Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Napoleonic wars / Наполеоновские войны » Thread: Spanish Regiment "Joseph-Napoleon" in the Russian campaign -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Spanish Regiment "Joseph-Napoleon" in the Russian campaign
Sent: 20-08-2012 15:49
 
Журнал "Цейхгауз" №6 1/1997

Автор: Алексей ВАСИЛЬЕВ
Художник и автор реконструкций: Роберто ПАЛАСИОС-ФЕРНАНДЕС

ИСПАНСКИЙ ПОЛК "ЖОЗЕФ-НАПОЛЕОН" в русской кампании 1812 г.
Spanish Regiment "Joseph-Napoleon" in the Russian campaign of 1812


Среди многочисленных иностранных контингентов «Великой армии» Наполеона, участвовавших в русской кампании 1812 г., находился один пехотный полк, который принадлежал к войскам «короля Испании и Индий» Жозефа(по испански Хосе)-Наполеона Бонапарта, посаженного в 1808 г. на испанский трон своим братом — императором французов.

Этот полк, названный в честь короля Испании «Жозеф-Наполеон» (первоначально полк хотели назвать «Royal Napoleon», однако король предпочел дать ему собственное имя), был образован декретом французского императора от 13.11.1809 и окончательно сформирован в Авиньоне (на юге Франции) к 21.11.1810. Полк был укомплектован военнопленными из испанского вспомогательного корпуса генерала маркиза П. де Ла Романы (Корпус Ла Романы в 1807 г. действовал совместно с французскими войсками в шведской Померании, а в 1808 г. большая его часть, расположенная на о. Фюн (Дания), села на английские корабли и возвратилась в Испанию, чтобы там сражаться против французов. Астурийский и Гвадалахарский пехотные полки, стоявшие в лагере при Роскильде (на о. Зеланд), 31.VII.1808 подняли мятеж, но были разоружены датчанами, а затем отправлены как военнопленные во Францию. Такая же участь постигла и кавалерийский полк Альгарве, разоруженный французами в Гамбурге. Полк «Жозеф-Наполеон» был укомплектован солдатами именно этих частей) и сформирован по образцу французской линейной пехоты. По штату, введенному 18.11.1808, он состоял из полкового штаба и пяти батальонов, из которых первые четыре (действующие) имели по 6 рот (гренадерская, вольтижерская и 1-4 фузилерные), а 5-й (запасной; упразднен 1.IX.1810, восстановлен 16.IX.1812)—4 роты (фузилерные). Кроме того, в начале 1812 г. были сформированы 2 полковые артиллерийские роты (в каждой из них по штату полагались 2 офицера, 5 унтер-офицеров, 23 канонира и 41 ездовой, а также две 3-фунтовые пушки, которых роты, по-видимому, не получили). Майор (начальник депо и командир 5-го батальона), 2-й майор (введенный в полку с 1811 г.), 2 старших адъютанта, квартирмейстер и 28 унтер-офицеров (по одному за роту) были французами, выделенными из разных пехотных полков. Военнослужащие-испанцы являлись волонтерами (впрочем, многие испанские пленные вступили в полк, надеясь попасть вместе с ним на родину и там дезертировать). Все команды, кроме «кто идет?», отдавались в полку на испанском языке.

Организатором и первым командиром полка (до 12.ХП.1811) был испанский генерал X. де Кинделан, присягнувший королю Жозефу. С 31.1.1812 полковым командиром был назначен французский полковник барон Ж.-Б. де Чюди (бывший роялист-эмигрант).




Spanish captain of grenadiers. 1812.

В первые годы своего существования полк использовался преимущественно на строительстве укреплений и дорожных работах, так что поход 1812 г. явился для него первым боевым испытанием. К началу войны он оказался разделенным на две части. Два его батальона: 2-й (начальник б-на Р. Дюсер) и 3-й (начальник б-на Р. де Льянса) под начальством полковника де Чюди составляли вместе с 48-м линейным полком 3-ю бригаду 2-й пехотной дивизии (дивизионного генерала графа Л. Фриана) 1-го корпуса маршала Л.-Н. Даву. Вместе со штабом полка и полковой артиллерийской ротой эти батальоны насчитывали (по состоянию на 25.VI.1812) 47 офицеров и 1678 унтер-офицеров и рядовых. Батальоны 1-й (капитан X. Сансо) и 4-й (начальник б-на А. (О`Доннел) под общим командованием 2-го майора Ж.-Б. Дорея вместе с 18-м легким и 53-м линейным полками составляли 1-ю бригаду 14-й пех. дивизии (дивизионного генерала графа Ж.-Б. Бруссье) IV-го корпуса вице-короля Италии принца Евгения-Наполеона Богарнэ. На 25.VI вместе с приданной им ротой полковой артиллерии они имели в строю 35 офицеров и 1294 унтер-офицеров и рядовых. Весь поход 1812г. обе батальонные пары полка проделали порознь.


2-й и 3-й батальоны

Утром 24.VI 2-й и 3-й батальоны перешли по мосту у д. Понемунь на российский берег Немана, 28.VI вступили в Вильно и через месяц (23.VII) достигли Полоцка. Эти изнурительные летние марши стоили испанцам большого числа отставших. На 3.VIII батальоны имели в строю 877 человек (в т. ч. 46 офицеров), еще 81 солдат использовался при 2-й пехотной дивизии, а 6 были откомандированы. В то же время 716 унтер-офицеров и солдат оставались в тылу по болезни или дезертировали. Большое количество дезертиров во многом объяснялось нежеланием большинства испанцев служить Наполеону (отношение к императору, как к врагу Испании, умело разжигали и русские пропагандистские листовки на испанском языке). По приказу Наполеона из отбившихся от своих частей солдат были сформированы три батальона по 700-800 человек. В одном из них оказалось 133 испанца, которые вскоре дезертировали, обстреляв пытавшегося их задержать офицера. После того, как эти дезертиры были пойманы, почти каждый второй из них (всего 62 человека) был немедленно расстрелян.




French sergeant 1st fusilier companies and Spanish grenadiers. 1808-1812.

Пройдя 28.VII Витебск, 2-й и 3-й батальоны двинулись к Смоленску и 17.VIII приняли пассивное участие в сражении за город. Находясь на левом фланге своей дивизии, штурмовавшей Рославльское предместье, испанцы поддерживали связь с соседней 1-й пехотной дивизией и потеряли за весь день всего 7 раненных. 18.VIII батальоны вступили в оставленный русскими Смоленск, а 19-го перешли на правый берег Днепра, имея в строю 992 человека (в т. ч. 46 офицеров). 5.IX, следуя по большой Московской почтовой дороге в сторону Можайска, батальоны свернули с нее и приняли участие в Шевардинском бою. Уже в сумерках генерал Фриан приказал им занять пространство между деревней Шевардино и русским редутом, уже захваченным 5-й пехотной дивизией. Едва успели испанцы приблизиться к Шевардину, как развернутый за этим селением 111-й линейный полк был внезапно атакован русской кавалерией (Черниговским и Харьковским драгунскими полками). «Я построил каре из моих двух батальонов, — писал полковник де Чюди в своей реляции, — которые в этот период имели не более 400 бойцов. Я замаскировал его крайними домами правой части охваченной огнем деревни. Тогда же я направил одну роту вольтижеров, чтобы заманить противника... Вражеская кавалерия, думая, что преследует лишь горсть стрелков, прибыла к моему каре, не заметив его, и получила в упор огонь двух фасов, который обратил ее в бегство. Она оставила перед фронтом полка десяток убитых, среди которых был командовавший ею начальник, несколько лошадей, и должна была иметь большое число раненых. Полк не потерял ни одного человека, а противник не предпринимал более движения в течение всей оставшейся ночи с 5-го на 6-е.»

6.IX испанские батальоны оставались в районе Шевардина, а в ночь на 7-е вместе с другими частями 2-й пехотной дивизии перешли на позицию левее Шевардинского редута. С утра они прикрывали артиллерийские батареи 1-го корпуса, а около 13 часов расположились слева от 4-й пехотной дивизии, получившей затем задачу наступать вдоль опушки Утицкого леса. Вечером батальоны полковника де Чюди возвратились к своей бригаде. В битве 7.IX они понесли сравнительно небольшой урон: 2 убитых и 34 (в т.ч. 2 офицера) раненых.




Reconstruction shako plates. On exhibit in the Museum of History of Vilnius.

9.IX испанцы в составе 2-й пехотной дивизии (с 7.IX ей командовал бригадный генерал барон Ф.-М. Дюфур), приданной авангарду маршала Мюрата, заняли Можайск и отбросили аръергард атамана М.И. Платова на расстояние более 20 км от города. В этом бою испанское каре с успехом отражало атаки русской конницы, потеряв 2 человека убитыми и 5 ранеными. 10.IX испанцы участвовали в бою с русским аръергардом генерала М.А. Милорадовича у села Крымского. В этот день оба батальона и следовавший впереди них батальон 33-го линейного полка наступали по Московской дороге, находясь под общей командой полковника де Чюди в голове авангарда Мюрата. Около 15 часов они подошли к Крымскому, где встретили на позиции несколько егерских полков противника, поддержанных артиллерией и многочисленной конницей. Отряд де Чюди, построенный в колонну по-взводно, попал под концентрический обстрел русских орудий и ружейный огонь густой линии стрелков, однако не мог развернуться из-за угрозы со стороны кавалерии. Атакованный затем русскими эскадронами, он отбил их нападение, образовав нечто вроде незавершенного треугольника, каждую сторону которого составлял один батальон. Вторая кавалерийская атака была также отражена, причем батальоны полковника де Чюди, потерявшие много людей от картечи и ружейных пуль, тогда представляли собой уже не треугольник, а сплошную компактную массу пехотинцев. Около 17 часов (по другим сведениям — около 18-ти) на помощь передовому отряду прибыли 15-й легкий пехотный полк и 3-я легкая кавалерийская дивизия, после чего остатки испанцев и батальона 33-го полка отошли на соединение с главными силами авангарда. По свидетельству полковника де Чюди потери 2-го и 3-го батальонов составили 19 человек убитыми и 247 ранеными, так что после боя осталось в строю 14 офицеров и 196 солдат (включая легко раненых). По данным же офицера 2-го батальона М. Лопеса они потеряли в бою при Крымском 14 офицеров и 340 унтер-офицеров и рядовых убитыми и ранеными.




Vectorization dies regimental buttons (0.16 mm):
a) from the GIM (found at Borodino)
b) from a French private collection.


12.IX испанцы возобновили наступление к Москве и 14-го в час дня вступили в древнюю русскую столицу через Дорогомиловскую заставу. В составе дивизии они заняли Кремль (после стычки с его защитниками) и, пройдя до Покровской заставы, расположились вне города, на Рязанской дороге. 15 и 16.IX испанцы отдыхали, причем за это время к ним присоединилась часть ранее отставших солдат, увеличив численность обоих батальонов до 300 бойцов. 17.IX они выступили от Москвы по Рязанской дороге в составе авангарда, вместе с которым они участвовали в деле под Чириковым (29.IX) и последующем преследовании русского аръергарда Милорадовича по Старой Калужской дороге. 4.Х батальоны полковника де Чюди весь день были под огнем неприятельской артиллерии, а вечером, перейдя на левый берег речки Чернишни, вступили в бой с пехотой русского аръергарда, продолжавшийся с 18-ти до 21-го часа. Испанцы и 48-й линейный полк действовали на левом фланге своей дивизии (впереди деревни Ильино, левее большой дороги), имея справа 33-й линейный полк, а слева — основные силы французской кавалерии. После того, как русские войска начали отходить к реке Наре, 2-я пехотная дивизия двинулась следом, однако ее 33-й и 48-й полки, направленные в лес восточнее деревни Корсаково, встретили там упорное сопротивление пехотных частей противника. Лишь ценой больших потерь французам удалось захватить лес, но с наступлением ночи дивизия Дюфура отошла за речку. Русский аръергард Милорадовича удержался на позиции в 5 км южнее Чернишни, между деревнями Глодово и Дедня. В этом деле, называемом во французских источниках боем при Воронове, потери двух испанских батальонов составили 7 человек убитыми (в т. ч. 1 офицер) и 78 ранеными (в т. ч. 1 офицер). 18.X, когда армия Кутузова атаковала французский авангард на реке Чернишне, испанцы вместе со всей 2-й пехотной дивизией очистили дефиле между Спас-Куплей и Вороновым, занятое было конницей противника (вероятно из летучего отряда генерала-майора И.С. Дорохова), поддержанной несколькими пушками. Развернувшись в линию пред входом в дефиле, 2-я пехотная дивизия оставалась в таком положении до тех пор, пока мимо нее не проследовали все французские войска, отходившие к Воронову. Затем она сама отступила в том же направлении, образовав аръергард группировки Мюрата. По свидетельству полковника де Чюди пехота 2-й дивизии и две сопровождавшие ее полевые батареи не потеряли в бою 18-го числа ни одного человека.

Присоединившись 21.X к своему 1-му корпусу, испанцы совершили марш к Малоярославцу, но в битве за город не участвовали. 29.Х они прошли Можайск и двигались к Смоленску в аръегарде маршала Даву. 3.XI около Вязьмы 1-й корпус был окружен, весь день пробивался через русские войска и понес большие потери, однако подробности участия испанцев в этом сражении и их урон неизвестны. 12.XI батальоны де Чюди пришли в Смоленск, где 2-ю пехотную дивизию возглавил дивизионный гененерал барон Э.-П.-С. Рикар. 17.XI они выступили из Смоленска вместе с аръегардом «Великой армии» под командованием маршала М. Нея, и 18-го числа подошли к Красному, уже захваченному русскими войсками. Пытаясь пробиться, Ней первой двинул в атаку через реку Лосьмину 2-ю пехотную дивизию. Испанские батальоны, состоявшие из 35 рядов (всего 105 бойцов, не считая офицеров), поддерживали атаку 48-го линейного полка, наступавшего на правом флаге. Но храбрая атака дивизии захлебнулась под ударами русского VII-го пехотного корпуса. Убедившись в невозможности прорыва, Ней обошел русские позиции и переправился ночью через Днепр у деревни Баришки по едва окрепшему льду. Отбиваясь от казаков Платова, войска Нея два дня двигались вдоль Днепра на запад и 20.XI достигли Орши, соединившись с армией Наполеона. Имея утром 18.XI около 8 тыс. человек, Ней привел в Оршу не более 1500 изможденных офицеров и солдат.

2-й и 3-й батальоны после Красного уже не являлись боевыми единицами. В сражении 18.XI они потеряли 76 человек убитыми и ранеными (в т. ч. 8 офицеров) и 54 пленными, как следует из реляции полковника де Чюди. По другим, уточненным данным, погибло 2 офицера и были взяты в плен ранеными 7. Еще 4 офицера попали в плен при невыясненных обстоятельствах. Сам де Чюди, раненый 18.XI картечью в левый бок, остался в строю. Собрав в Орше уцелевших испанцев, он образовал полуроту, охранявшую батальонные знамена во время последующего отступления. Вместе с остатками 2-й пехотной дивизии, вновь вошедщей в состав 1-го корпуса, испанская полурота отступала к Березине. Вечером 27.XI она перешла реку по одному из мостов близ деревни Студянки, и двинулась дальше на Вильно. Пойдя Вильно 9-10.XII и потеряв еще 3-х офицеров (1 умер, 2 попали в плен), испанцы 12.XII достигли Ковно и на следующий день переправились через Неман. Покинув пределы Российской империи, они направились в Гумбинен, откуда полурота полковника де Чюди перешла в Торн, назначенный сборным пунктом 1-го корпуса. В этой крепости испанцы провели несколько дней отдыха, причем все остававшиеся в строю младшие офицеры были вооружены мушкетонами. Наконец, в марте 1813 г. остатки 2-го и 3-го батальонов испанского полка прибыли в Кобленц, имея в своих рядах 66 человек, в т. ч. 16 офицеров.


1-й и 4-й батальоны

Батальоны майора Дорея перешли Неман 30.VI у деревни Пилоны. 26.VII, следуя к Витебску, они вместе 14-й пехотной дивизией занимали вторую линию в бою при Какувячине, а на следующий день были выдвинуты в авангард для совместных действий с кавалерией Мюрата. В сражении при Витебске (27.VII) батальоны, построившись в одно каре слева от большой дороги, вместе с другими частями 14-й пехотной дивизии отбивали ружейным огнем атаки русской конницы. Пройдя Витебск 28.VII, испанцы (по ведомости от 3.VIII.1812 их было 721 человек (в т. ч. 30 офицеров) в строю и 72 в командировках) подошли 17.VIII к Смоленску и во время битвы находились на правом берегу реки Лосьмины, в резерве левого крыла наполеоновской армии. Из Смоленска батальоны Дорея (в это время они насчитывали 801 человек, в т.ч. 39 офицеров) двинулись к Москве. Следуя левее Московской почтовой дороги, они 5.IX остановились на позиции западнее села Бородино. В 6 часов утра 7.IX они выступили с биваков в составе своей дивизии и, переправившись на правый берег речки Колочи, достигли подошвы Курганной высоты, на которой находилась центральная русская батарея. При этом испанские батальоны выдвинули вперед своих вольтижеров, которые, действуя в рассыпном строю, завязали перестрелку с русскими егерями. После 8 часов утра батальоны попытались приблизиться к русской батарее, но сильный артиллерийский огонь заставил их вернуться на исходную позицию. Во время решающей атаки центрального русского укрепления (около 15 часов) испанцы, как и вся 1-я бригада 14-й пехотной дивизии, находились во второй линии, поддерживая наступление 9-го и 35-го линейных полков 2-й бригады. О потерях 1-го и 4-го батальонов известно только, что 7.IX у них выбыло 3 офицера (1 убит и 2 ранены).

15.IX испанские батальоны подошли к Звенигородской заставе Москвы, затем в составе дивизии Бруссье повернули налево в обход города, пересекли Петербургское шоссе и встали лагерем в Бутырках. 21.IX они расположились в деревнях к северу от Москвы, а 26-го, пройдя вместе с 14-й пехотной дивизией через сгоревший город, вышли на Можайскую дорогу и, двигаясь по ней, к началу октября остановились в селе Большие Вязёмы (имении князя Б.В. Голицына). Оттуда 15.X испанцы выступили на Новую Калужскую дорогу, куда был направлен весь отряд генерала Бруссье, состоявший из 14-й пехотной дивизии и трех легких кавалерийских бригад. Следуя в авангарде этого отряда вместе с кавалерией генерала графа Ф.-А. Орнано, 16.Х батальоны имели стычку с русскими партизанами капитана А.Н. Сеславина, напавшими на колонну у деревни Бекасово. Дойдя до деревни Тальково, 17.Х оба испанских батальона отправились обратно на Можайскую дорогу, чтобы вновь войти в состав гарнизона Б. Вязём. Там майор Дорей и его батальоны оставались до 22.Х, а затем перешли по Можайской дороге в Кубинское. В тот же день в 2 км от этого села казаки напали на конвой с французскими ранеными. На выручку конвоя было послано 50 испанских гренадеров под командой приехавшего с поручением из Москвы эскадронного начальника Б. де Кастелляна. Их прибытие заставило казаков отступить, причем было спасено 100 человек из состава эскорта конвоя (эти неопытные солдаты вместо того, чтобы защищаться, спрятались в лесу, даже ни разу не выстрелив). Любопытно, что де Кастеллян в своих воспоминаниях отмечал, что «... полк состоящий из испанцев, старых солдат, — превосходен». 24.X испанские батальоны были подобраны в Кубинском маршалом Э.-А. Мортье, следовавшим из Москвы во главе 8-тысячного отряда. Вместе с этими войсками они пришли 27.Х в Верею, где соединились с главными силами Наполеона, прибывшими из Малоярославца, и 28-го вновь возвратились в состав 1-й бригады 14-й пех. дивизии. 29.X испанцы вышли на Смоленскую дорогу у села Успенского, откуда продолжили отступление на Вязьму. 3.XI у этого города они опять сразились с русскими, но подробности их действий и потери неизвестны.

С 4-го по 6.XI, когда уже лежал первый снег, а холод значительно усилился, батальоны Дорея двигались вместе с IV-м корпусом по Смоленскому почтовому тракту до Дорогобужа, а затем свернули вправо на дорогу, ведущую в Духовщину. 9.XI они участвовали в бою с казаками Платова, прикрывая вместе со своей дивизией переправу остальных войск Богарнэ через речку Вопь. Перейдя утром 10-го на правый берег Вопи, они прибыли на следующий день в Духовщину, преследуемые по пятам отрядом Платова. Оттуда они направились к Смоленску, которого достигли 14-го числа, расположившись на высотах севернее города (против казаков Платова).

15.XI испанцы выступили из Смоленска по дороге на Оршу и вместе с другими частями IV-го корпуса дошли до Лубни, где остановились на ночлег. 16-го, еще до рассвета, они продолжили движение, но около 16 часов должны были вступить в бой с 17-тысячным русским авангардом Милорадовича, преградившим 5-тысячному корпусу вице-короля дорогу к Красному (у села Мерлина). Принц решил пробиваться и после того, как его передовой отряд был отброшен огнем русской артиллерии, выстроил свои главные силы в боевой порядок. 14-я пехотная дивизия (имевшая тогда под ружьем не более 1000 человек при 2-х орудиях) встала слева от большой дороги. Бруссье развернул свою 1-ю бригаду (точнее то, что еще оставалось от 18-го легкого и 53-го линейного полков и двух испанских батальонов) в линию и расположил левее нее 35-й линейный полк 2-й бригады, построенный в каре (9-й линейный полк той же бригады был оставлен на дороге для охраны обоза). Затем пехота двинулась к небольшому лесу, лежавшему на расстоянии около 1 км от дороги. Несколько сотен русских стрелков, находившихся перед ней, тотчас стали отходить, наводя французов на свои батареи. Когда части генерала Бруссье уже почти достигли высоты вышеупомянутого лесочка, по ним был открыт огонь из двух пушек, внезапно демаскированных противником. Одновременно по ним начали стрелять картечью 44 русских орудия, стоявшие поперек большой дороги, за оврагом. Не выдержав этих перекрестных выстрелов и понеся огромные потери, остатки французских полков и испанских батальонов (потерявших здесь убитым своего командира майора Дорея) вынуждены были возвратиться к большой дороге. После того, как все попытки IV-ro корпуса пробиться к Красному сквозь мощный русский заслон не увенчались успехом, вице-король уже вечером предпринял обходный маневр вправо от большой дороги (в сторону Днепра). Ночью ему удалось окольным путем добраться до Красного и соединиться там с гвардией Наполеона. Испанцы, уцелевшие после атаки русской позиции, а также три других полка дивизии Бруссье прикрывали этот переход, оставленные слева от большой дороги, чтобы имитировать некое подобие боевой линии. Простояв до темноты под неприятельским огнем, они провели ночь в 4 км впереди речки Лосьмины, где находились также остатки артиллерийских парков «Великой армии». Здесь их обнаружил маршал Даву, предпринявший ночью рекогносцировку дороги между Корытней и Красным.

На следующий день все, что осталось от 14-й пехотной дивизии (около 400 бойцов, в т. ч. несколько десятков испанцев, еще сохранивших ружья), было подобрано войсками 1-го корпуса и прибыло вместе с ними в Красный. Таким образом, этой горсти храбрецов удалось избежать почти верной гибели или плена и вновь соединиться с корпусом вице-короля (последний после сражения 16-го числа имел в строю около 3500 человек). В составе IV-ro корпуса остатки 1-го и 4-го батальонов полка «Жозеф-Наполеон» отступили затем в Оршу, куда прибыли 19.XI.
Здесь впервые за всю кампанию испанские солдаты смогли приветствовать своих соплеменников из 2-й дивизии. По воспоминаниям одного португальского офицера, видевшего в Орше остатки всех четырех батальонов полка «Жозеф-Наполеон», они вместе насчитывали тогда 114 человек. Выступив из Орши, 1-й и 4-й батальоны двинулись с 14-й пехотной дивизией к Березине и перешли ее 27.XI. Пройдя Вильно и Ковно, они 12.XII покинули российскую территорию, а затем были направлены вместе с прочими остатками IV-ro корпуса в Мариенвердер, где к 31 .XII.1812 насчитывали 6 офицеров и 49 солдат (из которых только 5 имели ружья).

Испанский полк «Жозеф-Наполеон» потерял в походе 1812 г. 96% своего состава. Некоторые пленные и перебежчики из числа испанцев, оставшихся в России, позже сражались против французов в различных русских воинских частях.

Большинство же оказалось в рядах двух-батальонного полка испанской армии короля Фердинанда VII, сформированного в Царском Селе и названного «Императорским Александра» (Imperial Alexandro). Летом 1813 г. этот полк на английских кораблях отправили из Кронштадта в Испанию.

Кадры, возвратившиеся из русского похода, запасной батальон и пополнение в 1813 г. составили два новых действующих батальона полка «Жозеф-Наполеон», получивших новые мундиры обр. 1812 г. и сменившие свои красные испанские кокарды на трехцветные французские.




Spanish voltigeurs in his coat and work clothes. 1808-1812.


УНИФОРМА. 1808-1812 гг.

В императорском декрете от 13.11.1809 вновь формируемому полку был присвоен белый мундир с воротником, обшлагами и лацканами светло-зеленого цвета. Но поскольку полк создавался как часть испанской армии короля Жозефа, то при французской форме и экипировке имелись и некоторые особенности:

1. Испанская кокарда. Согласно королевскому декрету от 18.VIII.1809, как и во всей испанской армии Жозефа, она была красной. Из-за двойственности положения, в котором находился полк с момента сформирования — будучи частью испанской армии, он никогда в Испании не был и нес службу и имел систему подчиненности, как французский, подданные Франции, служившие в этом полку, носили французские кокарды. Показателен ответ французского военного министра от 4.XI. 1811 на письмо майора Дорея, запрашивавшего, должен ли он сохранить французскую кокарду или носить испанскую, в связи с наименованием полка испанским. Министр ответил майору, что тот лишь прикомандирован к полку, а числится во французской армии.
2. Киверные бляхи и пуговицы. Полученные в октябре 1808 г. бляхи оригинальной формы имели надпись по испански «Испанская пехота» и королевский вензель под короной. Те же изображения помещались на пуговицах. Возможно, что такие же бляхи и пуговицы были и в других пехотных полках испанской армии старшего брата императора французов.

Во всем остальном это был тот же французский мундир обр. 1806 г. с такими же отличиями между гренадерами, вольтижерами и фузилерами. Французские кивера обр. 1810 г. также обшивались у гренадеров красной тесьмой. Боковых же красных шевронов в полку не носили до 1813 г., так как право на подобное отличие получал только тот, кто проделал со французской армией хотя бы одну кампанию. Несмотря на отмену 9.XI.1810 киверных этишкетов, они благополучно дожили до русской кампании 1812 г.

Офицеры полка, следуя в русле французской военной моды, с избытком нагружали свои кивера золочеными аксессуарами. Вспоминая о своей службе в полку «Жозеф-Наполеон» (в ноябре 1811 г.), капитан Гальярдо де Мендоса писал: «Наша униформа была красивой — белой с зелеными лацканами, золотыми эполетами и кивером, имевшим тяжелые этишкеты из того же металла и весившем как будто целый центнер; такова была мода Империи.» На золоченых шейных офицерских знаках помещались серебряные изображения, по видимому, королевского вензеля.

Об одежде барабанщиков и музыкантов оркестра, оставшегося в России, сведений не сохранилось. Скорее всего они носили полковую форму, обшитую тесьмой. По крайней мере зеленых ливрейных музыкантских мундиров обр. 1812 г. они до русской кампании не получали.

К сожалению, по этому полку начисто отсутствуют современные ему изображения, а все известные рисунки были сделаны не ранее середины XIX века. Полагаем, не следует на них опираться, так как они изобилуют множеством неточностей, как то: полугамаши, киверный орел, зеленые отвороты фалд и обшлажные клапаны и т.д.




The reconstruction is based on standard regimental banners French Empire army and its satellites arr. 1804
Emblem taken from the only surviving Spanish flag 6th Line Regiment Army Joseph. Maybe on the back of a white lozenge was an inscription in Spanish: «Su Majestad Catolica Jose Napoleon al Regimento de Infanteria de Linea», as was the custom on such banners.


ЗНАМЕНА

По поводу знамен полка «Жозеф-Наполеон» до настоящего времени сохранился лишь ряд упоминаний, позволивший нам сделать их реконструкцию. 10.V.1809 военнный министр генерал А.-Ж.-Г. Кларк писал министру военной администрации Ж.-Ж. Лакюэ де Сессаку: «... так как полк не будет иметь орлов, то у него не должно быть и орлоносца...»

По случаю выдачи в 1812 г. полкам «Великой армии» новых знаменных полотнищ с трехцветными вертикальными полосами имел место запрос к Военной администрации от 13.V: «Его величество (король Испании Жозеф — Р.П.) в высшей степени желал бы знать, будет ли полк Жозефа-Наполеона иметь орла...» По просьбе императора Кларк ответил: «Декрет 25 декабря 1811 года предписывает, что орел будет даваться пехотной части, состав которой превышает 1200 человек. По этому положению полк Жозефа-Наполена попадает в эту категорию, но так как в период формирования полк получил 4 трехцветных знамени, на которых запечатлен герб Его Католического Величества, и его чины являются поддаными своего суверена, я думаю, что ему не должен быть пожалован орел, а следует сохранить имеющиеся знамена.»

По поводу сохранившейся записки из архива маршала Нея, в которой упоминалось, что «одна пожилая дама хранила в своей коллекции зелено-белое знамя полка Жозефа-Наполеона», можно сказать, что речь здесь идет, по видимому, о ротном значке.

Известно, что с остатками полка за Неман было вынесено по крайней мере одно из полковых знамен (2-го батальона).

Источники и литература:
1. Ворре Р. Les Espagnols a la Grande Armee. Le corps de la Romana (1807-1802), le regiment Joseph-Napoleon. Paris, 1899.
2. Camp F. Un espagnol temoin de la retraite de Napoleon en Russie (Don Raphael de Llanza).//«Revue des Etudes Napoleoniennes». № 1 (1 Janvier 1930). Paris, 1930. P. 57-61.
3. Castellane E.-V.-E.-B. Le journal du marechal de Castellane. T.1. Paris, 1895.
4. Chuquet A. Lettres de 1812. Paris, 1911.
5. Chuquet A. 1812. La Guerre de Russie. Notes et documents. T.1-3. Paris, 1912.
6. Coignet J.-R. Les Cahiers de capitaine Coignet (1799-1815), Paris, 1883.
7. Dedem de Gelder A.-B.-G. Memoires du general baron de Dedem de Gelder. 1774-1825. Paris, 1900.
8. Fabry G. Campagne de Russie (1812). T. 1-5. Paris, 1900-1903.
9. Fieffe E. Histoire des troupes etrangeres au service de France. T. 1-2. Paris, 1854.
10. Friant J.-F. Vie militaire du lieutenant-general comte Friant. Paris, 1857.
11. Labaume E. Relation complete de la campagne de Russie en 1812. Paris-Londres, 1816.
12. Lienhart C., Humbert R. Les Uniformes de l`аrmee franfaise depuis 1690 jusqu'a nos jours. T.5. Leipzig, 1906.
13. Martinien A. Tableaux par corps et par batailles, des officiers tues et blesses pendant les guerres de 1'Empire (1805-1815). Paris, 1898.
14. Pegeard A. Les Boutons de l'uniforme de la Grande Armee.//«Tradition», № 8. 1987. P. 37-41.
15. Reboul F. Campagne de 1813: Les preliminaires. T.1. Le commandement de Murat. Paris, 1910.
16. Rigo. Le Regiment Joseph-Napoleon. Les Espagnols dans le tourmente... // «Tradition», № 88 (mai 1994). P. 22-30.

T.S.
Active User


From: Copenhagen
Messages: 180

 Spanish Regiment
Sent: 21-08-2012 23:40
 
Hi
from Spanish prisoners ofwar was raised a regiment in Russian service, it was named Alexander, if I remember correctly.
Do you have an a Russian article on that regiment?
If so, then please put it up.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Spanish Regiment
Sent: 18-07-2013 23:05
 
Журнал "Цейхгауз" №7 1/1998

Автор: Алексей ВАСИЛЬЕВ
Художник и автор реконструкций: Роберто ПАЛАСИОС-ФЕРНАНДЕС

ИСПАНСКИЙ ПОЛК «ЖОЗЕФ-НАПОЛЕОН» в кампаниях 1813 и 1814 гг.
Spanish Regiment "Joseph-Napoleon" in the campaigns of 1813 and 1814.





УНИФОРМА ПОЛКА «ЖОЗЕФ-НАПОЛЕОН». 1813-14 гг. (По регламенту Бардена. 1812 г.)
1. Барабанщик 2-й роты 1-го батальона.
Новый киверный орел воспроизводится по недостаточно достоверным изображениям. Музыкантский мундир «барденовского» типа без обшивки ливрейной тесьмой. Полковой оркестр, взамен потерянного в России, был организован летом 1813 г. и одет в зеленое сукно с золотыми галунами. Французские кокарды, заменившие с 1813 г. у испанцев национальные красные, ознаменовали изменение статуса части — окончательное превращение ее в иностранный полк французской армии.
2. Гренадерский капрал 2-го батальона в полной форме.
Мундир в основном соответствует регламенту; из белого и зеленого сукна, заготовленного согласно распоряжению военного министра еще 28.XI.1812. Боковые шевроны на киверах отборных рот появились лишь в Глогау у ветеранов русской кампании.
3. Вольтижер 2-го батальона в походной форме.
Вероятно киверные бляхи образца 1808 г., срок службы которых был лет двадцать, оставались и в депо, и у ветеранов кампании 1812 г. Хотя по регламенту вольтижерам уже не полагались желто-зеленые эполеты, их продолжали носить практически во всех частях «Великой армии».

REGIMENT UNIFORMS "Joseph-Napoleon." 1813-14 years. (According to the regulations Barden., 1812)
1. Drummer 2nd Company of the 1st Battalion.
New shako eagle is reproduced by insufficiently reliable images. The musician's uniform, "Barden" type without livery lace trim. The regimental band, instead of lost in Russia, was organized in the summer of 1813 and is dressed in green cloth with gold lace. French cockades, replacing 1813 with the Spanish national red cockades, marked a change in the status of regiment - the final turning it into a foreign regiment of the French army.
2. Grenadier Corporal 2nd Battalion in full form.
Uniform basically corresponds to the regulations, from white and green cloth, of harvested According to the decree of Minister of War has 28.XI.1812. Chevrons on the side selected shakos mouth appeared only in Glogau in the veterans of the Russian campaign.
3. Voltigeur of the 2nd Battalion in the "field uniform."
Probably shako badges sample in 1808, whose service was twenty years old, and remained in depot and the Veterans Campaign 1812. Although the regulations have not relied Voltigeurs yellow-green epaulettes, they continued to be worn in almost all units of the "Grand Army" .




Восстановление испанского полка «Жозеф-Наполеон» после гибельного похода в Россию стало возможным благодаря полковому депо, организованному в сентябре 1812 г. под командой майора Хосе де Кинделана. Военнопленные испанцы, находившиеся во Франции, по-прежнему являлись источником для пополнения полка. К февралю 1813 г. полковое депо в Маастрихте насчитывало 12 офицеров, 62 унтер-офицера и 1200 рядовых. 8.II.1813 император Наполеон повелел сформировать на базе этого депо запасной батальон, а 802 чел. (в т.ч. 750 рядовых) направить в Эрфурт, чтобы составить там новый действующий (1-й) батальон полка, которому затем предстояло присоединиться в Силезии к 4-му корпусу «Великой армии» (при этом в состав батальона предполагалось включить остатки прежних 1-го и 4-го батальонов, собранные в Глогау, а также небольшую группу военнослужащих 2-го и 3-го батальонов, размещенную в Штеттине). Считалось, что новый батальон будет насчитывать 910 рядовых, в т.ч. 160 возвратившихся из России (они должны были послужить для формирования гренадерской и вольтижерской рот*) и 750 — из депо (для формирования четырех фузилерских рот).

17.II.1813 Наполеон запретил рекрутировать испанских военнопленных, a 6.III повелел не восстанавливать прежние пять батальонов, а только два и депо. Людей бы хватило и на полный соcтав, однако прежние подозрения императора оправдались самым высоким процентом дезертирства среди частей «Великой армии» в русской камапнии.

1.III.1813 пополнение, выделенное из депо (три маршевых роты по 250 солдат) выступило из Маастрихта под командой начальника батальона Н.-Р.-И.Демпра (француза, ранее служившего капитаном в 5-м легком полку). 5.III оно прибыло в Кельн, чтобы оттуда следовать в Эрфурт. Однако 6.III Наполеон распорядился направить его в Кобленц, назначенный новым местом формирования полка «Жозеф-Наполеон». Демпр должен был возглавить этот батальон, включенный в состав

2-й дивизии 2-го Рейнского наблюдательного корпуса маршала О.-Ф.-Л. Мармона. С 10.III в Кобленце началось формирование фузилерских рот 1-го батальона, офицерские кадры котрых в основном составили бывшие офицеры 2-го и 3-го батальонов, возвратившиеся из России. К 7.IV батальон Демпра (1-я, 2-я, 3-я и 4-я фузилерские роты, которыми командовали капитаны М. Васкес, Ф. Мартинес, М. Гальярдо де Мендоса и М. Буэрго) имел в строю 12 офицеров (в т.ч. 8 участников русской кампании 1812 г.) и 768 унтер-офицеров и рядовых. 8.IV.1813 он выступил из Кобленца в Майнц, чтобы затем присоединиться в Фульде к своей дивизии, переименованной с 12.III в 21-ю пехотную дивизию 6-го корпуса «Великой армии в Германии».

После выделения людей для формирования 1-го действующего батальона общее количество унтер-офицеров и рядовых, находившихся в депо полка «Жозеф-Наполеон», не только не уменьшилось, но даже возросло. К 18.III.1813 оно насчитывало 1481 чел., из которых 484 должны были составить запасной батальон майора X. де Кинделана, формируемый в соответствии с распоряжением Наполеона от 8.II, а остальные 997 числились сверх комплекта. В связи с этим император приказал образовать в испанском полку 2-й действующий батальон. Последний был сформирован к 21.IV в Намюре, куда перешло из Маастрихта полковое депо. 10.VIII.1813 2-й батальон под командование батальонного начальника Васкеса в составе 9 офицеров и 822 нижних чинов (из них 242 гренадера и вольтижера) выступил в Магдебург, чтобы усилить гарнизон этой крепости на Эльбе.

Тем временем 1-й батальон испанцев, состоявший в 21-й пехотной дивизии, которой последовательно командовали дивизионные генералы граф Ж.-П.-Ф. Боне (до 1 .VII. 1813) и граф Ж. Лагранж, принимал участие в боевых действиях на территории Силезии и Саксонии. Он был в сражениях при Люцене (2.V) и Бауцене (20-21.V), а после Плесвицкого перемирия — при Дрездене (27.VIII). С 13.IX батальон Демпра, как и весь 6-й корпус Мармона, перешел в подчинение маршала И. Мюрата, короля Неаполя. При отступлении французских войск в район Лейпцига испанцы входили в состав арьергарда дивизионного генерала барона Э. Бордесуля (командира 1-й тяжелой кавалерийской дивизии), прикрывавшего в Гроссенхайне отход группировки Мюрата за Эльбу. 26.IX они участвовали в бою с авангардом русского корпуса генерал-лейтенанта барона Ф.В. Остен-Сакена (из Силезской армии генерала Г.Л. фон Блюхера) между Гроссенхайном и Мейсеном и у самого Мейсена, где отряд Бордесуля переправился затем на левый берег Эльбы, разрушив за собой мост. В «битве народов» под Лейпцигом (16-19.Х) 1-й батальон полка «Жо-зеф-Наполеон» в составе 21-й дивизии, действовал на левом крыле наполеоновской армии. Особенно тяжелый урон он понес в первый день, сражаясь у Меккерна с частями 1-го прусского корпуса генерал-лейтенанта Г.Д.Л. фон Йорка. Заключительным боевым эпизодом в истории 1-го батальона стало сражение при Ханау (31.Х), в ходе которого войска Наполеона, отступавшие от реки Эльстер к Майну, пробились через позиции австро-баварской армии генерала графа К. Вреде. После этой битвы испанский батальон Демпра вместе с 6-м корпусом прибыл во Франкфурт-на-Майне, а потом в Майнц, где 4.XI.1813 перешел на левый берег Рейна.

24.XI.1813 Наполеон подписал декрет о предстоящем преобразовании всех иностранных пехотных частей французской службы в пионерные. В соответствии с данным постановлением 1-й действующий батальон испанцев, недавно прибывший во Францию, а также их запасной батальон, находившийся в Намюре, были отведены в Седан, где 24.XII. 1813 дивизионный генерал барон Ж.-Л.-Ф. де Тийи, занимавший должность генерал-инспектора, объявил о роспуске полка «Жозеф-Наполеон» и создании из его личного состава нового «полка испанских пионеров». При этом более половины ружей, имевшихся в прежнем полку (1167 единиц), подлежало изъятию. Новая часть, командиром которой был назначен майор X. де Кинделан, состояла из двух батальонов и имела налицо 2066 чел., в т.ч. 28 офицеров. 31.I.1814 батальоны испанских пионеров прибыли из Седана в Сен-Мэксан и Ниор, где в конце августа того же года были расформированы. Месяц спустя бывшие офицеры этого полка, собранные в г. По (департамент Нижние Пиренеи), получили статус беженцев.

2-й батальон полка «Жозеф-Наполеон» (6 рот, включая гренадерскую и вольтижерскую) находился с 15.IX.1813 по 16.V.1814 в гарнизоне Магдебурга, блокированного корпусом прусского генерал-лейтенанта К.Ф. фон Хиршфельда и сдавшегося уже после отречения Наполеона. Командовавший батальоном капитан А. Виллальба (участник русского похода), в одной из вылазок попал в плен и был заменен капитаном М. Ордоньесом (также ветераном кампании 1812 г., раненым при Крымском). 10.XI.1813 французский губернатор Магдебурга дивизионный генерал граф Ж.-Л.-Ф. Лемаруа временно произвел Ордоньеса в начальники батальона (производство было утверждено 5.XI.1814 королем Людовиком XVIII). По возвращении во Францию 2-й батальон испанцев разместился в Страсбурге, но 15.VI.1814 начальник 5-го военного округа дивизионный генерал барон Ш.-Ф. Дебюро направил его оттуда в Лион. Следуя к этому городу, он 18.VI получил приказ перейти в гарнизон крепости Бельфор, что привело к дезертирству большинства солдат испанского батальона. Оставшаяся часть людей Ордоньеса в ночь на 19.VI была разоружена по приказу коменданта Бельфора, после чего 2-й батальон вновь отправился в Лион. Когда по пути туда он сделал остановку в Безансоне (30.VI), в его рядах насчитывалось всего 187 чел., включая 15 офицеров. Из Лиона батальон перешел в Перпиньян (Восточные Пиренеи), куда прибыл 30.VII. 1814. Затем солдаты-испанцы возвратились на свою родину, а офицеры были собраны в депо испанских беженцев, организованном в Монтобане.

Многие бывшие офицеры и солдаты полка «Жозеф-Наполеон», оставшиеся во Франции, продолжили службу в рядах Иностранного колониального полка, сформированного в начале 1815 г. из испанцев и португальцев (под командой начальника батальона М. Васкеса) и переименованного весной того же года (в период Ста дней) в 6-й иностранный полк. После второй реставрации Бурбонов (6.IX.1815) все иностранные пехотные полки французской армии были распущены и реорганизованы в один Королевский иностранный легион 3-хбатальонного состава (с 9.VL1816 — Легион Гогенлоэ), куда вошло и некоторое число ветеранов полка «Жозеф-Наполеон».

Библиография:

1. Ворре P. Les Espagnols a la Grande Armee. Le corps de La Romana (1807-1808), le regiment Joseph-Napoleon. Paris, 1899.

2. Fieffe E. Histoire des troupes entrageres au service de France. T. 1-2. Paris, 1854.

3. Lienhart C., Humbert R. Les Uniformes de Гarmee Francaisc depuis 1690 jusqu’a nos jours. T. 5. Leipzig, 1906.

4. Martinien A. Tableaux par corps et par batailles, des officiers tues et blesses pendant les guerres de l’Empire (1805-1815). Paris, 1898.

5. Reboul F. Campagne de 1813: les preliminaires. T. 1-2. Paris, 1910-1912.

6. Rousset C. La Grande Armee de 1813. Paris, 1871.

7. Rigo. Le Regiment Joseph-Napoleon. Les Espagnols dans le tourmente... //«Tradition». 1994. № 88 (mai). P. 22-30.


New Products
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
$ 4.35
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
$ 2.00
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
$ 8.00

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2808
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1084
This page was built together in: 0.0631 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce