Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Napoleonic wars / Наполеоновские войны » Thread: Heavy cavalry of the Russian army -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 Heavy cavalry of the Russian army
Sent: 03-11-2014 10:59
 
Журнал «Цейхгауз» №4 (1/1995)

Авторы: Виталий КОРОЛЕВ, Сергей ЛЕТИН




РУССКИЙ КИРАСИРСКИЙ КОЛЕТ. 1-я четверть XIX века.
Russian cuirassiers tunic. 1st quarter of the XIX century.

Первая перемена покроя обмундирования кирасирских полков в России в XIX столетии произошла вскоре после воцарения императора Александра Павловича. Весной 1802 г., 17 марта было издано Высочайше утвержденное «Описание о покрое и шитье мундиров и обуви, также и содержании прочих аммуничных вещей Кирасирских полков», которым надлежало руководствоваться при шитье солдатских и офицерских колетов [1]. Срок службы этого предмета обмундирования определялся в 1 год в Гвардии и 2 года в армейских полках.

О количестве материалов, необходимых для «постройки» одного солдатского колета образца 1802 г. можно судить по «Табели мундирным, аммуничным, оружейным и прочим вещам Лейб-Гвардии Конного полка», согласно которой требовалось: «сукна белого немоченого в указанную ширину по 1 аршину по 12 вершков [2] ценою за аршин по 3 рубля да сукна алого на воротник и обшлага 2 вершка, на выкладки отворотов пол и фалд шириною в вершок 1+10/30 вершка, на прошив или выпушку при вшивке рукавов 12/30 вершка, на один погон 4/30 вершка, за аршин по 3 рубля, на подкладку холста по 4 аршина, за каждый аршин по 13 копеек, за шитье, на гарус и на нитки по 12 копеек, всего за один колет б рублей 61+1/2 копеек. К колету плоских медных [3] пуговиц по 22, за портище [4] по 5 копеек». Срок службы пуговиц определялся в 20 лет.



В 1-й четверти XIX века кирасирские колеты в России строились из белого сукна или кирзы [5] отличного качества. Согласно установленным рекомендациям перед шитьем полагалось «производить мочение сукон и кирзы, полагаемых для мундиров, колетов, панталон, рейтузов и шинелей следующим образом: развернув всю половинку, приставить людей к обоим ее концам, и разом опустить в воду, так, чтоб вода основу сукна везде прохватила, и вся половинка равно смочена была; потом развесить сукно в сухом месте под тенью, во всю длину половинки, перегнув ее пополам, для того чтобы вода могла стечь со всех ее частей одинаково, и дав времени от ветру просохнуть, навертеть после на доску, дабы от того сукно несколько выровнялось и глаже было, а через то способствовало бы к лучшему кроению».

Колеты строились, как правило, в полковых швальнях из материалов, получаемых от Комиссариата. Раскрой производился индивидуально по строго установленной схеме, регламентировавшей соотношение различных частей колета в зависимости от роста кирасира, что специально оговаривалось в «Описании... 17 марта 1802 г.». «Впрочем для лучшей соразмерности всех частей мундира с ростом каждого, прилагается при сем таблица, и замечается, что можно еще уравнивать аммуницию по шнурку, поставя эскадрон на ровной площадке или на досках о одну шеренгу так, чтоб от головного до хвостового человека протянутым шнурком, натертым мелом или углем, отбить вышину лифа, потом длину фалд, высоту сапогов, расстояние пуговиц и вышину портупей...».

Колет имел жесткий стоячий воротник, подложенный клееным холстом. Воротник обшивался сукном полкового цвета и имел по внешнему краю выпушку белого сукна. Из такого же сукна делали и подкладку воротника. Верхний край воротника обязательно был на 2 вершка короче нижнего. В начале 1812 г. край воротника был изменен — он стал глухим, с застежкой на крючки, при этом его высота уменьшилась. В 1820 г. белая выпушка была заменена на выпушку полкового цвета.



Крой колета состоял из следующих деталей:
а) 2 детали передней части составляли одно целое с полами и фалдами;
б) 2 детали спинки, кроившиеся до линии талии;
в) рукава, кроившиеся каждый из двух равных по ширине деталей.

Все они соединялись между собой т.н. «кирасирскими швами», армированными полосками мундирного сукна, вшивавшегося в виде выпушки между деталями. На колетах нижних чинов такая выпушка в пройме была полкового цвета.

Колет образца 1802 г. был двубортным и имел застежку на 6 пуговиц. 20 мая 1814 г. был введен однобортный колет с застежкой на 9 пуговиц «с выпушкой по бортам вниз до фалд сукном по цвету воротников». Вообще цветная выпушка по нижнему краю колета появляется около 1810 г. вместе с изменением кроя наружного края полы.

Завороты пол и фалд выкладывались полосками сукна полкового цвета. И завороты, и находившиеся на них выкладки притачивались «на-глухо». Характерной особенностью кирасирских колетов было отсутствие заноса на фалдах — они выкраивались «в-стык» и часто сшивались между собой до половины длины. Рукав имел застежку на обтяжную пуговицу. К нижнему краю его пришивался разрезной (шведский) обшлаг полкового цвета. После 1814 г. по внешнему краю обшлага стали делать выпушку по полковому цвету. Рукава, а также полуколет до талии и спинка имели подкладку из грубого холста.

На колет образца 1802 г. на левом плече пришивался один погон полкового цвета, подложенный и отороченный по краям колетным сукном. Рядовые гвардейских полков имели по 2 погона, а с 1809 г. положено было всем иметь по 2 погона. Над лифными пуговицами пришивались клапаны из колетного сукна для поддержания портупеи, иногда клапаны делались настежными. Колетные пуговицы изготовлялись из латуни литьем или штамповкой. В полках, имевших белый металлический прибор, пуговицы лудились. Количество их, в зависимости от числа погон, определялось в 21-22 штуки, с 1814 г. их стало 19. На двубортном колете пуговицы пришивались по 6 на каждую сторону заноса, 2 на лифе, по 1 «на нижнем краю колета, где завороченная пола и фалды соединяются» и по 2 на каждом обшлаге. Погон также застегивался на пуговицу.

Колет являлся принадлежностью строевой и выходной одежды. В прочих случаях (на работы и в казарме) кирасиры надевали кителя или шинели. По уставу очередная смена мундира производилась ко дню смотра 1 мая каждого года. Старые колеты продолжали использовать как мундир второго срока, в то время как новые служили парадными, для торжественных случаев. Отслужившие второй срок колеты шли на изготовление фуражных шапок, рукавиц и т.п. Необходимо отметить, что в полках не имелось штатных портных, и все операции по изготовлению мундиров выполнялись, в основном, самими солдатами.

Примечания:
1. В документах XVIII - начала XIX вв. встречается написание «КОЛЛЕТ», которое здесь опускается как устаревшее.
2. Вершок = 44,4375 мм, аршин = 16 вершков = 711 мм.
3. В 1-й четверти XIX в. под термином «медь» понимался любой металл с большим содержанием меди (латунь, бронза...). Иногда в документах встречаются уточнения: «гербов красной меди из латуни...»
4. Портище — двенадцать пуговиц.
5. Кирза — шерстяная материя, которая «ткется гораздо плотнее» сукна.


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 Heavy cavalry of the Russian army
Sent: 03-11-2014 11:23
 
Журнал «Цейхгауз» №5 (1/1996)
Автор: Александр ВАЛЬКОВИЧ
Автор выражает признательность гг. В. Королеву и А. Кибовскому за ценные сведения, использованные в этой статье.




Изображение кирасы образца 1812 г. в XI томе «Исторического описания ...». (РГВИА)
Image cuirass sample 1812, in XI Volume \\\"Historical Description of ...\\\". (RGVIA)


КИРАСЫ 1812 ГОДА
Cuirasses of 1812

Известно, что в 1812 г., незадолго до Отечественной войны, в военном ведомстве России сочли целесообразным вернуть кирасирам их прежде отмененные традиционные латы. Но ни одно из специальных изданий, не исключая и классическое «Историческое описание одежды и вооружения российских войск», не содержит конкретной даты этого нововведения. Неизвестно также, все ли полки были снабжены кирасами ко времени открытия военных действий.
Крупнейший знаток русской армии той поры Г.С. Габаев писал, например, что «некоторые полки получили кирасы в течение самой кампании и даже по окончании ее», не уточняя, впрочем, названий этих полков и не указывая на источник, позволивший ему сделать подобный вывод. Иногда утверждают, что большая часть наших кирасир при Бородине сражалась без кирас. Так ли это было, и когда же в действительности кирасирские полки вновь обрели свойственное им защитное вооружение? На эти вопросы отвечает наша статья, основанная на документальных материалах.


Вначале 1812 г., после испытаний, проведенных на Сестрорецком оружейном заводе, его директор подполковник И.П. Ланкри пришел к заключению, что «для доставления кирасам большей твердости и надежнейшего сопротивления против пули, надлежит их делать так, чтобы оставлять на поверхности их закал, который она получает при выбивании кирасы в форме и который обыкновенно снимается при сглаживании оной полировкою, для доставления кирасе лучшего вида, с утратою однако же ее прочности». Добавим, что кирасы выкраивались из листов мягкого железа, толщиной в 1+1/4 линии (3-3,5 мм). В печи они раскалялись, а затем сколачивались ручными молотами в чугунной форме-матрице, «сделанной точно по тому виду, какой кираса с наружи иметь должна. Внутренность формы сей должна быть совершенно гладкая, дабы наружная поверхность кирасы из оной выходила также совершенно гладкая, чтобы не нужно было сглаживать ее пилами и можно бы было оставить ей ту закаленную поверхность, которую она получила от прикосновения в раскаленном состоянии к холодной внутренности чугунной формы...».



I.A. Kleyn. Private Novgorod cuirassier regiment. 1815 [Original watercolor Stadtgeschichtliche Museen Nurnberg)

В отличие от прежней — нагрудной, отмененной в 1801 г., новая кираса была двусторонней. Согласно примерному счету, представленному заводом в Военное министерство, на одну кирасу требовалось: «Листового железа по 8 руб. пуд — 8 руб. Тонкого листового железа для наплечников по 6 руб. 50 коп. пуд - 30 коп. Проволоки - 42 [коп]. Меди (Здесь и далее имеется а виду желтая медь — в нынешнем понимании обыкновенная латунь — сплав меди и цинка) на шарниеру и пуговки по 40 руб. пуд — 75 [коп]. Уголья по 50 коп. четверть —25 [коп]. За работу железную, за отковку, обрезку и пробивание дыр - 4 [руб]. За работу медную и мелочную железную — 50 [коп]. [За] краску и лак —45 [коп]. Всего 14 [руб.] 67 [коп]». «Дыры», т.е. отверстия пробивались по окружности кирасы для крепления подкладки. Передняя половина имела посередине выступ (гребень), а на линии груди - две медные пуговки. На спинной части у плеч крепились два наплечных ремня с железной чешуей и медными наконечниками с петлями (для застежки на пуговки). Черный кожаный поясной ремень, прикреплявшийся четырьмя медными заклепками (по две с каждой стороны) к задней части кирасы на высоте талии, стягивал обе ее половины и застегивался на пряжку поверх нагрудной части. Кираса по традиции покрывалась черной масляной краской и лаком, а внутри обкладывалась войлоком, сложенным вдвое, и «фламским полотном» — тонким парусиновым холстом. Подкладка служила не только для удобства ношения лат, но и смягчала удар пули. Одна такая кираса обходилась казне в 22 руб. 56 коп. Офицерские кирасы отличались позолоченной чешуей на наплечных ремнях.

В зависимости от размера, общий вес кирасы достигал 7-7,5 кг. При последнем весе она имела высоту 45 см, максимальную ширину — 39 см, шейный вырез — 18х18 см, пройму для рук — 21х21 см, а окружность груди — 87 см. Офицерская кираса, хранящаяся в Государственном Историческом музее, в высоту достигает 47 см; ширина груди у пояса — 44 см; спины — 40 см.

Император Александр I, одобрив образец кирасы, повелел сделать «таковые... для всех кирасирских полков». В марте 1812 г. военный министр М.Б. Барклай де Толли предписал директору Сестрорецкого завода приготовить 6214 кирас: для штаб- и обер-офицеров —356; остальные—для нижних чинов. Это число было определено из расчета на 10 кирасирских полков (включая 2 гвардейских — Кавалергардский и л-гв. Конных), полагая каждый полк в 4 действующих эскадрона (запасные эскадроны, следовательно, оставались без доспехов). Учитывая разницу в штатах, на гвардейский полк приходилось 38 кирас офицерских и 605 для нижних чинов, на армейский, соответственно, — 36 и 581. Следует заметить, что в число нижних чинов были включены и трубачи, но впоследствии кирасы у них отменили. «Из всей пропорции кирасов сих. — писал Ланкри военный министр 8.III, — нам должно приготовить... : четвертую часть, именно — 89 офицерских и 1456 для рядовых — большой руки, такую же четвертую часть — меньшей руки, достальные 178 офицерских и 2928 для рядовых — средней руки». 21.III предписано было дополнительно изготовить еще 8 офицерских кирас: по 2 большой и меньшей руки и 4 — средней. В обшей сложности Сестрорецкий завод должен был сделать 6222 кирасы. Размер большой руки предназначался для кирасир ростом в 178-180 см; меньшей руки — 169 см, ниже обычно в кирасиры не брали. Разумеется, что в гвардию, где служили наиболее рослые и видные люди, выделялась значительная часть кирас большего размера. Наряд на кирасы распределялся так, чтобы по мере их приготовления, «немедля нимало», отправлять в полки, начиная с Кавалергардского — первого полка 1-й кирасирской дивизии, и далее, в соответствии с дивизионным расписанием.

11.IV.1812 Барклай сообщал главнокомандующему 2-й Западной армии князю П.И. Багратиону: «Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил состоящим в 4-х действующих эскадронах полков кирасирских генералам, штаб и обер-офицерам и всем строевым нижним чинам, кроме пеших, употреблять в строю кирасы по данному образцу. Объявляя Вашему Сиятельству сие Высочайшее повеление..., я имею честь присовокупить, что кирасы в непродолжительном времени доставлены будут от Комиссариатского департамента к полкам той дивизии: Екатеринославскому, Орденскому, Глуховскому, Малороссийскому и Новгородскому. ...И что доставление их произведено будет сперва к Екатеринославскому, а потом и к прочим полкам, одному за другим, в том порядке, как они написаны».

15.IV первая партия кирас (643 пары), для Кавалергардского полка, была отправлена из Петербурга в Вильну, в главную квартиру 1-й Западной армии. 10.V туда же последовал транспорт с латами для л.-гв. Конного и л.-кирасирского Его Величества полков, а 18 и 21.V — для л.-кирасирского Ея Величества и Астраханского — последнего полка 1-й кирасирской дивизии. В начало июня первые три полка получили кирасы. «2 июня, на разводе, я узнал неприятную новость: нам привезли кирасы, — записал в дневник конногвардейский поручик Ф.Я. Миркович. - Они были чрезвычайно неудобны, особенно на мой рост. В 12 часов я пошел примерить свои цепи». Конногвардейцы на переделку и пригонку кирас по размеру потратили десять дней. Остальным полкам дивизии кирасы были доставлены в течение последующих дней, незадолго до открытия военных действий.

26.V в главную квартиру главнокомандующего 2-й Западной армии в Луцке были посланы двенадцать подвод с комплектом кирас (617) для первого полка 2-й кирасирской дивизии — Екатеринославского. 3.VI из Петербурга в Пружаны отправлены были латы на Орденский полк. Подводы с кирасами на эти полки составили один транспорт. В Петербургском комиссариатском депо полагали, что он должен прибыть к армии через двадцать три дня, «если не воспоследует дурная погода или какие обстоятельства». 11.VI Ланкри доносил Комиссариатскому департаменту, что «деланием при Сестрорецком заводе 6222 пары кирас кончены и к отправленным на 9 полков 5605 парам ныне достальные ... 617 пар отпущены и сего числа отправлены». Из Петербурга эта последняя партия для Новгородского полка была направлена 13.VI.

Закономерен вопрос: все ли изготовленные кирасы для 2-й дивизии поступили в полки, не были ли они захвачены неприятелем? 18.VII генерал-адъютант барон Ф.Ф. Винценгероде рапортовал из Смоленска князю Багратиону, что он, в ожидании предписания, остановил в этом городе проезжающий транспорт с кирасами для трех кирасирских полков 2-й армии. Спустя несколько дней войска Багратиона прибыли к Смоленску, и тогда, наконец, кирасы были распределены по полкам. Очевидно, что за это время число подвод с латами увеличилось, поскольку 23.VII генерал-майор И.М. Дука доносил командиру 8-го корпуса генерал-лейтенанту М.М. Бороздину: «На четыре полка командуемой мною 2-й кирасирской дивизии Екатерииославской. Орденской, Глуховской и Малороссийской кирасы, получены, в каждой по 617-ти...». (Следует отметить, что утверждение А.И. Григоровича, содержащееся в его «Истории 13-го драгунского Военного Ордена полка» (CП6., 1912, т. 2, с. 11), о том, что орденцам были доставлены кирасы в конце июня, документально не обосновано и опровергается вышеприведенным рапортом генерал-майора Дуки).

Таким образом, вновь введенные кирасы поступили в большинство полков в июне-июле. Фактически, только 5 полков совершили поход до Смоленска без лат, что вряд ли огорчило кавалеристов, ибо кирасы означали не только защиту, но и дополнительную тяжесть. Зато в бою они вполне оправдывали свое назначение. Конечно, выстрел в упор, картечь и ядра пробивали латы, но они были неуязвимы для гибельных ударов штыком, саблей или пикой, не раз спасали и от ружейных пуль, выпущенных издалека. В этом убеждает, например, характер ранений, полученных кирасирскими офицерами при Бородине. Большинство ран приходилось на те части тела, которые не были закрыты кирасами. Кстати, и на Сенатской площади 14.XII.1825 латы в очередной раз сослужили добрую службу Конной гвардии, защитив ее от выстрелов мятежного каре.

Не ясна лишь судьба обоза с кирасами для последнего полка 2-й дивизии — Новгородского. Переписка 8-го корпуса, в состав которого она входила, обрывается 13.VIII. Остается предположить, что этот транспорт, отправленный из Петербурга позже других, испытав в пути все превратности военного времени, прибыл к армии в середине или второй половине августа. Во всяком случае, к Бородину новгородцы кирасы уже имели.

Осенью 1812 г. решили обеспечить кирасами и запасные эскадроны, но только принадлежащие 1-й кирасирской дивизии. Подобное предпочтение объяснялось тем, что из этих эскадронов составили Сводный кирасирский полк, действовавший в составе Отдельного корпуса графа П.X. Витгенштейна. 18.IX инспектор всей кавалерии цесаревич Константин Павлович уведомил управляющего Военным министерством князя А.И. Горчакова, что высочайше повелено «отправить в запасные эскадроны полков Кавалергардского, лейб-гвардии Конного и лейб-кирасирских Его и Ея Императорского Величества, находящиеся в 1-м корпусе войск... генерал-лейтенанта графа Витгенштейна, кирасы по числу людей, равномерно и в запасной эскадрон Астраханского... полка». (Следовало изготовить 35 офицерских кирас и 590 на нижних чинов; из них в гвардейские эскадроны приходилось по 7 офицерских и 121 для нижних чинов, а на армейские, при одинаковом количестве офицерских. — 116. Затем добавили еще 4 офицерские и 24 солдатские кирасы). 23.XI директор Сестрорецкого завода отрапортовал о готовности заказанных 653 пар кирас, а через месяц их отправили в дежурство Главной армии в Вильну. Здесь уместно отметить, что далеки от исторической правды известные многим картина Ф.А. Чирка и акварель В. Тимма, представляющие в кирасах конногвардейцев и кавалергардов, сражающихся 6.VIII. 1812 под Полоцком.

В декабре 1812 г. кирасирский корпус пополнился двумя полками: Псковских и Стародубовских драгун перевели в кирасиры. Из них первым по ходатайству их шефа, генерал-адъютанта барона Ф.К. Корфа, оставили трофейные французские кирасы, которые они получили еще осенью 1812 г. В Стародубовский же полк уставные кирасы были отправлены лишь в августе 1813 г.

Согласно докладу генерал-фельдцейхмейстера вел. кн. Михаила Павловича начальнику Главного штаба Е.И.В. князю П.М. Волконскому от 21.I.1820, кирас образца 1812 г. было изготовлено 24000 пар. Претерпев незначительные изменения в 1818 г., эти кирасы сохранялись на вооружении довольно долго. В 1828 г. их заменили в гвардии на медные, а в армейских полках они оставались до конца 1840-х гг. В заключение скажем, что такие латы были в употреблении не только в русской кавалерии. В 1814 г. царь подарил прусским Телохранителям (Gardes du Corps) 460 пар кирас, также изготовленных на Сестрорецком заводе.


Источники и литература:

РГВИА. ф. I, оп. 1: т. 46. д. 1128.; ф. 25, оп. 1/160, д. 3490.; ф. 29. oп. 1/153г. св. 10, дд. 6-12.; ф. 35, оп. 4, св.193, д.198.; ф. 103. оп .3, дд. 321, 934; оп. 209г. св.34, д. 105.; ф. 396. оп. 4, д. 238.; ф. 3543. он.1, д. 4608 {Л.Я. Маркович. Мои воспоминания).
1. Габаев Г.С. Роспись русским полкам 1812 года. Киев. 1912.
2. Гоголь И.Г. Подробное наставление о изготовлении, употреблении и сбережении огнестрельного и белого солдатского оружия. СПб.. 1825.
3. Денисова М.М. и др. Русское оружие. Краткий определитель русского боевого оружия XI-XIX веков. М.. 1953.
4. 1812-й год. Из дневника конногвардейского офицера Ф.Я. Мирковича. // Русский архив. 1888. Кн.1.
5. «Zeitschrift fur Heereskunde». 1958. № 161.




Солдатская кираса (поясной ремень и подлинный красный шнур утрачены). (Музей-панорама «Бородинская битва»).
Soldier\'s cuirass (lap belt and genuine red cord lost). (Museum-panorama \"Borodino Battle\").


Составитель: А. Кибовский

КИРАСА 1812 г. НЕКОТОРЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ПОДРОБНОСТИ
Cuirass 1812, some technical details

Исследование нескольких подлинных кирас обр. 1812 г. показало, что, имея общую конструкцию и внешний вид, все они различаются в точных параметрах. Такое несовпадение во многом объясняется характером производства, когда металлические заготовки кирас доделывались разными мастерами. Причем над каждой кирасой, судя по клеймам, работало несколько человек: один делал шарниры, другой — накладки и т.д. Крупные партии кирас обрабатывало сразу несколько таких «конвейеров». Но в целом мастера придерживались некоего единого канона.

По всему периметру кирасы, на расстоянии около 1 см от края, пробивались круглые отверстия диаметром 4-5 мм с равными интервалами в 30-45 мм. На одной из кирас, видимо офицерской, отверстия пробиты с интервалом 12 мм.



Мы отметили два способа крепления подкладки. Первый, более сложный, возможно применялся на офицерских кирасах. Стежками толстой (0,5 мм) пеньковой нитки края кирасы обшивались через отверстия полосой коричневой кожи, оставляя широкий наружный край. Затем этот свободный край подворачивался вовнутрь, проклеивался и также фиксировался через отверстия ниткой, прихватывавшей снаружи красный крученый шпур диаметром 2-3 мм. Кожаная оторочка красилась вместе с металлом черной краской. Далее, к кожаной обшивке частыми стежками приметывались подвернутые края подкладки, а шов сверху промазывался клеем. Для фиксации войлока под полотном вся подкладка простегивалась параллельными вертикальными швами (средняя длина стежка 12,5 мм) на расстоянии 2,5-3,5 см друг от друга и точечными швами наружу. К подкладке передней половины иногда (?) пришивался полотняный карман (в нашем случае—см. фото - 15,5x19,5 см; края кармана пришиты с подворотом, а свободный край подшит и проклеен). Другой же способ являлся более простым и, видимо, массовым. Края кирасы, кроме плечевых стыков, загибались вовнутрь, образуя круглый в сечении валик. Далее, стежками нитки через отверстия, с внутренней стороны прихватывались подвернутые края подкладки, а с внешней — красный шнур. Как и в первом случае, вся подкладка простегивалась.



В фондах московских музеев удалось отыскать только одну кирасу с сохранившейся железной чешуей на плечевых ремнях (см. цв. фото) — на более поздних модификациях чешуйки делались латунными. На данных ремнях 4-х и 5-тизубцовые чешуйки почти одинакового размера: высотой по полукруглым зубчикам 26 мм, шириной 42,5 мм. В верхней части каждой чешуйки пробиты 4 дырочки, через которые они пришиты к черному кожаному ремню (толщина 7 мм, ширина 46 мм) тремя сквозными стежками пеньковой нитки. На каждом ремне 12 чешуек, причем 4-х и 5-тизубцовые пластинки чередуются, начиная с верхней 4-хзубцовой. Эта чешуйка и конец ремня вложены между плоских губок (ширина 46 мм) двухпетлевой латунной накладки, являющейся подвижной частью шарнирного крепления. Верхняя губка, железная чешуйка, кожаная основа и нижняя губка пробиты насквозь четырьмя медными гвоздиками, фиксирующими плечевой ремень в шарнире (ил. 7). Далее, две упомянутые петли совмещены с центральной петлей фигурной латунной накладки, укрепленной 5-ю круглыми плоскими клепками на плечевых стыках задней половинки кирасы. Между петлями вставлен соединительный металлический стержень (ил. 6).



Несколько сохранившихся фрагментарных образцов позволяют более подробно исследовать обработку нижнего конца плечевого ремня (ил. 4, 5). Последняя, 5-тизубцовая чешуйка вместе с кожаной основой пробивалась двумя клепками с полукруглыми головками (диаметр шляпки - 1-1,5 см). Клепки забивались изнутри на 8-миугольные, реже круглые шайбы, и крепили к ремню латунную накладку с отверстиями. Таким же образом к нижнему краю накладки приделывался кожаный язычок. В нижней части задней кирасы полукруглыми или плоскими клепками на уровне поясницы крепились коричневые кожаные ремни (ил. 3). Длина ремней около 30 см. В левый ремень вшивалась одношпеньковая прямоугольная пряжка (ил. 1 — в данном случае железная, 3,4x2 см. треугольная в сечении, с наружной гранью и валиком) и один трынчик, шириной 12 мм. Еще один трынчик оставался свободным. На правом ремне при подгонке кирасы прокалывались отверстия, а его конец вырезался в виде конуса (ил. 2). Ремни полагалось красить в черный цвет, но на одной из сохранившихся кирас ремень натурального коричневого цвета. При одевании кирасы накладки плечевых ремней застегивались на латунные пуговицы передней половины (ил. 8). Эти пуговицы представляли собой клепку с полукруглой шляпкой (диаметром 14,3-15,6 мм) и фигурной ножкой, забивавшейся изнутри на шайбу. Но иногда делалось еще проще. На ножку простой клепки одевалась латунная муфточка, создававшая таким образом внешнее утолщение.

New Products
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
$ 0.72
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
$ 0.72
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
$ 0.72

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2798
Total number of topics: 304
Total number of registered users: 1031
This page was built together in: 0.0565 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce