Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » XVIII century / XVIII век » Thread: GUARDS PETER THE GREAT 1702-1725 -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 GUARDS PETER THE GREAT 1702-1725
Sent: 11-11-2011 13:54
 
Журнал "Орел"

С. ЛЕТИН


ГВАРДИЯ ПЕТРА ВЕЛИКОГО 1702—1725 ГОДОВ






Петр Великий в мундире Преображенского полка. Иллюстрация С. Летин / Peter the Great in the uniform of the Preobrazhensky Regiment. Illustration S. Letin


Еще с прошлого столетия годом рождения Российской гвардии принято считать 1683 г., когда обычные для отроков царствующего дома воинские «потехи» у десятилетнего царя Петра Алексеевича приняли характер более серьезный, нежели стрельба из лука и порча игрушечных барабанов. Из товарищей своих детских забав он формирует «потешную» дружину, с которой совершает походы в окрестностях дворцовых подмосковных сел, старательно изучая азы воинской науки.
Около 1690 г. Петр разделил «потешного строя людей всяких чинов» на два полка - Преображенский и Семеновский, дав им организацию, подобную существовавшей в «выборных» солдатских полках. Преображенский полк в это время насчитывал в своих рядах около 2000 человек, разделенных на роты численностью от 60 до 80 рядовых, 3 офицеров, 8 урядников и 4 музыкантов.
Новосформированные полки продолжали совершенствовать боевое мастерство на подмосковных полях, сражаясь с условным противником из стрельцов и выборных солдат. В 1695—1696 гг. они получили первое боевое крещение под стенами Азова. Уже тогда, в конце 1690-х гг., оба полка стали играть роль своеобразной школы подготовки командного состава для начинавшей создаваться новой армии, необходимой Петру для поединка с грозным северным соседом — Швецией.




Петр I в Полтавском бою. Фрагмент картины П.-Д. Мартена «Полтавская баталия». 1720-е гг. Екатерининский дворец, г. Пушкин.
Петр изображен в парадном мундире офицера л.-гв. Преображенского полка — темно-зеленом кафтане с красными обшлагами, богато расшитом золотыми галунами. Мартен использовал для создания своей картины материалы, предоставленные самим заказчиком — Петром. Это и определило наличие таких специфических деталей образа Петра, как его мундир и оружие — кортик, часто используемый им в сражениях.

Peter I at the Battle of Poltava. Fragment pattern P.-D. Martin "The Battle of Poltava." The 1720s. Catherine Palace, Pushkin.
Peter is depicted in dress uniform officer Guards Preobrazhensky Regiment - dark green coat with red cuffs, richly embroidered with gold lace. Martin used to create his painting materials provided by the customer - Peter. This determined the existence of such specific details of the image of Peter as his uniform and weapons - dagger, often used them in battle.


В первом же крупном сражении Северной войны, у осажденной русскими Нарвы 19 ноября 1700 г., преображенцы и семеновцы оправдали почетное наименование «лейб-гвардии», данное им тремя месяцами ранее, 22 августа 1700 г. Оказав достойное сопротивление стремительному натиску едва ли не лучшей армии Европы, гвардейцы спасли русское войско от грозившего ему уничтожения.
Начиная с этой достопамятной, но неудачной баталии, оба гвардейских полка не пропустили ни одного сколь-либо выдающегося военного события русской истории первой четверти XVIII в. Под знаменами Петра они закончили свою боевую службу в 1722 г. у стен покоренного Дербента.
За все это время организация Преображенского и Семеновского полков практически не изменялась. Согласно этой организации, первый состоял из четырех, а второй - из трех батальонов, делившихся на четыре фузилерные роты. Сверх того, в обоих полках имелось по гренадерской роте и по артиллерийской команде. В Преображенском полку последняя называлась Бомбардирской ротой, капитаном ее был сам Государь. В 1704 г. гренадерские роты в обоих полках состояли из 3 обер-офицеров, 8 унтер-офицеров, 179 капралов и рядовых, 3 барабанщиков и 4 нестроевых чинов. Фузилерные роты имели в своих рядах по 4 офицера, 11 унтер-офицеров, 172 капрала и рядового, 4 барабанщика и 5 нестроевых чинов. Численность рот с течением времени менялась, но организационных перемен во все царствование Петра не производилось.




Битва при Лесной 29 сентября 1709 г.
Раскрашенная гравюра работы Н. Лармессена по рисунку П.-Д. Мартена-младшего. 1720-е гг. Военно-исторический музей А. В. Суворова. Санкт-Петербург. Гравюра изображает поражение, нанесенное российской армией шведскому корпусу генерала Левенгаупта. Слева изображен Петр в сопровождении свиты. Сам государь и некоторые из офицеров одеты в парадные мундиры лейб-гвардии Преображенского полка. На втором плане изображены драгуны в красных мундирах, выдвигающиеся в боевую линию войск. К ним скачет адъютант с белой повязкой на рукаве. В глубине — сражающиеся русские и шведские полки.

Battle of Lesnaya September 29, 1709
Tinted engraving by N. Larmessena - a drawing P.-D. Martin, Jr.. The 1720s. Military-Historical Museum Alexander Suvorov. Saint-Petersburg.
The engraving depicts a defeat of the Russian army corps general Swedish Lewenhaupt. The left is Peter in the retinue. The Emperor himself and some of the officers dressed in ceremonial uniforms of the Life Guards regiment. In the background are shown in red coats dragoons advanced in battle line troops. These jumps aide with a white armband. In depth - fighting Russian and Swedish regiments.


С 1707 г. Преображенский и Семеновский полки были «учреждены конными» — т. е. для удобства и скорости передвижения посажены на лошадей и снабжены драгунским снаряжением. Француз Моро де Бразе, служивший в русской армии во время Прутского похода 1711 г., в своих записках рассказывает об этом следующее: «...полки сии хотя пехотные, но в походе садятся на конь и идут с литаврами, штандартами и трубами (тоже и Ингерманландский и Астраханский). В лагере или в городе им возвращают барабаны». Драгунский способ передвижения гвардейцы сохранили до самого конца Северной войны, последний раз сев в седла для торжественного вступления в Москву после взятия Дербента 18 декабря 1722 г. 24 января 1722 г. Петр утвердил закон, регламентировавший порядок прохождения государственной службы и состоявший из «Табели о рангах» и 18 статей, ее комментировавших. Там содержалось положение, достойно увенчавшее славные боевые дела петровской гвардии. Согласно «Табели», гвардейские штаб- и обер-офицеры получали перед своими армейскими собратьями старшинство в два чина, что давало известные преимущества при продвижении по служебной лестнице.




Шапка гвардейских гренадеров. 1712— 1725 гг.
Налобник шапки офицера гвардейских гренадеров. 1712— 1725 гг.
Кафтан. 1708—1725 гг.
Камзол. 1708—1725 гг.
Епанча. Первая четверть XVIII в.
Шляпа гвардейских мушкетеров. 1720— 1731 гг.
Илл. С. Летина.
Cap Guard Grenadiers. 1712 - 1725's.
Nalobnik (badge) Hats officer guards grenadiers. 1712 - 1725's.
Kaftan. 1708-1725 years.
The camisole. 1708-1725 years.
Epanche. The first quarter of XVIII century.
Hat guard of musketeers. 1720 - 1731's.
Fig. S. Letin.


ОБМУНДИРОВАНИЕ

Вернувшись летом 1698 г. из заграничного путешествия с «Великим посольством», Петр приступил к переодеванию своей армии с целью приблизить ее внешний облик к европейским стандартам. Тогда же на Генеральном Дворе в Преображенском было приказано приготовить для сравнения образцы «венгерских» и «францужских» кафтанов. Предпочтение было отдано «венгерским», и они стали форменной одеждой русских солдат. Одновременно с армией Петр решил переодеть и городское население страны, издав 4 января 1700 г. указ, предписывающий мужскому населению, исключая духовенство и крестьян, «на Москве и в городах... носить платье венгерское».
Современник Петра, московский дьяк Желябужский упоминает указ от 26 августа 1700 г. о «платье Французском и Венгерском», который иллюстрировали повешенные у столичных ворот «Чючелы, сиречь образцы платью». В декабре 1701 г появился следующий указ, обязывавший носить «платье Немецкое, Саксонское и Французское». В этом узаконении «венгерское платье» уже не упоминалось, что, очевидно, означало постепенный отказ его употребления как в армии, так и среди гражданского населения.
Год спустя, после взятия Нотебурга, Петр решил еще более европеизировать внешность своих отборных солдат. Из действующей армии в столицу было послано распоряжение о приготовлении пятисот комплектов нового обмундирования для Преображенского и Семеновского полков. 4 декабря 1702 г. по улицам Москвы торжественно промаршировал «...Его Величества Преображенский полк, числом 400 человек, одетых в Немецкие кафтаны из зеленого сукна, с красными отворотами и в шляпах, обшитых серебряным белым галуном... За тем следовал отряд Семеновского полка, также гвардии Его Величества, одетых в голубые кафтаны с красными отворотами».
Полностью переодевание гвардии в «немецкие» мундиры завершилось в следующем, 1703 г. С этого времени мундир западноевропейского образца становится неотъемлемой частью внешнего облика не только гвардейских, но и армейских полков. Все дальнейшее развитие предметов форменного костюма в России проходило в общеевропейском русле, подчиняясь тем же колебаниям моды, что и в Европе.

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ

С 1702 г. постоянным головным убором гвардейских фузилеров становятся шляпы. Они изготовлялись из шерсти или пуха, имели круглую или цилиндрическую тулью и поля шириною 13—16 см. Края их в 1702—1705 гг. обшивались белым, возможно серебряным, галуном. В 1706 г. для обшивки использовались сукна, в том числе от старых кафтанов. Не исключено, что при этом каждая рота имела свой цвет обшивки. Этой же датой отмечено упоминание о том, что, «по обычаю», поля шляп в гвардии следует отгибать на три стороны, образуя треуголку. Судя по иконографическим памятникам, приблизительно до середины 1710-х гг. шляпные поля не притягивались вплотную к тулье, а просто отгибались вверх. До самого конца Северной войны в документах не встречается указаний о наличии на шляпах гвардейских фузилеров каких-либо украшений помимо галунной или суконной обшивки. По армейскому регламенту 1720 г. края полей надлежало обшивать белой тесьмой и, немного отступя, шнуром того же цвета. Неизвестно, впрочем, распространялось ли это положение и на гвардию. В вещевой ведомости четвертой роты лейб-гвардии Семеновского полка 1722 г. в одной из позиций показаны в наличии 125 «шляп новых с кистями». Прокомментировать это наименование можно с помощью других свидетельств о головных уборах русской армии и флота того времени. Так, в 1723 г. армейским артиллеристам полагалась «шляпа черная с обшивкою шерстяною белою и с кистью»." В 1729 г. рядовым армии и флота велено было «на шляпы кисти делать и галуном обшивать». Шляпы старого образца, т. е. существовавшие до 1732 г., со шнуром, кистями и пуговицами выданы были в январе 1734 г. солдатам морских полков. Все это позволяет утверждать, что на шляпах 1720-х гг. кисть была одна и крепилась, предположительно, слева, как бы над кокардой. На барельефах, выполненных Б.К. Растрелли в 1720-х гг. для неосуществленного Триумфального столпа, фузилеры изображены в шляпах с нашитой слева на месте кокарды пуговицей.
Унтер-офицерские шляпы имели, очевидно, соответствовавшую рангу обшивку из золотого или серебряного галуна. Поля офицерских шляп также обшивались металлическим позументом, а штаб-офицерские украшались еще и плюмажем. На изобразительных памятниках, начиная со второй половины 1710-х гг., встречаются изображения офицеров в шляпах с прикрепленным слева белым бантом-кокардой, официально утвержденным в качестве «Российского полевого знака» позднее — в 1731 г.
Голландский путешественник Корнелий де Бруин, рассказывая о торжественном вступлении русской гвардии в Москву после Нотебургской виктории 4 декабря 1702 г., описывает солдат гренадерской роты Преображенского полка, «одетых в зеленые кафтаны, с красными отворотами, на немецкий покрой, за исключением шапок, обшитых медвежьим мехом, вместо шляп». Имеется еще целый ряд свидетельств о наличии в 1700-х гг. у Преображенских гренадеров шапок с меховыми околышами." Последнее известное документальное упоминание о них относится к весне 1707 г., когда в Преображенский полк было получено «200 шапок гренадерских, вершки суконные красные, околыши медвежьи, исподы яренковые красные и зеленые». Это скупое описание, сопоставленное с изображением гвардейских гренадеров, прислуживающих за столом на свадьбе Петра 19 февраля 1712 г., на гравюре А. Зубова, позволяет предположить, что преображенские гренадерки 1700-х гг. походили на австрийские и баварские рубежа XVII — XVIII вв. О том, как выглядели головные уборы гренадеров Семеновского полка до 1712 г., данных пока не обнаружено. Можно лишь предположить, что, по всей вероятности, они не отличались от Преображенских.
2 марта 1712 г. А.Д. Меншикову из кабинетных сумм Его Величества было выплачено 2527 рублей «за гранодерские шапки, которые выписаны из Англии на Преображенский и Семеновский полки, а именно за 12 офицерских с серебряными гербами и с перьями, да за 400 солдатских с оловянными гербами». Шапки благополучно прибыли в Архангельск, откуда и были доставлены в полки. Это первое свидетельство получения гвардейскими гренадерами шапок нового образца, широко известного благодаря «Историческому описанию одежды и вооружения Российских войск...». Они имели круглую кожаную тулью, снабженную двумя кожаными же козырьками. Передний крепился вертикально и украшался металлической (оловянной или серебряной) бляхой с двуглавым орлом, а второй, подобно назатыльнику шлема-шишака, прикрывал шею. Поверх этого козырька на тулье крепилась бляшка с государевым вензелем, прикрывавшая трубку, в которую вставлялся султан из страусовых перьев. Судя по картине «Полтавская баталия», написанной Л. Каравакком в 1718 г., этот султан состоял у рядовых из двух красных, а у офицеров — из трех белых перьев.
Впервые мысль о замене старых меховых гренадерок кожаными шишаками возникла у Петра еще в 1705 г., когда он писал английскому купцу А. Стейльсу в Архангельск: «Лейду скажи, чтоб выписал 150 таких коженых шапок, какую он мне на образец одну дал; також чтоб к каждой приделаны были перья, как у старинных железных бывало, чему на память образец посылаю». Возможно, именно об этих шапках писал Петру год спустя подполковник Преображенского полка Марк фон Кирхен: «А шапки гранодерские против старого образца мне кажется худо, и у дела солдат помешает». То ли медлительность английских негоциантов, то ли авторитет фон Кирхена в вопросах обмундирования отодвинули на семь лет получение новых шапок гвардейскими гренадерами. Зато с 1712 г. кожаные гренадерки продержались на их головах без принципиальных конструктивных изменений до 1796 г., будучи единственный раз на короткое время заменены «митрами» прусского образца в 1762 г. при Петре III. Один из приближенных отца последнего, голштинский камер-юнкер Ф.-В. Берхгольц, оставил в своем знаменитом «Дневнике» прекрасное описание гвардейских гренадерок, виденных им впервые в 1721 г.: «Гренадеры носят шапки похожие на шлемы древних Римлян и имеющие вид касок; но оне сделаны не из железа, а из толстой кожи и украшены сзади большим пером белого и красного цветов, что делает особенно хороший вид, когда их много вместе. Спереди на шляпах у них оловянный, а у офицеров серебряный герб России».




Петр I. Портрет работы Л. Каравакка. Центральный военно-морской музей. Санкт-Петербург.
Портрет условно датирован 1716 г. Мундир, изображенный на портрете, введенный в 1720 г., а также императорский жезл в правой руке Петра позволяют датировать портрет 1720-ми годами.
Peter I. Portrait by L. Caravaque. The Central Naval Museum. Saint-Petersburg.
Portrait of a conventionally dated to 1716. Tunic shown in the portrait, introduced in 1720, and the imperial scepter in his right hand allow us to date the portrait of Peter the 1720 years.





Штаб-офицерский мундир л.-гв. Преображенского полка, принадлежащий Петру I. Государственный Исторический музей. Москва.
Темно-зеленый с золотыми галунами мундир был введен для офицеров гвардии в 1720 г. Он просуществовал, с небольшими перерывами, до 1796 г., превратившись для России в своеобразный символ приверженности государственным идеям Петра Великого. Мундир дополнен позолоченным офицерским знаком образца 1698 г. и трехцветным офицерским шарфом, просуществовавшим в гвардии до 1741—1742 гг.
Headquarters officer's uniform the Life Guards Preobrazhensky Regiment, belonging to Peter I. State Historical Museum. Moscow.
Dark green with gold lace uniform was introduced for officers of the Guards in 1720, he survived, with few interruptions, until 1796, turned to Russia in a kind of symbol of the state's commitment to the ideas of Peter the Great. Tunic added to the officer gilded sign of the sample in 1698 and tri-colored scarf officer, and it remained in the Guard until 1741-1742 years.



КАФТАН

«Францужские» мундирные кафтаны, введенные в гвардии в 1702 г., ничем не отличались от распространенного тогда по всей Европе типа мужской верхней одежды, известного как «жюстокор». В длину такой кафтан доставал до колен, сзади и в боках имел разрезы, причем последние оформлялись встречными складками от двух до четырех с каждой стороны разреза. Кафтан кроился приталенным, довольно плотно облегал верхнюю часть фигуры, расширялся к низу за счет боковых складок. Довольно просторные рукава, доходя до середины локтя, заканчивались широкими (ок. 20 см) отворотами-обшлагами, из-под которых выпускались манжеты и нижняя часть рукава рубашки. Спереди на полах делались карманные прорези, закрывавшиеся клапанами разнообразной формы с петлями и пуговицами. В начале 1700-х гг. карманы располагались довольно низко — на уровне середины бедра, но к 1725 г. их стали делать на уровне талии. Застегивался кафтан на пуговицы и прорезные петли, располагавшиеся первоначально по всей длине борта, с одной или с двух сторон. С 1708 г. петли и пуговицы, числом 11 —12, стали располагать до уровня пояса." Кафтан мог иметь отложной воротник шириной около 5 см. Первые упоминания о наличии этой детали на мундирных кафтанах относятся к 1704 г. Появление воротников на гвардейских мундирах впервые фиксируется под 1711 г. При отсутствии воротника шейный вырез кафтана мог оформляться узенькой стоечкой высотой до 2 см. Основным материалом для «постройки» мундирных кафтанов служило сукно, причем гвардейские полки, как правило, получали тонкие импортные сукна. Изнутри кафтаны подшивались плотным холстом и подбивались цветной байкой, или «яренкой».
Пуговицы для кафтанов изготовлялись из различных материалов — металла, кости, дерева — и нередко обтягивались сукном или металлическими галунами. Крепились пуговицы к кафтану тонким сыромятным ремешком, пропущенным с изнанки через их ушки, вставлявшиеся в специально пробитые для этого отверстия. Количество пуговиц на кафтане зависело от расположения застежки по борту. Так, например, в 1704 г. на кафтан артиллериста полагалось «2 портища 2 пуговицы» (портище - 12 шт.). Драгунские кафтаны в 1706 г. имели по 30—36 пуговиц. Летом 1709 г. на один солдатский кафтан Семеновского полка ставилось 26 пуговиц. По регламенту же 1720 г. на один мундирный кафтан полагалось 24 пуговицы. На обшлага и на каждый карманный клапан нашивалось обычно по три пуговицы, по одной на лифе в боковых разрезах, а остальные — по борту.
В 1702—1720 гг. оба гвардейских полка сохраняли присвоенные им еще с 1698 г. цвета мундиров — темно-зеленый («темно-крапивный») для Преображенского и синий («васильковый») для Семеновского. В 1702 г. с изменением покроя кафтаны гвардейцев получили красные обшлага и подбой, а с 1711 г. — воротники.
В 1720 г. семеновцы также получили темно-зеленые мундиры и с этого времени отличались от преображенцев лишь цветом воротников, ставших «васильковыми», как бы в память о первоначальном цвете полкового мундира.
Кафтаны гвардейских унтер-офицеров отличались от солдатских галунной отделкой. Содержащиеся в ведомостях Семеновского полка сведения о количестве выданного унтер-офицерам и капралам летом 1709 г. золотого и серебряного галуна позволяют предположить, что мундиры их украшались достаточно пышно. На это могло идти от 6 до 12 м галуна, что, очевидно, определялось чином. Расположение галунной обшивки унтер-офицерских кафтанов помогает восстановить описание мундира Лейб-Кампании императрицы Елизаветы Петровны. К крещенскому параду 1742 г. им были сшиты «кафтаны зеленые с розрезными малыми обшлагами, камзолы и штаны алые с обложенным по кафтану и камзолу по борту золотым позументом». По свидетельству современников, обмундирование лейб-кампанцев «оказалось ничем иным как возстановлением формы учрежденной Императором Петром I для обер и унтер-офицеров гвардии».'' В начале 1720-х гг. отделка унтер-офицерского мундира, очевидно, несколько упростилась. Очевидец Ф.-В. Берхгольц в описании гвардейского парада 1721 г. указывает, что у «унтер-офицеров отвороты и воротники (которые также разных цветов, смотря по полку) обшиты узким золотым галуном».
Мундиры офицеров в 1702—1720 гг., по имеющимся данным, не отличались по цвету от мундиров нижних чинов. В «Историческом описании...» без достаточного обоснования говорится о наличии в мундирах офицеров гвардии галунной обшивки «...на кафтане и камзоле, по борту и по краям обшлагов и карманных клапанов, — у боковых разрезов штанов и вокруг шляпных полей». На всех достоверных «мундирных» портретах самого Петра до 1720 г. галунная отделка не показана. Нет ее и на мемориальном «Полтавском» мундире, хранящемся ныне в Государственном Эрмитаже. Интересным исключением из иконографического ряда являются изображения Петра на трех батальных композициях П. Д. Мартена. заказанных царем во время его визита во Францию в 1717 г. На них сам Петр и некоторые из окружающих его офицеров изображены в темно-зеленых кафтанах с красными обшлагами и подбоем, богато выложенных галунами по борту, карманным клапанам, обшлагам и всем швам. Известно, что Мартен в своей работе пользовался подробными описаниями и планами сражений, присланными заказчиком, который в 1717 г. мог, как лично, так и через приближенных, ознакомить художника с подробностями обмундирования русской армии времен Полтавы и Лесной. Наконец, Мартен мог просто наблюдать гвардейские мундиры на самом Петре и на лицах его свиты. Кафтаны с галунной отделкой, похожей на данную французским баталистом, изображены на офицерах гвардии в гравюрах П. Пикарта и А. Зубова, показывающих торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы и созданные в 1710—1711 гг. В документах имеется свидетельство о том, что 30 апреля 1705 г. из Кабинетных сумм было выдано 64 рубля 30 алтын за «ленты золотые (196 золотников) и пуговицы для капитанского кафтана» Петра.'' 196 золотников могли включать от 15 до 30 метров золотого галуна, в зависимости от его ширины. Если выложить даже минимальное количество галуна на типичном мундире покроя 1700—1710-х гг. по мартеновской схеме, то окажется, что его вполне достаточно. А если учесть, что наверняка не все галуны государева кафтана имели максимальную (около 6 см) ширину, то можно представить богатство расшивки. Естественно, что столь дорогой мундир являлся парадным, заменяясь на время походов и сражений «вседневным», подобным «Полтавскому» мундиру Петра. Это подтверждается и приказом, отданным по Семеновскому полку при пароле 4 июля 1709 г., через несколько дней после Полтавской победы: «Офицеры-б послали по кафтаны свои», — т. е. послали бы в обоз за парадными мундирами для предстоящих торжеств на папе битвы. Первый своеобразный регламент парадного мундира содержался в Указе от 28 февраля 1702 г., предписывавшем «Генералам и Полковникам и иных чинов начальным людям» в праздничные и церемониальные дни «носить Французские суконные (кафтаны — С. Л.-) с украшением золотным, а камзолы золотные ж». Руководствуясь этим предписанием, и отделывали свои парадные мундиры офицеры петровской эпохи. «Российский Генералитет был в пребогатом мундире, всюду видимо было золото и серебро, а конных полков на всех офицерах был мундир богатой и множества ради золотых и серебряных позументов мало где сукно виднелось, такожде и всех армейских полков Штаб и Обер-офицеры были в богатом мундире», — сообщается в «Дневнике военных действий Полтавской битвы» при рассказе о торжествах 29 июня 1709 г.
В 1720 г. все гвардейские офицеры получили одинаковые темно-зеленые однобортные кафтаны, имевшие застежку до пояса, небольшой отложной воротник, разрезные обшлага и срезанные тупым углом карманные клапаны. По борту, воротнику, обшлагам, карманным клапанам, в фалдах и по заднему разрезу офицерский мундирный кафтан образца 1720 г. обшивался в один ряд золотым галуном. Судя по портретам и одному из хранящихся в государственном Историческом музее мундиров самого Петра, около этого времени устанавливается особый рисунок гвардейского офицерского галуна — с продольными полосками в центре и зубчиками по краям, который, как и самый мундир, оставался неизменным, с небольшими перерывами, вплоть до 1796 г.
Сведения о мундире гвардейских музыкантов в 1702—1725 гг. крайне скудны. Датчанин Юст Юль, описывая вступление гвардии в Москву после Полтавы, упоминает «хор музыки из трубачей и литаврщиков в красивом убранстве». То, что убранство было достаточно красивым, явствует из переписки Петра с подполковником фон Кирхеном за 1706 г. В одном из посланий царь дает подробную инструкцию по оформлению музыкантских мундиров лейб-гвардии Преображенского полка: «Гаубистам (гобоистам - С. Л.) довольно петли обшить золотом, также на плечах полмесяца зделать и искласть голунами золотными, а у барабанщиков на плечах полмесяца шерстеными голунами». Из запросов Кирхена видно, что в гвардии не в диковинку было «строевое платье» музыкантов делать «с круживами серебреными или золотые, в одну или в два ряда».

КАМЗОЛ

Мундирный камзол петровского времени, повторяя в целом покрой кафтана, был на 6—10 см короче, не имел воротника, обшлагов и складок в боковых разрезах. Карманные клапаны на нем не отличались формой и конструкцией от карманных клапанов кафтана и располагались почти на том же уровне. Рукава камзола, вместо обшлагов, имели у запястья застежку на несколько пуговиц. Общее число пуговиц, необходимых для одного камзола, в разные годы было различным и зависело, так же как и у кафтана, от расположения застежки по борту. В 1704 г. их было «портище 10 пуговиц (22 — С. Л.)», в 1706 — 24, а в 1720 г. -21 шт. Подбой на солдатские камзолы ставился холщевый, тогда как офицерские, как правило, подбивались шелком.
В летнее время камзол мог служить верхней одеждой, т. е. носиться не под кафтаном, а вместо него. Так, на картине Л. Каравакка «Полтавская баталия» атакующие врага гвардейские гренадеры изображены в красных камзолах. Вообще красный цвет был для этого предмета гвардейского обмундирования неизменным начиная с 1702 г., что, впрочем, не касалось офицеров. Цвет их камзола зависел от возможностей и желания владельца; например, «Полтавский» камзол Петра - темно-зеленого сукна, а камзол гренадерского офицера на полотне Каравакка - красный, как и камзолы офицеров на картинах Мартена. С 1720 г. все гвардейские офицеры получили темно-зеленые камзолы, обложенные по борту и карманным клапанам золотым галуном того же рисунка, что и на кафтанах.




Камзол. 1702—1708 гг.
«Епанча с рукавами». Первая четверть XVIII в.
Кафтан парадного мундира офицеров гвардии. 1702—1720 гг.
Штаны. Первая четверть XVIII в.
Чулки. Первая четверть XVIII в.
Башмаки. Первая четверть XVIII в.
Илл. С. Летина.
The camisole. 1702-1708 years.
"Epanche with sleeves." The first quarter of XVIII century.
Kaftan dress uniform officers guard. 1702-1720 years.
His pants. The first quarter of XVIII century.
Stockings. The first quarter of XVIII century.
His shoes. The first quarter of XVIII century.
Fig. S. Letin.


ШТАНЫ

В 1702—1725 гг. форменные штаны были довольно просторными, имели спереди откидной клапан — лацбант, а сзади стягивались по фигуре тесьмой или суконным ремешком с пряжкой, концы которого закреплялись в боковых швах. В длину они заходили под колено. Внизу на внешних швах они имели разрезы, которые стягивались ремешком или подвязкой и застегивались на несколько пуговок. Шились штаны из сукна или кожи. Кожа, весьма популярная из-за своей практичности и дешевизны, особенно часто стала употребляться в гвардии с 1707 г., когда преображенцы и семеновцы были посажены на коней. Суконные штаны солдат обоих полков были, как правило, красного цвета. Цвет офицерских штанов менялся, как и цвет камзолов, но с 1720 г. был закреплен темно-зеленый цвет. Подбивались штаны нижних чинов холстом, офицерские — шелком. Кроме того, офицерские штаны образца 1720 г. имели в боковых разрезах у колена обшивку из золотого мундирного галуна. О том, как украшались они до этого времени, можно только предполагать, основываясь на реконструкции парадного мундира 1702—1720 гг.

ЧУЛКИ

Чулки входили в петровское время в обязательный комплект обмундирования всех родов войск. Солдаты гвардии в 1702 г. получили чулки красного цвета. Неизвестно, как долго этот цвет сохранялся; так, на картине Каравакка гренадеры гвардии показаны уже в белых чулках. Очевидно, перемена произошла где-то в начале или середине 1710-х гг. Судя по иконографическим источникам, чулки носились поверх штанов и подвязывались под коленом. Согласно Регламенту 1720 г. солдатам полевых пехотных полков полагалось в год по две пары чулок.
Чулки гвардейских офицеров выполнялись из различных материалов. Цвет их также, очевидно, не регламентировался. Так, например, чулки Петра, входившие в «Полтавский» комплект, были зелеными. В описи имущества А.Д. Меншикова, датированной 1715 г., приведен целый список различных чулок, дающий приблизительное представление о разнообразии этого предмета офицерского гардероба: «Четыре пары чюлков валеных розных цветов / Трои чюлки валеные бобровые дикого цвету / Трои чюлки красные шелковые шиты золотом / Две пары чюлков гарусных одне шиты золотом другие серебром / Три пары чюлков гарусных розного цвету».

ОБУВЬ

Основным видом обуви гвардейской пехоты в петровскую эпоху служили башмаки. Из прочной грубой кожи, башмаки были на довольно толстой кожаной подошве и средней высоты каблуке. Тупоносые, они почти закрывали щиколотку и застегивались спереди, поверх длинного кожаного язычка (иногда отгибавшегося вперед), с помощью ремешков с пряжкой. В декабре 1711 г. Петром повелено было «заготовленные для солдат к башмакам пряжки не посылать в армию; ибо... ныне везде в других Государствах вместо пряжек употребляют ремешки».
Офицерские башмаки конструкцией никак не отличались от солдатских, хотя Указ 1711 г. о пряжках на них, очевидно, не распространялся. По крайней мере, на башмаках «Восковой персоны» Петра имеются стальные пряжки. Офицеры часто носили башмаки в сочетании с крагами или штиблетами. Внешне они напоминали ботфорты, но «строились» из более мягкой кожи и имели на внешней стороне голенища разрез, застегивавшийся при помощи пуговиц или вертикальной стальной планки с петлей и крючком. К низу голенища пришивались кожаный козырек, закрывавший пряжку башмака, и штрипка, которая охватывала башмак снизу и застегивалась на пуговицу или крючок с внешней стороны штиблеты. Хранящиеся в собрании Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи штиблеты самого Петра в сочетании с достаточно обширным иконографическим материалом дают прекрасное представление как о конструкции, так и о степени распространения этого вида обуви. Документы того времени сохранили сведения и о том, во сколько, приблизительно, обходилась офицеру гвардии его обувь. Так, заказанные в апреле 1705 г. «башмаки, туфли, штивени (штиблеты — С. Л.)» для Петра стоили 3 руб. 6 алтын и 4 деньги, а в июне 1709 г. «на дело штивелет полковничьих» было отпущено 2 рубля.
С 1707 г. в комплект обуви гвардейцев стали входить кавалерийские сапоги-ботфорты. Они изготовлялись из грубой кожи, имели толстую подошву, относительно мягкую головку и почти негнущиеся голенища, завершавшиеся широкими кожаными раструбами. Для управления конем к сапогам при помощи кожаного клапана (нашпорника) и штрипки крепились железные шпоры, опиравшиеся сзади на специально пришитый запятник из согнутой пополам кожаной полоски. Для дальних походов в холодное время года пехотным солдатам также выдавались сапоги, отличавшиеся от кавалерийских отсутствием раструбов и более мягким голенищем. Срок службы пары солдатских сапог или башмаков Регламентом 1720 г. определялся в полгода, по истечении которого они подлежали замене.

ЕПАНЧА

Этот вид верхней одежды первой четверти XVIII в. имел две разновидности. Первая представляла собой круглый плащ без рукавов длиной до середины икр с широким отложным воротником, застегивавшийся у шеи на пуговицу или крючок. Епанча такого типа являлась регламентированной верхней строевой одеждои нижних чинов русской армии петровского времени и в этом качестве прослужила до конца XVIII в., когда Павел I заменил ее шинелью. Уже современники Петра обращали внимание на неудобства этого одеяния для несения строевой службы. В донесении генерала Глебова Военной Коллегии на этот счет приводилось следующее: «Если солдату, во время дождя, положить пола на полу, то руками ничего свободно действовать не можно, а особливо кавалеристам и лошадью править не удобно».
Солдатские епанчи Преображенского и Семеновского полков были темно-зеленого и темно-василькового цвета соответственно. Первое указание на это различие встречается под 1711 г. Оно сохранилось и после того, как в 1720 г. семеновцы поменяли цвет мундира, о чем имеется свидетельство Ф.-В. Берхгольца.
Другая разновидность епанчи, напоминавшая европейский редингот, имела рукава с широкими обшлагами, двойной воротник и застегивалась на пуговицы, располагавшиеся от края верхнего воротника до середины бедра. Сзади имелся необходимый для верховой езды разрез. Такие епанчи явно были принадлежностью офицерского гардероба, так как в описываемое время в ведомостях солдатских мундирных вещей они не встречаются. Впрочем, судя по дошедшему до нас гардеробу самого Петра, офицеры могли употреблять и ту, и другую разновидность епанчи, в первом случае обшивая ее, для отличия от солдат, по борту и воротнику позументом. Встречаются неоднократные указания на то, что офицерские епанчи могли иметь меховой подбой.



Слева направо:
Мушкетер л.-гв. Семеновского полка; 1702—1708 гг.
Гренадер л.-гв. Преображенского полка; 1708—1712 гг.
Гобоист л.-гв. Преображенского полка; 1706 г.
Илл. С. Летина.
From left to right:
Musketeer Life-Guards Semenovsky regiment, 1702-1708
Grenadier Life-Guards Preobrazhensky Regiment, 1708-1712
Oboist Life-Guards Preobrazhensky Regiment, 1706
Fig. S. Letin.





Слева направо:
Унтер-офицер л.-гв. Семеновского полка в парадной форме. 1709 г.
Обер-офицер гренадерской роты л.-гв. Преображенского полка в летней походной форме. 1712—1720 гг.
Илл. С. Летина.
Left to right:
Life Guards noncommissioned officer Semenovsky regiment in full uniform. 1709
Ober officer of the Grenadier Company Life Guards Preobrazhensky regiment in the summer field uniform. 1712-1720 years.
Fig. S. Letin.





Обер-офицер Л.-гв. Преображенского полка. 1704—1712 гг.
Илл. С. Летина.
Ober officer of the Life Guards Preobrazhensky regiment. 1704-1712 years.
Fig. S. Letin.


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 GUARDS PETER THE GREAT 1702-1725
Sent: 15-11-2011 13:59
 




Возвратившись из путешествия по Европе в составе «Великого посольства», Петр I 27 августа 1698 г. «...смотрел на воинские упражнения своих полков; как только он убедился, насколько далеки эти полчища от настоящих воинов, он показывал им различные жесты и движения на самом себе, уча наклонением собственного тела какую телесную выправку должны стараться иметь эти беспорядочные массы». Со свойственной ему энергией и нетерпеливостью Петр принялся за приведение своих отборных полков в надлежащий порядок, как в строевом образовании, так и во внешнем виде.

Для улучшения последнего с осени 1698 г. в качестве единого для солдат и офицеров обмундирования вводятся так называемые «венгерские» кафтаны. К началу 1699 г. переобмундирование было завершено, так как по свидетельству И. Г. Корби, солдаты Преображенского, Семеновского и Бутырского полков предстали в новой одежде уже во время крещенского праздника 15 января 1699 г. Документы свидетельствуют об изготовлении «венгерских» мундиров с осени 1698 по декабрь 1701 г. Прекрасное описание мундира преображенцев этого времени дает австрийский дипломат О. Плейер, рассказывая о празднике Крещения 1700 г., на котором они были «в темно-зеленых кафтанах с красными сапогами и шапками; офицеры все также в темно-зеленых венгерских кафтанах на меху с золотыми петлицами и пуговицами». Начиная в 1699 г. создавать новую регулярную армию для предполагавшейся кампании против шведов, Петр использовал уже имевшийся в гвардии «венгерский» мундир в качестве образца для одежды солдат новоприборных полков.

Головной убор солдат и офицеров гвардии и армии в 1698—1702 гг. представлял собой шапку-колпак восточноевропейского типа. Шапки рядовых изготовлялись из «курпея» (род смушки — С. Л.), а офицерские — из более дорогих мехов — бобрового, лисьего и т. п. Верх шапки покрывался красным сукном или бархатом. Гренадеры, предположительно, носили головные уборы в виде расширяющегося вверх мехового цилиндра.

Мундирный кафтан, шившийся по образцу венгерского доломана, был довольно коротким (ок. 1 м длиной), сильно расширялся к низу, образуя в боках ряд складок, и имел облегающие рукава (ок. 70 см длиной) с так называемыми «польскими» обшлагами, застегивавшимися у запястья на несколько пуговиц. Отвернутые клапаны рукава (как правило, другого цвета) пристегивались на пришитую немного ниже локтя пуговку. По борту, от ворота до талии располагалась застежка из круглых пуговиц и накидных петель с расположенными по обоим бортам горизонтальными петлицами (так называемой «нашивкой») из металлического шнура и галуна. В холодное время года кафтаны подбивались мехом. Носились они поверх исподнего кафтана, имевшего такой же покрой, но более скромную отделку. Солдаты Преображенского и Семеновского полков имели, соответственно, темно-зеленые и синие мундиры, украшенные серебряными шнурами и пуговицами. Унтер-офицеры обоих полков отличались от рядовых лишь богатством серебряной отделки. Гвардейские офицеры имели кафтаны, украшенные золотом. В датированной январем 1709 г. описи гардероба А. Д. Меншикова, бывшего в начале 1700-х гг. обер-офицером Преображенского полка, приводится следующее описание: «Кафтан суконной темнозеленой венгерской петли накладные с кистьми золото с серебром пугвицы плетены золото с серебром кругом кафтана и по швам искладено позументом золотным без потклатки». Штаб-офицерские кафтаны, по свидетельству документов, отделывались еще богаче.

В качестве знака различия для офицеров гвардии с 1698 г. были введены шейные знаки в виде полумесяца с усеченными концами, — для обер-офицеров — серебряные, а для штаб-офицеров -- золотые. В центре находилось изображение креста Св. Андрея Первозванного. В 1701 г. в память героизма, проявленного в неудачном бою под Нарвой 1700 г. обер-офицерам гвардии на знаки была пожалована надпись с указанием даты сражения: «1700. 19 N».

Более подробно об обмундировании и снаряжении русской армии в начале Северной войны мы расскажем в одном из следующих номеров журнала.

New Products
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
$ 4.35
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
$ 2.00
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
$ 8.00

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2808
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1081
This page was built together in: 0.1858 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce