Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » XVIII century / XVIII век » Thread: Infantry Swedish army of Charles XII at Poltava -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Infantry Swedish army of Charles XII at Poltava
Sent: 13-05-2012 13:18
 
Журнал "Орел" 1/1992

Автор: А. ВАСИЛЬЕВ

ПЕХОТА ШВЕДСКОЙ АРМИИ КАРЛА XII ПОД ПОЛТАВОЙ
Infantry Swedish army of Charles XII at Poltava


I. СИСТЕМА КОМПЛЕКТОВАНИЯ

По своему составу армия Карла XII не была однородной, что объяснялось применением в Швеции двух различных систем комплектования: поземельной воинской повинности, так называемой «системы индельты» (indelningsverket), и вербовки наемных солдат.
В отличие от других западноевропейских армий, которые почти целиком состояли из наемников, большую и лучшую часть шведской армии, в том числе почти всю пехоту, составляли постоянные войска индельты, придававшие ей ярко выраженный национальный характер.

Система индельты вводилась в Швеции постепенно. Зародилась она еще в XVI в., в годы правления Густава I Вазы (1523—1550), когда впервые начали проводиться наборы рекрутов в королевскую армию из различных провинций (ленов) страны. Важную роль в формировании сильной шведской регулярной армии сыграл великий полководец Тридцатилетней войны, король Густав II Адольф (1611 —1632), а при его преемнице - королеве Христине (1632— 1654) - особым государственным законом в 1634 г. были созданы постоянные пехотные полки: 20 — в Швеции и 7 - в Финляндии. Набирались они из рекрутов строго определенных ленов, названия которых носили.

Окончательное оформление система индельты получила при Карле XI (1660— 1697), который в 1680—1696 гг. осуществил военную реформу, получившую название «молодой индельты».

Сущность военной реформы Карла XI заключалась в замене периодических рекрутских наборов постоянной повинностью крестьян содержать личный состав королевского войска. Все обрабатываемые земли в государстве были разделены на участки, названные «индельтами». Крестьянские дворы, составлявшие каждую индельту, обязаны были выставить одного солдата. Индельта предоставляла ему земельный надел («торп»), дом, обмундирование, а также дополнительные продукты. Оружие и снаряжение солдату выдавалось государством. Индельта, в которую объединялись крестьянские дворы, обязанные выставить и содержать одного пехотинца, называлась «роте» (rote) или «ротехолл» (rotehall), a составлявшие ее крестьяне-землевладельцы - «ротехолларами» (rotehallarna). Унтер-офицерам и офицерам жалованье также выплачивалось группой дворов, закрепленных за ними. Последние проживали в той же местности на выделенных им усадьбах, где для каждого был построен стандартный, соответствующий чину, дом, называемый «бостель» (bostall).

Полк носил название того лена, в котором формировался и квартировал, например Вестманландский пехотный полк - из лена Вестманланд и т. д.; внутри полка солдаты распределялись на роты (kompaniet), которые сводились в батальоны. Солдаты раз в год созывались на учебные сборы, поддерживая тем самым свою боеготовность. В случае ухода солдата на войну индельта на его место выставляла нового, который служил как бы пополнением для служившего в постоянном полку. В случае ухода на войну и этого солдата индельта могла выставить нового рекрута: из таких рекрутов могли при необходимости формироваться полки военного времени, так называемые «третьеочередные» (tremanningsregementen), носившие обычно имя своего шефа (например, Упландский третьеочередной пехотный полк, шефом которого в 1700— 1712 гг. был граф А.Л. Левенгаупт, назывался просто «полком Левенгаупта»). Четвертая очередь рекрутов шла на пополнение постоянного полка (вместо погибших или пропавших солдат второй очереди), а из рекрутов пятой очереди, в крайнем случае, также могли формироваться временные полки - пятиочередные (femmanningsregementen). Таким образом, благодаря системе индельты в Швеции вместо малочисленной наемной армии была создана многочисленная, национальная по составу армия, организованная по типу поселенных войск.

В 1709 г. под Полтавой отборные полки индельты составляли основную силу «главной армии» (huvudarmen) Карла XII; это были все пехотные полки, за исключением Лейб-гвардии.

Наряду с войсками индельты и сословными частями, в шведской армии продолжали сохраняться вербованные или наемные войска. Они также делились на две разнородные части — постоянные (находившиеся на содержании государства и в мирное время) и временные (вербуемые только в период войны, а затем распускаемые). Собственно в Швеции вербовался только Лейб-гвардейский пеший полк (Lifgardet till fot), состоявший из отборных людей, набранных во всех областях страны и хорошо оплачиваемых из королевской казны. Эта постоянная часть являлась одновременно и своеобразной школой кадров, так как многие служившие в ней рядовые и унтер-офицеры затем становились офицерами в армейских полках. При Карле XII через Лейб-гвардейский полк проходило до 40% всего офицерского состава шведской армии.1 Все остальные вербованные части набирались в Финляндии, Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии и Шведской Померании, а также в различных районах Германии.

Вербованные части, за исключением Лейб-гвардейского полка, как правило, уступали по своим боевым качествам войскам индельты. Солдаты-наемники в сражениях показывали себя менее стойкими, чем поселенные шведские и финские солдаты. Из наемных войск в лучшую сторону несколько выделялись немецкие и финские, а самыми слабыми являлись прибалтийские: лифляндские, эстляндские и ингерманландские полки.

Следует отметить, что в составе корпуса генерала графа А.Л. Левенгаупта, присоединившегося к главной армии Карла XII в октябре 1708 г., после неудачного сражения при Лесной (28 сентября 1708 г.),2 было немало вербованных и временных частей. Вследствие того что корпус Левенгаупта понес большие потери и сократился с 12950 до 6503 человек, по распоряжению Карла XII 16 октября 1708 г. все пехотные части корпуса были расформированы, а их личный состав (со своими знаменами и офицерами) был распределен по полкам главной армии.

Таким образом, можно видеть, что к моменту Полтавского сражения в пехоте армии Карла XII кроме отборных шведских воинов имелось определенное число финских и прибалтийских солдат, пришедших с Левенгауптом. Следует также указать, что в составе главной армии с самого начала русского похода 1708— 1709 гг. находились 6 немецких вербованных драгунских полков.

Пестрота национального состава3 безусловно отрицательно сказывалась на боевых качествах армии Карла XII, однако преувеличивать влияние данного фактора все же не следует, — ведь все, даже самые ненадежные (прибалтийские) части этой армии к 1709 г. имели большой боевой опыт и были закалены тяжелыми походами.

II. ОРГАНИЗАЦИЯ

В составе шведской армии при Полтаве было 12 пехотных полков, насчитывавших в строю 9270 человек, без учета офицеров. Пехотные полки индельты имели стандартную организацию. В каждом полку было по 8 рот. В состав роты обычно входили: капитан, 1—2 лейтенанта, 1—2 прапорщика (fanrikar) — всего 3—5 офицеров; а также 5 унтер-офицеров: фельдфебель (faltvabel), 1 сержант (sergeant), 1 каптенармус (rustmastare), 1 фурьер (furir) и 1 подпрапорщик (forare). Штатный строевой состав роты составляли 6 капралов (korporaler) и 144 рядовых (meniga) — всего 150 человек. Кроме того, в роте было обычно 3 музыканта, в том числе 1 или 2 барабанщика, а также флейтист, гобоист или трубач. Каждая рота делилась на 6 дивизионов по 24 рядовых с капралом во главе, причем два дивизиона вооружены пиками, а остальные четыре — ружьями. В каждом мушкетерском дивизионе насчитывалось 22 рядовых мушкетера и 2 гренадера. Каждый дивизион разделялся на 4 ряда (rotar) по 6 рядовых. Таким образом, рота состояла по штату из 12 гренадеров, 84 мушкетеров и 48 пикинеров.

Четыре роты образовывали один батальон в 600 человек, два батальона сводились в полк — всего 1200 человек штатного состава (капралов и рядовых).

Штаб-офицерами полка являлись полковник (oversle), подполковник (overstelojtnanl) и майор (major), которые одновременно считались командирами (вместо капитанов) трех первых рот полка, так называемых лейб-роты, роты подполковника и роты майора. В связи с тем, что полковник исполнял обязанности командира полка и одновременно командира первого, так называемого лейб-батальона, подполковник был командиром второго батальона, а майор обычно замещал полковника в качестве командира 1-го батальона, то в ротах должности этих штаб-офицеров исполняли лейтенанты (в лейб-роте заместителем полковника мог быть капитан-лейтенант).
Кроме вышеназванных чинов в полку состояли полковой квартирмейстер, 3 пастора (в том числе полковой пастор, обслуживавший только офицеров), полковой писарь, полковой цирюльник, полковой профос, 3 младших профоса и 4 музыканта (флейтисты и гобоисты), а также 137 офицерских слуг и 72 ротных ездовых (обозников).

Роты в полку индельты (кроме трех первых) носили название тех районов или населенных пунктов, откуда выставлялись и где проживали составлявшие их солдаты, например рота Эребру, Карлстадская рота и т. п., при этом их одновременно называли по именам и старшинству капитанов, командовавших ими (например, рота 1-го капитана, рота 2-го капитана, рота 3-го капитана и т. д.). В первый, или Лейб-гвардейский, батальон входили: Лейб-рота, рота майора и «четные» роты 2-го и 4-го капитанов, а во второй батальон -- рота подполковника и «нечетные» роты 1-го, 3-го и 5-го капитанов. Роты штаб-офицеров и 1-го капитана являлись самыми лучшими по качеству — они состояли из наиболее опытных и закаленных солдат.

Лейб-гвардии пеший полк, в отличие от пехотных полков индельты, с 1703 г. состоял из четырех батальонов, имевших по 6 рот. I, II и III батальоны состояли из мушкетеров и пикинеров, а четвертый целиком состоял из гренадеров. Всего в полку Лейб-гвардии было 24 роты; кроме того, еще одна рота все время оставалась в Стокгольме, неся охрану королевского дворца.

Гвардейские роты по штату были меньше армейских — в них насчитывалось по 3 офицера, 6 унтер-офицеров, 108 рядовых и 3 музыканта. Рота делилась на 6 дивизионов по 18 рядовых, в том числе 2 дивизиона пикинеров (36 чел.) и 4 дивизиона мушкетеров (72 чел.). Гренадерская рота состояла из 6 гренадерских дивизионов, имевших ту же численность.

Всего в Лейб-гвардейском полку к началу русского похода насчитывалось 2592 рядовых строевого состава (по 648 чел. в каждом батальоне). Общая численность полка, включая офицеров, унтер-офицеров, музыкантов и нестроевых чинов, составляла 3000 чел.

Надо отметить, что к моменту Полтавского сражения шведские полки, входившие в состав главной армии Карла XII, сильно поредели в результате боевых и небоевых потерь. Несмотря на то, что они были пополнены в октябре 1708 г. за счет пехоты корпуса Левенгаупта, их численность к июню 1709 г. настолько сократилась, что Скараборгский, КальмарскиЙ, Ёнчёпингский, Сёдерманландский, Крунубергский и Эстгётский полки двухбатальонного состава пришлось сделать однобатальонными. Численность Лейб-гвардейского полка сократилась до 1800 чел., Упландского - до 690 чел., Вестерботтенского до 600 чел.

III. ВООРУЖЕНИЕ И ОБМУНДИРОВАНИЕ

Пехота Карла XII состояла из трех видов солдат, различавшихся по своему вооружению. Основную массу составляли солдаты, вооруженные ружьями — мушкетеры и гренадеры. Последние кроме ружей имели гранаты, которые метали либо вручную, либо из мортирки малого калибра. Третью часть каждой пехотной роты в армии Карла XII составляли пикинеры — солдаты, имевшие в качестве основного оружия длинные пики.

Шведское ружье (musket) имело кремневый замок и весило 4,7—5 кг. Калибр его составлял 20,04 мм, дальнобойность была невелика — всего 225 м. Такое ружье (flintlasgevar) было введено в шведской армии еще в 1692 г., однако его широкое распространение относится к периоду 1704—1708 гг., до этого большинство ружей в пехоте имело фитильный замок или кремневый замок устаревшей конструкции.4

Под Полтавой уже все мушкетеры шведской пехоты имели ружья образца 1692 или 1704 г.

Кремневое ружье шведского мушкетера имело длинный — до 50 см — штык с трубкой для насаживания его на ствол. Такой штык был в 1696 г. введен в Лейб-гвардии, а затем постепенно получил распространение и в армейских полках. С 1704 г. вместо старого, неудобного при стрельбе, был введен более совершенный штык, крепившийся к трубке с помощью особой шейки.5 Появление его значительно упростило как ведение стрельбы, так и заряжание ружья с примкнутым штыком.

Стрельба велась бумажными патронами, которые пехотинец носил в особой патронной суме, сделанной из черненой кожи. Крышка сумы обычно украшалась медной бляхой в виде королевского вензеля Карла XII. Носилась патронная сума на правом боку, на кожаной перевязи, надеваемой через левое плечо.6 Каждый шведский мушкетер имел при себе 25 готовых патронов.

Кроме ружья со штыком шведский пехотинец имел на вооружении шпагу с длинным клинком (90—93 см) и железным эфесом, в черненых кожаных ножнах, носимую на поясной портупее. Последняя представляла собой кожаную лопасть, скрепленную с поясным ремнем — ножны шпаги продевались сквозь прорезь этой лопасти, висевшей на левом боку; вместе со шпагой таким же образом носился и штык.



1. Grenadier cap Dal Infantry Regiment.
2. Officer sign the Swedish infantry regiments.


Гренадеры, как было уже сказано, имели на вооружении ручные гранаты, которые носились в особых гранатных сумках. Для зажигания гранат гренадер имел фитили, хранившиеся в специальной фитильной трубке, которую он носил на груди, прикрепляя ее к перевязи гранатной сумы. Кроме гранат гренадер был вооружен кремневым ружьем, введенным у них с 1701 г., а также короткой шпагой. Чтобы ружье не мешало гренадеру при метании гранат, оно имело погонный ремень, с помощью которого его можно было носить за спиной через правое плечо.

Пикинер, как и все остальные пехотинцы, также имел на вооружении шпагу и пику длиной 5,2—5,8 м. Пики в шведской пехоте были в среднем на 1 —1,5 м длиннее, чем в других европейских армиях (в том числе и русской). По распоряжению Карла XII, в случае утери или поломки своих пик пикинеры вооружались ружьями и таким образом пополняли ряды мушкетеров. Возможно, что при Полтаве число пикинеров в шведской пехоте было невелико, так как в подробном списке трофеев, захваченных русскими войсками при Переволочне у сдавшейся армии Левенгаупта, нет ни одной пики, хотя там перечислено все имущество, вплоть до кирок, топоров и ломов. Не исключено, что свои пики шведы порубили на дрова зимой 1708/09 г. или использовали их для строительства плотов, предназначенных для переправы через Днепр после Полтавского сражения.

Офицеры и унтер-офицеры шведской пехоты были вооружены шпагами, причем у первых шпаги были с золочеными эфесом и темляком, а у вторых — с посеребренными. Кроме того, офицеру полагалась полупика, или эспонтон (sponton), а унтер-офицеру особая алебарда,
или копье с крестообразным лезвием, так называемый бардизан (bardisan). Фурьеры вместо алебарды или бардизана носили полупику с нашитым на древко небольшим полотнищем — так называемым фурьерским значком. Длина древка бардизана — около 2 м или более.



Армейская пехота:
Мушкетер Ёнчёпингского (Jonkopings) полка.
Барабанщик Кальмарского (Kalmar) полка.
Офицер Нерке-Вермландского (Narke-Viurmlands) полка.

Army infantry:
Musketeer Jonkopings Regiment.
Drummer Kalmar Regiment.
The officer Narke-Viurmlands Regiment.


Обмундирование шведской пехоты было достаточно унифицированным. Еще при Карле XI, в 1687—1696 гг., в пехотных полках был введен единый образец синего суконного кафтана, ставшего характерным внешним отличием шведской армии периода Великой Северной войны. А.С. Пушкин в своей поэме «Полтава» не случайно упомянул о «синих рядах» «воинственных дружин» Карла XII.
Кафтан был однобортным, имел небольшой отложной воротник и разрезные обшлага на рукавах. Полы обычно подворачивались подкладкой вверх и пристегивались за углы. По бокам ниже талии имелись два кармана. Клапаны карманов имели характерную для шведской армии форму с 7-ю пуговицами. На плечах были погоны цвета кафтана с выпушкой «приборного» цвета. Пуговицы в пехоте были оловянные. Общеевропейский покрой кафтана с начала Северной войны претерпел некоторые изменения, в 1706—1707 гг. он стал приталенным и по борту ниже пояса пуговицы уже не пришивались.

Приборный цвет (т.е. цвет подкладки, обшлагов, обшивки кафтана и выпушки на погонах) в большинстве шведских пехотных полков был желтый. Из 12 полков, входивших в состав армии Карла XII под Полтавой, только у трех приборный цвет был другой: в Вестерботтенском полку - белый, в Нерке-Вермландском и Ёнчёпингском полках - красный.

В холодное время года шведский пехотинец носил поверх кафтана короткий, до колен, плащ (епанчу) из синего сукна с отложным воротником и подкладкой приборного цвета.

Под кафтаном носился камзол из лосиной кожи — в пехоте, в Лейб-гвардии - из желтого сукна, который имел тот же покрой, что и кафтан, но был короче и уже последнего и без рукавов. Пуговицы на камзоле были меньших размеров. Их обычно изготавливали из олова или кости. Под камзолом носилась белая рубаха домотканого полотна. Панталоны шились из лосиной кожи. Чулки в шведской пехоте были выше колен, с подвязками; в Лейб-гвардейском полку - из желтой материи, в Нерке-Вермландском и Ёнчёпингском полках - красной, в Вестерботтенском - белой, а в остальных частях - из лосиной или оленьей кожи. Башмаки во всей пехоте были стандартные -из черной смазной кожи, с «языком» и медными пряжками. В число предметов униформы пехотинца входили также лосиные перчатки с раструбами.

Пехотинцы носили галстуки с бантом - формы, характерной для конца XVII - начала XVIII в. В большинстве полков галстуки были из белого полотна (трипа), но в Ёнчёпингском полку они имели красный цвет, а в Вестерботтенском полку наряду с белым галстуком встречался белый с голубыми продольными полосами и черным бантом; в Дальском полку белый галстук имел бант из двух синих (по краям) и одной желтой (по центру) продольных полос. Как варианты, во всех полках встречались также темно-синие или черные галстуки.



Гвардейская пехота:
Гренадер.
Унтер-офицер.
Барабанщик.
Офицер.

Guards infantry:
Grenadier.
Unter officer.
Drummer.
Officer.


Головным убором в пехоте являлась стандартная треугольная шляпа из черного войлока, хотя она могла быть шерстяной или пуховой. По краю загнутых вверх полей имелась белая шерстяная обшивка (галун), а на тулье, с левой стороны, была пришита оловянная пуговица для пристегивания полей.

Наряду со шляпой-треуголкой широкое распространение в шведской пехоте получила особая шапка - «карпус» (karpus). Карпусы имели различную форму; чаще всего употреблялись суконные с синей тульей и желтой опушкой. Опушка представляла собой поле, пришитое снизу к тулье и подворачивающееся вверх; по бокам оно обычно имело разрезы. На круглую тулью карпуса сверху иногда нашивались пуговицы. В Вестерботтенском полку опушка карпусов была белая, в Нерке-Вермландском полку встречался черный карпус с красной опушкой и черным налобником, обшитым по краю белым галуном, а в Вестманландском — карпусы с синей тульей и голубой опушкой или с черной тульей, голубой опушкой и желтой подкладкой (с внутренней стороны опушки).

Армейские гренадеры носили ту же форму, что и мушкетеры, а гвардейские, по-видимому, имели на кафтанах желтые нагрудные лацканы по 9 пуговиц на каждом. Отличием обмундирования этого вида пехоты являлись особые гренадерские шапки, имевшие остроконечную форму. Типы этих шапок были довольно разнообразны, но наиболее распространена была суконная шапка в виде епископской митры с желтой гарусной кистью наверху. Спереди такая шапка имела медный или золоченый налобник, украшенный изображениями королевского вензеля, пылающих гранат, арматуры и различных гербов; сзади на тулье имелась медная бляха с изображением пылающих гранат.

Музыканты носили синие кафтаны того же покроя, что и рядовые пехотинцы, однако полы его они обычно не подворачивали. Швы, борта и карманные клапаны у музыкантов, как правило, были украшены желтым или белым галуном, такая же расшивка шла по рукавам. Барабаны обычно имели обшивку из сочетания синего или голубого и полкового приборного цветов.

Капралы шведской пехоты были вооружены и обмундированы как рядовые пехотинцы, но на шляпах, поверх белой обшивки, у них был нашит узкий золотой галун.

Унтер-офицеры имели обмундирование того же типа, что и рядовые. Их отличием являлись: воротник и обшлага кафтана одного с ним цвета (т.е. синие), синие панталоны, голубые подкладка и обшивка петель кафтана и чулки, а также серебряный галун на шляпе; пуговицы посеребренные. В Лейб-гвардейском полку унтер-офицеры имели серебряную галунную обшивку не только на шляпе, но и на кафтане: по воротнику, обшлагам, карманным клапанам и швам, а также по борту. Подкладка кафтана у гвардейских унтер-офицеров были из особой голубой узелковой ткани. Епанча у них имела такую же подкладку, а также серебряный галун по краю синего воротника, в то время как у рядовых и капралов воротник был желтый с белой обшивкой, с серебряными застежками.

Офицеры шведской Лейб-гвардии носили стандартные синие кафтан и камзол, расшитые золотым галуном таким же образом, как у гвардейских унтер-офицеров. Пуговицы были золоченые. Золотой галун шел по шляпе, которая могла быть украшена перьевым белым плюмажем. Как и унтер-офицеры, офицерский состав имел синий воротник, синие обшлага кафтана и панталоны, а также голубые подкладку кафтана и чулки. Обшивка петель у офицеров была золотая, в то время как унтер-офицеры имели голубую обшивку. Перчатки офицеров были обшиты по краям раструбов золотым галуном с такой же бахромой. Офицерские галстуки были из более тонкого белого полотна и могли иметь кружева. Поясной ремень имел позолоченную пряжку и золотую выпушку по краям. Плащ гвардейского офицера имел голубую подкладку и золоченые застежки, его синий воротник, борта и задний разрез были обшиты золотым галуном.

Форма армейских офицеров была несколько скромнее — золотой галун у них имелся только на шляпе, но остальные детали были те же, что и в Лейб-гвардии. Штаб-офицеры, а также генералы нередко вместо обычного мундирного кафтана носили синий кафтан модного в то время французского покроя — так называемый жюстокор (just au corps), весь расшитый золотым галуном. Кроме того, они, как правило, ходили в длинных завитых париках, так называемых алонжевых (от французского a longe), в то время как остальные чины шведской армии париков не носили.

Офицерские чины различались по горжетам - специальным нагрудным металлическим знакам, которые носились на шее на голубой ленте. Эти знаки были украшены изображением королевского вензеля Карла XII, а у штаб-офицеров, кроме того, еще и лавровых ветвей. По доступным сведениям нам известен один из вариантов различения офицерских чинов по знакам. В 1717 г. у всех офицеров поле горжета было золоченое, а изображения на них различались по материалу в зависимости от чина. У полковника все изображения (вензель и ветви) были золоченые, у подполковника и майора они были из голубой финифти, у капитана и капитан-лейтенанта — такие же (но без ветвей), а у лейтенанта — буквы вензеля из финифти, а корона золоченая, у прапорщика — весь вензель золоченый. Возможно, что встречались и другие варианты различения чинов по знакам, например штаб-офицеры могли иметь серебряные знаки с золоченой каймой, вместо ветвей на знаках могла быть изображена арматура и т.д.

Как известно, при Полтаве в составе пехотных полков главной армии были солдаты и офицеры из частей корпуса Левенгаупта, включенные в эти полки в октябре 1708 г. Среди них лишь воины Хельсинкского (шведского) полка индельты имели обычную, синюю с желтым, униформу. Остальные принадлежали к Абоскому, Бьернеборгскому, Нюландскому и Эстерботтенскому (финским) полкам индельты, шведским третьеочередным полкам Левенгаупта, Банера и Сталя, финскому третьеочередному полку Врангеля, а также к лифляндским вербованным частям: полку графа Делагарди и батальону Остен-Сакена. Все вышеперечисленные части имели вместо синих кафтанов серые, из некрашеного сермяжного сукна, как правило со светло-синим прибором. Камзолы, панталоны и чулки в этих частях изготавливались из лосиной, оленьей или козлиной кожи, пуговицы - оловянные. В большинстве финских, прибалтийских и временных шведских полков галстуки были из черного трипа, шляпы могли не иметь белой обшивки по краю. Под Полтавой наличие солдат указанных частей в рядах старых, отборных полков индельты придавало последним пестроту обмундирования и нарушало единообразие характерного для главной армии Карла XII сочетания синего и желтого цветов.



Left - right:
Company banner of the Life Guards regiment of foot;
The regimental banner of the Kronoberg regiment;
Company banner of the Uplandregiment;
Company banner of Västmanland Regiment.


Каждая рота в полках шведской пехоты имела знамя. Знамя лейб-роты носило название лейб-знамени (livfanan); это было белое прямоугольное полотнище, в центре которого был изображен вышитый золотом большой государственный герб Швеции, а в левом верхнем или во всех углах имелось маленькое изображение герба того лена, откуда комплектовался полк. Прочие ротные знамена имели полотнища цвета своего лена, а в центре — большой герб лена. Так, например, ротное знамя Сёдерманландского полка имело желтое полотнище, в центре которого в зеленом лавровом венке был изображен черный грифон; в Дальском полку полотнище ротного знамени было синее, а в центре его изображены две золотые скрещенные стрелы под короной, а вокруг них - серебряный лавровый венок; в Ёнчёпингском полку полотнище знамени состояло из чередующихся трех красных и трех желтых продольных полос, а в центре его был изображен в зеленом лавровом венке белый трехбашенный замок на черном холме; полотнище ротного знамени Упландского полка имело на красном поле изображение золотой «державы» в золотом лавровом венке и т.д. В Лейб-гвардейском полку все ротные знамена были белые, на знамени лейб-роты имелось золотое изображение государственного герба Швеции, а на остальных королевский вензель Карла XII. Размер знамен во всей пехоте был стандартный: 170 см в высоту и 212 см в длину.

IV. ТАКТИКА

Боевой порядок шведской пехоты Карла XII был довольно традиционным. Он выработался еще в середине XVII в. и без особых изменений дожил до Великой Северной войны 1700—1721 гг.

Шведская пехота обычно строилась для сражения в две линии батальонов, причем наиболее часто применялось построение линий по полкам, когда оба батальона каждого полка располагались рядом друг с другом. Таким образом, первая линия составлялась из одних полков, вторая — из других, стоящих им в затылок. Эта система была удобна для маневра второй линией, например для охвата флангов противника.



Sweden's victory over the Polish-Lithuanian army March 19, 1703 when the city Birzhi.
Swedish engraving the beginning of the XVIII century.


Иногда шведы использовали другой способ построения пехоты, когда полки имели один батальон в первой линии, а второй — в затылок ему во второй линии. При таком построении обеспечивалась более надежная поддержка первой линии от второй и более тесная связь между ними. Недостатком данного боевого порядка было нарушение полковой организации в случае использования второй линии не для поддержки первой, а для маневра на поле боя.

При использовании боевого порядка первого типа справа становился лейб-батальон полковника, а слева от него - батальон подполковника. В батальонах роты строились таким образом, чтобы на флангах каждого оказывались лучшие (старшие) роты: в 1-м батальоне справа налево становились: лейб-рота, роты 2-го и 4-го капитанов и рота майора, а во 2-м батальоне - рота подполковника, роты 3-го, 5-го и 2-го капитанов. При использовании боевого порядка второго типа лейб-батальон всегда становился в первой линии, построение рот в батальонах оставалось без изменений.



The siege of Thorn troops of Charles XII, 1703
Swedish engraving early XVIII century.


Тактическое построение каждого батальона предусматривало выделение всех пикинерных дивизионов и расположение их в центре боевого порядка батальона, в то время как мушкетерские дивизионы всех рот образовывали крылья порядка; гренадеры становились на самых крайних флангах. Отдельно действующие роты строились в линию дивизионов таким же образом, т.е. по 2 мушкетерских дивизиона на флангах, а в центре — 2 пикинерных дивизиона образовывали опору боевого порядка.

Батальоны и роты чаще всего строились в 6 шеренг (по рядам -- «rotar»), хотя могли применять четырех- или трехшереножный строй. При построении батальона в 6 шеренг в центре оказывались 192 пикинера (32 чел. по фронту), на флангах — по 168 мушкетеров (28 чел. по фронту на каждом фланге) и на крайних флангах — по 24 гренадера (4 чел. по фронту на каждом фланге). Таким образом, батальон из 576 рядовых имел по фронту 96 чел. При четырехшереножном строе фронт батальона состоял из 144 чел., а при трехшереножном — из 192 чел. Офицеры и унтер-офицеры располагались частью на флангах боевого порядка, частью позади его. Знамена рот со своим эскортом (1 прапорщик и 1 подпрапорщик на каждое знамя) во время боя размещались в центре строя.
На каждого солдата-пехотинца по фронту приходилось немногим более одного метра, так что фронт батальона при шестишереножном строе мог составлять около 100 м, при четырехшереножном - около 150 м, а при трехшереножном - около 200 м. Глубина фронта составляла соответственно 10 м, 6,5 и 5 м.



The Battle of Narva, November 19, 1700. Fragment. The picture of Kotsebu. The middle of the XIX century.
The artist with the maximum precision on the canvas gave details of weapons and uniforms of the Swedish army in the beginning of the XVIII. In the foreground, right of center, shows a group of grenadiers Dal Infantry Regiment in blue uniforms with red trim. Of particular interest is their head-dress - beautiful Carded Grenadier cap - for Kotsebu image that used the original copy of the Artillery Historical Museum collection.


В Полтавском сражении батальоны армии Карла XII, по-видимому, были построены либо в 6 шеренг, либо в 4 шеренги, в зависимости от численности каждого батальона, причем интервалы между ними были увеличены.7 По некоторым источникам, каждый из 10 шведских батальонов, построенных в момент генеральной Полтавской баталии в одну линию, имел 100 м по фронту, а интервалы между батальонами составляли 50 м.8

Как уже было отмечено в предыдущем разделе, в шведской пехоте под Полтавой, вероятно, имелось лишь незначительное число пик, поэтому многие пикинеры, вооруженные вместо пик ружьями, действовали в бою как мушкетеры.

При ведении наступательного боя - а именно такой тактики придерживались шведы в Полтавском сражении — пехота Карла XII должна была, согласно королевским регламентам, избегать длительного огневого боя и после одного-двух залпов стараться переходить к атаке холодным оружием.9

Огонь обычно вели одновременно три шеренги пехотинцев, причем первая шеренга стреляла с колена, вторая стоя, а третья - в промежутки между солдатами второй шеренги. Батальон в 600 чел., вооруженный на две трети ружьями и на одну треть пиками и построенный в 6 шеренг мог, таким образом, дать залп одновременно всего из 200 ружей, а батальон, построенный в 4 шеренги, - из 300 ружей.10 При скорострельности в боевых условиях один выстрел в 2 минуты получалось 100 (при шестишереножном строе) или 150 (при четырехшереножном строе) выстрелов в минуту на 100 м фронта батальона. В случае, если большая часть пикинеров батальона получала вместо пик ружья, огневая мощь последнего возрастала в два или три раза.

При ведении длительного огневого боя (как, например, случилось в сражении при Лесной в 1708 г.) шведская пехота могла вести стрельбу методом караколирования, рядами (rotar).11 Этот способ заключался в том, что, дав залп, солдаты первой шеренги уходили назад, становились за солдатами последней шеренги и перезаряжали ружья, в то время как стрельбу продолжали солдаты второй шеренги, которые затем повторяли тот же маневр и т.д., до тех пор, пока очередь вновь не доходила до мушкетеров первой шеренги.

Пехота Карла XII была превосходно обучена и владела всеми современными ей видами боя. Перестроения и маневры она совершала с исключительной быстротой и сноровкой. Шведский король, будучи сторонником активных, решительных боевых действий, требовал от своих солдат быстрых и смелых атак, невзирая на численное превосходство неприятеля. Ввиду господства линейной тактики шведская пехота (впрочем, как и любая другая в то время) не была обучена действовать на пересеченной местности, и в подобных условиях ее боеспособность резко снижалась, однако на ровной, открытой местности ее превосходство было очевидным. Об этом свидетельствует и тот факт, что при Полтаве шведы, имея вчетверо меньше пехоты, чем русские (12 батальонов против 42), тем не менее были атакующей стороной и повели дело так, что едва не разбили все левое крыло петровской армии. Исход боя в конечном счете решила уязвимость флангов шведской пехоты, охваченных более длинной линией русских батальонов.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Петр I, по шведскому примеру, применил такую же систему в новообразованной русской гвардии, где Преображенский полк и Семеновский полк также являлись офицерскими полками.
2 Все даты приводятся по Юлианскому календарю, принятому в России с I января 1700 г.
3 Не надо также забывать и об иррегулярных войсках армии Карла XII — валахах, поляках, украинских и запорожских казаках.
4 В 1704 г. была выпущена модификация кремневого ружья образца 1692 г., но по своим тактико-техническим данным она не отличалась от последнего.
5 Штык с шейкой был изобретен в 1699 г. и получил распространение в западноевропейских армиях в начале 1700-х гг.
6 Вся экипировка шведского солдата делалась из лосиной, оленьей или козлиной кожи (чаще всего — из лосиной).
7 Следует учитывать тот факт, что при Полтаве некоторые батальоны шведской пехоты были несколько меньше штатной численности и насчитывали по 300—400 чел.
8 Русские батальоны, построенные для генеральной баталии, имели 80— 90 м по фронту, а интервалы всего 10 м. Таким образом, против 10 шведских батальонов, имевших 1450 м по фронту, действовало 24 русских батальона первой линии, которые занимали фронт в 2150 м.
9 Несмотря на столь явное огневое превосходство четырехшереножного строя, шведы все же не отказались от применения строя из 6 шеренг, так как последний обладал большей устойчивостью при непосредственном столкновении с противником в рукопашном бою.
10 Любопытно, что практика штыкового боя тогда еще не была освоена. Устав требовал от шведского мушкетера атаковать, держа ружье в левой руке, а обнаженную шпагу — в правой. Колоть штыком было несподручно.
11 Метод караколирования (от итальянского «caracole», т.е. улитка) был впервые применен еще в XVI в., а затем совершенствовался на протяжении всего XVII в.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Aberg A., Goransson G. Karolinsk. Stockholm, 1976
2. Bellander E. En Karolinsk infanteriuniform // Foreningen Akmemusei Vanner Meddeland XI. Stockholm. 1950.
3. Gripenbertf O. Finsk krigsmanna bekladnad derom fyra sekler. Borga, 1966.
4. Holm N. F. Poltava 1709. Det svenska svardet. Stockholm, 1948.
5. Karl XII pa slagfaltet // Karolinsk slagledning sedd mot bakgeunden av taktikens ut veckling. D. I—IV. Stockholm, 1918—1919.
6. Lewenhaupt A. Karl XII's officerare. D. 1-2. Lund, 1977.
7. Lojtnanten Fr. Chr. von Weihes dagbok 1708—1712. Stockholm. 1902.
8. Nordensvan C. O. Svenska armen aren 1700—1709 // Karolinska forbundets arsbok (KFA). 1916. S. 120-180.
9. Nordensvan C. O. Svenska armen aren 1709—1718 // KFA, 1919. S. 207-252.
10. Nordensvan C. O. Svenska armens regementen 1700-1718 // KFA. 1920. S. 62— 94.
11. Petri G. Slaget vid Poltava // KFA. 1958. S. 125-161.
12. Sjogren O. Karl XII och hans man. Stockholm, 1899.
13. Waller S. M. Den svenska huvudarmens styrka ar I707 // KFA. 1957. S. 109— 111.
14. Wernestedt F. Bidrag till kannedomen om den svenska huvudarmens styrka under falttaget mot Russland 1707-1709 // KFA. 1931.


New Products
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
Musketeer of the Yekaterinburg Infantry Regiment. Russia, 1810-12; 54 mm
$ 4.35
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
Cossack - artilleryman, 16th century; 28 mm
$ 2.00
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
The seven-barreled gun, XVI century; 28 mm
$ 8.00

Statistics

Currently Online: 7 Guests
Total number of messages: 2808
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1083
This page was built together in: 0.0527 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce