота сапог в подразделении вырав-нивалась обычным способом: они обреза¬лись по метке, которую получали, «став во фрунт и [отмечая] по шнуру для сохранения равенства в вышине оных [сапог]» [5].
Массовые поставки готовых сапог, как правило, осуществлялись силами подрядчиков, но в ряде случаев к таким заготовкам привлекались и военнослужащие. Так, в январе 1807 г. с целью «построения для войск за границей под начальством генерала Беннигсена находящихся, мундиров и сапог по сроку 1807» в Резервном корпусе Римского-Корсакова было приказано «собрать шорников от всех батальонов, эскадронов и полу-эскадронов», а также всех выздоравливающих. Их обязали шить сапоги «на 3 руки: большую, среднюю и меньшую, но лучшие просторные, нежели узкие». К 5 июля 1807 г. в таких швальнях было сшито 63 195 пар сапог. [6]


Унтер-офицер и музыкант Лейб-гвардии Измайловского полка. 1802 г. Раскрашенная гравюра А.О. Орловского. Альбом «Costumes des Gardes Russes en 1802». Государственный Эрмитаж

Сапоги образца 1807 (1795) г.
Изменение образца панталон привело также и к замене образца сапог.
По Именному указу от 19 декабря 1807 г. полагалось: «Во всех пехотных полках Гренадерских, мушкетёрских, Егерских и гарнизонных, а равно и Артиллерийских, для нижних чинов иметь зимние суконные панталоны, обшитые кожею внизу, а летние из фламского полотна по приложенным Высочайше опробованным образцам; для чего и сапоги отпускать положенные по штату, 3 Августа 1795 года состоявшемуся, по две пары в год, которых образцовая одна пара препровождается (выделено авт.)» [7]. При этом в последующем Указе от 2 ноября 1808 г. специально разъяснялось, что данное изменение образцов панталон касалось только строевых чинов: «Сапоги нестроевым чинам всем вообще в помянутых полках, ротах, гарнизонах и инвалидным иметь прежнего образца нестроевые, с тою только разницею, что состоящие в унтер-офицерских чинах, коим по штатам положены строевые сапоги, получать должны нестроевых не по одной, но по две пары в год». [8]
Указ императора от 23 декабря 1807 г. предписывал: «Полкам Лейб-гвардии пешей иметь также летние панталоны фламско¬го полотна, по одинакому образцу с утверждёнными для армейских гренадерских, мушкетёрских и егерских полков, отпуская для того, сверх употребляемых ныне сапогов, которые у них остаются, по одной паре в год сапогов мягких» [9]. Таким образом, изначально предполагалось, что гвардия сохранит на холодное время года суконные короткие панталоны и лакированные сапоги.
Императорский указ запоздал, о чём красноречиво свидетельствовал приказ Военного министра от 24 апреля 1808 г.: «Предписываю всем пехотных Гвардейским полка и баталионам в 1-й дивизии состоящим начать строить на сей год летние панталоны по утвержденному образцу, находящиеся в Лейб-гвардии в Артиллерийском баталионе, на сей же год положенныя для оных мягкие сапоги не требовать, ибо обе пары, положенные по штату, уже отпущены и Комиссариата в полки, а в будущем году будут отпущены и мягкие сапоги» [10].
В Лейб-гвардии Семеновском полку эти лакированные сапоги, по всей видимости, сохранились так хорошо, что 20 марта 1809 г. император «пожаловал» в полк всем нижним чинам по 1 руб. 30 коп. «на головы к сапогам стараго образца», «дабы у сапогов головы были сделаны новыя» [11].


Boots soldier arr. 1807 1830 (?)
Museum uniforms of Russian, Soviet and foreign armies.


Boots of the sample in 1795 (?). Museum of Suvorov

В табеле 3-го учебного гренадерского батальона от 11 июля 1811 г. о сапогах говорилось: «(На 1 год) Сапогов смазных круглоносых всем строевым по 2 пары.
Сапогов таких же с длинными голенищами по образцу всем нестроевым унтер-офицерам и нижним чинам (кроме деньщиков), первым по 2, вторым по 1 паре. (Примечание: Чтобы голенища не спускались с ног, то пришивать к панталонам по 2 пуговицы чёрные кожаные из обрезков) [12].
В конце 1819 г. было приказано для удобства ношения летних панталон обвязывать ремнём или шнурком голенища сапог под ними [13]; не исключено, что такой способ использовали и раньше.
Имея на ногах уже сшитую пару сапог, солдат в ранце носил так называемый «сапожный товар с подошвами», то есть заготовку для изготовления сапог (исключая голенища); при этом подошвы, как правило, вставлялись в карманы ранца на боковых стенках. В ряде случаев нижних чинов снабжали и дополнительными сапогами. Так, предвидя тяготы близкого похода, император высочайшим указом от 4 января 1812 г. повелеть соизволил: «...сверх получаемого на сей 1812 год по штатам гренадерскими, пехотными и Егерскими полками, состоящими в дивизиях 1, 2, 3, 4, 5, 7, 11, 12, 14, 17, 18, 23, 24 и 26, сапожного товара отпустить в те полки строевым нижним чинам двух действующих батальонов ещё по одной паре на человека с тем, чтобы по доставлении оного сшиты были в полках сапоги, но не употреблять в носку без особого приказа и если по 813 в употребление не поступят, в таком случае заменены были в потребность того года и зачтены в своё время каждым полком» [14]. В

КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
Сапог Санкт-Петербургского гренадерского полка образца 1807 г.
Пара сшита по одной колодке. Правый от левого отличается расположением шва голенища (шов — внутри).
ГОЛЕНИЩЕ — из мягкой замши, сшито выворотным способом из одного куска, шов разглажен на две стороны. Верх забокован. Имеет пару петель для натягивания, пришитых изнутри. Голенище пришивается к НОСКУ и ЗАДНИКУ внахлёст. Выкройка не имеет языка, сделана на старорусский манер с прямым швом. НОСОК (чёрный ял гладкой стороной внутрь) имеет вытянутую прямоугольную форму. Есть БОМБЕ, но БОЧКА отсутствуют. Твёрдый ЗАДНИК из чёрного яла гладкой стороной внутрь. Подкладка (мягкая кожа) пришита вверху к голенищу (чуть выше самого задника) и бокам задника. Шов однорядный. На заднике виден след от гвоздя.
НИЗ САПОГА включает: стельку, рант, подошву и каблук.
На ранте виден шов, которым к ранту пришита подошва. ПОДОШВА — пумповая кожа. По краю подошвы видны следы заглаженной прорези. На подошве 3 следа от контрольных гвоздей. В геленке имеется усиление кожей. КАБЛУК — небольшой, высотой 30 мм, наклонный, слегка зауженный, наборный из слоёв кожи. Слои скреплены между собой на деревянные гвозди. Последний слой по периметру пробит коваными гвоздями.


Boots of the sample in 1795 (?). The State Memorial Suvorov Museum


Boots of the St. Petersburg Grenadier Regiment of the sample 1807.
Private collection. Dresden.
On the left - a variant of manufacturing head
from another German private collection

ГОЛЕНИЩЕ состоит из двух деталей (перед и зад) мягкой замши, сшитых встык. Голенище пришивается к НОСКУ и ЗАДНИКУ также встык. Выкройка имеет язык. НОСОК — чёрный ял гладкой стороной внутрь — вытянутой прямоугольной формы. Есть БОМБЕ и БОЧКА. ЗАДНИК — чёрный ял гладкой стороной внутрь — твёрдый. Подкладка, являющаяся усилением (из твёрдой кожи), пришита вверху к голенищу (чуть выше самого задника) и бокам задника. Шов однорядный. На заднике виден шов, соединяющий задник и подкладку.
НИЗ САПОГА включает: стельку, рант, подошву и каблук.
На ранте виден шов, которым к ранту пришита подошва. ПОДОШВА — пумповая кожа. По краю подошвы видны следы заглаженной прорези. На подошве 2 следа от контрольных гвоздей. В геленке выгиб на 14 мм. В этом месте на левом сапоге имеется круглое инспекторское отверстие. В него видно, что простилка выполнена из слоёв кожи низкого качества и бересты, а роль супинатора выполняет толстое лыко. КАБЛУК — небольшой, высотой 28 мм, наклонный, слегка зауженный, зрительно — наборный из слоёв кожи. Последний слой по наружному краю пробит деревянными гвоздями. Каблук правого сапога имеет такое же инспекторское отверстие, как подошва левого. В отверстии видно устройство каблука: деревянная основа обёрнута снаружи полосками пумповой кожи, лишь два последних слоя наборные.

Башмаки, лапти, кеньги
Мысли о выгодах замены сапог на ботинки в русской армии не раз высказывались на протяжении всего XIX столетия. И первая такая «мысль», найденная нами, содержалась в проекте обмундирования майора Богда- новского 1809 г.: «В зимнее время солдат может иметь полусапожки, но в летнее — выгоднее башмаки, ибо ему в них легче и удобнее снимать при переходе ручьёв; притом же они закрыты летними панталонами» [15].
Но на практике переход на ношение башмаков происходил только во времена во-енных неурядиц, когда приходилось не толь¬ко снижать требования к сапогам, но и использовать альтернативную обувь. Так, распоряжением от 9 октября 1812 г. было разре-шено строить вместо смазных сапог чёрные личные (но сшитые при этом обязательно мездрой внутрь)16. Не надеясь на подрядчиков, Военное ведомство в конце 1812 г. одобрило заготовку лаптей «с лычными оборами». Зимой 1812-1813 г. в армию было роз¬дано большое количество лаптей. Например, во 2-й корпус поступило 1200 пар лаптей, в 3-й — 6109 пар, в 4-й — 500 пар, в 6-й — 1600 пар, в 7-й — 3500 пар, в 27-ю пехотную дивизию — 150 пар [17]. Около 7 тысяч пар лаптей и онучное сукно хранились в Могилёве до сентября 1815 г., когда и были распроданы за ненадобностью18. Между тем положение с поставкой сапог в войсках постоянно ухудшалось в 1813-1814 гг. Для удовлетворения потребности войск в обуви на 1814 г. требовалось построить 1 200 000 пар сапог19, что было совершенно нереально. Кроме того, даже обеспеченные обувью люди вскоре оставались в буквальном смысле босыми, так как, по отзывам всех очевидцев, качество русских сапог не выдерживало никакой критики. Солдатам приходилось надевать любую попадавшуюся под руки обувь, в том числе французские башмаки и даже деревянные сабо. Уже упомянутый нами солдат Памфил Назаров, утратив сапоги под Дрезденом, «имел счастие получить башмаки и штиблеты» только при взятии французского обоза под Кульмом. Башмаки закупались и реквизировались и централизованно, благо в Европе их производство было хорошо налажено. Уже в марте-апреле 1813 г. русские чиновники реквизировали и закупили около 8 тысяч пар башмаков. Специально оговаривалось, что башмаки, сделанные для французов, должны быть «отбираемы» [20].
В некоторых случаях для утепления часовых на посту использовались кожаные плетёные кеньги, надеваемые поверх сапог.


Нижние чины лейб-гвардии Семёновского полка. Раскрашенные гравюры С.П. Шифляра. Образцовые рисунки, утверждённые 12 мая 1817 г. РГВИА


Обер-офицер, гренадер и мушкетер Апшеронского мушкетерского полка. Образцовые рисунки. [1805 г.] ГИМ

Чулки, носки, портянки
О данных вещах в «Мнении о вещах, к солдатской амуниции принадлежащих» говорилось: «Портянки: по стату 1798-го года положено давать каждому солдату на две пары нитяных и на две же шерстяных [чулок] в год 1 рубль, почему и признаётся за пристойное: оной рубль выдавать по- прежнему с тем, чтоб солдат починивал из того сапоги и сверх того имел в летнее время портянки, в зимнее же шерстяные носки. А хотя бы исчисление генерал-лейтенанта князя Долгорукова о образцовых вещах на две пары портянок вместо чулков и положено в год 19 V2 копеек, но воинская Комиссия признаёт за полезное, чтоб и для зимнего времени имел солдат пристойную обувь, и с шитьём от себя сапогов, которых довольно уже будет 2-х пар в год, а подмёток на одну пару давать только в военное время деньгами, сохранял единожды пожалованный ему рубль на исправление обуви» [21].
В результате, в табелях в дальнейшем так и был сохранён этот 1 рубль в год на человека, предназначенный «на портянки, шерстяные носки, на шитьё и смазку сапогов». Сапожная щётка, вакса и сало для смазки сапог в обязательном порядке имелись в ранце у любого солдата. Офицер Лейб-гвардии Финляндского полка П.Я. Куприянов вспоминал, что эти кусочки сала во время похода 1812 г. использовались вместо масла при выпекании лепёшек.
Запасные портянки или носки также укладывались в ранец. Поставки этих вещей часто производились централизованно. В частности, предписанием военного министра генералу кригс-комиссару Татищеву от 12 августа 1808 г. за №1021 было предложено раздать в корпуса Багратиона, Витген, шерстяных чулок утверждённого образца на человека, «но до похода не носить» (изготовили 80 тысяч пар чулок) [22]. Можно предположить, что именно эти заготовленные чулки 27 марта 1809 г. были приняты в Лейб- гренадерском полку. 3 апреля одну из пар начали надевать, а вторую — убрали в ранец; наконец, 6 июня уже ненужные в тёплое время года чулки приказано было «сохранять тщательнее на будущую зиму» [23].

Санитарные требования
До появления массовых средств переме-щения успех любой кампании во многом за-висел от санитарного состояния солдатских ног. Командование уделяло немало внимания этому вопросу.
Уже согласно составленному в 1808 г. «Наставлению о сохранении здоровья солдат в Финляндии», например, среди главных профилактических мер указывались мытье ног два раза в неделю и ношение в большие морозы лаптей поверх сапог [24]. И такое наблюдение было отнюдь не излишним, так как солдаты нередко пренебрегали элементарной гигиеной. 16 июня 1808 г. штабс-капитан Лейб-гренадерского полка Прицкий получил выговор от командира полка; в приказе было записано: «У заболевшего на марше рядового Игната Егорова при осмотре мною найдена рубаха чёрная, ноги немытые, ногти не острижены, и обёртки на ногах не только совсем негодные, но и вовсе никогда не были мыты» [25].
В приказе П.И. Багратиона по 2-й армии от 3 апреля 1812 г. говорилось: «...Для предварения умножения болезней предписать ротным командирам, дабы они наблюдали... чтоб нижние чины не ложились спать в одежде, а особливо не разувшись» [26]. Более подробно требования к уходу за ногами разъяснялись в приказе «на поход» по Лейб- гвардии Семёновскому полку от 7 марта 1812 г.: «...Равно наблюдать, чтобы в квартирах квартирьерами всегда приготовляема была тёплая вода для обмытия ног о чём г. полковым командирам подтвердить ротным командирам строгое наблюдение, дабы некоторые из нижних чинов по лености или неопрятности во все на ночлегах без малейшей нужды не оставляли мокрой и нечистой обуви. А также не позволять нижним чинам на голые ноги надевать шерстяных чулок, а если у кого оныя есть, то носить их сверх портянок. Сие необходимо нужно для сбережения ног от ран особенно у склонных к цинготной болезни» [27].
В «Карманной книге военной гигиены» «медицинского доктора и хирурга» И. Энегольма, изданной в 1813 г., в холодное время года самым важным считалось предохранение ног от влаги: вместо шерстяных чулок или онучей, в которых нога быстро потела, нужно было надевать полотняные онучи, предварительно смазанные жиром (салом при этом могли натирать и ноги). Соответственно, довольно часто солдаты должны были мыть ноги и стирать онучи (летом онучи стирали каждый день).

1. Записки солдата Памфила Назарова // Русская старина. 1878. Т. 22. №8. С. 535.
2. РГВИА. Ф. 25. Оп. 1/160. Д.1891. Л. 57, 58.
3. Там же. Ф. 2584. Оп.1. Д. 1373. Л. 47.
4. Рисунки, изображающие разных видов одежду и протчую амуницию артиллерийских служителей в правление инспектора всей Артиллерии Графа Аракчеева. 1807. Л. 5.
5. РГВИА. Ф. 2584. On. 1. Д. 1373. Л. 47.
6. Там же. Ф. 1. On. 1. Д. 1282. Л. 1, 145.
7. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое. Т. I-XLV. СПб., 1830. Т. XLIV. Ч. 2. Узаконения о мундирах. С. 67. №22727.
8. Там же.
9. Там же. С. 13.
10. РГВИА. Ф. 2584. On. 1. Д. 1430. Л 114.
11. РГВИА. Ф. 2584. On. 1. Д. 1440. Л. 65.
12. РГВИА. Ф. 31. Оп. 3/129. Д. 68.
13. Там же. Ф. 2352. Оп.1. Д. 380. Л. 64.
14. Там же. Ф. 1. On. 1. Д. 2436. Л. 36.
15. Там же. Ф. 154. On. 1. Д. 59. Л. 649.
16. Кутузов М.И. Сб. документов. Т. 4. Ч. 2. М., 1955. С. 63.
17. Там же. Т. 5. М„ 1956. С. 309.
18. РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 63.
19. Там же. Ф. 1. On. 1. Т. 2. Д. 2954. Л. 2.
20. Кутузов М.И. Указ. соч. Т. 5. М„ 1956. С. 374.
21. РГВИА. Ф. 25. Оп. 1/160. Д. 1891. Л. 54.
22. Там же. Ф. 1. On. 1. Д. 186. Л. 1.
23. Там же. Ф. 2575. On. 1. Д. 23. Л. 27, 28, 74.
24. Там же. Ф. 1. On. 1. Д. 2019.
25. Там же. Ф. 2575. On. 1. Д. 20. Л. 269.
26. Отечественная война 1812 г. Материалы Военно-Учётного Архива Главного штаба. СПб., 1907. Т. 11. С. 48.
27. РГВИА. Ф. 2584. On. 1. Д. 1478. Л. 65.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1427

 Предметы обмундирования и снаряжения / Uniform items and equipme
Sent: 06-02-2012 16:27
 
ПЕХОТНЫЕ РАНЦЫ (I)
The army of Alexander I. Hiking backpacks

Илья УЛЬЯНОВ, Виталий КОРОЛЁВ. Цейхгауз, №2 (30), 2009.

Во время походов солдат должен был иметь при себе определённый набор бытовых предметов и запас продовольствия, для ношения которых предназначался кожаный ранец, в первые годы XIX в. в большинстве полков продолжали донашивать ранец, введённый при Павле I, и, по всей видимости, до 1805 г. этот образец был самым распространённым. Так, например, в Астраханском гренадерском полку приказ о сдаче «за прошествием сроков» 1786 телячьих ранцев последовал только 16 июня 1805 г. (1) Поэтому начнём с описания конструкции павловского ранца образца 1796 г.
Его описание мы находим в «Историческом описании одежды и вооружения Российских войск...»:
«Ранец, — бывший собственно походною принадлежностью, — имел четвероугольную фигуру и строился из телячьей кожи, шерстью внаружу, без подкладки. Ширина его, по верхнему краю, была 9Х4, вышина — до 7, а глубина — до 2-х вершков. На наружной его стороне, для пристегивания отворота или крышки, находились три, а у боков, подле верхнего края, две железные пряжки. Последние служили для пристегивания к ним ремня, который не имел определенной ширины и вырезывался из выслуживших сроки перевязей. Носили ранец через правое плечо, сверх перевязи, наблюдая, чтобы он равнялся с патронною сумою» (2.)
Отметим, что в высочайше утверждённых табелях на ранец выделялось только три пряжки: одна для плечевого ремня и две для застегивания крышки.


Русская пехота. Офорт М. Энгельбрехта. 1800 г. фрагмент. (Коллекция А. Вальковича)


Типы русской армии. Раскрашенная гравюра Габлера. Конец 1790-х гг. (Коллекция в. Файбисовича)


Ранец обр. 1796 г. По образцу из собрания гмз «Гатчина» / Satchel arr. 1796 Following the model from the collection of State Museum "Gatchina"
Холст / Сanvas
Прошивка через край / Firmware over the edge
Подкладка верхнего края боковины / Lining the top of the sidewall
Внутренний боковой карман / The inner side pocket

Конструктивные особенности

Сохранившийся в Государственном музее-заповеднике «Гатчина» ранец, в отличие от приведённого описания, сшит выворотным способом на холстяной подкладке. Он не имеет рантов и оторочки крышки; на свободных краях подогнутый холст пришит через край. Боковины ранца загибаются вовнутрь и стягиваются парными верёвками (на разных образцах — от одной до трёх пар). Обшивка свободных краёв боковин заканчивается чуть ниже перегиба, причем швы прикрываются холщовыми «стенками», пришитыми к боковым швам и образующими карманы по бокам ранца. Ширина ранца — 380 мм, высота — 290 мм, толщина — 100 мм. Пряжки вырублены из чёрного железа; три передние пряжки имеют размер 23x17 мм, боковые — 44x32 мм. За всеми пряжками пришиты антабки; сами ремешки и антабки вырезаны из белой юфти. Шерсть на ранце подстрижена, а кожа и весь ранец в целом отличаются чрезвычайной мягкостью.
Представляется весьма вероятным, что в ряде полков такие ранцы продолжали носить вплоть до 1808 г. (до истечения 8-летнего срока ношения), хотя активная ротация личного состава армии, связанная с боевыми действиями, постепенно приводила к «вымыванию» устаревших образцов и к замене их новыми вещами.
Вопрос об обязательном ношении шнабзака (сухарного мешка, «лакомки») вместе с ранцами прежнего образца остается открытым, особенно учитывая, что весь необходимый набор поклажи и запас продовольствия при Александре I целиком помещали в ранцы с внутренним объёмом, аналогичным объёму павловского ранца, при этом в той же ведомости Астраханского гренадерского полка от 16 июня 1805 г. упоминалось и о сдаче 1786 кожаных сухарных мешков.

Ранец образца 1802 г.

В то же время уже с 1802 г. в гвардейские и некоторые армейские части стали поступать ранцы новой конструкции. Согласно табелям 1802 г., для всей пехоты вводились абсолютно единообразные ранцы, описание которых в тексте табелей отличалось вое-хитительной лаконичностью: «Ранцов всем строевым и нестроевым чинам, кроме фурлеитов, по образцу из черных яловочных кож, на холстинной подкладке, с ремнем из выслуживших сроки перевязей, за каждой по 1 руб. по 20 коп...» (на 8 лет); «к оным ранцам пряжек железных к каждому... 5, а за пряжку по 2 коп...» (на 20 лет); очевидно, по ошибке в табеле Лейб-гвардии Преображенского полка от 29 декабря 1802 г. холстинная подкладка не упоминалась.
Первое найденное нами подробное описание ранца образца 1802 г. по странной иронии относится к 1807 г., то есть к году появления нового образца данного предмета амуниции, в издании «Рисунки, изображающие разных видов одежду и прочую амуницию артиллерийских служителей в правление инспектора всей Артиллерии Графа Аракчеева» содержалась следующая информация:
«Ранцовой ремень шириною в 1 1/2 дюйма, ранец пристегивается к оному за пряжки с боков находящиеся, а шинель, скатанная и с краев в двух местах, связанная особыми для сего ремнями, шириною в 1 дюйм, прикрепляется оными к ранцовому же ремню за пришитые сверх ранца гайки, а водоносная жестяная фляга привязывается на середине ранца, поперек онаго, ремнями, шириною в 3/4 дюйма.
Ранец из выросковой кожи, цилиндром длиною в 9 вершков, ширина кругов 4 3/4 вершка; кожа для закрышки пущается в 5 вершков, под которою три пряжки для застегивания: ранец на холстиной подкладке с перегородкою из двойной холстины, для того чтоб в одну сторону класть сухари, коих помещается на трое суток, а в другую помещать багаж: две рубашки, портянки, носки шерстяные, полушубок, панталоны летние или зимние, которые по времени не в yпотреблении, щетку, ваксу, мыло, мел и прочее.
Ранец с привязанною флягою и скатанною шинелью или без оной надевать на человека чрез правое плечо ближе к плечам и к правому немного повыше, чтоб на спине лежал немного накось, так, дабы при всяком движении способно было действовать руками. Когда же на людях бывают ранцы без шинелей, то ранцовой ремень укорачивать, перестегивая столько, чтоб ранец лежал к самым плечам [Этот текст, в свою очередь, послужил основой для описания ранца образца 1802 г. в труде A.B. Висковатова (3) — Авт.].
Ездовым канонирам у орудий и ящиках находящимся, ранцов с шинелями и флягами на себя не надевать, а вьючить за седлом своей лошади; ранец со всем багажом класть за седлом на подушку, сверх оной скатано, равно с оным шинель и прикреплять все оное находящимися сзади седла для сего тремя ремнями и пряжками, сбоку же ранца на правой стороне привешивать арканную и фуражную в пол-дюйма толщиною веревку, в пять сажень длиною, свитую кольцом равно с кругом ранца, возле которого и прикреплять под закрышею за среднюю пряжку ранца, оставленными от кольца концами; а сверх кольца уже водоносную флягу привязывать своими ремнями за первой ремень, привязывающий шинель и ранец» (этот абзац приведен нами для иллюстрации возможного способа перевозки ранцев конными квартирьерами — Авт.).
«В случае же, когда шинель должно будет привязывать к ранцевому ремню, то оную скатывать накрепко в трубку, длиною всегда равно в 8 вершков... Шинель, скатанная и с краев в двух местах, связанная особыми для сего ремнями, шириною в 1 дюйм, прикрепляется оными к ранцовому же ремню за пришитые сверх ранца гайки. .. » (3).
Судя по иконографическим источникам, ранцы образца 1802 г. носились через левое плечо всеми нижними чинами пехоты, не имеющими патронных сум (в это число попадали унтер-офицеры и егеря), а через правое — остальными строевыми нижними чинами. Наиболее наглядным примером такой схемы ношения является серия из 16 акварелей А.О. Орловского, созданная в 1803-1804 гг. и представляющая чинов гвардейской пехоты и артиллерии. При этом сами изображённые Орловским ранцы отличаются от сохранившегося образца, но разнообразные и не совсем внятные схемы крепления плечевого ремня к ранцам на рисунках позволяют предположить, что художник допустил неточности в изображении некоторых деталей амуниции.
Интересно отметить, что цилиндрическая форма ранцев и способ их ношения на одном ремне признавались достаточно удачными рядом военных чинов. Так, майор A.B. Богдановский в своем проекте, направленном на имя Военного министра и датированном 10 июля 1809 г., предлагал ввести изобретённый им образец ранца взамен недавно поступившего в войска образца 1807 г., о котором офицер отзывался весьма критически. Сам Богдановский предлагал следующий вариант: «Ранец из телячьей шкуры, подбитый холстом, с тремя железными пряжками, формою продолговатый, с круглыми боками, длиною в 10 вершков, диаметр боков 5 1/2 вершка. Иметь в нем особый холстинный мешок для клажи сухарей, чтобы они были отделены от прочих вещей. Носить его на одном ремне шириною в 1 1/4 вершка чрез правое плечо сверх шинели. Ремень ранцевый из черной юхты идет кpyгом ранца и поддерживает его; манерка висит на особом узком ремешке чрез плечо, чтобы солдату способнее на походе пить из ней воду ... Сим образом носить ранец выгодно потому, что солдат, имея его на одном плече, может его перекладывать на другое, может его также передвигать на бок, на перед, свалить с плеча, поддержать спереди ранцевый ремень и разными сими средствами облегчает много тяжесть своей ноши» (4)


Гренадеры Лейб-Гвардии Преображенского полка. Акварель А.О. Орловского. 1803-1804 гг. (ГММ A.B. Суворова)


Ранец обр. 1802 г. Московского гренадерского полка. По образцу из собрания ВИМАИВиВС / Satchel arr. 1802 Moscow Grenadier Regiment. Following the model of the assembly VIMAIViVS
Кожа боковины / Leather sidewall
Холст / Canvas
Карман для провианта / Pocket for food supplies
Ремень застежки / Belt buckle
Обшивка края прорехи / Covering the edge of holes

Конструктивные особенности

Ранец образца 1802 г. Московского гренадерского полка из фондов ВИМАИВиВС. Прореха находится наверху на оси с пряжками ремня. Длина крышки от прорехи — 190 мм. Петли на крышке прорезаны с разными расстояниями от краёв. Пуговицы деревянные, обтянуты чёрной лайкой. Все пряжки снабжены кожаными антабками. Ранец подложен холстом по всей внутренней поверхности, за исключением крышки. Имеет два отделения. Передний край забокован куском черного хрома, а у начала крышки холст пришит изнутри за мездру таким образом, что на лицевой стороне стежков не видно; ремни застёжек пришиты под холстом. Все пряжки вырубные лужёные.


Унтер-офицеры Лейб-Гвардии Семёновского полка. Акварель А.о. Орловского. 1803-1804 гг. (ГММА.В. Суворова)

1. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 16560. Ч. 7.
2. Историческое описание одежды и вооружения российских войск... ч. VII. СПб., 1900. с. 61, 62.
3. Там же. Ч. X. СПб., 1900. с. 199.
3. Рисунки, изображающие разных видов одежду и протчую амуницию артиллерийских служителей в правление инспектора всей Артиллерии Графа Аракчеева. 1807. л. 2, 3.
4. РГВИА. ф. 154. Оп. 1. д. 59. л. 650.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 759

 Предметы обмундирования и снаряжения / Uniform items and equipme
Sent: 23-11-2014 14:35
 
Журнал "Цейхгауз" №7 (1/1998)

Автор: Сергей ПОПОВ



1. Мушкетер 3-го батальона Ряжского мушкетерского полка (1802-03 гг.)
2. Мушкетер 2-го батальона Муромского мушкетерского полка (1805-07 гг.)
3. Унтер-офицер 1-го батальона 8-го егерского полка (1802-07 гг.)
4. Гренадер 1-го батальона С.-Петербургского гренадерского полка (1802-05 гг.)
5. Гренадер 1-го батальона гренадерских и мушкетерских полков (1809-11 гг.)
6. Унтер-офицер мушкетерских рот пехотных полков (1812-14 гг.)
7. Темляк гренадера 3-й гренадерской роты (с 1811 г.)

1. Musketeer 3rd Battalion Ryazhsky musketeer regiment (1802-03).
2. Musketeer 2nd Battalion Murom musketeer regiment (1805-07).
3. NCO 1st Battalion, 8th Jaeger Regiment (1802-07).
4. Grenadier 1st Battalion, St. Petersburg Grenadier Regiment (1802-05).
5. Grenadier 1st Battalion grenadier and musketeer regiments (1809-11).
6. NCO musketeer company, regiments of infantry (1812-14).
7. Sword knot grenadier 3rd Grenadier Company (since 1811)



Батальонные и ротные различия армейской пехоты в эпоху императора Александра I
Battalion and company differences Army infantry in the era of Emperor Alexander I

Батальонные и ротные отличия в униформе нижних чинов пеших войск были особенно развиты в Русской армии 1-й половины XIX века. В то время как цвет и детали основных предметов обмундирования являлись характеристикой определенного полка, на различие подразделений внутри него указывали, как правило, цвета вспомогательных элементов — темляка на шпаге и кисти на головном уборе. Подробная регламентация всех этих деталей точно указывала на принадлежность солдата не только к конкретной роте конкретного полка, но иногда даже взводу...

Согласно новым штатам армейской пехоты, которые Александр I утвердил 30.IV.1802, каждый полевой полк — гренадерский, мушкетерский и егерский — теперь должен был состоять из трех батальонов; части гарнизонной инфантерии имели различный состав: от отдельного батальона до 4-хбатальонного полка. Все батальоны состояли из четырех рот.



Battalion and company differences between field and garrison infantry in the 1802-1809.

Top - down; left - right:
Regiment consisting of the 2 battalions
Regiment composed of 3 battalions
Regiment consisting of 4 battalions
Non-commissioned officers
1st company
2nd company
3rd company
4th Company


Для отличия батальонов в полку тогда же были установлены различные цвета кистей на головных уборах рядовых строевых чинов. Первым батальонам всех полков (а также всем отдельным батальонам) был присвоен белый цвет кисточек, последним — красный. Второй батальон 3-хбатальонного полка получил желтые кисти. В 4-хбатальонном полку у второго батальона кисти были голубые, а у третьего — зеленые.

Середина кисточки у всех рядовых должна была быть полкового цвета, то есть соответствовать цвету погон (в тяжелой пехоте) или воротника (у егерей). Однако в ряде полков цвета кистей и их середин получились настолько близкими (красная кисть со светло-малиновой серединой, желтая — с палевой), что были отвергнуты из чисто эстетических соображений. В этих случаях (во всем полку) цвет середины кисти заменялся на светло-зеленый. Окончательная подробная роспись цветам кисточек была утверждена 6.VI.1802.[1]

Поскольку «специализация» батальонов была различной в зависимости от рода полка, то различались и типы головных уборов у солдат. В гренадерских и мушкетерских полках первые батальоны были гренадерскими, и конические гренадерские шапки в них увенчивались белой кистью. Вторые и третьи (фузилерные) батальоны гренадерских полков батальонных отличий не имели, так как на фузилерных шапках кистей не полагалось (это не касалось Лейб-гренадерского полка, состоявшего из трех гренадерских батальонов, шапки в которых имели кисти белого, желтого и красного цветов с красной серединой). Вторые и третьи батальоны мушкетерских полков и все батальоны гарнизонной пехоты именовались мушкетерскими; нижние чины в них носили двуугольную шляпу с кистью соответствующих цветов, причем такие же, но меньшие, кисточки располагались и по двум углам шляпы. Все три батальона в егерских полках были егерскими; в них носили такие же шляпы, как и у мушкетер.

Роты внутри батальона различались цветами темляков. Темляк представлял из себя петлю из белой нитяной тесьмы, закрепленную на эфесе шпаги (тесака) и оканчивавшуюся кистью. Кисть состояла из конической шейки, или «деревяшки», которая соединялась с тесьмой шерстяной гайкой («шишкой»), и бахромы с цветным шерстяным окружием, называемым иначе околышем или тренчиком. Цвет шейки (согласно описанию Висковатова) соответствовал цвету воротника мундира (хотя более вероятно, что шейка темляка была батальонного цвета, как было и в предыдущее царствование, и в последующее время). Гайка и околыш были: в 1-й роте каждого батальона — белые, во 2-й — красные, в 3-й — голубые, в 4-й — оранжевые.

У унтер-офицеров, в отличие от рядовых, околыш на темляках был бело-черно-оранжевый, а кисти на шапках не батальонных цветов, а белые, с двумя черно-оранжевыми секторами.

Уже в сентябре 1802 г. шляпы у строевых нижних чинов в егерских полках были заменены цилиндрическими шапками с козырьком и небольшими полями; сверху на шапках крепилась такая же кисть, как прежде на шляпах, а под ней появилась еще одна, в форме полушария тех же цветов. У унтер-офицеров нижняя кисть была разделена, по-прежнему, на четыре сектора, а верхнюю было положено иметь как у рядовых, т.е. батальонного и полкового цветов. В августе следующего года подобные шапки, но без полей, а только с козырьком, и с теми же отличиями, получили все мушкетеры в мушкетерских и гарнизонных частях и нестроевые всей пехоты. Гренадерам и фузилерам такие шапки были присвоены только в феврале 1805 г., причем верхняя кисть заменялась высоким волосяным султаном.

Прежние шапки было положено заменять только по мере их износа. Этим (а также боевыми действиями 1805-07 гг.) и объясняется тот факт, что в Павловском гренадерском полку гренадерские и фузилерные шапки сохранились до января 1808 г., когда и были оставлены в качестве награды за бой под Фридландом.

В конце 1807 - начале 1808 г. были изменены цвета пехотных мундиров. Во всей пехоте мундир положен был темно-зеленый; в гренадерских и мушкетерских полках — с красным воротником, в егерских — с белым, с красной выпушкой (и в тех, и в других — с погонами разных цветов по старшинству полка в дивизии), а в гарнизонах — с желтым воротником и красными погонами. Однако по чисто техническим причинам сразу реформу провести не сумели, и в большинстве полков старые мундиры сохранились еще на год, а то и дольше. Сохранились, очевидно, и прежние кисти и темляки.

В связи с этим следует упомянуть не совсем понятный приказ военного министра № 53 от 7.V.1809: «Из представляемых от полков образцовых вещей, Высочайше усмотрено: что в некоторых полках и Гарнизонных батальонах зделаны Унтер-Офицерские темляки из разных не положенных по форме цветов. О чем объявляя предписывается по всей армии: дабы Унтер-Офицерские темляки деланы были всегда не иначе, как из следующих трех цветов, имянно: белаго, чернаго и ранжеваго.»[2] Быть может, речь здесь идет лишь об околыше кисти темляка?



Badges field and garrison infantry from the 1809.

Top - down; left - right:
Battalions Regiment Field Infantry, 23.XI.1809
Non-commissioned officers
Battalions Garrison Regiment, 3.XII.1809 (common version)
Moscow Garrison Regiment, 27.IX.1811
Battalions Garrison Regiment (real version)


Новые расцветки кистей на шапках (тогда именовавшихся уже киверами) были введены в конце 1809 г. Из двух кистей было положено оставить только одну, нижнюю (называемую в переписке также шишкой или репейком). Очевидно, уже с этого времени (а не с 1811 г., как принято считать) репейки получили овальную форму и стали изготавливаться из дерева, обтянутого цветным сукном. Во всяком случае на это указывают эскизные рисунки репейков, направленные в Комиссариатский департамент при утверждении новой расцветки.[3]

В полках полевой пехоты (т.е. гренадерских, мушкетерских и егерских), согласно приказу от 23.XI.1809, киверные кисти или репейки полагались: в 1-м батальоне каждого полка — белые с зеленой серединой, во 2-м — зеленые с желтой, в 3-м — красные с желтой. В гарнизонных полках (приказ от 3.XII.1809): в 1-м батальоне — половина репейка зеленая и половина белая, во 2-м — половина зеленая и половина желтая, в 3-м — половина зеленая и половина красная, в 4-м и во всех отдельных батальонах — целиком зеленые.[4] Репейки унтер-офицеров должны были остаться прежними, но известно, что впоследствии овальные унтер-офицерские репейки состояли из двух белых и двух серых секторов.

Оба приказа давали лишь краткое описание репейков, сами же они должны были изготовляться в полках по разосланным от Комиссариата образцам. Однако двусмысленная формулировка второго из этих указов (половина зеленая и половина белая...), судя по всему, ввела в заблуждение позднейших исследователей, и прежде всего Висковатова, в чьем труде эта фраза трактуется как «верхняя половина зеленая, нижняя половина белая», и т.д.[5] Между тем в переписке 1811 г. о введении новых репейков для Московского гарнизонного полка, развернутого в этом году в 6-тибатальонный, сохранилось свидетельство, что перед этим (т.е. в 1810-1811 гг.) батальоны полка имели следующие репейки: 1 — верх белый, низ зеленый; 2 — верх желтый, низ зеленый, 3 — верх алый, низ зеленый; 4 — зеленый целиком.[6] Очевидно, что такие же цвета репейков имели и остальные гарнизонные полки. Они сохранялись в гарнизонной пехоте до начала 1824 года, когда были заменены на одинаковые во всех батальонах белые с красной серединой. Что же касается Московского гарнизонного полка, то 27.IX.1811 для его шести батальонов были утверждены репейки следующих цветов: 1— белый пополам с зеленым, 2 — зеленый с белым, 3 — синий с белым, 4 — зеленый, 5 — зеленый с синим, 6 — синий целиком (здесь, судя по всему, именно первый цвет является верхним). Такие различия в полку существовали до 1813 г., когда из него были сформированы два новых пехотных полка — Бородинский и Тарутинский.

12.Х.1810 были произведены перемены в составе полков армейской пехоты. Каждый полк — гренадерский, мушкетерский или егерский — теперь состоял из трех одинаковых батальонов, в каждом из которых было три роты фузилерных, мушкетерских или егерских и одна (старшая) гренадерская, состоявшая из взвода гренадер и взвода стрелков. В указе от 22.II.1811 подробно описывалось новое полковое устройство (причем мушкетерские полки были переименованы в пехотные), а о ротных и батальонных различиях, в частности, говорилось: «Различие цветов в полку по батальонам остается прежнее. Гренадеры же каждого батальона получают темляки красные из бывшей 4-ой роты того батальона. А мушкетерские роты будут иметь темляки белые, голубые и желтые. Шишки на киверах иметь по разосланным образцам.»[7]



Battalion and company differences Field infantry since 1811



Приведенная цитата не совсем согласуется с известными нам предыдущими указами о темляках. Возможно, в 1808-10 гг. было издано какое-то постановление, до сих пор неизвестное. Нет больше иных указаний и по темлякам гарнизонных полков и батальонов.

В указе от 22.II. не содержится подробного описания темляков и репейков полевой пехоты, однако известно, что образцы были утверждены и разосланы в полки. Окончательную роспись ротных и батальонных различий гренадерских, пехотных и егерских полков мы находим в «Историческом описании...»[8] В сжатом виде она приведена в таблице. Околыш темляка у унтер-офицеров был черно-оранжевый.

Несмотря на то, что у Висковатова репейки 2-й и 3-й гренадерских рот показаны разделенными ровно пополам, многие данные указывают, что верхняя часть была значительно больше нижней. Согласно Габаеву, верхняя часть репейка составляла 2/3.[9] Так же изображены репейки и на рисунках их расцветки в 1817 г.[10]; такое же разделение зафиксировано и позднее, при изменении их цветов в 1833 г. Репейки же гарнизонных полках почти наверняка делились на две равные части. Не исключено, что репейки полевой пехоты были разделены непропорционально, именно для отличия их от гарнизонных.

Как уже говорилось, нельзя считать полной и окончательной известную нам информацию и о пехотных темляках. Темляки изготавливались в войсках каждый год по рассылавшимся из центра образцам, описание которых не всегда издавалось в виде указов. Почти ничего неизвестно, например, об отличиях четвертых, или резервных, батальонов полков армейской пехоты, которые первоначально были сформированы в ноябре 1811 г. из состава рекрутских депо, а с началом Отечественной войны стали формироваться в особой Резервной армии князя Лобанова-Ростовского. В переписке Комиссариатского департамента сохранился запрос конца 1813 г. о том, какие темляки делать для пехотных унтер-офицеров Резервной армии, поступающих на место выбывших в действующие войска. Ответом на этот запрос послужила записка от 7.I.1814, цитируемая ниже.[11]



Note about colors sword knot for non-commissioned officers of the army infantry regiments.

According to the three appointments for 139 reserve battalions should ................... 10183
These should have to produce the following colors:
- For 12 Grenadier battalions:
nut and a piece of wood red, fringe orange with blue ........................................ ..... 913
- For 127 infantry and Jaeger battalions:
  1st company: nut red, orange with blue fringe, black piece of wood in 1030
  2nd company: nut yellow, orange with blue fringe, black piece of wood ..... 1030
  3rd Company: nut red, orange with blue fringe, blue piece of wood in 1030
  4th company: nut white, orange with blue fringe, black piece of wood ................. 1030
  5th Company: nut blue, orange with blue fringe, black piece of wood in 1030
  6th company: nut orange, orange with blue fringe, black piece of wood in 1030
  7th Company: nut white, orange with blue fringe, blue piece of wood ............... 1030
  8th Company: nut and a piece of wood blue, orange with blue fringe .......................... 1030
  9th Company: nut orange, orange with blue fringe, blue piece of wood in 1030


Эта записка мало что может пока нам объяснить, она скорее ставит новые вопросы: почему черный цвет «деревяшки» (шейки), который, возможно, обозначает 4-й батальон, перемежается голубым, обозначающим 3-й? Почему «сбивается» порядок цветов гаек, а цвет околыша не соответствует общепринятому для унтер-офицеров черному с оранжевым? Без дополнительных данных ответить на эти вопросы нелегко.



Мушкетеры пехотного полка (1812-15 гг.).
Акварель И.А. Кляйна. 1815 г. Репеек на кивере указывает на одну из мушкетерских рот 1-го батальона. Однако темляк, напротив, соответствует гренадерской роте 2-го батальона. При этом темляк явно неуставной формы и имеет зеленую бахрому вместо положенной белой. Возможно, это один из столь часто встречавшихся примеров несоблюдения устава.

The Musketeers Infantry Regiment (1812-15). Watercolor IA Klein. 1815.
Badge on shako indicates one of the musketeer company of the 1st Battalion. However sword knot, on the contrary, corresponds to the grenadier company of the 2nd Battalion. At the same time sword knot not explicitly approved shape and has a green fringe lieu of the provisions white. Perhaps this is one of the so commonly encountered examples of non-compliance with the statute.


Размер публикации не позволяет остановиться на репейках и темляках полков гвардии, которые лишь в первые годы отличались от армейских, а также вспомогательных и других пеших войск. Свою особую систему отличий имели также батальоны Внутренней стражи, о которых будет рассказано в другой раз.


Пояснения:
1. Ведомость опубликована полностью в статье: В. Королев. Кисти гренадерских шапок, мушкетерских и егерских шляп в 1802-07 гг. // «Орел». 1992. № 1.
2. РГВИА. Ф. 12. Оп. 5/64. Св. 367. Д. 317. Л. 1.
3. Там же. Св. 369. Д. 386, л.1; ПСЗ-1. № 24016.
4. Там же. Ф. 1. Оп. 1.Д. 1904. 4.2. Л. 103-141.
5. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск... Изд. 2. Ч. 13. Спб, 1901. С. 20.
6. РГВИА. Ф. 1. On. 1. Д. 1904. Ч. 5. Л. 95.
7. Там же. Д. 2426. Л. 59; ПСЗ-1. № 24526.
8. Следует отметить, что Висковатов ссылается на указ № 24527 в ПСЗ-1, имеющий совершенно другое содержание.
9. Габаев Г.С. Роспись Русским полкам 1812 г. Киев, 1912. С. 68.
10. Сведения получены от И.Э. Ульянова.
11. РГВИА. Ф. 396. Оп. 1.Д. 63. Л. 16-18.


New Products
Knight of the Teutonic Order, 14th century; 54 mm
Knight of the Teutonic Order, 14th century; 54 mm
$ 4.60
Assyrian warrior, 2-1 centuries BC
Assyrian warrior, 2-1 centuries BC
$ 4.60
Assyria slinger, 2-1 centuries BC
Assyria slinger, 2-1 centuries BC
$ 4.60

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2679
Total number of topics: 295
Total number of registered users: 719
This page was built together in: 0.0621 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce