Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Napoleonic wars / Наполеоновские войны » Thread: FRENCH CARABINIERS AT BORODINO -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 791

 FRENCH CARABINIERS AT BORODINO
Sent: 27-09-2011 09:46
 
Журнал "Цейхгауз" 1/93

А. Васильев
Художник И. Дзысь

ФРАНЦУЗСКИЕ КАРАБИНЕРЫ ПРИ БОРОДИНО
ОЧЕРК БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ




Карабинеры в 1812 году. Э. Детай. Рис. 1886 г.
Некоторые всадники изображены на беспородных конях, реквизированных у русских крестьян взамен павших строевых лошадей.
Холодное оружие карабинеров — сабля с латунной гардой и обоюдоострым прямым клинком. С 1810 г. употреблялся также слегка изогнутый клинок типа «Монморанси». Ножны из черной кожи с желтым металлическим прибором, или целиком из металла.

Carabinieri in 1812. E. Details. Fig. 1886
Some riders are shown in outbred horses, requisitioned a Russian peasants instead of the fallen charger.
Melee weapons Carabinieri - sword with brass guard and a double-edged straight blade. Since 1810 was used as a slightly curved blade of the "Montmorency". Sheath of black leather with yellow metal instrument, or entirely of metal.



В эпоху наполеоновских войн отборные части тяжелой кавалерии существовали во многих западноевропейских армиях. Во Франции аналогом таких формирований, наряду с конными гренадерами императорской гвардии, были знаменитые карабинерные полки. В 1812 г. они входили в состав «Великой армии» Наполеона, вторгшейся в Россию. Славные боевые традиции и богатый опыт, приобретенный карабинерами в многочисленных походах и сражениях, делали их грозными противниками русской кавалерии и пехоты. Свою блестящую репутацию карабинерные полки вполне подтвердили в Бородинском сражении 7 сентября 1812 г. Однако, прежде чем перейти к описанию их участия в данной битве, следует хотя бы коротко рассказать об истории и организации этих частей.

Конные карабинеры впервые появились во французской армии в 1679 г., когда по два солдата в каждой роте кавалерии были вооружены укороченным ружьем — карабином. В 1691 г. всех карабинеров свели в роты (по одной в каждом кавалерийском полку), которые два года спустя были выделены из своих частей и объединены под командованием маркиза де Монфора. 1 ноября 1693 г. Людовик XIV издал ордонанс (указ) о создании из них особого «корпуса королевских карабинеров», августейшим шефом которого стал Месье (брат короля, герцог Филипп Орлеанский), а первым мэтр-деканом (полевым командиром) — Луи-Опост де Бурбон, герцог Мэнский (внебрачный сын короля). Первоначально корпус состоял из пяти 20-ротных бригад и насчитывал в мирное время 2500, а в военное — 4000 человек. В 1776 г. карабинеры Месье были реорганизованы в две 4-эскадронные бригады, которые с 1 мая 1788 г. стали называться полками. В 1791 г., получив вместо прежних головных уборов (шляп) высокие шапки из медвежьего меха, 1-й и 2-й карабинерные полки в качестве «гренадеров конных войск» заняли почетное первое место в списке частей французской кавалерии.
Первым боевым испытанием для карабинеров стала война, которую в 1688—1697 гг. Франция вела против государств так называемой Аугсбургской лиги («Священной Римской империи германской нации», Испании, Англии и Голландии). Нет возможности описать подвиги, совершенные карабинерами в войнах королевской Франции: за Испанское наследство (1701—1714гг.), за Польское наследство (1733—1735 гг.), за Австрийское наследство (1740—1748 гг.), и Семилетней (1756— 1763 гг.). Наиболее яркой и славной страницей в их истории стали революционные и наполеоновские войны 1792—1815 гг. Приняв участие в десятках боев и сражений, от Вальми (20 сентября 1792 г.) до Ватерлоо (18 июня 1815 г.), карабинеры не раз опрокидывали кавалерию противника, врубались в пехотные каре, захватывали богатые трофеи. К числу самых блестящих их подвигов следует отнести конную атаку при переправе через Дунай у Бленхейма (19 июня 1800 г.), когда один 1-й карабинерный полк, разбив 4-тысячный австрийский отряд, взял 10 пушек, 3 знамени и более 1500 пленных. В период побед Империи (1805—1809 гг.) 1-й и 2-й карабинерные полки, составлявшие 1-го бригаду кирасирской дивизии генерала Нансути, отличились в битвах при Аустерлице (2 декабря 1805 г.), Фридланде (14 июня 1807 г.), Регенсбурге (23 апреля 1809 г.) и Ваграме (6 июля 1809 г.) своими мощными атаками и стойкостью, с которой они выдерживали артиллерийский и ружейный огонь неприятеля.

В период подготовки к войне против России Наполеон увеличил штаты карабинерных полков. Согласно императорским декретам от 4 сентября 1811 г. и 19 января 1812 г., каждый полк карабинеров насчитывал 1100 человек (не считая чинов полкового штаба и ротных офицеров), из которых 1050 (в т.ч. 75 пеших) входили в состав четырех действующих эскадронов, а остальные 50 (в т.ч. 25 пеших) оставались в полковом депо. Кроме того, декретом от 24 апреля 1811 г. Наполеон предписал сформировать в обоих карабинерных полках по одному запасному (5-му) эскадрону, что фактически было исполнено только в 1812 г. В полковой штаб входили: 1 полковник (командир полка), 1 майор (начальник депо), 2 эскадронных начальника (соответствовали майорам русской армии, командовали каждый двумя эскадронами), 2 старших адъютанта (в капитанском чине), 1 квартирмейстер-казначей (капитан), 1 старший хирург и 3 его помощника, 2 старших унтер-офицера, 1 бригадир трубачей, 1 ветеринар и 5 мастеров. Четыре действующих эскадрона имели в своем составе по 2 роты, в каждой из которой было по 3 офицера (капитан, лейтенант и младший лейтенант) и 125 солдат (в т.ч. 1 старший вахмистр, 4 вахмистра, 1 фурьер, 8 бригадиров и 2 трубача).
К началу русского похода 1-й и 2-й карабинерные полки входили в 4-ю кирасирскую дивизию генерала Дефранса из 2-го резервного кавалерийского корпуса генерала Монбрена. В дивизии они составляли соответственно 1-ю и 2-ю бригады, которыми командовали бригадные генералы Бувье и Шуар. Командиром 1-го карабинерного полка был полковник Франсуа Лярош, при котором в качестве старших офицеров находились эскадронные начальники Лябей и Артюс (первый командовал 1-ми 2-м эскадронами, второй — двумя остальными). 2-й полк возглавлял полковник Эмиль-Ги Бланкар, при котором состояли эскадронные начальники Беркгейм (командир 1-го и 2-го эскадронов) и Вьель (командир 3-го и 4-го эскадронов).




Трубач 1-го карабинерного полка. 1812 г.
В отличие от остальных карабинеров трубачи не носили кирас. Мундир у них был голубого цвета, окантовка борта и отвороты фалд — белые.
Плюмаж в 1-м полку алый, во 2-м - голубой. Прочие элементы униформы — как у рядовых карабинеров.
В конце 1812 г. карабинерные трубачи — как и все музыканты французской армии — получили зеленые мундиры, расшитые желтой тесьмой(цветов императорской придворной ливреи).
Огнестрельное оружие карабинеров состояло из укороченного ружья со штыком, и двух седельных пистолетов. В конце 1811 г. было объявлено о вооружении их кавалерийскими мушкетонами, но ко времени русского похода их получили далеко не все. Заряды хранились в патронной сумке из черной кожи с изображением гранаты из желтого металла, которая носилась на желтой кожаной перевязи с белым кантом.

Trumpeter 1 carabineers Regiment. 1812
Unlike the rest of the Carabinieri trumpeters were not cuirasses. Tunic they had a blue bead edging and cuffs fuld - white.
Plume in the 1st regiment of scarlet, the 2-m - blue. Other elements of the uniform - as in ordinary carabinieri.
At the end of 1812 karabinernye trumpeters - as well as all the musicians the French army - were green uniforms, embroidered with yellow tape (colors of the imperial court livery).
Firearms Carabinieri consisted of a shortened rifle with bayonet, and two saddle pistols. At the end of 1811 it was announced that their cavalry armed with blunderbuss, but by the time they received the Russian campaign is not all. The charges stored in the pouch of black leather with the image of a grenade from the yellow metal, which is worn on a yellow leather sling with white piping.


24 июня 1812 г. карабинеры перешли Неман близ Ковно, вместе с главными силами «Великой армии» Наполеона. Неделю спустя (1 июля) они провели перекличку, согласно которой 1-й полк насчитывал 38 офицеров и 676 солдат, а 2-й — 37 офицеров и 650 солдат. В 1-м полку тогда же имелось 90 офицерских, 596 строевых и 5 упряжных лошадей, а во 2-м — соответственно 80, 596, и 6. Из этих цифр видно, что численность карабинеров была значительно ниже штатной. По мере продвижения вглубь России конский состав карабинерных полков неуклонно уменьшался: сотни лошадей пали от изнурения, бескормицы и болезней. Уже к 2 августа в 1-м полку оставалось 454 лошади, а во 2-м — 407. Чтобы отчасти компенсировать этот урон, пришлось конфисковать обычных крестьянских лошадок, которых французы, коверкая русское слово «конь», называли «конья» (konya). Сидя на этих низкорослых, неказистых животных, гиганты-карабинеры имели весьма забавный вид.
В течение первых двух месяцев войны карабинерам ни разу не пришлось сражаться с русскими войсками, тем не менее, их численность сократилась почти на треть. При выступлении из Смоленска на Москву (23 августа) 1-й карабинерный полк имел в своих рядах 35 офицеров, 449 солдат и 533 лошади, а 2-й полк — соответственно 35, 388 и 463.
27 августа в деле у деревни Рыбки (или при селе Беломирском) между французским авангардом маршала Мюрата и русским арьергардом атамана Платова карабинеры понесли свои первые с начала кампании боевые потери: огнем противника в их рядах было убито и ранено несколько всадников и лошадей.




Первоначально униформа карабинеров состояла из высоких черных шапок медвежьего меха и темно-синих мундиров с красной отделкой. После тяжелых потерь, понесенных карабинерами в битве при Ваграме, Наполеон решил дать им предохранительное вооружение, а заодно и новое обмундирование. Сначала он предполагал одеть их в красные мундиры, но из-за трудностей с окраской остановился на униформе белого цвета. К 25 июня 1810 г. карабинерные полки совершенно изменили свой облик. Новая униформа состояла из белого однобортного мундира с голубой отделкой и оловянными пуговицами, лосин «соломенного» цвета, белых кожаных перчаток с крагами и высоких ботфорт. Обшлага в обоих полках первое время были голубыми с белой окантовкой, но в начале 1812 г. 1-й полк заменил их на алые. Обшлажные клапаны в 1-м полку — белые с голубым кантом, во 2-м — голубые с белым. Красные шерстяные эполеты с белым кантом. У унтер-офицеров бахрома с примесью серебряных нитей.

Originally carabinieri uniforms consisted of a tall black hats bear fur and dark blue uniforms with red trim. After heavy losses in Battle of the carabinieri at Wagram, Napoleon decided to give them the safety equipment, and along with new uniforms. At first he intended to dress them in red uniforms, but because of difficulties with the color settled on white uniforms. By June 25, 1810 carabineers shelves completely changed its appearance. The new uniform was a white single-breasted tunic with blue trim and pewter buttons, leggings "straw" color, white leather gloves with gauntlets, and high boots. Cuffs on both shelves the first time were blue with white border, but in early 1812 the 1st Regiment replaced them with red. Cuff valves in the 1st regiment - white with blue edging, in the 2nd - blue and white. Red wool epaulettes with white piping. In the non-commissioned officers fringe mixed with silver threads.


Карабинерам не долго пришлось ждать возможности отличиться. В Бородинском сражении, названном французами битвой при Москве-реке, они, как и другие кавалерийские части «Великой армии», принесли на алтарь бога войны кровавую жертву. Накануне битвы оба карабинерных полка вместе с остальными войсками 2-го кавалерийского корпуса генерала Монбрена располагались вблизи Шевардинского редута. После полуночи 7 сентября карабинеры, одетые в полную парадную форму, тихо, без обычных сигналов трубы, сели на коней и, снявшись с бивака, построились по-эскадронно на позиции, занятой ими накануне. В 5 часов 30 минут трубачи сыграли сбор и перед ротами была прочитана прокламация Наполеона, которую солдаты приветствовали громкими криками «Да здравствует император!». В 6 часов орудийные выстрелы с французских батарей правого крыла возвестили начале сражения.
Карабинеры и другие части 2-го корпуса резервной кавалерии заняли назначенное им по диспозиции место позади центра, которым командовал маршал Ней. После того, как французская пехота выбила из рощи русских егерей, находившихся слева от корпуса Монбрена, последний переместился туда, а затем, к 11-ти часам, продвинулся на 1 км влево, где занял новую позицию между центром и левым крылом боевого порядка. 2-я тяжелая кавалерийская дивизия генерала Ватье (5-й, 8-й, 10-й кирасирские полки и 1-й эскадрон 5-го легкоконного полка) расположились в лощине, тянувшейся вдоль подножия Курганной высоты, на которой находился русский редут (батарея Раевского). Позади нее, на открытом месте, встала 4-я дивизия генерала Дефранса (1-й, 2-й карабинерные, 1-й кирасирский полки и усиленный эскадрон 4-го легкоконного полка — всего 13 эскадронов, насчитывавших около 1400 всадников). Вскоре карабинеры получили приказ атаковать русскую конницу, действовавшую южнее центрального редута, и стоявшую за ней пехоту. В начале атака французских латников, поддержанных тремя ротами 4-го легкоконного полка, имела успех. Русская кавалерийская бригада полковника Крейца (Иркутский и Сибирский драгунские полки) была опрокинута после рукопашной схватки, в которой карабинеры, благодаря своим кирасам, не понесли серьезных потерь. Продолжая наступление, французские кавалеристы обрушились затем на построенные в карэ батальоны Перновского пехотного и 34-го егерского полков. Подпустив всадников на 60 шагов, русские пехотинцы встретили их смертоносным ружейным залпом. Атакующие карабинеры и шволежеры остановились, заколебались, а потом повернули назад и поспешно отступили на исходную позицию.

Огонь русской артиллерии причинил карабинерам и другим полкам французской кавалерии, расположенным перед центральным редутом, большой урон. Около 13 часов одно из ядер насмерть поразило командира 2-го резервного кавалерийского корпуса генерала Монбрена. Вместо него Наполеон прислал дивизионного генерала Огюста Коленкура, ранее занимавшего должность коменданта Главной квартиры «Великой армии». Прибыв к корпусу, этот молодой и храбрый генерал встретил адъютантов Монбрена, оплакивающих своего начальника. «Следуйте за мной, — крикнул им Коленкур, — не плачьте о нем, а идите отомстить за него!» Около 14 часов генерал Коленкур лично повел кирасирскую дивизию Ватье в решительную атаку. Обскакав русский редут с южной стороны, он повернул влево и бросился на укрепление с тыла во главе 5-го кирасирского полка, но у самой горжи (прохода) был убит наповал ружейной пулей, попавшей ему в грудь. Дивизия Ватье, встреченная огнем русских батальонов, стоявших за оврагом позади батареи Раевского, была вынуждена отступить. На смену ей пришли саксонские и польские кирасиры бригады генерал-лейтенанта Тильмана (из 7-й тяжелой дивизии 4-го кавалерийского корпуса), которым удалось ворваться внутрь русского укрепления, одновременно атакованного с фронта крупными силами французской пехоты. Овладев этим «редутом смерти», бригада Тильмана выдвинулась на плато, простиравшееся за оврагом (ручьем Огник), к востоку от захваченной батареи. Здесь она была встречена отборными полками русской тяжелой конницы (Кавалергардским и Лейб-гвардии Конным) и после жестокой сечи отброшена до позиции, на которой находилась дивизия Дефранса. Генерал Дефранс, временно командовавший тода всем 2-м кавалерийским корпусом, построил 4-ю кирасирскую дивизию в колонну по полкам, на половинных дистанциях, но в этот момент его конь был убит, а сам он так сильно ушибся при падении, что вынужден был покинуть поле сражения. Начальство над дивизией принял вместо него бригадный генерал Бувье (командир 1-й бригады), а корпус возглавил дивизионный генерал Ватье.
Русская кавалерия (согласно «Рукописной истории карабинеров» это были кавалергарды и конногвардейцы), приблизилась к 1-му карабинерному полку, составлявшему первую линию своей дивизии, и предприняла перед его фронтом фланговое движение. Карабинеры воспользовались этой неосмотрительностью и дружным натиском опрокинули русские эскадроны. Последние, будучи по пятам преследуемы карабинерами, наскочили на одно каре собственной пехоты (19-й егерский полк?), которому пришлось лечь на землю и пропустить через себя массу всадников; 2-й карабинерный полк, находившейся во второй линии 4-й кирасирской дивизии, двинулся вперед, чтобы поддержать наступление 1-го полка. Генерал Шуар приказал полковнику Бланкару атаковать вышеупомянутый полк русской пехоты, уже успевший, однако, подняться с земли и подготовиться к бою. Лично встав во главе первого эскадрона своего полка, Бланкар бросился с ним на неприятельское каре, доскакал до самых штыков, но не смог прорвать скученную массу пехотинцев, построенных в 10 шеренг. Тем временем 1-й карабинерный полк, продвигаясь вперед, встретил подошедшую из резерва русскую легкую кавалерию (Польский уланский и Изюмский гусарский полки). Вместе с кирасирами дивизии Ватье, прибывшими на плато, карабинеры атаковали и опрокинули эту конницу, не успевшую полностью развернугься, однако затем русские полки, оправившись от первоначального шока, остановили натиск французских латников и принудили их к отступлению. При отходе правофланговым эскадронам 1-го карабинерного полка пришлось перейти на галоп, проскакивая между грудами валявшихся на плато трупов. Левый фланг полка (3-й и 4-й эскадроны), отступая, наткнулся на русскую пехотную часть, от столкновения с которой карабинеры не смогли уклониться. Пехотинцы, которые оказались непосредственно на пути французских эскадронов, легли на землю, пропуская их через себя, в то время как остальные в упор расстреливали мчащихся всадников.

1-й карабинерный полк собрался на склоне Курганной высоты, где продолжал, однако, подвергаться сильному ружейному и артиллерийскому обстрелу. Спустя некоторое время к карабинерам прибыл один из офицеров (старший адъютант) 21-го полка французской линейной пехоты, расположенного в захваченном редуте. Он объявил, что его полк, входивший в состав 3-й пехотной дивизии генерала Жерара, израсходовал почти все свои патроны и поэтому не может долго удерживать свою позицию. Капитан 4-го эскадрона Макрео (который в тот момент командовал 1-м карабинерным полком, поскольку все старшие офицеры и другие капитаны выбыли из строя или потеряли своих коней) предложил пехотному офицеру забрать все патроны, имеющиеся у карабинеров. Благодаря этой мере 21-й линейный полк остался в редуте, сохранив свою боеспособность.




В походе поверх лосин надевались суконные рейтузы серовато-коричневого цвета с застежкой по наружной стороне штанин. В холодное время - плащи из белого сукна. Каска из желтой латуни с бляхой белого металла. Стальная кираса также покрывалась латунью и окантовывалась по краям полосой белого металла с медными заклепками. Под кирасой носилась темно-синяя суконная подкладка с белой окантовкой.
Офицерская каска изготовлялась из красной меди и имела более пышный, чем у рядовых, плюмаж. Кираса также покрывалась красной медью, а на ее нагрудной части помещалось изображение золотого солнечного диска с пятиконечной звездой и серебряными лучами. У обер-офицеров по краю подкладки шел двойной серебряный галун, у штаб-офицеров — серебряное шитье в виде гирлянды из лавровых листьев. Эполеты серебряные. В отличие от солдат офицеры не носили усов.

In a campaign over leggings worn woolen tights grayish-brown with a buckle on the outside of the legs. In cold weather - coats of white cloth. Helmet made ​​of yellow brass with white metal buckle. Steel Breastplate as brass and fringing on the edges of a strip of white metal with copper rivets. Cuirass worn under a navy-blue cloth lined with white trim.
An officer's helmet were made of copper and had a more lush than ordinary, panache. Cuirass was covered with red and copper, and on its chest of gold was placed image the solar disk with five-pointed star and silver rays. At the senior officers on the edge of the pad was a double silver braid, with staff officers - silver embroidery in the form of a garland of laurel leaves. Epaulets silver. Unlike the soldiers were not officers of the whiskers.


Около 15 часов 1-й карабинерный полк передвинулся вправо и занял позицию позади французской батареи, под прикрытием которой всадники могли немного отдохнуть. Вскоре команду над полком принял эскадронный начальник Артюс, ранее лишившейся коня, а теперь пересевший на лошадь раненого лейтенанта Гетца. По его приказу карабинеры снова перешли на открытую позицию, где к 1-му полку присоединился 2-й карабинерный. Фланг обоих полков находился на близком расстоянии от неприятельской пехоты, поражавшей французских латников своим огнем. Несмотря на это неудобство, карабинеры удерживали местность впереди центрального редута, действуя с переменным успехом против русской кавалерии, старавшейся сбить французские эскадроны с плато. В разыгравшихся здесь схватках с обеих сторон участвовало до 40 кавалерийских полков, одетых в самые разнообразные мундиры. В одном из эпизодов карабинеры, отступая после неудачного для них боя с русской конницей, по ошибке приняли саксонских кирасир полка Цастрова (из бригады Тильмана), носивших белые колеты и черные кирасы, за латников противника, имевших сходную униформу. «Краснохвостые» — такое прозвище дали карабинерам немецкие союзники из-за цвета их плюмажей, врубились в тыл правого фланга полка Цастрова и, пока недоразумение не разъяснилось, успели ранить или сбросить с коней многих саксонцев. Обоюдные конные атаки на плато еще продолжались, когда 21-й линейный полк спустился с Курганной высоты, чтобы принять на себя защиту позиции, занимаемой карабинерами. Последние, спокойно и медленно пройдя сквозь интервалы и в обход флангов своей пехоты, расположились позади нее так, что задние шеренги пехотинцев смешались с офицерами карабинерных эскадронов. 1-й кирасирский полк, ранее остававшийся в резерве 4-й тяжелой кавалерийской дивизии, прибыл в этот момент на правый фланг 21-го линейного полка вместе с конно-артиллерийской батареей, которая тотчас сняла орудия с передков и своим метким огнем внесла опустошение в ряды противника. Перестрелка продолжалась до позднего вечера, причем неприятельские ядра как правило пролетали над головами карабинеров, поражая войска, стоявшие позади них, в то время как картечь и ружейные пули, которыми русские осыпали дивизию Дефранса с самой короткой дистанции, причиняли карабинерным полкам значительный урон.
С наступлением темноты 4-я дивизия тяжелой кавалерии, оставив многочисленный отряд впереди центрального редута, отошла назад и, преодолев густые заросли кустарника, расположилась биваком на ночлег. Утром следующего дня были подсчитаны потери карабинерных полков, понесенные накануне. Особенно тяжелой оказалась убыль командного состава. 1-й карабинерный полк потерял убитыми и ранеными 19 офицеров из 35-ти, а 2-й полк — 11. Четыре офицера (эскадронный начальник Лябей и младший лейтенант де Лярошжаклен из 1-го полка, эскадронный начальник Беркгейм и капитан Дитрих из 2-го), будучи тяжело ранеными, попали в плен. Среди легко раненых находились полковники Лярош и Бланкар (оба остались в строю). Источники не содержат достоверных данных о потерях унтер-офицеров и рядовых карабинерных полков, но если предположить, что на каждого выбывшего офицера приходилось примерно 10 солдат (обычная пропорция для кавалерии того времени), то получится, что общий урон карабинеров достигал 300 человек, т.е. около трети их личного состава. Впрочем, эта цифра представляется завышенной. Известно, например, что 2-й карабинерный полк утром 8 сентября насчитывал 360 унтер-офицеров и рядовых, т.е. по сравнению с данными от 23 августа (388), разница составляет всего 28 солдат. Как бы то ни было, потери карабинеров явились подтверждением их активного участия в Бородинском сражении, в котором обе противоборствующие армии показали яркие примеры мужества и воинской доблести.

**********************************************

Источники и литература:
Biot H.-F. — Souvenirs anecdotiques et militaires. — Paris, 1901.
Bue. — Livre d'or des carabiniers. — Paris, 1898.
Fabry G. — Campagne de Russie (1812). — T.4. Les situations de la Grande Armee. — Paris-Nancy, 1903.
Historiques des corps de troupe de armee francaise (1569-1900). - Paris-Nancy, 1900.
Le manuscrit des carabiniers. — «Revue de cavalerie». T.XV, Livraison 90, septembre 1892. —p. 306—325. (Составлен бывшим квартирмейстером 1-го карабинерного полка капитаном А. Альбером по воспоминаниям нескольких офицеров).
Meerheim F.L.A. von. — Erlebnisse eines Veteranen der Grossen Armee wahrend des Feldzuges in Russland 1812. — Dresden, 1860.
Picard L. — La cavalerie dans les guerres de la revolution et de l'empire. — T.1-2. — Saumur, 1895—1896.
Roth von Schreckenstein. — Die Kavallerie in der Schlacht an der Moskwa (von den Russen Schlacht bei Borodino genannt) am 7 September 1812. — Munster, 1856.
Schehl K. — Mit der Grossen Armee 1812 von Krefeld nach Moskau. Erlebnisse des niederrheinische Veteranen. — Dusseldorf, 1912.
Susane L. — Histoire de la cavalerie francaise. T.2. — Paris, 1874.
Willems R.H. — L'Odyssee d'un carabinier a cheval 1806—1815. - Bruxelles, 1969.

New Products
Marshal of the Empire Louis-Nicolas Davout. France, 1806–15; 54 mm
Marshal of the Empire Louis-Nicolas Davout. France, 1806–15; 54 mm
$ 3.62
Senior lieutenant of the Red Army, 1943-45, USSR; 54 mm
Senior lieutenant of the Red Army, 1943-45, USSR; 54 mm
$ 4.22
Princely warrior with a bird of prey. Russia, 10th century; 75 mm
Princely warrior with a bird of prey. Russia, 10th century; 75 mm
$ 15.07

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2804
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1053
This page was built together in: 0.0494 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce