Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Red Air Fleet / Красный Воздушный флот -- Page 5  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  11 - 20   21 - 30   31 - 40  41 - 50  51 - 54  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 03-07-2015 05:02
 


В переводе - 14 февраля 1919 г. во время отступления красных из-под Езнаса около Сокониу литовцами был сбит самолет Sopwith „1/2 Strutter“. Он был тут же отправлен в Каунас в ангар для дирижабля (? видимо, имеется в виду аэростат) и прослужил в литовской армии до 1928 года.

From: kvitrina.lt/lietuviskos-aviacijos-pradzia-prie-jiezno/



Подписано: "Весна 1919".

Крупно: f6.s.qip.ru/iaKRE6an.jpg

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 05-07-2015 23:54
 
Налёты авиации красных на Новочеркасск и Ростов-на-Дону в 1919 году

В Российском государственном военном архиве (РГВА) нами были обнаружены уникальные фотографии населенных пунктов Всевеликого войска Донского эпохи Гражданской войны. Когда, кем и как были сделаны эти фотоснимки с воздуха?




Снимок Новочеркасска, сделанный 25 апреля 1919 года при помощи «автоматической камеры системы полковника Потте» с самолёта «Сопвич», управляемого Б.М. Павловичем. Хорошо видна площадь с Войсковым Вознесенским кафедральным собором.

Весной 1919 года 9-я советская армия действовала против Донцов юго-восточнее Царицына, занимая фронт вдоль железной дороги Царицын-Лихая и у рек Северский Донец и Дон, нацеливаясь на Новочеркасск и Ростов-на-Дону. В январе-марте 1919 года 9-я армия принимала участие в наступлении красного Южного тфронта с целью разгрома белой Донской Армии. Ее подразделения, действуя на новохопёрском и поворинском направлениях, заняли города Борисоглебск и Новохопёрск, вышли на реку Дон и северный берег реки Маныч, а с марта по июнь подавляли восстание казаков Верхне-Донских станиц (героическое Вешенское восстание).

К весне 1919 года авиация красных в этом районе состояла из 15-го, 34-го, 35-го, 37-го разведывательных, 8-го и 9-го истребительных авиаотрядов. Они базировались близ железнодорожных станций Аркадак, Себряково и в районе Балашова. Из-за весенней распутицы отряды застряли далеко в тылу.

Самолёты крайне редко совершали боевые полёты в связи с острой нехваткой авиационного бензина. Следует также отметить, что в 1918-1919 годах в авиации 9-й армии почти не применялась аэрофотосъёмка.

В сентябре 1919 года начальник полевого управления авиации и воздухоплавания при штабе 9-й армии военный лётчик Иван Иванович Семёнов прислал начальнику авиации Южного фронта доклад о состоянии фотограмметрии в подчинённых ему авиачастях. Из него следовало, что, несмотря на то, что один или два самолёта каждого авиаотряда армии были приспособлены для фотографирования, это важное для разведки дело было поставлено очень плохо (сказать точнее - никак не поставлено). Соответственно не делались и схемы позиций противника (кроки).

Зачастую вместо наблюдателей летали мотористы и другие технические чины отряда. Семёнов объяснял столь бедственное положение дел отсутствием хороших специалистов (в том числе и фотограмметристов) и дефицитом качественных фотоингредиентов. К этому докладу, как пример работы отрядов в деле аэрофотосъёмки, он смог приложить всего 10 снимков (сделанных за период с октября 1918-го по август 1919 года). На трёх фотографиях был запечатлён Новочеркасск, на четырёх других - станицы Вешенская и Михайловская.



Лётчик 15-го разведывательного авиаотряда Б.М. Павлович у своего "Сопвича"

В середине апреля 1919 года два самолёта 15-го разведывательного авиаотряда («Ньюпор-23» Николая Александровича Жемчужина и «Сопвич» Бронислава Матвеевича Павловича) перелетели со станции Себряково в станицу Морозовскую. Отряд получил задание от начальника авиации Южного фронта Константина Васильевича Акашева бомбардировать города Новочеркасск и Ростов-на-Дону.

Утром, 22 апреля, в 8 часов 35 минут пилот Павлович с наблюдателем Артуром Антоновичем Лейландом поднялись на «Сопвиче» из станицы Морозовской. Из-за низкой облачности и сильного дождя, лётчики, не долетев восьми вёрст до Новочеркасска, вынуждены были повернуть обратно, а бомбы сбросить на станицы Ольховскую и Мелиховскую и на хутор Пухляков.

Вторая попытка налёта была предпринята 25 апреля, когда утром два самолёта 15-го разведывательного авиаотряда опять вылетели из станицы Морозовской с целью бомбардировки Новочеркасска. Лётчик Жемчужин на истребителе «Ньюпор-23» сопровождал летевших на «Сопвиче» Павловича и Лейланда. В этом полёте наблюдатель смог сделать фотоаппаратом «Потте» три снимка Новочеркасска.

По возвращении лётчик Павлович писал в своём донесении:
«Скверная работа мотора заставляла планировать. При возвращении в Морозовскую в баке не оказалось ни одной капли бензина. Сбросил четыре 25-фунтовые (4 х 10,2 кг) бомбы в центре Новочеркасска с 2500 метров, вызвал панику у населения и у противника. Продолжительность полета 3 часа 45 минут».

А Жемчужин сообщал, что «проводив самолет [Павловича] до Новочеркасска, вынужден был из-за недостатка бензина повернуть обратно и сесть у Константиновской» .





Лётчик 15-го разведывательного авиаотряда Н.А. Жемчужин у своего "Ньюпора"

Это было первое появление красной авиации над Донской столицей. Уже через три дня после налёта Реввоенсовет 9-й армии постановил наградить его участников - Жемчужина, Павловича и Лейланда именными золотыми часами.

Белые были крайне удивлены «визитом» советских авиаторов, но не придали ему особого значения. В оперативной сводке штаба Донской Армии за этот день лаконично отмечалось, что «утром летал над г. Новочеркасском аэроплан противника, сбросивший несколько бомб».



Лётчик 15-го разведывательного авиаотряда Д.Я. Шевцов

Ранним утром 9 мая 15-й авиаотряд приготовил три аппарата к следующему налёту, теперь уже на Ростов-на-Дону: «Сопвич» Даниила Яковлевича Шевцова с бомбами и истребители «Ньюпор» командира отряда Казимира Андреевича Рудзита и Жемчужина для сопровождения. Из-за скверной погоды вылет задержался и лишь в 11 часов пилот Шевцов с наблюдателем Анатолием Александровичем Земуленом попытались взлететь. При подъёме, из-за остановки мотора, «Сопвич» упал и разбился, сами лётчики же отделались ушибами.



Командир 15-го разведывательного авиаотряда К.А. Рудзит в кабине своего истребителя

Чуть позже, в 13 часов 20 минут выполнять задание отправились на одноместных истребителях командир отряда Рудзит (на «Ньюпоре-24») и лётчик Жемчужин (на «Ньюпоре-23» ).

Каждый самолёт нёс одну 2S-фунтовую бомбу (10,2 кг). После этого боевого полёта Жемчужин отправил командующему 9-й армией телеграмму следующего содержания:

«Желая во что бы то ни стало выполнить возложенную Вами на отряд задачу, я и военлёт Рудзит взял каждый на колени по одной бомбе в 25 фунтов, поднялись в 13 часов 20 минут, имея маршрут Константиновская-Ольгинская-Ростов. Военлётчик Рудзит был всё время левее и сзади меня, держались на одной высоте. Пролетев Ольгинскую, я потерял его из виду. <...> Я продолжал полёт один и в 14 часов 20 минут снизившись на 800 метров, сбросил бомбу в Ростов. Разрыв был виден на площади перед мостом. Станции Ростов и Нахичевань сплошь забиты эшелонами, у берега большое количество барж и пароходов. В 14.40 замечено три парохода идущие к Ростову. Замечены два парохода, поднимавшихся вверх по Манычу, одновременно в Манычской обнаружено 8 судов, из них 2-3 парохода. Доношу, что поломка Шевцова и потеря командира отряда военлёта Рудзита с самолётом является следствием того, что за отсутствием бензина отряд вынужден был выполнять задания, летая на смеси бензина с эфиром».

Интересное историческое совпадение: белая газета «Вечернее Время» рапортовала, что в этот же день в Ростов-на-Дону прибыл Главнокомандующий Вооружённых Сил Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.

Вернёмся к героям нашего повествования. Вскоре выяснилось, что «потерявшийся» командир отряда Рудзит вынужденно сел в районе Сусатской. Свои приключения он изложил так:

«Вследствие разрыва бензинового бака и остановки мотора, вынужден был вернуться, имея лишь высоту 1000 метров. Вследствие остановки мотора вынужден был планировать, имея задачи, во что бы то ни стало затянуть к своим. Приложив все усилия прекратить утечку бензина, достав носовой платок, положил на ногу, ибо руками достать немыслимо, несмотря даже на то, что таким же образом использовав второй платок и обе перчатки, бензин продолжал течь. При полёте на небольшой высоте 200 метров, получил одну пулевую пробоину недалеко от головы пилота».

Таким образом, действуя в относительной близости от административных центров белых, самолёты 15-го разведывательного отряда сбросили 25 апреля на Новочеркасск четыре бомбы и 9 мая - одну бомбу на Ростов-на-Дону.



Группа поенных лётчиков 1-й Конной Армии, 1920 г.

В 1967 году бывший лётчик 15-го авиаотряда Н.А. Жемчужин, к тому времени единственный оставшийся в живых из участников интересующих нас событий, говорил о них в своём докладе на конференции в Центральном доме Советской армии:

«Мы часто бомбили, по-видимому, впустую, потому что никаких прицельных приборов не было. На истребителе типа «Нюпор» брали бомбы в кабину. Бомба - справа, слева и на коленях - всего три бомбы. Прилетишь на место, зажмёшь ручку коленами, берешь бомбу, открутишь ветрянку, положив бомбу на борт и, придерживая её одной рукой, заваливаешь самолёт на скольжение и бросаешь на глаз, вот и всё прицеливание. Но очень много было успешных бомбометаний, главное - моральное воздействие, оказываемое на противника.

Скажу о бомбометании противника в Ростове и Новочеркасске в 1919 году. Начальники авиации были вызваны к командованию, чтобы определить желающих бомбить. Полетели: я - на «Ньюпоре» и летчик Павлович на «Сопвиче». Мы в это время работали в боевом звене в районе станицы Карпово-Обрывской, недалеко от Морозовской. 25 апреля 1919 года мы бомбили Новочеркасск, когда всё белое начальство выходило из собора, а на второй день - Ростов. Моральный ущерб для белых был очень большой. За эту операцию мы были награждены золотыми часами.

Так как бензина не было, приходилось летать на спирте, добавляя эфир. Летать на таком горючем было трудно и, кроме того, нельзя было оставлять самолет без охраны, потому что спирт сливали, а оставлять приходилось».



Командир 37-го разведывательного авиаотряда И.К. Михалюк

Необходимо отметить, что ещё один авиационный отряд 9-й армии красных принимал участие в бомбардировках донских городов и станиц.

30-го апреля 1919 года лётчики боевого отделения 37-го разведывательного авиаотряда Иван Кириллович Михалюк и Гавриил Васильевич Жуков на «Сопвичах» совершили перелёт с аэродрома у станции Двойной в станицу Семикаракорскую, чуть позже туда прилетел и лётчик Аполлон Николаевич Шнелль.

Первый налёт «бойотделения 37-го» на Новочеркасск произошёл 7 мая. Командир отряда И.К. Михалюк с наблюдателем Г. Елисеевым вылетели в 4 часа 40 минут утра из СемикаракорскоЙ. С высоты 2000 метров на Новочеркасск было сброшено семь бомб: две на станцию, остальные в город. Лётчики отмечали, что «попадания очень хорошие».

Ростовская пресса написала о налёте, что он у населения «паники не вызвал».

Эффект от бомбардировки мог бы быть весомее, если бы она состоялась днём раньше, так как 6 мая, по случаю годовщины освобождения Новочеркасска от большевиков, «по всем церквам отслужены обедни и благодарственные молебствия», и прошёл парад войск и партизанских отрядов Новочеркасского гарнизона на Соборной площади, а в 13 часов началось торжественное заседание Войскового Круга.

Затем, 8 мая, лётчик И.К Михалюк с наблюдателем Андреем Андреевичем Бауэром на «Сопвиче» вылетели в 7 часов 25 минут утра, вновь взяв курс на Новочеркасск. Согласно их отчёту с высоты 3000 метров по железнодорожному вокзалу было сброшено шесть бомб. Две из них упали на пути, а остальные в город.

В донских газетах этому налёту повышенного внимания не уделялось, так как «подвергнутый артиллерийскому обстрелу аэроплан поспешил скрыться в направлении на северо-восток».

В то же время в ростовской прессе за 9 мая фигурирует загадочная заметка, под названием «Налет на Новочеркасск», в которой говорится, что в 11 часов над городом появился неприятельский аэроплан, но «встреченный огнём нашей артиллерии и поднявшимся нашим аэропланом-истребителем, поспешил скрыться, не сбросив бомб».

Дело в том, что в этот день самолёты 37-го разведывательного не совершали вылетов, о чём свидетельствуют несколько надёжных источников, в том числе и полётный журнал отряда. Как известно из вышеизложенного, летал только Жемчужин и то над Ростовом и в другое время. Можно предположить, что на обратном пути он пролетел над Новочеркасском и подвергся всем напастям, о которых и поведала газета «Вечернее Время».

Газетное сообщение оказалось ошибочным. На самом деле, казачья артиллерия обстреляла свой же истребитель, по недоразумению приняв его за вражеский. Это подтверждает нижеследующий факт.

Командующий Донской Армией и Флотом, Генерального штаба генерал-майор Владимир Ильич Сидорин в специальном приказе за № 159 выразил резкое недовольство работой противоаэропланной артиллерии:

«26 сего апреля [9 мая по новому стилю] в Новочеркасске произошёл следующий случай: с фронта сообщили, что летит неприятельский аэроплан; тотчас же было приказана нашему дежурному истребителю подняться и через пять минут он был уже над городом.

Дворцовый комендант, не разобравшись хорошо, через дежурного офицера, приказал командиру противоаэропланного орудия, поставленного в парке возле дворца, открыть интенсивный огонь по аэроплану, летающему над городом, что и было исполнено.

В результате обстрелян наш истребитель, не пострадавший только потому, что плохо стреляли.

Во избежание повторения подобных случаев, приказываю при открытии стрельбы по неприятельским аэропланам в точности руководствоваться инструкцией, данной командирам противоаэропланных взводов и орудий, и открывать огонь по требованию только лиц, кои имеют на это право согласно инструкции.
Кроме того, обращаю внимание Начальника Донской Артиллерии на плохую стрельбу противоаэропланных орудий и приказываю проверить, достаточно ли командиры этих орудий опытны в ведении огня по воздушным целям и не следует ли их заменить другими офицерами из числа таких, которым приходилось в минувшую войну вести подобного рода стрельбу.

Уверен, что в Новочеркасске такие офицеры найдутся» .

Тогда же новочеркасские «Донские Ведомости» поместили информацию о бомбардировке Гниловской станицы, в результате которой станичное стадо потеряло «одну корову и двух телок».

Донская газета опять утверждала, что сей инцидент произошёл 9 мая. Но скорее всего, это был налёт Михалюка предыдущего дня, хотя он и доносил начальству, что все шесть бомб сбросил на город Новочеркасск...

Могла ли Донская авиация противостоять налётам красных? На данный вопрос ответить сложно в связи с отсутствием многих архивных документов о деятельности авиаотрядов белых в апреле-мае 1919 года.

Часть отрядов была на фронте, другая - в стадии пополнения или формирования.

Аппараты 3-го Донского самолётного отряда, базировавшиеся в Новочеркасске, были задействованы для связи с восставшими казаками Верхне-Донского округа. 2-й Донской, стоявший близ станции Зверево, напряжённо работал на фронте и тоже использовался для полётов к повстанцам. Например, известно, что командир отряда подполковник Константин Николаевич Антонов летал на разведку из Новочеркасска 1, 10 и 13 мая, каждый раз пробыв в воздухе более трёх часов. Расстояние от Новочеркасска до станицы Семикаракорской составляет почти 50 вёрст, а от Зверево - порядка 70. Ведь от данных пунктов до станицы Вешенской лететь было гораздо дальше и донские лётчики с успехом справлялись с этой задачей.

Однако, согласно архивным данным, самолёты белых не атаковывали аэродромы 15-го и З7-го авиаотрядов у Константиновской и Семикаракорской. Большевистские военлёты не видели в воздухе и белых истребителей.

В 18 часов 10 минут 10 мая 1919 года Михалюк с Елисеевым в очередной раз отправились на бомбометание Новочеркасска и Ростова-на-Дону. Налёт закончился неудачей: «Над Новочеркасском сдал мотор. Пришлось повернуть обратно. Для облегчения самолета были выброшены в Заплавскую 9 бомб, из которых 6 попали в станицу. Пролетая на Раздорской заметил пароход, идущий к станице. Сел в 6 верстах от аэродрома, причем лопнул бензинопровод».
Последнюю попытку бомбардировки Новочеркасска предприняли 12 мая два «Сопвича» боевого отделения З7-ГО авиаотряда (лётчики А.Н. Шнелль и И.К Михалюк с наблюдателями Мартином Ивановичем Базыликом и Михаилом Кирилловичем Михалюком). В 19 часов самолёты вылетели из Семикаракорской, Но уже через час лётчики, так и не достигнув цели, вернулись обратно:



- Рапорт Михалюка: «Пролетая над Бессергеневской, заметил неприятельский аэродром: в станице стоят две палатки, одна 3-х местная, вторая одноместная. Ввиду плохой видимости и позднего времени решил сбросить бомбы на аэродром. Две бомбы попали в станицу и вызвали пожар, одна в воду и две около станции. Общий вес 3 пуда 20 фунтов. [57 кг].

- Рапорт Шнелля: «Не дойдя до Новочеркасска из-за плохой видимости и позднего времени, бомбы в количестве 5 штук и весом 3 пуда 20 фунтов [57 кг] сброшены на станции Бессергеневская и прилежащий к ней аэродром противника. Бомбы упали в районе станции. После бомбометания замечен пожар колоссальной силы. Очевидно вызванный бомбометанием предыдущего самолета».

Красочные подробности о бомбардировке казачьей столицы с воздуха оставил потомственный казак станицы Бессергеневской Василий Прокофьевич Запорожцев в интересных воспоминаниях «По волнам судьбы»:

«На второй день после того, как нас пригнали в Новочеркасск и поместили в казармы бывших маршевых рот периода германской войны, расположенных за городом у Краснокитской рощи против городского кладбища, мы в ожидании очередных процедур: бани, стрижки, разбивки по частям, взводам и по ранжиру, взвешивания, переписывания и прочее, - валялись в казарме за неимением коек или хотя бы топчанов прямо на полу. Был послеобеденный отдых, и стоял чудесный апрельский день [по старому стилю]. Тоска по оставленному дому была особенно ощутима.

Вдруг, ни с того ни с сего, как бы рядом с казармой, раздался оглушительный взрыв. Деревянная казарма задрожала, с потолка и стен посыпалась штукатурка. Мы все вскочили и бросились к дверям, застревая в них и давя друг друга. Кто-то догадался открыть окна, и многие стали прыгать во двор через них. Появившиеся офицеры, размахивая наганами и матерясь, пытались навести порядок, но их бесцеремонно оттесняли.

Раздался ещё такой же взрыв, но уже в центре города, и все уже знали, что это сбрасываются на город вражеским аэропланом бомбы. Но сколько мы ни всматривались в чистое весеннее небо, аэроплана нигде не было видно. Было только слышно одно глухое жужжание, да стали видны белые клубочки взрывов снарядов зенитной гарнизонной артиллерии белых, бивших по вражескому аэроплану из замаскированных убежищ города.

Нас быстро построили и стали отводить за рощу, в направлении ипподрома, уводя, как мы потом узнали, из зоны опасного соседства. Недалеко от казарм, при спуске в Западенскую балку, размещались пороховые склады. И начальство больше всего опасалось попадания бомб именно сюда, так как, по их предположению, иного, кроме железной дороги и железнодорожного моста через Тузлов в районе Хотунка, интересующего красного летчика стратегического объекта в Новочеркасске больше не было.

Сбросив всего четыре бомбы, две из которых, последние, разорвались у Аксая - одна в районе Куричьей балки у железной дороги, а вторая - у Васильевской мельницы, аэроплан, судя по звуку, удалился в южном направлении. Налет не причинил городу никакого вреда, как не причинили вреда красному аэроплану орудия белых».

Сохранились показания дивизионного инженера советской 14-й дивизии, бывшего штабс-капитана Де-Монто-Рик, прибывшего в штаб 1-й Донской Армии в станицу Нижне-Чирскую в начале июня 1919 года:

«Как перебежавший из красной армии 25 мая [7 июня по новому стилю], сообщаю следующее. Служил я в 9-й красной армии командиром инженерного батальона 14-й дивизии, называясь дивизионным инженером 14-й дивизии. В 14-й дивизии был один отряд - 15-й авиационный. В отряде был только один исправный аэроплан, стоявший в ст. Константиновской, «Сопвич». Пять остальных аэропланов были выведены из строя в две недели; по словам лётчика Жемчужникова (!) - они разбили аппараты с определенной целью, не желая летать и вообще работать в пользу большевиков. Ростов-Дон бомбардировал летчик Жемчужников, за что Троцким представлен к подарку, к золотым часам, а Ленин представил к золотому портсигару.

По словам Жемчужникова он не хотел лететь и бомбардировать город, но пришлось идти по жребию и бомбу будто сбросил на окраину города, нарочно целясь в малонаселенное место».



"Сопвичи" 37-го разведывательного авиаотряда на аэродроме у станицы Семикаракорской. Май 1919 года.

Действительно, лётчики 15-го авиаотряда в апреле-мае разбили три «Сопвича». Но аварии были неумышленные, а из-за остановок мотора, связанные с плохим горючим. Отряд летал на жуткой смеси бензина с эфиром. Истребители «Ньюпор» Рудзита и Жемчужина были неисправны и к концу мая в отряде остался лишь один боеспособный «Сопвич».

Во второй половине мая 1919 года боевые отделения 15-го и 37-го разведывательных авиаотрядов в связи с общим отступлением 9-Й армии вынуждены были улететь из Семикаракорской и Константиновской в Морозовскую, а затем в Суровикино.

Помимо Новочеркасска и Ростова-на-Дону налётам авиации красных подвергалась и знаменитая станица Вешенская.

По заданию начальника авиации 9-Й армии Александра Николаевича Лапчинского, 1 апреля 1919 года «Сопвич» 15-го авиаотряда (лётчик Шевцов, наблюдатель моторист Хлестаков) вылетел в 13 часов 50 минут по маршруту Себряково-Еланская-Вешенская. Полёт проходил на высоте от 500 до 900 метров. Шевцов доносил: «В 16 часов в Вёшенской не замечено скопления людей и обозов. Лишь по другую сторону реки Дон шла переправа обозов в Вешенскую при помощи парома. Лётчики, подлетев и снизившись до 600 метров к переправлявшемуся обозу, открыли сильный пулемётный огонь по ним.
Среди людей поднялась сильная паника, они стали метаться во все стороны. В Вёшенской летчики подверглись сильному обстрелу пулемётного и ружейного огня».



"Фарман-30" 35-го разведывательного авиаотряда после налёта на Вёшенскую. На самолёте ещё не закрашены старые опознавательные знаки! 9 июня 1919 года

Второй раз красные лётчики появились в небе над «Вешками» через два месяца - 9 июня 1919 года. «Фарман-30» 35-го разведывательного авиаотряда (лётчик Архип Романович Романов с наблюдателем Дмитриевым) вылетел из Себряково с целью бомбардировки и фотографирования станицы Вешенская. Подробного донесения о полёте не сохранилось, осталась лишь одна запись:

"Трижды вынужденно садились. Летчики успели завести машину перед неприятельской кавалерией. Сейчас аппарат находится в Арчединской». Наблюдатель сумел сделать несколько снимков станицы и её окрестностей. Наибольшая высота полёта составила 1100 метров, а его продолжительность - 3 часа 45 минут".

В 18 часов того же дня лётчик 35-го авиаотряда Сергей Никандрович Саначин отправился на истребителе на поиски не вернувшегося на аэродром «Фармана». В полёте у «Ньюпора-17» лопнула тяга мотора и сорвала капот. Пилот с большим трудом смог посадить машину в Себряково. Позже выяснилось, что пропавший аппарат Романова сел в Арчединской и при посадке был повреждён.

Участников тех далеких событий давно уже нет в живых - остались лишь пожелтевшие архивные снимки, напоминающие нам о грозном 1919 годе, старинных видах донских городов и станиц.



Заметки из Донских газет, посвящённые налётам красной авиации.

Привычная опасность
«Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она».
В мирное время Новочеркасск был, в сущности, глухой провинциальный город. Он оживился и приобрёл крупное значение в конце 1917 года, когда прибыл Корнилов, и начала формироваться Добровольческая Армия, когда взоры всей России обратились на Дон, ибо для одних это было гнездо контрреволюции, для других - последняя надежда.
С тех пор новочеркассцы видели у себя большевиков, бои вокруг города, часто слышали ружейную, пулемётную и орудийную стрельбу и привыкли к ней. Во время прошлогодних боёв выходили даже смотреть, благо с окраин города далеко видно.
Но чтобы аэропланы бросали в город бомбы, этого никогда не было. Такая неожиданность случилась 12 сего апреля. Около 8 часов утра прилетел большевистский аэроплан и с большой высоты бросил 2 бомбы (некоторые насчитали 4). Переполох в городе произошёл большой, ибо во многих квартирах задрожали стёкла. Дошло дело уже и до бомб, бросаемых с аэропланов! Этого ещё не хватало!
Между тем, нужно удивиться, что большевики не занялись этим раньше.
А результаты? В сущности, никаких. Вероятность гибели от аэропланной бомбы такая же, как от автомобиля, трамвая или удара молнии. Известный процент гибнет подобной смертью. Гораздо больше риску заболеть и умереть от тифа.
От аэропланных бомб страдают зачастую ни в чём не повинные женщины и дети, причём бомба, конечно, не разбирает, кого хватить: пролетария или буржуя. Бессмысленность такого образа действий очевидна. Другое дело бомбардировка места скоплений войск, склады огнестрельных припасов и т.п. Но в Новочеркасске всего этого нет, да и вероятность попадания в такие места тоже ничтожна.
На русско-германском фронте немцы бомбардировали часто наши тылы целыми эскадрильями. В результате бывало несколько убитых мирных обывателей. Тылы настолько привыкли к этому, что никто не обращал внимания на взрывы и дрожания стёкол. Новочеркассцы, конечно, скоро привыкнут к новой опасности и будут спокойно спать по утрам, надеясь, что пронесёт мимо. Пора, наконец, испытать все виды войны и не пугаться большого шуму, производимого взрывами.
Корниловец.
(«Вечернее Время» (Ростов-на-Дону), 1919, 15(28).IV, № 245)


***

Оперативная сводка Штаба Донской Армии к 12 часам 12 апреля 1919 года
<...> 12 апреля утром летал над г. Новочеркасском аэроплан противника, сбросивший несколько бомб.
Начальник Штаба Донской Армии, Генерального Штаба генерал-лейтенант Кельчевский.
(«Донские Ведомости» (Новочеркасск), 1919, 13(26).IV)

Налёт на Новочеркасск
(По телефону)
Сегодня в 5 час. утра над Новочеркасском вновь летал аэроплан противника, бросивший несколько бомб.
Налёт аэроплана паники не вызвал, тем более, что накануне население было оповещено о предстоящем метании бомб с учебной целью.
Только спустя некоторое время, когда аэроплан уже скрылся, население узнало, что это была не учебная стрельба, а очередной бессмысленный налёт противника на Новочеркасск.
(«Вечернее Время», 1919, 24.IV(7.V), № 251)

***

Второй налёт на Новочеркасск
24-го апреля около 5 1/2 ч. утра с неприятельского аэроплана было сброшено пять бомб.
(«Донские Ведомости», 1919, 25.IV(8.V), № 96)

Над Новочеркасском
Сегодня в 8 ч. утра летал над Новочеркасском аэроплан противника, бросивший несколько бомб. На улицах было много любопытной публики.
(«Вечернее Время», 1919, 25.IV(8.V), № 253)

***

Налёт большевистского аэроплана
Вчера (25 апреля/8 мая), в 8 часов утра, над Новочеркасском вновь появился красноармейский аэроплан. Держась на высоте приблизительно до 2000 метров, аэроплан описал над городом круг и сбросил несколько бомб. Подвергнутый артиллерийскому обстрелу, аэроплан поспешил скрыться в направлении на северо-восток.
(«Донские Ведомости», 1919, 26.IV(9.V), № 97)

Налёт на Новочеркасск
(По телефону)
Сегодня, в 11 ч. утра, со стороны рощи на очень большой высоте показался аэроплан противника. Но, встреченный огнём нашей артиллерии и поднявшимся нашим аэропланом-истребителем, поспешил скрыться, не сбросив бомб.
(«Вечернее Время», 1919, 26.IV(9.V), № 254)

***

Налёт на Гниловскую станицу
2б-го апреля (9 мая по новому стилю), утром, большевистский аэроплан сбросил над Гниловской станицей (близ Ростова на Дону) 6 бомб, одна из которых попала в стадо и убила одну корову и двух тёлок. Кроме того, повреждены стёкла в окнах домов.
(«Донские Ведомости», 1919, 26.IV(9.V), № 97)

Марат ХАЙРУЛИН. Фотографии с Гражданской. Налеты авиации красных на Новочеркасск, Ростов-на-Дону и станицу Вешенская в 1919 году.
(Альманах «Донские казаки в борьбе с большевиками», № 5, 2011 год).
: rslovar.com/content/%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%91%D1%82%D1%8B-%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BA-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%BD%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D0%B2-1919-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 06-07-2015 01:58
 
Красное село, 1919 г. Судя по аэроплану модели «Лебедь-XII», это группа С. Э. Столярского, действующая севернее Петрограда в районе Нарвы и Ревеля. В 1919 г. это подразделение, называемое Саратовским гидроотрядом, использовало машины на Северно-Западном фронте.











From: forums-su.com/viewtopic.php?f=195&t=446128

Аэродром 44-го авиаотряда. с.Толочино, 1919 г.



Крупно: s6.uploads.ru/aDyeb.jpg

Группа летчиков Западного фронта с командиром отряда.



Неизвестные летчики.













Парад авиации. 1920?



Неизвестные авиаторы, предположительно, Дальний Восток, 1922-1924 гг. У двоих заметны французские летные знаки на форме.



Сопвич, других данных нет.



Фарман-30. Предположительно, Туркестанский фронт. Около 1919 г.





У "Фармана-30". Бортовой №2019. Аналогично.





Выпуск красных командиров Воздухоплавательной школы, 1921 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 06-07-2015 02:09
 
18 (31) декабря 1917 государственная независимость Финляндской Республики первой была признана Советом народных комиссаров Российской Советской Республики, а 23 декабря 1917 (ныне - 5 января 1918) Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Cоветов рабочих и солдатских депутатов (высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом государственной власти Советской России).

В течение первой недели 1918 года независимую республику Финляндию признали семь стран: 4 января — Россия, Франция и Швеция, 5 января — Греция, 6 января — Германия, 10 января — Норвегия и Дания, 11 января — Швейцария.

Как и любая другая революция, революция в Финляндии, не обошлась без кровопролития. Население бывшего Великого княжества Финляндского разделилось на два непримиримых лагеря: красных и белых. С приходом в Финляндию войск Германии и добровольческих отрядов из Швеции, революционная резня обрела масштаб полноценной гражданской войны с применением всех современных видов вооружений. За исключением танков.

Войска Советской России в этой войне не участвовали. Но Россия оказывала помощь красногвардейцам Финляндии продовольствием, оружием, боеприпасами, помогала в обучении командных и технических кадров.

В начале ХХ века война уже не мыслилась без применения авиации. Нуждались в авиационной поддержке и финские красногвардейцы. Финская коммунистическая партия обратилась к руководителям Советского государства рабочих и крестьян с просьбой помочь им в организации собственных авиаотрядов и обучении лётчиков. Просьба была принята с пониманием.

Морской Отдел Реввоенсовета Республики поручил Управлению Морской Авиации и Воздухоплавания оказать всяческое содействие становлению Красной финской авиации. В самые сжатые сроки в Петрограде, на Гутуевском острове, был сформирован «Финский Авиационный Отряд-Школа Вооружённой Организации Финской Коммунистической партии». Во главе Отряда-Школы был поставлен известный военный авиатор П.В. Кузнецов. Инженерно-технический состав набрали из российских специалистов. В качестве механиков в отряд пригласили рабочих простаивавших тогда авиационных заводов Петрограда. Всего набрали 46 специалистов, в том числе трёх профессионалов в области аэрофотосъёмки: А.С. Щепилова, А.А. Пемлат и И.Ф. Слепяна. Лётному мастерству курсантов Отряда-Школы должны были учить сам командир Отряда-Школы и его заместитель, лётчик-инструктор С.Д. Никольский.



Группа летчиков "Красные финны", среди которых - Отто Кальвица

Всего в Отряд-Школу отобрали 11 человек. Исконных финнов, разделявших революционные убеждения. Главным критерием отбора был уровень технической подготовки будущих пилотов. Среди отобранных были шофёр, два шофёра-механика, четыре машиниста, судовой техник, два моториста и даже лётчик-наблюдатель – Г.Г.Везетау, овладевший профессией летнаба ещё в Императорском Военном Воздушном Флоте.
Учились финны, судя по всему, старательно. Ибо за весьма короткий срок существования Финского Авиационного Отряда-Школы успели овладеть азами лётной профессии. Ещё немного и Вооружённая Организация Финской Коммунистической партии смогла бы отправить на фронт свой первый авиаотряд. Но скоротечная Гражданская война в Финляндии завершилась поражением красных.



Вернер Лехтемяки

В мае 1919 финские интернационалисты — курсанты Авиаотряда-Школы были временно мобилизованы и отправлены на борьбу с войсками генерала Н.Н. Юденича. В пехоту. Отто Кальвица, например, сражался в красноармейских рядах в качестве ученика пулемётчика. К июню 1919-го дело Финской Коммунистической партии было окончательно проиграно. Встал вопрос о ликвидации её Вооружённой Организации. 16 июня 1919 года Морской Отдел Реввоенсовета Республики отдает приказ о расформировании Отряда-Школы. 46 русских специалистов обслуживающего персонала перевели на работу на гидроавиационный завод «Гамаюн». Весьма примечательно, что в списке этих сотрудников Финской Авиаотряда-Школы фигурирует выдающаяся фамилия: Марк Лазаревич Галлай. Оказывается, наш знаменитый лётчик-испытатель и писатель, начинал в Финском Авиаотряде-Школе свой трудовой путь чертёжником.

Что же касается учлётов, то большинство их направили доучиваться в Петроградскую Школу Морской Авиации им. Л.Д. Троцкого, которая находилась тогда в эвакуации в Н. Новгороде. Остальных распределили по авиаотрядам.

Эта маленькая петроградская авиационная школа сыграла огромную роль в освоении воздушных просторов Сибири и Заполярья. В 1929 году, когда ОГПУ приступило к проведению операции «Весна», по очистке рядов Красной Армии и Флота от бывших царских офицеров и уроженцев других государств, финнов-авиаторов, уволив их из рядов Воздушного Флота РККАФ, трудоустроили в Гражданской Авиации. Поскольку считали их отлично приспособленными к условиям сурового Севера, то и отправили летать на Север, и в Сибирь, - так сказать, по национальному признаку распределили туда, где никто ещё не летал. Так вот и стали красные финны-авиаторы «знаменитыми полярными волками», первопроходцами северных воздушных трасс СССР.

From: www.airforce.ru/content/dovoennyi-period/550-solov-ev-krylatye-finny-petrograda/

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 06-07-2015 03:22
 
А. ДАШКОВ
КРАСНАЯ АВИАЦИЯ НА ТАМБОВСКОМ ФРОНТЕ
(август 1920 - апрель 1921 гг.)




39-й Железный разведывательный авиационный отряд на Восточном фронте, 1919 год.

Одной из наиболее важных операций Красного Воздушного Флота после Гражданской войны на европейской части России стало участие в подавлении крупного повстанческого движения на территории Орловского военного округа под руководством бывшего начальника уездной милиции А.С.Антонова [1]. По оценке специалистов, "антоновщина" ставила своей целью свержение Советской власти, создание правительства из представителей антибольшевистских партий, реставрацию буржуазных порядков и созыв Учредительного собрания. Мятеж начался в августе 1920 года захватом в селе Хитрово продотряда и арестом советских работников. В этот период численность отряда Антонова не превышала 60 человек. Но уже к 28 августа она буквально возросла в десятки раз за счет мобилизации местных жителей и дезертиров.

Политическое руководство повстанческим движением осуществлял председатель губернского Союза трудового крестьянства (СТК) [2] И.Е.Ишин. Созданная им сеть ячеек СТК была строго централизована и охватывала основные деревни и села губернии.

Для руководства вооруженными отрядами по личному указанию Антонова был сформирован "Главный оперативный штаб", который координировал всю их деятельность. В свою очередь военная структура повстанческого движения состояла из: личной гвардии Антонова, номерных стрелковых и конных полков, местных отрядов самообороны, милиционных команд и отдельных летучих отрядов. В селах Рамза и Паревка повстанцы разместили свои основные склады вооружения, преимущественно отобранные в свою бытность у чехословацких частей в 1918 -1919 годах.

Таким образом, была создана благоприятная почва для широкомасштабных вооруженных выступлений против Советской власти на территории крупного региона Российской Федерации. В октябре 1920 года в восстании участвовало уже 15-20 тысяч человек. Оно охватило Тамбовский, Моршанский, Борисоглебский, Кирсановский и Козловский уезды.

Помимо антоновского движения в северо-восточных районах Воронежской губернии зародилось самостоятельное крупное повстанческое движение, возглавляемое атаманом Колесниковым. К 14 ноября 1920 года общая численность его отрядов составила около 4,5 тысяч человек. В этот же период в Калачском районе губернии под знамена другого атамана - Варравы - собралось до 5000 мятежников. В последующие дни восстание охватывает новые районы губернии и угрожает выйти за ее пределы. Благодаря своевременным активным действиям частей Красной Армии (14-я стрелковая дивизия) Колесников в середине декабря 1920 года терпит сокрушающее поражение и с небольшим отрядом прорывается на север Воронежской губернии, где укрывается в лесах и на дальних хуторах. Такая же участь постигла и отряд Варравы, наголову разгромленного в районе населенных пунктов Антоновское и Ребриково. Последнему просто чудом удалось оторваться от преследования и скрыться.

Иная обстановка складывалась в Тамбовской губернии, где восстание под руководством Антонова ширилось и принимало угрожающий размах. Имеющиеся на территории губернии немногочисленные войска внутренней службы (ВНУС) [3] не в состоянии были сдержать рост повстанческого движения.

В январе 1921 года количество восставших возросло до 50 тысяч человек. В распоряжении "Главного оперативного штаба", возглавляемого Антоновым, к этому времени по существу находилось две армии в составе двадцати одного полка и отдельной бригады. Восставшие применяли тактику и методы партизанской борьбы. Одновременно в этот период активизировалось повстанческое движение в Поволжье под руководством Серова. Были отмечены
случаи перехода регулярных частей Красной Армии в ряды восставших. Так, под знамена мятежных войск бывшего начальника 9-й кавалерийской дивизии РККА А.В.Сапожкова [4], действовавших на территории Самарской губернии, перешли 49 и 50-й кавалерийские полки и батареи Чапаевской дивизии. [5] Оценивая сложившуюся ситуацию, Реввоенсовет Республики в те дни отмечал: "Если мы дадим восстанию разрастись, оно покроет всю область и образует новый фронт". [6] Речь не случайно велась о фронте, так как события поразительно мало напоминали о мирном времени. 1921 год только официально считался мирным, антисоветский фронт ширился, угрожая смести большевистскую власть. У повстанцев к этому времени была уже фактически "антисоветская" армия, и руководство страны в 1921 году перешло от спонтанных мер к полномасштабным боевым операциям, направленным против серьезного и опасного политического противника - крестьянства.

В январе 1921 года приступила к работе вновь созданная Центральная межведомственная комиссия по борьбе с бандитизмом. В ее состав вошли Ф.Э.Дзержинский. Ф.А.Сергеев и Л.П.Серебряков. [7]

Для борьбы с войсками Антонова в Тамбовской губернии было принято решение о проведении специальных операций с целью полного разгрома повстанческого движения и советизации указанного района. Руководство операциями первоначально было возложено на командующего войсками Орловского военного округа О.А.Скурде, которое осуществлялось через вновь созданное Полевое командование. Позднее общее руководство перешло в ведение Главного командования вооруженными силами Республики. Непосредственным организатором борьбы с повстанческими отрядами Антонова стал комдив А.В.Павлов [8] (начальник отдельной стрелковой дивизии ВОХР). Одновременно местные части были значительно усилены войсками, прислан/9/ными из состава ряда фронтов и военных округов. Уже к январю 1921 года на территории Тамбовской губернии в составе частей Красной Армии было сконцентрировано 22000 штыков и 45000 сабель, авиа-, 6ронеотряды и бронепоезда. [9] По другим данным, в январе-феврале 1921 года численность войск, действовавших против Антонова, составила 32,5 тысяч штыков, 8 тысяч сабель, 369 пулеметов и 63 орудия. [10]



Главнокомандующий Выгруженными Силами Российской Республики С.С.Каменев.

Одновременно в Заволжье, где активно действовали повстанческие отряды под руководством местных лидеров: Попова, Вакулина, Сарафанкина и Аистова, объединявшие в своих рядах значительную часть крестьян, уральских казаков и киргизов, были переброшены две стрелковые дивизии, кавалерийский полк и 4 бронепоезда. [11]

В Тамбовской губернии местные войска, значительно усиленные вновь прибывшими полевыми частями, с января 1921 года перешли к активным действиям. В первую очередь были заняты основные населенные пункты Тамбовского и Кирсановского уездов, а также Инжавский район, считавшийся основой базой армий Антонова. Одновременно были взяты под контроль железнодорожные ветки и наиболее крупные станции.

Особое значение придавалось действию "летучих отрядов", составленных из отборной конницы и стрелков, посаженных на подводы, с артиллерией и пулеметами. В задачу этих отрядов входило преследование повстанцев неотступно, до полного уничтожения, не давая им отдыхать, пополнять провизию и боеприпасы. Более активно стали применяться бронепоезда с десантными отрядами. [12] В связи с этим заметно возросла роль авиации, задействованной в ходе войсковых операций. В первую очередь, на нее была возложена задача по организации и ведению воздушной разведки с целью выявления местонахождения частей Красной Армии и повстанческих отрядов.

Складывающаяся обстановка в губерния и большой размах военных действий требовали от руководства армейских групп четкой координации действий привлекаемых к операциям частей. Для этого необходима была достоверная оперативная информация, позволявшая своевременно обнаруживать, блокировать и уничтожать крупные отряды восставших, обладавших большой подвижностью и маневренностью.

Для решения возникающих задач требовалось срочное усиление авиационной группировки, задействованной для борьбы с Антоновым. В связи с этим по личному распоряжению Главнокомандующего вооруженными силами Республики С.С.Каменева [13] от 10 февраля того же года в указанный район были дополнительно переброшены 2 боеспособных авиаотряда (с территории Украины и из состава Западного фронта). Таким образом, к концу зимы 1920 - 1921 годов в составе авиации Тамбовского района имелось уже четыре авиационных отряда (1-й артиллерийский, 2-й, 39-й и 47-й).

В этот период летный состав активно вел воздушную разведку и осуществлял сбор информации о передвижениях воинских формирований повстанцев. Одновременно летчики привлекались и для огневого воздействия на противника, используя при этом как бомбовые, так и штурмовые удары по основным местам дислокации крупных подразделении противника, а также в ходе совершения ими маршей. Другой немаловажной задачей авиаторов являлась агитационная работа (разбрасывание с самолетов листовок, газет и воззваний) в районах, охваченных повстанческим движением, среди местного населения и участников антисоветских вооруженных формирований, а также доставка свежей почты частям Красной Армии. Только за первые 20 дней апреля месяца в Тамбовской губернии летчики сбросили свыше 15 тысяч листовок и других печатных изданий (Приложение №1).

Общее руководство деятельностью авиационными частями Красного Воздушного Флота Тамбовской губернии осуществлял начальник авиации армий Тамбовского района военный летчик А.Д.Муратов [14], имевший богатый опыт, полученный еще на фронтах Первой мировой и Гражданской войн. Его подчиненные практически ежедневно, а порой и несколько раз в сутки совершали вылеты по заранее выбранным маршрутам с целью сбора разведывательных данных и доведения их до полевых частей Красной Армии. Учитывая, что посадка на территории военных действий для летчиков была связана с большим риском (быть захваченным и уничтоженным повстанцами), первоначально были разработаны условные сигналы, позволявшие экипажу самолета вести переговоры с наземными войсками. Так, с целью установления принадлежности воинских формирований по принципу "свой - чужой" при обнаружении их с воздуха, летчик требовал от наземных частей представления условного сигнала. Он заключался, в случае двойного облета самолетом колонны или отряда, построение последних в форме "креста". В противном случае воинское формирование подвергалось обстрелу. Так примерно и произошло, когда 31 марта 1921 года при совершении разведывательного полета начальник авиации армий Тамбовского района А.Муратов и летчик-наблюдатель Сергеев обнаружили южнее д. Малютино конный отряд численностью до 120 - 130 человек. На требования экипажа по опознаванию отряд начал спешно рассеиваться по полю. Это вынудило летчиков осуществить бомбометание. Одна бомба упала в голове колонны, другая - в его арьергарде. Противник попытался скрыться в деревне. С другого самолета, действовавшего в том же районе, на этот населенный пункт была сброшена бомба. В центре Малютино загорелись два дома. К сожалению, в сложившейся обстановке летчикам приходилось прибегать к далеко непопулярным мерам в отношении местного населения и подвергать их жизнь смертельной опасности.



Группа летчиков 39-го Железного разведывательного авиационного отряда на Восточном фронте. Стоят справа налево: Южак, Казенов, Кравцов, Вахмистров, Данилов (из фондов Центрального Дома авиации и космонавтики).

Иногда, по техническим причинам, летчикам приходилось совершать вынужденные посадки на территории, охваченной восстанием. Это было очень /10/ опасно, так как повстанцы практически охотились за летательными аппаратами. Так, 31 марта 1921 года в ходе проведения воздушной разведки запланированного района самолет 2-го авиаотряда, управляемый военным летчиком Магеровым и летчиком-наблюдателем Клюенковым, по причине остановки мотора был вынужден совершить посадку в 7 километрах от железнодорожной станции Шатовка. Охранявшие рядом со станцией мост красноармейцы предупредили летчиков о возможном нахождении в ближайшей деревне Преображенская банды численностью до 100 человек. Опасения были не напрасны. К самолету подошла большая группа крестьян, которые с нескрываемым любопытством стали рассматривать крылатую машину. Предупрежденные заранее летчики, ожидавшие провокации со стороны затесавшихся среди толпы пособников бандитов, попросили крестьян близко не приближаться к самолету. Но их требования местные жители просто проигнорировали. Поэтому, с целью устрашения последних, один из летчиков дал предупредительную очередь из пулемета по направлению деревни, где по информации красноармейцев находилась банда. Оттуда в ответ прозвучало несколько ружейных выстрелов. Стало понятно, что бандиты внимательно следили за действиями летчиков и выжидали удобного момента для захвата самолета. К счастью, летчикам удалось быстро устранить неполадки с мотором, и боевая машина, взлетев, поздно вечером вернулась на аэродром.

Меньше повезло военному летчику Смирнову и комиссару 1 -го артиллерийского авиаотряда Щербакову, которые за две недели до этого события вылетели на воздушную разведку. По началу полет шел успешно, и в районе деревни Б.Талинки авиаторам удалось обнаружить большой отряд противника свыше 500 человек, который они рассеяли пулеметным и ружейным огнем. По возращению с боевого задания, из-за остановки мотора в воздухе, экипажу пришлось посадить самолет в чистом поле рядом с населенными пунктами Покровское и Богдановка. Когда летчики вылезли из кабины, то заметили, что со стороны деревни Богдановка к ним бегут вооруженные люди, развернувшиеся в боевой порядок (цепью). В этих условиях принимать бой было практически равносильно самоубийству. Явно численный перевес был на стороне противника. Чтобы избежать смерти, летчики, забрав с собой весь боекомплект от пулеметов, поспешили скрыться в Покровском лесу. Там они через некоторое время встретили местных крестьян, которые не смогли точно сказать, кто сейчас хозяйничает в ближней округе. Впоследствии оказалось, что в Покровском в то время никаких вооруженных отрядов не было, а в Богдановке действительно оказались повстанцы, которые и атаковали приземлившийся самолет. Подошедшие позднее в село Покровское части Красной Армии в составе роты Тамбовского полка и эскадрона кавалерии попытались в темноте разыскать самолет, но их поиски не дали никаких результатов. К утру стало ясно, что повстанцы, оставив Багдановку, захватили с собой летательный аппарат, который потом сожгли. Летчики живыми и здоровыми вернулись в отряд. [15]

К счастью, в большинстве своем вынужденные посадки в районе боевых действий проходили без особых эксцессов.

4 апреля командование 39-го авиационного отряда пережило несколько напряженных часов - вовремя с боевого задания не вернулся самолет "Сопвич" (№339), пилотируемый военным летчиком Гусевым и летчиком-наблюдателем Зуевым. Из-за остановки мотора экипаж был вынужден совершить аварийную посадку в районе разъезда Дубровка. Устранив неисправность, летчики возвратились на аэродром. Такая же участь постигла и экипаж самолета "Фарман XXX", который совершил вынужденную посадку у села Рассказово по причине остановки мотора.



Подвеска к самолету авиационной бомбы

Техническая изношенность летательных аппаратов при высокой боевой нагрузке зачастую требовала от летчиков высочайшего пилотажного мастерства и большого самообладания, чтобы удержать машину в воздухе и не допустить ее падения. Но возможности людей были не беспредельны, и аварии летательных аппаратов происходили с завидным постоянством. Приводимые ниже сухие строки донесений в Главное управление РККВВФ о фактах авиационных аварий [6] лишь приблизительно показывают, с чем ежедневно приходилось сталкиваться летному и техническому персоналу авиаотрядов в решении стоящих боевых задач.

3 февраля 1921 года при возвращении на аэродром после разведывательного полета с самолета "Фарман" (№319) при посадке соскочила одна из лыж. Вследствие сильного толчка военный комиссар Ступин, летевший пассажиром, получил сильный ушиб в области груди о корпус пулемета.

17 марта начальник авиации армий Тамбовского района А.Муратов с мотористом Максимовым в ходе технической проверки самолета "BE 2Е" (№1215) совершили подъем аппарата в воздух. Над рекой мотор стал, и летчики сделали все возможное, чтобы перетянуть водное пространство. Но, за неимением необходимой высоты, самолет задел лыжами за дамбу, ударившись винтом о землю. В результате были поломаны лопасти винта и лон/11/жерон первого нижнего крыла. В дальнейшем самолет был частично разобран и отправлен в Москву для проведения капитального ремонта на базе 51-го авиационного отряда. Летчик и пассажир получили легкие ушибы.



Самолет "Фарман XXX", 1919 год.



Самолет "Бранденбург (из фондов Центрального Дома авиации и космонавтики)



Самолет Сопвич "Полуторастоечный"

4 апреля при вылете на разведку у самолета "Сопвич" (№352) во время набора высоты стал мотор. Машину удалось благополучно посадить.
16 апреля при возвращении с боевого задания у самолета 1-го артиллерийского авиаотряда "Брандербург" на высоте 200 метров стал мотор. В ходе вынужденной посадки из-за сильно пересеченной местности аппарат скапотировал. Военный летчик Мухин отделался легкими ушибами. Меньше повезло летчику-наблюдателю Клюенкову. Из-за сильного сотрясения и ушибов головы он был отправлен в лазарет. Самолет требовал капитального ремонта.
21 апреля при посадке после выполнения боевого задания у самолета, пилотируемого военным летчиком 39-го авиационного отряда Болягиным, при касании с землей вместе с колесом отлетела правая полуось. После чего машина накренилась, и, ударившись о землю правой стороной шасси, скапотировала. В результате левая верхняя плоскость пропеллера поломана, погнут руль направления. Самолет требовал паркового ремонта.
Через три дня военлета Болягина снова постигла неудача. При попытке взлететь для выполнения боевого задания вместе с летчиком-наблюдателем 47-го авиаотряда Каменским у самолета на высоте 200 метров взорвалась часть мотора. При посадке на аэродроме выяснилось, что лопнул поршень, разорван цилиндр и деформирован капот машины.



Подготовка агитационных материалов перед очередным вылетом (из фондов Центрального Дома авиации и космонавтики).

Учитывая, что в районе боевых действий практически отсутствовали подготовленные взлетные площадки, командование авиации Тамбовского района первоначально было вынуждено использовать для дислокации своих отрядов непосредственно сам г. Тамбов, где имелся вполне пригодный аэродром. Именно с него систематически осуществлялись одиночные и групповые вылеты самолетов для решения стоящих боевых задач. Почти каждый вылет строго регламентировался соответствующим приказанием или распоряжением командующего войсками Тамбовской губернии, иногда начальника авиации армий Тамбовского района. Это придавало полетам авиации особый статус. Зачастую, с целью маскировки, самолеты осуществляли свои вылеты в темное время суток, поднимаясь и совершая посадки на аэродром при свете костров. Такой принцип работы обеспечивал фактор внезапности в обнаружении крупных повстанческих отрядов, которые в основном стремились осуществлять свои передвижения ночью или на рассвете. Так, 22 февраля 1921 года экипаж самолета "Сопвич" (№358) в составе военного летчика Магерова и летчика-наблюдателя Каменского после бомбардировки села Ипоземическая Духовка обнаружил в его районе кавалерийский отряд повстанцев численностью до 200 человек, который они атаковали и рассеяли пулеметным огнем. [17] В целях активного воздействия на места дислокации вооруженных формирований восставших, а также местное население, оказывающее им всяческое содействие, командование войсками Тамбовской губернии указывало на необходимость проведения бомбардировок населенных пунктов, где было замечено появление повстанцев. В связи с этим по распоряжению руководства войск Тамбовского района только в период с 22 февраля по 2 марта 1921 года бомбардировочным ударам авиации были подвергнуты села: Ипоземическая Духовка, Отхожая, деревни Никольское и Ржаска. [18]

Повстанцы старались при встрече с крылатыми машинами ретироваться. Так, по докладу военных летчиков Гусева и Зубова, совершавших 1 марта разведывательный полет в районе деревни Плетни, ими был обнаружен кавалерийский разъезд противника, который, заметив в небе краснозвездную машину, быстро спешился и замаскировался." Но зачастую при появлении летательного аппарата над головами повстанцев те открывали по нему плотный ружейный огонь. Иногда, если это удавалось, то использовалось и автоматическое оружие. Именно пулеметному обстрелу с земли подверглись 15 марта летчики 1-го артиллерийского /12/ авиаотряда Мухин и Брохин, пролетавшие над деревнями Пахотный угол и Бычки. Обнаруженный ими повстанческий отряд оперативно развернул свои пулеметы и начал охоту за самолетом. Летчики поспешили выйти из зоны обстрела. В результате самолет получил лишь две незначительные пробоины в крыло и стабилизатор.

В этот же день другой экипаж данного авиаотряда, совершая разведывательный полет на самолете "Ариэйт" (RE-8 №1205) в районе д. Пахотный Угол, также подвергся сильному обстрелу. При этом аппарат получил три пулевые пробоины. Только благодаря высокому мастерству летчиков им удалось сохранить машину и благополучно вернуться на аэродром.

Но, несмотря на огромный риск, летчики продолжали вести боевую работу, показывая при этом завидное мужество и стойкость.

Помимо отдельных вылетов авиация Тамбовского района осуществляла и групповые рейды, а также участвовала в крупных военных действиях.

Пытаясь не вступать в прямое столкновение с основными частями Красной Армии, Антонов постоянно нащупывал наиболее слабые места армейских групп, задействованных в операциях, и стремительно наносил по ним удары. К числу таких ударов относится налет 1 марта 1921 года на село Отхожая, где в результате недостаточно организованной обороны ему удалось потеснить имевшиеся там войска и даже отбить у них 4 артиллерийских орудия. Этот эпизод был зафиксирован в отчете по ведению воздушной разведки данного района военного летчика А.Муратова, непосредственного участника указанных событий. Вечером /13/ того же дня он по приказанию командующего войсками Тамбовской губернии вместе с летчиком-наблюдателем Каменским осуществил бомбардировку южной части села Отхожая, где находились основные силы повстанцев.

В этот период в данном районе работали еще два самолета, но лишь с сугубо разведывательными целями.

Одним из успешных примеров боевого применения авиации можно считать события, развернувшиеся в районе села Рассказово, расположенного в 30 километрах южнее г. Тамбова.

Уходя от прямых столкновений с крупными войсковыми частями Красной Армии, Антонов к 10 апреля 1921 года сосредоточил свои отряды в районе д. Каравайня. К этому времени ему удалось за счет объединения части мелких банд, промышлявших в основном грабежом местного населения, собрать довольно внушительные силы - до 5000 человек. На рассвете 11 апреля антоновцы неожиданно предприняли попытку захватить село Рассказово, на складах которого имелись крупные запасы мануфактуры. Застигнутый врасплох местный гарнизон не смог оказать нападавшим должного сопротивления. Для исправления создавшегося положения в район села были срочно подтянуты войска со стороны населенных пунктов Платоновка и Ломовис. Для их усиления из Тамбова вылетела специальная авиагруппа в составе 6 боевых машин (3 самолета-разведчика и 3 истребителя). Каждый самолет был вооружен 1-2 пулеметами с полным боекомплектом, а также имел солидный бомбовый запас.



Группа летчиков-орденоносцев, участников боевых действий на Тамбовском фронте. В первом ряду: слева направо (сидят) В.Денисов, А.Д.Муратов (начальник авиации Тамбовского района), Я.И.Южак; во втором ряду (стоят): второй справа В.Ф.Савин (из фондов Центрального Дома авиации и космонавтики).

Тем временем, пробыв в селе три часа и захватив с собой около 300 пленных красноармейцев, 1 полевое орудие и 11 пулеметов, антоновцы попытались покинуть Рассказово. [20] Именно в этот момент по ним и был нанесен воздушный удар. При первом же налете противник был вынужден отпустить большую часть пленных и начал отходить из села в южном направлении. Летчики кружили над головами повстанцев, поливая их пулеметным огнем и забрасывая бомбами. Всего в течение дня авиаторами было совершено 13 боевых вылетов. Это позволило практически деморализовать противника, разбить его отряд на мелкие группы и почти полностью их рассеять. По имеющимся сведениям, от действий авиации (только бомбового запаса в этой операции было использовано более 200 килограмм) повстанцы потеряли до 300 человек убитыми и ранеными. [21] Как признались позднее жители с. Рассказово, именно благодаря активности авиагруппы противник не смог долго задержаться в селе и подвергнуть его полному разграблению. Также действия авиации не позволили отряду Антонова практически в течение всего дня пробиться к селу Никольское, где были сконцентрированы его дополнительные силы.

К сожалению, из 6 самолетов, выделенных для участия в боевой операции, 2 аппарата "Сопвич" в ходе первого же полета оказались неисправными по причине поломки мотора. Но, несмотря на эти обстоятельства, руководство авиации Тамбовского района дало высокую оценку действиям летного состава и мотористов, которая "была выше всякой похвалы". Так, военный летчик 2 авиационного отряда Магеров на истребителе "Ньюпор" атаковал кавалерийский отряд повстанцев, выходивший из села Рассказово, сбросив при этом на него две бомбы. Это повлекло за собой панику в рядах противника. Действиями другого самолета-истребителя, пилотируемого военным летчиком 47 авиаотряда Зенковым, восточнее Рассказово были рассеяны основные силы Антонова, по которым активно использовалось бомбометание и пулеметный огонь.

В целом, это была одна из первых крупных побед Воздушного Флота на Тамбовском фронте.

На следующий день передовые части Красной Армии настигли отряд Антонова в районе станции Инжавино, где в ходе боя он понес большие потери.
В дальнейшем Антонов был вынужден немного распылить свои силы, что позволило ему, искусно маневрируя, понемногу отрываться от преследования. Это частично ему удалось сделать, и уже 25 апреля антоновцы силами до 7000 человек предпринимают неудачную попытку захватить г. Кирсанов. Но, потерпев поражение, отряд Антонова уходит на юго-запад губернии. Двигаясь по территории уездов антоновцы довольно быстро восстанавливали свои силы, пополняя свои ряды за счет местных жителей и дезертиров, скрывавшихся на территории Тамбовской гу/13/бернии. К тому же существующие Союзы трудового крестьянства в Кирсановском, Тамбовском, Моршанском и Козловском уездах по существу являлись питательной средой для повстанцев, оказывая им всяческую помощь и поддержку.

К началу мая 1921 года, по оценке Штаба РККА, в Тамбовской губернии в рядах повстанческого движения имелось от 8 до 10 тысяч человек, в качестве вспомогательной силы выступали отряды самообороны из числа местных жителей, открыто поддерживающих повстанцев, "численность которых трудно поддавалась подсчету" [22]. Кроме Антонова в уездах губернии активно действовали бандитские формирования, руководимые видными местными атаманами: Башкировым, Богуславским, Карасем и Селенским.

В результате, за первые четыре месяца, несмотря на заметное снижение своей активности, антисоветское повстанческое движение продолжало выступать довольно грозной и внушительной силой. В этот период оно все больше стало приобретать "бандитские черты, когда отряды повстанцев не столько защищали крестьян, сколько в открытую грабили". [23]

Для полного разгрома повстанческого движения и бандитизма на территории Тамбовской губернии необходимо было усиление не только военных, но и политических мер воздействия, направленных, в первую очередь, на вбивание клина в лагерь повстанцев. Созданная весной 1921 года Полномочная комиссия ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии с этой задачей успешно справлялась, не останавливаясь ни перед какими нормами гуманности и милосердия.

В Москве и Тамбове хорошо понимали - на карту поставлена дальнейшая судьба нового политического строя и всего государства в целом.

(Окончание следует)

Приложение №1 Агитационная деятельность красных военных летчиков на Тамбовском фронте (апрель 1921 года)



РГВА, ф.30, оп.З, д.369, л.л. 92, 97.

1. Антонов Александр Степанович (1888 -24.6.1922] - руководитель восстания против Советской власти в Тамбовской и Воронежской губерниях. В 1906 г. вступил в партию эсеров. За ограбление и убийство чинов полиции сослан в Сибирь (1909). После Февральской революции 1917 г. возвратился в Тамбов, вошел в губернский комитет партии эсеров и был назначен на ответственный пост в Тамбовской городской милиции. С октября 1917г. работал начальником уездной милиции в Кирсанове. С начала 1918г. повел подпольную борьбу с Советской властью, организовал отряд, ставший вооруженной опорой губкома партии эсеров. В ноябре 1920 г. возглавил главный оперативный штаб восставших. С августа 1921 г., после ликвидации Красной Армией основных его вооруженных формирований, скрывался. Был убит 24 июня 1922 г. при аресте в Борисоглебском уезде.
2. Союзы трудового крестьянства (СТК) получили свое рождение в соответствии с директивой ЦК партии эсеров на территории Тамбовской губернии и ставили перед собой задачи: свержение Советской власти; политическое равенство всех граждан независимо от классовой принадлежности; установление (до Учредительного собрания) временной власти из представителей партий и союзов, участвующих в борьбе с большевиками; частную собственность на средства производства, денационализацию промышленных предприятий; отмену продразверстки и свободу торговли; ликвидацию колхозов и совхозов и передачу земли на основе уравнительного землепользования тем, "кто ее обрабатывает"; участие иностранного капитала (наравне с русским) в "восстановлении экономической жизни страны" и т.д. СТК сохраняли форму беспартийности и объединялись в уездные, губернские и другие комитеты. В дальнейшем они превратились в опорные пункты крестьянского восстания на территории Тамбовского, Борисоглебского и других уездов.
3. На конец 1920 г. в состав ВНУС Тамбовской губернии входило 11000 штыков и 600 сабель. Непосредственно для борьбы с повстанцами было задействовано 6000 бойцов.
4. А.П.Сапожков происходил из семьи зажиточного самарского крестьянина, по убеждению - левый эсер. Непосредственным поводом к мятежу явился приказ командующего войсками Заволжского военного округа о снятии Сапожкова с поста начальника дивизии (части которой формировались им на территории Новоузенского. Пугачевского, Бузулукского и Самарского уездов). 6 сентября 1920 г. у озера Бак-Баул (район Ханской ставки Астраханской губернии) формирования Сапожкова были разгромлены отрядом курсантов Борисоглебских кавалерийских курсов, а сам он убит. Вооруженные остатки его отряда окончательно ликвидированы в апреле 1922 года. Энциклопедия "Гражданская война и военная интервенция в России" 1983 г., С.522.
5. РГВА, ф.25872, оп.1, д.749, л.39.
6. РГВА, ф.25872, оп.1, д.749, л. 138.
7. И.В.Яблочкина, "Рецидивы гражданской войны. Антигосударственные вооруженные выступления и повстанческие движения в Советской России 1921 - 1925 гг.", М., ООО "Фирма "Хельга" 2000, С. 160.
8. Павлов Александр Васильевич 11880 -1937] - советский военачальник, комдив. Окончил школу прапорщиков (1915). Участник 1-й мировой войны, поручик. В годы Гражданской войны: выборный начальник штаба 7-й армии, затем - Юго-Западного фронта. В мае-сентябре 1918 г. - командир пограничной бригады Воронежского района Южного участка отрядов завесы, в ноябре 1918 г. - марте 1919 г. командир 1 -го Казанского стрелкового полка. В марте-апреле 1919 г. - военком 27-й стрелковой дивизии, в мае командир бригады 27-й сд. В декабре 1919 - июне 1920 командующий 10-й А. В августе - декабре 1920 г. начальник Отдельной дивизии ВОХР, с декабря 1920 г. командующий войсками Тамбовской губернии. Принимал ак-
тивное участие в подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1920 - 1921). В дальнейшем на командных должностях в РККА.
9. РГВА, ф.4, оп.1, д.29, л. 135.
10. РГВА, ф.24380, оп.1, д.7р, л.15об.
11. РГВА, ф.4, оп.1, д.29, л.157.
12. И.В.Яблочкина, "Рецидивы гражданской войны. Антигосударственные вооруженные выступления и повстанческие движения в Советской России 1921 - 1925 гг.", М., ООО "Фирма "Хельга" 2000, С. 160-161.
13. Каменев Сергей Сергеевич [4(16) .4.1881 - 25.8.1936] - советский полководец, командарм 1-го ранга (1935). Окончил Александровское военное училище (1900) и Академию Генерального штаба (1907). Участник 1-й мировой войны: старший адъютант оперативного отдела I -й армии, командир пехотного полка, начальник штаба стрелкового корпуса, полковник. В годы Гражданской войны: начальник штаба 15-го стрелкового корпуса, затем - 3-й армии, военный руководитель Невельского района Западного участка завесы (1918), командующий войсками Восточного фронта (1918 - 1919, с перерывом в мае 1919). Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики и член РВСР (1919 - 1924). С марта 1925 г. начальник Штаба РККА, с ноября - главный инспектор, затем начальник Главного управления РККА. С мая 1927 г. заместитель наркома по военным и морским делам и заместитель председателя PBC СССР. С июня 1934 г. начальник Управления ПВО РККА. Скончался в 1936 году.
14. Муратов Алексей Данилович [? - 1932] -советский военный летчик, Участник 1-й мировой войны, прапорщик. В годы Гражданской войны: командир 5-го социалистического авиаотряда, в 1918 г. перешел на сторону белых, проходил службу в составе 3-го Сибирского авиаотряда, затем снова в составе Красного Воздушного Флота (51-й авиаоряд). Принимал активное участие в подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921). Начальник авиации армий Тамбовского района (1921), затем командир Минской разведывательной авиационной эскадрильи №2. Награжден орденом Красного Знамени. Умер от туберкулеза (1932).
15. РГВА, ф.30, оп.З, д.369, лл.40-41.
16. РГВА, ф30, оп.З, д.369, л.л.4, 6, 24, 81, 93, 96.
17. РГВА, ф.30, оп.2, д. 147, л .л.42-43.
18. Там же.
19. Там же.
20. РГВА, ф.4, оп.1, д.29, л. 136.
21. РГВА, ф.30, оп.З, д.369, л.л.87-88.
22. РГВА, ф.4, оп.1, д.29, л.137.
23. РГВА, ф.7709, оп.1, д.323, л.51.

Авиация и космонавтика. №3. 2004. С.9-14.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 06-07-2015 04:39
 
А. ДАШКОВ
КРАСНАЯ АВИАЦИЯ НА ТАМБОВСКОМ ФРОНТЕ
(август 1920 – апрель 1921 гг.)


(Окончание. Начало в №1. 2003)



20-й разведывательный авиационный отряд на Западном фронте, 1920 год

В начале мая 1921 года на Тамбовском фронте началась заключительная фаза войсковых операций по полному разгрому повстанческого движения и бандитизма. Используемая до этого времени тактика ведения войны частями Красной Армии на территории губернии требовала внесения значительной корректировки. В связи с этим, учитывая, что предпринимаемые ранее меры и способы ведения борьбы с повстанцами могут иметь затяжной характер и продлиться не один год, ПК ВКП (б) и СНК приняли решение о локализации и быстрейшей ликвидации мятежа. С этой целью, в состав Полномочной комиссии ВЧНК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии под председательством В.А.Антонова-Овсеенко [1] был включен известный советский военачальник М.Н.Тухачевский[2] . имевший уже большой опыт по подавлению Кронштадского восстания в марте 1921 года.

6 мая он вступил в командование войсками Тамбовского района. Ознакомившись с положением дел, Тухачевский принял ряд оперативных мер, как организационного, с целью приведения в более строгий порядок подчиненные войска, гак и политического характера.

Именно он явился непосредственным автором специальной инструкции по ведению войны против восставших. Так, для окончательной ликвидации отрядов Антонова было принято решение оккупировать основные районы, где были сильны позиции повстанцев и бандитов. Это, в свою очередь, требовало дополнительного усиления войск Тамбовской губернии. В результате, в срочном порядке в губернию прибыли ряд крупных соединений Красной Армии. в том числе 9-я кавалерийская бригада под командованием комдива Г.И.Котовского[3] из состава Киевского военного округа.

В Инжавинском районе (так называемой "вотчине" Антонова) на постоянной основе был развернут лагерный сбор курсантов. Одновременно усиливался и командно-политический состав войск, задействованных в предстоящей операции. С этой целью в состав руководства войсками Тамбовского района было направлено 17 слушателей Академии Генерального штаба и 100 наиболее проверенных командиров и политработников. В целом, на начало мая 1921 года группировка войск Красной Армии достигла 43 тысяч человек (35 тыс. штыков, около 8 тысяч сабель, 463 пулемета и 53 орудия).

Заметные изменения произошли и в составе авиационной группировки Тамбовского района. Так. по приказу Реввоенсовета Западного фронта в Тамбовскую губернию для усиления имеющихся авиационных сил была дополнительно переброшена Боевая воздушная эскадрилья, сформированная в том же году на основе 1-, 17- и 40-го авиационных отрядов Западного фронта, а также летных экипажей Москвы и Твери. К этому времени она имела уже значительный боевой опыт, полученный в боях с восставшим гарнизоном Кронштадской крепости, и теперь была готова совершенствовать его в ходе усмирения мятежной губернии.

Имеющиеся на тот момент авиационные силы Тамбовского района подверглись существенным структурным изменениям. В результате, на Боевую воздушную эскадрилью, объединявшую уже в своем составе 6, 20, 39-й авиационные и 8-й воздухоплавательный отряды, а также 11-й авиапоезд и авиационное звено особого назначения, были возложены основные задачи по вопросам авиационного обеспечения наземных действий привлекаемых к операциям войск Красной Армии. Кроме нее, в интересах войск Тамбовской губернии действовал ряд других авиационных частей, в том числе разведывательная эскадрилья Отдельной воздушной эскадры под командованием военного летчика Турчанского.[4]

Учитывая, что Инжавинский район является основной базой дислокации военных формирований повстанцев, возле станции Инжавино был развернут 8-й воздухоплавательный отряд, /27/ имевший на вооружении 2 аэростата. В задачу военных воздухоплавателей входило ведение непрерывной воздушной разведки за близлежащими селами и своевременный доклад в Штаб войск Тамбовского района о каких-либо передвижениях вооруженных отрядов.





"Ньюпор 17". 1919 г.



"Ньюпор 23", 1919 г.



Самолет "Ньюпор 24бис" из состава 39-го Железного разведывательного авиационного отряда. 1919 год.

В этот период создается одна из первых в истории отечественной авиации специальная инструкция, получившая наименование: 'Тезисы применения авиации но борьбе с бандитизмом". В ней раскрывались основные требования и условия работы советской авиации в ходе боевых действий с повстанческими отрядами в Тамбовской губернии (Приложение №1).

Для взаимодействия с сухопутными подразделениями впервые разрабатывается также специальная система опознавательных знаков и паролей. Наиболее полно она была изложена в Инструкции по организации и службе авиационных сигнальных постов (Приложение N''2). изданной в качестве отдельного приложения к одному из приказов по войскам Тамбовского района с грифом "совершенно секретно".[5]

Летный состав, ранее участвовавший в кронштадских событиях, по прибытии) на новое место, сразу включился в боевую работу. В первую очередь, для уточнения и корректировки имеющихся карт местности ими было проведено воздушное фотографирование наиболее важных (имеющих военное значение) объектов губернии, в том числе и г. Тамбова. С этой целью от каждого авиационного отряда выделялось по одному экипажу. Одновременно шли тренировочные полеты вблизи аэродрома для проверки готовности техники к выполнению боевых задач.

К июню 1921 года на вооружении Эскадрильи имелось 23 самолета-разведчика и 4 истребителя в виде различных типов летательных аппаратов: "D.H.-4, -9". "Ньюпор-17, -23, -24". "Сопвич", "Вуазен", "Фарман-30", "Фартри" ("Фарман" с мотором Сальмсон 160), из которых только 10 машин считались боеспособными (Приложение №4). Летный состав составлял в среднем 17-22 военных летчика и столько же летчиков-наблюдателей. Общее руководство Боевой воздушной эскадрильей осуществлял известный советский военачальник С.Я.Корф.[6] Военным комиссаром Эскадрильи был назначен военный летчик Варфаламеев. приступивший к исполнению обязанностей 18 мая 1921 года.[7]

Состав авиационных частей Эскадрильи был укомплектован подготовленными летными экипажами, имевшими значительный боевой опыт на фронтах Гражданской войны (Приложение №5). Некоторые из них за предыдущие операции были высоко оценены командованием и руководством Красного Воздушного Флота. Среди них был военный летчик 20-го авиаотряда Б.Шмидт, отличившийся в марте 1921 года в ходе успешной бомбардировки восставшего линкора "Петропавловск" в Кронштадте. С февраля того же года на Тамбовском фронте в составе I-го артиллерийского авиаотряда воевал военный летчик А.Т.Бербеко[8], о котором еще в годы Гражданской воины ходили легенды. Он был чуть ли не единственным авиатором в составе 1-й Конной армии, кому удавалось успешно выполнять боевую работу на самолете типа "Ариэйт" (RE.8 английского производства), пользовавшегося дурной славой вследствие частых аварий по причине несовершенной конструкции. В дальнейшем он за личную отвагу был удостоен двух орденов Красного Знамени.

Яркой фигурой среди авиаторов – тамбовцев был красный военный летчик Я.И.Южак[9], проходивший службу в составе 39-го Железного разведывательного авиационного отряда. Известный своими подвигами на Восточном и Западном фронтах в годы Гражданской войны, он особо отличился в ходе операции в районе озера Лебяжье. За личное мужество и героизм отважный летчик позднее был удостоен ордена Красного Знамени.

Техническую часть Эскадрильи возглавил красный военный летчик Ф.А. Арманд[10] (старшин сын одного из ближайших соратников В.И.Леннна по революционной работе – Инессы Арманд). Именно ему принадлежала идея, неоспоримая ценность которой стала очевидной сразу же после первых полетов, – изготовить авиационную смесь для замены остродефицитного в те годы бензина. За это он получил личную благодарность от командующего войсками М.Н.Тухачевского, с которым ему приходилось совместно работать еще в годы Гражданской войны. Ранее Ф.Арманд проходил службу в составе авиационного звена особого назначения (АЗОН) /28/ при Штабе Красного Воздушного Флота Республики на должности начальника технической части звена. В апреле 1921 года АЗОН было включено в состав Боевой воздушной эскадрильи на правах отдельного авиаотряда.



Самолет "Ариэйт" ( RE.S). 1920 год.



Самолет "Румплер C-1V"



Красный военный летчик Я.И.Южак

Состав авиационных частей армий Тамбовского района по классовому принципу был неоднороден. Так. большинство летчиков и летчиков-наблюдателей авиаотрядов имели богатый боевой опыт, полученный еще в годы Первой мировой воины. Многие из них являлись младшими офицерами и унтер-офицерами Русской Армии, в разное время оказавшиеся в составе Красного Воздушного Флота. В ходе эсеро-большевистского восстания в начале 1020 года в Иркутске часть летного состава бывшей Сибирской армии добровольно перешла на службу в Красную Армию. В дальнейшем некоторые из них успешно воевали на Западном и Южном фронтах, а затем были переброшены в Тамбовскую губернию. В их числе значились военные летчики В.Л.Галышев[11], И.И.Дудко, Васильев, Болягин[12], моторист Табаровский и другие.

Благонадежность "бывших" очень тревожила представителей новой власти. Это обстоятельство требовало от военного руководства срочного принятия мер по увеличению партийной прослойки среди личного состава авиационных н воздухоплавательных отрядов, а также технического персонала. Так. по словам комиссара Варфаламеева, в связи с недостаточной организацией политической работы в отрядах (исключение составлял лишь 11-й авиапоезд), ему пришлось в спешном порядке формировать в каждой авиачасти коммунистические ячейки.[13] Как часто бывало в тот период, большинство их членов оказались нижними чинами отрядов и мастерских. Несмотря на свое пролетарское происхождение, они не могли оказать существенного влияния на общий накал боевой деятельности Эскадрильи. В результате, к лету 1921 года из 74 коммунистов Воздушной эскадрильи Тамбовской губернии авиаторы и воздухоплаватели составляли лишь 10%.[14] Таким образом, основные трудности боевой работы легли на плечи беспартийных и сочувствовавших.

Но, несмотря на все тревоги и опасения военных комиссаров, ни один летчик за все время операции добровольно не перешел на сторону восставших. Это можно объяснить еще и тем обстоятельством, что в составе армий Антонова отсутствовали какие-либо возможности для создания собственной авиации, не говоря уже о технической стороне ее содержания и обеспечения. С другой стороны – идеи Союза трудового крестьянства мало прельщали советских летчиков.

В ходе активной фазы боевых действий частей Красной Армии с отрядами повстанцев (лето 1921 года) особое место продолжало отводиться воздушной разведке. На основании ее данных составлялись четкие схемы передвижения восставших, ставились боевые задачи стрелковым и кавалерийским частям но их уничтожению. Используя развернутую сеть авиационных сигнальных постов, а также систему паролей и опознавательных знаков, летчики своевременно доводили до наземных частей оперативные сведения о противнике. Наиболее активно информацией воздушной разведки пользовались мобильные подразделения (автобронеотряды). Имея преимущество в скорости, они лишали восставших свободы маневра, отрезали им пути отхода, наносили удары с флангов и тыла. Так, на рассвете 17 июня личный состав автобронсвого отряда имени Я.М. Свердлова в районе села Колмыш вступил в бой с большим конным отрядом повстанцев, численностью до 1300 сабель. После 5-часового усиленного боя противник обратился в бегство, оставив на ноле боя до 100 человек убитыми и около 250 человек ранеными. На следующий день возле станицы Каро-гочины отряд атаковал так называемую "1-ю армию" повстанцев под командованием атамана А.Богуславского. В результате, оттесненные к реке Хопер бандиты частью были уничтожены, остальных потопили в реке, пулеметным огнем отсекая их от противоположного берега. В этом бою нашел свой бесславный конец и сам Богуславский.[15]

Иногда в составе бронеотрядов и летучих отрядов в боевых действиях непосредственное участие принимал и летный состав, который для этой цели использовал автомобили авиационных отрядов с установленными на них пулеметами. Так. обнаружив в ходе очередного разведывательного полета крупную группу повстанцев, военный летчик Т.Суонио[16] и летчик-наблюдатель Ф.Арманд сумели быстро проинформировать об этом ближайшую сводную группу войск. Через полчаса, приземлившись на аэродроме. Арманд по личной инициативе установил авиационный пулемет на грузовик и с тремя красноармейцами аэродромной команды присоединился к автобронеотряду, преследовавшему обнаруженного противника. В ходе боя "…грузовик Арманда с ходу врезался в самую гущу антоновцев. Кинжальный огонь его пулемета нанес бандитам ощутимые потери и способствовал ликвидации банды".[17]

В конце мая 1921 года для разгрома крупных повстанческих сил ("2-й армии" Антонова) в районе озера Лебяжье была образована сводная кавалерийская группа из двух кавбригад под общим руководством И. П. Уборевича[18] /29/ и его заместителя комлива Г.И.Котовского .



Один из летчиков 20-го разведывательного авиационного отряда возле самолета СПАД. Тамбовский фронт. 1921 год



Грозное оружие военных летчиков – авиационный пулемет Кольт.



Летчик Авиационного звена особого назначения Я.П. Щукин на Тамбовском фронте

Для участия в операции из состава авиационных отрядов, находившихся в распоряжении штаба войск Тамбовской района, создали специальное авиазвено в составе четырех самолетов. В результате этой операции противник потерял убитыми и ранеными около 800 человек. Красноармейцам в качестве трофея досталось 9 пулеметов, 100 лошадей и почти весь обоз повстанцев.[19]

Комиссия ВЦИК по борьбе с бандитизмом, сообщая о разгроме 2-й "армии" Антонова. отмечала, что "еще ни разу бандиты не терпели такого поражения…".[20]

Несмотря на значительные успехи, авиационным частям часто приходилось сталкиваться с большими трудностями в организации боевой работы, а также с проблемами в вопросах материально-технического обеспечения. Из-за отсутствия развернутой сети аэродромов на территории губернии, самолеты были вынуждены в основном летать с г. Тамбова, иногда с г. Борисоглебска, где дислоцировались 39-й авиаотряд и авиационное звено особого назначения.[21*] Поэтому осуществление разведывательных полетов на дальность свыше 200 километров заметно утомляло летный состав и приводило к частым поломкам боевых машин. Основным бичом Эскадрильи, как и остальных авиаотрядов Тамбовского района, являлись постоянные аварии самолетов.

Не успела Воздушная эскадрилья приступить к боевой работе, как стали возникать технические неполадки с аппаратами, грозящие катастрофами и гибелью летного экипажа.

Наиболее "результативным" выдалось 21 мая. когда в течение дня три самолета получили серьезные повреждения. В результате один из них, пилотируемый военным летчиком Б.Шмидтом, из-за разрыва несущего троса крыла под большим углом носовой частью ударился о поверхность земли и перевернулся, другая машина при посадке врезалась в телеграфный столб.

Следующий день стал неудачным для экипажа самолета 1-го артиллерийского авиаотряда. Вследствие неточности управления и последующей за ним перегрузки аппарат на высоте 150 метров соскользнул на левое крыло и, перейдя в штопор, врезался в землю. В результате самолет был приведен в негодное состояние, а летчики (Смирнов и Ерохин) госпитализированы.

10 июня из-за сильного встречного ветра потерпел аварию самолет "Фарман"-30 (№359), пилотируемый военным летчиком Я.П.Щукиным и летчиком-наблюдателем Лукиным. Несмотря на серьезные повреждения аппарата. экипаж отделался легкими ушибами.

В начале июля в ходе перегона самолета "Ньюпор-23" (№4142) для проведения ремонта на базе 11-го авиапоезда, последний при посадке скапотировал и был выведен из строя.

В этом же месяце после совершения тренировочного полета самолет "Вуазен", управляемый летчиком Лапшиным. при посадке зацепил проволочное заграждение, скапотировал и сгорел. Летчик отделался ожогами.

22 июля во время пробы самолета "Сопвич" (№8155) на высоте 1000 метров машина сорвалась в штопор и, падая, ударилась о дерево. При падении аппарат был разбит, летчик Болягин и моторист Табаровский получили тяжелые ушибы и сотрясение мозга.[22]

По общей оценке, за время Тамбовской операции только в составе Эскадрильи от 50 до 57% боевых машин были неисправны или требовали незначительного ремонта (Приложение №3). С этой целью в ее состав дополнительно был включен 2-й авиационный парк, где в полевых условиях можно было устранить обнаруженные неполадки и восстановить технику. Более серьезные неисправности уже требовали отправки аппаратов на авиазаводы для проведения там капитального ремонта.

Любая посадка самолета на территории восставшего района могла привести к гибели летчиков и уничтожению самолета, причем даже не от рук повстанцев, a от самосуда местного населения. К сожалению, с началом лета среди летчиков появились первые боевые потери. Так, 1 июня 1921 года при совершении вынужденной посадки на территории восставших антоновцами были захвачены в плен и зарублены военный летчик 20-го авиаотряда Сомме и начальник оперативного управления Штаба войск Тамбовской губернии Тищенко. Самолет повстанцы сожгли.

17 июня не вернулся с воздушной разведки "Фарман" (№8504) (но некоторым сведениям – "Румплер"), пилотируемый военным летчиком Г.Бельманом[23] и сопровождавшим его комиссаром Родионовым.[24] По имеющимся данным, в ходе вынужденной посадки в районе деревни Воронцовки летчи/30/кам пришлось вступить в неравный бой с отрядом повстанцев. Расстреляв все патроны, отважные авиаторы последними пулями из наганов застрелили себя.[25]



Летчики Воздушной эскадры Западного фронта. 1920 год. Вскоре им придется участвовать в подавлении антисоветского восстания в Тамбовской губернии.



Начальник штаба войск Тамбовской губернии Е.Н.Какурин (1921 год).

Встреча самолетов с отрядами повстанцев всегда несла в себе опасность быть сбитым ружейным и пулеметным огнем с земли. Так. чудом избежал гибели экипаж "Сопвича" (№339). пилотируемый летчиком Я.Южаком и летчиком-наблюдателем Лукиным, когда вражеская пуля перебила нижний трос стабилизатора машины.

Для ужесточения мер в отношении сопротивляющихся комиссией ВНИК был издан приказ от 11 июня 1921 года № 171. который, по существу, ввел на территории военных действий настоящий оккупационный режим. В соответствии с этим документом, вводился институт заложничества по отношению к местному населению, дававшему приют повстанцам. В случае добровольной не выдачи имевшегося оружия применялся расстрел без суда и следствия. 12 июня командующим войсками М.Н.Тухачевским и начальником штаба Н.Е. Какуриным [26] был подписан один из самых зловещих в советской истории приказов о применении на территории Тамбовской губернии химического оружия.

Из-за отсутствия в тот период специальных химических авиационных бомб (ХАБ), авиация, в отличие от артиллерии, эту задачу не решала. Хотя руководящим составом Военно-воздушных сил РККА высказывалась мысль о необходимости применять против восставших зажигательное и ядовитое вооружение. Российские чиновники от авиации знали, что говорили. Еще в годы Первой мировой войны, несмотря на решение международной Гаагской конференции 1899 года и подписание ведущими мировыми державами (включая Россию) декларации "О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы", химический джин был выпущен из бутылки.

Появление на полях сражений отравляющего вещества ОВ, в виде химических артиллерийских снарядов, принесло поистине ошеломляющий результат. Учитывая неоднократные просьбы со стороны командования авиационных отрядов, "шеф русской авиации" великий князь Александр Михайлович[27] принял решение о разработке и использовании специальных химических авиабомб в интересах Западного фронта.[28] В конце декабря 1916 года в состав действующей армии поступила первая партия ХАБ в количестве 483 единицы, которые были распределены между авиационными ротами.[29] К счастью, по ряду объективных и субъективных причин, российским авиаторам все же не представилось случая применить отравляющие вещества в боевых действиях. С началом демобилизации армии в конце 1917 года практически весь запас химических авиационных бомб был уничтожен на месте ввиду их крайней опасности, а также невозможности транспортировки в глубь страны.

В годы Гражданской войны английские летчики, действовавшие на Севере России, неоднократно использовали химические (ипритные) авиабомбы против частей Красной Армии. Большой запас таких бомб, поступивших в Россию из Англии накануне революции, англичане обнаружили при захвате г. Архангельска. Осенью 1919 года английские летчики использовали химические бомбы в качестве поддержки наступления частей белой армии на железнодорожном Онежском участке Северного фронта. Несколько десятков красноармейцев в ходе бомбардировок было отравлено, но, в целом, применение химического оружия не принесло интервентам ожидаемого результата.[30] В Советской России в начале 20-х годов производство химических авиационных бомб не было налажено, и на вооружение Красного Воздушного Флота они не поступали.

На заключительном этапе войсковых операций наиболее крупным успехом авиации Тамбовского района стало ее применение по уничтожению довольно большого бандитского отряда при форсировании им озера Змеиного. В результате 4 августа согласованными действиями 4-х самолетов из состава Боевой воздушной эскадрильи были атакованы 8 лодок с бандитами. В итоге на головы противника было сброшено более 150 килограммов бомб, что привело к значительным потерям с его стороны.[31]

К осени 1921 года восстание н Тамбовской губернии было практически подавлено. С ликвидацией основных сил Антонова и его подручных Богуславского (погиб при формировании р. Хопер), Карася (разбит возле г. Козлова) и Селянского (убит в ходе разгрома его банды в Моршанском уезде) повстанческое движение пошло на убыль. Одновременно применяемый в отношении местного населения губернии массовый террор буквально лишил базовой поддержки повстанцев. Также в конце июня на территории губернии были окончательно ликвидированы центральный комитет Союза трудового крестьянства и все его филиалы. Это, в свои) очередь, привело к полной потере политического влияния антисоветских сил в данном регионе. В конечном счете, повстанческое движение стало затухать.

Отдельные очаги сопротивления правительственным войскам продолжались вплоть до начала 1922 года. В период сентября 1920 года по декабрь 1921 года частями Красной Армии на территории Орловского военного округа было уничтожено свыше 10 тысяч человек, взято в плен – около 6 тысяч человек. 6000 повстанцев и 1500 дезертиров добровольно сдалось в плен.[32]

Многие авиаторы за проведение операций были награждены и поощрены командованием войск Тамбовской губернии. Орденов Красного Знамени были удостоены летчики В.Денисов, А.Муратов, В.Ф.Савин и многие другие. Летчику-наблюдателю Ф.Арманду "за производство боевых полетов на изношенных самолетах с опасностью для жизни и доставку ценных сведений о противнике" от имени командования войск Тамбовского района был вручен почетный революционный подарок – именные серебряные часы. /31/

Только за май – август 1921 года авиаторами Воздушной эскадрильи было осуществлено 140 боевых вылетов, из них около 50 было на счету ее командира. В дальнейшем за умелое руководство подчиненным летным составом и личный героизм в ходе операций приказом Реввоенсовета Республики от 6 сентября 1921 года С.Я.Корф был удостоен второго ордена Красного Знамени.

Общий налет авиаотрядов за весь период военных операций в Тамбовской губернии составил 4385 часов, в результате на противника было сброшено 4158 килограммов бомб и доставлено 432 килограмма агитационной литературы.

По итогам Тамбовской операции Штабом Красного Воздушного Флота впервые в отечественной истории было сделано заключение, которое и в настоящее время не потеряло своей актуальности: "Авиация для подавления бандитизма незаменима, при достаточной численности она способна подавить большое бандитское движение при незначительном сравнительно придании пехоты с поддержкой, главным образом, конницы и броневиков.[33]

ССЫЛКИ И СНОСКИ:
1. Антонов-Овсеенко Владимир Александрович [9(21).3.1883 – 11.02.1939] – государственный и военный деятель. Окончил Владимирское юнкерское училище (1904). подпоручик. В октябре 1917 г. один из руководителей штурма Зимнего дворца и ареста буржуазного Временного правительства. Марком в первом составе Советского правительства. В ноябре – декабре 1917 г. командующий войсками Петроградского военного округа. В декабре 1917 – марте 1918 г.г. командующий советскими войсками против частей генерала Каледина и украинской Центральной Рады. С марта 1918 г. Верховный главнокомандующий советскими войсками Юга России, с мая 1918 г. член Высшего военного совета, в сентябре – октябре координировал действия 2А и ЗА Восточного фронта, с ноября командовал особой группой войск курского направления. одновременно командовал Советской Армией Украины. Член РВСР (1918 – 1919). Председатель Тамбовского губисполкома (1919 – 1920). В 1921 г. председатель полномочной комиссии ВЦПК по борьбе с противником Советской власти в Тамбовской губернии. Начальник Реввоенсовета Политуправления Советской России (с 1923 г. – РВС СССР) (1922 – 1924). С 1924 г. полпред в Чехословакии, Литве и Польше. С 1934 г. прокурор РСФСР. В 1936 – 1937 гг. генеральный консул СССР в Барселоне, затем нарком юстиции РСФСР. Необоснованно репрессирован в 1937 году. Реабилитирован (посмертно) в 1956 году.
2. Тухачевский Михаил Николаевич [4(16).2.1893 – 11.6.1937] – советский военачальник. Маршал Советского Союза (1935). Окончил Александровское военное училище (1914). принимал активное участие в 1-й мировой войне. В период 1915 – 1917 гг. находился в плену. В Красной Армии с 1918 года. В годы Гражданской войны: представитель Военного отдела ВЦИК, комиссар обороны Московского района. командующий 1-й армией Восточного фронта, помощник командующего Южным фронтом, командующий армией Южного фронта, командующий Кавказским, затем Западным фронтами. Руководил операцией по подавлению Кроншталского и Тамбовского восстаний в 1921 году. После окончания Гражданской войны возглавлял Военную академию РККА, с июля 1924 г. – заместитель начальника Штаба РККА, ноября 1925 г. по май 1928 г. – начальник Штаба РККА, принимал активное участие в проведении военной реформы 1924 – 1925 гг. С мая 1928 г. командовал войсками Ленинградского военного округа. С 1931 г. заместитель наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета СССР, начальник вооружений РККА, с 1934 г. – заместитель наркома обороны, с 1936 г. заместитель наркома обороны и начальник управления боевой подготовки. В 1937 г. назначен командующим войсками Приволжского военного округа. В этом же году по ложному обвинению был незаконно репрессирован. Реабилитирован (посмертно) в 1956 году.
3. Котовский Григорий Иванович [12(24).6.1881 – 6.8.1925] – видный советский военачальник. Герой Гражданской войны. Окончил Кокорозепское с.-х. училище (1900). В Красной Армии с 1918 года. В январе – марте 191X г. командир партизанского отряда в Бессарабии, затем на юге Украины. С апреля 1918 по март 1919 г. один из активных членов одесского подполья. где возглавлял военно-диверсионную работу. С июля 1919 г. командир бригады 45-й стрелковой дивизии. В марте 1920 г. командир отдельной кав. бригады, затем начальник 17-й кав. дивизии. Принимал активное участие по разгрому отрядов Махно. Петлюры и Антонова. С сентября 1921 г. начальник 9-й Крымской кав. дивизии им. СНК УССР, затем – 2-го кав. корпуса им. СНК УССР.
4. РГВА. ф.30. оп.3. д.371. л.54.
5. РГВА. ф.34228, оп. 1, д. 144. л.л.5-7.
6. Корф Семен Яковлевич [1891 – 1971] – советский военачальник. В русской армии с 1914 года. Окончил Севастопольскую школу летчиков (1916) и Киевскую школу летчиков-наблюдателей 11916). До апреля 1920 г. в составе авиации армии Колчака. Затем в распоряжении Штаба Красного ВФ, действующей армии. С августа 1921 г. начальник авиаотряда, затем – начальник штаба ВФ Западного фронта. Принимал активное участие в боевых действиях против Польши (1920). В марте – сентябре 1921 г. возглавлял специально созданную боевую авиационную эскадрилью в ходе подавления антисоветских восстаний в Кронштадте и в Тамбовской губернии. С октября 1921 г. начальник ВВФ Московского ВО. затем Западного фронта. В ноябре 1923 г. главный инспектор строевой и технической инспекции РККВВФ. В конце 30-х годов необоснованно репрессирован. В дальнейшем освобожден из-под ареста.
7. РГВА. ф.30. оп.2. д. 123. .1.304.
8. Бербеко А.Т.[? – ?] – советский военный летчик. В годы Гражданской войны: командир Одесского Советского (затем – 50-го разведывательного авиационного) авиаотряда (1919). В дальнейшем проходил службу в составе авиачастей 1-й Копной Армии. Принимал активное участие в ликвидации повстанческого движения в Тамбовской губернии и бандформирований нл Украине в начале 20-х годов. Награжден двумя орденами Красного Знамени.
9. Южак Ян Иосифович [1883 – 1931] – советский военный летчик. В Воздушном Флоте с 1914 года. Окончил Гатчинскую /32/

Приложение №1
ТЕЗИСЫ
применения авиации по борьбе с бандитизмом [1]


(документ приводится полностью по подлиннику)

1. Операцию банды надо рассматривать как кавалерийский рейд, ввиду крайней подвижности банды.
2. Авиация может:
а) разведкой открывать силы банд.
б) бомбометанием и пулеметным огнем атаковать их.
в) разбрасыванием литературы агитировать в затронутом бандитом районе.
Результат действии авиации
1. Обнаружение банд разведкой, бомбардирование их и пулеметный обстрел, заставляющий банды разбегаться, приводит банду к необходимости сокращать свои дневные переходы и двигаться по ночам, что уменьшает ее подвижность.
2. Сжигание селений, дающих приют бандам, несмотря на разбрасываемые с самолета приказания, заставляют население бояться поддерживать бандита.
3. Значительный урон банде может быть причинен ядовитыми бомбами, выводящими из строя людей и лошадей.

Условия работы
1. Необходимо иметь базы, расположенные так, чтобы радиус полета охватывал весь нужный район без насилия над летчиками и машинами. Задаваемые ныне в Тамбове разведки с радиусом в 200 верст крайне утомительные.
2. Необходимо иметь падежные самолеты, так как каждая вынужденная посадка в зараженном районе ведет к гибели летчика и самолета даже не от рук бандитов, а от самосуда населения, сочувствующего бандиту. Полеты на имеющихся у нас на вооружении самолетах скоро изматывают летчиков.
3. Необходима особенно строгая охрана баз из надежных коммунистов, так как зарегистрированы случаи порчи самолетов при охране от гарнизона, в которые проникают агенты бандита.
4. Необходимо иметь зажигательные и ядовитые бомбы, которых у нас нет.
5. При большом рейде, совершаемом бандитом, когда требуется переброска авиационных сил, необходимо иметь достаточно подвижной автомобильный транспорт, в котором у нас ощущается большой недостаток.
6. Базы должны быть в пунктах безопасными от внезапных налетов бандитов.
7. Главное затруднение состоит в недостатке авиационных средств… /33/

Приложение №2
Приложение к приказу №109/опс Сов.секретно
ИНСТРУКЦИЯ
по организации и службе авиационных сигнальных постов [2]


(документ приводится полностью по подлиннику)

1-я часть
Сигнализация опознавательными знаками с земли

1. Сигнальный пост имеет своей целью установление с земли связи с летящим самолетом.
2. Каждый полк и отдельная часть должны иметь не менее двух сигнальных постов, кои, как и норма, должны быть доведены по одному на каждый батальон (эскадрон).
3. На каждый сигнальный пост выбрасываются летом белые и зимой красные опознавательные знаки и парольные полотнища.
4. Каждый сигнальный пост состоит из не менее трех человек, в это число входит начальник поста, являющейся ответственным лицом, и два сигнальщика.
5. Начальник поста путем тренировок должен выработать технику работы с полотнищами и быстрое их раскладыванию.
6. Опознавательные знаки назначаются по одному на каждую дивизию, отдельную бригаду, отдельный отряд и являются постоянным и для данной части. Расписание по частям знаков и их размеры (Приложение №1).
7. Парольные полотнища состоят из двух размеров 2 и 6 аршин, которым по расписанию на несколько дней вперед даются разные конструкции (Приложение №2).
8. Парольные полотнища от опознавательных знаков раскладываются в сторону противника на расстоянии 6-9 аршин.
9. Сигнальный пост, как правило, должен выбираться на темном фоне, открытом, прочном месте, с восточной стороны от элементов местности: деревни и т.п.
10. Для привлечения внимания летчиков части должны по возможности раскладывать вокруг сигнальных постов палатки, полотнища и т.п. подручные материалы, а также разводить костры, имея в виду парольные полотнища.
11. Посторонние лица более чем на 2 версты к сигнальному посту допускаться не должны.

II-я часть

Сигнализация полотнищами знаков при совместных действий с авиацией
1. Для передачи на самолет сведений и требований войсковых частей, также при помощи особых полотнищ для знаков раскладывают ряд простейших сигнализационных знаков (Приложение №3).
2. Летящий самолет передает сведения часто путем сбрасывания на сигнальный пост вымпела с картой местности и донесением.
3. Полотнища для знаков размером 4 и 2 арш. – 3 шт. раскладываются с правой стороны фронтом к противнику от опознавательного знака на расстоянии 4-6 аршин.
4. При сбрасывании вымпела с донесением летчики снижаются до 200 метров над сигнальном постом. Для привлечения внимания перед сбрасыванием дают короткую пулеметную очередь.
5. При сигнализации знаками часть первая настоящей инструкции остается в силе.

Командующий войсками Тамбовской губернии Тухачевский
Начальник Генерального штаба Какурин
Начальник Административного управления Шехаев




/34/



военную школу летчиков (1416). Одесскую школу высшего пилотажа. В годы 1-й мировой войны – начальник гаража 7-го авиаотряда, старший унтер-офицер. В Красной Армии с 1918 года. В годы Гражданской войны: летчик 3-го истребительного авиаотряда (позднее – 39-го Железного разведывательного авиаотряда) на Восточном, затем – на Западном фронтах. По некоторым сведениям определенное время находился в составе авиации армии Колчака. В дальнейшем принимал активное участие в подавлении повстанческого и бандитского движений в Тамбовской губернии (1921). Награжден орденом Красного Знамени (1923). В 20-е годы начальник учебно-летной эскадрильи 3-й военной школы летчиков и летчиков-наблюдателей ВВС РККА имени К.Е.Ворошилова. В 1929 г. зачислен в резерв РKKA. В дальнейшем активно работал в обществе "Добролет". Трагически погиб в авиакатастрофе при освоении воздушного маршрута Москва – Иркутск (1931)..
10. Арманд Федор Александрович [1896- 1936] – советский военный летчик. Сын видной революционерки, активной помощницы В.И.Ленина Инессы Федоровны Арманд. Участник 1-й Мировой и Гражданской войн. В Воздушном Флоте с 1914 г. Окончил Гатчинскую авиационную школу (1915). В дальнейшем летчик-наблюдатель авиаотряда на Западном фронте. Удостоен за храбрость нескольких орденов и георгиевского золотого оружия. Имел общий налет на фронте 130 часов. В начале 1917 г. отправлен для совершенствования боевого мастерства в школу авиации в Англию. В августе 1918 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии. Службу проходил в 38-м разведывательном авиаотряде. Принимал непосредственное участие в боевых действиях на Западном фронте (1919 – 1920) и при подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921). После Гражданской войны продолжал проходить службу в авиации. В 1927 г. по состоянию здоровья уволился из рядов Красной Армии. Скончался в 1936 году.
11. Галышев Виктор – советский военный летчик. Участник 1-й мировой войны, штабс-капитан (был разжалован уже в армии Колчака). Награжден георгиевским золотым оружием. В годы Гражданской войны: командир, 7-го Казанского, 4 и 33-го авиаотрядов ВВФ армии Колчака (1918-1920), инспектор авиации ВФ Советской Восточной армии. В 1920 г. отправлен на авиационные курсы командного состава РККА. Затем в составе ВВФ Западного фронта Красной Армии (1920-1421). Принимал активное участие в подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921).
12. Вероятно, здесь речь ведется о военном летчике Болягине, в июле 1920 г. перелетевшего к красным от атамана Семенов.
13. РГВА, ф.30. оп.2. д. 123. л. 304.
14. РГВА. ф.30, оп.2, д. 123. л.л. 305- 306.
15. Военно-исторический журнал. №9, 1971. С.76.
16. Суонио Теодор Вильгсльмоянч – советский летчик. Окончил Егорьевскую военную авиационную школу (1920). Высшую военную школу воздушной стрельбы и бомбометания (1923). В 1918 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии. Прошел путь от авиамеханика до военного летчика. В годы Гражданской войны воевал в составе 20-го и 6-го авиационных отрядов. Принимал активное участие в ходе подавления антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921). Награжден орденом Красного Знамени. В дальнейшем командир звена 6-го разведывательного авиаотряда (с 1924 г. отряд удостоен почетного /34/ наименования "Красная Москва"). С 1927 г. в резерве РККА. Принимал активное участие в прокладывании новых воздушных трасс на территории СССР. Трагически погиб в авиакатастрофе (1931).
17. Авиация и космонавтика. N99, 1986, С.20-21.
18. Уборевнч Исроним Петрович [2(14).01.1896 – 11.06.1937] – советский военачальник, командарм I ранга (1935). В Красной Армии с 1918 гола. Окончил Константиновское артиллерийское училище (1916). Участник 1-й мировой войны, подпоручик. После Октябрьской революции 1917 г. один из организаторов Красной Гвардии в Бссарабни. В январе-феврале 1918 г. командир революционного полка и боях против румынских и австро-германских интервентов, затем Котласской тяжелой гаубичной батареи, далее – Двинской бригады. Командир стрелковой дивизии (1918-1919). командующий 14-Й (1919- 1920) и 9-й. 13-й армиями (1020). В 1921 г. помощник командующего вооруженными силами Украины и Крыма, участвовал в ликвидации банд Махно, руководил боевыми операциями при разгроме антоновщины и контрреволюционных банд в Белоруссии. С августа 1921 г. командующий 5-й армией и войсками Восточно-Сибирского военного округа. С августа 1922 г. военный министр Дальневосточной республики и главнокомандующий Народно-революционной армией при освобождении Дальнего Востока. С ноября 1924 г. зам. командующего и начальник штаба Украинского военного округа. С 1925 года командующий войсками Северо-Кавказского, с 1928 г. – Московского военных округов. С 1926 г. член РВС СССР, в 1930 – 31 гг. – заместитель председателя РВС СССР и начальник вооружений РККА. В 1931 – 37 гг. командовал войсками Белорусского военного округа. С 1934 г. член Военного совета НКО СССР. Награжден 3 орденами Красного Знамени и Почетным революционным оружием. Репрессирован н 1937 году. Реабилитирован (посмертно) в 1956 году.
19. РГВА, ф.235. оп.2. д.101. л.204.
20. РГВА, ф.235. оп.2. д.362. л.44 и об.
21. РГВА. ф.30. п.3;д.371. л.48.
22. РГВА. ф.30. п.З. д.371. л.л.18. 37.
23. Бельмах Ганс [1892 – 1921] – советский военный летчик. Принимал активное участие в подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921). Погиб в бою (1921).
24. Радионов Василий 11894 – |921| – советский военный летчик, комиссар 20-го авиационного отряда. Принимал активное участие в подавлении антиправительственного восстания в Тамбовской губернии (1921). Погиб в бою (1921).
25. Вестник Воздушного Флота. 1921, №5.
26. Какурин Николай Евгеньевич [4(16).9.1883 – 29.07.1936] – советский военачальник, историк. Окончил Михайловские артиллерийское училище (1904) и Академию Генерального штаба (1910). Служил в пехотных и кавалерийских частях. в 191(1-12 гг. командовал ротой. В 1-й мировой войне: офицер для поручений при штабе 10-го арм. корпуса, затем начальник штаба 71-й пехотной дивизии и 3-й Забайкальской казачьей бригады, командир 7-го Кавказского пехотного полка, полковник. В Красной Армии с 1920 года. Начальник штаба 8-й стрелковой дивизии, начальник Тамбовской стрелковой дивизии (авг. – окт. 1920). и.о. командующего 4 А. затем командующий 3 А и помощник командующего Западным фронтом. В мае – августе 1921 г. начальник штаба Тамбовской группы войск, одновременно командовал сводной кавалерийской группой. В дальнейшем командующий войсками Витебского района. В марте – сентябре 1922 г. командующий войсками Бухарско-Ферган- ского района. С октября 1922 г. на преподавательской работе. С 1930 г. в отставке.
27. Романов Александр Михайлович [1 (13).04.1866 – 26.02.1933] великий князь, адмирал (1916). На военной службе с момента рождения. По ходу службы принимал участие в заграничных военных плаваниях. В 1X92 г. принял командование миноносцем "Ревель". В период с 1X95 по 1900 гг. проходил службу в качестве старшего офицера на эскадренном броненосце "Сисой Великий" и броненосце береговой охраны "Генерал-Адмирал Апраксин". В мае 1900 г. назначен командиром броненосца "Ростислав". В период с 1902 г. по 1905 г. руководил Главным управлением мореплавания и портов России, одновременно являлся младшим флагманом Черноморского флота. С 1905 по 1909 гг. проходил службу младшим флагманом Балтийского флота. С 1910 г. принял активное участие в создании и развитии отечественной авиации и воздухоплавания. В феврале 1910 г. по его инициативе при "Особом комитете по усилению военного флота на добровольные пожертвования" организован Отдел иоздушного флота, давший начало формированию. в дальнейшем. Качинской военной школы летчиков. В октябре 1914 г. назначен заведующим авиационным делом в армиях Юго-Западного фронта. С 23 января 1915 г. по 21 марта 1917 г. являлся руководителем авиации и военного воздухоплавания в действующей армии. В связи с отречением Государя Императора Николая II от престола добровольно подал в отставку. С 1918 г. уехал в эмиграцию.
28. 17 августа 1915 г. был сформирован Западный фронт с выделением в его состав из структуры существовавшего Ссверо-Западного фронта 1-й, 2-й, 4-й и 3-й армий под общим начальством генерала М.В.Алексеева.
29. Е.Пырьев, "Дыхание Люцифера про запас". Армейский сборник. №6, 1997, С. 83 – 84.
30. В.Кондратьев. М.Хайрулнн. Авиация Гражданской войны. М., Техника молодежи. 2000, С.33.
31. РГВА. ф.30. оп.3. д.369. д.177.
32. РГВА, ф.30. оп.3. д.369. .1.139.
33. РГВА. ф.29. оп.75, д.21. д.16.



/35/

Авиация и космонавтика. №4. 2004. С.27-35.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 07-07-2015 06:51
 
Выдающийся летчик гражданской войны и иностранной интервенции Саркисов (Саркисян) Арменак Тигранович родился в Сигнахи в 1895 г. в семье крестьянина. Отец —Тигран Захарович имел 6 детей. Все они работали на своем винограднике, за счет прибылей с которого и жили.



Арменак Тигранович Саркисов (Саркисян). Фото времен Великой Отечественной войны

В 1912 г. Арменак окончил сигнахскую городскую школу. Тигран Захарович очень хотел, чтобы хотя бы один из его сыновей получил высшее образование. Поэтому он отправил Арменака в Варшаву к сестре. Деньги, присылаемые отцом для учёбы, были недостаточны, и Арменак поступил на бухгалтерские курсы, а потом на фанерную фабрику. Проработал он там до 1915 года.

В мае Саркисова вызвали в Сигнах и мобилизовали на действительную военную службу. Благодаря высокому росту и хорошему телосложению его направили в передовой род войск того времени — в первый лейб-гвардейский Псковский кавалерийский полк рядовым солдатом.

В полку было много армян и грузин. Некоторые из них не желали служить и дезертировали. Такую же попытку совершил и Саркисов, был задержан на Сызранском вокзале и возвращен в полк. После того, как он отбыл наказание, стал переводчиком одного из офицеров. Тот часто брал его с собой на занятия. Арменак переводил его речи солдатам на армянский и грузинский языки. Несколько раз Саркисову приходилось быть переводчиком на суде, когда судили дезертиров — солдат-армян или грузин. Он часто умело переделывал ответы подсудимых, добиваясь тем самым их освобождения или смягчения наказания.

После 5-месячной службы в Псковском полку, благодаря тому, что Саркисов хорошо знал русский, польский, армянский, грузинский и турецкий языки, его направили в школу прапорщиков, которую он окончил в мае 1916 г. и был назначен командиром взвода маршевой роты. Благодаря помощи своего товарища, отец которого служил в авиации, Арменак добился направления его в Петроградский Политехнический институт, который с начала войны готовил для фронта летчиков. Мечта сбылась.

С 1 августа 1916 г. Саркисов начал изучать теорию самолетовождения и аэродинамику, устройство самолетов и моторов. В январе 1917 г. обучение на курсах пилотов окончилось. По предложению Антанты из курсантов, окончивших теоретический курс летного обучения, 100 человек было направлено в Англию и 100 человек — во Францию. В числе тех, кто поехал в Англию, был Саркисов А. Т., а среди тех, кто во Францию — Михаил Сундукян.

В Ливерпульском порту на борту крейсера «Варяг» командир объявил курсантам, что в России царь отрекся от престола и образовано Временное правительство. И что, несмотря на изменение государственной власти, задача курсантов «верой и правдой служить своей Родине и новому правительству».

29 сентября 1917 г. Саркисов окончил школу и получил звание военного летчика. В это время Временное правительство закупило в Италии несколько десятков самолетов типа «Капрони» и дало задание военному ведомству перегнать их в Россию. Командование нашло нужным поручить это дело окончившим английскую школу русским летчикам. Под руководством капитана Моисеенко в Рим были посланы лучшие летчики этой группы, в которую входили: А. Саркисов, И. Нузберг, М. Тарачков, И. Захарченко, А. Кузьмин, И. Егоров и др. Пока летчики в Италии обучались на «Капрони» и изучали маршрут полета, в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Итальянское правительство запретило выдать летчикам самолеты и даже пыталось всячески задержать их выезд. После долгих переговоров авиаторы вернулись в Париж. Там военный атташе генерал Игнатьев направил их в Лондон. Оттуда, благодаря ходатайству советского посла М. М. Литвинова, летчики вместе с другими эмигрантами выехали в Петроград. В апреле они уже были в Советской России.

В Петрограде Арменака зачислили в один из социалистических отрядов. За май-июнь он налетал около 60 часов. После этого он был переведен в Москву. Там Саркисова назначили командиром летной части в авиаотряд «Возбум». Этот отряд занимался воздушной перевозкой почты из Москвы в Нижний Новгород. Летал Арменак на «Фармане-40». Через 3 месяца Саркисова из Новгорода вызвали в Москву. Там формировалась 1-я смоленская авиагруппа из летчиков, которые окончили летную школу в Англии. Командиром авиагруппы был назначен военный летчик В. К. Кузнецов. Командиром 1-го отряда был назначен Кузьмин, 2-го — Егоров И. И., 3-го авиаотряда— Саркисов А. Т. [1]. Авиагруппа была направлена в Саратов в распоряжение Южного управления авиации и воздухоплавания с целью оказать помощь войскам, оборонявшим Царицын. Вскоре авиагруппа перебазировалась под Царицын.

В конце июля 1918 г. казачьи части Краснова достигли районов Царицын—Поворино, Царицын—Тихорецкая и лишили тем самым советское командование возможности маневрировать. Создалась исключительно трудная обстановка. Советским отрядам предстояло отразить натиск хорошо обученной, отлично вооруженной немцами бело-казачьей армии. Только подход группы войск К. Е. Ворошилова и авиационных отрядов несколько улучшил положение под Царицыным.

С 15 по 20 августа 1918 г. происходили ожесточенные бои на центральном и северном участках. Наши войска перешли в контратаки. Саркисов со своими товарищами совершал разведывательные полеты тыла противника, вскрывая движение и сосредоточение резервов противника, особенно его конницы. Он производил бомбардировку и обстрел конных частей, разгоняя их по степи, не давая им передвигаться к фронту. Арменак Тигранович вместе с другими летчиками совершал налеты на железнодорожные станции, бомбил эшелоны с войсками и вооружением. Добытые им ценные разведывательные сведения дали возможность 20 августа сломить сопротивление врага и в тот же день освободить несколько населенных пунктов.

Благодаря исключительно точным разведданным, представленным Саркисовым и другими летчиками, 23 августа советские части перешли в наступление на центральном участке и 29 августа освободили станцию Карповка. В тот же день на северном участке советские войска заняли Котлубань, захватив при этом канцелярию штаба Мамонтова [2]. Авиация с воздуха активно поддерживала действия наступающих советских войск.

Отряд в составе авиагруппы продолжал наносить удары по противнику и вести разведку районов Нижне-Чирская, Котельниково, Ремонтная, Белая Калитва, Лиски, Проскурово в интересах X армии. Летчики проявляли мужество и отвагу в боях с белоказаками.

Советское командование не давало врагу где-либо укрепиться, подтянуть свои резервы, перегруппироваться. Удар за ударом наносили части Красной Армии на северном и на Центральном участках фронта.

В начале сентября остатки разгромленных банд Краснова отступили за Дон. И тут им не давали покоя летчики Царицынского фронта. Саркисов в эти дни продолжал вести глубокую разведку тылов и направления отступления врага. Бомбоштурмовые удары по колоннам конницы врага следовали один за другим. Часто ему и другим летчикам приходилось корректировать огонь артиллерии и сбрасывать листовки с обращением к солдатам противника. Одна из таких листовок сохранилась у Саркисова. В ней написано:
Quote:
«… Не верь, брат, ни единому слову твоих командиров! Только вонючую отраву, только грязную клевету на трудящихся изрыгают эти кнутобойцы-разбойники и грабители наших сел и городов… Покинь ты белую кровопийцу и угнетателей народных и смело иди в красные бойцы за волю и счастье трудящихся… Мы согреем тебя и братски обласкаем. Мы вместе пойдем на бар, господ, на генералов, палачей, пока не сметем всю эту сволочь с всего лица земли русской.

Красноармеец Южного фронта».


Сотни тысяч этих листовок разбрасывал Саркисов по всему Дону и Поволжью. Успешная оборона Царицына оказала значительное влияние на действия Красной Армии и на других фронтах. Это дало возможность нашей Армии развить в сентябре наступательные операции на Восточном фронте против крупных сил контрреволюции, стремившихся к Волге для соединения с контрреволюцией Дона. Отступив за Дон, войска Краснова получили новое подкрепление за счет Антанты и вскоре предприняли второе наступление на Царицын.

В конце сентября полчища донского контрреволюционного казачества собрали силы и снова перешли в наступление. Они оказались на подступах к Нижней Волге. В это время отряд Саркисова перебазировался на аэродром Пуховичи и вел боевую работу по тылам врага. Все летчики отряда в этих боях проявили себя как смелые, мужественные защитники Родины. Отряд, как и войска X армии, испытывал острейший недостаток в боеприпасах. Самолеты от напряженной боевой работы и использования недоброкачественного горючего выходили из строя. Не было запасных моторов и необходимых запасных частей для ремонта и восстановления вышедших из строя самолетов. Однако мужественные летчики во главе со своим командиром, презирая опасность, летали на боевое задание и помогали армии тов. Ворошилова громить врага.

В начале октября враг снова приблизился к Царицыну, охватывая его полукольцом. Командование фронта предприняло энергичные меры к укреплению обороны Царицына. Были сформированы новые части. Вокруг города соорудили укрепления. Прибыло на фронт новое пополнение авиации. В боях в интересах X армии в сентябре и в первой половине октября Саркисов совершил около сорока боевых вылетов на разведку и штурмовку конницы врага и налетал более 90 часов. Каждый вылет имел продолжительность более двух часов.

Не раз Саркисов и его боевые друзья с низкой высоты обстреливали и разгоняли конницу противника, не давали возможности вражеским войскам сосредоточиться и выполнить боевую задачу. Особенно часто группа Арменака Тиграновича появлялась над железнодорожными узлами Поворино, Луганск и железнодорожными перегонами. Он следил за передвижением вражеских войск и бомбил эшелоны.

Для подкрепления Донской армии Краснова и добровольческой армии Деникина империалисты перебросили на Кубань и Дон 7—8 авиаотрядов, укомплектованных опытными летчиками-офицерами — англичанами и белогвардейцами. Однако по боевым качествам советские летчики превосходили их. Однажды долго пришлось английским и белогвардейским летчикам вести бой с Саркисовым. Несмотря на хорошие летно-тактические качества и вооружение их самолетов, Саркисову удалось подбить одного и обратить в бегство второго летчика. За этот подвиг командующий воздушными силами Юга наградил Саркисова денежной премией.

Все больше рос авторитет Саркисова как хорошего организатора — воспитателя своих подчиненных и как боевого летчика, командира-большевика. Его любили и уважали не только в отряде, но и среди пехотных, артиллерийских и кавалерийских частей. Особо дружен с ним был механик самолета Николай Олещенко. Он день и ночь находился у самолета, всегда держал его в боевой готовности. Однажды после возвращения командира с боевого задания механик обнаружил в самолете 28 пулевых пробоин. Он с удивлением спросил Арменака Тиграновича: «Как это случилось, что вас не задело?— Видимо, кто борется за народное дело, его пуля не берет»,— ответил Саркисов.

Часто на боевую разведку с Саркисовым вылетал летнаб П. М. Федотов. Он умело обстреливал конницу противника, метко бомбил эшелоны на станциях и скопления войск, четко вел разведывательную работу. Федотов хорошо ориентировался по местности. При частых вынужденных посадках он помогал Саркисову ремонтировать самолет. А когда угрожала опасность нападения, он сидел у пулемета и был готов в любое время открыть огонь. Много боевых вылетов совершили Федотов и Саркисов. Поэтому не случайно, что Арменак Тигранович и по сей день вспоминает о Петре Михайловиче, как о хорошем боевом друге и патриоте. Все донесения по результатам разведки Саркисова и Федотова были точными и ценными. Из штаба авиации часто давались указания, чтобы на то или иное ответственное боевое задание вылетел экипаж Саркисова. В архиве Советской Армии имеется много телеграфных приказаний и распоряжений по этому поводу. Приведем тишь один из них:

«Из Саратова начальнику авиации VIII армии: При первой благоприятной погоде выслать два аппарата с летчиками Саркисовым и Черноусовым в боевой полет по направлению Бутурлиновка, Лозовая, Хреновая, Бобров, Лиски: разведать эти районы и, в особенности, железнодорожные станции. По пути сбросить прокламации согласно приказа Авиадарма главкомиссара Сергеева и начальника 12 дивизии. По выполнении донести» [3]. Это и другие боевые задания Саркисов выполнял отлично, хотя на станциях его обстреливали из пулеметов и винтовок.

В ноябре 1918 г. отряд поддерживал боевые действия VIII армии. Из Пуховичи самолеты перебазировались на новую площадку на станции Колодозная, чтобы быть ближе к штабу армии и улучшить свое взаимодействие с наземными частями.

В эти дни шли напряженные бои в районах Хреновая и, в особенности, в направлении Талово. Командиры отрядов, в их числе Саркисов, были вызваны в штаб армии. Перед отрядами была поставлена задача вести интенсивную разведку железнодорожных станций и узлов, установить расположение переброски резервов противника, бомбить эшелоны с войсками и техникой на этих станциях, срывать перевозку и выводить из строя железнодорожные пути и станционные сооружения.

Сохранилось донесение Саркисова на имя начальника штаба VIII армии от 8 и 11 ноября 1918 г. «На станции Хреновая большое скопление белоказачьих войск и эшелонов. В результате прямого попадания бомб в вагоны, возникли пожары и сильные взрывы. На станции Талово прямым попаданием бомбы разбит паровоз и много вагонов с боеприпасами, вооружением. На эти станции сброшено за 2 дня 46 бомб по 25 фунтов. Выход эшелонов из станции Талово временно прекращен» [4].

Несмотря на предпринятые командованием советских войск контрмеры на этом участке фронта, противник огромными силами конницы и пехоты, преодолевая упорное сопротивление наших войск, прорвался до Елены, Болашово, Поворино, Талово, Боброво, Лиски. Командование белоказачьих войск стремилось расширить фронт, прорвать стык между VIII и IX армиями, окружить и разгромить советские войска.

Врагу удалось в районе Талово нанести большие потери частям VIII армии. Развивая свое наступление, они 23 ноября захватили важную узловую станцию Лиски. Крайне осложнилось положение в IX армии, которая тоже была вынуждена отойти.

Обстановка на Южном фронте стала угрожающей. Понадобилось вмешательство Центрального Комитета, чтобы выправить положение на фронте. 26 ноября 1918 г. Центральный Комитет принял постановление: «В ближайшие недели развернуть с наивысшей энергией наступление на всех фронтах и прежде всего на Южном фронте» [5]. Это постановление, изложенное в циркулярном письме ЦК всем членам партии — комиссарам, командирам и красноармейцам, определило задачу Красной Армии.

Получив письмо ЦК, комиссар отряда Тишкин посоветовался с Саркисовым и секретарем партячейки. Они решили собрать коммунистов и сочувствующих партии и обсудить обращение ЦК.

Летчики отряда каждое боевое задание VIII и IX армий выполняли с честью. Они развернули на решающем участке фронта активные боевые действия. 19 декабря 1918 г. силами VIII, IX, X армий Южный фронт перешел в наступление. Особенно большие задачи были поставлены перед VIII армией, которую поддерживали 4 авиаотряда и несколько самолетов-гигантов «Илья Муромец». Армия была пополнена коммунистами. Был усилен командный и политический состав. Эти и другие мероприятия, проведенные ЦК, позволили укрепить войска Южного фронта и стабилизировать положение. В течение декабря 1918 года бои на фронте шли с переменными успехами.

3-й Смоленский авиаотряд, несмотря на метель, снегопад, мороз, отсутствие настоящего авиабензина, выполнял особо ответственные боевые задачи. Часто летчикам приходилось из-за плохого горючего и изношенности материальной части совершать вынужденные посадки в тылу врага, там ремонтировать и вылетать к себе на базу. Немало славных авиаторов — защитников Советской власти, совершая беспримерные подвиги, пали достойной смертью. Каждое появление наших самолетов над расположением советских войск поднимало их дух и вселяло в них уверенность в победе. А враг трепетал от страха.

19 декабря Советское Главное командование отдало директиву Южному фронту о переходе в контрнаступление. 4 января 1919 г. был освобожден Борисоглебск, и отряд Саркисова перебазировался туда. 16 января части IX армии освободили Новохоперск. Особо успешно действовала 16-я стрелковая дивизия В. И. Киквидзе [6]. Разгромив крупную белоказачью группировку, 21 января части Донецкой группы освободили Луганск. В победе советских войск в этих районах важную роль сыграла Красная авиация, в частности, разведывательные данные отряда Саркисова. Вместе с Южным фронтом перешли в наступление части Украинского фронта и к концу февраля 1919 г. оба фронта добились решающих успехов, освободив от белогвардейцев огромную территорию от Волги до Киева.

Стремительное наступление советских войск центрального участка Южного фронта вконец деморализовало бело-казачьи части воронежской группировки. С конца января началось массовое разложение этих частей и сдача их в плен Красной Армии.

Немалую роль в разложении армии противника сыграли разбрасываемые с самолетов листовки в стан врага Смоленским авиаотрядом.

Саркисов, как опытный организатор, умело проводивший боевую работу отряда, был переведен на царицынский фронт в качестве командира 16-го (Царицынского) авиаотряда. Вот приказ о его назначении.

«Приказ по Рабоче-Крестьянскому Красному Воздушному Флоту Южного окружного управления № 2 от 28 января 1919 г. гор. Саратов.

§ 5. Командира царицынского авиационного отряда военного летчика Морозова В. В. за недостаточную распорядительность, халатность по отношению к исполнению своих обязанностей как командира отряда и недостаточную его распорядительность при тушении сгоревшего 15-го сего января самолета «Сопвич» отрешить от занимаемой должности с объявлением выговора. На должность командира царицынского (16) авиаотряда назначается военный летчик Саркисов Арменак.

Основание. Постановление Совета управления ВВС от 23 сего января за № 623» [7].

Приняв отряд, Саркисов познакомился с коммунистами, проверил состояние материальной части и, наконец, собрал личный состав и изложил перед ними свое мнение, как сделать отряд более боеспособным.

До 10 февраля отряд под командованием Саркисова вел боевые действия в интересах X армии. Летчики вели разведку тыловых районов противника Нижне-Чирской, Котельниково, Ремонтная, Белая-Калитва. В ходе разведывательных полетов Саркисов изучал боевые качества каждого летчика. Наиболее отважными среди них были Б. В. Рыков, А. Н. Демидов и И. И. Нузберг. Последний был парторгом отряда.



Командир 16-го авиаотряда А. Т. Саркисов и летчик И. И. Нузберг.

середине марта 1919 г. наступление советских войск на юге замедлилось. Главной причиной было подкрепление противника войсками, переброшенными с Северного Кавказа.

К началу мая соотношение сил на Южном фронте сложилось в пользу белогвардейцев. Им щедро помогала Антанта. Она присылала Деникину самолеты, танки, артиллерию и много другого вооружения и снаряжения. Против 73 тысяч штыков и сабель советских войск Деникин имел более стотысячную хорошо вооруженную, одетую, обутую и сытую армию.

Деникинская авиация с английскими и белогвардейскими летчиками производила налеты на расположения наших войск. Армии же Южного фронта устали в непрерывных боях и далеко оторвались от своих тылов. Они плохо снабжались вооружением, боеприпасами, снарядами и питанием. Были истощены все резервы. Бойцы не могли противостоять свежим силам врага и особенно его многочисленной коннице.

«В этих условиях войска Южного фронта не только не могли наличными силами нанести противнику сокрушительный удар, но, напротив, сами находились под угрозой удара со стороны войск Деникина. Угроза эта с каждым днем становилась все более явной.

Центральный Комитет партии и лично В. И. Ленин пристально следили за развитием событий на юге страны» [8]. Партия дала указание мобилизовать все силы для оказания всемерной помощи Южному фронту. Были мобилизованы коммунисты, комсомольцы и направлены на фронт. Из Москвы, Петрограда, Иваново были направлены рабочие. Южный фронт получил и авиационное подкрепление. Несмотря на эти тяжелые условия отступления, перебазирование от одного аэродрома на другой, Саркисов умело организовывал боевую работу отряда. Часто он вылетал сам на разведку и штурмовку конницы противника. Доставленные сведения давали возможность командованию с небольшими силами отбивать мощные атаки противника.

Наконец враг был остановлен. Новое наступление Красной Армии началось в Донбассе 14 мая 1919 г. 16-й авиаотряд в это время поддерживал наступательные операции Красной Армии. Летчикам отряда много приходилось совершать героических полетов в тыл противника, бомбить скопления войск, уничтожать железнодорожные составы с войсками и боеприпасами. 21 мая 1919 г. Саркисов, преодолевая пулеметный заградительный огонь, точно вышел на станцию Купрянск и прямым попаданием бомбы вывел из строя паровоз бронепоезда. Это дало возможность нашим наступающим войскам захватить бронепоезд. В другом полете он сбросил бомбы на выходные стрелки железнодорожной станции Лисичанск, создал скопление отступающих эшелонов противника, что обеспечило возможность захватить на этой станции огромные трофеи. За это Военный совет армии наградил Саркисова золотыми именными часами.

Летом 1919 г. Саркисов заболел тифом. Его направили, в Саратов на лечение. После выздоровления он прибыл снова на фронт. В это время X армия вошла в состав Юго-Восточного фронта. В сентябре Арменак Тигранович прибыл в свой отряд и по своей просьбе был назначен рядовым летчиком. Несмотря на сложные метеоусловия—дождь, низкую облачность, он на самолете «Сопвич» № 8759 совершил около 30 боевых вылетов, налетав 62 ч. «Сопвич» был вооружен 7 пулеметами. Его атаки причиняли противнику большой урон. Авиаторы с большим успехом атаковали конницу противника. Лошади не только пугались и разбегались от шума низко пролетающего самолета, но и гибли от массированного пулеметного огня. Порой перепуганные кони уносили своих седоков или далеко в тыл или в стан противника. Иногда сбрасывали их с себя. В боях против кавалерии вместе с Саркисовым особо отличились военные летчики И. И. Нузберг, П. А. Архимович, А. Е. Россов, С. П. Черноусов и другие [9].



Летный и технический состав 16-го авиаотряда. В центре под винтом А. Т. Саркисов.

Отряд по требованию командования в ходе наступательных боев часто менял объекты расположения и своими боевыми действиями успешно поддерживал наземные части в борьбе с белоказачьими войсками. Однажды Саркисов вместе с летнабом П. М. Федотовым, проводя глубокую разведку тылов противника, обнаружили движение большой колонны конницы и обоза, двигавшихся с юга на север по направлению к фронту. Немедленно сведения были переданы начальнику штаба. Командующий использовал всю авиацию для задержания движения войск противника. Летчики 16-го авиаотряда в течение двух дней систематически наносили бомбовые удары и штурмовали белоказачью конницу, не давая им двигаться вперед. От разрывов бомб и пулеметного обстрела враг потерял много живой силы и боевой техники. Задание командования советские летчики выполнили образцово.

Продолжались ожесточенные бои на Юго-Западном фронте. Чтобы парализовать наступление белых, части правого фланга X армии получили 20 октября приказ нанести совместно с войсками IX армии и Сводным конным корпусом Юго-Восточного фронта контрудар в районе между Доном и Волгой. XI армии 21 октября была поставлена задача сосредоточенными силами начать наступление в районе Черного яра [10]. Начальник штаба X армии поставил задачу перед 16-м авиаотрядом—поддержать действие IX и X армий. Части Юго-Восточного фронта 29 октября перешли в наступление с целью не допустить прорыва деникинцев во фланг и тыл наступающих частей Южного фронта.

16-й отряд вел разведку поля боя, железнодорожных станций и поддерживал штурмовым действием наступление войск вдоль железной дороги Царицын-Поворино. Саркисов получил задание произвести разведку железнодорожной станции и вывести из строя паровозы.

Погода была облачная, Саркисов незаметно подлетел к станции. Он увидел много эшелонов с войсками противника. Сделав первый заход, он пулеметной очередью вывел из строя паровоз. Выходящий пар не дал возможность разглядеть все вблизи паровоза. При втором заходе противник открыл зенитно-артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь по самолету. Саркисов изменил высоту и оттуда рассмотрел все, что происходило на станции. Эти ценные разведывательные данные были срочно доставлены в штаб X армии.

Южный и Юго-Западный фронта непрерывно наращивали свои удары по врагу и стремительно двигались на юг. Особенно большой успех имел конный корпус Буденного. Ему помогали 24-й, 19-й, 36-й, 41-й авиаотряды.

Кстати говоря, 36-м авиаотрядом командовал Торос Торосян до своей гибели (1919 г).

Войска Юго-Восточного фронта, преследуя отходящего противника, вышли к Хопру. 16-й авиаотряд получил приказание следить за путями отхода конницы противника и помочь наземным войскам отрезать пути отхода вражеских войск за Хопёр.

Саркисов и его товарищи, хотя за эти дни изрядно устали и буквально были отравлены от запаха «Казанской смеси» [11] все же в день совершали по 1—2 боевых вылета. 2 ноября Арменак Тигранович застал конницу противника в момент прохождения через мост в районе Новохопёрска. Бомбоштурмовым ударом он нанес большой урон противнику и помог частям 23-го соединения успешно громить врага.

Войска Юго-Восточного фронта к 4 декабря вышли на рубеж новая и старая Криуша. В начале декабря 1919 г. — большинство самолетов отряда вышли из строя. Летчики по очереди летали на исправных машинах, а технический -состав ремонтировал и восстанавливал их. Трудности были в том, что не было новых моторов и запасных частей к ним. В конце декабря отряд был отправлен в тыл для капитального ремонта самолетов. Летный состав, в частности Саркисов, постоянно помогали механикам и мотористам, чтобы быстрее восстановить самолеты и вылететь на фронт. Когда 16-й авиаотряд в начале января после ремонта самолетов и некоторого отдыха летно-технического состава вернулся на фронт, X армия уже наносила удары западнее Царицына в направлении железнодорожной станции, чтобы перерезать путь Царицын—Лихая. В этих боях авиаторы оказали наступающим войскам большую помощь. Стремительное наступление войск продолжалось. 10 января советские войска освободили Ростов. В эти дни были туманы и дожди. Непогода сковала действие не только авиации, но и не давала возможности наземным войскам преследовать противника. Юго-Восточный фронт с 16 января 1920 г. был переименован в Кавказский. Командующим был назначен М. Н. Тухачевский, 16-й авиаотряд остался в его составе.

Противник укрепился водными преградами — Дон и Маныч. Авиации надо было помочь наземным войскам форсировать эти преграды там, где это было более удобно. Саркисову приходилось залетать глубоко в тыл противника, разведывать его резервы и оборонительные рубежи. Несмотря на тяжелые метеорологические условия и противодействие зенитного огня, а иногда и авиации противника, он добывал ценные сведения для командования армии и фронта. Сведения, доставленные летчиками 25 января, позволили нашим войскам с помощью местного населения переправиться через Маныч и двигаться на юг.

В начале февраля 1920 г. по постановлению Центрального Комитета партии С. Орджоникидзе был назначен председателем бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе, а его заместителем — С. М. Киров. Орджоникидзе одновременно был членом Военного Совета Кавказского фронта. Часто Саркисов свои разведывательные донесения докладывал командующему фронта Тухачевскому в присутствии Орджоникидзе. Последнему понравился храбрый летчик. Серго Орджоникидзе часто давал Саркисову ценные советы и указания.

С утра 14 февраля Кавказский фронт перешел в общее наступление. В первых же боях сказалось хорошее взаимодействие 1-й конной армии со стрелковыми дивизиями X армии [12]. Саркисов обрадовался тому, что на их фронт прибыло несколько авиаотрядов и теперь с ними будут взаимодействовать и другие авиаотряды фронта 1-й конной армии. На Кавказском фронте Саркисов впервые встретился с командиром 1-ой Кавказской кавалерийской дивизии легендарным Гаем. Это были тяжелые дни конца февраля, когда белая конница всей своей массой обрушилась на 1-ю Кавказскую кавдивизию. Гай, умело маневрируя своими частями и пользуясь разведывательными данными авиации, дал своими войсками решительный отпор врагу — 20 февраля советские войска освободили г. Таганрог. Жители с ликованием встретили приход Красной Армии.

Саркисов по заданию командования фронта был направлен в Таганрогский авиазавод Лебедева, где нашими войсками было захвачено большое количество авиаимущества. Эти трофеи очень помогли улучшить техническое состояние авиации Красного Воздушного Флота. Саркисов полностью обновил самолетный парк 16-го авиаотряда, который активно участвовал в боях за освобождение Северного Кавказа. 26 мая 1920 г. 16-й авиаотряд был переброшен на Украину для действий против Врангеля в составе XIII армии. На аэродром Чаплинка, где базировался штаб XIII армии, были доставлены бензин, бомбы, боеприпасы и запчасти. Отряд вошел в непосредственное подчинение Начвоздухофлота XIII армии. Но вскоре отряд перебазировался на аэродром вблизи Балтазаровки и оттуда вел боевую работу. Саркисов вспоминает: «Нам очень хотелось влиться в Правобережную авиагруппу, где было много прославленных летчиков во главе с командиром Иваном Спатарелем. Мы очень обрадовались, когда узнали о том, что он возбудил ходатайство, чтобы наш отряд был передан ему. Желание летчиков сбылось: с конца мая 1920 г. 16-й авиаотряд вошел в состав Правобережной авиагруппы. Численность ее самолетов достигла пятнадцати» [13]. На фронте обстановка усложнялась. Противник подтягивал новые резервы и готовился к наступлению. Красные летчики П. X. Межраупа, Саркисов и другие все больше доставляли командованию сведений, подтверждающих, что враг готовится к наступлению. Врангель, опираясь на щедрую помощь французских, американских и английских друзей, вскоре перешел в наступление. Артподготовка велась с моря и с суши, их действия поддерживала авиация противника.

Спатарель не успел доехать до 16-го авиаотряда, как противник начал наступление. Он вернулся в Асканий-Нов. Сюда же на рассвете перебазировался 16-й авиаотряд и продолжил свою боевую работу в районе Чаплинки и южнее Турецкого вала. Вражеская авиация стремилась прикрывать свои войска и вступала в воздушный бой с нашими летчиками. Много мужества и отваги в эти дни проявили летчики Правобережной группы, в том числе и Саркисов. Они проводили разведку, штурмовали конницу врага, бомбили десантные корабли и аэродромы противника. Своей боевой работой они поддерживали XIII армию.

16-й авиаотряд 7—8 июня неоднократно вступал в бой с врангелевской авиацией и разгонял ее, не давая с воздуха прикрывать наступление своих войск. Особо большое мужество проявил Саркисов. Он на своем изношенном «Ньюпоре» вступал в бой с самолетами английского производства «DH-9». Вечером 8 июня звено под командованием Дацко (в составе звена был и Саркисов) совершило налет на вражеский аэродром в Джанкое. Летчики сожгли и повредили несколько самолетов противника. Одновременно были доставлены ценные разведывательные данные.

В районе Кириловки белые снова высадили десант. Судов и пехоты было в три раза больше, чем было в апреле…

Через час группа из четырех самолетов под командованием Межраупа нанесла по десанту первый бомбовый удар.
Quote:
Как вспоминает Саркисов: «Мне пришлось сделать несколько заходов по кораблю, где в панике выбрасывались на берег и в воду люди и кони. Крепко досталось врагу. Кроме нас группа Спатареля в эти дни разила врага на разных участках фронта и срывала его наступательный порыв. Наши наземные войска оказывали отчаянное сопротивление врагу, а действия летчиков воодушевляли бойцов и командиров на новые подвиги».

Звено 16-го авиаотряда снова перелетело в Балтазаровку. Как отмечает И. К. Спатарель, «Командование фронта не раз хвалило боевые действия его звена и летчиков из Балтазаровского аэродрома» [14].

В связи с необходимостью 16-ый авиаотряд перелетел в Каховку. Он стал наносить удары по кавалерии противника в районе Григорьевки. Вся авиагруппа перебазировалась в район Сергози и отсюда наносила удары по кавалерии противника, двигавшейся в направлении Чаплинки. Однако врангелевская авиация была оснащена по последнему слову техники того времени, и красным летчикам порой приходилось испытывать и горечь поражения.

«Бои продолжались,— вспоминает Арменак Тигранович,— 9 июня я получил особо важное боевое задание— произвести разведку и установить действия противника в порту Геническ. Мы с летнабом Гриценко тщательно подготовились к полету: проложили маршрут на карте, технический состав подвесил бомбы, заправили пулеметы боекомплектами. Я опробовал самолет на земле, и мы полетели на Мелитополь—Геническ. По пути мы тщательно просматривали все. В порту Геническ обнаружили пароход, с которого высаживался десант. Я повел самолет на пароход и Гриценко точно сбросил бомбы. От взрывов возник пожар. Но и нам крепко досталось. Нас с земли стали обстреливать. Вдруг я почувствовал, что мотор стал сбавлять обороты. Я резко развернул самолет в сторону суши, стараясь на малых оборотах поддерживать высоту и дотянуть до расположения наших войск. Несмотря на все, мне удалось приземлиться в тылу передних траншей наших войск. Противник стал обстреливать из артиллерии место нашего приземления. Нам повезло. Мы вышли из самолета раньше, чем началась стрельба и укрылись в воронке. Как только прекратился обстрел, мы отползли и через полка сообщили разведданные в штаб армии».

На основании доставленных Саркисовым и Гриценко данных командование фронта поставило перед авиацией задачу—сорвать планы врага. Авиаторы нанесли несколько бомбоштурмовых ударов и не дали противнику быстро продвинуться вперед. Кроме этого, летчикам удалось обнаружить конницу врага у деревни Семеновки и хутора Михайловска и разгромить ее.

Налет продолжался около 20 минут. Белогвардейцы понесли большие потери и в панике рассеялись по степи. Саркисов вспоминает: «В этот день я совершил 3 боевых вылета. Один из них был в вечерних сумерках. Кроме меня летели еще несколько летчиков, и все мы по возвращении садились при кострах. До этого ни один из нас не имел ни одного ночного полета. Ударом по врагу мы нанесли не только большой урон, но и сорвали его оперативно-тактический замысел, не дав возможности совершить внезапный налет на наш аэродром, который находился в 10—15 км от их рейда».

Вот как описывает дальнейший ход событий командир Центральной авиагруппы Иван Ульянович Павлов, самолеты которого также летали на бомбардировку этой конницы.

«Несмотря на трудность положения (люди очень устали), мы решили вылететь четвертый раз. Тринадцать машин под вечер поднялись в воздух… Самолеты появились над противником, когда начало уже темнеть. Войска спокойно расположились на ночлег, и тысячи врангелевцев, лошадей, обозов запрудили маленькую деревушку Семеновку.

Наше появление вызвало панику. Не помню случая, чтобы в этом полете сброшенные бомбы не попадали в цель…

Бежали люди, мчались кони без всадников. Компактная черная лавина, внутри которой рвались десятки бомб…

Оглянулся на свой народ: не повалился ли кто-либо? Нет! Расстреливают врага в упор, поливают пулеметным огнем. Надо прямо сказать, что была борьба не на жизнь, а на смерть. Пять или шесть самолетов вернулись на аэродром с множеством пробоин.

Результаты удачного боя в этот вечер решили вопрос дальнейшего движения противника на север. Заключительный аккорд летчиков подоспел вовремя и дал нашим частям возможность перегруппироваться для нанесения противнику окончательного удара во фланг» [15]. 3 августа 2-я конная армия и XIII армия перешли в контрнаступление.

В течение 6 дней авиация наносила массированные удары по врагу, поддерживая контрудары наших войск. Врангелевцы оставили город Александровск. Их попытка пробиться к Дону и в глубь Украины провалилась. Белогвардейцы были отброшены на исходные позиции.

В оперативной сводке штаба XIII армии были подведены итоги боевых дел авиагруппы: «авиасредствами армии произведено 29 полетов с целью воздушной разведки и бомбометания противника…

Во время полетов на скопления противника сброшено 8 тысяч бомб общим весом 35 пудов».

6-й авиаотряд, ушедший на переформирование и ремонт материальной части и отдыха летно-технического состава, к началу августа вернулся на фронт. Саркисов снова перешел в свой отряд и продолжал выполнять боевые задания.

С 20-го августа началось наступление Красной Армии на всем врангелевском фронте.

Арменаку Тиграновичу вместе со своими боевыми товарищами поручали вести непрерывную разведку поля боя и всего побережья Крымского полуострова. Летчики своими полетами добывали необходимые разведывательные сведения о численности войск, передвижении резервов, о подходе к фронту новых подкреплений, о высадках морских десантов. Они бомбили морские порты Севастополя, Евпатории, Ялты и других городов, препятствовали передвижению эшелонов по железной дороге, бомбили конницу и артиллерию противника.

Командир Правобережной авиагруппы И. К. Спатарель приводит следующие данные: «Общий результат действий Красной авиации в Северной Таврии за август весьма внушителен: боевой налет — 900 с лишним часов; сброшено около 1500 авиабомб и 3 тысячи стрел, которые успешно применялись против скоплений живой силы, вызывая страшную панику; израсходовано при наземной штурмовке и в воздушных боях около 70 тысяч пулеметных патронов»16. Определенная доля в итоге этой работы принадлежит и А. Т. Саркисову. Авиация наша, хотя и по своим боевым возможностям была слабее из-за технического износа самолетов, но она не только сбивала самолеты противника, но и срывала его замыслы и периодически делала налеты на вражеские аэродромы. В конце августа во время налета советской авиации на аэродром противника в Федоровке было уничтожено большое количество самолетов. Саркисов так вспоминает этот налет: «Командир авиагруппы повел нас сам. Мы заранее по разведданным знали расположение самолетов на аэродроме. Каждый из нас получил определенную цель. Налет был внезапным и удачным: было выведено из строя большое количество по тому времени самолетов. Я и мои товарищи отлично выполнили задание. После этого к нам на аэродром прибыл командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе. Он провел с нами беседу, выявил наши нужды и дал указание улучшить питание, выдать новое обмундирование летно-техническому составу. [17]

Посещение М. В. Фрунзе окрылило нас. Всю нашу усталость, недоедание, недосыпание как рукой сняло. Мы с еще большей энергией стали вести боевую работу». В эти дни летчик Николай Васильченко сбил 2 белогвардейских самолета.

В течение всего октября наши войска вели ожесточенные бои с Кубанскими и Марковскими дивизиями, которые форсировали Днепр вблизи Кичкаса. Эти дивизии имели большое количество артиллерии и танков. Но четким взаимодействием советских наземных войск с авиацией продвижение противника вперед было прекращено.

Саркисову и его товарищам не раз приходилось совершать разведывательные полеты с летнабом И. И. Гульбисом. Возвращаясь с задания они снижались на небольшую высоту и, пролетая вдоль дороги, пулеметным огнем уничтожали движущиеся по дороге войска и обозы. Как Правобережная, так и Центральная авиагруппы в полном взаимодействии с наземными войсками в августе вели ожесточенные бои на Каховском плацдарме, ежедневно наносили бомбовые удары по белогвардейской коннице и пехоте. Каждый раз эти полеты были групповыми и ощутительными.

Весь сентябрь 16-й авиаотряд провел в бою. Саркисову приходилось летать на разведку и поддерживать действия VI и XIII армий, а также Бериславской группы. Несмотря на трудности и напряженность в работе, летчики отряда с честью выполняли все поставленные перед ними задачи. Они надежно прикрывали и переправу и плацдарм в районе Каховки.

26 октября 1920 г. по приказу М. Ф. Фрунзе войска фронта перешли в решительное наступление на Крым. В приказе о наступлении М. В. Фрунзе указал о необходимости непрерывной разведки и нанесения массированных ударов, 16-й авиаотряд был переведен в Центральную авиагруппу, где вместе с другими прославленными отрядами выполнял задание командования. С каждым днем бои разгорались. Отступающие врангелевцы оказывали упорное сопротивление. Наши войска двигались вперед. Саркисову и другим летчикам приходилось совершать в день по 2—4 полета на уже негодных самолетах. Вскоре все самолеты авиационного отряда вышли из строя и больше не подлежали ремонту. 25 октября 1920 г. последний оставшийся самолет 16-го авиаотряда был переведен в соседний отряд, а личный состав в эшелонах отправлен в Москву для переформирования. А Саркисов был переведен в 22-й авиаотряд.

С продвижением вперед наших войск авиация перебазировалась на передовые аэродромы и оказывала поддержку наступающим войскам. Саркисов, как и все советские летчики, своей самоотверженной работой внес немалый вклад в дело разгрома последнего оплота белогвардейщины.

После разгрома Врангеля и освобождения Крыма Саркисова отозвали в Москву и в июне 1921 г. назначили летчиком 1-го Азербайджанского авиационного отряда, где командиром был Лукяндин, а комиссаром С. Красовский (Герой Советского Союза, Маршал авиации). Часто Саркисову приходилось замещать командира авиаотряда. Он занимался обучением и воспитанием летно-технического состава, передавал свой боевой опыт, учил их быть, преданными Советской власти. В своих донесениях комиссар отряда не раз отмечал высокие боевые и морально-политические качества Саркисова.

В 1923 году по указанию Наркома Обороны, в связи с сокращением вооруженных сил страны, Грузинская, Армянская и Азербайджанская авиаэскадрильи (отряды были преобразованы в эскадрильи в начале 1923 г.) были объединены в 47-й авиационный отряд. Местом базирования стал г. Тбилиси.

В конце 1923 г. А. Т. Саркисов по возрасту и в связи с сокращением Вооруженных сил был уволен в запас. После демобилизации он поступил работать на завод в качестве механика. В период Великой Отечественной войны Саркисов был вновь призван защищать Родину. Его назначили помощником начальника материально-технического склада по обеспечению моторами, запасными частями, вооружением и боеприпасами авиаподразделения.

После войны Арменак Тигранович часто выступал на заводах, в институтах, школах, учреждениях с воспоминаниями о своей боевой деятельности.

Источники:

X. С. Петросянц «В рядах советских авиаторов». — Ереван: «Айастан», 1969 — 310 с., ил.

Примечания:
1. ЦГАСА, ф. 493, оп. 3, л.782.
2. См. История гражданской войны в СССР, т. 3, стр. 428.
3. ЦГАСА, ф, 11695, оп. 3, д. 8.
4. ЦГАСА, ф, 11695, оп. 3, д. 8.
5. История гражданской войны в СССР, т. 3, стр, 573»
6. См. История гражданской войны в СССР, т, 3, стр. 575, 579-580.
7. ЦГАСА, ф. 25505, оп. 1, д. 7. [↩]
8. История гражданской войны, т. 4, стр. 174—175.
9. ЦГАСА, ф. 11-695, on/ 3, д. 8.
10. См. История гражданской войны в СССР, т. 4, стр. 275.
11. «Казанская смесь»— искусственное авиагорючее. Оно применялось при отсутствии авиабензина.
12. См. История гражданской войны в СССР, т. 4, стр. 296.
13. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воениздат, 1967, стр. 97.
14. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воениздат, 1967, стр. 120.
15. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воен-издат, стр. 156—157.
16. «Звезды на крылях», М., 1959, стр. 147.
17. Стоит отметить, что вопросы комплектования формой и вообще вещевого довольствия в то время стояли крайне остро. Военторгов, или же привычных армейских магазинов не было вовсе. Это сейчас любой желающий может найти интернет магазин военной одежды и подобрать необходимое снаряжение — как в Москве, так и в любой другой точке страны. — прим. Адм.

www.airaces.ru/drugie-rossijjskie-aviatory/sarkisov-sarkisyan-armenak-tigranovich.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 23-10-2015 21:58
 
Редкая летная кокарда РККА.







From: www.rusantikvar.ru/forum/viewtopic.php?f=52&t=52



Нарукавный шеврон летчика. Приобретен в Грузии.

From: voenspez.ru/index.php?topic=1744.20

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 04-09-2016 14:22
 
Из истории обмундирования Дивизиона Воздушных Кораблей (бомбардировщиков "Илья Муромец"), 1918-1922.

Февраль 1919 г., Южный фронт.

«В середине февраля до личного состава Авиагруппы было доведено содержание приказа Полевого управления Южного фронта.

Приказ No 35. «Объявляю приказ Управления авиации и воздухоплавания Южного фронта от 9 февраля 1919 года No 74. «Полагаю, что право ношения установленного для служащих в нашей славной Красной Армии красноармейского значка является честью и гордостью каждого гражданина Российской Советской Республики. Предписываю всем военнослужащим Красного Военного Воздушного флота без исключения носить на головном уборе и на левой стороне груди красноармейскую звезду, все же знаки отличия прежней Николаевской Армии снять».

Сергиенко А. М. Эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец». История создания и боевого применения в документах и воспоминаниях: в 3 т. Т. 3. «Муромцы» на службе Советской республики. Белгород: ИП Остащенко А. А., 2016. С. 197.

Рапорт от 19 октября 1919 г., перемещение эскадрильи в Сарапул:

«Такой успех работы за каких-либо три недели в значительной мере объясняется сгруппированным размещением всего Дивизиона вблизи аэродрома, и второе: такое место вряд ли удастся скоро найти. Затруднение: недостаток людей, снабжение обмундированием, тёплыми вещами, специальной одеждой и денежными средствами».

Там же. С. 275.

«И ещё один документ, почти годичной давности поступил в октябре в ДВК. Его содержание до личного состава было доведено приказом No 170 от 21 числа. «Довожу приказ РВСР от 2 ноября 1918 года. «Военнослужащие в управлениях военного ведомства, находящиеся при исполнении обязанностей, обязываются носить революционный знак - Красную Звезду с изображением на ней молота и плуга на головном уборе, в виде нагрудного знака, на кителе и рубахе или в петлице гражданского платья по желанию. /282/ Гражданам, не состоящим на обязательной военной службе, ношение Красной Звезды не разрешается».

Там же. С. 281-282.

«В ноябре в Дивизион поступил приказ РВСР о знаках отличия для военнослужащих ВВФ и их описание. Эти документы В. М. Ремезюк довёл до личного состава своим приказом.

«1. При сём объявляю к сведению и неуклонному руководству знаки Красных военных лётчиков, Красных лётчиков-наблюдателей, авиационных мотористов и механиков и общих для военнослужащих.

2. Правом ношения знака Красного военного лётчика пользуются лишь лётчики, окончившие школы авиации, а также лица, не окончившие таковых, но вылетавшие на Красном фронте в качестве лётчика не менее 50 боевых часов или же получивших это звание за боевые заслуги.

3. Правом ношения знака Красного лётчика-наблюдателя пользуются окончившие школу лётчиков-наблюдателей, а также лица, получившие звание лётчика-наблюдателя за боевые заслуги или же вылетавшие на Красном фронте в качестве наблюдателей не менее 50 боевых часов.

4. Правом ношения знака Красный военный лётчик, имеющего также звание лётчика-наблюдателя, пользуются Красные военные лётчики, окончившие также школы лётчиков-наблюдателей или же получившие звание лётчика-наблюдателя за боевые заслуги.

5. Правом ношения знака авиационного моториста и механика пользуются лица, окончившие специальные авиационно-технические школы, курсы и классы и по роду боевой деятельности, имеющие непосредственное отношение к полётам.

6. Все остальные категории военнослужащих Красного воздушного флота имеют право ношения присвоенного им общего знака.

7. Главное управление РККВФ предписывает озаботиться немедленно заказом означенных знаков в количестве, соответствующем действительной потребности. Также возлагает на вышеупомянутое Главное управление издание приказа по Воздушному флоту РСФСР с указанием срока введения вновь выработанных знаков, а также прекращения ношения прежних знаков специалистов ВВФ».

«Описание.

Знак Красный военный лётчик состоит из: двух крыльев, расстояние между двумя крайними точками коих 8,5 см, из венка с надписью в верхней части его «РСФСР», из красной звезды, расположенной в центре знака поверх крыльев и венка, и из воздушного винта, помещённого в нижней части знака под звездой. Ширина знака - 2,5 см. Крылья, венок и винт - золочёные, звезда - обычная красноармейская, наружные края которой расположены по кругу диаметром 1,5 см. /285/

Знак Красный лётчик-наблюдатель. Внешний вид и составные части - те же, что у предыдущего знака. Крылья, венок и винты - посеребренные. Размер тот же.

Знак Красный военный лётчик, имеющего также звание лётчика-наблюдателя. Внешний вид, составные части и размер - те же, что и у предыдущих знаков: крылья - золоченые, венок и винт - посеребрённые. Знак авиационного моториста и механика состоит: из крыльев, размер коих тот же, что у знаков военного лётчика и лётчика-наблюдателя, из красноармейской звезды в центре, из воздушного винта под ней и скрещенного молота и ключа под винтом. Крылья, винит, молот и ключ - цвета тёмного, оксидированного серебра, звезда - обычная, красноармейская, наружные концы коей располагаются по кругу диаметром 1,5 см.

Знак общий для военнослужащих Воздушного флота остальных категорий состоит из: одного крыла, обращённого верхним концом своим вправо, из винта и красноармейской звезды. Размеры составных частей знака: длина крыла - пять см, воздушного винта - пять см, наружные концы звезды расположены по кругу диаметром 1,5 см. Крыло и винт - золочёные, звезда - обычная, красноармейская.

Способ ношения знаков. Все перечисленные выше знаки носятся на левой стороне груди форменной одежды на расстоянии 8 см от нижнего края воротника и 8 см от края борта».

Там же. С. 284-285.

В декабре в ДВК завершился процесс перехода на новые знаки отличия. Это засвидетельствовал приказ В. М. Ремезюка No 231 от 17 декабря. «Всем лётчикам Дивизиона в трёхдневный срок нашить на рукаве левой руки знак «Красный военный лётчик», а всем остальным служащим - авиационный знак, а также знаки различия командного состава РККА на основе приказа РВСР от 16 января 1919 года».

Там же. С. 289.

Рапорт от 9 мая 1920 г. о 1-й эскадрилье ДВК, Западный фронт:

«Вообще жизнь в отряде проходит нормально, за исключением недоразумений на почве недостатка обмундирования для красноармейцев. Более подробный доклад будет представлен по прибытии на место нового назначения.

А положение с материальным обеспечением в армии действительно стало катастрофическим. Как раз в это время Управление по снабжению ВВФ обратилось в Главвоздухфлот со следующим письмом. «Ввиду того, что запасы полётного обмундирования, находящегося в распоряжении ВВФ, истощаются, Управление по снабжению Красного ВВФ просит предписать всем авиационным частям фронтов отношение к использованию такового с бережностью. Нередки случаи, когда полётной одеждой пользуются служащие, исполняющие всевозможные работы, ничего общего не имеющие с полётами. Последние случаи в данный момент совершенно недопустимы».

Там же. С. 315.

«Личный состав испытывал постоянные трудности в деле снабжения обмундированием. Сроки его ношения не соблюдались. Оно было латаным и перелатанным. Даже убытие на фронт не стало поводом для получения новой одежды. Это обстоятельство породило такой документ. «Наряд. В отделение вещевого склада 16-й армии при продбазе No 2 в городе Могилёве. На отпуск вещей начальнику базы отряда: суровых ниток один фунт, лоскута для заплаток - 10 фунтов».

Там же. С. 334.

Какой командир не взвинтит свои нервы, познакомившись с содержанием акта комиссии, выяснившей степень годности и потребности обмундирования, белья, снаряжения и сапог. А документ, подписанный председателем комиссии П. А. Чучеловым, гласил: «При этом комиссия считает долгом указать, что хотя сапоги большинством личного состава получены недавно, но ввиду плохого материала и неимения починочного материала и подмёток, пришли в полную негодность. В случае неполучения сапог люди с наступлением холодов, оставшись босиком, на повседневные работы вряд ли смогут ходить»

Там же. С. 347.

«За период пребывания отряда на фронте и в связи с неоднократными перебазированиями, личный состав отряда был доведён до крайней степени усталости. У большинства военнослужащих обмундирование основательно поизносилось. Причём у некоторых до такой степени, что они в зимний период времени не могли выйти на работу. Неоднократные обращения командования отряда в вышестоящие органы завершались отпиской. В конце февраля П. М. Ступин вынужден был попробовать ещё раз достучаться до начальства, при этом копию своего доклада он направил уполномоченному Генерального штаба РВСР.

«Командующему всеми Вооружёнными силами Украины и Крыма. Мною неоднократно представлялось начхозупру войск Украины и Крыма требовательные ведомости на обмундирование комсостава и красноармейцев вверенного мне отряда, и всякий раз от бухгалтера начхозупра был получен ответ: «Обмундирования нет». То незначительное количество обмундирования, которое было отпущено на отряд, выдано военнослужащим, многие из которых демобилизованы, а прибывшие вновь на пополнение от этапного коменданта совершенно раздеты и босы. /453/

«Военная рабоче-крестьянская инспекция войск Украины и Крыма в лице своего представителя свидетельствует совершенное отсутствие обмундирования, обуви и прочих предметов вещевого довольствия на людях вверенного мне отряда, о чём упомянутым представителем был составлен акт.

Красноармейцы, а также специалисты отряда ропщут, отказываются выходить на работы из-за отсутствия обуви, одежды и прочего, ставят мне в вину нерадение к ним, но то, что мною было сделано и делается для получения обмундирования, превосходит всякую физическую и моральную возможность как командира части, так и человека. В поисках выхода из создавшегося крайне безвыходного положения в смысле получения обмундирования, я, а также и мой начхоз, выбились из сил. Видя невозможность получить обмундирование через начхозупра войск Украины и Крыма, я вышел в ходатайство через командира Дивизиона воздушных кораблей «Илья Муромец» перед начхозупром Республики в Москве об удовлетворении отряда обмундированием. На что через командира Дивизиона (по телефону) получил ответ: «Части, находящиеся на Украине, должны довольствоваться военно-хозяйственным управлением на Украине независимо оттого, что в оперативном отношении подчиняются командованию центра».

Я неоднократно сообщал своему непосредственному в оперативном отношении высшему командованию в Москве об отсутствии обмундирования и обуви на людях и лично докладывал, будучи на 4-м Всероссийском съезде авиации, что я не в состоянии работать при таких условиях с обмундированием, на что всегда следовал стереотипный ответ: «Требуйте!»

Работа по воздухсообщению Москва - Харьков требует напряжения максимальной энергии благодаря отсутствию мало-мальски сносных условий для выполнения таковой и нередко приходится прибегать к репрессивным мерам, тогда как при наличии тех или иных средств для удовлетворения потребностей красноармейцев репрессивные меры совершенно не нужны, но вся соль положения - средств нет.

Для более ясного освещения вопроса с обмундированием, доношу, что за всё время нахождения на фронтах Республики отряд не мог быть в достаточной мере удовлетворён обмундированием из-за частых перебросок его с одного фронта на другой и подчинения то одной, то другой армии. Отряд с момента отправки в действующую армию прибыл на Западный фронт и поступил в распоряжение командарма-16, далее был переброшен с Западного фронта на Южный в распоряжение командарма-13 и после отступления из Александровска был подчинён командующему 2-й Конной армии. На фронт же из Дивизиона отряд был выделен без обмундирования. /454/

Отряд состоит из 132 человек, в настоящий момент по списку во вверенной мне части состоит 116 человек и удовлетворение такой сравнительно небольшой боевой единицы не вызывает затруднений».

Там же. С. 453-454.

Ноябрь 1921 г., Орел.

«Прибывшее в отряд пополнение красноармейцев в одном нижнем и рваном белье, в «захудалом и оборванном виде», как выразилась комиссия, «без воинского вида». Теперь одета с ног до головы во всё новое и тёплое обмундирование, за исключением стёганок. Фразировать, что «обращается мало внимания на содержание людей в чистоте», легко, нужно было комиссии обратить своё внимание на документы хозяйственной части, из /485/ которых видно, сколько энергии употреблено, чтобы при теперешнем снабжении устранить у красноармейцев «захудалый и грязный вид».

Там же. С. 484-485.

«Срочно шлите тёплое обмундирование, сапоги. До получения означенных, ввиду морозов, летать невозможно. Ерёменко»

Там же. С. 494.

«В.А. Романову пришлось подкручивать гайки. 26 января он подписал приказ No 30. «Мною замечено, что не все военнослужащие отряда посещают общие собрания. Считая подобные явления со стороны некоторых служащих отряда ненормальными, ибо общие собрания составляют общий интерес для всех, на первый раз ограничиваюсь призывом ко всему комсоставу и красноармейцам. чтобы побудить каждого к исполнению своего гражданского долга».

30 января он подписал ещё один приказ. «При проверке обмундирования группой РКИ оказалось, что многими военнослужащими обмундирование продано. Последний раз предупреждаю товарищей красноармейцев, что подобные явления в Красной Армии недопустимы, тем более в столь тяжёлый момент для Республики».

Там же. С. 580.

Апрель 1922 г.

«Обоз отряда состоит из пяти лошадей, которые находятся в удовлетворительном состоянии. Содержатся в чистых и хороших конюшнях.

Помещение отряда удовлетворительное, в смысле размещения личного состава (отдельный дом), но очень далеко от аэродрома. Обмундирование получено не полностью, поэтому хранится на складе до получения полного комплекта. Люди обмундированы неважно, на многих зимнее обмундирование. Кожаное обмундирование старое, запасов на складе нет.

Самостоятельных заданий отряд не получал и работает вместе с Дивизионом. В настоящее время без кораблей отряд не боеспособен. Необходимо снабдить отряд кораблями и наладить занятия с комсоставом и красноармейцами.
Председатель комиссии Анощенко, члены - Кузнецов, Кириллов».

Среди мер, принятых командованием ДВК в деле устранения вскрытых комиссией недостатков во внешнем виде личного состава, была и такая: «У многих служащих Дивизиона и Первого отряда нет красных звёзд на головных уборах. Приказываю начальникам хозчастей Дивизиона и отряда озаботиться приобретением их для всех красноармейцев. Командному составу приобретать звёзды за свой счёт. Всем лётчикам и лётчикам-наблюдателям нашить на рукаве левой руки, присвоенные им по званию и специальности нарукавные знаки».

Там же. С. 605.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 24-05-2020 18:23
 
Ньюпор погибшего в бою летчика Скворцова. Астрахань, 1919.





Гибель летчика Чирухина, но это еще Первая мировая.



Неизвестные авиаторы. 1919.







Самые первые красные авиаторы. Уже без погон и кокард, но в старом обмундировании. Очевидно, начало 1918 г.



Красный воздухоплаватель и красный авиатор.





Источник

First   Prev  11 - 20   21 - 30   31 - 40  41 - 50  51 - 54  Next   Last
New Products
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
$ 4.35
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
$ 3.73
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
$ 4.35

Statistics

Currently Online: 4 Guests
Total number of messages: 2918
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1356
This page was built together in: 0.1003 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce