Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » The interwar period (1918-1939) / Межвоенный период (1918-1939) » Thread: The Hungarian Red Army -- Page 3  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 35  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 22-10-2013 19:27
 
В Венгрии.

Мобилизация рабочих.


БУДАПЕШТ, 3/5. Революционное советское правительство издало приказ о мобилизации пролетариата, каждый рабочий, обученный военному делу, должен немедленно отправиться на фронт. Необученные должны записываться в учебный батальон или исполнять работы по укреплению города. Будапешт объявляется включенным в зону военных действий.

Лучше смерть, чем рабство.

БУДАПЕШТ 3 мая. Бела Кун заявил, что Венгерцы готовы сражаться до последнего человека. Все рабочие отправляются на фронт. Они решили защищать Будапешт до последней капли крови.

В огненном кольце.

ЛИОН 4 мая. Согласно последним сообщениям из Румынии, чехи наступают на Будапешт. Комиссары и вожди венгерских коммунистов прибыли в Вену.

Социалистическое строительство.

БУДАПЕШТ 3 мая. Организованы специально советы, на которых возложена организация правильного функционирования фабрик и заводов, проведение земельной реформы возлагается на отдельные округа, крупные имения будут организованы на кооперативных началах, учреждаются сельско-хозяйственные школы, рабочие университеты, воспрещается продажа алкоголя в ресторанах, в целях экономии топлива устраивают общественные кухни, принимается ряд мер для охраны детства.

Воззвание главнокомандующего.

БУДАПЕШТ. 2-5. Народный комиссар Иосиф Гаубрих обратился с воззванием к рабочим массам, в котором объявляет, что по распоряжению революционного совета правительства он принял на себя командование всеми вооруженными силами в Будапеште. Воззвание гласит: Обращусь к вам с просьбой о поддержке и осуществлении моей трудной задачи, помогите защитить революционные порядок и дисциплину в городе. Мы должны показать, что рабочий' класс станет с полной решимостью и презрением к смерти на защиту социалистического государства, не потерпим, чтобы контр-революция подло наступила на геройски сражающийся рабочий класс. Застигнутые в грабеже или мародерстве подлежат растрелу на месте.

ПАРИЖ, 4 мая. Правительством в Будапеште выпущено следующее сообщение: сербами захвачены Родмерок и Вассержель. Румыны заняли Шентескуни, Шен-Мартин и Мазетур. Нами эвакуирована местность к юго востоку от Шиссы [Тиссы?]. Чехи наступают на Чан и Верхнюю долину Шайе. Наши части в окрестностях Чана отступили в направлении Шаторальи и Уйрали. По ГорнецкоЙ долине чехи подошли к Шишка и Шенгкаперу и далее к востоку достигли Будека, Банрево и Рымашокса. Вследствие продвижения Румынии на Галицийском фронте соединение венгерской армии с большевистскими войсками невозможно.

Предложение мира.

Народным комиссаром по иностранным делам Бела Куном отправлена правительсгвам чехославянских, юго-славян и Румынии нота, в которой от имени венгерского советского правительства признаются их территориальные и национальные притязания и предлагается немедленное прекращение военных действии, при условии невмешательства во внутренние дела
в Венгрии.

Красный север. №6. 8 мая 1919 г.

Разгром посольства.

БУДАПЕШТ, 5 мая. Здание генерального посольства в Вене подвергалось сегодня нападению со стороны венгерских контр-революционеров, преимущественно офицеров во главе с полковником Такал-Толвай. Нападавшие похитили 150 миллионов крон. Деньги эти будто бы переданы под расписку английской военной комиссии. Прибывшие в посольство представители венгерской советской республики заявили энергичный протест против наглого грабежа, произведенного в здании, пользующемся правами экстерриториальности и против явно контрреволюционного акта, совершенного благодаря покровительству правительства немецкой Австрии венгерским и своим контр-революционерам. После заявления протеста представители венгерского правительства уехали в Будапешт. Венгерское советское правительство обратилось к австрийскому министру иностранных дел Бауеру с нотой, в которой заявляет, что в случае неудовлетворения советского правительства в Венгрии будут приняты также мероприятия по отношению австрийского посольства. (Радиовестник).

Красный север. №7. 9 мая 1919 г.

Освобождение иностранцев от принудительной военной службы.

БУДАПЕШТ, 7 мая. Народный уполномоченный по иностранным делам Агостон довел до сведения советов рабочих и солдатских депутатов, что к иностранцам, проживающим в Венгрии, не может быть применено принудительное привлечение к военной службе. Отказ иностранцев от вступления в красную армию не может повлечь за собой предания суду. Народный комиссар Бем назначен главнокомандующим Революционное советское правительство постановило все сражающиеся на различных фронтах силы объединить под одно центральное командование. Верховным главнокомандующим назначен Вильгельм Бем.

Красный север. №8. 10 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии.

Атаки отбиты.

БУДАПЕШТ, 7 мая. Венгерское корреспондент-бюро опубликовало следующее оффициальное сообщение: 6 мая близ Синограда вчера румыны после подготовки предприняли наступление через мост, которое было остановлено нашими ружейным и пулеметным огнем. На мосту лежат трупы 30-40 румын. Обстрел города гранатами причинил лишь незначительные повреждения. В районе Мисклос Егер неприятельское наступление не продолжалось. В Секторе Салго-Тарьяна наше левое крыло под сильным давлением неприятеля принуждено было податься назад и отступить на линию Ног-Сексен-Мотрановак. Чехи под прикрытием бронепоезда провели атаку и заняли город Ног-Сексен, однако контратакой мы снова заняли город. На линии реки Иполи происходят стычки разведчиков с благоприятным для нас исходом. Чехи в течении четырех дней производят сильные атаки против сектора Сальго-Тарьян. Наступление Будапештских рабочих идет полным ходом.

Предложение перемирия румынам.

Венгерской советской республикой были отправлены парламентеры вражеской румынской армии с целью выяснить условия перемирия, на которых могли бы быть прекращены враждебный действия.

Условия румын.

Румынский генерал Мардереску, командующий Семиградскими войсками, передал венгерскому парламентеру-полковнику Верну следующие условия перемирия: 1) немедленное разоружение всех без исключения венгерских войск, как действующих против румын, так и действующих против их союзников, 2) выдача всякого оружия, включая пулеметы, автоматические ружья, орудия, огнестрельные припасы, автомобили, повозки лошадей, обмундирования, снаряжения, продовольствия. Выдача должна состояться не позже как через десять дней по подписании условий. Выдача всего железнодорожного материала, который требовался в мирное время для поддержания нормального движения в области, лежащей между Тиссой и бывшей границей Венгрии-Румынии; наравне с выдачей всего подвижного состава, захваченного в Румынии, а именно 1800 паровозов, 4100 классных вагонов, 40000 крытых товарных вагонов, цистерн, 17000 платформ. 35 процентов этого количества должно быть выдано в течение 10 дней по подписании договора, остальное через месяц. До исполнения условий этого оглашения румынские войска занимают пространство на 10 кил. вглубь на правом берегу Тиссы, обеспечивая себе переправу в следующих пунктах: Чапгокай-Тисса, Ольгар-Тисса, Фуреб-Кискерос, Фальброт – Чонтод-Сегедин. Обратный переход румынских войск на левый берег Тиссы состоится только по исполнении условий всего соглашения. Для контроля над проведением соглашения в Будапеште будет находиться румынская миссия, которая будет пользоваться правами и привилегиями экстерриториальности. Румынские войска займут венгерскне области, на которые Румыния представляет притязания. Если венгерское командование не исполнит условий соглашения, то румынские армии возобновят наступательные действие против Венгрии.

Ответ советской Венгрии.

Разумеется, что на эти условия единственный ответ венгерской страны может только быть «борьба до последней возможности».

Румыны задержали парламентера.

Вопреки международному праву, румыны задержали парламентера от советской Венгрии и автомобиль, на котором он приехал к ним.

Побили рекорд.

БУДАПЕШТ, 7 мая. Предложенные румынами условия перемирия превзошли то, что до сих пор достигнуто в области империалистических притязаний. Ответ румын не оставляет места никакому сомнению в том, что речь идет о войне до уничтожения советской республики.

Венгерская печать протестует

БУДАПЕШТ, 7 мая. Румынские условия перемирия возмутили всю венгерскую прессу. Газеты Единения говорят, что на такие наглые предложения можно ответить только оружием. Газета «Нешава» пишет, что венгерский пролетариат сделал все для прекращения войны. Мы потребовали примирения, но каждая строка ответа является пощечиной. Ответ на эти условия венгерских рабочих один — борьба. Пештеррой пишет, что румынским условием будет еще восстановление королевской власти.

Геройское сопротивление.

БУДАПЕШТ, 8 мая. Венгерское бюро печати сообщает, 3 мая на всех фронтах в местности, расположенной между Салготариан и Магисен с наступающими на Мигисен чешскими силами наши войска имели ожесточенный бой с переменным успехом, в результате которого при превосходстве сил противник все же не занял Магисен. К северу от Салготариан в продолжение в его дня происходили бои, в которых особенно отличились 5 и 12 рота Будапештского егерского полка и участвовавшая артиллерия.

Красный север. №9. 11 мая 1919 г.

Отступления не будет.

БУДАПЕШТ. 10. Венгерское бюро печати сообщает: к северу от Егеря чешский парламентер предложил нашим войскам отступить, но переговоры были отклонены.

«Выступления» венгерского дворянства в Вене.

БУДАПЕШТ, 8-5. Подробности произведенных в Вене нападений на венгерское посольство ясно показывают, что здесь имел место широко задуманный план контрреволюционного наступления, покровительствуемого венскими правящими органами. Выступления, сопровождавшиеся воровством и грабежом, вполне соответствуют реакционным идеям закостенелого венгерского дворянства, представители которого являются защитниками этой трагикомедии; спустя 58 часов после совершенного грабительского налета Венское правительство, все еще отказывало отдать полиции распоряжение о производстве расследования. Место нахождения конфискованных денег не удались установить. Венской полицией арестовано пять человек из числа мелких участников выступления.

БУДАПЕШТ, 10. По сообщении «Bepec Уйгас» в Будапеште готовились два контрреволюционных выступления общества бывших кадровых офицеров, чинов полиции, магнатов и различных сомнительных элементов, окончившееся неудачей и арестом руководителей, вожди контрреволюционеры сносились с таковыми же в Вене и Сакосмаре, первое выступление было намечено 24 апреля, второе 15 мая. Во главе стоял Гезар Дорманды, руководитель бюро сношений Антанты в Будапеште и Виктор Хорват.

Красный север. №10. 13 мая 1919 г.

Смотр рабочим полкам

БУДАПЕШТ, 11 мая. Главнокомандующий Бем в пятницу утром, осматривавший в сопровождении народных комиссаров Бела Куна и Ландера стоящие в резерве на фронте отряды вооруженных рабочих нашел вооружение и дисциплину их отличными. После смотра Бем в беседе с журналистом заявил: «воодушевление, отличное поведение, дисциплина и стройность рабочих полков превзошли все ожидания. Рабочие полки являются самыми дисциплинированными войсками пролетариата. Я положительно находился в затруднении, когда каждый полк в отдельности требовал посылки его на фронт, чтобы показать свою преданность советской власти. С таким войском можно только победить».

Красный север. №11. 14 мая 1919 г.

Сербы и французы не хотят наступать

По сообщению Бухарестской газеты «Эпохи» между сербским воинским командованием сильные трения по вопросу о наступлении на Венгрию. Сербские войска не желают жертвовать собой ради чужих интересов, французы отказываются от дальнейшего наступления на Венгрию. Остаются только румыны. По распоряжению румынского командования остаются только румынские войска, ибо чехи тоже ненадежны.

К революционному суду.

Посредниками между Будапештскими контрреволюционерами служили Добротцена Сцагшара, лицо с уголовным прошлым, и несколько бывших офицеров. Они пыталась подкупом привлечь организованных рабочих, что позволило найти их. Почти все заговорщики в ближайшие дни предстанут перед революционным трибуналом.

Красный север. №12. 15 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии

Коммунисты побеждают.

БУДАПЕШТ, 12 мая. Венгерское бюро печати сообщает с чехословацкого фронта от 11 мая: в районе Солтатрнакр мы прогнали противника из Карновера, нами взято 4 пулемета, противник в беспорядке отступает к северу, в районе Мискольч наши войска заняли ряд селений и Боровинск. В районе Егер наши войска обходным маневром прогнали противника от Маноша, также и с местностей Микопалва, Апатфальба и преследовали его к северу до высот Шенмартонер. В наших руках осталось два пулемета, 27 вагонов с углем. Пролетарское самосознание и дисциплина наших войск усиливается с каждым днем.

Меры против иностранных контрреволюционеров.

БУДАПЕШТ, 12 мая. Народный комиссар иностранных дел опубликовал следующее заявление: в виду того, что отмечены случаи, когда подданные чужих стран поддерживают контрреволюционное движение, не подчиняются постановлениям революционного правительства, поощряют преступные действия, занимаются контрабандным вывозом ценностей, составляющих собственность советской республики, я обращаю внимания граждан иностранных подданных, проживающих в пределах советской республики, что они будут в таких случаях рассматриваться как нежелательные иностранцы и выселяться из пределов советской республики.

Взятие Фюлека и Сюнск-Лугава.

БУДАПЕШТ, 12 мая. По сообщению Венгерского бюро печати нарком Бела Кун получил сегодня от главнокомандующего Вильгельма Беша телеграмму о взятии Фюлека венгерскими войсками, красные войска продвинулись к северу от Сеготорман.

БУДАПЕШТ, 13 мая. Издан декрет, освобождающий от всех налогов мелкую земельную собственность, включая и небольшие виноградники со всеми воздвигнутыми на них строениями. Последние известия с фронтов венгерской красной армии вызвали в столице всеобщую радость и воодушевление. Положение на румынском и славянском фронтах остается без перемен, на чехословацком фронте красные батальоны одержали крупные победы. Кроме местечек Борск, Минолинколе, Сальва и Надсальва нашими войсками занят обратно важный железнодорожный узел Сюлск-Лугано.

Палачи боятся красных коммунаров.

Австрийская буржуйская печать высказывает мнение, что союзные войска в непродолжительном будущем приостановят свое наступление на Будапешт, командный состав союзных войск, действующих против Венгрии, не решается устроить генеральное сражение в непосредственной близости Будапешта, боясь отчаянной решительности солдат венгерской красной армии, преданно защищающих советскую Венгрию, но союзники надеются, что венгерские контрреволюционеры сами свергнут советские правительство Венгрии.

Австрия хочет «воспользоваться».

БУДАПЕШТ, 12 мая. Представитель Венгерской советской республики в Вене Алексиус Болгар предъявил11 мая министру иностранных дел немецко-австрийской республики Отто Бауеру ноту, в которой указывает, что за последние дни в немецкой Австрии ведется энергичная агитация, преследующая, очевидно, цель пробудить австрийское правительство аннексировать западно-венгерские области; ободряемая поддержкой немецко-австрийского правительства агитация принимает размеры настоящей травли, которая всегда предшествует всем империалистическим авантюрам, причем в прессе для того, чтобы создать настроение печатаются клеветы, россказни. Болгар доказывает, что австрийское правительство не стесняясь, поддерживает венгерских капиталистов и аграриев в их борьбе против немецкого пролетариата и западной Венгрии.

Красный север. №13. 16 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии

БУДАПЕШТ, 13 15. Войска венгерской красной армий начали 11 мая фланговое наступление на чехов, после пулеметного и артиллерийского обстрела со стороны венгерских пехотных частей, длившегося с 11 мая до утра 12 мая, чешские войска перешли в полное расстройство, на рассвете 12 мая оставили свои позиции и в паническом бегстве отступили по направлению к Лозанье. Венгерские войска следовали за ними по пятам. Одновременно правое венгерское крыло достигло Пуснеча. Венгерские патрули вступили в Фюпек 12 мая утром, сняли развевавшиеся там белые знамена и заменили их красными, воодушевление венгерских войск возрастает с каждым днем, в наступлении красной армии принимал участие главнокомандующий Бем, народный комиссар Доржак. Вызванное последними успехами на северном фронте воодушевление распространяется по всему фронту.

Красный север. №14. 17 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии.

БУДАПЕШТ. 16 мая. Накануне очищения Фюлека чехи казнили шесть человек, обвиненных в государственной измене, среди казненных был один семидесятилетний старик, железнодорожный служащий, также два пленных солдата красной армии, кроме того чехи захватили с собой трех заложников.

Заявление советского правительства

БУДАПЕШТ, 16 мая. Правительство чехословацкой республики несмотря на уверения, что оно и имеет никаких притязаний на неоккупированные области Венгрии, повело в различных местах одновременно с Румынами наступление на наши части. В некоторых пунктах, слабо защищенных, чехословакам удалось потеснить нас, для отпора этому нападению советская республика стянула к угрожаемым местам войска, нам удалось оттеснить чехословаков и других до первоначальной демаркационной линии, наша войска ведут бой, мы не имеем никаких агрессивных замыслов, не стремимся силой оружия вернуть обратно какую-либо часть территории, занятую первоначально чехословаками, и хотим только помешать отнять у нас многие области, наши войска не будут продвигаться на первоначальную демаркац. Линию.

Красный север. №16. 20 мая 1919 г.

В Венгрии.

Выработка программы


БУДАПЕШТ, 17 мая. Нарком Бела Кун сделал доклад об изменении программы социалистической партии, указав, что исходным пунктом должна по-прежнему служить Эрфуртская программа. Однако вопросы международного рабочего движения должны занять в программе более значительное место. Венгерский пролетариат противопоставил себя второму интернационалу, присоединившись к 3-му, который представляет единую организацию, с единым методом борьбы. Третий интернационал должен быть построен однородно в международном масштабе. Программа каждой рабочей партии должна определенно подчеркнуть, что партии прервала всякие отношения со вторым интернационалом, не имеет с ним ничего общего. Вопрос о значении империализма чрезвычайно важен, — относится к характерным предпосылкам того направления, которое называется большевизмом, к которому уже примкнуло большинство, даже может быть весь венгерский рабочий класс. Характерным отличием большевизма от других направлений является его отношение к государству. Государство было до сих пор аппаратом подавления и эксплоатации. Это отныне сделалось невозможным. Целью большевизма является не сохранение государства, а наоборот — полное уничтожение классового государства. Средством осуществления служит республика советов; которая не считает классовый характер государства своей целью. В зависимости от развития международной революции классовый характер государства удержится лишь некоторое время. От прежнего бюрократического строя следует сохранить лишь пригодные элементы. Придать возможно более пролетарский характер администрации и судопроизводству нового строя. Все ответственные посты замещаться должны выборными лицами. Срок полномочий не должен быть продолжительным. Совдепы должны являться корпорациями. Члены совета не должны отзываться от фабрик и масс. Бела Кун закончил свою речь указанием на антимилитаристический характер советов, подчеркнув что их антимилитаризм не имеет ничего общего с катехизисом Вильсона, который желает сократить армию, но держать ее наготове к выступлению против пролетариата. Советы ведут войну против контрреволюции, внешней и внутренней

Красный север. №18. 22 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии.

БУДАПЕШТ, 19 мая. Венгерское корреспондентское бюро сообщает: Будапештский егерский полк продолжает свои атаки к северу от Сальго и Тарьяна. Преследуя неприятеля, мы заняли передние позиции вдоль Иполтии к востоку от Сальго и Вильчна. Венгерские войска расширили район своих действий. К северу от Егера наши войска под давлением превосходных чешских сил отошли на новые позиции. В Устье реки Идооли одна из наших канонерских лодок огнем заставила отступить неприятельскую роту. На остальном фронте положение без перемен

Красный север. №19. 23 мая 1919 г.

Советская Венгрия.

Национализация фабрик и складов мебели.

БУДАПЕШТ, 23 мая. Постановлением венгерского советского правительства все мебельные фабрики и склады мебели, находящиеся в Будапеште и в окрестностях национализируются. Фабрикантам и владельцам мебели будет возвращена стоимость из средств государства, также национализируются курорты, лечебницы, санатории, частновладельческие виллы.

Сдача ценных бумаг.

Все иностранцы, проживающие в пределах Венгерской республики, обязаны сдать имеющиеся у них ценные бумаги в банк, в случае неисполнения распоряжении бумаги подлежат конфискации, срок сдачи назначен до 31 мая.

Красный север. №22. 27 мая 1919 г.

Не желают переходить под австрийскую палку.

БУДАПЕШТ, 24 мая. Немецкие общины и совет западной Венгрии заявили, что население хочет оставаться в коммунистической Венгрии и будет против насильственного присоединения к Австрии и её соглашательским социализмом. Сегодня на заседании совета рабочих и крестьянских депутатов западной Венгрии после речей наркомов Бела Кун и Кальмара, критиковавших политику австрийских социал-соглашателей, взваливающих на немецких и австрийских рабочих бремя условий союзников, принята резолюция, энергично протестующая против отделения западной немецкой Венгрии от Венгерской советской республики.

В Румынской армии.

БУДАПЕШТ, 24 мая. Бежавшие из Германштадта рассказывают о зверствах румын в оккупированных областях. В течении мая в Германштадте казнено 40 саксонских рабочих, сотни заключены в тюрьмы, румынская армия разлагается, солдаты пьянствуют, учащается дезертирство.

В Венгрии

БУДАПЕШТ, 25 мая. Сегодня состоялось заседание центрального Совдепа при участии иностранных товарищей, приветствовавших венгерский пролетариат от имени народов, от имени итальянской социалистической партии. Моргали выразил изумление по поводу громадных результатов, достигнутых в короткое время венгерской революцией. Итальянская партия теперь готовится перейти к активным действиям. Она приняла коммунистические принципы, требует пролетарской диктатуры, национализации рудников, копей, фабрик, заводов, земельной собственности ее домов.

Красный север. №23. 28 мая 1919 г.

Борьба красной Венгрии.

БУДАПЕШТ, 26 V. Неприятель в беспорядке отступает по направлению к Сошет, Цикер, Шикле и Тифацук, преследуемый нашими войсками. 25 V соединенные силы чехов и румын перешли в наступление под Мисхольцем. В упорном бою участвовали с нашей стороны не только войска, занявшие перед Мискольц, но и рабочие отряды. Наскоро организованные, рабочие Мискольца показали яркий пример пролетарской дисциплины, сознательности и мужества. Дрались также блестяще, как испытанные в бою Будапештские рабочие. Неприятель понес большие потери. Наши части преследовали неприятеля за Бюкенбирге до Сайо и Риматель. На остальном фронте без перемен. Русский нарком обращается ко всем русинам с воззванием, указывающим на необходимость в ряды красной армии, которая одна даст свободу, так как чешские капиталисты хотят поработить русинский народ.

Красный север. №24. 29 мая 1919 г.

В советской Венгрии.

(беседа с венгерским народным комиссаром тов. Самуэли).


Прибывший из Будапешта в Москву Наркомвоен Советской Венгрии — тов. Тибор Самуэли в беседе с сотрудником «Роста» сообщает: «Советская Венгрия выдержала экзамен на внешних фронтах, разбив коварны замыслы Антанты. Внутреннего же фронта у нас нет. Попытки создать его ликвидированы в самом начале. На наших фронтах в настоящее время Красная армия обезопасила себя от тех многочисленных угроз и козней, которые пытались создать союзники. Сами рабочие выдвинули вопрос о мобилизации пролетариата, и нам пришлось волю венгерского пролетариата, возмущенного предательским нападением, только зафиксировать. Весь пролетариат Будапешта, как один человек, поднялся на защиту Советской Венгрии. На чехословацком фронте мы отвоевали значительные пространства и дезорганизовали чехословацкие войска. Они бегут и в некоторых местах даже не принимают бой. На румынском фронте положение без перемен. Румынские войска по-прежнему стоят у реки Тиссы, не проявляя никакой активности. У нас имеются сведения, что они производят перегруппировку и что часть войск уведена в Бессарабию.

Военные операции украинской советской армии вызвали большую панику среди румын. Они с тревогой следят за развивающимися событиями и боятся, что их армия в один прекрасный день окажется неспособной не только к агрессивным операциям, но и к защите румынских бояр.

С южного фронта поступают сообщения об усиленной деятельности союзников. Они собирают французские и английские войска; главным образом «дикие бригады». Намерения их нам неизвестны. За то на сербском фронте мы достигли больших успехов. Сербы с нами не воюют, а братаются. Целыми ротами, во главе с офицерами, переходят на нашу сторону. Дезорганизация и развал сербской армии достигли таких размеров, что сербское правительство вынуждено было расформировать целую дивизию. Сербские солдаты продают нам свои винтовки и пулеметы. Были случаи, когда сербы предложили нам купить у них стоящей на Дунае монитор. Венгерская буржуазия уже не раз пыталась устроить контрреволюционный заговор, но тяжелая рука венгерского пролетариата каждый раз с корнем вырывала эти белогвардейские замыслы, и теперь уже некому больше внутри Советской Венгрии создавать внутренний фронт. Буржуазия разбежалась. Крестьяне очень охотно вывозят излишки продовольствия из деревни в города, что они делают сознательно, ибо они знают, что все продовольствие распределяется среди пролетариата. Венгерская деревня лихорадочно организуется. Везде созданы сельские советы. Идея организации коммун встречена с величайшим сочувствием. Нет среди венгерского крестьянства тех групп, которые боролись бы с этой идеей, количество советских коммун с каждым днем возрастает.

Часть розничных торговых предприятий опечатана. Этим мы парализовали возможность спекулятивного припрятывания товаров. Наш комиссариат продовольствия ведет заготовку продовольственных продуктов, снабжает ими мелкие продовольственные лавки, рестораны и гостиницы. У нас все продается по нормальным ценам.

Должен указать большую популярность в Венгрии коммунистов. Правда, впредь до созыва съезда, мы называем себя пока социалистической партией Венгрии. Эта партия объединенных с.-д. коммунистов приняла платформу третьего Интернационала. Мы сейчас лишены возможности созвать партийный съезд, ибо все наши лучшие партийные работники заняты государственным строительством, а большей частью находятся на фронте, где они среди красных рабочих полков ведут бои с буржуазными наймитами».

Красный север. №25. 31 мая 1919 г.

Hа Венгерском фронте.

БУДАПЕШТ, 27-5. Венгерское корреспондентское бюро от 26 5 сообщает, что ихние патрули заняли несколько водных пунктов. На остальных пунктах происходили ожесточенные бои. На северном фронте относительно спокойно.

Красный север. №25. 31 мая 1919 г.

В советской Венгрии.

БУДАПЕШТ, 27 мая. Состоялся смотр 12 ударных рот, состоящих в большинстве из железнодорожников, считающихся лучшей частью венгерской красной армии. Газета «Верес Уйсаг» сообщает, что, соглашение между правительством и венгерской Австрией, предусматривающем товарообмен Венгрии с немецкой Австрией.

Венгерская советская пресса видит в соглашении значительный материальный и моральный успех венгерского правительства.

Съезд Советов.

БУДАПЕШТ, 28-5. Венгерское советское правительство декретировало созыв съезда советов. Открытие назначено на 16 июня. Областные и городские советы рабочих, солд. и кр. депутатов посылают на съезд своих членов пропорционально количеству населения по одному делегату на 50000 жителей.

Красный север. №26. 1 июня 1919 г.

В Красной Венгрии.
Буржуазная ложь


БУДАПЕШТ, 2 июня. Известия в Венских газетах, что в Будапеште убиты заложники, опровергаются категорически. Заявление, что ни один 1 заложник не был убит. Женевская международная комиссия, красного креста, расследовавшая условия в которых находились заложники, нашла их превосходными.

БУДАПЕШТ, 2 июня. Венгерское телеграфное бюро сообщает 30 мая, что на Северном фронте оживленная разведочная деятельность.

Красный север. №29. 5 июня 1919 г.

Советская республика Венгрия

Мероприятия Будапештского Совдепа

БУДАПЕШТ. 3 июня (Радио). В И.К. Будапештского совдепа обсуждался вопрос о продовольственном положении города. Бела Куч в обстоятельной речи заявил, что для упорядочения продовольственного дела назначена особая директория из трех лиц, которая примет все необходимые меры к устранению обнаружившихся в последнее время аномалий, как например, несогласованности действий провинциальных учреждений с распоряжениями центральной власти. Снабжение страны продовольствием и предметами первой необходимости может быть проведено теперь лишь путем строгих и радикальных мер. Кооперативные и потребительские организации необходимо солидаризировать. Столицу необходимо освободить от бесполезных элементов. Далее Бела Кун заявил, что приступлено уже к подготовительным работам по созыву Венгерского съезда, который назначен на 14 июня. На этом съезде будет выработана Венгерская конституция. Ожидается прибытие на съезд 390 членов, кроме приглашенных иностранных гостей. Правительственный комиссар округа Пешт постановил: для обеспечения сельскохозяйственных работ означенного округа необходимым количеством рабочих рук, вводится трудовая повинность на одну неделю – от 10 до 17 июня.

Красный север. №32. 8 июня 1919 г.

Положение упрочивается.

ЛИОН, 7 VI. Венгерская красная армия продолжает наступать, сообщают, что чехи очистили Пресбург. Советское правительство сообщает, что часть Славонии [?] завоевана обратно Красной армией, чешская армия несомненно подвержена советской пропаганде. Можно ожидать организованного восстания вооруженных венгерских рабочих. Подвигаясь к северо-востоку красная армия прорвала чешско-румынский фронт. Военное положение советского правительства упрочивается с каждым днём.

МОСКВА, Радио из Будапешта, опровергая лживое измышление газет. «Народный листок», обвинявший венгерскую красную армию в зверствах над неприятелем, говорит: красный солдат, движимый не империалистической жаждой власти, а исключительно любовью к ближнему и сознанием своей солидарности со всеми угнетенными и обездоленными, видит в неприятеле человека — товарища, потому он совершенно неспособен на подобное злодеяние, но зато у нас имеется два официальных протокола, содержащих характерные данные относительно способов борьбы отступающих чехов. Красный венгерский солдат, взятый в плен 21 мая по время боя при Сальдо на коленях умолял чехов лучше расстрелять его, чем подвергать нечеловеческим пыткам, но его про должали избивать. Второй протокол говорит о Боснийском красном солдате 69 полка по имени Алия Аксемия, попавшей в плен при наступлении на Адьсанегво. Он был раздет донага чешским солдатом 93-го полка. Чешский офицер приказал солдатам бить его, не давая пощады. Офицер сам наставлял на него дуло револьвера, но Аксемия начал произносить слова на чешском языке, тогда офицер ударил его ногой и ушел. Аксемия остался лежать без сознании и на другой день был поднят венгерскими солдатами и освобожден, гораздо хуже правительства старого режима. В беззастенчивости оно превосходит Вильгельма второго и его генералов. Германский рабочий должен ответить достойном образом и фабричные советы обязаны произвести контроль указов.

Красный север. №33. 11 июня 1919 г.

Ультиматум противников Венгрии

МОСКВА 9. Перехвачено радио Парижа Будапештскому правительству; союзные правительства намереваются в ближайшем будущем пригласить представителей Венгерского правительства в Париж, чтобы сообщить как они смотрят на вопрос справедливых границах Венгрии, когда в этот момент венгерцы совершенно против чехословаков нападение, вторгаются в Славонию. Будапештское правительство приглашается безотлагательно положить конец нападению на чехо-словаков, в противном случае союзные правительства приняли твердое решение прибегнуть к жестким мерам, чтобы принудить Венгрию приостановить военные действия и образоваться с непреклонностью союзников, беспрекословно осуществить их постановления. Ответна телеграмму должен быть дан в течение 43 часов мирной конференцией.

Борьба красной Венгрии.

Венгерская красная армия овладела важным железнодорожным узлом северной Венгрии.

Красный север. №34. 12 июня 1919 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 22-10-2013 19:38
 
В Красной Венгрии.

Ответ союзникам

БУДАПЕШТ, 10 июня. У венгерского правительства нет никаких враждебных намерений. Оно желает находиться со всеми в дружбе и мире. У венгерской советской республики не было намерения произвести нападение на чехословацкую республику, они не нападали и желают жить в дружбе и мире, но само чехословацкое правительство нарушило заключенную 13 ноября военную конвенцию и чешские войска вторглись в области венгерской советской республики, стремясь задушить ее. После чего мы только ввиду крайней необходимости, были принуждены взяться за оружие. Радостно принимаем к сведению, что союзные государства предложили чехословацкой республике, румынскому и юго-славянскому королевствам прекратить наступление, тем не менее мы вынуждены указать, что эти государства не выполнили распоряжения союзников. Их наступление приостановлено лишь нашими контрнаступлениями, их войска еще сейчас находятся по эту сторону демаркационной линии. Мы считаем необходимым, чтобы заинтересованные военные государства отправили делегатов, образовали особую комиссию в Вене. Правительство венгерской советской республики готово заключить справедливый, прочный мир между народами, достигшими взаимного согласия для прекращения кровопролития.

Победы красных войск.

БУДАПЕШТ, 10 июня, венгерское бюро печати сообщает, что красная армия продолжает победоносно продвигаться, занят город Еепернем, венгерское телеграфное бюро сообщает, что доблестные войска преследуют по всему фронту отступающего неприятеля, наш полк вступил вчера вечером в Родноле к северу от Косса. Батальон рабочих-красноармейцев [нзрб.] Сатураия Гели преследует неприятеля. Сегодня по донесению главной квартиры на обмены приказами между командующим Бёмом и наркомом БелаКуном видно, что войска еще преследуют врага. Отходящие чешские и румынские белогвардейцы продолжают совершать зверства.

Организация социального производства.
Продолжаются работы над строительством социального производства. Вся территория, входящая в демаркационную линию, разделена на 20 округов каждый со своим центром, вокруг которого группируется промышленное, материальное и финансовое управление. По мере освобождения венгерской территории красными вводится соответствующая организация социального производства

Открытие крестьянского съезда.

БУДАПЕШТ, 8 июня. Седьмого июня открылся крестьянский съезд, докладчик народный комиссар Тамбургер известил, что в настоящее время в оккупированных областях государства свыше 25000 отмеренных десятин находится в руках сельско-хозяйственного пролетариата, следует озаботиться повышением производительности.

Речь тов. Бела Кун.

Народный комиссар Бела-Кун сообщил о взятии красной армией города Тисса на Лек-Елецкой линии и о победоносном продвижении венгерских войск на других направлениях. Со взятием Тиссы Леч наши войска угнали с этого берега Тиссы империалистов бояр. При господстве капитализма крестьяне были притесняемы не менее городских рабочих, поэтому они должны добиваться советского строя. В первую очередь необходимо уничтожить созданную капиталистическим строем, противоположность между городом и деревней. Мы, социалисты расценим культурно-экономическое благо без различия между городом и деревней.

Земельный законопроект.

Закончил Бела-Кун свою речь оглашением законопроекта, который будет утвержден после одобрения крестьянским пролетариатом, об организации сельско-хозяйственных владений. Предусматривается отход к советской республике земель прежней царской династии, а также земель крупных помещиков.

Красный север. №35. 13 июня 1919 г.

В Красной Венгрии

БУДАПЕШТ, 12 июня. По случаю побед, одержанных красными венгерскими войсками, во многих местах Будапешта состоялись грандиозные шествия и митинги. Газеты посвящают восторженные статьи, посвященные победам красной армии и подчеркивают разницу между этими победами и теми, которые одерживали в былое время империалистическая армия, действовавшая под палкой своих эксплуататоров. Продолжают поступать сведения о победоносном продвижении красных войск по всему северному фронту. Упорное сопротивление неприятеля сломлено.

Красный север. №37. 15 июня 1919 г.

В Красной Венгрии.

БУДАПЕШТ, 13 июня. В освобожденных от Чешского империализма областях Словакии вводится пролетарская диктатура, которая повсюду встречают сочувствие. Рабочие восторженно вступают в красную армию. Красная армия заняла города Росны, Бискольск, Барфу Киссебец. К северу от Целиом чехи оказывают упорное сопротивление. Венгерским советским правительством получено от съезда австро-венгерских рабочих и солдатских советов и из России поздравление по случаю геройских побед над капиталистическими разбойниками. По сообщению газет, правительство немецкой воспретил венгерским контрреволюционным вождям, прибывшие в Вене.

Делегация к Бела Кун.

Совет четырех обсуждал вопрос о венгерских границах. Предполагается послать к Бела-Кун делегацию.

«По старому» мир заключить не удается.

НАУЭН, 14 июня. Газета испанской демократической партии констатирует, что движение против мирного договора становится столь же сильным в победивших странах, как и в побежденной Германии. Все народы проникаются убеждением, что старые способы заключения мира в наше время совершенно невозможны.

ПАРИЖ, 12 июня. Из Парижа сообщают, что чехословацкие войска оттеснили неприятеля на некоторых пунктах фронта, заняли город Комар.

Заявление главнокомандующего венгерской армии.

Главнокомандующий Бем заявил венгерскому социалистическому съезду в Будапеште, что чехи продолжают практиковавшиеся ими до сих пор методы гнусного ведения войны и не останавливаются даже перед бомбардировкой городов, где нет ни одного нашего солдата, убивают безоружных женщин и детей. Красная армия могла бы ответить такими же действиями, но она не воюет с женщинами и детьми. Мы найден другие средства, чтобы воздействовать на мировой пролетариат, который несомненно разделяет наши взгляды и примет все меры к предотвращению подобных злодеяний.

Отступление чехов

БУДАПЕШТ, 14 июня. Чехи совершенно очистили Сарос Цемплен, а также северную часть округа Диг Унг. В северном районе столкновения закончились для них не удачно.

Красный север. №38. 17 июня 1919 г.

Будапешт, 15 нюня. На съезде социалистов заслушан доклад секретаря венгерской секции и французских коммунистов, в котором говорится, что многие из французских и алжирских полков уже присоединились к венгерской советской республике. Среди французских офицеров царит сильное возбуждение. Среди солдат водятся усиленные пропаганды. Бела-Кун опровергает мнение, будто венгерский совет республики просто подражает русскому примеру. Наоборот, Венгерская республика использовала русский опыт, и сделала большой успех в два с половиной месяца больше, чем российская советская республика за целый год. Проект программы партии, предложенный Бела-Куном под названием «программа венгерской партии коммунистических рабочих», принимается всеми голосами. В заключение Бела-Кун заявляет, что венгерская советская республика с радостью принимает приглашение Антанты на мирную конференцию, как полагает охотно, что личными сношениями можно скорее приблизиться к миру. На вопрос корреспондента лондонской газеты «Дейли Ньюс» о позиции Венгерского правительства в связи с недавней нотой Антанты, — будет ли прекращено наступление Венгерской армии, соответственно желаниям Антанты — Бела-Кун ответил: «мы наступаем лишь в том случае, когда приходится отражать наступление неприятеля, но наше контр-наступление ведется достаточно энергично для овладения новыми городами, так как часть чехословацкой армии обратилась в паническое бегство. На Румынском фронте вообще не происходило сражения с тех пор, как мы потеснили неприятеля в область по эту сторону Тиссы.

Красный север. №39. 18 июня 1919 г.

Борьба с румынами.

БУДАПЕШТ. 4-6. Венгерское верховное командование сообщает. Уадь ярсджена к западу от Левы нами отбиты атаки противник. Противник оттиснут к западу от Снераеса. У Еверыса нами, неоднократно испытанные батальоны, сбили врага энергичным натиском с его позиций, расположенных на высотах Нишкора. Нами отбиты попытки румын переправиться через Тиссу.

Речь Форста.

БУДАПЕШТ. 14-6. На Венгерском съезде советов Форст из Вены заклеймил поведение австрийских социал-демократов. «Австро-немецкий пролетариат не имеет ничего общего с двуличностью, проявленною Ремером в Париже. Английский и Французский пролетариат, несомненно, помешают вмешательству Антанты в дела немецкой Австрии, если там будет провозглашена советская республика. Немецкий пролетариат западной Венгрии уже принял решение о своей судьбе, связав себя с советской Венгрией. В городе Винер Нейштадт находится очаг не только австрийской, но венгерской реакции, контрреволюции соединившихся, чтобы сделать невозможной власть пролетариата. Австрийское правительство за спиной пролетариата шлет оружие борьбы пролетариата против революции». Форст закончил свою речь уверенностью, что на будущем съезде советов будут присутствовать представители немецкой и австрийской советских республик.

Красный север. №40. 19 июня 1919 г.

Перемирие на чехословацком фронте.

ПАРИЖ, 27 июня. Из Базеля сообщают, что командующий Венгерской армией Бем, приняв условия союзников, распорядился прекратить военные действия против чехословаков.

Красный север. №50. 1 июля 1919 г.

Белогвардейское восстание в Будапеште.

МОСКВА, 30 июня. По сообщению Науенской радиостанции, двадцать восьмого в Будапеште состоялось контрреволюционное выступление против советского правительства. Контрреволюционные офицеры захватили на Дунае военное судно и осадили артиллерийские казармы. С судна в здание совета было сделано три залпа, повлекшие значительное число жертв. Восстание было быстро подавлено. Военный суд приговорил мятежников к смертной казни. По предложению Бела-Кун Ц. И. К. постановил проводить полностью диктатуру пролетариата и неуклонно преследовать контрреволюционные покушения буржуазии. В связи с событиями, некоторые члены правительства вышли в отставку. Состоялись уже выборы новых комиссаров, вместо выбывших. Рарбай, Функи, Бем, Рокай, Погонине переизбраны.

Непосредственно из Будапешта получена кратная радиотелеграмма:

«Военный комиссар города Будапешта с первого момента, сохранил дисциплину, беспрекословно выполнял все мои приказания, благодаря чему удалось быстро восстановить в городе полный порядок.

НАУЭН. 29 июня. В Будапеште всреду восстановлен полный порядок. Зачинщиками и организаторами выступления белой гвардии оказались повсюду бывшие офицеры. Они учинили жестокий террор. Часть экипажа Дунайской флотилии, участвовавшей в обстреле, удалилась с судов и добровольно перешла на сторону советских войск. Из руководителей: три бывших офицера самими повстанцами приговорены к смертной казни, приговор приведен в исполнение. Остальные участники заговора преданы суду военного трибунала. До сих пор представлено трибуналу 48 контрреволюционеров.

Красный север. №52. 3 июля 1919 г.

Бела Кун о внешней политике Венгерского правительства.

БУДАПЕШТ. 3-го июля. На съезде советов Бела Кун произнес большую речь о деятельности венгерского правительства в области внешней политики. Единогласно принята следующая резолюция. «Съезд советов одобряет действия правительства, направленные к достижению мира, также постановление правительства, касающееся охраны имущества иностранцев, съезд признает правильным стремление правительства к сохранению оперативной связи с теми частями освобожденных областей, большинство населения которых не принадлежит к Венгер. национальности, вполне одобряет энергичный отпор, оказанный правительством на вожделения империалистических кругов.

Красный север. №53. 8 июля 1919 г.

Нота Венгерского правительства Вильсону.

ЛИОН, 7 июля. Венгерское советское правительство в ноте на имя Вильсона указывает, что за последние недели венгерские войска почти ежедневно присылают официальные сообщения и подлинные снимки, свидетельствующие о бесчеловечности и жестоком обращении чехов. Чехи казнили и пытали самым жестоким образом пленных венгерских солдат.

Красный север. №59. 11 июля 1919 г.

Антанта и советская Венгрия.

ПАРИЖ, 7 июля. (Роста). Через Белоостров. Высший совет союзников признал невозможность заключить пир с правительством Бена-Куна.

Красный север. №62. 15 июля 1919 г.

Поход на советскую Венгрию.

Лион 12 июля. (Роста). Американское радио. Сегодня совет пяти выслушал доклад маршала Фоша относительно операций против Краской Венгрии. Кроме того было заслушано представление Сербии, Румынии и Чехо-Словакии относительно военных операций против венгерских большевиков. Произвел обмен мнений относительно количества войск, которое они могут выставить. После долгих обсуждений совет пяти отложил решение на неделю, в течение которой каждое отдельное государство должно рассмотреть вопрос и выяснить определенно, сколько каждое из них имеет возможным отправить войск против Венгрии. Генерал Блисс, как сообщают, относится отрицательно к посылке каких-либо американские войск. Британское правительство в свою очередь ничего не может послать. Пишон заявил, что вследствие требований французского народа демобилизовать войска, Франция не будет в состоянии оказать какую-либо поддержку этим военным операциям. Италия умывает туки. Полагают, что чехословаки, румыны, сербы и другие страны должны собрать 200,000 войска, чтобы начать наступательную компанию против советской Венгрии.

Красный север. №65. 18 июля 1919 г.

Союзники и Советская Венгрия.

ЛИОН. 16 июля. (РОСТА). Радио. Ввиду возобновления военных действий со стороны венгерских большевиков против румын, высший совет союзников постановил сообщить Бела Куну, что до тех пор пока Венгерская Советская власть будет продолжать уклоняться от выполнения условий перемирия, правительства союзных и дружественных держав не могут поддерживать с нею никаких сношений.

Буржуазная ложь.

МОСКВА, 15 июля. Американское радио. Из Лиона в категорической форме сообщают о предстоящей новой войне с красной Венгрией, при чем лживым образом стараются возложить вину на Венгрию: представляют дела так, как будто правительство Бела Кун стремится силой овладеть Веной. Американское радио систематически старается представить красную Венгрию нападающей стороной, ложно утверждая, будто венгерские войска сосредоточиваются на путях, ведущих к Австрии, с целью немедленно начать туда вторжение и захватить Вену, где они, якобы, хотят силою установить советский режим. Эти клеветы, очевидно, подтверждают намерение «мирной конференции еще раз попытаться раздавить венгерскую революцию».

Красный север. №66. 19 июля 1919 г.

Агитация на фронте.

НАУЭН, 18 июля. (Радио). Передана с опозданием. По словам Бюро печати Словакской Советской республики, съезд советов в Кашау постановил, чтобы все народные делегаты, которые не являются незаменимыми, отправились на фронт нести агитацию против чешского империализма. С этой целью на фронт добровольно отправились представители 37 профес. союзов.

Кроне того, Словакская Советская республика предложила чешскому пролетариату не сражаться для выгод капиталистов против освобожденном словакского пролетариата. (Роста).

Красный север. №69. 23 июля 1919 г.

Посол Советского Венгерского правительства.

НАУЭН, 19 июля. Венгерское советское правительство назначило посланником в Вене бывшего Венгерского главнокомандующего Бёма.

Геройства красных венгров.

ЧЕРНИГОВ, 15 июля. «Одесские известия» сообщают, что доставленные с румынского фронта раненые румынские солдаты рассказывают о поразительном геройстве, проявленном венгерскими советскими войсками. В венгерские войсках много женщин, стариков, подростков, явившихся сражаться за советскую власть. Венгерские красноармейцы не сдаются в плен, будучи тяжелоранеными они кончают самоубийством. Венгерские войска страдают из-за недостатка продовольствия и вооружения.

Красный север. №70. 24 июля 1919 г.

К международной забастовке.

ПЕТРОГРАД, 21 июля. Согласно радиотелеграмме американского бюро печати, полученной в Детском селе 13 июля, французское правительство под давлением назначенного на понедельник грандиозного пролетарского выступления принуждено было немедленно приступить к подготовке амнистии политическим заключенным, и ускорению демобилизации и к смене министра продовольствия. С другой стороны, правительство Клемансо приняло в предвидении забастовки чрезвычайно энергичные меры и заявило о намерении предать железнодорожников в случае присоединения их к забастовке военному суду. Вследствие сделанных правительством уступок, суровых репрессий, которыми оно грозило, вожди забастовочного движения,—по словам радио,—сочли конъюнктуру во Франции неблагоприятной для проведения всеобщей забастовки и обратились с призывом о продолжении работ в понедельник, 21-го июля. В связи с этим в рабочих кругах Италии и Англии также будто бы склонны к принятию решения о полном или частичном отказе от всеобщей забастовки. По слухам, в связи с отменой забастовки мирная конференция дала генералу Франше д'Эспере официальные полномочия – начать наступательные действия против венгерской Советской республики. Таким образом,— заявляет американское радио,— ожидавшееся 21-го июля столкновение между силами государственного правопорядка и интернациональным пролетариатом, очевидно, не состоится. Лидеры социалистического движения признают, что главной целью предполагавшейся забастовки было принуждение союзных правительств к вступлению в переговоры с венгерским и русским правительствами советов. Об этом заявил и Жан Лонгэ, по словам которого, нынешнее французское правительство является носителем реакции во всей Европе.

Красный север. №71. 25 июля 1919 г.

Блестящая победа Венгерской красной армии.

БУДАПЕШТ, 23 июля. Новый главнокомандующий Венгерской красной армией сообщает: Для вступлении во владения областями, лежащими по ту сторону реки Тиссы, предназначенными Венгрии на Парижской конференции, наши войска 20 июля перешли в нескольких местах Тиссу, и так как румыны, вопреки условиям союзников, оказали сопротивление, то мы атаковали их у озера Бешлет и преследовали от Токия до Ковенгарда, вдоль восточного берега озера,— повсюду с большим успехом. Нашими победоносными войсками взято большое количество ценного материала: пушек, пулеметов, так же много пленных. Особенно отличился девятый рабочий батальон. Совместными усилиями нашей артиллерии и аэропланов удалось блестяще справиться с трудной задачей, при переправе через реку в борьбе на мосту мы понесли незначительные потери. Несмотря на лицемерную тактику и политику союзников, Венгрия добьется своего с помощью своей красной армии.

Красный север. №72. 26 июля 1919 г.

Антанта и советская Венгрия

ЛИОН, 28 июля. (Роста). Радио. Сегодня на утреннем заседании советом пяти обсуждался венгерский вопрос и помощь, которую необходимо оказать Румынии. Совет принял резолюцию, которая будет принята по радио правительству Бела Куна и всем другим державам. Мир с венгерским народом невыполним, пока в Венгрии не будет правительства, которое действительно являлось бы выразителем воли всего венгерского народа и которое выполняло бы взятые на него обязательства. Ввиду того, что режим, установленный Бела Куном, не соответствует этим условиям, высший совет предоставляет себе право принять соответственные меры.

Красный север. №75. 31 июля 1919 г.

Провокация против Венгрии

ПЕТРОГРАД, 29 июля. Французская печать продолжает вести провокационную компанию против советской Венгрии, обвиняя ее якобы в нападении на соседние страны. Газеты полагают, что официальное заявление, посланное Венгрии по радиотелеграфу, произведет, как надеются приемники Клемансо, значительное впечатление и подбодрит не только оппозицию в Будапеште и Венгерской провинции, но что противобольшевистские политические группы в Вене, Швейцарии и некоторых других странах воссоединятся для совместные действий против Бела-Куна. Эхо-де Паря находит, что не один из великих народов не пошлет сильной армии на Венгрию.

Красный север. №77. 2 августа 1919 г.

Военная мощь советской Венгрии

Совсем в другом полож[ении] находится сейчас советская Венгрия, на которую начался новый натиск империалистов. Она имеет уже то, чего не было у советской Финляндии — организованную и снабженную боевыми припасами красную армию, 60% которой составляют рабочие. Боевые качества этой армии хорошо известны ее врагам. Это подлинно революционная армия, куда добровольцами вступили даже женщины и старики, сражающееся с беспримерным мужеством. Империалисты сделали попытку разложить эту армию, предложив снять блокаду Венгрии при условии отказа от советской власти. Ответом на эту провокацию будут новые победы красных венгерских воинов над обнаглевшими империалистами, которые открыто предложили венгерскому революционному пролетариату свергнуть выбранное им самим правительство.

Искры революционного пожара зажигают соседние страны.

Революционное движение в Кроации, движение за советскую власть среди австрийского пролетариата, вылившееся во внушительные манифестации в Вене, после которой депутация в сопровождении 500 человек рабочих проникла в австрийский парламент, где заседал соглашательский съезд советов и передала председателю съезда Фридриху Адлеру резолюцию митинга о введении в Австрии советской республики говорит за то, что венгерский пролетариат не останется один, ему на помощь придут рабочие соседних стран, подобно точу, как на помощь непрерывно ведущей уже 3-й месяц бой красной армии под Петроградом идет все более «зреющая» рабочая революция в Финляндии.

Д. Н.

Красный север. №78. 3 августа 1919 г.

В столице желтой Венгрии.

НАУЭН, 5 августа. Сообщают, что вопреки заключенному соглашению, румынские войска, численностью в тридцать тысяч человек, вошли в понедельник в Будапешт; закрыли все лазареты, захватили телеграф, перерезали линии.

Чисто социалистические начала.

НАУЭН, 5 августа. Переход от советской системы совершается быстрее, чем ожидали. Сегодня будет объявлен состав нового министерства, в которое входят представители крестьян и буржуазии: бывший член кабинета Карольи Эрнестр. Карольи назначен будапештским городским головой; бывший городской голова Кард Дни состоит теперь комендантом города

Paзгром страны.

Продолжавшееся продвижение румынской армии вглубь Венгрии внушает мирной конференции серьезную опасность. Посланный вчера конференцией приказ румынской армии приостановить свое продвижение не задержал ее продвижения. Венгерский вопрос осложняется, кроме того, быстрым движением чешской национальной армии на Будапешт.

Замысел союзников.

ЛИОН, 7 августа. Высший союзный совет намеревается подчинить все находящиеся в Венгрии союзные войска военной миссии, состоящей из шести генералов.
Румынский генерал Молодонеско лишил Венгерского военного министра поста коменданта Будапешта и потребовал выдачи 500 заложников, заявив что за каждого убитого румыны расстреливают пять венгров. Гаубрих отклонил это условно.

БЕРЛИН, 3 августа. Во главе нового министерства станет лидер умеренный социалист Юлиус Пайдель. Арестованные на австрийской границе, коммунистические министры интернированы до момента принятия окончательного решения.

БЕРЛИН, 4 августа. Бела Кун и другие советские лидеры интернированы в Вене.
В коалиционное правительство не будет допущен ни один, имевший отношение к советской власти. Начальник итальянской миссии в Вене князь Бергозе заявил, что советских лидеров будут судить за политические и уголовные преступления. Пишон телеграфно снесся к представителю итальянской военной миссии в Бухаресте в решении высшего совета союзных держав немедленно о приостановке продвижения румынских войск.

Красный товар

ПЕРМЬ, 5-го август. По сообщениям газет, правительство немецкой Австрии изъявило готовность выполнить желание нового Венгерского правительства представить т. Бела Кун и его друзьям убежище в Австрии.

Во избежание кровопролития, могущего быть вызванным их прибытием в Будапеште, Австрийское правительство постановило их отправить в особый лагерь. Они останутся здесь лишь до тех пор, пока Венгерское правительство найдет возможность перевезти их обратно в Венгрию. Правительство немецкой Австрии оставляет за собою право принять меры, обеспечивающие его собственные интересы в случае возникновения каких-либо затруднений и интернирования Бела Кунам и его товарищей.

Оккупация Будапешта

НАУЭН, 6 августа. В Венгрии, в частности Будапеште господствует полный хаос. После вступления румын в Будапешт, туда двинулись также войска чегадинскаго правительства. Опасаются, что продвижение чегодинских войск поведет к всеобщему возмущению Венгрии. Называют сына Эрцгерцога Фридриха, как будущего кандидата на Венгерский престол. Приближаются к Будапешту две тысячи пятьсот человек французских войск. Должны вступить в Будапешт английские войска, находятся в пути, чтобы принять участие в занятии Будапешта.

Красный север. №82. 9 августа 1919 г.

Условия румын.

БЕРЛИН, 6 августа. (Роста). Радио. Румыны предъявили венгерскому правительству следующие условия перемирия: сокращение венгерской армии до 15 тыс. человек, приостановка работ на военных заводах или передача их румынам, выдача военного снаряжения, а также 50 проц. железнодорожного состава, 30 проц.количества скота, 10 тыс. возов кукурузы и 35 тыс. возов лакомств. Эти условия должны быть беспрекословно приняты до 2 часов 26 августа. Получив эти условия, венгерское правительство решило обратиться к союзникам. Румынские требования были переданы английскому генералу Гордону с примечанием, что венгерское
не в состоянии выполнить требования и просит союзные правительства взять на себя роль третейского судьи и по собственному усмотрению принять какие-либо решения.

Что принесли венгерским рабочим соглашатели.

НАУЕН 6 авг. Румынский генерал Модоск потребовал выдать 500заложников, заявив, что за каждого убитого румына расстреляет пять венгерских.

Положение Будапешта самое отчаянное, потому что, вследствие занятия всей Венгрии румынами, съестные припасы вышли все. Железнодорожное сообщение в Венгрии приостановлено.

Красный север. №83. 10 августа 1919 г.

Венгерская контрреволюция.

Новый переворот.


ЛИОН. 8 августа. (Радио). Получены сведения о новом перевороте, происшедшем в Будапеште: в зал заседаний, где находилось новое правительство, явились Венгерские жандармы и разогнали всех присутствовавших. Образовалось новое правительство с Эрцгерцогом Иосифом в качестве министра-президента.

Он старается сгруппировать представителей всех партий, чтобы сформировать коалиционный кабинет. Какой-то врач принял портфель министра гигиены, университетский профессор — министра национальности, генерал Шнейдер —военного министра к генерал Тангос — министра иностранных дел. Крестьянской и даже социал-демократической партиям тоже предложено послать своих представителей а новый кабинет.

Глава нового правительства вступил с военными представителями союзников, находящимися в Будапеште, в сношения.

Требование отставок.

НАУЭН. 8 августа. (Радио). В среду, вечером, в Будапеште на заседание совета министров явились генерал Шпецер, главный инспектор полиции Волькенберг, бывший секретарь национального совета д-р Фриц и бывший заведующий отделом венгерского военного министерства Франц Силерн и обратились к собравшимся министрам с требованием подать в отставку, мотивируя это требование тем, что в кратком совещании правительство не может..; (пропуск). (РОСТА).

Волна погромов.

НАУЭН. 7 августа. (Радио). В различных местах Венгрии венгерские крестьяне, вооружившись косами, вилами и топорами, устроили кровавые погромы.
Крестьянское движение носит, по-видимому, контрреволюционный характер. Местами оно направлялось, глазным образом, против купцов и промышленников, выливаясь в этих случаях в форму погромов. (РОСТА).

Красный север. №84. 12 августа 1919 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 10-11-2013 17:25
 
А. Г. АЙРАПЕТОВ. "КРАСНЫЙ ГРАФ" КАРОЙИ - ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ВЕНГРИИ

"Красный граф" - так нарекли политические противники президента Венгерской "народной республики" 1918 - 1919 гг. графа Михая Каройи, который во время демократической революции перешел на сторону народа и стал приверженцем социалистических идей. В межвоенной Венгрии его объявили главным виновником "Октябрьского мятежа", как хортисты и монархисты называли венгерскую революцию 1918 г. Социал-демократы, сотрудничавшие с Каройи в правительстве, чтобы снять с себя ответственность за поражение революции, сделали его "козлом отпущения" за все ошибки демократической власти. В 1946 г., после Второй мировой войны, Каройи по приглашению венгерского правительства вернулся из эмиграции на родину и был депутатом парламента и послом Венгрии во Франции. Но в 1949 г. в знак протеста против сфабрикованных режимом М. Ракоши судебных процессов кардинала И. Миндсенти и министра иностранных дел Венгрии Л. Райка, Каройи подал в отставку, остался во Франции, где и умер в 1955 г. В "эру Кадара"{1} о Каройи стали говорить как о последовательном демократе, бескомпромиссном противнике хортистского режима, нацизма и сталинизма. Для руководства Венгерской Народной Республики Каройи стал "своим" и потому, что никогда не высказывался негативно о Советском Союзе. Память о нем была увековечена в памятнике, установленном на центральной пощади Будапешта. В современной постсоциалистической Венгрии правые политики и журналисты, вменив в вину Каройи раздачу крестьянам крупных земельных владений и сотрудничество с коммунистической эмиграцией в 1925 - 1935 гг., стремятся замолчать его имя. Весной 2012 г. памятник Каройи был демонтирован{2}.



Граф Михай Адам Дьердь Миклош Каройи родился 4 марта 1875 г. в родовом имении Фот, под Будапештом. Он происходил из богатой и знатной семьи ревностных католиков, не признававших правление Габсбургов в Венгрии. В родительском доме Михая говорили по-французски. Его родители были двоюродными братом и сестрой. Среди венгерских аристократов частыми были кузенные браки, позволявшие сохранить в целости семейные земельные владения. Каройи относились к тем немногим мадьярским земельным магнатам, кто в 1848 г. всем сердцем принял антигабсбургскую национально-освободительную войну. Бабушка Михая по отцовской линии, графиня Каролин Зичи, была сторонницей трибуна революции Л. Кошута, а глава национально-революционного правительства Л. Баттяни приходился ей деверем{3}.

В три года мальчик потерял мать: Георгина Каройи умерла от туберкулеза. Михай почти не помнил мать, но память о ней подпитывалась рассказами тех, кто знал Георгину, а также ее сохранившимся дневником. В сознании Михая сложился образ необыкновенной женщины. Она любила классическую литературу, о чем свидетельствуют дневниковые записи названий прочитанных ею книг с комментариями. Дневник передавал живой ум и романтическое мироощущение Георгины. Спустя несколько лет после ее смерти отец Михая женился на другой двоюродной сестре, Геральдине Палфи. Маленького Михая и его старшую сестру Эржебет поручили заботам бабушки по материнской линии, Клариссы, которая осуждала второй брак зятя и держала внуков подальше от их отца. Отношение Михая к отцу, Дьюле Каройи, было неоднозначным. Он не принимал образ жизни отца, безразличного к общественным проблемам. Отец умер от рака, когда сыну было 15 лет.



Согласно аристократической "педагогике" детей воспитывали в изоляции от внешнего мира: детские годы Михая прошли в имении Фот. Здесь его прадедом и дедом Эде, мужем Клариссы, на 170 гектарах был разбит парк. В замке была собрана огромная библиотека, насчитывавшая 80 тыс. томов. С ранних лет Михаю, воспитывавшемуся в католической вере, внушали, что он, избранник Всевышнего, вправе требовать уважения к себе. Михая приучали к мысли, что ему предстоит наследовать это огромное состояние. Но уже с детских лет в душе мальчика пробивались ростки антиклерикализма. По его воспоминаниям, в наказание за плохо выученный урок из Закона Божьего он должен был дважды в день посещать церковь. Мальчик отомстил священнику-учителю: пряча каждый раз в молитвеннике несколько страниц романа Э. Золя "Нана" (эта книга была включена Ватиканом в список запрещенной литературы), он "проглатывал" их между молитвами{4}.

Страдая врожденным заболеванием нёба, Михай в 14 лет перенес хирургическую операцию. Впоследствии тем своим недругам, кто злорадствовал и говорил, что ему вставили "золотое нёбо", Каройи шутливо отвечал: "Возможно, я родился с золотой ложкой во рту, но не с золотым нёбом"{5}.

Заметное влияние на мировоззренческое взросление Михая оказал его дядя, Шандор Каройи. Крупный землевладелец, экономист, он выступил инициатором кооперативного движения, основав в 1896 г. Венгерский союз сельских хозяев. Позднее Михай, продолжая дядино дело, изучал опыт западноевропейского кооперативного движения, особенно в Великобритании.

В будапештской гимназии, которую Каройи окончил с отличием, любимым его предметом была математика. На юридическом факультете Будапештского университета Каройи не был в числе лучших студентов. Студент не испытывал материальных трудностей: он раз в месяц получал из дома 2 тыс. форинтов, что равнялось месячному жалованию венгерского министра{6}.

В 16 лет Каройи в первый раз поехал в Англию. Британская индустриальная цивилизация, уровень жизни основной части населения произвели на юношу колоссальное впечатление. Но вторым отечеством для него стала Франция. В Париже Михай останавливался в особняке своего дяди Ласло Каройи, расположенном на знаменитой улице Кэ д'Орсе. В 1900 г., во время Всемирной промышленной выставки, французская столица переживала, по оценке Каройи, "золотую пору". Париж оставил глубокий след в его душе и по причине сугубо личного свойства. В 1898 г. знаменитая гадальщица из парижского предместья мадам де Теб предсказала Михаю блестящую политическую карьеру, высокий государственный пост, которого, однако, он быстро лишится вместе со своим состоянием{7}.

В 24 года, достигнув совершеннолетия, Каройи стал членом верхней Палаты господ венгерского парламента, но очень редко посещал ее заседания. Молодого неженатого мужчину больше притягивали к себе игорные залы будапештского Национального казино, где ему часто везло. Однако довольно скоро у него все же пробудился интерес к политике. В 1901 г. он предпринял неудачную попытку стать депутатом венгерского парламента, разделяя программу либеральной Партии свободомыслящих. Избирательная кампания проходила под лозунгом "Чистые выборы", но мало кто принимал этот призыв всерьез, не веря в действенность недавно принятого закона, направленного против злоупотреблений на выборах.

В 1905 г. Каройи как беспартийный кандидат прошел на выборах в нижнюю палату парламента, которая, впрочем, уже через год была распущена. В 1907 г. его избрали членом правления Венгерского союза хозяев-землевладельцев.

Следуя аристократической традиции "большого путешествия", Каройи осуществил в феврале-апреле 1906 г. поездку в дальние края, в США. Нью-Йорк оставил у него впечатление города, сохранявшего отпечаток колониального прошлого. Тогда молодой венгерский аристократ не смог увидеть преимуществ американской демократии. Чуть ли не в каждом американце, своим трудом сумевшем стать собственником, он видел парвеню. 30-летнего Каройи поражала эмансипированность американских девушек и женщин из среднего класса и высшего общества. Из Нью-Йорка путешественник отправился в Сан-Франциско, где заболел воспалением легких, но, не долечившись, срочно выехал на родину, где был при смерти его дядя Шандор. В дороге он прочитал в газете сообщение об опустошительном землетрясении в Сан-Франциско, а позже узнал, что дом, в котором он жил, был полностью разрушен. С горькой иронией Каройи заметил в мемуарах, что смерть дяди спасла ему жизнь{8}.

В январе-мае 1907 г. Каройи совершил путешествие на Цейлон. От этой поездки у него остались незабываемые впечатления и ощущение, что он побывал в Раю, хотя на Востоке он заболел тропической малярией, преследовавшей его еще несколько лет{9}.

В первые годы XX в. в целях изучения зарубежного опыта кооперативного движения Каройи побывал в Бельгии, Франции, Великобритании, Италии. На съездах кооперативных объединений этих стран он познакомился с видными социалистами С. Веббом, Э. Вандервельде, Л. Биссолати.

Общественно-политическая активность Каройи была замечена. В феврале 1909 г. его избрали председателем правления Венгерского союза хозяев-землевладельцев -влиятельного социально-профессионального объединения, по сути, направлявшего аграрную политику правительства. Для 34-летнего Каройи это была весьма почетная и значимая должность. За короткое время он добился увеличения членского состава Союза с 1600 до 5 тыс. человек{10}. В мае 1909 г. Каройи стал вице-председателем Венгерского объединения кооперативов. В июне 1910 г. он вновь был избран депутатом парламента как беспартийный "независимый". В эти годы он часто выступал в парламенте, на общевенгерских и региональных собраниях общественных организаций по вопросам внутренней и внешней политики.

В развернувшейся борьбе за реформу избирательного права Каройи в то время разделял точку зрения председателя Палаты депутатов венгерского Государственного собрания графа И. Тисы, считавшего опасным расширение избирательных прав невенгерских наций, проживавших на территории Венгерского королевства. При этом Каройи был твердым сторонником тайного голосования в интересах "чистоты" выборов и недопущения злоупотреблений. В парламенте он присоединился к левому крылу Партии независимости во главе с Д. Юштом. Меркантильные мотивы, причудливо уживавшиеся с клерикализмом многих венгерских политиков из других парламентских фракций, были чужды Каройи. Его внешнеполитические взгляды строились на отказе от традиционного для венгерской правящей элиты германофильства, альтернативу которому он видел в проекте Дунайской конфедерации, предложенном в конце XIX в. Л. Кошутом.

Важной задачей Каройи полагал демократические социально-экономические реформы и прежде всего в аграрном секторе. Ему представлялось несправедливым, что Венгерский союз хозяев-землевладельцев выражает, главным образом, интересы крупных аграриев. В июне 1912 г. он ушел с поста председателя Союза. 4 июня 1912 г. спикер нижней палаты И. Тиса с помощью полиции вывел из зала заседаний Каройи и других лидеров оппозиции, протестовавших против принятия правительственной программы вооружений.

Вскоре после июньского "парламентского путча" 1912 г. Каройи и Тиса встретились в Национальном казино, но Каройи отказался пожать руку Тисе. Тот вызвал Каройи на дуэль. Фехтовальщики дрались больше часа, нанеся друг другу 34 укола, пока Каройи не получил ранение в руку и секунданты прекратили поединок. Об этом событии стало известно в обществе, и Каройи получил много писем с выражением поддержки{11}.

В конце 1912 г., в ходе поездки в Париж, Каройи в письме французскому премьер-министру Р. Пуанкаре изложил свою политическую платформу, точнее платформу создаваемой им новой партии. Она должна была ориентироваться во внешней политике на Антанту, а не на Тройственный союз, на образование Дунайской или Балканской конфедерации (союза Венгрии со славянскими и румынским народами). Практической реализации программы Каройи служили его переговоры в феврале-марте 1914 г. с представителями французских банковских кругов о кредите, который позволил бы ослабить финансовую зависимость Венгрии от Австрии. Запланированная поездка Каройи в Россию не состоялась: этому воспрепятствовали осторожные лидеры Партии независимости и в первую очередь граф А. Аппоньи{12}.

В марте-июне 1914 г. Каройи находился в США, рассчитывая на получение финансовой и политической поддержки состоятельных американских венгров. От наблюдательного Каройи не укрылось, что в США питали больше симпатий к славянам, чем к венграм.

Известие об австро-венгерском ультиматуме Сербии застало его на пути из США на родину. Во Франции Каройи как подданный Австро-Венгрии был интернирован. Вскоре при содействии Р. Пуанкаре его выпустили на свободу, но не разрешили остаться во Франции, о чем Каройи просил в письме Пуанкаре. Каройи намеревался, находясь во Франции, открыто заявить о разрыве с Австро-Венгерской монархией и другими Центральными державами. Однако недоверчивое, даже враждебное отношение французской стороны и настойчивые призывы друзей из Венгрии вернуться на родину вынудили Каройи возвратиться в конце сентября 1914 г. в Будапешт. Будучи принципиальным противником войны и по состоянию здоровья непригодным к военной службе, Каройи тем не менее, не желая прослыть трусом, добился направления в 1-й венгерский гусарский полк, охранявший внешние границы Венгрии.

6 ноября 1914 г. он обвенчался с Каталин Андраши, дочерью графа Дьюлы Андраши, лидера Конституционной партии и министра иностранных дел Австро-Венгрии в октябре-ноябре 1918 г. У них родились трое детей - Ева, Адам и Юдит. О своей супруге Каройи на закате жизни писал, что "она была больше, чем жена. В радости и горе, в борьбе и труде, в страданиях и надеждах она была верным спутником и настоящим товарищем". С началом войны Каталин записалась в сестры милосердия Красного Креста{13}.

В конце 1916 г. он с женой Каталин был на спектакле в Венской опере. По окончании представления на занавес спроецировали портреты германского кайзера и австро-венгерского императора и их военачальников, а оркестр исполнил германский и австро-венгерский гимны. Весь зал встал, но супруги Каройи остались сидеть, вызвав возмущение аристократической публики{14}.

Натолкнувшись на неприятие большинством Партии независимости своей политической платформы, Каройи решил превратить газету "Венгрия", акционером которой он был, в канал пропаганды своих взглядов. Со страниц газеты и с трибуны парламента он выступал против подчинения правящих кругов Австро-Венгрии руководству кайзеровской Германии. В условиях затянувшейся войны заметно изменились настроения фронтовиков и населения в тылу. От самопожертвования не осталось и следа: кто как мог, стремился избежать "героической смерти на поле брани за государя императора". Еще в декабре 1914 г. в письмах к Д. Юшту и И. Милотаи Каройи предсказывал, что "война обернется для Венгрии катастрофой, если мы не сумеем демократизировать венгерское общество, оторвать страну от Австрии и установить прямые контакты с иностранными государствами"{15}.

Морально Каройи еще не сжег мостов за собой, ибо не мог порвать с родственниками, старыми друзьями, с которыми его связывали эмоциональные узы{16}. "Я покинул мир аристократов и буржуа, но не сумел завоевать полностью доверия вождей рабочего класса. Аристократы видели во мне классового предателя, а социал-демократические вожди по-прежнему считали аристократом. Но у масс, обладавших сильной интуицией, я не чувствовал этого недоверия к себе", - писал он{17}.

Тем не менее, демократические убеждения Каройи вели его в направлении социализма, преломлявшегося в сознании через призму пацифизма; уже в 1915 г. он требовал прекращения войны ради спасения человеческой цивилизации, смело и остро критиковал военную политику Австро-Венгрии и Германии. Он с удовлетворением отмечал, что грядет время свободы, наступает момент истины{18}.

Каройи решительно отвергал "тупой" мадьярский шовинизм, оставаясь патриотом, что нашло яркое выражение в его знаменитой "тигровой речи" на заседании венгерского парламента 9 августа 1916 г. Каройи заявил тогда, что в случае румынского вторжения венгерский народ будет, как тигр, оборонять карпатские ущелья{19}. Позиция Каройи была встречена с одобрением в радикальных кругах венгерской общественности и антантовской прессе.

В июне 1916 г. Каройи с 20 своими сторонниками из числа депутатов парламента вышел из Партии независимости и основал новую партию - Объединенную партию независимости и 1848 года. Ее социальную базу образовывали группы крупных и средних землевладельцев, средней и мелкой городской буржуазии, крестьянства. Программа Партии Каройи включала требования персональной унии с Австрией, самостоятельной венгерской таможни и самостоятельной армии, всеобщего избирательного права (в том числе для женщин) при тайном голосовании, немедленного окончания войны, радикальной аграрной реформы{20}. В ноябре 1916 г. в Швейцарии состоялись встречи Каройи с представителями Антанты относительно возможностей заключения сепаратного перемирия, но они оказались безрезультатными.

Обстановка в Венгрии ускорила консолидацию левых сил. 6 июня 1917 г. был образован Блок избирательного права. В него вошли партия Каройи, Социал-демократическая партия Венгрии - СДПВ (Э. Тарами, Ж. Кунфи), Гражданская радикальная партия во главе с О. Яси, Демократическая партия В. Важоньи, Христианско-социалистическая партия Ш. Гисвайна. 8 июня на будапештской площади у здания Ратуши новое межпартийное объединение организовало 250-тысячный митинг с требованием прекращения войны{21}. Каройи все больше убеждался в бесперспективности сотрудничества с венгерским правительством М. Эстерхази и министром иностранных дел Австро-Венгрии О. Черниным, стоявшими за продолжение войны. В 1917 - 1918 гг. углубились политические разногласия Каройи со своим тестем Д. Андраши. Сохраняя уважительное отношение к тестю, он не мог принять его точку зрения: Андраши не хотел ничего слышать о сепаратном мире с Антантой и войне против Германии. Андраши считал, что для него "лучше умереть с честью, чем жить бесчестно"{22}. В январе 1918 г. Каройи заявил о поддержке "14 пунктов" президента США В. Вильсона.

17 октября 1918 г., выступая в парламенте, И. Тиса сделал сенсационное заявление, которое потрясло общественность всей Австро-Венгрии. "Войну мы проиграли, господа", - сказал он. Это признание исходило от человека, который не раз призывал сограждан держаться до победного конца. Следует, однако, уточнить: в начале своего выступления Тиса сослался на Каройи, который днем раньше на заседании парламента высказал ту же мысль{23}. Осенью 1918 г. военно-политическое поражение Тройственного союза стало очевидным фактом. Но вызовет ли поражение в войне немедленный внутриполитический коллапс - это для Каройи тогда еще не было ясно. В сентябре 1918 г., вспоминал он, "я и не представлял себе, что мы стоим на пороге революции, в которой мне будет отведена большая роль"{24}. Напряжение в обществе стремительно нарастало. Альтернативу императорской политике затяжек и колебаний массы видели в немедленной передаче полномочий министра-президента Венгрии М. Каройи. Солдаты готовы были поддержать Каройи захватом стратегических пунктов в венгерской столице. В мемуарах Каройи откровенно признавал, что он и другие лидеры оппозиции, не решаясь на нелегитимное (революционное) взятие власти в свои руки, были ошеломлены, убедившись, что массы действуют самостоятельно. Именно "снизу" был впервые выдвинут лозунг республики во главе с президентом. Он прозвучал из уст людей, пришедших к дому Каройи на улице Университетской. Толпа скандировала здравицу в честь "супруги президента республики"{25}.

Андраши в воспоминаниях среди непосредственных причин венгерской революции 1918 г. выделил запоздалый Манифест Карла I(IV) от 16 октября 1918 г. о федерализации Австрийской части империи, прозвучавшую, как гром среди ясного неба, речь Тисы в парламенте, отзыв с фронта венгерских частей. Андраши, узнав о намерении императора-короля назначить его зятя венгерским министром-президентом, заявил Карлу I(IV): "Если Ваше Величество остановит свой выбор на Каройи, тогда лучше пошлите меня в сумасшедший дом: мое место там"{26}.

Каройи, выступая 22 октября 1918 г. в венгерском парламенте, призвал депутатов возможно быстрее создать демократическое правительство из лиц, не скомпрометированных поддержкой "партии войны". Следуя примеру австрийских немцев и славян, создававших национальные организации, оппозиция высказалась за образование венгерского Национального Совета и формирование на его основе демократического правительства. 25 октября в Будапеште был разогнан митинг студентов, рабочих и солдат; 240 человек было ранено. Солидаризируясь с народом, Каройи и его политические партнеры надеялись и на поддержку со стороны Антанты и США. Но это была, как показали последующие события, иллюзия, а точнее, романтическая утопия. Западные державы намеревались наказать не Румынию и Италию и не Чехословакию, а Венгрию, которая до последнего оставалась в военно-политическом союзе империй Габсбургов и Гогенцоллернов{27}.

25 октября 1918 г. Каройи возглавил Национальный Совет, ставший верховным органом революционной власти в Венгрии. В первом обращении к населению от 26 октября 1918 г. Совет провозгласил в качестве своей главной цели "спасение венгерского государства". В 12 пунктах воззвания содержались требования полной независимости Венгрии, немедленного прекращения уже "совершенно безнадежной" войны, соблюдения гражданских свобод, освобождения политзаключенных, проведения аграрной реформы, денонсации Брест-Литовского и Бухарестского мирных договоров 1918 г. Новая власть призвала народы и правительства всех стран установить контакты с Национальным Советом, "единственно правомочным говорить и действовать от имени нации"{28}.

27 октября в Будапеште прошел 100-тысячный митинг с целью заставить императора-короля назначить Каройи венгерским премьер-министром. Возмущенные цинизмом Карла I (IV), обещавшего Каройи пост главы правительства, но обманувшего его, демонстранты ничего не хотели слушать о Габсбургах: ни о короле ("Вон короля!"), ни о его наместнике в Венгрии эрцгерцоге Иосифе ("Долой диктатора!"). Эрцгерцог Иосиф, маневрируя, предложил руководству Национального Совета войти в правительство, но предложение было отклонено.





Взбудоражен мадьярский край,
Нету Габсбургам в нем покоя.
Одному стоит крикнуть - "Михай!"
Миллионы ответят - "Каройи!"

31 октября Каройи, назначенный, наконец, министром-президентом Венгрии, сменил резиденцию, переехав из штаб-квартиры Национального Совета в гостинице "Астория" в здание правительства. Параллельно с формированием местных национальных советов по всей стране шел процесс образования советов рабочих и солдат, контролируемых социал-демократами. Показательно, что советы не вступали в конфликты с правительством Каройи. 6 ноября новое коалиционное правительство левых партий заключило перемирие с полномочным представителем Антанты, французским генералом Ф. д'Эспере, условия которого, однако, соблюдала лишь венгерская сторона. Тем не менее, эта долгожданная акция укрепила доверие населения к Каройи. Провинция поддерживала Каройи, видя в нем "второго Иштвана Сеченьи" (выдающийся представитель поколения венгерских реформаторов 1820 - 1840-х годов. - А. А.){29}.

О поддержке Национального Совета, равно как и о поддержке со стороны своей партии, заявил И. Тиса, предложивший новой власти свои услуги. Но Каройи, учитывая настроения народа, попросил ненавистного массам экс-премьера уехать на время из Будапешта в провинцию, что, однако, не спасло его{30}. 31 октября 1918 г. "венгерский диктатор" Тиса был убит террористом-одиночкой. Великий венгерский поэт Э. Ади, известный своими демократическими убеждениями, послал в конце октября 1918 г. Каройи телеграмму следующего содержания: "С искренней радостью и надеждой приветствую высоко чтимого господина графа, истинного политика. Всем, кто действительно любят Венгрию, следует быть сейчас вместе. Ваш искренний сторонник"{31}. На тот момент правительство Каройи устраивало и западные державы, которые видели будущую Венгрию республикой. В этой обстановке положение Каройи и его правительства, формально королевского, оказывалось двусмысленным. 1 ноября 1918 г. Каройи обратился к императору-королю Карлу с просьбой освободить венгерское правительство от присяги либо отправить его в отставку. Император-король вынужден был отменить присягу и тем самым фактически признать независимость Венгрии{32}.

Новому кабинету министров предстояло решить две насущные задачи: заключить мир в условиях разваливающегося фронта и осуществить аграрную реформу. Обе меры могли бы предотвратить гражданскую войну в стране. На практике все обстояло сложнее.

В ноябре 1918 г. Каройи, выполняя требования Антанты (Белградской конвенции), значительно сократил численность венгерских вооруженных сил. Конвенция предписывала распустить венгерскую армию, за исключением 6 пехотных и 2 кавалерийских дивизий, необходимых для поддержания внутреннего порядка. Этим воспользовались войска Румынии, Чехословакии, Королевства сербов, хорватов и словенцев, которые, перейдя границу, заняли ряд территорий Венгрии.

Блокада Венгрии со стороны Чехословакии (Антанта обещала снять ее только после подписания мирного договора) лишила страну германского угля, и в зиму 1918 - 1919 г. в городах почти прекратилось отопление домов, не функционировали железные дороги, что вызвало промышленный спад и рост безработицы. Из-за нехватки продовольствия начался голод. Ситуация усугублялась массовым притоком венгерских беженцев из Трансильвании, Галиции и Словакии. Ошибочная финансовая политика венгерского правительства, прибегшего к эмиссии денег, обернулась масштабной инфляцией. С каждым днем росла опасность экономического хаоса и социального взрыва. Популярность Каройи в городах заметно упала.

Входившие в коалиционное правительство социал-демократы (СДПВ) игнорироавали аграрную реформу (раздел крупных земельных владений и передачу земли крестьянам), рассматривая крестьянство как консервативную силу. Руководство СДПВ выступало за кооперирование деревни, открывавшее перспективу прогрессивного планового ведения сельскохозяйственного производства{33}. Венгерские помещики не собирались даже за выкуп отдавать землю крестьянам. Они не последовали примеру Каройи, который 23 февраля 1919 г. разделил свое имение в Каполне между крестьянами{34}. Тем временем безземельные крестьяне, недовольные затягиванием аграрной реформы, во многих местах самочинно захватывали земельные участки и прогоняли собственников из их усадеб. Такая участь постигла и тестя Каройи. Его замок, в котором родилась дочь Катуш, жена Михая, был опустошен, вся мебель изрублена и сожжена, из ткани, которой были обиты стены, крестьянки сшили себе юбки{35}.

Каройи осознавал, что в венгерских событиях находят свое проявление революционное насилие, декретирование, вызванное отсутствием новой законодательной базы{36}.

Во внешней политике Каройи также пришлось расстаться с иллюзиями. Надежды, которые он связывал с демократическими, в духе деклараций В. Вильсона, подходами Великобритании и Франции к послевоенному устройству Венгрии, обернулись разочарованием. Германия, Австрия и Венгрия испытали на себе диктат Антанты, преследовавшей свои геополитические цели.

К лозунгу республики осенью 1918 г. в Венгрии сложились два подхода. Коалиция Каройи, выступавшая за широкую демократизацию государства, прокламировала "народную республику". Левые социал-демократы и "революционные социалисты", составившие вместе с вернувшимися из России "венгерскими большевиками" костяк коммунистической партии, выдвигали лозунг социалистической республики. Монархистский вектор в параллелограмме политических сил оказался чрезвычайно ослабленным и, в конечном итоге, поглощенным правым вождизмом и авторитаризмом.

Можно с большой долей уверенности утверждать, что режим "военного абсолютизма" 1914 - 1918 гг. в Габсбургской империи, политика "твердой руки" И. Тисы имели двоякие последствия в Венгрии. С одной стороны, психологически они вызывали аллергию на всякую диктатуру. С другой - в общественном сознании сохранялась инерция силового (административно-приказного) решения политических вопросов. Демократическую тенденцию не укрепляли короткая по времени венгерская либеральная традиция и призрачная поддержка Запада. По образному выражению О. Яси, "венгерская демократия не прошла подготовительной школы"{37}. На ее альтернативу "работали" радикализация маргинальных слоев населения и пример советской России. Венгерские демократы надеялись выбрать "третий путь" - "народную демократию". Такую сверхзадачу ставил и стремился решить в ходе "революции астр"{38} ее лидер Каройи.

Граф Каройи - умный, эрудированный, энергичный (его сравнивали с азартным игроком) сорокатрехлетний политик, мог, по мнению Яси, дать фору подавляющему большинству венгерских государственных деятелей и занять руководящие посты в любом венгерском правительстве. Но венгерские консерваторы воспринимали Каройи и его соратников не иначе как "революционеров и демагогов"{39}.

1 ноября 1918 г. влиятельный Венгерский союз хозяев-землевладельцев заявил о поддержке Национального Совета. Руководители этого союза и иерархи церкви атаковали Каройи письмами, требуя, чтобы он "выметал из своего окружения подхалимов и паразитов". Под последними имелись в виду, прежде всего, евреи. В аристократических кругах, включая семью Андраши, октябрьские события 1918 г. презрительно окрестили "путчем 25 евреев". В эти же дни Центральный совет союза венгерских евреев обратился к правительству с просьбой оградить общество от антисемитских погромов. Бывшие товарищи Каройи по Партии независимости во главу угла ставили борьбу с "большевистской заразой". Их не устраивали назначение статс-секретарем левого социал-демократа Е. Ландлера, направление в Швейцарию с дипломатической миссией феминистки и пацифистки Р. Беди-Швиммер. Идеолог мадьярского шовинизма Н. Урманци призывал Каройи объявить войну соседним государствам в защиту венгерских территорий. Каройи отчетливо сознавал, что все требования "правых" диктовались их классовыми и сословными интересами. Ради них они готовы были позволить иностранным войскам оккупировать страну{40}.

Загадкой для многих интеллектуалов, как в Венгрии, так и за ее пределами, было стремительное превращение либерала Каройи в революционера. Он же интуитивно понял, что Венгрии нужны нравственно стойкие политики, люди действия. Служение Отечеству, считавшееся приоритетным в иерархии его социально-культурных ценностей, в тот исторический момент виделось ему в прекращении войны и принципиальном отказе от нее, а также в коренном реформировании парламентско-представительной системы. Разочаровавшись в "послушных, коррумпированных депутатах" венгерского Государственного собрания, Каройи остановил свой выбор на республиканской "народной демократии"{41}.

Назначая лидера Гражданской радикальной партии Яси министром по делам национальностей, Каройи разделял его концепцию урегулирования межнациональных отношений путем конфедеративного переустройства Венгрии и создания своего рода Восточной Швейцарии. Каройи и Яси, готовые идти на уступки национальным меньшинствам, вели переговоры с представителями словацкой, румынской, сербской, хорватской общин. Но эти переговоры не привели к взаимоприемлемым компромиссам. Румыны и южные славяне стремились к созданию своих государств, словаки тяготели к общему с чехами государству{42}.

16 ноября 1918 г. Государственное собрание Венгрии собралось в последний раз, чтобы заявить о самороспуске и прокламировать образование "народной республики". По случаю знаменательного события слуга приготовил ему венгерский парадный национальный костюм. Как вспоминал Каройи, слуга сильно расстроился, когда услышал просьбу убрать этот костюм в чехол от моли, ибо граф больше никогда не будет его носить.

17 - 22 ноября Национальный Совет принял законы о всеобщем избирательном праве, полномочиях фабрично-заводских комитетов, об аграрной реформе. Однако деятельность коалиционного правительства Каройи из-за внутренних разногласий оказалась малоэффективной. У Каройи в Национальном Совете не было фракции, составлявшей прочное большинство. В конце января 1919 г. в партии Каройи произошел раскол; с ним осталось меньшинство. Член Национального Совета писатель и критик барон Л. Хатвани оставил наблюдения, касающиеся работы правительства Каройи: "Из обсуждения не вытекало решение, а следовательно, не было и никакого действия. Это был дискуссионный клуб"{43}.

11 января 1919 г. Национальный Совет избрал Каройи до принятия Конституции временным президентом Венгерской республики. Каройи относился к этой должности как к инструменту укрепления революционной власти. В последующие два месяца в обстановке обострявшейся политической борьбы (в ходе которой но обе стороны "баррикад" оказались сводные братья - Михай и Йожеф Каройи) он видел в социал-демократической партии единственную массовую организованную силу, способную защищать демократию в стране и противостоять давлению извне, со стороны англо-французской Антанты. Руководствуясь этими соображениями, Каройи был готов уйти с поста президента, ибо он понимал, что лидеры СДПВ не хотят брать власть под его руководством. 20 марта 1919 г. он добровольно ушел в отставку, не сумев заручиться поддержкой держав-победительниц, готовивших планы крупномасштабной территориальной и демографической перекройки Венгрии. Успеха не добилась и Венгерская советская республика, оказавшая в короткий период своего существования (март-июль 1919 г.) вооруженное сопротивление войскам Франции, Чехословакии, Румынии, Королевства сербов, хорватов, словенцев.

Отставка Каройи расценивалась им как следствие давления Запада. Еще важнее было падение его авторитета в стране. Разочарованные в его политике рабочие не верили, что "граф Каройи искренне может служить делу пролетариата"{44}.

После установления 21 марта 1919 г. Венгерской советской республики Каройи, поддержавший вначале новую власть, в конце июня 1919 г. принял решение покинуть страну. Выступая против коммунистических преобразований, Каройи предупреждал, что советская власть такими мерами изолирует Венгрию на международной арене. Он, оставаясь идейным оппонентом российских большевиков и венгерских коммунистов, решительно отвел обвинения своих политических противников в передаче власти компартии и установлении диктатуры пролетариата. Основанием для такого обвинения могло послужить опубликованное в социал-демократической газете "Непсава" без его согласия и подписи заявление Каройи об отставке и "передаче власти рабочему классу". Но еще большей опасностью для страны, нежели власть коммунистов, экс-президент считал правоавторитарную контрреволюцию. Возможность избежать коммунистической и правоавторитарной диктатуры Каройи связывал с однородным социалистическим правительством{45}.

Судьбу венгерского народа Каройи ставил выше партийных и личных интересов. В отличие от своих соратников, он полагал, что свергнуть установленный после подавления Венгерской советской республики режим адмирала М. Хорти возможно, лишь взаимодействуя с Венгерской коммунистической партией, быстро набравшей политический вес.

Каройи был сторонником тактики единого рабочего фронта, хотя и не оперировал этим понятием. Характерно также, что во внешней политике Венгрии он выступал за ориентацию как на Запад, так и на Советскую Россию{46}. В период белого террора, организованного хортистами, венгерские газеты изо дня в день публиковали гнусные обвинения и клевету против Каройи и его жены. Каройи был лишен возможности ответить: ни один редактор не осмеливался напечатать его статьи. Полагая, что завтрашний день Европы за социализмом, Каройи, не знавший социалистическое движение "изнутри", призывал деятелей трех Интернационалов к примирению и созданию Четвертого Интернационала{47}.

В июле 1919 г. Каройи с семьей и личным секретарем И. Ессенски выехал в Чехословакию, где подвергся травле за контакты с чешскими коммунистами, в частности с Б. Шмералем. Не сумев оградить Каройи от нападок, чехословацкий министр иностранных дел Э. Бенеш попросил его покинуть страну. В октябре 1920 г. с помощью друзей Каройи с семьей получает визу на въезд в Италию, где останавливается сначала в Вероне, а затем во Флоренции. В 1923 - 1938 гг. семья Каройи жила во Франции.



За границей Каройи прилагал усилия по хозяйственной и политической организации венгерских эмигрантов, включая коммунистов. В Венгрии отсутствовали условия для свержения хортистского режима, но Каройи с оптимизмом утверждал, что в недалеком будущем это непременно произойдет в результате новой революции{48}.

После подписания Мюнхенского соглашения 1938 г. Каройи решил покинуть Париж, в котором прожил 15 лет, и переехал в Англию. Сын Каройи Адам, ставший летчиком, попросил британское подданство. Он погиб в авиакатастрофе.

В декабре 1945 г. Каройи получил письмо Председателя венгерского парламента с уведомлением, что он избран депутатом как беспартийный кандидат. Его пригласили вернуться на родину и приступить к законотворческой деятельности. 8 мая 1946 г. Каройи прибыл в Будапешт. Ему, гостю венгерского правительства, была организована официальная встреча, которая должна была символизировать преемственную связь второй венгерской республики с Октябрьской республикой 1918 г., руководителем которой он был{49}. В 1949 г. Каройи покинул родину и остаток жизни провел на юге Франции, в деревне Ване. Еще в 1920-е годы он начал писать воспоминания, работу над которыми закончил в 1954 г. Усилиями его жены, мемуары Каройи были опубликованы сначала в Германии, затем в Англии, в США, в Италии и на родине Каройи - в Венгрии. Книга получила высокую оценку выдающихся интеллектуалов - историка А. Тэйлора и философа Б. Рассела.

Михай Каройи умер 19 марта 1955 г. Какое место в истории следует отвести ему? Одни подчеркивали его порядочность и моральную чистоту, присущее ему чувство справедливости. Другие считали наивным его пацифизм. Третьи называли его правление "замаскированным большевизмом"{50}. В действительности же Каройи олицетворял собой тип политика, искреннего в своих поступках, движимого нравственными общечеловеческими принципами. Уникальность этой личности заключалась в том, что в условиях Первой мировой войны он занял последовательно пацифистскую позицию как во внешней политике, так и во внутриполитической жизни. На его совести нет крови людей; он остался в истории как политик-гуманист.



Примечания
1. Первый секретарь ЦК ВСРП Я. Кадар был у власти в 1956 - 1988 гг.
2. Hajdu Т. Karolyi Mihaly. Budapest, 1978; idem. Ki volt Karolyi Mihaly? Budapest, 2012.
3. Karolyi M. Hit, illuziok nelkiil. Budapest, 1977, 22. o.
4. Ibid., 25 - 26. o.
5. Ibid., 27. o.
6. Ibid., 32. o.
7. Ibid., 38, 40. o.
8. Ibid., 47 - 50. o.
9. Ibid., 50. o.
10. Ibid., 52. o.
11. Ibid., 52, 53, 70. o.; Karolyi Mihaly levelezese I. 1905 - 1920. Budapest, 1978, 44 - 46, 49, 51, 53.o.
12. Karolyi M. Op. cit, 65. o.; Karolyi Mihaly levelezese..., 65 - 66., 68, 80. o.
13. Karolyi Mihaly levelezese..., 79, 81, 86 - 88. o.
14. Karolyi M. Op. cit., 90 - 91. o.
15. Karolyi Mihaly levelezese.... 116 - 117, 119. o.
16. Karolyi M. Op. cit., 103. o.
17. Ibid., 12.o.
18. Karolyi Mihaly levelezese..., 121, 160. o.
19. Ibid., 140. o.
20. Poloskei F. lstvan Tisza. Ein ungarischer Staatsmann in Krisenzeiten. Budapest, 1994, S. 115.
21. Karolyi M. Op. cit., 112 - 113. o.; Karolyi Mihaly levelezese..., 161- 172. o.
22. Karolyi M. Op. cit., 126. o.
23. Poloskei F. Op. cit., 128. o.
24. Karolyi M. Op. cit., 103. o.
25. Ibid., 150, 154, 160. o.
26. Ibid., 137, 145. o.
27. Айрапетов А. Г. "Комплекс Трианона". - Чичеринские чтения. Россия и мир после Первой мировой войны. Тамбов, 2009.
28. Яси О. Распад Габсбургской монархии. М, 2011, с. 41; История Венгрии, т. III. M., 1972, с. 49.
29. Karolyi Mihaly levelezese..., 165. o.
30. Karolyi M. Op. cit., 161.0.
31. Karolyi Mihaly levelezese..., 251. o.
32. Karolyi M. Op. cit., 166 - 167. o.
33. Ibid., 188, 202 - 203.o.; Erenyi Т., KendeJ., Varga L. Fel evszazad. Budapest, 1990, 305 - 306. o.
34. История Венгрии..., с. 86.
35. Kdrolyi M. Op. cit., 469. o.
36. Karolyi Mihaly levelezese..., 442 - 445. o.
37. Jctszi О. Magyar Kalvaria - magyar feltamadas. A ket forradalom ertelme, jellentosege es tanulsagai. Budapest, 1989, 45. o.
38. Символом венгерской революции 1918 г. была астра: этим цветком революционные солдаты украшали свои головные уборы.
39. Jaszi O. Op. cit.; Andrassi Gy. Diplomacia es vilaghaboru. Budapest, 1928, 166 - 167. o.
40. Karolyi Mihaly levelezese..., 252, 253, 261, 262, 294, 414, 415. o.
41. Jaszi O. Op. cit., 111 - 115. o.
42. Karolyi M. Op. cit., 130 - 131. о.: Айрапетов А. Г. От империи Габсбургов к идее Дунайской конфедерации. - Вопросы истории, 2004, N 2.
43. Vermes G. The Oktober Revolution in Hungary. Lincoln, 1971, p. 49.
44. Kdrolyi M. Op. cit., 190 - 191. o.; Karolyi Mihaly levelezese..., 507. o.
45. Karolyi Mihaly levelezese..., 507. o.; Karolyi M. Op. cit., 201 - 202. o.
46. Karolyi Mihaly levelezese..., 20 - 21, 508. o.
47. Ibid., 495. o.
48. Ibid., 700. o.
49. Karolyi M. Op. cit., 401, 405, 407. о.
50. Ibid., 198.o.

Айрапетов Арутюн Гургенович - доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории Тамбовского государственного университета им. Г. Р. Державина. Новая и новейшая история, № 3, 2013, C. 166-176.

Источник: svitoc.ru/index.php?showtopic=1442&st=0&#entry16293

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 08-12-2013 19:08
 
стр. 72

Евгений Варга.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС В ВЕНГЕРСКОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
*1.

Хозяйственный строй Венгерской советской республики не отличался существенно от хозяйственной организации Российской советской республики, хотя мы имели лишь слабое понятие о русских учреждениях, когда создавали в Венгрии советское хозяйство. Изучая русские хозяйственные отношения, я вижу теперь, что различия между русскими и венгерскими условиями основаны собственно на политических и исторических факторах.

С нашей точки зрения, важнейшим является то, что классовая борьба пролетариата в Венгрии не была доведена до конца. Хотя буржуазия, как вообще все прежние господствующие классы, совершенно изжила себя и из-за военных поражений потеряла весь свой авторитет и даже уверенность в своих собственных силах, однако влияние, которое имели среди рабочих правые социалисты и бюрократия профессиональных организаций, все еще продолжало сказываться, не ослабевая. Правда, коммунистическая партия революционизировала рабочие массы, но она не обладала никакими систематически построенными организациями. Когда вожаки социал-демократии и профессиональных организаций заметили, что массы ускользают от их руководства вследствие агитации коммунистической партии, они повели прежнюю оппортунистическую политику.

Они пошли за рабочими и предложили коммунистической партии совместное введение советского строя. Они сделали это в момент, когда буржуазия, испуганная требованиями Антанты, не хотела брать на себя ответственности за разорение страны и предложила политическую власть социал-демократическим вождям рабочего класса. Так возникла Венгерская советская республика, при чем коммунистическая партия не успела построить своих организаций, подобно русским; по установлении Советской власти она даже распустила важнейшие из своих организаций и, объединившись с социал-демократической партией, основала социалистическо-коммунистическую партию. При построении Венгерской советской республики отсутствовал, таким образом, как раз
_______________
*1 Настоящая статья тов. Варги, бывшего председателя Высшего Совета Народного Хозяйства в Венгрии профессора Будапештского университета и старого марксиста составлена по двум его работам: 1) Di Wirtschafts organisation der Ungarische Raterepublik, написанной для рабочих, и 2) Di Wirtschafsoclitische Probleme der proletarischen Diktatur. Статья т. Варги представляет выдающийся интерес для русского читателя.
Редакция. /73/

тот фактор, который играет в России решающую роль: организованная коммунистическая партия.

Эти обстоятельства при введении диктатуры пролетариата оказали большое влияние на построение хозяйственных организаций. Так как буржуазия надеялась, что переход к Советской власти сохранит целость страны, не было и следа саботажа, получившего в России широкое распространение; все чиновники, инженеры, техники и все дипломированные служащие остались на своих постах, все они называли себя коммунистами. Они не только не оставили своих мест, но даже самые реакционные элементы лишь насильственными мерами можно было отстранить от занимаемых ими должностей. Поэтому вполне понятно, что борьба с бюрократией не могла вестись с той же беспощадностью, как в России, где бюрократия оказала Советской власти открытое противодействие. Вследствие этого весь хозяйственный строй Венгерской советской республики носил гораздо более бюрократический характер, чем в России.

Небольшие размеры страны и вполне удовлетворительное состояние транспортных средств также оказали влияние на всю систему хозяйственной организации. В стране, отдаленнейшая часть которой легко достигается по железной дороге в один день, излишне было создавать так много местных хозяйственных учреждений, как в России. Таким образом, можно было интенсивнее централизовать всю хозяйственную жизнь.

То обстоятельство, что учреждение советской республики произошло не в результате открытой революционной борьбы, принесло с собой ту всеобщую тенденцию, что в Венгерской советской республике политическая точка зрения не была так решительно подчеркнута в противовес экономической, как это имело место в России. Можно сказать, что построение хозяйственной системы было проведено в Венгрии более целесообразно и организованно, чем в России, и очень часто в ущерб политическим целям.

---------------

I. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ФИНАНСОВЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ.

Венгерская советская республика начала с экспроприации всех финансовых учреждений. Будапештские банки были в первое же утро заняты красногвардейцами; мы удалили капиталистических банковских директоров и выбрали финансовыми комиссарами лиц, близко стоящих к пролетариату, из среды организованных банковских служащих. Во главе каждого банка стояло от одного до пяти таких комиссаров. Мы постановили, что никто не может получать обратно из банка более 2.000 крон ежемесячно; на вклады и сейфы было наложено запрещение еще согласно постановления предыдущего правительства Карольи. Советское правительство овладело также Будапештским главным отделением Австро-Венгерского банка, и через несколько дней финансовые учреждения провинции также находились под контролем советов. Все это прошло гладко и без сопротивления.

Экспроприацией финансовых учреждений достигалась двоякая цель. С одной стороны, она не давала возможности буржуазии путем изъятия из банков своих капиталов располагать большими наличными средствами и употреблять их на контр-революционные махинации. С другой стороны, необходимо было позаботиться о покрытии заработной платы и государственных расходов; нужно было воспрепятствовать перерыву производства из-за недостатка денежных средств. Поэтому мы /74/ постановили, что каждое финансовое учреждение, которое было до сих пор банкиром какого-либо промышленного предприятия, обязано выплачивать за счет соответствующего предприятия по чеку, подписанному фабричным комитетом и производственным комиссаром, денежные средства, необходимые для покрытия заработной платы по ведомостям и для приобретения сырья. Таким образом, мы могли достигнуть того, что рабочие уже в субботу получили недельную плату без задержки, хотя провозглашение диктатуры пролетариата произошло в пятницу.

На фабрики, не располагавшие требованиями ни к одному банку, деньги для покрытия заработной платы доставлялись намеченными из центрального управления финансовыми учреждениями за счет государства.

Во время пролетарской диктатуры мы шли к тому, чтобы уничтожить бесчисленное количество финансовых учреждений. Мы ликвидировали крошечные провинциальные сберегательные кассы и частные и более мелкие банки в Будапеште. Наш план заключался в том, чтобы сохранить лишь три учреждения: Австро-Венгерский банк, центральное управление финансовых учреждений, которое должно было развивать финансовые операции государства и центральное сельское кредитное товарищество, которое должно было вести денежные дела крестьянства. Ликвидация и сокращение банков подвигались с большим трудом, так как служащие финансовых учреждений боялись, что они после ликвидации потеряют свои должности и будут вынуждены искать новых занятий.

II. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ.

Через несколько дней после провозглашения пролетарской диктатуры, 26 марта 1919 года появился декрет советского правительства N 9 о переходе всех крупных предприятий в общественную собственность без вознаграждения прежних владельцев. Крупным предприятием считалось каждое предприятие, в котором занято было более двадцати рабочих, или предприятия с числом рабочих меньше 20, но которые, благодаря своей технической постановке, квалифицировались как крупные. Это распоряжение было тотчас же проведено по всей стране, хотя дело обстояло так, что экспроприация большинства предприятий была произведена еще до обнародования этого распоряжения.

Руководство обобществленными предприятиями стало задачей рабочих комитетов, которые были избраны во многих местах уже во время переворота Карольи. Рабочий комитет состоял из 3 - 11 членов, избранных прямым голосованием рабочих, занятых в предприятии. Рабочие данного предприятия имели право всегда отозвать весь комитет или отдельных членов его и делегировать других на их место.

Важнейшей задачей рабочего комитета было охранить предприятия от хищения или саботажа, продолжать производство, поддерживать трудовую дисциплину и выносить решения по различным вопросам, касающимся рабочих.

Было ясно с самого начала, что невозможно будет предоставить управление производством одним только возникшим таким образом комитетам. Рабочие комитеты стояли в слишком большой зависимости от рабочих своего предприятия именно потому, что они избирались рабочими данного предприятия и их выборы могли быть аннулированы в любое время. Так как участие в рабочем комитете означало /75/ освобождение от физического труда, а также влияние и власть, - рабочие комитеты стремились сохранить свои полномочия как можно дольше. Вследствие этого они были склонны при всех обстоятельствах действовать согласно с выгодой рабочих своего предприятия. То же - в вопросах о трудовой дисциплине, о производительности труда, о заработной плате. Необходимо было поэтому позаботиться о том, чтобы в каждом предприятии было лицо, уполномоченное от всего пролетариата, которое должно было защищать интересы всего пролетариата в противовес интересам рабочих отдельного предприятия и наблюдать за самым ведением предприятия. Этой цели служили производственные комиссары, назначаемые советом народного хозяйства или Народным комиссариатом социального производства. Задачи производственного комиссара состояли собственно в ведении предприятия, в проведении распоряжений высших инстанций, в поддержании трудовой дисциплины и в обеспечении производительности труда. Эти задачи он должен был разрешать в совместной работе и в согласии с рабочим комитетом. Когда же взгляды рабочего комитета и производственного комиссара не совпадали, впредь до решения высших инстанций должно было выполняться предписание производственного комиссара.

Выбор производственного комиссара представлял величайшую трудность. Производственный комиссар должен был собственно заменять прежнего главного директора; таким образом, у него была техническая, организаторская, дисциплинарная власть. Каждому ясно, что было очень трудно найти людей, которые отвечали бы всем этим требованиям при данных обстоятельствах, когда средства старой классовой дисциплины не были более пригодны. Дисциплина могла поддерживаться лучше всего рабочими, пользующимися влиянием в массах; но к техническому руководству оказывались способными лишь немногие рабочие. Соответственно этому отношения сложились так, что во многих предприятиях производственными комиссарами становились инженеры, те инженеры, которые уже прежде принимали участие в рабочем движении и против которых рабочие не были настроены недоверчиво. В других предприятиях комиссарами стали хорошо квалифицированные рабочие. Во многих местах рядом с производственными комиссарами, избранными из рабочих, работал технический специалист, или, наоборот, рядом с уполномоченным для руководства делом специалистом стоял рабочий в качестве контролирующей инстанции.

III. ОРГАНИЗАЦИЯ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА.

Экспроприация предприятий является основным условием построения социалистического производства. Но одна только экспроприация предприятий еще не дает того результата, которого ждут рабочие от общественного производства: а именно повышения благосостояния. Чтобы достигнуть этого, необходимо, чтобы производство расширялось, а путь к этому состоит в том, чтобы покончить с производственной анархией и ввести систематическое упорядочение, планомерное производство. Для подготовления этого процесса в Венгрии служили следующие учреждения:

1. Производственные центры. Организация их походила в главных чертах на организацию русских "центров". Это значит, что все предприятия одной отрасли промышленности ставятся под общее центральное руководство. Таково построение возникших при капитализме трестов. Небольшая территория страны и то обстоятельство, /76/ что на первых порах не было сильного саботажа, сделали возможным, что все предприятия каждой отрасли промышленности были подчинены центральному управлению; оказалось излишним различать непосредственно подчиненные центру крупные предприятия от меньших предприятий, поставленных в подчинение местным советам народного хозяйства, как это имело место в России. Производственные центры заботились о технической постановке дела, о снабжении сырьем, о распределении рабочих, о проведении возможного объединения предприятий и т.п. Разумеется, 4 1/2 месяца пролетарской диктатуры было недостаточно для полного построения производственных центров; в большинстве отраслей промышленности были лишь разработаны планы.

2. Материальные управления. В первое время всякой диктатуры ощущается большой недостаток различных материалов. Это естественное следствие того факта, что советское правительство принуждено уступать старой окостенелой идеологии рабочего класса, находящей, что советское правительство должно повысить ставки рабочих, особенно широких слоев необученных рабочих. Так как теперь широкие массы пролетариата имеют больше денег, у них является склонность покупать всякого рода товары. То же стремление чувствует в себе буржуазия, которая, видя падение денежных ценностей, стремится покупать товары по какой-угодно цене. Поэтому необходимо прежде всего позаботиться о том, чтобы наличные блага и не только те, которые готовы к непосредственному потреблению (об их распределении мы будем говорить ниже), но и те продукты, которые дальнейшему производству служат сырьем или полуфабрикатами, попадали путем строго контролируемого систематического распределения в производственный процесс.

Для этой цели мы создали различные материальные управления: угольное, древесное, мебельное и т. д., и т. д. Целесообразным распределением материалов мы заботились о том, чтобы производство продолжалось прежде всего в тех предприятиях, которые обладали наилучшим техническим оборудованием и в которых поэтому работа была наиболее продуктивна. Строгое руководство распределением материалов было особенно важно при существовании мелкой промышленности.

Компетенция производственных центров и материальных управлений была сначала недостаточно строго разграничена; некоторые учреждения были производственным центром и одновременно материальными управлениями. Но уже проявлялась решительная тенденция резко отделить ведение производства, входившее в задачи производственных центров от материального хозяйства, которое находилось в сфере влияния материальных управлений. Сначала и в России не было разделения между ведением производства и распределением продуктов. Теперь же обе эти функции отделены друг от друга.

В исходный период, до построения производственных центров, руководство индустриальным производством падало большей частью на Народный комиссариат промышленности. Однакоже, вследствие создания материальных управлений и производственных центров, компетенция этого комиссариата все более суживалась, и его задача должна была быть сведена к верховному управлению производством.

Эти материальные управления, как и производственные центры, работали под руководством соответствующих советов. Рядом с каждым материальным управлением работал совет по распределению материалов, члены которого избирались из тех профессиональных организаций, рабочие которых вырабатывали соответствующие продукты. /77/

Это было необходимо не только в целях правильного распределения материалов, но и для того, чтобы на-ряду с материальным управлением профессиональная организация также несла ответственность перед рабочим классом, когда бывало, что у отдельного предприятия отбирались материалы и предприятие поэтому должно было стоять. Составленные подобным же образом советы должны были работать на-ряду с производственными центрами.

3. В отдельных округах были образованы местные советы народного хозяйства. Членами их были: делегированные политическим советом, профессиональными организациями, сельскохозяйственными производительными товариществами, потребительскими обществами и т. д. Из этого окружного совета народного хозяйства должно было образоваться хозяйственное управление округа, задачей которого было бы направлять хозяйственную жизнь округа на основании указаний высших властей и следить за добросовестным выполнением и проведением в жизнь распоряжений.

4. Совет народного хозяйства. Он состоял из 60 членов, а именно из представителей крупных профессиональных организаций, из представителей окружных советов народного хозяйства - по одному от каждого, из представителей производительных и потребительных обществ и, сверх того, из президиума. На обсуждение этого совета представлялись все принципиально-важные вопросы. Это учреждение существовало вначале и в России, потом оно, как излишнее, было упразднено. В Венгрии этот совет выполнял серьезную и полезную работу: для разработки важнейших вопросов он выделял комиссии и собрал результаты этих работ в ряде монографий.

5. Президиум совета народного хозяйства. Вначале отдельные хозяйственные ведомства работали самостоятельно в качестве преемников прежних министерств: министерство земледелия, как народный комиссариат земледелия, министерство финансов, как народный комиссариат финансов, министерство торговли, как соответствующий же народный комиссариат и т. д.

Самостоятельность отдельных хозяйственных народных комиссариатов оказалась с течением времени неправильной, так как в спешной работе переходного времени отдельные народные комиссариаты часто выносили противоречивые постановления и издавали противоречивые распоряжения. Поэтому съезд советов постановил все хозяйственные комиссариаты объединить в один орган, в совет народного хозяйства, так что народные комиссариаты оказались лишь главными отделами совета народного хозяйства. Всякое хозяйственное распоряжение могло издаваться лишь советом народного хозяйства. Централизация управления хозяйственной жизнью пошла таким образом в Венгрии гораздо дальше, чем в России, где собственно говоря нет совета народного хозяйства, так как так называемый совет народного хозяйства ведает лишь делами индустриального производства, а народные комиссариаты земледелия, финансов, путей сообщения и общественных работ стоят, как независимые организации, вне совета народного хозяйства. Венгерский совет народного хозяйства состоял из следующих комиссариатов, являющихся его главными отделами: 1) отдел материального хозяйства, 2) отдел внешней торговли, 3) отдел земледелия, 4) отдел финансов, 5) отдел продовольствия, 6) отдел путей сообщения, 7) отдел общественного производства, 8) отдел контроля, 9) отдел строительных работ, 10) отдел общественных работ.

Четыре председателя совета народного хозяйства избирались съездом советов и являлись одновременно народными комиссарами и /78/ членами правительства. Трое из председателей руководили также каждый одним из главных отделов совета народного хозяйства. Заведующие главными отделами были членами президиума, но не народными комиссарами или членами правительства. Президиум совета народного хозяйства был высшей инстанцией во всех хозяйственных делах страны. Он имел право самостоятельно разрешать все дела; вопросы же, связанные с политикой, должны были ставиться на обсуждение правительства. За свои постановления президиум был ответственен перед съездом советов или же перед исполнительным комитетом.

В своей деятельности президиуму кроме совета народного хозяйства помогали два других совета:

а) совет сельского хозяйства. Ввиду большой важности сельского хозяйства, мы организовали, кроме совета народного хозяйства, еще отдельный совет сельского хозяйства численностью приблизительно в 40 членов, состоявший из представителей от организаций: сельских рабочих, лесных рабочих, служащих экономий, сельскохозяйственных производительных товариществ, представителей профессиональных организаций, рабочих тех отраслей промышленности, которые стоят в тесной связи с сельским хозяйством, и, сверх того, из представителей потребительских обществ и из привлеченных к делу сельскохозяйственных специалистов. Этот совет был образован в последний период существования пролетарской диктатуры, почему мы и не можем много сообщить о его деятельности.

б) Высший технический совет, состоявший из лучших техников-специалистов страны и нескольких представителей крупных профессиональных союзов. Его задача состояла в разрешении актуальных технических вопросов. Его буржуазные члены получали месячное содержание, и кроме того предполагалась особая оплата за разрешение отдельных проблем.

IV. ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС.

Самая трудная проблема пролетарской диктатуры, это - разрешение аграрного вопроса. Она сложна и в экономическом и в политическом смысле: в экономическом - потому, что обеспечение городского пролетариата необходимыми средствами существования зависит от правильного решения аграрного вопроса; в политическом - потому, что в странах восточной и средней Европы никакое правительство городского пролетариата не может долгое время противостоять последовательному сопротивлению сельскохозяйственного населения. Необходимо, следовательно, вести политику, которая в хозяйственном отношении не только не тормозит производства, а, по возможности, усиливает его, обеспечивает питание городов, - политику, которая в то же время создает в деревне опору для пролетарского режима. Необходимо, стало быть, вести политику, которая привлекла бы на сторону диктатуры пролетариата, по крайней мере, сельскохозяйственных пролетариев и беднейших крестьян и которая сделала бы средние слои крестьян, по меньшей мере, нейтральными в политической борьбе.

На первой стадии диктатуры - прокормление армии и города является самой настоятельной и самой трудной задачей. Поэтому в начале всякой диктатуры нужно прежде всего озаботиться о том, чтобы производство шло непрерывно. Уже перерыв в промышленном производстве наносит большой ущерб, а перерыв в сельскохозяйственном производстве чреват роковыми последствиями. Сельскохозяйственные /79/ работы по естественным производственно-техническим условиям периодичны: то, что упущено в определенный момент, невозможно наверстать в пределах того же хозяйственного года. И так как сельское хозяйство производит самые необходимые блага - средства существования, - необходимо прежде всего позаботиться о продолжении производства.

Необходимость обеспечить непрерывность производства оказывает большое влияние на характер экспроприации земельной собственности. Принципиально, все земельные владения должны быть экспроприированы, как и все средства производства, хотя земельная собственность в определенных размерах является не средством эксплоатации, а естественной основой существования при помощи производительного труда. Если отвлечься, однако, от этой принципиальной стороны дела, то из практических соображений само собой понятно, что минимальный размер предприятий, подлежащих экспроприации, здесь так же трудно установить, как и в промышленности. Это затруднительно из политических соображений: миллионы мелких фанатиков собственности из мелких крестьян не следует превращать в активных политических противников и толкать в лагерь контр-революции. Это затруднительно и из хозяйственно-организационных соображений: пролетариат не располагает необходимым количеством сознательных приверженцев, чтобы он мог сразу обойтись без миллионов руководителей сельскохозяйственных предприятий. Это тем более верно, что каждая здесь ошибка может поставить под угрозу снабжение города.

Принципиальную границу для экспроприации здесь так же невозможно установить, как и в промышленности. Это зависит прежде всего от распределения земельной собственности и базирующегося на нем классового расслоения сельскохозяйственного населения, равно как от идеологии последнего. Чем больше доля крупной земельной собственности в общей земельной площади, чем больше в сельском хозяйстве численность пролетариев, абсолютно лишенных земли, чем острее развиты классовые противоречия между крупными земельными собственниками и сельскохозяйственными рабочими, тем прочнее может обосноваться в деревне диктатура, тем дальше может пойти экспроприация. Напротив того, чем равномернее распределена земельная собственность, чем меньше вследствие этого подлинных пролетариев, тем неблагоприятнее ситуация для господства пролетариата, тем осторожнее поэтому должна проходить экспроприация. Мимоходом скажу, что в аграрном вопросе социал-демократический ревизионизм и революционный большевизм резко расходятся. Широко распространенная крупная земельная собственность означает в буржуазной демократической политике феодальную реакцию, аграрную хозяйственную политику, дороговизну на средства существования. Отсюда - острые классовые противоречия, благоприятная почва для пролетарской революции. Преобладание мелкой крестьянской собственности означает демократию, слабые классовые противоречия в деревне - неблагоприятную почву для чисто пролетарской революции. Поэтому ревизионисты - за раздробление крупных имений, коммунисты, напротив того, - за сохранение последних*1.
_______________
*1 Тот факт, что большевики в России предоставили крестьянам полную свободу в дроблении крупных земельных владений, ничего не меняет в этой принципиальной концепции. Русские большевики находились в исключительно тяжелом политическом положении: при сильно преобладающем крестьянском населении они могли укрепить революцию в деревне только этим путем. Они теперь принимают меры к тому, чтобы организовать остатки крупных имений в советские хозяйства и восстановить крупные предприятия на кооперативной основе. /80/

В Венгрии распределение земельной собственности, как известно, весьма неравномерно. В 1916 году из всей пахотной земли на хозяйства площадью больше 100 иохов (57 гектаров) приходилось 35%. Из всей земельной площади на крупные земельные владения приходился еще больший процент. В той части Венгрии, в которой господствовала Советская власть и которая не была занята врагом, это отношение было еще более неблагоприятно. Соответственно этому в Венгрии имелся на-лицо совершенно безземельный слой сельскохозяйственных рабочих, численностью около миллиона.

Если не говорить о Румынии и Ирландии, то мы нигде не найдем такого огромного числа безземельных батраков, как в областях старой Венгрии, населенных мадьярами; мы видим здесь сельскохозяйственных рабочих, которые не владеют даже маленьким клочком земли и даже не обрабатывают на свой счет земли арендованной, а, подобно бездомным промышленным пролетариям, проводят жизнь, переезжая с места на место.

При таких обстоятельствах можно было в деле экспроприации земли действовать энергично. Декретом 3-го апреля все крупные и средние земельные владения вместе со всем живым и мертвым инвентарем, обязательствами и ипотеками были объявлены экспроприированными безо всякого выкупа. Минимум, не подлежащий экспроприации, в самом основном декрете не был определен. В декрете, предусматривавшем порядок проведения экспроприации земли, был установлен минимум в 100 иохов (57 гектаров)*1.

В результате много миллионов гектаров земли, приблизительно 50% всей земельной площади или 35 - 40% пахотной земли, юридически были переданы во владение трудящихся классов.

В Венгрии экспроприация в хозяйственном отношении прошла гораздо более планомерно, чем в России. В России земельные владения, собственно, не были экспроприированы: они без всякого плана были поделены крестьянами между собой, в то время как инвентарь был разграблен и растаскан. Это была не экспроприация, а революционная дележка. Вредные последствия этого факта т. Ленин превосходно развил в своей речи "Борьба за хлеб".

В Венгрии экспроприация крупной земельной собственности прошла без дележки, так что имущество имений осталось не тронутым, а производство не было прервано.

Это ни в малой мере не составляет заслуги венгерских советских работников, а объясняется совершенно различными историческими условиями, в которых совершалась экспроприация в России и в Венгрии. В России крестьяне, и притом под предводительством состоятельных слоев, приняли участие в революции. Поэтому революция соответствующим образом разрешила аграрный вопрос. Крестьяне поделили землю и растаскали средства производства, при чем наибольшую долю получили не беднейшие крестьяне, а наиболее состоятельные. В Венгрии не было пролетарской революции в собственном смысле этого слова. Власть за одну ночь перешла в руки пролетариев, так сказать, легально. В деревне вообще было лишь незначительное революционное движение,
_______________
*1 Само собой понятно, что выделение владений, не подлежащих экспроприации, на основе размеров земельной площади, было весьма несовершенно: 100 иохов плодородной пахотной земли могут иметь гораздо большую ценность, чем 500 иохов плохой. Однако, более ясного определения минимума, чем на основании территориальных размеров, дать нельзя было. Возникшие на этой почве несправедливости должны были быть систематически устранены впоследствии. /81/

но не было и вооруженного противодействия. Поэтому юридическая экспроприация могла пройти беспрепятственно и могли быть сохранены крупные хозяйства. В России стараются теперь организовать крупные государственные предприятия в сельском хозяйстве. Начиная с осени 1918 года, советское правительство прилагает все больше усилий к сохранению крупных предприятий в виде советских и артельных хозяйств и коммун, несмотря на сопротивление крестьян.

Мы подчеркиваем слово юридически, потому что нужно открыто признать, что экспроприация в большинстве случаев произошла лишь юридически, социально же во многих случаях дело так мало изменилось, что деревенское население часто не имело ясного представления об экспроприации.

Как совершилась экспроприация?

Ввиду стремления не подвергать опасности урожай, прежние служащие имений были в большинстве случаев оставлены на их местах. Они вели предприятия, как и прежде, только за счет государства. Во многих случаях прежнего владельца оставляли управляющим его экспроприированного имения. Здесь применялся тот же самый прием, который широко практиковался в России при экспроприации крупных промышленных предприятий. Но в то время, как в России немедленно открыли свою деятельность фабрично-заводские комитеты, которые фактически применяли рабочий контроль, предусмотренная организация соответствующих комитетов в экспроприированных венгерских крупных имениях осталась большей частью на бумаге. Но если прежний помещик оставался в качестве государственного служащего управляющим имением, то в социальном отношении пока ничего не менялось. Помещик оставался в прежней господской квартире, продолжал ездить по-прежнему на четверке и заставлял рабочих именовать его по-прежнему "барином". Вся перемена заключалась только в том, что он не мог больше неограниченно распоряжаться своим имуществом и что он должен был выполнять распоряжения соответствующего производственного центра. Но из всего этого сельскохозяйственный рабочий замечал очень мало; социальная революция для него лишь постольку имела значение, поскольку он получал значительно более высокий заработок, чем раньше. Все основные социальные нововведения были отложены на осень, т.-е. на время, когда они могли бы менее чувствительно отразиться на непрерывности производства.

Если этот образ действий не оправдал себя экономически, то он политически был тем опаснее, что помешал распространению социальной революции на сельскохозяйственных рабочих и отсрочил присоединение сельскохозяйственного пролетариата к революции. Лишь небольшая часть сельскохозяйственных пролетариев поняла значение революции и отдала свою жизнь борьбе, которую вела Красная армия. Глубокая политическая встряска трудящихся масс перед жатвой была бы, конечно, очень опасным смелым предприятием. Если индустриальные рабочие Венгрии при провозглашении диктатуры были недостаточно "зрелы" для руководства промышленными предприятиями, то это тем более относится к сельскохозяйственным рабочим. Они не имели никакой хозяйственной и общественной выучки; из двух человек один был неграмотный; склонные к желанию превратить землю в свою частную собственность, они не только не были коммунистами, но даже социал-демократами, так как перед революцией агитации среди сельскохозяйственных рабочих мешали при помощи всех средств насилия государственной власти, которая находилась в руках крупных землевладельцев. /82/

С этим сырым, неподготовленным человеческим материалом надо было обращаться очень осторожно, поскольку существовало желание не подвергать опасности результаты годичного производства сельского хозяйства. Непрерывность сельскохозяйственного производства была сохранена, но дорогой ценой отказа от политической встряски широких масс сельскохозяйственного пролетариата.

Организационное строительство экспроприированных предприятий предполагалось провести следующим образом:

В отдельных имениях организуются производственные кооперативы. Кооперативы определенной территории объединяются под единым общим руководством. Все производственные кооперативы объединяются "Центральным управлением сельскохозяйственных производственных кооперативов страны", которое подчинено непосредственно Секции земледелия Высшего совета народного хозяйства. Форма производственных кооперативов была принята ввиду социальной отсталости сельскохозяйственных рабочих. Если бы мы просто объявили крупные имения собственностью государства, то требования увеличения заработной платы были бы безграничны и интенсивность труда упала бы до минимума. А взятая нами политика давала нам возможность агитировать за трудовую дисциплину и интенсивность труда тем, что весь чистый доход от имения принадлежит рабочим. Этим самым было также в известной мере удовлетворено стремление сельскохозяйственных рабочих получить землю в собственность. Это казалось также удачным и в политическом отношении, так как мы получили возможность парализовать контр-революционную агитацию, утверждавшую, что сельскохозяйственные рабочие только переменили господина, что они вместо слуг "благородного господина графа" являются теперь "слугами городского пролетариата". В материальном отношении эта уступка имела небольшое значение, так как счетоводство всех имений было централизовано. У нас было намерение после достаточного предварительного просвещения деревни открыто объявить экспроприированные крупные имения собственностью государства, а рабочих - государственными служащими, совсем как промышленных рабочих*1.

Хозяйственное управление отдельных имений было организовано подобно тому, как это было сделано на фабриках. Непосредственным руководителем производства, соответствующим производственному комиссару, стал теперь назначенный государством управляющий имением. Членами производственного кооператива были постоянные рабочие, а именно, батраки, получающие годовую плату, и те свободные рабочие, которые обязывались в продолжение года работать в имении минимальное число дней (120 дней). Члены выбирали производственный комитет с теми же, примерно, функциями, что в крупных промышленных предприятиях. Но так как при слабом общем развитии сельскохозяйственных рабочих и вследствие их консервативной идеологии авторитет управляющего был очень велик, то управляющий, вообще
_______________
*1 Вопрос о том, окажется ли возможным превращение сельскохозяйственных рабочих в государственных служащих и можно ли будет провести социализацию крупных имений без раздела, остался открытым. Многое говорит за то, что венгерские сельскохозяйственные рабочие после основательно проведенной агитационной кампании добровольно приняли бы именно это решение и добровольно отказались от далеко не блестящего существования изолированных мелких крестьян. Для утоления земельного голода деревенской бедноты было бы, быть может, целесообразнее наделение ее парцеллами до одного гектара на человека. Это можно было бы провести и в форме наследственной аренды. /83/

говоря, имел сильный перевес над производственными комитетами, которые к тому же далеко не повсюду были избраны. Сельскохозяйственные производственные комитеты поэтому функционировали в общем лишь формально. Настоящую организационную работу предполагалось провести осенью. Спокойный ход столь важных для прокормления населения летних работ в сельском хозяйстве не должен был быть нарушаем. Но в сельском хозяйстве обнаружились такие же трения между рабочими и администрацией, как и на фабриках, при чем устранение этих трений было сопряжено с большими трудностями.

Началась уже работа по организации экспроприированных крупных имений для обеспечения снабжения городского пролетариата, так как на поставку продуктов питания крестьянами нельзя было рассчитывать с достаточной уверенностью. Было сделано все возможное, чтобы поднять производство экспроприированных крупных имений. Имевшиеся в недостаточном количестве вспомогательные материалы, уголь, бензин, удобрительные туки и средства производства - машины, плуги и орудия - распределялись в первую голову между экспроприированными крупными имениями. Существовал план организовать в качестве высоко интенсивных, отчасти огородных хозяйств крупные имения, расположенные вблизи столицы и больших городов. В окрестностях Будапешта уже в первый месяц диктатуры было приступлено к организации нескольких очень крупных огородных хозяйств на территории прежнего ипподрома. Дальнейшие мероприятия должны были быть приняты осенью.

Во многих имениях были построены полевые дороги, для чего были использованы оставшиеся военные материалы. Дойные коровы имений, отдаленных от железной дороги, были сосредоточены в молочных хозяйствах, расположенных вблизи железнодорожных станций, дабы можно было обеспечить столицу и другие города молоком. Освободившиеся от работы рабочие и служащие предприятий, производивших предметы роскоши, и других отраслей хозяйственной жизни, должны были быть поселены в качестве рабочих в экспроприированных имениях, чтобы предоставить им производительные здоровые занятия и чтобы поднять интеллектуальный уровень, а тем самым и производительность труда сельскохозяйственных рабочих. В упомянутых выше больших огородных хозяйствах фактически работали сотни бывших чиновников и других членов прежнего слоя "господ", и работали усердно и с хорошим настроением. Словом, был разработан хорошо продуманный план, который должен был в короткое время повысить производство крупных экспроприированных имений, охватывавших от 40 до 50% всей земельной площади, настолько, чтобы можно было, по крайней мере, в обрез обеспечить снабжение городского населения и разбить экономическую монополию крестьян на предметы продовольствия. Самым большим препятствием к проведению этого плана были близорукие, враждебно настроенные к диктатуре, застывшие в своей традиционной духовной косности вожди профессиональных союзов сельскохозяйственных рабочих; они побуждали рабочих к столь чрезмерным требованиям, что им доставался бы весь валовой доход от сельского хозяйства, а для городского населения вообще ничего не оставалось бы. Разумной агитационной работой можно было бы, по всей вероятности, преодолеть и это затруднение.

Пока что экспроприированные крупные имения были без исключения подчинены центральному государственному хозяйственному управлению. Обсуждался вопрос, не целесообразнее ли коммунализировать /84/ (муниципализировать) отдельные крупные хозяйства, чтобы при помощи сотрудничества местных рабочих и контроля поднять производительность. Промышленные рабочие отдельных крупных предприятий также предлагали передать им для обработки крупные сельские хозяйства; они собирались по окончании индустриального труда участвовать в работах по "своему" имению. Однако, как бы соблазнительны ни казались эти предложения, мы по отношению к ним занимали принципиально отрицательную позицию. При всеобщей тенденции к партикуляризму, свойственному всякой революционной эпохе, следовало опасаться, что при таком решении вопроса централизованное ведение хозяйств, производящих средства существования, будет парализовано.

Здесь мы подходим к специальной проблеме крестьянства, которое продолжает владеть землей на правах частной собственности. Оптимистические надежды Ларина (высказанные и Каутским в "Аграрном вопросе") на то, что крестьяне, увлеченные примером государственных крупных предприятий, добровольно откажутся от своей частной собственности, мы считаем утопическими. В России, где под влиянием общинной собственности на землю, так называемого "мира", у крестьян сохранились, быть может, некоторые следы идеологии, близкой к коммунизму, на это, может быть, есть шансы, но в странах, где существует издавна частная собственность на землю и где в среде крестьян широко развита собственническая эгоистическая идеология, о добровольном отказе от частной собственности в этом поколении нечего и думать. Всякий пролетарский режим должен, на наш взгляд, считаться с этим фактом.

Итак, как быть с крестьянством?

Этот вопрос находится в тесной связи с проблемой снабжения. В Венгрии половина земли, занятая крупными имениями, была экспроприирована, и так как благодаря этому казалось, что индустриальному пролетариату обеспечено, по крайней мере, скудное пропитание, то мы могли по отношению к крестьянскому вопросу занять выжидательную позицию. Перед нами стояла задача путем развития просветительных учреждений побудить крестьян к улучшению их хозяйств, поднять их потребности и таким образом предупредить угрожавший крестьянам возврат к замкнутому домашнему хозяйству. Излишек крестьян в средствах существования мы предполагали получить мирным путем - путем покупки и натурального обмена. Более решительные меры были бы необходимы в том случае, если бы богатые крестьяне стали систематически тормозить продажу и сбыт своего излишка в средствах существования из политических мотивов. В этом случае нет никакого другого средства, как экспроприация самой земли: реквизиции не приводят к цели, так как они влекут за собой сокращение производства. Но так как крестьянские хозяйства могут быть управляемы только местными органами и так как они, вследствие своей раздробленности на парцеллы, в большинстве случаев не годятся для ведения крупного хозяйства, то для этой цели следовало бы создать надежную в политическом и хозяйственном отношении местную пролетарскую организацию. Экспроприированные крестьянские хозяйства должны были быть переданы на началах натуральной аренды для коллективной обработки мелким трудовым коммунам, составленным из сельскохозяйственных пролетариев и стоящим под контролем местного совета. Мы думали о мелких коммунах потому, что на разбросанных землях с крестьянскими орудиями, приспособленными лишь для мелкого производства, в настоящее время можно вести только мелкие хозяйства. /85/

Но, чтобы это стало возможным, необходимо выполнить трудную работу; пролетарии деревни должны быть вырваны из-под идеологического влияния богатых крестьян, в деревню должна быть внесена идея классовой борьбы, и должно быть пробуждено сознание солидарности сельскохозяйственных рабочих и городского пролетариата. Это необыкновенно трудная задача. В Венгрии, где в самой деревне существует резкая классовая дифференциация между крупными и мелкими крестьянами, где имущественные различия в самом крестьянстве очень велики, разрешить эту задачу было бы легче. Но в тех странах, где расслоение между богатыми крестьянами и деревенской беднотой, вследствие равномерного распределения земли, невыполнимо, этот способ решения вопроса непригоден. В подобных случаях вопрос может быть разрешен только полным видоизменением всей крестьянской идеологии.

Для этой цели прежде всего необходимо привлечь на сторону пролетарской диктатуры учительство. Есть еще возможность перевести в деревню, в качестве агитаторов, руководителей сельских советов и т. д. коммунистически настроенных промышленных рабочих, которые связаны еще с родными деревнями. Пролетарский режим приобрел бы этим путем в каждой деревне по нескольку надежных, постоянных доверенных лиц для контроля над всяким контр-революционным крестьянским движением; при их содействии можно было бы при помощи прессы, брошюр, докладов и преподавания приступить к идеологическому воспитанию деревни. Ввиду неизбежных продовольственных затруднений в городах, для этой задачи всегда найдется достаточное число промышленных рабочих. Это - трудная и кропотливая работа, но она должна быть выполнена, раз мы не хотим упрочивать гражданскую войну между городом и деревней.

V. ОБОБЩЕСТВЛЕНИЕ ТОРГОВЛИ.

Советское правительство тотчас же после перехода власти в его руки закрыло на основании русского опыта все крупные торговые предприятия и заведения, которые не занимались продажей предметов первой необходимости. Остались открытыми только продовольственные лавки, которые уже прежде распределяли важнейшие съестные припасы только на основе карточной системы, затем ремесленные предприятия, писчебумажные и книжные магазины. Экспроприация крупной торговли произошла без всякого выкупа. Найденные там товары поступали в распоряжение и под охрану соответствующих материальных управлений. Управление предприятиями находилось в руках комиссаров, назначенных из торговых служащих.

Внезапное прекращение торговли задело спекулянтов, но в особенности буржуазию, естественно недовольную, так как она, видя растущее обесценение денег, охотно покупала бы всякие товары.

Но именно потому, что к началу пролетарской диктатуры в Венгрии и при всякой другой диктатуре вследствие повышения заработной платы покупательная способность масс была несоразмерно больше, чем количество товаров, еще оставшихся и вновь производимых упавшей промышленностью, нужно было заботиться о систематическом распределении с трудом добываемых товаров: белья, платья, обуви, мебели. Но это возможно только при условии уничтожения свободной торговли организациями государственного распределения продуктов, как это имело место в России. В Венгрии учреждение /86/

государственных органов распределения шло медленно, и таким образом наступило довольно большое замедление в распределении товаров. Этому, однако, мы могли бы быстро помочь увеличением числа кооперативных и государственных распределительных пунктов.

VI. КАКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДАЛА НОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ.

Каждому понятно, что первые месяцы пролетарской диктатуры не могли принести венгерскому пролетариату повышение благосостояния, которое наивно ожидалось теми, кто неясно представлял себе сущность пролетарской диктатуры. Пролетарская диктатура хотя и уничтожила доходы богатых, хотя и препятствовала тому, чтобы богачи жили в роскоши и изобилии, в то время как рабочие нуждаются, но экспроприация богатств и доходов богатых еще не означает, что благосостояние рабочих масс тотчас же возрастает. Для повышения жизненного уровня трудящихся нужно больше съестных припасов, больше топлива, больше платья и белья, больше мебели и больше жилищ. Из всего этого в лучшем случае может быть удовлетворена в незначительной мере потребность в жилищах и мебели за счет дворцов, экспроприированных у богачей. Напротив того: большего количества съестных припасов, топлива мы от богачей получить не можем, так как запасы, которыми они, может быть, и обладали, совершенно незначительны по сравнению с огромными потребностями трудящихся.

Повышенное удовлетворение потребностей возможно только путем поднятия производства. Мы должны доставлять больше благ, чтобы иметь возможность больше потреблять. Целесообразная организация производства имеет целью: во-первых, производить лишь те продукты, в которых нуждаются рабочие массы, во-вторых, производить большее количество этих продуктов.

Но нужен довольно большой промежуток времени, пока появятся выгоды новой организации производства. Предприятия, вырабатывавшие прежде предметы роскоши для богатых, должны быть преобразованы для фабрикации предметов широкого потребления. Это требует продолжительного времени. Производство жизненных припасов по естественным причинам может быть увеличено в лучшем случае в один год, но в большинстве случаев лишь через много лет. Таким образом, о внезапном повышении благосостояния с введением пролетарской диктатуры не может быть и речи. В этом должен себе отдать ясный отчет каждый сознательный коммунист.

К началу пролетарской диктатуры повышение потребления тем менее возможно, что производство вначале не только не повышается, но с необходимостью падает. Оно падает прежде всего вследствие ослабления рабочей дисциплины. В капиталистическом обществе эксплоататоры поддерживают рабочую дисциплину только с помощью средств классового принуждения. Это значит, что они выбрасывают на мостовую и обрекают на голод тех рабочих, которые работают не в соответствии с дисциплиной и не дают в работе той производительности, которая обеспечивает прибыль предпринимателя. Надсмотрщики и погонщики рабов следят за тем, чтобы рабочий действительно отдавал работе все время, проводимое на службе у работодателя.

Сдельная, премиальная и тейлоровская системы обеспечивают усердную работу на работодателя. Эти средства поддержания трудовой дисциплины и производительности труда прекратились с началом пролетарской диктатуры. Социальная революция означает падение существовавшего до сих пор классового господства /87/ и классовой дисциплины. И само собой понятно, что рабочим массам нужно некоторое время, чтобы увидеть, что прекращение классовой дисциплины не должно вести за собой прекращение трудовой дисциплины, что необходимо на место старой классовой принудительной дисциплины ввести новую добровольную трудовую дисциплину, делающую возможной повышение производства. Менее сознательные элементы рабочего класса не так скоро понимают эти сложные отношения. Таким образом, в первый период всякой пролетарской диктатуры наступает сильное ослабление трудовой дисциплины, а вместе с ней падение производства. В Венгрии эти влияния были особенно усилены уничтожением сдельной системы оплаты и повсеместным введением восьмичасового рабочего дня.

Производительность труда была сильно понижена также политической борьбой, большим политическим интересом и возбуждением рабочего класса, образованием рабочих батальонов на фабриках, мобилизацией военно-обученных рабочих в Красную армию, позже блокадой, проводившейся Антантой против советской Венгрии. Таким образом, производство значительно упало, и об улучшении жизненного уровня не могло быть и речи.

Однако, те нарушения производства, которые наступили вследствие ослабления трудовой дисциплины и падения производительности труда, уже прекратились во второй половине периода пролетарской диктатуры. И улучшение началось по инициативе самих рабочих. На отдельных фабриках, а позже, на основании постановления профессиональных организаций и совета народного хозяйства, во всей стране было выработано новое положение о трудовой дисциплине. Это новое положение соответствовало новым социальным отношениям. Главную роль в этом положении играло влияние общественного мнения рабочего класса. Недисциплинированный, забывший долг рабочий получал выговор от фабричного комитета, его имя выставлялось на черную доску фабрики, он получал порицание всех рабочих предприятия, и, если все это не имело никаких последствий, применялись также переводы на другое место, вычеты из жалованья, удаление с предприятия, даже исключение из профессионального союза. Во многих местах рабочие сами требовали восстановления сдельной системы, т.-е. оплаты соответственно производительности труда.

Вознаграждение, соответствующее производительности труда, несовместимо с настоящим коммунистическим хозяйственным строем. Несправедливо, чтобы кто-либо, кто случайно слабосилен, неспособен или болезнен, имел менее дохода, чем сильный, способный и здоровый рабочий. Но не надо забывать, что теперешнее поколение воспиталось в вполне капиталистическом духе и оно считает справедливым, чтобы тот, кто по каким-либо причинам больше работает, больше производит, больше и получал. В период венгерской пролетарской диктатуры мы видели поучительные примеры этого. Мы объединили на Budapest-Waizner-strasse три железнодорожных завода под именем первой венгерской фабрики сельскохозяйственных машин. Во время работы оказалось, что рабочие одной из фабрик при почасовой оплате производили больше чем вдвое, по сравнению с рабочими других предприятий. Тогда рабочие лучше производящей фабрики выставили требование, чтобы им платили соответственно высшую плату, а в противном случае они не намерены доставлять продуктов больше, чем хуже работающие фабрики. Это /88/ означает, что при капиталистическом образе мышления современных рабочих система почасовой оплаты необходимо ведет к тому, что производительность труда наихудшим образом работающих определяет высоту общей производительности. Поэтому было необходимо в России и также в Венгрии снова ввести временно несоответствующую духу социализма систему вознаграждения по производительности труда, пока поколение рабочих, воспитанных в коммунистическом духе, не будет находить справедливым, чтобы каждый был обязан к наибольшей продуктивности, чтобы служить общему целому; сильный и способный человек должен за то же вознаграждение производить больше, чем его слабый, болезненный брат.

Трения между рабочими и техническими руководителями-специалистами также очень мешали производству. Специалисты на фабриках, инженеры-руководители предприятий выполняют в капиталистическом хозяйстве двоякую задачу: с одной стороны, они наблюдают за технической постановкой и ведением дела, с другой стороны, в качестве лиц, производящих расчеты с рабочими, в качестве контролеров над производительностью труда и т. д., они представляют интересы предпринимателей против рабочих. Теперь, когда пролетариат стал господствующим классом, он и здесь проявил тот же ложный взгляд, что и в вопросе о трудовой дисциплине. Рабочие не могли различить техническое руководство специалистов от их прежней деятельности на службе у капиталистов. Они, как и прежде, ненавидели технический персонал во многих случаях, как представителей капитала; трения на фабриках стояли в порядке дня, и это, разумеется, вело к тому, что техники работали не очень охотно. Особенно обострялось положение оттого, что рабочее время технического персонала и фабричных служащих было короче, а условия труда лучше, чем рабочих. Рабочие требовали во всех областях равенства условий труда. Венгерские рабочие еще не видели того, что уже было понято русскими, а именно: что пролетарское государство в теперешнем периоде революции принуждено предоставить буржуазным специалистам лучшие условия труда, чем членам правящего рабочего класса, как раз потому, что они специалисты и из буржуазной среды.

Само собой разумеется, что сначала и новая организация делала ошибки. Рабочий класс и местные рабочие советы часто неправильно понимали сущность экспроприации. Они полагали, что экспроприированное предприятие становится собственностью рабочих предприятия или жителей данной области и производит только на них.

Часто бывало очень трудно заставить понять рабочих предприятия или какой-либо рабочий совет, что отдельные предприятия составляют достояние всего рабочего класса и продукты их производства должны быть произведены не только для жителей одного села или одного округа, но для населения всей страны и распределены между ним. Таким образом, проявились известные трудности при согласовании местных и центральных интересов. Чрезмерная централизация ведет к образованию бюрократии и препятствует возможному использованию местных особенностей; слишком большие полномочия местных властей мешают, напротив, общегосударственному снабжению и распределению. Правильный путь лежит между обоими этими полюсами.

Спустя короткое время после начала блокады обнаружились ее вредные последствия. При обсуждении этого вопроса не надо смешивать русские и венгерские условия. Россия - обширная, богатая естественными /89/ богатствами страна, до конца 1917 года обильно снабжавшаяся благами Антантой. Венгрия, напротив того, ко времени установления пролетарской диктатуры, уже 4 1/2 года была под блокадой вместе с Австрией и Германией. Кроме того, вся страна не достигает размеров русской губернии и по всему своему хозяйственному строю была приспособлена к совместному хозяйству с Австрией. Когда едва достигающая 150.000 кв. километров Венгрия стала бойкотироваться Антантой, естественно было, что действие этого факта сказалось гораздо сильнее, чем в обширной и богатой территории России. Громоздкость отдельных учреждений, неопытность поставленных там рабочих, все более проявляющийся тихий саботаж специалистов, разумеется, привели к тому, что новые органы первые месяцы работали не так гладко и быстро, как мы хотели бы это видеть, и потому социал-демократам, совершенно не понимавшим значения пролетарской диктатуры, представлялась богатая возможность для мелочного критиканства. Они, не будучи в состоянии понять значение совершающегося, декламировали о новой бюрократии, об упадке производства, искусственно вызванном недостатком товаров.

Их критика была глупой и мелочной. Однако верно, что ослабление трудовой дисциплины, падение производительности труда, политическое брожение, необходимость вести революционную войну, недостаток прежних запасов и новая строгая блокада привели к тому, что производительность страны шла на убыль и потому жизненный уровень рабочих не только не поднимался, но все более падал, особенно, поскольку это касалось промышленных рабочих городов.

Проведенное диктатурой пролетариата повышение ставок распространялось не только на индивидуальных, но и на сельскохозяйственных рабочих. Последние получали значительную часть своей заработной платы натурой, съестными припасами. Это значит, что сельские рабочие потребляли больше продовольствия, чем до сих пор, что их жизненный уровень был фактически выше. Однако ясно, что, чем больше припасов потреблял сельский рабочий, тем меньше оставалось жителям городов, служащим и индустриальным рабочим. Сопротивление крестьян также сокращало подвоз съестных припасов; это сопротивление имело частью политические, частью финансовые причины. Последним мы займемся отдельно.

VII. ДЕНЕЖНЫЙ ВОПРОС ПРИ ДИКТАТУРЕ ПРОЛЕТАРИАТА В ВЕНГРИИ.

Между трудностями пролетарской диктатуры в Венгрии была одна единственная в своем роде: а именно - совсем особенная проблема бумажных денег.

Теперь, после войны, всякое правительство, - руководится ли оно капиталистами, социал-демократией, советами, - вынуждено для покрытия государственных потребностей выпускать денег больше, чем оно получает доходов. Дефицит покрывается повсюду эмиссией новых денежных знаков. В Венгрии создалась весьма своеобразная ситуация, так как у страны совсем не было своей собственной валюты своих бумажных денег, а употреблялись в качестве платежного средства банкноты Австро-Венгерского банка. Печатные станки Австро-Венгерского банка находятся в Вене. Экспедиция заготовления денежных знаков в Вене и теперь еще покрывает нужды в бумажных знаках Австрии и Венгрии. /90/

В Будапеште можно было печатать только те 20 и 25-кронные кредитки, которые были введены в обращение со времени октябрьской революции.

На них было напечатано постановление, что до конца июня 1919 г. они должны быть обменены на обычные банкноты. Но еще большим затруднением, чем это обстоятельство, было то, что по глупости отпечатали только одну сторону этих знаков, а обратную сторону оставили белой. Крестьяне называли эти деньги "белыми деньгами" и уже во время режима Карольи отказывались их брать. Но так как тогда имелось в распоряжении достаточное количество старых денег Австро-Венгерского банка, так называемых "синих денег", то крестьянам давали "синие" деньги, в денежном же обороте городов употреблялись "белые".

По введении пролетарской диктатуры капиталистический Австро-Венгерский банк отказался открыть кредит правительству рабочих, т.-е. напечатать для него новые "синие" банкноты. Так как советское правительство нуждалось в деньгах, то оно было вынуждено с помощью наличных технических средств выпускать новые 20- и 25-кронные знаки. Следствием было то, что вскоре все "синие" деньги были накоплены крестьянами, а для городского денежного обращения остались только "белые" деньги. Ценность "синих" денег постепенно достигала двойной ценности "белых". Тут замечались те же явления, что в России с романовским, керенским и советским рублем. Важное отличие, однако, и здесь было на-лицо, и в этом заключалась особенность положения диктатуры пролетариата в Венгрии, а именно "синие" деньги были узаконенным платежным средством не только в Венгрии, но и в Австрии и после легко производимого проштемпелевания также и в Юго-Славии и Чехо-Словакии. Таким образом, крестьяне со своими "синими" деньгами могли доставать себе все в соседних государствах и потому не были склонны провозить съестные припасы в венгерские города или доставлять продовольствие советскому правительству, так как они не были принуждены получать от него, как русские крестьяне, соль, керосин, спички, железные изделия и продукты промышленности.

Вследствие малых размеров страны, было повсюду нетрудно достигнуть ее границы, и контрабандный ввоз был очень легок с помощью "синих" денег, имеющих хождение также и в соседних государствах. Таким образом крестьяне совершенно отказывались принимать "белые" деньги, кроме тех случаев, когда их к этому принуждали прямыми угрозами. Снабжение городов съестными припасами в большом количестве значительно сократилось. Денежный вопрос обострился до такой степени, что однажды даже забастовали железнодорожники, так как за свои "белые" деньги они вообще не могли достать никакого продовольствия. Чем ближе к границе лежала область и чем дальше от Будапешта, - главной крепости пролетарской революции, тем меньше "белых" денег находилось в обращении.

На четвертом месяце существования советского правительства мы сделали попытку радикально разрешить денежный вопрос. Мы выпустили через почтово-сберегательные кассы новые бумажные деньги. Вначале только 5-кронные билеты, которые без больших затруднений были приняты в обращение вследствие большого недостатка мелких денег; позже мы отпечатали также 10-ти и 20-кронные знаки, а незадолго до падения пролетарской диктатуры также и 100-кронные знаки. Новые деньги, благодаря их синему цвету и красивой внешности, были приняты гораздо лучше, чем старые белые деньги. Советское правительство тотчас же предписало изъятие из обращения банкноты Австро-Венгерского банка и объявило новые бумажные /91/ деньги почтово-сберегательных касс единственным законным платежным средством. Насколько нам удалось бы разрешить денежный вопрос этим распоряжением, мы знать не можем, падение Советской власти помешало его проведению.

Но мы можем считать установленным, что и этим путем мы не уничтожили бы окончательно денежного вопроса. Трудность заключается даже не столько в форме денег, сколько в том факте, что пролетарское государство в первое время своего существования вследствие падения индустриального производства не в состоянии доставить крестьянам за их съестные припасы на городские рынки соответственного количества продуктов. До войны крестьяне должны были привозить съестные припасы в город, чтобы добыть себе денег для уплаты податей, процентов по своим долгам, счетов адвокатов и врачей. Во время войны цены на продовольственные продукты возрасли до такой степени, что крестьяне могли уплатить большую часть своих долгов. От податей же были освобождены советским правительством; поэтому не было никакого экономического давления, которое побуждало бы крестьян продавать что-либо за бумажные деньги, которых они набрали в своих сундуках в огромных количествах. При таких обстоятельствах вообще не может быть денег, за которые крестьянин отдавал бы съестные припасы, так как он за эти деньги не может купить никаких фабрикатов. Сущность вопроса составляет таким образом переход от денежного хозяйства к натуральному хозяйству. Особенная трудность для диктатуры пролетариата в Венгрии заключалась, следовательно, в том, что обращением "белых" денег она - диктатура - гораздо сильнее обострила денежный вопрос, чем это было в России или в какой-либо другой советской республике.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 08-12-2013 19:09
 
VIII. ОРГАНИЗАЦИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ.

Система распределения благ в Венгрии походила в существенных чертах на русскую. Предметы первой необходимости, хлеб, картофель, сахар и т. д. уже во время войны распределялись только по карточкам. Распределение других предметов потребления натолкнулось, однако, на много препятствий. Во время войны на фабриках, в министерствах и учреждениях образовались так называемые закупочные органы. Эти органы закупали для своих членов продукты оптом, часто платили выше установленной твердой цены, и этим мешали государственной закупке. Это продолжалось и во время пролетарской диктатуры. Нашим твердым намерением было распустить эти закупочные органы, как это было сделано в России, и ввести единообразное распределение по районам. Непродолжительность пролетарской диктатуры помешала нам в этом.

Вторым очень трудным вопросом было "мешечничество". Так как крестьяне по приведенным выше причинам не привозили продуктов на городские рынки, а закупочные органы государства еще не были хорошо организованы, то самоснабжение отдельных лиц приобрело большое значение. Отдельные рабочие и жители городов, которые имели в деревне родственников или знакомых, выезжали и везли в Будапешт продовольствие в мешках, корзинах и узлах. С каждым поездом, отходящим из Будапешта, ехали тысячи горожан, осаждали деревни, выискивали отдельных крестьян и за деньги или в обмен на соль, табак, мануфактуру привозили себе продовольствие: /92/ муку, сало, масло, молоко, яйца и т. д. Это массовое "мешечничество" делало невозможным построение государственного закупочного аппарата, так как крестьянину было выгоднее придержать свои продукты для мешечника, чем продать их государству по минимальной цене. Запрещение мешечничества ухудшило положение некоторых слоев рабочих; рабочие и служащие подчеркивали, что государство только тогда может запретить мешечничество, когда оно уже в состоянии снабдить жителей городов. Того же мнения были и вожди профессиональных организаций и правые социалисты. Таким образом, получился бесконечный винт: нельзя было положить конец мешечничеству, так как государственное снабжение еще плохо функционировало; организация государственных заготовок, наоборот, не могла усилиться, пока крестьяне благодаря мешечничеству могли продавать непосредственно потребителю излишек своих продуктов за баснословные цены. Государственное снабжение опиралось главным образом на экспроприированные крупные имения, в которых излишек хлеба и молочных продуктов и предназначенная к убою часть скота находились непосредственно в распоряжении пролетарского государства.

IX. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ТРУДНОСТИ И ПАДЕНИЕ ПРОЛЕТАРСКОЙ ДИКТАТУРЫ.

После падения пролетарской диктатуры, мы в кругах венгерских коммунистов часто обсуждали вопрос: уничтожили ли бы хозяйственные трудности Венгерскую республику, если бы румынские и чешские войска своим нападением не произвели ее военного разгрома? Несомненно, что хозяйственное положение Венгерской советской республики было бы не из легких, если бы советская Венгрия долго оставалась одна пролетарским государством между капиталистическими государствами. Но ее хозяйственное положение ни в коем случае не было бы хуже русского. Самое существенное во всем этом заключается в том, мог ли бы венгерский рабочий класс, проявивший в начале пролетарской диктатуры мало самоотверженности, усвоить под влиянием агитации во время пролетарской диктатуры ту основную истину, что пролетариат для удержания своей политической власти должен страдать, терпеть лишения и голодать. В нашем предыдущем изложении мы указывали на то обстоятельство, что одно только введение пролетарской диктатуры еще не приносит с собой повышения жизненного уровня всего пролетариата; в начале диктатуры улучшается лишь жизнь сельскохозяйственного пролетариата, жизнь же городских рабочих неизбежно ухудшается. Необходимо заставить городской пролетариат, особенно же членов коммунистической партии, понять неизбежность этого обстоятельства.

И когда мы спрашиваем, пала ли бы Венгерская советская республика без внешней интервенции вследствие своих хозяйственных затруднений, мы должны дать следующий ответ: если бы остались неизменными мелкобуржуазное мышление венгерских городских рабочих и их слабая готовность к революционным жертвам; если бы не было сломлено влияние и значение мелко-буржуазных социал-демократов и вождей профессиональных союзов; если бы венгерский пролетариат не поднялся на ту же высоту революционной самоотверженности и выдержки, как русский пролетариат, - то лишь в этом случае его диктатура пала бы вследствие внутренних экономических причин. Мы никогда не должны забывать, что военное поражение, /93/ приведшее к падению пролетарской диктатуры в Венгрии, было главным образом следствием малого самоотвержения и политической неопытности венгерского пролетариата. Мы никогда не должны забывать, что сила сопротивления венгерской Красной армии была ослаблена агитацией первых социалистов и вожаков профессионального движения, которые полагались на обещания безответственных агентов Антанты и были достаточно глупы, чтобы поверить, что за диктатурой пролетариата может следовать социал-демократическое рабочее правительство, которое Антанта снабдит мукой, жирами, углем и всякими благами. Ни вожди рабочих, ни отсталая часть рабочего класса ни минуты не задумались над тем, что же собственно Венгрия предложит взамен обещаемого продовольствия. Все они думали, что Антанта одарит Венгрию всеми благами из чистой благодарности за уничтожение советского строя. Мы принуждены, следовательно, сказать, что если бы пролетарская диктатура не переменила всего образа мышления венгерских рабочих, еслиб они не стали более готовы на жертвы, чем мы видели это во время диктатуры, то она пала бы и без нападения извне, лишь вследствие социал-демократической и буржуазной контр-агитации и контр-революции, использующей хозяйственные затруднения.

Венгерский пролетариат под гнетом белого террора, последовавшего за диктатурой пролетариата, приобрел несомненно богатый политический опыт. Венгерские рабочие могут теперь на основании непосредственного богатого опыта сравнить господство пролетариата с господством буржуазии. Они могут теперь вспоминать о том, что во время диктатуры они не могли не жаловаться, что на-лицо мало мяса, жиров, обуви, одежды. Теперь, напротив, этого достаточно. Кажется, витрина переполнена тончайшими яствами и питьями, бельем, платьем, всем прекрасным и красивым. Но венгерский рабочий получает теперь из этих богатств много меньше, чем во время своего господства, во время кажущейся полной нищеты. Теперь товары имеются в огромном количестве, у пролетариата же нет ничего, на что он мог бы их покупать; после низвержения диктатуры ставки были понижены наполовину, и многие сотни тысяч безработных, не получая ни поддержки, ни геллера дохода, смотрят, как богатые кутят, пользуясь всеми земными благами. Опыт на собственной шкуре учит теперь пролетариат Венгрии, что хотя учреждение диктатуры привело ко всеобщему обеднению, но восстановление господства буржуазии не принесло, однако, того благополучия, о котором возвещали находящиеся в союзе с Антантой вожди социал-демократии. Восстановление буржуазной диктатуры принесло благосостояние и богатство буржуазии и неописуемо глубокую нищету венгерскому пролетариату. В то время как при пролетарской диктатуре буржуазия должна была страдать вместе с пролетариатом, и находящиеся в распоряжении государства продукты прежде всего распределялись среди трудящихся, теперь голодают лишь массы производителей.

Буржуазия снова безгранично пользуется выгодами эксплоатации. Мы надеемся, что в близкой новой социальной революции венгерский рабочий будет с большим политическим опытом и вследствие этого с большим революционным самоотвержением стоять за свою диктатуру, чем это было в первый раз. По-видимому, классы получают революционное воспитание лишь посредством исторического опыта, а не путем теоретической подготовки.

Источник: Красная новь. 1921. N 2. С.72-93: www.ruthenia.ru/sovlit/j/52.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 11-03-2014 08:37
 
Кокарда первых чехословацких отрядов на территории Австро-Венгрии. После Октябрьской революции возникла потребность отличать челословаков-солдат от бывших частей австрийской армии. Первые знаки отличия представляли собой импровизированные ленточки, кокарды, символы льва. Данный образец представляет собой австрийское кепи 1917 года выпуска с астрийской кокардой, обтянутой красно-белой лентой. Очевидно, примерно так выглядели чехословаки, с которыми советские венгры воевали в Карпатах.



Приобретено военно-историческим музее Праги в 1978 г. со складов фирмы по прокату костюмов Josef Vychroň.

http://www.vhu.cz/exhibit/rakousko-uherska-cepice-vzor-1916-s-cs-bikolorou/

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 03-07-2015 00:57
 










"Повстанцы" Западной Венгрии, боровшиеся против оккупационных австрийских войск.



Офицерский отряд. Сегёж, 1919.



Карл IV приветствует легитимистские войска в Венгрии в 1921 году.



Белые венгерские милиционеры вешают революционера, 1919 год. Иллюстрация из книги «Война во время мира: Военизированные конфликты после Первой мировой войны. 1917–1923».



Современные реконструкторы: blog.xfree.hu/myblog.tvn?n=eladasos&pid=151503&blog_cim=N%E9h%E1ny%20sz%F3%20a%20Rongyos%20G%E1rd%E1r%F3l

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 03-07-2015 01:22
 


Аурель Штромфельд и Вилмос Бом.



Бронепоезд №12 Венгерской Красной Армии. 1919.



Красная Армия входит в Кошице. 6 июня 1919 г.



Аурель Штромфельд, начальник штаба, командир корпуса Джозеф Гаубрих и Вилмос Бом, командир корпуса.



Войска Красной Армии на главной площади в Левице.

Венгерские и чешские солдаты в моста через Ипель.



В источнике это обозначено как "красная террористическая команда" ("vörös terrorbrigád"). Видимо, имеется в виду именно тот отряд "ленинцы".



Русские женщины-добровольцы Венгерской Красной армии - Наташа Сосновская и Ципушка Тараскова (?) (Cipuska Taraszkovja).



Венгерская артиллерия. Июнь 1919 г.





Лео Ротцигель - командир австрийского добровольческого отряда.

Ссылки на иностранные материалы о венгерской революции:

1. mek.oszk.hu/02100/02185/html/7.html
2. mek.oszk.hu/02100/02185/html/56.html
3. www.red-channel.de/mlliteratur/soz_staaten/ungrraete.htm
4. www.valtozast.hu/web/index.php?option=com_content&task=view&id=448&Itemid=36
5. Кинохроника Советской Венгрии: filmhiradokonline.hu/search.php?k=6578

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 03-07-2015 02:04
 


Судя по всему, это значки Венгерской Красной Армии.



Знамя 31-го полка Венгерской Красной Армии, 1919 год. Фото из Музея военной истории в Будапеште.



Знамя 3-го отдельного интернационального полка Венгерской Красной Армии, 1919 год. Фото из Музея военной истории в Будапеште.



Знамя 2-го Чепельского батальона. Текст сверху: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь". Оригинал находится Orszagos Hadtörténeti Muzeum , Будапешт " (Государственный военно-исторический музей).



Коммунистические символы в парламенте Венгрии, 1919 г.

www.crwflags.com/fotw/flags/hu_h918.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1552

 The Hungarian Red Army
Sent: 08-07-2015 22:48
 
Крайне грубый и приблизительный перевод венгерской публикации.

Бронепоезда
 
Транспортные средства 60 лет назад были в зачаточном состоянии. "Трассами в свою очередь, была опутана вся Европе, и даже с некоторым увеличением по сравнению с миром. Поезда в короткое время надежно соединяли тщательно построенные трассы, хорошо функционирующая связь, запланированные перевозки - все это было непременным условием сообщения.

Военачальники во время подготовки к войны придавали большое значение постройке железнодорожных линий. Только железнодорожная сеть обеспечивала передвижение массы движущихся грузов и пассажиров - что обеспечивало быстроту перевозки войск и снабжения относительно быстро и на большие расстояния. Штабы до начала войны повлияли на развитие железнодорожной сети, в соответствии с концепцией оперативности. Они стремились построить новые линии, которые будут построены в правильном направлении, также армия должна была иметь специальные средства, при необходимости того, что война и оккупация их территорий потребуют постоянной охраны железных дорог.

Вагоны, локомотивы, орудия

Таким образом, появились бронепоезда. Австро-венгерские военные совместно использовали 12 бронепоездов в Первой и Второй мировой войне, на польско-русском и румынском военном театрах действия.

Поезда были схожи по структуре с крепостью. Пушки и пулеметы, оборудованные в них, численность персонала для работы с оружием. Не принято было обеспечивать поезда (то, что мы теперь называем) десантом, т.е. группой, занимающей площадь около поезд. В случае, когда поезд, используемый для поддержки пехоты, она менял свое расположение под прикрытием его пушек и пулеметов. Это, конечно, ограничивало возможности бронепоездов, но увеличило их маневренность, потому что поезд был только несколько быстрее автомобиля. Скорость при осуществлении боевых задач особенно важна, когда поезд определял вражеские войска, выявлял их численность и расположение своих войск.

В австро-венгерской армии устанавливались различные виды брони. Например, это видно в приложении II. Не было поездов с "простым типом" бронирования. Еще в 1885 году МАВ предоставила моторизованные вагона - серию 377 с трехосными поездами. Здесь трехосное оснащение означает, что поршень парового цилиндра был соединен стержнем с каждой стороны с колесом, т.е. в общей сложности имел 6-сильную тягу, и поэтому он с успехом применялся на тяговых и маневровых локомотивах. Бронепоездам они были необходимы, чтобы изменить направление изменения свойств, необходимых для быстрых локомотивов, ускорение в сочетании с хорошими тяговыми локомотивов для сложных задач на максимальной скорости. Все эти преимущества имел паровой двигатель в 170 лошадиных сил, который имел достаточно мощности для маневрирования.

Локомотивы МАВ оснащались броней, которая тщательно укрывала уязвимые частей шасси машины, бока и верх кабины.

В начале бронированного поезда представляли сочетание бронированных вагоны, а затем броней были покрыты пулеметные вагонов и локомотив, пулеметный вагон замыкал конец поезда вместе с вагонами с боеприпасами.

Бронепоезд был тщательно оснащен броней в передней части. В случае, когда рельсы подрывали, взрыв гасился броней, тем самым сохраняя ценные части сборки от разрушения. Башня позади пушек подражал артиллерийской системе в военных крепостях. Передняя амбразура 66-мм пушки были сделана так, чтобы орудие можно было двигать вправо или влево на угол в 30°.

Два орудия были установлены в боковой стенке, расположенной позади двух пулеметов. Они имели сектор обстрела в 90°. Форма поезда и башен была обтекаемой, чтобы увеличить аэродинамичность и уменьшить площадь при обстреле. Наклонные бронеплиты были достаточно большие, поэтому снаряды отскакивали, не вызывая повреждения.



Форма вагонов, оснащенных пулеметами, ненамного отличается от современных. Возможно, полукруглая крыша выделялась ярким дизайном, который является также уменьшал их относительную уязвимость. В бойницах боковых стенкок были установлены 4-5 пулеметов Шварцлозе, их скорострельность и эффективность позволяли легко остановить массы атакующей пехоты.

Также были вагоны с боеприпасами, кухней, арсеналом и материалами для починки дороги.

Сотрудники связывались через соединительные телефоны. Командир бронепоезд контролировал огонь орудий и ситуацию в поезде.

Бронепоездов оснащались броней толщиной 4-15 мм. Отдельные части усиливались броней с заклепками. Это отчасти было подражание современной тогда технологии бронирования кораблей. Заклепки, однако, представляли угроза, так как в случае разрыва котлов заклепки вылетали во все стороны.



Бои Красной Армии

Использовавшиеся о время Первой мировой войны бронепоезда много сделали для обороны Советской республики, столкнувшейся с серьезными препятствиями. Нумерация поездов была изменена на арабскую - от 1 до до 12 номеров, причем поезда под номерами 9 и 12 были импровизированного типа. Большинство поездов было оснащены неоднократно ремонтированной броней. Красная Армия имела в бронепоездах большую потребность, но сложность изготовление и отсутствие инфраструктуры и материалов, необходимых в течение длительного времени для ремонта, не дали им развернуться. В качестве временного решения на месте изготовлялись импровизированные бронепоезда, не требовавшиеся особых материалов, отличавшихся простотой конструкции. Основные поставщиками их были мастерские MAV и тяжелых промышленных предприятий, такие как Salgótarjáni Acélárugyárban - они подготовили бронепоезда № 9 и 12 без предварительного планов, в значительной степени просто обив броней котлы. Эти поезда МАВ были введены в строй в 1910 году, под серийным номером 376, с мощью тяги в 300 л.с. (правда, термин тяги не является точным, так как локомотив, как уже упоминалось, был расположен в середине состава). Импровизированные поезда были более высокими, высота боковых стенок и переда была наполовину больше, максимальная скорость их была 50 км/ч. Учитывая, что их внешний облик не был похож на бронепоезда австро-венгерской армии, их неуклюжесть, они выглядели больше как тендеры для воды.

Пулемет и пушка броневагонов помещались в лоток прямоугольных бронекоробок. Оружие их составляли 8-мм пулеметом и полевых орудий. В целях борьбы с самолетами они также были оснащены зенитным пулеметом в полуоткрытой высокой площадке.

Хотя импровизированные бронепоезда были быстро построены, использовались они по-разному по-разному. Они использовались не только для решения чисто боевых задач, но также для занятия территории и обороны от врага, пока их не догоняла пехота и кавалерия.

Команды Красной Армии считали бронепоезда самой серьезной своей силой и использовали на наиболее опасных направлениях военных операций. В апреле 1919 года Красная Армия была в состоянии оборудовать четыре бронепоезда, еще шесть ремонтировались в Будапеште.

Лучшие поезда были отправлены на север и восток, на чехословацкий и румынский театры действия. 16 апреля 1919, во время румынского вторжение, на острие прорыва боролся бронепоезд №4, в долине Серёш-Кёрёш поезд №4, а в Фехер-Кёрёш боролся поезд № 8. Последний локомотив получил прямое попадание под деревней Хелмяги, но смог вернуться на свою территорию. В вооруженных силах Будапешта до 31 мая 1919 года находился поезд № 1, который затем отправляется на фронт. 20 мая 1919, при нападении на подразделение Мишкольца, он были подчинены импровизированному поезду № 12, который проходил через этот регион. Под Салготарьяном воевал поезд № 8, №4 под Онганалом воевал против чешских войск в северной кампании. Во время переправы через реку Тиса, 20 июля 1919 г., 80-я бригада также получила в подчинение бронепоезд. Позже, после 1922 года армия Хорти сохранила 7 поездов, которые хранились в резерве и были восстановлены в 1930 году.

Источник: blog.xfree.hu/myblog.tvn?SID=&pid=22119&n=schuro&blog_cim=%20P%E1nc%E9lvonatok





Бронепоезд №12.



Венгерский бронепоезд со снятым вооружением. 1920. Бывший австро-венгерский бронепоезд номер IX, получивший в Красной армии Венгрии номер III. Кроме бронепаровоза и двух обычных бронеплощадок, он имел мотоброневагон, вооруженный 75-мм корабельной пушкой в выступающей башне. В Венгерской армии бронепоезд был разделен на два - основная часть обозначалась как бепо 2 (затем 102), а мотоброневагон - бепо 4 (затем 104). Поезд 102 иначе звался просто "плоский состав" (в отличии от "высоких" поездов 101 и 103). В 1930-е годы прошел перевооружение. В новой башне установлена 80-мм пушка 22 M. В марте 1939 принимал участие в присоединении Карпатии (ныне Закарпатская Украина).



First   Prev  1 - 10   11 - 20  21 - 30  31 - 35  Next   Last
New Products
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
Mithridates VI Eupator - Pontus king who ruled in 120-63 BC; 54 mm
$ 4.35
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
Battalion commander, infantry captain of the Red Army. USSR, 1941-43; 54 mm
$ 3.73
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
Military photojournalist, senior lieutenant, USSR, 1943-45; 54 mm
$ 4.35

Statistics

Currently Online: 4 Guests
Total number of messages: 2907
Total number of topics: 317
Total number of registered users: 1326
This page was built together in: 0.1085 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce