Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » XVIII century / XVIII век » Thread: Russian army until the time of Peter I -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Russian army until the time of Peter I
Sent: 31-07-2012 13:54
 
Журнал "Цейхгауз" №6 (1/1997)

Автор: Роберто ПАЛАСИОС-ФЕРНАНДЕС, рисунки автора.







МОСКОВСКИЕ ПУШКАРИ
MOSCOW ARTILLERYMEN of the 2nd half of the XVII century.



Наряду со стрельцами, солдатами и другими «непременными» (т.е. регулярными) войсками допетровской Руси, артиллеристы того времени делились на Московских и менее привилегированных Городовых. Они получали от казны жалованье, вооружение, и, по крайней мере во 2-й половине XVII века, снабжались единообразным платьем.



Moscow gunners of the 2nd half of the XVII century in the ceremonial "colored" dress. In the center - the initial person (officer).

Кафтаны пушкарей по покрою вряд ли отличались от стрелецких или солдатских, но поверх них пушкари— как московские, так и городовые, — носили еще особые металлические круги — так называемые аламы или зерцала, которые представляли собой остаток полного зерцального доспеха. Аламы состояли из двух стальных, жестяных либо медных кругов с чеканным, прорезным, рисованным изображением или позолотой (у городовых пушкарей, скорее всего, просто гладкие). Крепили их на груди и спине посредством ремней с пряжками. В парадном варианте ремни были обшиты бархатом разных цветов.



Author's version of the decoration and reconstruction of belt anchorages artillery alam.

Нагрудные знаки артиллеристов часто упоминаются в описаниях торжественных приемов иностранных посольств в Москве. Так, в 1667 г., при встрече польских послов, «вся дворцовая площадь была уставлена пехотой, перед которой стояли орудия большого калибра с прислугой, у каждого из коих висел на груди блестящий знак...» В 1674 г. Э. Пальмквист в разделе своих записок, озаглавленном «Наблюдения и заметки о русской артиллерии», дал такие подписи к рисункам V и VI: «изображает размещение пушкарей и орудий во время въезда послов в стены Кремля; груди пушкарей были украшены вызолоченными щитами с изображением царского герба, такие же щиты были поставлены перед каждым орудием между пушкарей...». Русские же источники упоминают ношение аламов и на спине: «За конницею следовал пушечного снаряда и пороховой казны воевода Степан Иванович Салтыков с шестью пушками и равным числом легких мортир, — читаем в описании выступления в потешный Кожуховский поход (сентябрь 1694 г.),— У канонеров на груди и на спине были большие золоченые орлы». Такое несоответствие, вероятно, объясняется тем, что иностранцы, двигаясь вдоль парадного строя московских войск, зачастую просто не могли видеть пушкарей со спины.



Alams artillerymen from the collection of the Moscow Kremlin Armory. (028 cm). Steel, chasing, engraving.

В коллекции Московской Оружейной палаты хранятся две пары стальных аламов, которые во 2-й пол. XVII в. несомненно являлись принадлежностью пушкарского мундира. В 1884 г. они были описаны, как «круглые, в поперечнике от 4 до 6 вершков, на двух, из них нарезаны львиные личины, держащие в зубах пушки; части резаны на проем; на двух других, львиные личины и пушки выбиты выпукло». Сведения, объясняющие назначение и употребление этих «кругов» содержатся в росписи убранства, изготовленного в 1664 г. для «Государского смотра на Девичьем поле, на выезд для встречи Англинскаго посла Чарльса Говарда». Тогда были «на пушкари зделаны десять кафтанов красных, и один кафтан зеленый, нашивки мишурные серебреные, а латы жестяные, писаны в клеймах пушки.
Да ис приказу Серебряные палаты принято шесть кругов медных золоченых, на них орлы двоеглавые чеканные, в правой лапе меч, елевой пушка.
Да в Оружейной палате зделано на пушкари: пара кругов жестяных, а на них орлы одноглавые чернилами, в правой лапе пушка, в левой пальник, в том числе пять пар Орловых голов; у всех кругов край опушены бархатом разных цветов, алым, зеленым, черным; круги подложены кожею белою, перевези ременные обшиты бархатом алым и зеленым.
172 года (1664 г. — Р. П.) Генваря в 28 день, по именному указу Государя, отпущено из Оружейной палаты в Пушкарский приказ пушкарям тридцать четыре пары кругов жестяных, опушены бархатом зеленым, черным, алым и в том числе пара железных кругов Львовы головы да во рту пушки, на жестяных кругах писаны орлы одноглавые, в правой лапе пушка, в левой трость; у кругов перевези бархату алого, да y железных кругов бархату зеленаго, пряжки у всех медные.
172 [года] Генваря 29, по указу Государя, отпущено из Оружейные палаты в Пушкарской приказ три пары медных кругов золоченые, на них орлы одноглавые с каруною, в правой лапе пушка, в левой трость, опушены бархатом зеленым; перевези ременные, обшиваны бархатом алым».

Отметим некоторые особенности в названиях и применении пушкарских «кругов». В 1673-1675 гг. готовился так и неосуществленный поход против турок из-под Чигирина. В составе Большого Голландского наряда (Наряд — артиллерийское подразделение или вообще артиллерия Московского государства до XVIII в.). было 24 голландских и 1 русское (под названием «Перо») орудие «на вертлюгах» (Оригинальная, видимо, русская система крепления пушечного ствола к лафету). При каждом находилось по три пушкаря, из них — один старший московский и два городовых.



Location of Moscow gunners at the entrance of a foreign embassy. (Picture from the book by E. Palmkvist. In 1674)

Для охраны орудий был придан приказ (полк) Московских стрельцов и 500 человек «посохи», которые занимались обслуживанием, транспортом и инженерными работами. В обозе этого наряда везли 50 комплектов (по числу городовых пушкарей), состоявщих из шишака, синего суконного кафтана, красного кушака и зерцала. В августе 1700 г. Петр I указал полковой артиллерии новоприборных солдатских полков генерала князя Н.И. Репнина, (полки эти были организованы в последний раз по старой московской системе) иметь «...пушки, ядра, картузы, ящики, пушкарей и на пушкарей орудие, жестянки разные в чем носят затравки, свечки, фитиль, трубки для скорой стрельбы, натруски, коробки в чем носят [пороховую] мякоть, пальники большие и меньшие и зерцалы, шпаги или палаши...». Из приведенных примеров можно заключить: во-первых, что зерцалом чаще называли простой, лишенный богатой отделки алам — как у городовых и полковых артиллеристов; во-вторых, что богато украшенные аламы, скорее всего, являлись чисто парадной принадлежностью или свойственной только привилегированным московским пушкарям.



Вооружение московских пушкарей также имело некоторые особенности. В том случае, если пушкарь носил пальник на длинном древке, — ни сабли, ни шпаги ему уже не полагалось. Об этом свидетельствуют довольно точные рисунки Э.Пальмквиста 1674 г., а также описание А. Лизека, который был очевидцем отъезда Великого Князя Московского в Троицкий монастырь в 1675 г.: «...впереди везли пушку, по бокам ее шли два канонира, — один с копьем, на конце которого был двуглавый орел с фитилем в когтях (большой пальник — Р.П.), другой опоясан мечом (шпагой — Р.П.) и вооружен длинною секирою». Похожий пальник XVII в. хранится в Оружейной палате, только фитиль в нем зажимается не в когтях, а в трубках клювов пяти половин двуглавых ордов. Большой пальник вообще представлял из себя комбинированное приспособление — при случае, им можно было воспользоваться, как полупикой. Кроме того, пушкарский наряд обычно охраняло значительное число стрельцов или солдат.

На основании имеющихся сведений можно заключить, что в мундирном платье московских пушкарей преобладали красный и синий цвета, т.е. такие же, как и у регулярных артиллеристов эпохи Великой Северной войны 1700-1721 гг. (В 1731 г. красно-синяя расцветка артиллерийского мундира сменилась на красно-черную, ставшую традиционной для русской артиллерии). Потешный бомбардирский кафтан самого Петра 1696 г. был также красным. В 1702 г. в Петербургском Артиллерийском цейхгаузе хранились старые, еще времен Пушкарского приказа, «...кафтаны строевые сермяжные белые; шапки бархатные, с чеканными золочеными досками; то же суконные красные, шитые золотом и серебром; то же голубые, украшенные гербами или овчинами серыми». Следует пояснить, что «строевыми» тогда назывались повседневные, нецветные кафтаны, а «чеканные золоченые доски» — это, возможно, аламы, а не украшения на шапках. Наряду с красными и синими, но значительно реже, встречались зеленые пушкарские кафтаны, например, упомянутый выше кафтан 1664 г. Князь Б.И. Куракин, упоминая в своей «Гистории» потешные стрельбы 1690 г., также пишет: «...и который пушкарь убьет в цель, бывало награждение— каждому по 5 рублей и по сукну красному или зеленому на кафтан». Начальные люди московских пушкарей носили «цветное» платье и выходили перед строем, как и «...полковники, и головы, и полуголовы стрелецкие в ферезеях и в кафтанах Турских в бархатных и в объяринных цветных».

Обычай красить лафеты и зарядные ящики в красный цвет, существовавший в русской армии в течение почти всего XVIII в., также ведет начало с XVII в. Красные лафеты рисовал Пальмквист; упоминаются они и в описании встречи Польского посольства 1667 г.: «... Перед каждой ротой были военные орудия большого калибра, называемые простонародьем «мучителями», каковых мы насчитали до 35, все поставленные на телеги и уже заряженные, как бы готовые поступить в дело. При каждом таковом орудии находились два человека для управления ими; кони все одношерстные белые, а зарядные ящики красные».



Artillery banner. Drawing on the exhibit's Armoury Chamber.

Были у Московских артиллеристов XVII в. флаги и прапоры, обязательные при исполнении ими своих служебных обязанностей. Так в январе 1684 г., на Водосвятие, «...около пищалей стояли пушкарские головы с пушкарским чином, с знамени, в цветном платье, по наряду и по росписи из Пушкарского Приказу».



Источники и литература:
1. Государственная Оружейная палата Московского Кремля. М., 1969.
2. Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Ч. П. М., 1915.
3. Исторический рассказ о путешествии польских послов в Московию, ими предпринятом в 1667 году./Проезжая по Московии. М., 1991.
4. Куракин Б.И. Гистория о царе Петре Алексеевиче и ближних к нему людях. 1682-1694 гг.//Архив князя Куракина. Т. 1. Спб., 1890.
5. Левыкин А.К. Русские городовые пушкари 2-й пол. XVII века.//«Вопросы истории». № 3. 1985.
6. Львовский П.Г. Знамена отечественной артиллерии.//АИМ. Сб. исследований и материалов. Вып. П. Л., 1958.
7. Пальмквист Э. Наблюдения и заметки о русской артиллерии. [Б.м, б.г.]
8. Сказание Адольфа Лизека о посольстве от Императора Римского Леопольда Великому Царю Московскому Алексею Михайловичу, в 1675 году.// Журнал Мин-ва нар. просвещения. Ч. 16. Спб, 1837.
9. Хмыров М.Д. Второй генерал-фельдцейхмейстер граф Яков Вилимович Брюс (1704-1726).//«Артиллерийский журнал». № 2 (февраль). 1866.
10. Опись Московской оружейной палаты. Ч. 3. Кн. 2 (Броня). М., 1884.


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Russian army until the time of Peter I
Sent: 23-01-2013 17:33
 
Журнал "Цейхгауз" №7 (1/1998)

Автор: Роберто Паласиас-Фернандес


МУЗЫКАНТЫ ВЫБОРНЫХ МОСКОВСКИХ СОЛДАТСКИХ ПОЛКОВ
Musicians Selected Moscow Soldiers regiments

К ВОПРОСУ О НОШЕНИИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ОДЕЖДЫ В МОСКОВИИ XVII века


В солдатских полках музыканты делились на две категории. Первые — это, как и в стрелецких приказах (полках), мальчишки 13-16 лет, «не вошедшие в возраст» настоящей стрелецкой или солдатской службы. Они в основном управлялись с барабанами, дудками-сиповками и, peжe, флейтами. Старшими же музыкантами и трубачами служили вполне взрослые иноземцы. С переходом в начале Северной войны к рекрутским наборам и утяжелением условий боевой службы, а также прекращением практики зачисления в полки малолетних солдатских и стрелецких детей, полковыми музыкантами стали преимущественно взрослые.* [Их начальником старались нанять за особое жалованье опытного иноземца, так называемого старшего гобоиста, а сам штат музыкантов нередко пополняли из пленных шведских солдат. Весь полковой оркестр в начле XVIII в. назывался «хор гобоев», хотя кроме гобоев включал и другие духовые и ударные инструменты.]



Portrait of a stolnik (palatial rank) V.F. Lyutkin. 1697 (State Historical Museum).
Standard appearance representative Moscow on officials nobility end of the XVII century. Polish type clothing with Western elements.


Военная одежда непременных, то есть постоянных войск Московского государства по своему покрою не представляла из себя чего-то особенного по сравнению с общепринятой на тот момент в стране. Судя по всему, до конца правления царя Федора Алексеевича фасон был вполне русским. Затем придворное и, по-видимому, выдаваемое в войска от казны платье приобрело польские черты. В 1700 г. было официально введено венгерское, которое по покрою больше походило на ставшее уже привычным польское. А в 1701 г. вышел указ «О ношении всякого чина людям немецкого платья и обуви и об употреблении в верховой езде Немецких седел».

Указ о ношении венгерского платья предписывал с января 1700 г. всему населению, исключая духовенство и крестьян, «на Москве и в городах.... носить платье венгерское, кафтаны верхние длиною по подвязку, а исподние короче верхних, тем же подобием». Но выборные и гвардейские полки, а возможно и другие регулярные части, оделись в венгерское еще раньше, с 1698 г. Говорить же о реальном употреблении западноевропейской одежды даже в гвардии можно только с 1702 г., а в армии и того позднее. Лишь в декабре 1701 г. «и драгунам и солдатам и стрельцам...» указано «носить платье Немецкое верхнее Саксонския и Французския, а исподное камзолы и штаны и сапоги и башмаки и шапки Немецкия, и ездить на Немецких седлах...». То есть имеются все основания утверждать, что до этого указа никто из вышеперечисленных военных в XVII в. не должен был носить западноевропейского платья. Исключение составляли иноземцы, а особенно не крещеные в православие. До 1633 г., дабы не выделяться среди не особо благоволившего к ним московского населения, они носили русскую одежду. Однако патриарх, не желавший распространять свое благословение на неправославных, издал «приказ ко всем иностранцам, чтобы немедленно каждый из них снял русское платье и впредь встречался только в одежде собственной страны». В дальнейшем, особенно после «ополячивания» московского быта после 1680 г., иноземцы не так жестко регламентировались в одежде. Впрочем, они и сами предпочитали носить западноевропейское платье. Б.П.Ф. Таннер, описывая иноземцев на Кукуе в 1678-82 гг., отмечал — «...одежда не у всех одинакова, однако она у всех сходна с тем, что она немецкая и больше все на образец немецких дворян». Другое дело иноземцы, принявшие православие. Например, в 1663 г. Патрик Гордон предпочел жениться на дочери иноземного полковника Ф.А. Бокговена, потому что «...для вступления в брак с россиянкою надлежало переменить одежду и веру». Ношение же иноземного платья русскими, а такие случаи имели место, включая и царя Алексея Михайловича в молодости, были им же и пресечены 6 августа 1675 г. Тогда было повелено «стольникам и стряпчим и дворянам московским и жильцам... Свой государев указ сказать, чтобы они иноземных, немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не постригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили, и людям своим по томуж носить не велели...». За ослушание полагалась опала и перевод в низшие чины.

Однако, при столь однозначном запрещении русским носить западную одежду, мы находим в последней четверти XVII в. несколько упоминаний о немецком или голландском стиле одежды музыкантов выборных московских солдатских полков. Уже в 1676 г. (всего через год после запретительного указа)* [Издавший указ Алексей Михайлович скончался в 1676 г.] бухарский посланник, обращаясь к московским дьякам, «спрашивал про барабанщиков, что у солдат в немецком платье, и ему сказано, что те солдатские барабанщики». В этом источнике подразумевается отличие одетых по-немецки музыкантов от солдат в общепринятом на Москве русском платье. В 1679 г. в походе в Киев «В выборном полку Кравкова* [2-й Московский выборный солдатский] полковой казны на лицо:...», после подробного перечисления находим «...120 барабанов клинчатых; 88 пар немецкого платья с колнеры и с зарукавьем и шляпами, тесьмы бархатные разных цветов с кружевом;...». Позднее, в 1688 г. молодой Петр приказал П. Гордону отправить к нему в потешные мальчиков — флейтщиков и барабанщиков. У Гордона, в Бутырском полку, они носили «голландское» платье. Попав в семеновцы, они получили 10 сентября 1688 г. «...три половины сукон английских голубых, мерою в них по 28,5 аршин в половинке [85,5 арш. — Авт.]. А еще сукна на немецкое платье потешным виольщикам* [Виольщики, флейтщики, флейтисты] и барабанщикам». Создававший свой «потешный полк солдатского строя», будущий 3-й выборный, Петр сохранил и особенность солдатских музыкантов — немецкий костюм. Гордон, передавший всех 40 музыкантов своего полка Петру, набрал новых, и в январе 1691 г. в списке солдат, которые угощались в праздники Пасхи и Богоявления, значились «всего 854 унтер-офицеров и рядовых и 70 малъчиков в голландском платье». В Семеновском полку, как части 3-го выборного солдатского, при общем восточноевропейском стиле одежды немецкий костюм музыкантов отмечался и в 1699 г. На Крещенском празднике 15 января, по описанию И.-Г. Корба, перед Семеновским полком шли барабанщики-карлики в голубых немецких кафтанах. Возможно, Корб не понял, что это были дети, или действительно в музыкантскую одежду нарядили карлов. Мальчиков-музыкантов набирали в 1690-х гг. и в преображенцы.

В мае 1697 г., когда русское посольство въезжало в Кенигсберг, привлекали внимание «московские пажи, по цвету ливрей Лефорта в ярко красных немецких камзолах и вестонах с серебряными позументами». Так же были одеты «...шестеро московских трубачей из свиты Лефорта в красном немецком платье с серебряными галунами, с серебряными трубами, в которые они однако не трубили». Возможно это были музыканты полка Лефорта (1-го выборного), носившего в то время красные кафтаны.

В 1699 г. иноземным трубачам и флейтистам Преображенского полка были построены «венгерские» кафтаны, бостроги и штаны, украшенные двумя дюжинами (24 шт.) посеребренных оловянных пуговиц, крученым шелком и шнурами. И хотя это не русские мальчишки-музыканты, и кафтан указан не немецкий, бостроги — это вполне голландские куртки. А «венгерский» кафтан мог служить верхней теплой одеждой.

Возможно, по-западноевропейски музыканты стали одеваться с 40-х гг. XVII в., когда они действительно были иностранцами и после 1633 г. носили немецкое платье в отличие от русских по национальности (хотя решающим был все-таки фактор вероисповедания). А может быть идея нарядить мальчишек музыкантов по-немецки пришла в голову командовавшему с 1662 по 1682 г. 2-м выборным солдатским полком Матвею Осиповичу Кравкову. Дело в том, что этот первый русский «думный генерал» был датчанином, и его настоящая фамилия была Крафгоф.

Обычай экзотически одевать музыкантов был вполне общеевропейским. Пышно и замысловато, не очень-то заботясь о регламентах, разукрашивали полковые командиры русской армии мундиры своих музыкантов и в последствии, всю первую половину XVIII в.






Барабанщик и флейтщик 1-го Выборного солдатского полка.
На заднем плане — мушкетеры вторых и пикинеры первых тысяч московских солдатских полков.
Drummer and flautist 1st Vybornogo (selected) Soldiers regiment.
In the background - the musketeers of the "second" and pikemen of the "first" of thousands Moscow Soldiers regiments.


Предлагаемая реконструкция основана на описании музыкантских одежд Бутырского полка 1679 г. В России XVII в. немецким или голландским называлось вообще западноевропейское платье. Поэтому при реконструкции внешнего вида музыкантов были использованы западноевропейские аналоги 70-х годов XVII в. В связи же с отсутствием изобразительных источников непосредственно по русским солдатским музыкантам, такие детали, как расположение карманов, способ расшивки кафтанов и шляп тесьмами с галунами, раскраска барабанов и некоторые элементы одежды и экипировки, являются реконструкцией с привлечением лишь западноевропейских аналогов того времени.

Конструктивные особенности музыкантского кафтана в русском изложении задали немало загадок. Так, наличие в упомянутом кафтане таких элементов как «колнеры» и «зарукавья», на первый взгляд означающие соответственно воротники и отвороты рукавов (обшлага), не позволяли остановиться ни на одном из существовавших в Европе XVII в. фасонов одежды. Большие отложные воротники сорочек были неотъемлемой чертой западноевропейского костюма 1-й половины - середины XVII в. Но даже если предположить, что европейская мода в Московии отставала как минимум лет на двадцать, то все равно, рукавные отвороты появились лишь во 2-й половине столетия. И в этом изменившемся костюме не было места воротникам.** Так что оба эти элемента не могли сосуществовать ни в одном типе западного платья до 1679 г. В реконструкции же мы исходили из того, что попавшее в русский язык XVII в. польское по происхождению слово «колнер» могло означать не только воротник, но и иной отворот — то есть рукавный. К тому же в описании одного потешного кафтана Петра I 1691 г. значились «рукава с колнеры». Соответственно «зарукавья» были определены как характерные для музыкантских одежд Западной Европы с середины XVII в. заплечные лопасти.

Основной цвет музыкантского кафтана изображен как красный, хотя мог быть, по-видимому, и по цветам тысяч: зеленый (темно-крапивный) в первой и голубой (лазоревый)*** во второй. По крайней мере в 1688 г. попавшие в семеновцы музыканты Бутырского полка получили на свои немецкие кафтаны именно голубое сукно (по цвету семеновцев — как второй тысячи потешного солдатского полка Петра).



A typical example of a silver lace XVII. (Sergiev Posad Museum-Reserve)

Принцип отделки, на которую пошли «тесьмы бархатные розных цветов с кружевом», вполне понятен. Под «кружевом» подразумевалось золото-серебряное (встречалось и чисто золотое или серебряное) кружево, появившееся на Руси из Западной Европы во 2-й половине XVI в. На всем протяжении XVII и в 1-й половине XVIII столетия готовое кружево и нити для его плетения ввозились в Россию в больших количествах для отделки платья аристократии и духовенства. Для реконструируемого нами периода характерно кружево с крупными плавными зубцами по краю. Типичными для орнаментики местного и западного металлического кружевоплетения XVII в. были мотивы гвоздики и тюльпана. Часто кружево нашивалось на шелковую кайму (в нашем случае бархатную), цветом и фактурой отличную от самого изделия. Кроме любимого на Руси разноцветия, такой способ имел и вполне утилитарное значение, позволяя без повреждений переносить непрочное и дорогое кружево на новую одежду. Такой же отделкой, судя по тексту, украшались и шляпы музыкантов.

Не совсем ясно, что именуется «клинчатыми» барабанами. Явно западные по конструкции (как и флейты), барабаны скорее всего получили свое название благодаря характерной для всей Европы раскраске ободов — в виде разноцветных клиньев.



Источники и литература:

1. Бобровский П.О. История Л.-гв. Преображенского полка. Т. 1. СПБ, 1900.
2. Бобровский П.О. История 13-го Лейб-гренадерского Эриванского полка за 250 лет. 1692-1892. Ч. I. Спб, 1892. Прил. 2.
3. Богословский М. Петр I. Т. 2. [Б. м.], 1941.
4. Золото-серебряное кружево XVII - начала XVIII века в собрании Сергиево-Посадского музея. М, 1993.
5. Корб И.-Г. Дневник путешествия в Московию 1698 и 1699 гг. Спб, 1906.
6. Левинсон-Нечаева М.Н. Золото-серебряное кружево XVII века. // Труды ГИМ. Вып. 13. М, 1941.
7. Летин С.А. Русская армия в начале Северной войны. 1699-1702 гг. [Рукопись].
8. Максимович Л. Указатель Российских законов... Ч. 2. М, 1803.
9. Олеарий А. Новое описание путешествия на Восток магистра Адама Олеария. / в кн.: Иностранцы о древней Москве (Москва XV-XVII веков). М., 1991. С. 314-320.
10. Паласиос-Фернандес Р. О происхождении цветов петровской лейб-гвардии. // «Цейхгауз». 1996. № 5.
11. Полное собрание законов Российской империи. 1-е изд. Т. 1, 4. Спб, 1830.
12. Россия при царице Софье и Петре I. Записки русских людей. М, 1990.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Russian army until the time of Peter I
Sent: 01-11-2014 18:05
 
Журнал "Цейхгауз" №5 (1/1996)




Мушкетер второй и пикинер первой тысячи Московских выборных солдатских полков в «цветном» платье. 1660-е гг.
Вооруженные западно-европейскими мушкетами, копьями и касками, московские солдаты, хоть и обучаемые по западным уставам, все же лучше управлялись, подобно стрельцам, с бердышами, которые с началом боевых действий выдавались им в больших количествах. К примеру, в росписи 1668 г., представленной полковником Агеем Шепелевым (командиром Первого выборного полка) значились 2000 мушкетов, 1000 копий длинных, 3000 бердышей. А в 1687 г. были выданы «для нынешней службы Крымского походу в московские выборные и иные солдатские полки... 357
бердышей».
Musketeer second thousand and pikeman first thousand Moscow Election Soldiers regiments in the "color" dress. 1660-ies.
Armed Western European muskets, spears, and helmets, Moscow soldiers, though trained by Western statutes, it is better managed, like Streltsi, with "berdysh" that with the start of the fighting were given to them in large quantities.




Автор: Роберто ПАЛАСИОС-ФЕРНАНДЕС

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЦВЕТОВ ПЕТРОВСКОЙ ЛЕЙБ-ГВАРДИИ
History of the origin COLORS PETER LIFE GUARDS

До настоящего времени историки, изучавшие военные реформы Петра Великого, не дали хотя бы приблизительного ответа на вопрос — с чем связано появление в самом конце XVII века мундиров зеленого цвета у Преображенского и голубого у Семеновского лейб-гвардейских полков. Наиболее распространенным (хотя и безосновательным) является утверждение о том, что Петр просто придумал эти цвета для своих «потешных» и в 1683 г. одел в зеленое Преображенцев, а в 1688 г. — в голубое Семеновцев. Однако решение дать своей лейб-гвардии цвета, стоявшие в русской цветовой иерархии ниже почетного красного, для конца XVII столетия не совсем понятно. Чтобы выяснить — был ли выбор этих цветов произвольным, либо следовал каким-то традициям, необходимо отследить весь процесс становления петровской лейб-гвардии.

Начнем с краткого обзора регулярных воинских формирований Московского государства последней четверти XVII в. Речь пойдет о пехоте, которая в тогдашних вооруженных силах Московии была весьма представительна, состояла в основном из стрельцов и солдат, подразделяясь на «городовые» и «выборные» (т.е. отборные) полки. Московские стрелецкие (более 20-ти полков) и выборные солдатские (2 полка) постоянно находились в столице, имели в ней слободы (место жительства) и посылались на войну или в другие города на службу лишь на непродолжительное время. И хотя в России термин «гвардия» тогда не применялся, выборные по сути были тем же, что и западноевропейские гвардейские части. Кстати, в соседней Польше гвардейская пехота так и называлась— «wybraniecka». При этом, если выборных (гвардейских) полков было в Москве более чем достаточно, то функции и положения лейб-гвардии не имело ни одно из регулярных воинских подразделений. И даже Первый Стремянной стрелецкий полк, сопровождавший государя при всех выездах из Кремля, исполнял функции эскорта, но не лейб-гвардии, т.к. не имел права нести караульную службу во внутренних покоях царя (выборные московские стрелецкие и солдатские полки выставляли караулы в Кремле и других частях Москвы). Функции же лейб-гвардии выполняли чины Государева полка — иррегулярного воинского подразделения, в состав которого входили придворные чины: московские и служащие на Москве посменно городовые дворяне. Все эти стольники, стряпчие, спальники, карлы, певчие, сокольники, конюшенные чины и др., всех долго перечислять, не только посменно сопровождали царя на выездах и в военных походах, но и несли охранную службу во внутренних покоях царской семьи. Видимо, до 1682 г. чины Государева полка вполне
сносно справлялись с возложенными на них обязанностями по охране правящего дома. Почему же вслед за Лжедмитрием* царевич Петр перестает доверять привычным охранным институтам государства? Все дело и стрелецком восстании 1682 г., в ходе которого против юного царя и его родственников выступили оба выборных солдатских и все Московские стрелецкие полки, включая привилегированный Первый Стремянной. А чины Государева полка показали свою полную несостоятельность перед бунтовщиками, даже не попытавшись не только подавить бунт, но и защитить царскую семью. Результатом учиненной стрельцами бойни было не только унижение и расстройство психики будущего императора, но и осознание им необходимости иметь при себе надежное военное формирование, способное в любых обстоятельствах подтвердить свой статус личной охраны государя. Тот же факт, что предпочтение было отдано регулярному устройству будущей лейб-гвардии, объясняется скорее не сильным влиянием иностранцев, которых рядом с маленьким Петром в 1680-е гг. просто не было, а объективными причинами. Лучше обученные, не замешанные в дворцовых интригах, лично преданныe и всем обязанные Петру лейб-гвардейцы умышленно отрывались от привычной им среды, будь то придворная, стрелецкая или солдатская служба в прошлом. В свое время подобную задачу решал и Иван IV Грозный, что на тот момент выразилось в создании Опричнины.



1707 engraving after a drawing by an unknown artist, depicts Peter I, dressed as the "30 Moscow volunteers in green uniforms" during a trip abroad in 1697.

Не станем подвергать сомнению тот факт, что началом Преображенцев и Семеновцев были потешные молодого Петра. Однако само понятие «потешный» вовсе не означало чего-то военного и тем более регулярного. Becь период жизни маленького царевича, а до него — других будущих царей, его сопровождали вещи и люди под названием потешных, т.е. служащих для потехи — развлечения и игры. То, что характер детских потех Петра I был в основном военным, означало лишь предрасположенность его к данному виду деятельности с самого раннего возраста. Так брата Петра - царевича Ивана - абсолютно не трогала военная забава, а прельщало богомолье. Братья сходились лишь в нелюбви ко всем видам охоты, в результате чего к 1688 г. упразднили сокольников, ставших Семеновскими потешными.

Попробуем проследить первые шаги потешных — будущих лейб-гвардейцев. В 1674 г. Царица Наталья Кирилловна отсылает к сыну Петру часть своих спальников и царицыных стольников. Несмотря на свой возраст (15-17 лет), они выполняют при царевиче функции телохранителей, о чем дает представление характеристика современника: «Детей боярских посылают боярыни в великие посылки, и ездят с царицею в поход, и спят у царицы вверху для сторожи и оберегания в низких местах посуточно и переменно». Именно с раздачей Петром Алексеевичем 20 и 21 ноября 1683 г. более 70 аршин «сукна кармазину светло-зеленого... своим комнатным стольникам и карлам на кафтаны и котомы» (сумки ? — П.Р.) обычно связывают возникновение какого-то совершенно нового по покрою и расцветке кафтана под названием «потешного». Однако цвет кафтанов спальников и царицыных стольников, которыми командовал будущий командир Преображенцев Автомон Головин, был темно-зеленым и в 1680-1681 гг. Еще 28 мая 1679 г. им давалось «из Казенного приказа 10 аршин темно-зеленого сукна и робяткам на кафтаны». По-видимому, зеленый цвет был закреплен за этой категорией дворцовых служащих уже достаточно продолжительное время. А наименование «потешных» кафтаны 1683 г. получили лишь 13 февраля 1684 г. Что же с ними произошло? Никакого изменения в покрое они не претерпели, оставшись в традиционном для тогдашнего Двора польском стиле.* Их зеленый цвет, видимо, так же устраивал молодого государя, начавшего «игру» в солдатский полк. Итак, у нашивочника Данилы Алексеева были «взяты, по приказу боярина Родиона Матвеевича Стрешнева, на кафтаны суконные потешные, что розданы спальникам... нашивки маленькие золотные и серебрянные». 13 февраля уплачено «за купленные в рядах 15 нашивок охабневых, 230 аршин галуну плетеного гладкого, а те нашивки и галуны розданы и нашиты на спальничьи кафтаны суконные, да еще 2 нашивки золотных таких же и 20 аршин галуну гладкого, а половина нашивок нашита на государев потешный кафтан». Закройщику Гришке Григорьеву 1 марта платят «за дело 21 кафтана суконных, что они нашивали на них нашивки и галуны». 3 марта «куплено 8 портищ нашивок золоченых охабневых, а те нашивки на кафтаны суконные светлозеленые, которые выданы из хором Великого государя». Итак, единственное, чего не хватало для превращения обычных зеленых кафтанов спальников в потешные (т.е. псевдосолдатские) — это богатой обшивки галуном в швах и нашивок на полы кафтана около пуговиц. Как видим, первые потешные организуются на основе комнатных спальников, постепенно вбирая в себя весь 5-й дворцовый разряд, в который входили спальники, карлы, постельные истопники, постельные сторожа, комнатные сторожа и мастеровые люди Оружейной палаты. Все они находятся в Преображенском, по названию которого их впоследствии и будут именовать.



Jacob Turgenev. Portrait by an unknown artist of the early 1690s.
Associate of Peter is depicted in the clothes of the Polish breed, typical of the Imperial Court by the end of the XVII century. Perhaps the color coat (nettle) and half-coat (raspberry), like a reed in his hand, have to do with "amusing (gaming) regiments" of Peter, who was in Turgenev superiors.


Вторая часть прибранных в потешные изначально находилась в другом царском селе - Введенском-Семеновском. Здесь начали переводить в разряд потешных упраздненных сокольников, а за ними — и остальных чинов конюшенного двора: бывших в одной сотне с сокольниками стремянных, за ними - задворных и стряпчих конюхов. Семеновские потешные вместе с организовавшимися ранее Преображенцами составили некое образование под названием «потешного строя всяких чинов люди». При этом в Преображенское, наряду с желтыми сукнами для певчих, посылаются 29 сентября 1688 г. «2 половинки сукон английских темнозеленых мерою по 28 аршин половинка». В Семеновское же того же числа — «6 половинок сукон картовых голубых... А те сукна голубые (168 аршин) на дачу Семеновского потешного двора сокольникам». Кроме того, еще 10 сентября было выдано «3 половинки сукон английских голубых, мерою в них по 28 1/2 аршин в половинке (85 1/2 аршин). А те сукна на немецкое платье потешным фиольщикам и барабанщикам». Здесь речь уже идет не о сокольниках, а о музыкантах. Но голубое сукно на новую одежду они получали не как потешные музыканты, а как конюшенные чины, в которые из полка Патрика Гордона (Второго Московского выборного) и переводились малолетние флейтщики и барабанщики с 7 сентября по 13 ноября 1688 г. — всего 40 человек. До переодевания они были в «голландском платье», т.к. западно-европейский стиль в одежде музыкантов московских солдатских полков был принят всю 2-ю половину XVII века.

Итак, к концу 1680-х гг. молодой Петр уже имеет в составе «потешного строя всяких чинов» Преображенцев и Семеновцев (желтые певчие не в счет). И если с происхождением зеленых кафтанов первых все более-менее понятно, то почему Семеновцы голубые? Может это изначально положенный сокольникам, да и всем конюшенным чинам цвет кафтана? Однако, в указе царя Алексея Михайловича сокольникам полагался «суконный цветной кафтан с нашивкою золотою или серебряною, к какому цвету какая пристанет; сапоги желтые сафьянные». Как видим, цвет кафтана особо не оговаривался. Тайнер, описывая церемонию встречи польских послов в 1678 г., упоминает отряд сокольников на белых лошадях, с крыльями за спиной и «в длинном красном одеянии». Еще раньше, в 1664 г., английское посольство встречали сокольники, «одетые все в красное платье». И государевы возницы, также принадлежавшие к конюшенным чинам, почти всегда носили одежду красного цвета. В 1651 г., при въезде Алексея Михайловича в село Покровское, «возницы, управлявшие лошадьми, были в червчатых бархатных кафтанах»: в 1654 г. им давалось «сукна багрянцу... на кафтаны», а в конце века - червчатый либо алый бархат или сукно. Об одежде конюхов, бывших с сокольниками в одном приказе, пишет Михаил Обухович: 25 мая 1661 г. послов императора Леопольда встречали «2 хоругви царских конюхов, из коих одни назывались степенные (стремянные? — П.Р.), а другие же стадные (задворные и стряпчие - П.Р.). Степенные ухаживают собственно за царскими лошадьми. Стадные же заведуют простыми. .. Стадные были в одежде трех разных цветов: в голубом, белом и красном; степенные же имели наряд еще великолепнее: лазуровую одежду и богатые шубы». В дворцовых записях 1687 г. упоминаются: 13 марта - «5 сафьянов желтых на дачу конюхам, которые у потешных лошадей»; 9 апреля — «полтора аршина сукна кармазину малинового в дачу конюхам потешным на шапочные вершки» и 27 апреля — «2 половины сукна шиптуху лазоревых, половинье сукна амбургского (гамбургского — П.Р.) червчатого, а те товары в дачу конюхам потешныя конюшни». Таким образом, значительная часть конюшенных чинов во 2-ю половину XVII века носила отороченные мехом малиновые шапки, желтые сапоги и голубые кафтаны. Хотя встречались кафтаны и разных оттенков красного цвета. И опять, как и в случае с кафтанами спальников в Преображенском, Петра вполне устраивают цвета одежды чинов Конюшенного Двора, когда он делает их второй частью своих потешных. Правда, в Семеновском из имевшихся красных и голубых кафтанов в потешные сгодились лишь голубые, хотя красный цвет на Москве считался более нарядным и почетным. И желтый цвет сапог пришлось поменять на красный - в дворцовых записях можно встретить упоминания об изготовлении «сапогов и чеботов» разных цветов, но если обувь шла потешным, то она была непременно красной. И это не с проста — в Московском государстве красные сапоги были обязательны для солдат, а именно по их подобию одевают потешных, оставляя из старого гардероба дворцовых служащих то, что соответствует и солдатам; что-то доделывают, что-то меняют.

Первое упоминание о двух отдельных потешных полках солдатского строя относится к 1691 г., до этого, видимо, они составляли две части одного целого — некоего «потешного полка», объединявшего Преображенцев и Семеновцев. Тогда же исчезает цветоное единообразие - потешные кафтаны шьются из сукон и камок зеленых, желтых, синих, голубых, красных, малиновых цветов, но преобладающими были различные оттенки «диких», т.е. серых цветов, лишь обувь продолжала оставаться красной.

За период с 1693 по 1695 гг., т.е. к началу Первого Азовского похода, два потешных полка были слиты в один — Третий московский выборный солдатский. Правда внутри его бывшие потешные продолжали именоваться отдельными полками. К этому времени относятся и первые поименные списки начальных людей (офицеров), а также — первое четкое упоминание о полковых цветах. В 1694 г. П. Гордону, из числа 15 000 аршин сукна, заказанных Филиппу Вульфу в Архангельске, «согласно приказанию государя, нужно купить: одну треть лазоревого (azur) или темно-голубого; другую — сине-зеленого (meer-grun) и третью — малинового». Мы имеем указание на приобретение сукон для тысячных Преображенцев, Семеновцев и Бутырцев. По 5 аршин солдатам и урядникам Бутырского полка было роздано в сентябре 1696 г. «сукна малинового 5039 аршин 2 четверти и 2 вершки (на 1000 человек), из коих 1784 3/4 темного и 3254 3/4 светлого». Видимо Преображенцы и Семеновцы также смогли пошить себе одежду к началу следующего года. Так, в марте 1697 г. в Кенигсберге сопровождавший царя в заграничном путешествии отряд преображенцев под командованием майора Шмита был одет «в строевом платье, суконные кафтаны темнозеленого цвету». На Крещенском параде 1699 г. по описанию И.Г. Корба «в голове шел полк генерала Гордона в красных новых мундирах. За полком Гордона следовал Преображенский, хорошо одетый в новые зеленые мундиры. Затем следовал третий полк Семеновский (цвет воинских кафтанов голубой)». С этого времени и до введения регламента униформы 1720 г. цветами царской лейб-гвардии становятся зеленый и голубой.

Остается вопрос — являлось ли возвращение к этим цветам «ностальгией» по самым первым потешным кафтанам, или же это было связано с переводом из потешных в выборные солдаты и объединением Преображенцев и Семеновцев в составе одного полка? Вроде бы, первая версия выглядит предпочтительней. Правда, не до конца понятен изначальный выбор Петра, да и почему цвета «дворцовой пехоты» — так называл их П. Гордон — в начале 1690-х гг., когда они были отдельными потешными полками, не отличались единообразием?



Sergeant (Uryadnik) of First Elected Regiment in a winter coat with colored stripes. 1690s.

Стремянные стрельцы практически всю историю своего существования носили кафтаны красного цвета. В других, более чем в двадцати Московских стрелецких полках во второй половине XVII века встречались кафтаны, пожалуй, всех цветов, кроме черного. Первый и Второй выборные солдатские полки стали также одеваться к 1690-м гг. в красные мундирные кафтаны. Так, в 1697 г. солдаты Лефортова полка, стоявшие в Кремле на Красном крыльце, приняли за царевну Софью её постелничью боярыню Коптеву и решили ей пожаловаться на тяжелую жизнь. Та им посочувствовала: «Толъко-де на вас, что красные кафтаны». Тот же цвет был и у кафтанов Второго выборного полка, а на Крещенском параде 1699 г. они были в новых кафтанах, о которых Корб в своих записках писал, что «яркий красный (малиновый? -П.Р.) цвет новых мундиров давал этому полку нарядный вид».

Однако в 1660-1670-х гг. Первый и Второй выборные солдатские на Москве в постоянном составе насчитывали по 2 тысячи, а не по тысяче (10 рот), как в 1690-е гг. В 1662 г., после подавления «Медного бунта» мы находим упоминание о цветных кафтанах, отнятых у взятых под следствие: «А у солдат, Государь, Агеева полку Шепелева (Первого Московского выборного — П.Р.) взял я, холоп твой, зипунов зеленых первой тысячи 77 зипунов, да второй тысячи голубых 67 зипунов». Подробнее эти «зипуны» - вернее, кафтаны, упомянуты в отписке от 11 августа того же года: «Московского выборного Агеева полку Шепелева маер Дмитрий Дуров принял у сотника московских стрельцов у Микифора Ремизова солдацких зеленых 65 кафтанов с нашивками, да 12 кафтанов зеленых же без нашивок: голубых 63 кафтана с нашивками, да без нашивок голубых же... кафтана» (видимо, в документе утрачена цифра «4» — П.Р.). Есть сведения и о Втором Московском выборном полке: 24 октября 1668 г. «в Кремле же около колокола стояли Матвеева полку Кровкова солдаты в лазоревых кафтанах с писами» (списы - голландские копья — П.Р.), а 28 октября того же года «Великий Государь указал для Польских послов стоять... от Успенского собору Матвееву полку Кровкову солдатам в зеленых кафтанах, а в лазоревых стоять от Спасских ворот и до Большой площади по обе стороны.».

Как видим, Первый и Второй выборные московские солдатские полки до получения красного цвета одежды носили кафтаны зеленого и голубого цветов. Это позволяет нам утверждать, что Петр создавал своих потешных солдат изначально как один полк, состоявший из двух условных тысяч (Преображенцы — первая и Семеновцы — вторая), дав им положенные для привилегированных Московских солдатских полков цвета мундиров —зеленые (крапивный) для первой и голубой (лазоревый) для второй. Все вполне логично - потешные во всем копировали именно солдатские полки.
В 1699 г. в преддверии войны со Швецией происходит реорганизация армии, в ходе которой исчезает само понятие «выборный полк». Третий выборный становится Преображенским и Семеновским лейб-гвардейскими. Уже 11 июня 1700 г., несмотря на то, что в официальных бумагах продолжают до осени 1700 г. называть Преображенцев «солдатским» полком, в письме к курфюрсту Бранденбургскому упоминается «гвардии капитан Юрий Трубецкой». И нет необходимости искать указ Петра I об именовании Преображенцев и Семеновцев лейб-гвардией. Ведущие свое начало от дворцовых чинов Государева полка, прошедшие солдатскую школу потешными и Азовские походы выборными солдатами, Преображенцы и Семеновцы вступили в Северную войну той же «дворцовой пехотой» или «полками оберегателей царских», только с западно-европейским названием - лейб-гвардия.

* В 1606 г. Московский царь Дмитрий I (Лжедмитрий) учредил три роты "лейб-гвардии" из иностранцев, не доверяя охрану себя и своих внутренних покоев непостоянным дворянам Государева полка.
* Одежда польско-литовского стиля стала преобладать при Дворе со времени женитьбы царя Федора Алексеевича на польке по происхождению Агафье Грушецкой.
* В годы Северной войны Бутырский и Лефортовский, ставшие обыкновенными пехотными полками, все равно по традиции сохранили свой некогда почетный красный цвет кафтанов, тогда как обмундирование подавляющего большинства армейских полков постоянной расцветки не имело и шилось из тот сукна, которое в данный момент было в наличии.


1. Белокуров С.А. Дневальныя записки приказа тайных дел. M., 1908.
2. Бобровский И.О. История 13-го Лейб-Гренадерского Эриванского Его Величества полка за 250 лет 1642-1892. Ч.1. Прил. 2. Спб., 1892.
3. Бобровский И.О. История Л.-гв. Преображенского полка. T.I. Спб., 1900.
4. Буганов В.И. Восстание 1662 года в Москве. М., 1967.
5. Буганов В.И. Московские восстания конца XVII века. М., 1969.
6. Лemuн С.Л. Гвардия Петра Великого 1702-1725 годов. // Орел. 1992. №1. 7. Летин С.Л. Русская армия в начале Северной воины. 1699-1702 гг. [Рукопись].
8. Никитин А.Л. К вопросу о первоначальной одежде русской гвардии. (Библиотека ВИК. №28). М., 1988.
9. Паласиос-Фернандес Р. Московские стрельцы. // Цейхгауз. 1991. №1.

New Products
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
$ 4.35
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
$ 2.00
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
$ 8.00

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2808
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1084
This page was built together in: 0.0374 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce