Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Red Air Fleet / Красный Воздушный флот -- Page 3  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 40   41 - 50  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 28-05-2012 15:53
 
Авария. На самолете - красный круг.



Двинской фронт, 1919 год. Англичане осматривают советский «Ньюпор» (Imperial War Museum).



Английский гидроаэроплан, захваченный Красной армией, вкатывается на палубу авиаматки Волжского флота «Коммуна».



Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 31-07-2012 14:04
 


С сайта аукционного дома "Империал". 28.04.2012 Аукцион №20
Ссылка для скачивания фото: narod.ru/disk/47972331001.c215a1ac5906fdddcb032ba3befc0a2a/1.jpg.html
РСФСР. Фото награждения командующим всеми войсками Тамбовского района М. Н. Тухачевским военных летчиков Красного Воздушного Флота. Неизвестная мастерская, РСФСР, 1920-е гг. Размер 167х120 мм. Состояние ХF-. Командующий изображен в буденовке, кожаной куртке и с почетным революционным оружием, врученным ему 17 декабря 1919 г. Военлеты изображены в смеси из различных видов обмундирования, с элементами дореволюционного летного. Редкий и интересный фотодокумент. За отличие в подавлении Тамбовского восстания Орденов Красного Знамени были удостоены летчики В.Денисов, А.Муратов, В.Ф.Савин и многие другие. Летчику-наблюдателю Ф.Арманду был вручен почетный революционный подарок - именные серебряные часы.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 02-08-2012 00:57
 




Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 11-08-2012 01:44
 
1-Я ВОЗДУШНАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ МОСКОВСКОГО ЛЕТАТЕЛЬНОГО ОТРЯДА

Марат Хайруллин. Цейхгауз. №1 (45), 2012.

Одна из первых авиационных частей Красного воздушного флота, 1-я воздушная эскадрилья Московского летательного отряда, была сформирована 23 декабря 1917 г. на основании распоряжения командующего войсками Московского военного округа. Уже 25 декабря часть отправилась из Москвы на «Революционный фронт против атамана Каледина». Первым командиром стал лётчик Иван Петрович Шуман. В составе отряда были лётчики Юзе, Шевцов и Якубов. По прибытии в Харьков по приказанию Главковерха Антонова часть была направлена в г. Славянск.
В апреле 1918 г. командование эскадрильей принял лётчик К.А. Рудзит (1). В мае 1918 г. часть была отправлена на пополнение в Воронеж. Там к отряду присоединились ещё два лётчика: в марте — Петренко(2), который
спас самолёт «Ньюпор-23», прилетев из Каменец-Подольска, а в апреле — Жемчужин, доставивший «Moран-Парасоль»: сначала перелетел на нём из Алёшки до Александровска, а после доставил его по железной
дороге в Воронеж.
Приказом по оперативному отделу Окружной коллегии по управлению Воздушным флотом Московского военного округа № 41 от 22 июня 1918 г. эскадрилья была переименована в 1-й Южный авиационный отряд. Отряд был включён в состав авиации Южного участка отрядов завесы, затем — авиации Южного фронта.
Из выдающихся случаев работы отряда можно отметить следующий. Лётчик отряда Д.Я. Шевцов 1 августа 1918 г. получил сложнейший приказ: доставить секретный пакет от наркомвоена Подвойского Сталину. Задача осложнялась ещё и тем, что вся железная дорога от Поворино до Царицына была занята противником и лететь пришлось без карты 344 версты. Шевцов блестяще справился с заданием, вручив в Царицыне пакет лично адресату.
6 марта 1919 г. на основании приказа по Красному Военному Воздушному Флоту № 18 от 13 декабря 1918 г. 1-й Южный авиаотряд был переформирован в 15-й разведывательный авиационный отряд.
Весной 1919 г. лётчики отряда участвовали в налетах на города Всевеликого войска Донского Новочеркасск и Ростов-на-Дону (3). За эти смелые полёты лётчики Жемчужин и Павлович Реввоенсоветом 9-й армии были награждены именными золотыми часами.
В 1920 году отряд был перебазирован в Баку в состав 11-й красной армии, а с сентября воевал на территории Персии.
14 марта 1921 г. на основании приказа по Красному воздушному флоту 11-й армии за № 32 от 9 марта 1921 г. отряд был расформирован, а личный состав и имущество обращены на пополнение 2-го артиллерийского авиационного отряда.
Как свидетельствуют фотографии, у эскадрильи существовали собственные нарукавные знаки, появившиеся уже в 1918 году и носившиеся на левом рукаве: у лётчиков — в виде авиационного двуглавого орла без монархических атрибутов, а у остального личного состава — крылья с пропеллером. Эти изображения вышивались чёрными нитками на куске белого материала, вырезанного по контуру эмблемы, с чёрной окантовкои и шифровкой в нижней части: «1 В ЭСК» (1-я воздушная эскадрилья).

1. Рудзит Казимир Андреевич. Окончил Одесскую школу авиации в 1916 г. в Гражданскую войну — командир 1-го Южного, впоследствии 15-го разведывательного авиаотряда. Кавалер ордена Красного Знамени. Погиб 23 сентября 1924 г., разбившись на планере во время состязаний в Крыму.
2. Петренко Александр Константинович, в 1916 г. окончил школу авиации Императорского Московского общества воздухоплавания, в Первую мировую войну воевал в составе 6-го армейского авиаотряда в чине старшего унтер-офицера, в марте 1918 г. вступил в ряды Красной армии, принимал участие в составе 15-го разведывательного, затем 3-го истребительного авиаотрядов в боях с Донской и Добровольческой армиями, против конного корпуса генерала Мамантова, врангелевских войск в Крыму и Северной Таврии. Петренко — кавалер двух орденов Красного Знамени.
В мирное время окончил Военно-воздушную академию, в начале Великой Отечественной войны возглавил отдел 1-й воздушной армии ПВО, а впоследствии передавал свой богатый опыт молодым курсантам. Полковник в отставке. Автор книги «В небе старой и новой России. Воспоминания летчика», (М., 1952). После ухода в отставку до самой смерти (26 октября 1954 г.) проработал в Центральном государственном архиве Советской Армии.
3. Подробнее см.: Хаирулин М. Фотографии с Гражданской... Налёты авиации красных на Новочеркасск. Ростов-на-Дону и Вёшенскую в 1919 году // Донские казаки в борьбе с большевиками. Альманах. № 5. Подольск, 2011. с. 119-131.



Хайрулин Марат Абдулхадирович. Родился 17 декабря 1969 г. в Москве. В 1993 г. окончил Московский институт электронного машиностроения, с 1993 г. работал в сфере наружной рекламы. Заместитель генерального директора ООО «Инюррекпама». Занимается историей отечественной авиации периода 1910-1921 гг. Автор многочисленных статей по данной теме, опубликованных в альманахе «Белая гвардия», журналах «Ас», «Авиамастер», «Мир авиации», «Military Крым», «Крылья Родины», «Родина» и «Цейхгауз». Является автором книг «Авиация гражданской войны», «16-й корпусной авиационный отряд», «7-й корпусной авиационный отряд», «Илья Муромец». Гордость русской авиации».

Автор благодарит Г.Ф. Петрова и Б.Ю. Степанова за предоставленные фотографии



Моторист эскадрильи Михаил Макаров. На левом рукаве видна нашивка: крылья с пропеллером и шифровкой под
ними — 1 В ЭСК. 1918 г.



Лётчики эскадрильи H.A. Жемчужин (слева) и В. Якубов. У последнего на левом рукаве нашивка с двуглавым орлом
и шифровкой. Якубов держит стек, с накладным орлом и монограммой. 1918 г.







Слева направо: лётчик Д.Я. Шевцов, (нашивка с двуглавым орлом и шифровкой пришита прямо на гражданский костюм), мотористы Медведицын и Шевчук. 1918 г.



Лётчик 1-го Южного авиаотряда А.К. Петренко у самолёта «Ньюпор-23». На левом рукаве нашивка с двуглавым орлом. Сентябрь1918 г.



Моторист эскадрильи Пальцев. На левом рукаве видна нашивка: крылья с пропеллером и шифровкой под ними —1 В ЭСК . 1918 г.



Командир 1-го Южного авиаотряда К.А. Рудзит (в центре), лётчик Жемчужин. У обоих на фуражках погонный
знак военного лётчика. Апрель 1919 г., станция Себряково.



Военнослужащий эскадрильи на фоне самолёта «Фарман-30». 1918 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 16-11-2012 19:25
 
1. 15-й РАО



15-й разведывательный авиаотряд. Внизу - лётчики Ф.Рундалс, К.Рудзитис и моторист Шевчук, июль 1919г. Фото из военного музея Риги.
Обратите внимание на широченные галифе у одного из них. Проволокой, наверно, расширял

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 18-11-2012 22:13
 
Это фото здесь уже выставлялось.



Однако, как выяснилось, "советским" самолет можно считать весьма условно.

Анатра "Анадис", подготовленный к перелёту по маршруту Одесса-Салоники-Рим-Марсель-Париж. На крыльях самолёта живописно изображены полуобнажённые дамы, на фюзеляже - двуглавый орёл, несущий флаги государств АНТАНТЫ.
В сентябре 1917г. штабс-капитан Н.А.Макаров предложил осуществить данный перелёт. Перелёт был разрешён, уже 14 октября машину испытали в воздухе с полной нагрузкой 500кг. В ноябре 1917г. Макаров отправился в перелёт, однако по причине отказа двигателя потерпел аварию в районе города Яссы в Румынии.

Маслов М. Русские самолёты. 1914-1917. - М.,2006, - С.13-14.


Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 25-04-2013 23:38
 
По Уралу
Начало конца


Переход первого Пермского полка на сторону Уральского Временного Правительства - та первая ласточка, которая знаменует начало конца комиссародержавию на Урале.
[...]
Как передают - имеется и значительная воздушная флотилия. Так, в день перехода 1-го Пермского полка на сторону народной армии в воздухе реяло до 6 аэропланов, имевших на своих крыльях красный круг, являющийся отличительным знаком их аэропланов.

Сибирский вестник. №48. 19 октября 1918 г. С.3

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 25-04-2013 23:38
 
Авиация во взятии Бухары

Невесел только Столяров. Лопнувшая тяга, как ножом, срезала алюминиевый капот мотора. Его «Сопвич» стоит как бы с отжеванной головой. Поломка пустяковая, заменить капот можно в несколько минут, но запасного нет. На бомбежку Бухары сейчас полетит вся воздушная «армада», какой никогда не бывало на Туркестанском фронте. Дело громкое.
Столяров обхаживает командующего авиацией фронта.
- Товарищ командующий, как же так?
- Что такое? - озабоченно спрашивает тот.
- Капот у меня оторвало.
- Нужно сменить.
- Нет запасного.
- Тогда почините старый. Да поскорее.
- Раньше вечера готов не будет, товарищ начальник, - чуть не плачет Столяров.
- Так что же я могу поделать? - разводит руками командующий.
- Дайте мне хоть какую-либо машину.
- Машину? -удивился командующий. - Где же я вам ее возьму? Вы же знаете все наши машины: на каждого одной, а запасной нет... Хотите - берите вот тот «Ньюпор».
Командующий указал на стоявшую невдалеке машину,ста/298/рую, облупленную и покоробленную, которая находилась на покое, мирно доживая последние дни своей бурной жизни на каганском аэродроме. Командующий шутя указал на нее.
- Берите, если не боитесь летать на нем, - прибавил он с улыбкой.
- Беру, товарищ начальник! - сейчас же согласился просиявший Столяров.
Командующий сразу посерьезнел:
- Я ведь пошутил, товарищ Столяров. Куда к чорту летать на этой развалине'
Столяров упросил-таки командующего и бросился приводить «Ньюпор» в порядок, готовить его к полету.
Я и Степанов через полчаса после прилета в Каган получили задания и, не успев отдохнуть, неслись с грузом бомб к Бухаре. Когда мы взлетели, Столяров возился около своей развалины. «Ньюпор» весь был расписан художественными произведениями какого-то доморощенного отрядного художника. Каких только картин и лозунгов тут не было!
Через несколько минут после того, как мы взлетели с бомбами и взяли курс на Бухару, нас обогнал «Ньюпор» под пилотированием Столярова. Мы могли полюбоваться летающей выставкой картин, но никак не поняли, как же Столяров заставил летать «Ньюпор», да еще как! Не успели мы Долететь до Бухары, как он уже сбросил там свои бомбы и возвращался обратно. На обратном пути он показал нам нос.

"Война в песках". Гражданская война в Средней Азии. Материалы по истории гражданской войны к ХII тому. Под редакцией М. Горького, В. Иванова, И. Минца, Ф. Колесова. М.: ОГИЗ, 1935. С.298-299.

Полностью здесь: ru_civil_war.livejournal.com/281028.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 25-04-2013 23:42
 


Летчики Красного флота 9 Кубанской армии.
Слева направо - красвоенлет Новосильцев, летнаб Земулен, летнаб Илюхин. Награждены орденами Красного Знамени за бои по отражению десанта Улагая и борьбу с "зелеными" Фостикова в районе Адлер-Сочи-Красная поляна.

From: forums-su.com/viewtopic.php?f=194&t=340375



Летный состав поезда с авиационным имуществом.

sammler.ru/index.php?showtopic=128421

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1562

 Red Air Fleet / Красный Воздушный флот
Sent: 26-04-2013 01:04
 
«АВИАЦИЯ ПЕРЕЖИВАЕТ КРИТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД...»

Всероссийская Коллегия по управлению Воздушным флотом Российской Республики как первый орган управления советскими Военно-воздушными силами (20 декабря 1917 г. -19 февраля 1918 г.)


Военно-исторический журнал. №7, 2011. С.3-12

После Октябрьской революции управление всеми важными государственными учреждениями, в том числе и военным ведомством, в свои руки стали брать советские комиссары — представители новой власти. Военкомы приняли активнейшее участие и в работе по налаживанию системы управления советской военной авиацией. Наш журнал уже обращался к теме создания первых органов управления советских ВВС после Октябрьской революции 1917 года (см.: Колесниченко И. Создание органов управления советских Военно-воздушных сил (1917—1918 гг.) // Воен.-истор. журнал. 1976. № 2. С. 88-93). Но за прошедшие 35 лет исследователи смогли изучить большой объём архивных документов и более глубоко разобраться в данном вопросе. Сегодня мы представляем вниманию читателей детальное исследование истории создания и становления органов управления Военно-воздушными силами России в первые месяцы советской власти, выполненное группой историков из Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина.

В организационном отношении дореволюционный Военный воздушный флот (ВВФ) подразделялся на авиацию действующей армии и авиацию тыла. Воздухоплавательные части тоже состояли в ВВФ. Морская авиация (МА) возглавлялась Управлением морской авиации (УМА), во всех отношениях подчинённым Морскому министерству.

Авиация действующей армии входила в состав сухопутных войск, в которых она использовалась в основном для ведения воздушной разведки. Управление ею осуществлялось на театре военных действий (ТВД) Полевым управлением авиации и воздухоплавания («Авиационной канцелярией» — Авиканцем, или ПУАВ), находившимся с мая 1917 года при начальнике штаба Верховного главнокомандующего (НШ ВГК) в Могилёве.

Управление Военного воздушного флота (УВВФ, или Увофлот), контролировавшее тыл авиации, возглавлял профессор полковник Д.В. Яковлев (с 24 августа 1917 г. (1) — генерал-майор).

Начальник ПУАВ полковник С.А. Ульянин в соответствии с его просьбой 9 июня 1917 года был назначен помощником начальника Увофлота.

В должность начальника ПУАВ с 30 июня 1917 года вступил военный лётчик подполковник В.М. Ткачёв (с 25 августа 1917 г. — полковник) (2).

Поскольку Увофлот находился в Петрограде, то после Октябрьской революции в столице преобразование российского ВВФ в Красный воздушный флот началось именно с УВВФ. Управление ВВФ, входившее в состав Военного министерства, ведало авиацией и воздухоплаванием военных округов, авиационными учебными заведениями, авиационно-техническим снабжением, авиационными заказами и поставками (см. схему 1).
В течение 1917 года организационно-штатная структура Увофлота постоянно изменялась. Например, вместо двух помощников начальника управления были введены четыре таких должности. В августе—сентябре 1917 года Управление ВВФ пыталось увеличить свои штаты и получить официальный статус Главного управления. Наблюдался парадокс: авиация в критическом состоянии, в авиационной промышленности спад, а Увофлот заботится об увеличении своего штата (3). Совещание Временного правительства, проведённое 1 сентября 1917 года, в том числе и по этому вопросу, рекомендовало УВВФ доработать предложения о Главном управлении в плане подчинения Увофло-ту ещё и гидроавиации. Вскоре начальник Увофлота направил Временному правительству новый доклад о Главном управлении ВВФ, однако он был рассмотрен только после Октябрьской революции.

В ноябре 1917 года Увофлот как тыловой орган авиации стал выполнять поручения Советской власти (4), однако авиаторы-большевики распространили в это время воззвание, подготовлявшее решительную реорганизацию всех органов управления авиацией, включая Увофлот. В этом воззвании говорилось: «Союзники прекращают снабжение аппаратами, свои заводы изготовляют не то, что нужно. Нужда фронта в аппаратах лишь в малой степени может быть удовлетворена. А органы управления авиацией искусственно разрослись до размеров, значительно превосходящих то, что требуется современным положением авиации» (5).

В 1917 году накануне Октябрьской революции свыше 300 авиационных и воздухоплавательных частей, учреждений и учебных заведений насчитывали в своём составе 35 тыс. солдат и офицеров, что составляло 0,5 проц. от численности су/3/хопутной армии (7518 тыс. человек) (6). На наземные службы в ВВФ приходилось 95 проц. личного состава. Насчитывалось 295 лётчиков-солдат — примерно 15 проц. от 2000 лётчиков и лётчиков-наблюдателей (без лётно-подъёмного состава авиашкол). Авиатехника была представлена около 1,5 тыс. самолётов (более 30 различных типов), однако многие из них были неисправны.

На 1 октября 1917 года в подчинении ПУАВ имелся 91 авиаотряд (7). Эскадра воздушных кораблей, оперативно подчинённая НШ ВГК, состояла из 5 авиаотрядов (всего 30 экипажей). Воздухоплавательная служба включала 87 отрядов (8).

Для получения общего представления о социально-профессиональном составе дореволюционной авиации обратимся к свидетельству известного авиационного начальника периода 1918—1921 гг. А.В. Сергеева. В своей книге, изданной в 1926 году, он привёл таблицу, в которой дал приблизительное распределение личного состава по категориям в основной боевой и административно-хозяйственной единице русской авиации — авиаотряде (6-8 самолётов).

Общая организация авиации русской армии до советских преобразований может быть представлена на совмещённой схеме систем управления авиацией действующей армии и авиацией глубокого тыла (см. схему 2).

Особое место среди руководящих органов авиации и воздухоплавания занимал Всероссийский совет Воздушного флота (Авиасовет) в составе 29 человек, избранный на 1-м Всероссийском авиационном съезде, проходившем с 8 июля по 26 августа 1917 года в Москве. Это был исполнительный коллегиальный орган по координации деятельности авиационных частей и учреждений на период между авиационными съездами. С момента своего возникновения Авиасовет провозгласил себя «технической организацией», стоящей в стороне от классовой борьбы. Он приступил к работе 27 августа 1917 года, однако осенью того же года под влиянием нового революционного подъёма «политическая окраска» каждого члена Авиасовета стала проясняться.

«Левое крыло» Авиасовета представляли в основном А.В. Сергеев (от Западного фронта), П.С. Дубенский (от Эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец»), И.К. Кириллов (от воздухоплавательных частей), Н.В. Васильев (от авиапарков), Н. Зражевский (от Петроградских авиазаводов), B.C. Горшков, Я.Т. Конкин (от авиационных отрядов), А.П. Комаров, З.Я. Ландау (от гидроавиации). Наиболее активную позицию среди левых в Авиасовете занимал член РСДРП(б) с 1911 года лётчик-солдат А.В. Сергеев, который в 1916 году после окончания Севастопольской авиашколы был направлен на Западный фронт, где вёл нелегальную партийную работу. В Петрограде он на некоторое время возглавил один из авиаотрядов, использовавшихся против Корниловского мятежа.

Первыми законодательными актами по строительству армии нового типа стали постановления о создании военных органов Республики. Так, 26 октября 1917 года постановлением 2-го Всероссийского съезда Советов в составе Совета народных комиссаров (СНК) был образован Комитет по военным и морским делам, 27 октября 1917 года преобразованный в Совнарком по военным и морским делам, а затем — в Народный комиссариат по военным делам (Наркомвоен) во главе с Н.И. Подвойским. Наркомвоен стал высшим органом военного управления вооружёнными формированиями молодой Советской Республики, созданным для организации её вооружённой защиты от внешней и внутренней контрреволюции.

После Октябрьской революции в управленческих авиационных структурах стали происходить радикальные изменения, вызванные классовым размежеванием сотрудников. Так, фактическое руководство Авиасоветом перешло в руки А.В. Сергеева. Не согласные с политикой Советской власти члены Авиасовета начали выходить из его состава. Вместо них в совет были кооптированы новые члены. А.В. Сергеев писал о смене в нём власти так: «Во главе Авиасовета стоял явный эсер и белогвардеец лётчик-наблюдатель поручик И.Д. Хризосколео... Раздавшись громом с безоблачного неба для белогвардейского большинства, Октябрьское восстание дало возможность в Авиасовете произвести переворот... Председателем нового Авиасовета был избран лётчик-солдат А.В. Сергеев» (9).

В Петроградском гарнизоне, включавшем пригородные районы, осенью 1917 года размещались: Гатчинская военная авиационная школа (ГВАШ), Морская школа воздушного боя (МШВБ), Воздухоплавательный парк с Офицерской воздухоплавательной школой (ОВШ), запасные авиационный и воздухоплавательный батальоны и другие структуры ВВФ.

После Октябрьской революции во всех важных государственных учреждениях управление в свои руки брали советские комиссары — представители новой власти. Поэтому 26 октября 1917 года в вышеназванные авиационные и воздухоплавательные школы и части прибыли представители Петроградского Военно-революционного комитета (ВРК) с целью организации выборов комиссаров. В числе других комиссарами были избраны: на Комендантском аэродроме (отделение ГВАШ) — лётчик С.Г. Андреев, в МШВБ — А.П. Онуфриев, в ОВШ — Е.И. Ахматович.

Примерно в это же время в поле зрения ВРК появился сотрудник Инспекторского отделения Увофлота военный лётчик поручик Л. Осипов, опередивший всех кандидатов в «авиационные» комиссары в получении комиссарского удостоверения «о назначении его комиссаром в управление Воздушного флота и авиационных частей по воздушной обороне Петрограда». Уже 27 октября 1917 года ему в Военно-революционном комитете было вручено комиссарское удостоверение, на котором значились подписи: «председатель В.М. Юдзентович» и «за секретаря М.Я. Лацис» (10), что делало в эти дни Л. Осипова де-юре единоличным представителем Советской власти в высшем министерском органе авиации.

28 октября 1917 года ВРК вызвал на совещание в Смольный избранных комиссаров и представителей команд авиационных и воздухоплавательных частей и учреждений столичного гарнизона. В решении этого совещания было записано, что необходимо подчинить Увофлот /4/ Смольному; добиться, чтобы во всех авиачастях их руководство и комитеты стали советскими; приступить к формированию красногвардейских авиачастей; на общем собрании авиачастей Петроградского гарнизона решить вопрос о полном переходе их на сторону Советской власти; авиачасти, настаивающие на своём нейтралитете, разоружить и расформировать; образовать небольшой штат авиаторов с отводом для него в Смольном помещения и поручить этим авиаторам формирование новых авиачастей; предложить Авиасовету определить свою политическую линию; «выяснить и установить связь с гидроавиацией и управлением морской авиации, что возложить на т. Акашева...» (11).

Кроме того, на совещании 28 октября было образовано постоянное Бюро военных комиссаров авиационных и воздухоплавательных частей Петроградского гарнизона — первый революционный орган, созданный для руководства Военным воздушным флотом Республики и строительства советской военной авиации на новых идейных основах (12). Председателем бюро избрали лётчика-фронтовика А.В. Можаева, который до войны, работая слесарем на московском авиазаводе «Дукс», активно участвовал в стачках. В 1914 году он был призван в армию, где окончил авиашколу и стал прапорщиком. В 1917 году вступил в РСДРП(б).

Членами Бюро были избраны К.В. Акашев, С.Г. Андреев, А.Д. Анощенко, Е.И. Ахматович, М.Д. Ермолаев и др. — всего восемь человек. Бюро разместилось в Смольном, в комнате № 73, и поэтому среди авиаторов оно получило неофициальное наименование «Смольная группа».

Наиболее заметной личностью в Бюро, кроме А.В. Можаева, являлся бывший эсер, затем анархист К.В. Акашев. За участие в покушении на П.А. Столыпина в 1908 году он был арестован и сослан вТуруханский край, откуда бежал за границу. В Милане в 1911 году обучился на пилота, а в Париже в 1913 году окончил Высшее училище аэронавтики. В 1915 году приехал в Петроград, где, получив амнистию, стал работать на авиационных заводах. К.В. Акашев активно участвовал в Октябрьском перевороте*.

Избранные комиссары ВВФ только 3 ноября 1917 года получили комиссарские удостоверения, в которых значилось, что К.В. Акашев, А.В. Можаев, С.Г. Андреев (удостоверения за № 313, 314 и 316) являются всего лишь «помощниками комиссара Управления Военно-Воздушного Флота», однако вскоре все они стали именоваться не помощниками, а комиссарами. Между тем формальным комиссаром Увофлота, как было сказано выше, стал ещё 27 октября 1917 года Л. Осипов. Сохранились пометки, сделанные в советских органах по управлению ВВФ: 1) 29 декабря 1917 года о сложении им полномочий (13) и 2) 9 января 1918 года о том, что «подпись комиссара Осипова не действительна» (14). Следов созидательной деятельности Л. Осипова в качестве комиссара не обнаружено, однако в книге советского лётчика Ю.М. Гальперина читаем, что «Акашев попросил Осипова разобраться с запасами имущества на складах Увофлота. Вскоре Осипова уличили в незаконной выписке спирта... Комиссар Осипов поступил злонамеренно и был арестован» (15).

Комиссаром при Управлении морской авиации стал М.Г. Даксергоф. Вслед за А.В. Можаевым 3 ноября 1917 года он получил удостоверение за №315, на котором через несколько дней появилась помета: «6.XI. считать тов. Даксергофа выбывшим. Председатель авиац. комис. М. Ермолаев. К сведению». На всех удостоверениях за № 313—316 стояли подписи: «председатель [ВРК]** Н.И. Подвойский» и «за секретаря П.Е. Лазимир» (16).

Ю.М. Гальперин писал о М.Д. Ермолаеве: «Ермолаев больше не показывался в управлении, сообщил, что по делам уезжает на юг. Потом стало известно, что этот "комиссар", когда в Херсон пришли белые, вовсю поносил большевиков» (17). Исследователи М.А. Хайрулин и В.И. Кондратьев тоже отмечали, что «Ермолаев вскоре разочаровался в большевистском режиме и уехал в Херсон, где примкнул к белогвардейцам» (18).

Однако в газете «Известия» за 2 августа 1923 года помещён список героев-лётчиков, где под номером 15 значится и М.Д. Ермолаев, и отмечено, что он «награждён орденом Красного Знамени за полёт в тыл белополяков. Ныне находится в 14 фотоотряде» (19). Нельзя утверждать, что это «тот самый Ермолаев», однако среди лётчиков, воевавших на советской стороне против польских войск, были и те, кто перешёл в Красную армию из белогвардейской авиации.

Однако вернёмся к хронологии событий 1917 года. Вышеупомянутая «Смольная группа» приступила к формированию социалистических (красногвардейских) авиаотрядов. Заметим, что первый социалистический авиаотряд сформировал лётчик Э.М. Томсон ещё 28 октября 1917 года.

К.В. Акашев так описывает эти события: «В начале конфликта между Петроградским советом и Временным правительством последним был вызван себе на помощь из Пскова, где тогда стоял Штаб Северного фронта, 1-й армейский авиационный отряд. Одним из лётчиков этого отряда был тов. Томсон, которого я знал по эмиграции во Франции как своего единомышленника и сторонника социальной пролетарской революции. Прибыв по вызову Керенского в Гатчину для действий против советских войск, тов. Томсон послал мне с надёжным нарочным письмо, в котором объяснял своё пребывание в Гатчине и спрашивал, что делать. Мой ответ был краток — прилетай в Петроград, и через день отряд, сместив командира, прибыл к нам. Тов. Томсону было поручено формирование первого авиационного социалистического отряда Красной гвардии. Лётчиками были зачислены т.т. Котельников, Буров, Иванов и другие. Не успев вполне сформироваться, наш первый Красный авиаотряд был отправлен в Финляндию в распоряжение штаба восставших там рабочих. К штабу этого отряда, оставшемуся в Петрограде, стали стягиваться лётчики и мотористы, сочувствовавшие Октябрьской революции. Из вновь прибывавших добровольцев мы смогли приступить к формированию других красных авиаотрядов» (20). /5/

* Таким было одно из официальных названий Октябрьской революции до её 10-й годовщины.
** Здесь и далее по тексту в квадратных скобках даны пояснения авторов.

Категории личного состава авиаотряда 1914—1917 гг.
Наименование групп авиаработников в боевом отряде Человек Проц.
Лётный состав (лётчики и лётчики-наблюдатели) 12 10-8
Технический состав (механики и мотористы) 15 13-10
Аэродромная команда и обоз 60-80 51-52
Специалисты различных служб:
аэрологи, аэронавигаторы,
фотографы, радиоспециалисты,
воздушные артиллеристы и
специалисты по вооружению 10-15 9-10

Обслуживающий состав, канцелярия и хозчасть 20-30 17-20

Итого: 117-152 100

Таблица составлена по: Сергеев А. В. 5 лет строительства и борьбы Воздушного Флота. Как создавался Красный воздушный флот (1917—1922). Кн. II. М.: Авиаиздательство, 1926. С. 21, 22. Примечание. В четвёртом столбце таблицы устранены небольшие математические неточности, имевшиеся в оригинале.


Решено было иметь в каждом отряде по 12 самолётов, что впоследствии, однако, оказалось невозможным из-за нехватки авиационной техники. Сразу после сформирования новые авиаотряды стали выполнять задания по разбрасыванию листовок в районах Дно, Луги и Белых Струг, где находились войска Керенского — Краснова. Кроме того, 10 ноября 1917 года была произведена разведка с самолёта Лебедь-ХII. Бюро готовило авиачасти к выполнению и других заданий ВРК, но погода к зиме становилась нелётной, и личный состав авиа- и воздухоплавательных частей решено было использовать в наземной обороне Петрограда (21).

В ноябре—декабре 1917 года формирование авиаотрядов продолжалось, и на начало 1918 года их стало уже шесть (кроме двух, сформированных ещё при Временном правительстве для борьбы с Корниловским мятежом). В Пскове был сформирован «Красный авиаотряд». Революционная армия Антонова-Овсеенко на Украине и войска Западной завесы имели весной 1918 года свои авиационные части, в том числе и те, которые формировались в Петрограде в 1917 году.

Заметим, что сразу после Октябрьской революции полного признания авиаторами Советской власти не было. Например, личный состав Гатчинской военной авиашколы на 50 проц. дезертировал. Другая его половина старалась придерживаться нейтралитета.

В начале ноября 1917 года, добиваясь единовластия в авиации, «Смольная группа» решила упразднить Авиасовет, ведь в решении совещания от 28 октября 1917 года было записано: «Предложить Авиационному совету определить свою политическую линию... В случае несогласия в кратчайший срок определить политическую установку, Авиационный совет — распустить; если совет откажется от роспуска — арестовать». Как следствие этого, состоялось несколько встреч представителей Бюро и Авиасовета. А.В. Сергеев писал об этих встречах так: «Тов. Можаев явился арестовать Авиасовет, но, поднятый на смех в коридоре, ушёл, не предъявив мандата. После него явился т. Ермолаев, угрожая разгромом Авиасовета в случае неподчинения ему, но не мог найти ничего контрреволюционного в Авиасовете и поэтому не выполнил своих угроз». В своих воспоминаниях А.В. Сергеев также отмечает, что в «Смольной группе» «членом партии большевиков был лишь один, и Авиасовету никто из них не был известен, кроме т. Можаева» (22). Вскоре на почве совместной борьбы с «саботажем» в Увофлоте разногласия между этими органами (не без помощи Наркомвоена Н.И. Подвойского и даже В.И. Ленина (23)) временно отошли на задний план.

Сохранились архивные документы, которые свидетельствуют, что в это время к обсуждению, в каком направлении следует развивать советский Воздушный флот, подключились, кроме Авиасовета, Всероссийский аэроклуб и Увофлот. Особую активность в этом проявлял тот же Авиасовет, которым теперь инициативно руководил А.В. Сергеев (в 1918 г. его председательство было утверждено). А пока в ноябре 1917 года Авиасовет разослал телеграмму «Всем авиаработникам, учреждениям, заведениям, предприятиям, а также всем организациям и лицам, которым дороги судьбы авиации». В ней, в частности, говорилось: «Авиация переживает критический период... Авиационное дело ведётся... без всякого плана, вопиющие вопросы современности, как вопросы демобилизации, вопросы использования авиации в мирных целях, не разрабатываются, чины управлений от высших до низших или бегут со своих мест, или, оставаясь, преступно бездействуют... Всё это установил ВСЕРОССИИСКИЙ СОВЕТ АВИАЦИИ, осуществляя контроль этих учреждений, порученный ему ПЕРВЫМ ВСЕРОССИЙСКИМ АВИАЦИОННЫМ СЪЕЗДОМ.

Но оставаться дальше безучастным зрителем развала авиации, распада власти, бессмысленного и преступного расходования народных средств Совет не мог, потому что он оказался бы виновным и перед избирателями, и перед страной в том, что не принял мер к спасению дела, развитие которого ему поручил Первый Всероссийский авиационный съезд, дела, которое гибнет в руках органов управления, не могущих, может быть, не желающих, а главное — не приспособленных к работе в новом строе народоправства. Орган руководства и управления всей авиацией должен быть выбранным на демократических началах коллективом. Вся авиация должна дать ему лучшие свои творческие силы. К скорейшему избранию такового органа в Совете ведутся подготовительные работы, но катастрофический развал власти в сухопутной и морской авиации на фронте и в тылу вынудили Совет теперь же взять руководство авиационным делом в свои руки. Совет сознаёт всю тяжесть ответственности, которую он на себя принимает при этом. Но другого выхода для спасения в авиации того, что может быть спасено, Совет не видел. Сообщая о своём решении всем авиаработникам, Совет не боится строгого суда, а в интересах дела требует себе деятельной поддержки и полного подчинения своим распоряжениям впредь до избрания более полновластного и законного органа /6/ авиационной власти» (24).

На это обращение в Полевом управлении авиации и воздухоплавания врид начальника авиационного отдела лётчиком-наблюдателем капитаном Генерального штаба М.П. Строевым были подготовлены и отправлены две ответные телеграммы.

В первой из них говорилось: «Общее собрание чинов Авиаканца, заслушав телеграмму Авиасовета №262 и доклад тов. Строева по содержанию телеграммы, единогласно при нескольких воздержавшихся постановило: 1) признать решение Авиасовета, взять руководство всем авиационным делом в свои руки, не только отвечающим обстановке, но и представляющим единственный и наиболее целесообразный выход из того положения, в котором в данное время авиация находится. 2) Приветствовать Авиасовет... 3) Впредь до создания нового политического органа управления авиацией... провести в жизнь мероприятия Совета... 4) Объявить настоящую резолюцию всем авиачастям фронта с призывом присоединиться к ней». Далее следовала подпись: «Проект резолюции составил М. Строев» (25).

Вторая телеграмма выражала некоторое несогласие с Авиасоветом и сообщала, что Авиаканц уже планировал обустройство авиации после войны. В ней говорилось: «Неопределённая редакция телеграммы Авиасовета № 262, обвиняющей огулом все органы управления авиацией, в числе которых состоит Авиаканц, наносит незаслуженное оскорбление учреждению, тем более что содержание телеграммы к Авиаканцу относиться не может: 1) новый штат Авиаканца, проведённый через Авиасъезд, крайне ограничен, 2) расходование денег и заготовки — не дело Авиаканца, который сделал крупные отпуски лишь на издание журналов и содержание Авиасъезда, 3) управление, сколько может, проводит планомерность в работе, чему мешало отсутствие органа, объединяющего фронт и тыл, 4) демобилизация и организация мирного времени в Авиаканце разработаны... 5) использование авиации в мирное время - не дело Авиаканца, но и в этом отношении соображения разрабатывались, 6)вопрос о мотивах отсутствия офицеров в тревожные дни, вопрос об убывших чинах Авиаканца разбирается. Командированные офицеры, узнав о событиях в Ставке [имеется в виду смещение 9 ноября Н.Н. Духонина с поста Верховного главнокомандующего и его убийство 20 ноября], немедленно поспешили по своей инициативе вернуться к своим местам, 7) прибытие петроградских войск, обыски собрания отняли лишь три рабочих дня, из коих два праздничных, после чего работы ведутся обычным темпом, 8) приспособленность учреждения к новым началам характеризуется тесным и дружным контактом в работе с Авиасоветом. [Полагая], что в данном случае произошла лишь досадная редакционная погрешность, общее собрание Авиаканца в присутствии представителя Авиасовета пор[учика] Шустарева постановило просить Авиасовет: 1. Срочно сообщить, по каким адресам была послана телеграмма № 262. 2. Разослать по тем же адресам разъяснение, опровергнув те обвинения, которые к Авиаканцу не относятся.

Составил М. Строев» (26).

В архивных делах имеется также «Памятная записка» капитана М.П. Строева, датированная ноябрём 1917 года. В ней говорилось: «Для нужд авиации необходимо разрешение Советским правительством следующих вопросов:

1) Объединение управления авиацией созданием коллегиального Верховного органа (из состава Всероссийского авиационного совета), которому были бы подчинены Управление Военного Воздушного Флота (тыл), Полевое Управление Авиации и Воздухоплавания (фронт) и Управление Морской Авиации. Отсутствие общего управления и объединения работ тыла и фронта тормозит дело. Вопрос поднят уже в Петрограде; условия момента требуют скорейшего его разрешения.
2) Ввиду крайне недостаточного развития у нас авиации требуется издание постановления о том, что ни одна авиачасть по демобилизации не расформировывается; одновременно необходимо ускорить начатую уже в Петрограде разработку вопросов о /7/ применении авиации для общекультурных нужд» (27).

Сохранилась также датированная 19 июля 1917 года «Записка о демобилизации авиационных частей и учреждений» капитана М.П. Строева. Следовательно, ещё летом 1917 года в ПУАВ предполагалось скорое окончание войны и шло заблаговременное планирование демобилизации. В «Записке...» М.П. Строев обращал внимание на необходимость строгого учёта имущества авиационных частей и учреждений в ходе демобилизационных мероприятий. Он предлагал составить ведомости этого имущества и разбить его «на отделы», а именно: авиационное, аэронавигационное, фотографическое, автомобильное, обозное,интендантское, канцелярское, архивное, а также: вооружение, техническое оборудование и живой инвентарь. Записка состояла из разделов: порядок выполнения демобилизации; учреждения, ведающие демобилизацией, и их функции; демобилизация имущества; особенности демобилизации боевых частей; денежная отчётность; перевозки (28).

Бюро комиссаров и Авиасовет смутно представляли себе, что конкретно делать с такой сложной организацией, каким был Военный воздушный флот России. Поэтому М.П. Строев со своими предложениями оказался весьма кстати.
Таким образом, в ноябре 1917 года в Петрограде стало известно, что капитан М.П. Строев из ПУАВ имеет определённый план преобразования Воздушного флота. Поэтому 1 декабря 1917 года ему в Могилёв было послано отношение, в котором говорилось: «Много задач стоит перед авиацией и воздухоплаванием. Для обсуждения их и для выяснения мер к их достижению Всероссийский Совет Авиации, Всероссийский Аэроклуб и Управление Военного Воздушного флота созывают в Петрограде совещание научно-технических сил и просят не отказать в Вашем личном участии... Совещание состоится в помещении Аэроклуба, Моховая, 11. Открытие назначено на 14 декабря...

Подписано: За председателя Совета авиации мичман Ландау. Председатель Аэроклуба Корн и за начальника Управления Военного воздушного флота Полк[овник] Калиновский» (29).

Кроме М.П. Строева, в Петроград зимой—весной 1917/18 года в связи с объявленной демобилизацией прибыли известные боевые лётчики А.А. Казаков, С.К. Модрах, А.Н. Свешников, Д.А. Борейко и другие, многие из которых уже не возвратились на фронт: сначала они работали в Увофлоте, а потом приняли участие в Гражданской войне, одни на стороне красных, другие (большинство) — на стороне белых. /8/

После вышеуказанного совещания М.П. Строев остался в Петрограде и, надо отдать ему справедливость, — принял активнейшее участие в работе по налаживанию системы управления советской военной авиацией.

В это время избранный председателем Авиасовета А.В. Сергеев вместе с авиаторами-большевиками Я.Т. Конкиным и В.Л. Мельниковым отбыл на место прежней службы М.П. Строева в Могилёв, в Авиаканц, с целью его безусловного подчинения новым петроградским авиационным властям или расформирования. Архивные документы свидетельствуют о том, что сначала, примерно до весны 1919* года, имела место совместная деятельность М.П. Строева и А.В. Сергеева, а затем между ними последовали размолвка, постоянное соперничество на основе разных взглядов на строительство Воздушного флота.

В Петрограде в конце 1917 года прежний состав Управления ВВФ не мог быть полностью использован в новых условиях из-за приверженности большей части сотрудников Увофлота старой идеологии и мотивации к службе. Впрочем, так же дела обстояли и в других управлениях Военного министерства. Постановление об их «чистке» Совнарком Российской Республики принял 19 ноября 1917 года. Он также постановил для управления вновь организованными наркоматами и входящими в них управлениями создать коллегии, состоящие на 2/3 из представителей рабочих организаций и на 1/3 — из специалистов. Таким образом, была подведена законодательная основа под лозунг Авиасовета (см. выше) о том, что «орган руководства и управления всей авиацией должен быть выборным на демократических началах коллективом». Таким коллективом должна была стать Коллегия ВВФ.

Претворяя это на практике, авиационные комиссары А.В. Можаев, К.В. Акашев, С.Г. Андреев, а также «левые» из Авиасовета во главе с А.В. Сергеевым провели первую «реорганизацию» старого Управления ВВФ путём переаттестации и последующего увольнения не понявших или не принявших Советскую власть нескольких десятков сотрудников. На часть освободившихся должностей были назначены авиаторы, готовые работать при новой власти, но организационная структура Увофлота пока не менялась.

Сохранился важный документ, свидетельствующий о факте образования коллегии в Воздушном флоте Республики: «Протокол № 1 от 11 декабря 1917 года. Заседание Коллегии по управлению делами Воздушного Флота Российской Республики. Присутствуют члены Коллегии: Акашев, Бычков, Дубенский, Зражевский, Карасёв, Ландау. Товарищ Председателя В[сероссийского] С[овета] А[виации] Ландау открывает Собрание в 21 час и предлагает избрать временного председателя. Председателем избран тов. Акашев, секретарем тов. Дубенский. Слово предоставляется Ч[лену] Комиссии] Зражевскому, который сообщает, что собрать Пленарное собрание Коллегии почти невозможно ввиду того, что представители Исполнительного Комитета Совета Р[абочих] и С[олдатских] Д[епутатов] и Всероссийского Совета Профессиональных Союзов — крайне заняты, почему предлагает настоящее собрание Ч[ленов] К[омиссии] считать правомочным ввиду наличия 2/3. Предложение принимается.
Собрание переходит к обсуждению проекта Положения о Коллегии, выработанного Ч[ленами] Комиссии] Карасёвым и Дубенским.
После обсуждения в целом и по §§ Положение принимается с некоторыми изменениями и дополнениями» (30).



Сидят: в центре — военный лётчик, инженер-аэронавт-механик, представитель от рабочих авиационных заводов, член Всероссийского совета Воздушного флота и военный комиссар Главного управления Военного воздушного флота К.В. Акашев; слева — представитель от эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец», товарищ председателя Всероссийского совета авиации (первого созыва, 1917 г.), председатель Всероссийского совета Воздушного флота П.С. Дубенский; справа — представитель морской авиации, секретарь коллегии, член Всероссийского совета авиации (первого созыва, 1917 г.) З.Я. Ландау. Стоят (слева направо): военный лётчик, председатель Всероссийского совета авиации (первого созыва), член Всероссийского совета Воздушного флота и военный комиссар Главного управления Военного воздушного флота А.В. Сергеев; Е.И. Ахматович; представитель от воздухоплавательных частей, член Всероссийского совета воздухоплавания А.Д. Анощенко; представитель от профессионального союза рабочих, член Всероссийского совета Воздушного флота Ф.И. Бычков.

Позднее оно будет утверждено наркомвоеном Н.И. Подвойским и наркомором П.Е. Дыбенко.
В нижеприведённых выдержках из положения авторами статьи курсивом выделены слова, которые в основном объясняют постоянные изменения в составе Коллегии вплоть до её упразднения 24 мая 1918 года, а также стремление членов Коллегии к соблюдению принципов выборности кадров и «использования Воздушного Флота в мирных и культурных целях». О последнем в 1924 году К.В. Акашев писал: «Коллегия по управлению Воздушным Флотом стремилась к приобщению Воздушного флота к мирному и культурному строительству экономической жизни Советской республики. Мы тогда, надо признаться, не предвидели бешеной вооружённой интервенции международного империализма» (31). К этому нужно добавить, что мало кто тогда предполагал, что Германия внезапно нарушит перемирие с Российской Республикой. Многие «революционные романтики» считали, что Россия вот-вот безболезненно выйдет из войны, мировая революция пойдёт так же стремительно, как «триумфальное шествие Советской власти», а Германия примет условия мира, предложенные большевиками. Кроме того, в новом, 1918, году согласно Декрету СНК в авиации (как и во всей армии) должна была начаться демобилизация. Поэтому первое Положение о Коллегии отличалось демократичностью, оно почти не /9/ было проникнуто воинским духом и ориентировало авиаторов на мирное использование Воздушного флота.

В Положении, в частности, говорилось:
«...3. Каждая организация имеет право во всякое время отозвать из Коллегии своего представителя и заменить его другим...
5. Ведению Коллегии подлежат:
а) управление делами Воздушного Флота (Сухопутной и Морской авиации и Воздухоплавания);
б) вопросы создания и использования имущества и кадров Работников Воздушного Флота;
в) изыскание способов перехода авиапромышленности к условиям мирного времени и наивыгоднейшего использования Воздушного Флота в мирных и культурных целях.
6. Для разрешения указанных вопросов и задач предоставляется Коллегии:
а) существующие Управления, Учреждения и части Воздушного Флота реорганизовывать и создавать новые на принципах выборного начала;
б) расформировать те Управления, Учреждения и части Авиации и Воздухоплавания, существование которых не представляет необходимости» (32).

В том же протоколе № 1 первого заседания Коллегии от 11 декабря 1917 года в пункте о проекте приказа Военного ведомства указывалось: «До созыва Всероссийского Авиационного и Воздухоплавательного Съездов представители служащих, технических сил и авиационных войск фронта и тыла избираются Всероссийским Советом Авиации из своего состава или из лиц, не состоящих в составе Совета, по выбору Совета.

В настоящее время права и обязанности Коллегии возлагаются на следующих лиц: три представителя Всероссийского Совета Авиации: тт. Ландау, Дубенский, Карасёв; один представитель Центрального Комитета Фабрично-заводских Комитетов — Ястржембский; два представителя от Конференции рабочих Авиационных Заводов г. Петрограда и окрестностей — тт. Акашев, Зражевский; один представитель Центрального Исполнительного Комитета С[овета] Р[абочих] и С[олдатских] Д[епутатов] — кандидат; два представителя Всероссийского Центрального Совета Профессиональных Союзов: т. Бычков и кандидат» (33).

Из этого списка следует, что Авиасовет, а не «Смольная группа» в декабре берёт инициативу в организации Коллегии. В числе кандидатов мы уже не видим председателя «Бюро комиссаров...» А.В. Можаева, едва ли не половина из них — гражданские лица.
Через девять дней, 20 декабря 1917 года, вышел в свет приказ Наркомвоена № 4. В нём имелись некоторые изменения в сторону военизации по сравнению с редакцией от 11 декабря (см. выше). В приказе говорилось об объединении и реорганизации Увофлота и Управления морской авиации на следующих началах: 1) Во главе Управления Воздушным флотом стоит Коллегия в составе представителей — по одному от: Наркомата по военным делам, Наркомата по морским делам, ВЦИК Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, Центросовета фабрично-заводских комитетов, Всероссийского Центрального совета профсоюзов; три от Всероссийского совета авиации и воздухоплавания и два от рабочих авиационных заводов; 2) Коллегии принадлежит общее руководство делами Воздушного флота; 3) Коллегия несёт полную ответственность за направление деятельности Управления Военного воздушного флота; 4) Начальник Управления избирается Коллегией из числа кандидатов, выставленных центральными рабочими и солдатскими организациями, техническими и профсоюзными объединениями и организациями служащих Управления. Начальник Управления несёт ответственность перед Коллегией за техническое выполнение её постановлений. Примечание к этому пункту гласило: «В случае несогласия Начальника Управления с решением Коллегии Начальник представляет в Совет Народных Комиссаров по военным и морским делам мотивированный протест» (34).

Приказом № 4 объявлялся также персональный состав Всероссийской коллегии по управлению Воздушным флотом (ВКУВФ) Республики: К.В. Акашев, А.Д. Анощенко, Е.И. Ахматович, Ф.И. Бычков, П.С. Дубенский, Н. Зражевский, З.Я. Ландау, А.П. Онуфриев, А.В. Сергеев и М.П. Строев (35). В феврале 1918 года число её членов увеличилось на одного человека путём кооптирования в ВК УВФР М.В. Любченко — представителя Коллегии по организации Рабоче-крестьянской Красной армии. Некоторых членов Всероссийской коллегии можно видеть на фотографии, которая была помещена в июле 1918 года в журнале «Вестник Воздушного Флота» в № 2 (36).

Таким образом, «в интересах сохранения народных средств и проведения принципов народовластия» для ведения сухопутной и морской авиации была учреждена Всероссийская коллегия по управлению Воздушным флотом РСФСР (37). Коллегия стала центральным коллективным органом по управлению всеми частями, учреждениями и предприятиями российской авиации и воздухоплавания, находившимися на фронте и в тылу.

Всероссийская коллегия по управлению Воздушным флотом России (Российской Республики, ино/10/гда — РСФСР), утверждённая вышеназванным приказом, работала после 20 декабря уже вполне легитимно, однако её председатель, товарищ председателя и секретарь пока ещё имели статус временных. Наконец, 29 декабря 1917 года на своём очередном заседании ВК УВФ решила оповестить членов Коллегии повестками о необходимости прибыть 4 января 1918 года на «выборы постоянного Президиума» и предупредить, что уже при явке пяти членов Коллегии она будет считать заседание правомочным для проведения выборов (38).

Из протокола заседания Коллегии за № 13 от 4 января 1918 года узнаём, что в этот день были избраны: председателем Коллегии К.В. Акашев, товарищем председателя П.С. Дубенский и секретарём З.Я. Ландау. Присутствовали на заседании члены Коллегии Акашев, Бычков, Дубенский, Ландау, Зражевский, Строев и Онуфриев. По другим пунктам повестки дня было решено: 1) назначить правителя канцелярии Увофлота Власова помощником начальника Управления по административно-строевой части вместо Дюссиметьера; 2) впредь «приглашать на заседания Коллегии Начальника Управления и начальников отделений». Последних — при необходимости, в соответствии с повесткой (39). Однако просмотр протоколов заседаний Коллегии показал, что такие приглашения практиковались далеко не во всех случаях, или при протоколировании не вписывались фамилии приглашённых.

Наглядное представление о распределении постов и социально-профессиональном составе Коллегии, выступившей носителем новой идеологии организационного строительства Рабоче-крестьянской авиации, даёт схема 3.

ВК УВФ подчинялась непосредственно наркомвоену Н.И. Подвойскому. Интересно отметить, что А.Д. Анощенко, Н. Зражевский, З.Я. Ландау, А.П. Онуфриев, А.В. Сергеев и М.П. Строев*** являлись одновременно и членами Авиасовета. А.В. Сергеев с удовлетворением отмечал в своей книге, что в ВК УВФ из 11 членов 6 человек — из Всероссийского Совета авиации (40). Поскольку же А.П. Онуфриев одновременно являлся комиссаром реорганизованного Управления МА, то руководство сухопутной и морской авиацией Республики концентрировалось в одной Коллегии****. Таким образом, в центре начинало осуществляться решение Первого Авиасъезда о слиянии сухопутной и морской авиации, однако на местах всё пока оставалось без изменений.

*** Когда именно М.П. Строев стал членом Авиасовета, пока установить не удалось.
**** Позднее, уже во время Гражданской войны, приказом РВСР от 18 декабря 1918 г., утверждённым Совнаркомом 19 декабря 1918 г., Управление морской авиации было преобразовано в Авиационный отдел морского ведомства.

На заседании № 15 9 января 1918 года Коллегия постановила: «Предпринять все меры перед соответствующими властями для создания самостоятельного авиационного ведомства, для чего довести до сведения Комиссаров Дыбенко, Подвойского и Ленина. [Для этого] избирается Комиссия в составе трёх лиц: Акашева, Онуфриева и Строева. Комиссии предоставляется право кооптации» (41). Как видим, в документе Коллегии председатель Совнаркома В.И. Ленин назван третьим после наркомов по морским и военным делам, что косвенно свидетельствует о слабом представлении на местах (даже в столице) об иерархии в большевистском руководстве страны и тем более — об имеющихся проблемах. Между тем в Коллегии и на последующих нескольких заседаниях продолжали высказывать соображения о необходимости скорейшего создания «самостоятельного авиационного ведомства — министерства». И это в то время, когда лидеры большевиков ломали «старую государственную машину», пытались заключить с Германией мирный договор и решали множество других вопросов в условиях падавшего производства и надвигавшегося голода. В.И. Ленин 21 января***** 1918 года во время встречи с вышеназванной Комиссией объяснил авиаторам, что образование «авиацентра» (в виде министерства) — преждевременно (42). К.В. Акашев в 1924 году описывал встречу с В.И. Лениным следующим образом: «Изложив вкратце наш взгляд на значение и место Воздушного флота в культурном строительстве Советской республики, мы просили Владимира Ильича о создании Народного комиссариата Воздушного флота. Владимир Ильич не возражал против роли Воздушного флота в мирной жизни страны и признавал его значение как одного из величайших достижений культуры нашего века. Это особенно приятно было слышать, так как незадолго до того в Президиуме ВСНХ товарищем Лариным на просьбу оставить авиационные заводы было заявлено, что Советская республика не должна иметь предприятий, "подобных фабрикам духов и помады".

По главному же вопросу, наиболее нас интересовавшему, об учреждении Народного комиссариата Воздушного флота, Владимир Ильич не возражал принципиально, разъясняя нам, что в данных условиях перед Советской республикой стоит задача более неотложная, чем коренная реорганизация Воздушного флота, что Октябрьская революция должна укрепить основу страны — народное хозяйство» (43).

Тем не менее и после разговора с предсовнаркома в Коллегии для успокоения сокращавшихся сотрудников Увофлота продолжали эксплуатировать их надежду на открытие «министерства». Так, в протоколе заседания Коллегии от 30 января 1918 года читаем: «По вопросу о сокращении штатов Увофлота и УМА Председателем [К.В. Акашевым] даются разъяснения, что такое сокращение принято для всех Главных управлений Военного и Морского ведомств, и поэтому для авиации исключения быть не может. Когда будет создано Министерство Авиации, то штат служащих, несомненно, увеличится» (44).

Важным следствием встречи делегации Коллегии с В.И. Лениным было издание 25 января 1918 года приказа № 84, подписанного представителем Наркомата по военным делам Э.М. Склянским и наркомом по демобилизации старой армии М.С. Кедровым. Этим приказом демобилизация авиаотрядов старой армии приостанавливалась, что давало возможность сохранить этот технический род войск «для трудового народа» (45).

На других заседаниях Коллегии в январе 1918 года речь шла об организации воздушного сообщения между Петроградом и Стокгольмом (12 января), о работе комиссии по обследованию авиазаводов (14 января), о закрытии Евпаторийской авиашколы воздушного боя (19 января), об отзыве «некоторых представителей УВОФЛОТА из заграницы в Российскую Республику как излишних» (21 января), об отстранённых от работы сотрудниках Увофлота (21 января) (46). Например, о них в протоколе было записано: «Уволенных в отпуск чинов вызвать, предупредив, что в случае неявки им будет прекращена выдача жалования. Больным представить свидетельства врачей, засвидетельствованные местными комитетами». И далее читаем: «Член Коллегии Строев вносит внеочередное заявление по вопросу о сокращении штатов Увофлота. Коллегия присоединяется к высказанным положениям». В протоколе приводится таблица из заявления М.П. Строева: /11/

***** В кн. «Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника» (Т. 5. С. 217) сказано, что встреча состоялась в январе, не позднее 19 января (1 февраля).

Остаётся соответственно старым штатам 694.
Таким образом, сокращалось более половины всех сотрудников: 862 человека! Это же заседание от 21 января 1918 года при рассмотрении текущих дел вновь вернулось к кадровому вопросу:

«а) Аттестационные листы Начальнику Управления представить в Коллегию не позже 15 февраля с.г. (2 февраля).
б) Увольнению подлежат все члены Увофлота. Для обратного принятия на службу подать соответствующие прошения с указанием желаемого оклада содержания.
в) Поручить члену Коллегии Онуфриеву представить список членов Управления Морской Авиации, предполагаемых к оставлению на службе в УМА» (47).
Вскоре была образована временная комиссия для выбора «новых» служащих из состава Увофлота. В протоколе читаем запись: «Состав Комиссии: 2 члена от Коллегии, 2 члена от Объединённого Комитета******, начальник Увофлота Ульянин и помощник начальника Увофлота Соловов.
Представителями в Комиссию от Коллегии избраны тов. председателя Коллегии Дубенский и член Коллегии Строев. Комиссии решать вопрос о дальнейшей службе служащих в Увофлоте по трём категориям: а) о безусловно желательных к оставлению на службе, б) о безусловно подлежащих увольнению из Увофлота и в) о тех, про которых Комиссия не может вынести своего определённого решения» (48).

На заседании Коллегии 15(2) февраля 1918 года М.П. Строевым было сделано внеочередное заявление «о докладе члена Совета Сергеева относительно хода работы по расформированию Авиаканца». Коллегия приняла следующее решение: «Коллегия Воздушного Флота, предоставляя полную мочь в проведении доверенных Вам [Сергееву], дел высказывает свои пожелания:

1) Чтобы сжигались дела, безусловно, ненужные (например, дела по военному применению авиации теперь очень нужны для Красной Армии)...
4) Просить телеграфировать список намеченных Вами к переводу в Увофлот чинов» (49).

****** Выборная общественная организация из служащих Увофлота.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Все даты в статье до 14(1) февраля 1918 года приводятся по старому стилю.
2. Ульянин Ю.А. Пионер русской авиации. Книга о трудах и днях аэронавта, змеенавта, лётчика и изобретателя Сергея Алексеевича Ульянина. М.: Независимое издательство «Пик», 2001. С. 250—253; Бычков В.Н. Летопись авиации и воздухоплавания. М.: Академия, 2006. С. 438.
3. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 2008. Оп. 1.Д. 103. Л. 83.
4. Чредин. Несколько слов из истории создания Красного Военного Воздушного Флота // Военное дело. 1920. № 6. С 183
5. РГВА. Ф. 46. Оп. 4. Д. 504. Л. 139.
6 Гаврилов Л.М. Численность русской армии в период Февральской революции // История СССР. 1972. № 3. С. 201.
7. Бычков В Н. Указ. соч. С. 441, 808.
8. Там же.
9. Сергеев А.В. 5 лет строительства и борьбы Воздушного Флота. Как создавался Красный воздушный флот (1917— 1922). Кн. II. М.: Авиаиздательство, 1926. С. 57.
10. Петроградский военно-революционный комитет: Сб. документов. М., 1960. Т. 1. С. 186.
11. В.И. Ленин и советская авиация: Документы, материалы, воспоминания. М.: Воениздат, 1979. С. 167, 215, 216.
12. Там же. С. 13.
13. Петроградский военно-революционный комитет... Т. 3. С. 509.
14. РГВА. Ф. 29. On. 1. Д. 2. Л. 28 об.
15. Гальперин Ю.М. Воздушный казак Вердена. М.: Молодая Гвардия, 1990. С. 240.
16. Петроградский военно-революционный комитет... Т. 2. С. 24, 25; Т. 3. С. 509.
17. Гальперин Ю.М. Указ. соч. С. 239.
18. Хайрулин М.А., Кондратьев В. И. Военлёты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. М.: Эксмо; Яуза, 2008. С. 9.
19. Газета «Известия» за 2 августа 1923 г. Первая полоса.
20. Акашев К. В. Как создавался Красный Воздушный Флот// Самолёт. 1924. № 2. С. 4.
21. В.И. Ленин и советская авиация... С. 168.
22. Сергеев А. В. Указ. соч. Кн. И. С. 59.
23. Гальперин Ю.М. Указ. соч. С. 241.
24. РГВА. Ф. 29. On. 1. Д. 1. Л. 67, 68, 659; Там же. Ф. 46. Оп. 4. Д. 504. Л. 139.
25. Там же. Ф. 29. Оп. 1.Д. 1.Л.69.
26. Там же. Л. 70.
27. Там же. Л. 73, 73 об.
28. Там же. Л. 5 об.-8.
29. Там же. Л. 71.
30. Там же. Л. 5.
31. Акашев КВ. Указ. соч. С. 4.
32. РГВА. Ф. 29. Оп. 1.Д. 1.Л. 1,2.
33. Там же. Л. 3,4.
34. Там же. Ф. 493. Oп. 1. Д. 27. Л. 265, 266; Ульянин Ю.А. Указ. соч. С. 299.
35. РГВА. Ф. 29. Oп. 1. Д. 4. Л. 130.
36. Вестник Воздушного Флота. 1918. № 2. С. 33.
37. РГВА. Ф. 28. Oп. 1. Д. 4. Л. 166.
38. Там же. Ф. 29. Оп. 1.Д. 2. Л. 214.
39. Там же. Л. 22, 23 об.
40. Сергеев А. В. Указ. соч. Кн. II. С. 61.
41. РГВА. Ф. 29. Oп. 1. Д. 2. Л. 27 об.
42. В.И. Ленин и советская авиация... С. 196.
43. Акашев К.В. Указ. соч. С. 5.
44. РГВА. Ф. 29. Oп. 1. Д. 2. Л. 49 об.
45. Там же. Ф. 1. Oп. 1. Д. 92. Л. 25.
46. Там же. Ф. 29. Oп. 1. Д. 2. Л. 31. 33, 36, 38, 40.
47. Там же. Л. 39, 50-51 об.
48. Там же. Л. 86 об., 87.
49. Там же. Л. 52 об.

Полковник запаса С. П. ЕЛИСЕЕВ; полковник В.Н. НЕЧАЕВ; подптковник Р.В. ЕФРЕМОВ

(Окончание следует)

First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 40   41 - 50  Next   Last
New Products
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
$ 4.35
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
$ 3.73
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
$ 4.35

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2918
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1355
This page was built together in: 0.0751 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce