Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » The interwar period (1918-1939) / Межвоенный период (1918-1939) » Thread: Persian Red Army / Персидская Красная армия -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 26-03-2013 10:06
 
ir.spb.ru/krasnoe-dvizhenie/entsciklopediya-kommunizma/persidskaya-sovetskaya-sotscialisticheskaya-respublika.html

ПЕРСИДСКАЯ СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА
Persian Soviet Socialist Republic


Персидская Советская Социалистическая Республика (перс. جمهوری شوروی سوسیالیستی گیلان‎ — jomhuri-ye šuravi-ye sosiâlisti-ye gilân), (известна также как Гилянская республика или Гилянская Советская Республика) — советская республика, существовавшая в иранском остане Гилян с июня 1920 по сентябрь 1921.


Предыстория

Мирза Кучек-хан

Важным центром Конституционной революции в Иране с 1909 г. до самого её конца в 1911 г. важным центром революции является остан Гилян. Год спустя после революции в лесах остана формируется движение дженгелийцев (от перс. дженгель — лес). Его участники — прогрессивные либералы, конституционные демократы из интеллигенции, крестьяне и батраки, мелкая городская и сельская буржуазия всех национальностей: курды, азербайджанцы, иранцы.

В апреле 1920 г. по всему Северному Ирану под руководством шейха Мохаммеда Хиабани поднимается восстание против иранского правительства и поддерживающих его англичан, которое будет разгромлено в сентябре этого же года в г. Тебриз.

17 мая 1920 г. из Баку выходит Волжско-Каспийская военная флотилия под командованием Фёдора Раскольникова и Серго Орджоникидзе и берет курс на Энзели, где находятся корабли, уведённые белогвардейцами Деникина из российских портов. 18 мая флотилия выдвигает ультиматум английским войскам, занимающим г. Энзели, по его истечении начались боевые действия, англичане и белогвардейцы отступают. Советская Россия возвращает контроль над кораблями.


История

Воспользовавшись моментом, 4 июня 1920 г., отрядами дженгалийцев под командованием националиста Мирзы Кучек-хана взят г. Решт — столица остана Гилян. 5 июня, после переговоров с советскими представителями, там же провозглашается Гилянская Советская республика, при условии советского невмешательства в её внутренние дела.

Формируются Реввоенсовет республики, правительство и армия, главой республики назначен Кучек-хан, комиссаром иностранных дел — Сеид Джафар Пишевари. Главнокомандующим формируемой армии Персидской Советской Республики был назначен Василий Каргалетели. В августе 1920 г. армия республики предпринимает наступление на соседнюю провинцию Зенджан с перспективой на Тегеран, но отброшена иранскими войсками.

9 июня Кучек-хан вынужден уйти из революционного правительства, так как не поддерживает аграрную реформу. Новое правительство формируется при участии коммунистов. Началось проведение земельной реформы, была развернута активная антирелигиозная пропаганда.

20 сентября 1920 г., вернув уведённый белогвардейцами флот, правительство РСФСР принимает решение о сворачивании своей военной операции в Иране и приступает к переговорам с шахским правительством. 26 февраля 1921 г. заключён советско-иранский договор о постепенном выводе советских войск. Согласно договору, советские войска начали покидать Гилян с апреля и полностью выведены к 8 сентября 1921 г.


Падение республики

Кучек-хан, опираясь на помещиков и духовенство, вновь возглавил правительство республики в мае 1921 г. 8 мая ее армия получает название Персидской Красной армии. А 5 июня сама республика переименована в Персидскую Советскую Социалистическую Республику. В июне же предпринимается повторный поход в провинции Мазендеран, Зенджан и попытка овладеть Тегераном, но вновь неудачно.

Затем, опасаясь усилившегося влияния компартии и развития революционных событий, Кучек-хан организовывает переворот 29 сентября 1921 г. и уничтожает своих главных политических противников, в том числе Хайдара Амуоглы. В республике начинается гражданская война. 2 ноября, пользуясь смутой, её занимают войска иранского правительства.

Мирза Кучек-хан бежит и гибнет от холода в горах. Его голову выставляют на всеобщее обозрение в г. Решт.


Интересные факты:

В Персидскую Республику в апреле-августе 1921 г. ездил Велимир Хлебников, работавший в частях РККА лектором и нанявшийся учителем к детям местного хана. Результатом поездки стал цикл стихотворений и поэма «Труба Гуль-Муллы».

Членом Иранской компартии был активно участвовавший в событиях Яков Блюмкин, при помощи иранской кампании реабилитировавший себя перед большевиками за убийство графа Мирбаха в 1918 г.

Сергей Есенин в 1924—1925 гг. пишет цикл стихотворений под названием «Персидские мотивы», видимо, вдохновлённый вышеописанными событиями в Иране, которые наблюдал как очевидец, т.к. находился при штабе командира группы войск Примакова, который дружил с Есениным.




Флаг Персидской Советской Социалистической Республики / Flag of the Persian Socialist Soviet Republic (1920-1921)




Ф. Раскольников - Командующий Волжско-Каспийской флотилией красных
F. Raskolnikov - The commander of the Volga-Caspian Red Flotilla





Мирза Кучек-хан / Kuchek-Khan








Гилянские повстанцы / Gilan rebels

Ranjit Kothar
New User




From: Newport Pagnell
Messages: 17

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 06-04-2013 16:29
 
Hello,

a very interesting article, i didn't know anything about this red Persian army.

Ranjit.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 08-04-2013 00:47
 
Thank you for your interest, Ranjit.
Now I see that someone is reading this forum :)


Выдержка из главы из книги А. Широкорада "Русские пираты", которая имеет непосредственное отношение к событиям в Персии.

Глава 3.
Последний корсар России

...Так в июле 1919 г. Раскольников вновь оказался на Волге, но на сей раз в Астрахани. Троцкий назначил его командующим Астрахано-Каспийской флотилией.

К этому времени в Англии пришли к власти лейбористы, которые решили отозвать британские войска из России. Осенью 1919 г. наконец то англичане передали свою флотилию белым. Однако в конце 1919 г. Добровольческая армия обратилась в бегство на всех фронтах. В марте красные занимают Петровск – единственную базу белой флотилии на Каспии.

Белая флотилия уходит в Баку, но мусаватистское правительство боится ее принять, и эскадра уходит в персидский порт Энзели.
28 апреля 1920 г. происходит событие, невероятное с точки зрения военной стратегии, но типичное для Гражданской войны. Четыре красных бронепоезда обращают в бегство Азербайджанскую армию и врываются в Баку.

1 мая 1920 г. командующий Морскими Силами Советской России Немитц , еще не зная о занятии флотилией Баку, дал директиву Раскольникову о захвате персидского порта Энзели: «Очищение Каспия от белогвардейского флота должно быть выполнено во что бы то ни стало. Так как для достижения этой цели потребуется десант на персидской территории, то он и должен быть совершен вами. Вы известите при этом ближайшие персидские власти о том, что десант предпринят военным командованием исключительно для выполнения боевого задания, которое возникло только потому, что Персия не в состоянии разоружить белогвардейские суда в своей гавани и что персидская территория остается для нас неприкосновенной и будет очищена немедленно по выполнении боевого задания. Это извещение должно исходить не от центра, а только от вас».

Эта директива была согласована с Лениным и Троцким. Нарком иностранных дел Чичерин предложил хитрый ход – считать высадку в Энзели личной инициативой Раскольникова, а в случае осложнений с Англией «повесить на него всех собак», вплоть до объявления его мятежником и пиратом.

Ситуация с белой флотилией, стоявшей в Энзели, была очень сложной в правовом отношении. С одной стороны, Персия – формально независимое государство, придерживавшееся формального и фактического нейтралитета в Гражданской войне в России. Белые суда, пришедшие в Энзели, были интернированы в полном соответствии с международным правом. К примеру, точно так же были интернированы в китайских портах несколько русских кораблей в 1904–1905 гг., и японцы их не посмели тронуть.

Но с другой стороны, большинство судов, ушедших в Энзели, раньше были танкерами, и они были более чем необходимы для перевозки нефти из Баку в Астрахань. Не было никакой гарантии, что белые суда в нужный момент не будут вооружены и не начнут крейсерские операции на Каспии. Наконец, согласно Туркменчайскому миру (от 10 февраля 1828 г.), Персия вообще не имела права содержать на Каспии военный флот. В начале XX века было несколько прецедентов – высадок русских десантов в Энзели. Процитирую «Военную энциклопедию»: «Постоянные волнения и беспорядки в Персии за последние годы заставляли очень часто наших дипломатических представителей обращаться за содействием к Каспийской флотилии; своз десанта в Энзели, в Решт, в район Астрабада и других пунктах побережья сделался обычным явлением».

14 мая 1920 г. в Баку Раскольников издает совершенно секретный приказ по флотилии: «Оставшиеся в распоряжении противника суда в настоящее время интернированы в бухте Энзели, охраняемой английскими войсками численностью до 2000 чел. Для защиты бухты с моря на берегу, за восточной окраиной города, установлены 6 дюймовые (152 мм. – А.Ш. ) батареи; вход в бухту, кроме того, охраняется плавучей батареей “Коротость”, вооруженной двумя 6 дюймовыми пушками и находящейся у южной оконечности канала.

С целью не допустить возможности противнику вновь воссоздать боевую силу на море и в корне обеспечить за нами господство на Каспийском море необходимо захватить в свои руки все находящиеся в Энзели плавучие средства.

Поэтому флоту и десотрядам приказываю произвести операцию захвата вооруженной силой города и бухты Энзели путем высадки десанта и дальнейших комбинированных действий его с боевыми судами по следующему плану: десотряды под прикрытием боевых судов высаживаются в районе Кумаль Кавру, прерывают сообщения Энзели с Рештом и, продвигаясь вдоль шоссе, стремительным натиском овладевают береговыми укреплениями у Энзели. Одновременно производится бомбардировка этих укреплений с моря, а за 2 часа до момента высадки десанта флотом производится путем обстрела района Качалал Энзели демонстрация. В то же время кавдивизион, вышедший из Ленкорани и продвигающийся вдоль побережья, подходит к г. Энзели с запада.

Для высадки в районе Кумаль Кавру назначаю 1 й, 2 й и 3 й десотряды под командой воёнмора Кожанова. Для перевозки десанта назначаю пароходы “Березань”, “М. Колесников” и “Паризиен”. Посадку десанта на суда произвести в г. Баку в день, который будет указан дополнительно. Суда с десантом совершают переход по морю совместно с флотом. По занятии г. Энзели предписываю военмору Кожанову тотчас же принять меры к обороне города со стороны моря и выставить заставы по направлению к г. Решту. В случае получения сведений о движении отрядов Кучук-хана выслать ему поддержку.

Кавдивизиону выступить из Ленкорани с расчетом перейти границу Персии в момент появления наших судов у Энзели, о чем будет сообщено по радио через крейсер “Пролетарий”. Для обеспечения продвижения кавдивизиона распоряжением военмора Кожанова назначается одна рота из состава десотрядов, которая на пароходе “Греция” и под охраной крейсера “Пролетарий” совершает переход вдоль побережья, высаживаясь в случае надобности при столкновениях кавдивизиона с противником в тылу у последнего. Высадка этой роты производится по указанию военмора Калмыкова, назначаемого командующим кавдивизионом и этой ротой. На крейсер же “Пролетарий” возлагается, кроме охраны парохода “Греция”, также и поддержка артогнем высадившихся людей.

Для демонстрации в районе Качалал Энзели назначаю эсминцы “Дельный”, “Деятельный” и “Расторопный”. Обстрел упомянутого района произвести по моему особому приказанию.

Командование назначенными для демонстрации судами возлагаю на военмора Чирикова.

Для борьбы с береговыми и плавучими батареями назначаю крейсеры “Роза Люксембург” и “Пушкин” под общим командованием военмора Гаврилова.

Для прикрытия высадки десанта в районе Кумаль Кавру назначаю канлодки “Карс” и “Ардаган” и крейсер “Бела Кун”, на которые возлагается задача содействовать артогнем продвижению десанта вдоль берега. Командование обеими канлодками возлагаю на военмора Славянского.

Общее руководство всей операцией оставляю за собой. Буду находиться на эсминце “Карл Либкнехт”».

Рано утром 18 мая в соответствии с планом Раскольникова флотилия подошла к Энзели. Морякам открылась панорама города и его окрестностей. Предоставлю слова командиру «Деятельного»: «Левее (к востоку) – пологий песчаный пляж от селения Кивру до предместий Казьяна с медленным, ленивым накатом прибоя от очень пологой зыби, почти незаметной для глаза. Вплотную за ним голые и невысокие дюны, через которые параллельно берегу пролегает шоссе и линии проводов на Решт. Единственная дорога то скрывается, то как на ладони. Сейчас пустынна.

Мы ожидали на подступах к Казьяну увидеть окопы или пулеметные гнезда, занимаемые по тревоге, но за дальностью расстояния рассмотреть их не могли.

Прямо на юг – после виноградников сплошной парк или лес, сквозь кроны которого выглядывают черепичные крыши или красные стены кирпичных домов. Это Казьян, район учреждений, мастерских и складов, рыболовных и путейских концессий российских фирм и министерств, еще в 1918 году захваченных интервентами и превращенных в военный городок английских войск. В парке Казьяна разбит лагерь для колониальных батальонов сикхов и гурков. Лучшие дома (бывшие Лианозова) занимает штаб и офицеры войск его величества. Тут же главная радиостанция, верхушки мачт которой торчат над деревьями. Со стороны залива Мурдаб должна быть стенка и пристань с посыльными судами и катерами. Где-то здесь же склад бензина и керосина (в бидонах), но местоположение его неизвестно, как неизвестны позиции батарей или других укреплений. Движения не видно.

Правее (к западу) – отделенный от Казьяна проливом (служащим и входным фарватером), находится город и порт Энзели. Резиденция губернатора провинции Гилян, консульства, портовое управление, таможни, банки, множество контор, жилых домов и лавок, несколько пристаней и стенок с близрасположенными складами и пакгаузами. Большинство судов (больше двадцати) стоит тесно кормой к городской стенке, отдав якоря в заливе. Видны только мачты и трубы. На окраине – склады импортных фирм, также занятые английским снабжением и запасами. Дальше – небольшой сухопутный аэродром, вернее площадка, оборудованная интервентами.

Все три наблюдаемых приморских участка отделены от гористого хинтерланда низменной болотистой равниной или лиманом Мурдаб, непосредственного фона в глубине они не имеют и потому кажутся расположенными как бы на острове, сзади которого на очень большом удалении начинается гористая местность. Там город Решт и высокие перевалы, выводящие к Тегерану. Это путь оккупантов и завоевателей, но это же и единственный путь их отступления. Где-то под Рештом нависают отряды Мирзы и Кучук-хана».

Береговые батареи англичан молчали. 18 мая в 7 ч. 15 мин. флотилия была уже в 60 кабельтовых от Энзели. Здесь корабли разделились. Четыре эсминца – «Карл Либкнехт», «Деятельный», «Расторопный» и «Дельный» – повернули на запад для обстрела района Копурчаль, чтобы отвлечь внимание противника от места высадки десанта. Вспомогательный крейсер «Роза Люксембург» в охранении сторожевого катера «Дерзкий» направился к югу для обстрела района Казьяна. Транспорты в сопровождении отряда артиллерийской поддержки (вспомогательный крейсер «Австралия», канонерские лодки «Карс» и «Ардаган», тральщик «Володарский») направились к населенному пункту Кивру для высадки десанта.

В 7 ч. 19 мин. эсминцы открыли артиллерийский огонь по району Копурчаль. В 7 ч. 25 мин. вспомогательный крейсер «Роза Люксембург» начал артобстрел Казьяна, где находился штаб английских войск. Вскоре после начала артобстрела по радио был направлен ультиматум командующему английскими войсками о сдаче порта Энзели со всеми находящимися там русскими кораблями и имуществом.

Около 8 часов вспомогательный крейсер «Австралия» и канонерки начали артподготовку высадки десанта вблизи Кивру, в 12 км к востоку от Энзели.

Любопытно, что один из первых 130 мм снарядов крейсера «Роза Люксембург» взорвался в помещении британского штаба. Английские офицеры выпрыгивали из окон буквально в нижнем белье. Просвещенные мореплаватели просто напросто проспали советскую флотилию. Время в Волжско-Каспийской флотилии и у англичан различалось на 2 часа, и первые выстрелы «Карла Либкнехта» для красных прозвучали в 7 ч. 19 мин. утра, а для англичан в 5 ч. 19 мин. (по второму поясному времени). Кто ж воюет в 5 часов утра? Порядочные джентльмены должны еще спать.

А теперь обратимся к воспоминаниям другой стороны. А. Ваксмут писал: «В одно прекрасное утро мы проснулись от орудийных выстрелов и падения снарядов среди порта и среди наших кораблей. Взобравшись на мачты, мы увидели в море массу кораблей, стрелявших по Энзели. В английском штабе – полная растерянность, ни одна из батарей красным не отвечала. Оказывается, от этих батарей англичане бежали чуть не в одном белье. Через некоторое время мы увидели, как лейтенант Крислей сел на один из наших быстроходных катеров, поднял белый флаг и вышел в море к красным. Мы поняли, что англичане плохая защита, и решили действовать сами, то есть нам надо было уходить. Чем дальше мы уйдем, тем в большей будем безопасности.

Энзели соединен с Рештом единственной дорогой, идущей по перешейку между озером и морем, а также пароходиками, ходящими между Энзели и Пирбазаром на другом конце озера.

Мы погрузили на многочисленные шлюпки больных и не могущих идти и кое какое имущество. Шлюпки пошли прямо через озеро на Пирбазар, а остальные, человек пятьдесят – шестьдесят, забрав с собой каждый что мог, во главе с Бушеном отправились посуху по дороге в Решт. Офицеры (почти все, человек двести) имели револьверы; патронов же было всего штук двенадцать – двадцать на человека.

Обстрел вскоре прекратился – видимо, парламентер достиг своей цели. Пройдя с полверсты, мы встретили цепи английских войск – говорят, что впереди красные. Бушен выслал вперед английских цепей 12 человек с винтовками искать, нет ли прохода; вернулись и доложили, что действительно дорога занята красными и весь перешеек ими перерезан. Остается единственный путь – через озеро, но средств никаких. К счастью, видим: какие то два пароходика направляются из Энзели через озеро; на нескольких рыбницах мы выходим им навстречу и силой останавливаем. Оказывается, что англичане отправляют каких-то армян, находящихся на их иждивении; почти все наши садятся на эти пароходы, и мы к вечеру добираемся до Пирбазара. С пароходов ясно виден красный корабль, стоящий по другую сторону перешейка. Почему он в нас не стрелял – неизвестно.

Всю ночь мы шли из Пирбазара пешком и утром пришли в Решт, где и расположились лагерем в саду и доме русского консульства. На следующий день в Решт вошли и все английские войска, и часть наших, запоздавших и прошедших мимо большевиков вместе с англичанами, переодевшись в английскую форму. Англичане все бросили, все их склады были разграблены персами, уважение к ним было потеряно, и вся ситуация в Персии повернулась так, что мы стали гордиться своими русскими, хоть и нашими врагами».

Комментарии тут, я думаю, совсем излишни!

Однако, если честно сказать, наши военморы при высадке десанта действовали не самым лучшим способом. “Володарский”, приткнувшись раза два носом к берегу для разведки глубин, отошел к ближайшему транспорту. После сигнала подошедшего “Карла Либкнехта”, приняв на борт около двух взводов, тральщик начал высаживать бойцов первого броска прямо в воду, на глубинах в половину человеческого роста, стреляя при этом через их головы из своей носовой 75 мм пушки по ближайшим британским пулеметам.
В это время транспорты “Березань”, “Колесников” и “Паризиен”, став на якоря, спустили все свои шлюпки, которые, будучи набиты десантниками до предела, двинулись на веслах к пляжу. Никакого порядка при этом не было. Над всем царил единый, общий порыв – возможно скорее добраться до берега и сцепиться с англичанами раньше других.

Суматоха и беспорядок увеличились, когда первые шлюпки, с ходу врезавшиеся в берег, были залиты набегавшей с кормы прибойной волной. Для наблюдавших картину высадки с транспортов “накат” казался совершенно безобидным, каким и был на самом деле, но для тех, кто имел только волжский опыт и не умел проходить прибой, отдавая с кормы стоп анкер, эта волна явилась причиной “криминала”. Прибой развернул опустевшие шлюпки лагом, затопил часть из них, перевернул и после нескольких ударов о грунт оставил лежать в песке с расшитыми днищами и уже совершенно не пригодными к употреблению.

Только теперь выяснилось, что в первые шлюпки попрыгали с транспортов главным образом десантники, которые сами же взялись за весла, а те немногие гребцы из команд транспортов, которым удалось попасть на шестерки и вельботы, добравшись до пляжа, не захотели возвращаться и приняли участие в борьбе за береговую полосу. Приняв морскую ванну, они через минуту уже перебежками старались пробиться к шоссейной дороге, совершенно забыв о шлюпках».

В итоге большая часть шлюпок и катеров была брошена у берега. Темп высадки резко замедлился. Однако из за паники у англичан это не имело серьезных последствий.

В 8 ч. 55 мин. к красным был послан парламентер – лейтенант Крислей на белогвардейском торпедном катере английского производства. Но на крейсере «Австралия» не заметили белого флага и, решив, что это – торпедная атака , артогнем заставили катер повернуть назад.
Примерно в 10 часов утра из за Энзелийского мола выскочил еще один катер. На нем был большой белый флаг. Первым его заметил штурман Арвид Буш и с трудом удержал комендоров эсминца «Деятельный» от открытия огня. Надо ли говорить, что у англичан не положено было по штату иметь белый флаг. Что же они использовали в качестве его – до сих пор не ясно. Очевидцы кардинально расходятся во мнениях. Командир канонерки «Ленин» К.И. Самойлов утверждал, что катер парламентера имел впереди вместо флага прикрепленный белый китель. Б.П. Гаврилов, бывший главарт и один из флагманов флотилии в своих воспоминаниях пишет: «…из гавани выскочил быстроходный катер с громадным белым флагом размером с простыню…» В.А. Снежинский в 1950-х годах утверждал, что «…на носовом флагштоке катера развевались дамские панталоны…»

Так или иначе, но капитан пехоты Джон Крачлей явился на переговоры, и на несколько часов было заключено перемирие. Однако в 12 ч. 40 мин. красные суда вновь ненадолго открыли огонь. К вечеру был подписан окончательный вариант перемирия.

Персидский губернатор Энзели на грязном буксирчике подошел к «Карлу Либкнехту» и поднялся на его борт. От имени персидского правительства он приветствовал Красный флот. На улицах Энзели постепенно стали появляться красные флаги.

В результате занятия Энзели были захвачены большие трофеи: крейсера «Президент Крюгер», «Америка», «Европа», «Африка», «Дмитрий Донской», «Азия», «Слава», «Милютин», «Опыт» и «Меркурий», плавбаза торпедных катеров «Орленок», авиатранспорт «Волга» с четырьмя гидропланами, четыре английских торпедных катера, десять транспортов, свыше 50 орудий, 20 тысяч снарядов, свыше 20 радиостанций, 160 тысяч пудов хлопка, 25 тысяч пудов рельсов, до 8 тысяч пудов меди и другое имущество.

Захват Энзели вызвал большой шум в британской прессе. Так, 27 мая 1920 г. газета «Таймс» сообщала: «Страна открыта большевизму, весь английский престиж теперь поставлен на карту, захват персидского порта Энзели является громадной угрозой, которая может заронить искру в легко воспламеняющийся материал, рассеянный по всему Среднему Востоку».

Однако британское правительство не рискнуло вступить в вооруженный конфликт с Советской Россией.

Захваченные в Энзели суда постепенно стали переводить в Баку. Из сводки штаба Волжско-Каспийской флотилии от 23 мая 1920 г.: «Прибыл в Баку из захваченных в Энзели транспортов противника “Талмуд” с 60 000 пудов керосина; отправлены из Энзели в Баку (из захваченных) транспорты: “Ага Мелик” с 15 000 пудов ваты, “Волга” (бывший «Аладир Усейнов». – А.Ш.) с двумя гидропланами на борту и “Армения” с 21 000 пудов хлопка»...

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 09-04-2013 02:33
 
Quote:
Надо ли говорить, что у англичан не положено было по штату иметь белый флаг.

Надо ли говорить, что Широкорад - унылое трепло?

www.xxl3.ru/krasnie/isakov/04.htm

Quote:
Еще через минуту выяснилось, что это не торпедный, а рейдовый катер под полосатым тентом от солнца и идет он не тридцати- или сорокаузловым ходом, а от силы десяти-двенадцати, и что на переднем флагштоке у него большой белый флаг, который вместе с трепыхающимся тентом и был принят за пенный бурун.

Недаром говорят, что у кого-то «глаза велики». Страх не страх, но напряженная готовность к подвоху врага даже в период перемирия сделала свое дело. К счастью, все кончилось благополучно.

Поскольку «Деятельный» находился ближе всех к молу, катер с парламентером направился к нему.

Вот тут-то и начинается проблема субъективности зрительной памяти.

К.И. Самойлов, отличный советский адмирал, достойный во всех отношениях человек, очень правдиво (за исключением отдельных частностей) описавший Энзелийскую операцию в своей книге «На канонерской лодке «Ленин»{122}, утверждает, что катер парламентера имел впереди вместо флага прикрепленный белый китель.

Б.П. Гаврилов, бывший главарт и один из флагманов флотилии, выдержанный командир, пользующийся громадным авторитетом, благодаря большому опыту и длительности службы, в своих воспоминаниях пишет: «...из гавани выскочил быстроходный катер с громадным белым флагом размером с простыню...»{123}

Наряду с этими свидетельствами в трех письмах, [256] посланных на протяжении пяти лет, в течение которых собирались воспоминания участников, В.А. Снежинский продолжает утверждать по сей день, что: «...на носовом флагштоке катера развевались дамские панталоны...»{124}

Никакие ссылки на Самойлова, Гаврилова и других не помогают. Объясняя происшедшее явной спешкой, в условиях которой, очевидно, снаряжали парламентера, и ссылаясь на других товарищей с «Деятельного», также увидевших эту принадлежность дамского туалета, товарищ Снежинский совершенно серьезно не считает возможным отказаться от своей версии.

Остается сказать, что в моем дневнике упомянуто о «куске белой материи в качестве парламентерского флага». В те годы способность замечать вокруг корабля все обычное и особенно необычное, без чего невозможно формирование хотя бы посредственного капитана, была развита у меня довольно сильно, поэтому утверждаю, что, если бы англичанин шел с панталонами вместо гюйса, этот факт, наверное, оставил бы след в записках командира «Деятельного».

ообще, интервенции большевиков в Персию не повезло с освещением. В советское время о таком даже не говорили. Да и сейчас об этой теме почти ничего. Есть книга М.Персица "Застенчивая интервенция" с довольно неплохой фактологией, но она отличается таким густым антисоветизмом, какой даже по нынешним временам редкость.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 12-05-2013 04:18
 
If someone is interested, the link Vladimir Genis book about the Soviet intervention in Persia. Text in French.

http://www.persee.fr/articleAsPDF/cmr_1252-6576_1999_num_40_3_1012/article_cmr_1252-6576_1999_num_40_3_1012.pdf

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 Persian Red Army / Персидская Красная армия
Sent: 03-04-2014 04:00
 
1-й Железный стрелковый полк имени 26 бакинских комиссаров Персидской Красной Армии на персидском фронте. Конец декабря 1920 г.

«Вскоре полком изготовлены были на свои средства кожаные коммунарки для всех красноармейцев и комсостава полка. 1-го января (новый год) полк выступил на парад в однообразной форме, чем и показал гражданам г. Решта свою сплоченность, за что от РВС Персармии получил на параде благодарность».

Г.Попов. Железный полк имени "26". Очерк. Баку, Азгиз, 1927. С.49-50.

Под коммунарками поднимаются, конечно, кожаные шлемы.



Командир 1-го Железного полка ЧОН им.25 бакинских комиссаров Попов. Баку, 1922-1923 гг. (Из архива А.Гусейнова). Одет в шинель обр. 1922 года и кожаный шлем.

1921 г.

«25-го апреля полк «Имени 26» сменился и отошел на отдых в город Решт.
Комполка «Имени 26» вступил в исполнение обязанностей начальника гарнизона города Решта. Полком вторично устроен был клуб, на сей раз в здании английского банка.
Своими средствами полком были изготовлены белые летние рубашки с красной отделкой, в которых весь полк появился на параде 1-го мая»

Там же. С.52

New Products
Red Army soldier in the winter field uniform. 1939-41, USSR; 54 mm
Red Army soldier in the winter field uniform. 1939-41, USSR; 54 mm
$ 3.79
Cowboy; 54 mm
Cowboy; 54 mm
$ 3.19
American Indian; 54 mm
American Indian; 54 mm
$ 3.19

Statistics

Currently Online: 3 Guests
Total number of messages: 2796
Total number of topics: 303
Total number of registered users: 1014
This page was built together in: 0.0439 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce