Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Second World War / Вторая Мировая война » Thread: The Army of Yugoslavia -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1504

 The Army of Yugoslavia
Sent: 15-01-2012 03:26
 
ОВАЛЬНЫЕ КОКАРДЫ ЮГОСЛАВСКОЙ АРМИИ. 1944-1946

Бранко Богданович, Кирилл Цыпленков. Цейхгауз. №39, 2011.

Значительной силой отпора оккупационным войскам на территории Югославии (после капитуляции королевской армии в апреле 1941 г.) стали иррегулярные формирования под руководством главы Компартии Югославии (КПЮ) Иосипа Броз Тито [1]. Бойцы этих отрядов (в соответствии с обычаями Коминтерна) носили на головных уборах красные пятиконечные звезды. Более глубокому укоренению этой традиции способствовал про­возглашённый Москвой в августе 1941 г. призыв к солидарности всех славянских наро­дов с Красной Армией. Тем не менее, устремленность «братьев-славян» к использова­нию красноармейской символики на всём протяжении войны 1941-1945 гг. неизмен­но наталкивалась на политически мотивированные возражения советского руковод­ства. В 1944 г. в СССР для личного состава Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) были специально изготовлены своеобразные овальные кокарды, крайне редко встречающиеся сегодня в музейных и частных коллекциях.

Воззвание к народам Югославии о раз­вертывании вооружённой освободи­тельной борьбы Центральный Коми­тет КПЮ принял 22 июня 1941 г. (в день на­падения Германии на СССР) на экстрен­ном подпольном заседании в оккупирован­ном Белграде [2]. Непосредственным толчком к этому историческому шагу послужила по­ступившая в тот день из Москвы радиограм­ма Исполнительного комитета Коминтер­на (ИККИ), адресованная Генеральному се­кретарю КПЮ И. Броз Тито: «...Необходи­мо предпринять все меры, чтобы облегчить и поддержать справедливую войну советско­го народа. [...] Примите во внимание, что на данном этапе (выделено авторами) речь идет об освобождении от фашистского по­рабощения, а не о социалистической револю­ции. Прием подтвердите» [3].
4 июля 1941 г. на своём следующем за­седании Политбюро ЦК КПЮ утвердило решение о народном вооружённом восста­нии и повсеместном создании партизанских отрядов. Несмотря на попытку ИККИ пред­остеречь югославских товарищей от излиш­ней «революционности», в качестве эмблемы к головным уборам бойцов партизанских формирований была установлена красная пятиконечная звезда [4].
Начало партизанской войны под руко­водством югославских коммунистов бы­ло поддержано советской пропагандой: 10-11 августа 1941 г. в Москве прошёл ра­диомитинг под лозунгом «Славяне едины в борьбе с немецким фашизмом». В течение десяти дней на весь мир на нескольких язы­ках транслировалось воззвание этого так называемого Первого Всеславянского ми­тинга, содержавшее слова: «Братья угнетен­ные славяне! [...] Народы Советского Союза и его Красная Армия с нами» [5].
В связи с этим не удивительно, что поми­мо «пустых» красных звезд, на всевозмож­ных, по большей части неформенных голов­ных уборах партизан нередко встречались звезды «красноармейского» образца — со скрещёнными серпом и молотом в центре.


И. Броз Тито в суконной пилотке с металлической звездой красноармейского образца в качестве кокарды. Млиниште (Босния и Герцеговина), 25 сентября 1942 г. Из альбома фотографий по истории VIII корпуса НОАЮ РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 396. Л. 14


Процесс нашивания на форменный головной убор (пилотку-титовку») наиболее распространённого отличительного знака НОАЮ — пятиконечной звезды, вырезанной из красной ткани. 1943-1944 гг. Из альбома фотографий по истории VIII корпуса НОАЮ ★ РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 396. Л. 10

Как правило, звезда (того или иного типа) изготавливалась вручную из ткани (с возможным применением краски или вы­шивки) и вручную же нашивалась на голов­ной убор. Сам Главнокомандующий И. Броз Тито, как давний и видный деятель Комин­терна, ходил в суконной пилотке советского образца, на которой носил стандартную ме­таллическую красноармейскую звезду, при­везённую из СССР.
Отметим, что наравне с красными звёз­дами функцию кокарды также выполняли нашивки самых примитивных очертаний — в виде красного флага или флагов нацио­нальных цветов [6].
Вопрос о ношении «красноармейских» звёзд, очевидно, находился в поле зрения со­ветского руководства, старавшегося коррек­тировать политику Главного штаба народно-освободительных партизанских отрядов Югославии. На практике это влияние осу­ществлялось по линии ИККИ — ЦК КПЮ, между которыми поддерживался ежеднев­ный обмен радиограммами.
Так 26-27 сентября 1941 г. на совмест­ном совещании с Главным штабом и руко­водителями национально-освободительного движения, проходившем в деревне Столи­цы (Западная Сербия), Политбюро ЦК КПЮ постановило, что отличительной эмбле­мой партизан может быть только сплошная красная звезда, а изображение серпа и моло­та является «политически нежелательным» [7]. Как мы увидим в дальнейшем, в этом уточ­нении отражалось личное отношение к дан­ному вопросу самого И.В. Сталина.
Одну неделю спустя образованный сен­тябрьским совещанием Верховный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии учредил новые эмблемы на головные уборы [8].
Общей эмблемой на всей территории Югославии осталась пятиконечная красная звезда (без серпа и молота). Для партизан­ских отрядов, находящихся в подчинении вновь образованных главных штабов на ме­стах, были установлены собственные эмбле­мы на основе всё той же красной звезды:
— в Сербии — пятиконечная красная звезда, под нижними концами которой красно-сине-белый флаг Сербии размером 15 х 30 мм;
— в Боснии и Герцеговине — пятико­нечная красная звезда, над верхними кон­цами которой сербский и хорватский флаг в виде перевернутой буквы «V»;
— в Хорватии — пятиконечная крас­ная звезда, под нижними концами которой красно-бело-синий флаг Хорватии размером 15 х 30 мм;
— в Словении — пятиконечная крас­ная звезда, под нижними концами которой бело-сине-красный флаг Словении, размеры 15x30 мм;
— в Черногории — как и Сербии [9].
Устойчивое стремление югославских коммунистов и комсомольцев иметь на го­ловном уборе звезду, такую же, как у их идейных союзников — воинов Красной Армии, не могло быть оставлено совсем без внимания. В результате, явно без согласо­вания с ИККИ (показательно, что всю зиму 1941-1942 гг. отсутствовала радиосвязь с Москвой), официальное право носить «красноармейскую» звезду получила сво­его рода гвардия освободительного движе­ния — «элитные» силы первого регулярного соединения будущей НОАЮ.
Так 21 декабря 1941 г. (в день рожде­ния И.В. Сталина) по решению ЦК КПЮ была создана 1-я Пролетарская народно-освободительная ударная бригада. Пун­ктом 11 Статута бригады только для бой­цов и офицеров так называемых пролетар­ских частей и подразделений устанавлива­лась эмблема в виде пятиконечной красной звезды, в центре которой находились пере­крещивающиеся серп и молот [10].
Для остальных народно-освободитель­ных добровольческих частей, формирова­ние которых началось в январе 1942 г., была учреждена эмблема в форме югославского (сине-бело-красного) флага [11].
В мае 1942 г. член Верховного штаба НОАЮ Моше Пьяде [12] предложил разрабо­танную им специальную эмблему для от­личия тыловых структур — пятиконечную красную звезду, наложенную на зелёный пя­тиугольник. В сентябре того же года Верхов­ный штаб учредил эмблему Тыла НОАЮ [13].
В течение 1943 г. бывший партизанский командир X. Милькович Хуска [14] (дезерти­ровавший из НОАЮ в результате немец­кой операции «Вайс» [15]) формировал на тер­ритории Цазинской Краины (Босния) му­сульманские местные силы самообороны, получившие название «армия Хуски». В на­чале 1944 г. X. Милькович вновь примкнул к НОАЮ, а из бойцов его «армии» были сформированы две мусульманские брига­ды 4-го корпуса Главного штаба Народно-освободительной армии Хорватии. Военно­служащие этих бригад носили на головном уборе металлический знак в виде пятико­нечной звезды и полумесяца.
Капитуляция Италии в сентябре 1943 г. привела к увеличению численности НОАЮ [16], и без того серьёзно ограниченной в неко­торых видах снабжения. Благодаря скоро­му выходу Красной Армии в район Право­бережной Украины территория Югославии оказалась в радиусе досягаемости совет­ской дальней авиации, способной теперь до­ставлять грузы из СССР. В свою первую за­явку, направленную в Москву 13 октября, Тито включил медикаменты, средства свя­зи и ПВО, а кроме того — обмундирование [17].
В этот же день Верховный штаб НОАЮ обратился в Москву с другой любопытной просьбой, красочно иллюстрирующей ре­альное положение с эмблемами на головных уборах. 13 октября 1943 г. в адрес специаль­ного органа в аппарате ЦК ВКП(б) (ставше­го новым «духовником» КПЮ после недав­него роспуска Коминтерна [18]) поступила ра­диограмма: «Общим официальным знаком для Народно-освободительной армии Югославии является пятиконечная звезда с сер­пом и молотом, сделанная из красной мате­рии. Было бы хорошим подарком к Октябрь­ским торжествам для бойцов, если бы посла­ли побольше обыкновенных красноармейских звездочек. Иметь красноармейскую звездоч­ку — мечта каждого бойца здесь» [19].
Беззаветная приверженность бойцов НОАЮ красноармейской символике допол­нялось неравнодушием к форменному лет­нему головному убору Красной Армии — пилотке, пример использования которой подавал сам Верховный главнокомандую­щий. В ноябре 1942 г., в городе Гламоч (Бос­ния) И. Броз Тито лично сделал наброски нового головного убора НОАЮ, повторя­ющего форму пилотки советского образ­ца [20]. В дальнейшем так называемая «титов­ка» стала альтернативой схожему предме­ту из гардероба прежней королевской югос­лавской армии — шайкаче, широко приме­нявшейся в стане противоположного крыла югославского сопротивления — четниками Драже Михайловича [21]. Однако именно «ста­рорежимная» шайкача, не пользующаяся по­пулярностью у партизан, (а точнее — её со­ветская реконструкция) стала утверждён­ным элементом формы одежды бойцов пер­вой югославской воинской части, сформи­рованной на территории СССР. К головным уборам офицеров и солдат этой части в на­чале 1944 г. были разработаны и изготовлены на московских предприятиях специаль­ные металлические знаки.


Реконструкция эмблем к головным уборам, в разное время формально установленных для личного состава Народно-освободительной армии и партизанских отрядов Югославии в 1941-1945 гг.: партизанские отряды: 1 — Сербия и Черногория; 2 — Словения; 3 — Хорватия; 4 — Босния и Герцеговина; регулярные части: 5 — пролетарские части и подразделения; 6 —добровольческие части НОАЮ; 7 — тыловые подразделения; 8 — «Армия Хуски»

Первый отдельный югославский пехот­ный батальон (впоследствии развёрнутый в 1-ю отдельную пехотную бригаду НОАЮ на территории СССР) был сформирован в конце ноября 1943 г. на станции Карасtво вблизи подмосковной Коломны из юго­славских солдат и офицеров — военноплен­ных германской, венгерской и итальянской армий [22]. Форма одежды личного состава ба­тальона вначале замышлялась не отличаю­щейся от формы королевской югославской армии, однако точкой расхождения мнений послужили знаки на головных уборах.
26 ноября 1943 г. Председатель Техни­ческого комитета Главного интендантского управления Красной Армии (ГНУ КА) гене­рал-майор интендантской службы С.В. Агин­ский утвердил рисунок знаков к головным уборам личного состава югославских воин­ских частей. Предлагаемые знаки имели две разновидности — 1) для офицеров, 2) для унтер-офицеров и солдат, — в общих чер­тах повторяющие очертания довоенных орлов офицерского и солдатского образца [23]. Отличие состояло в замене вензеля короля Петра II Карагеоргиевича (на знаке для офи­церов) щитом с герба Королевства Югосла­вия. Поправка, внесённая командиром ба­тальона подполковником Марко Месичем [24], гласила: «Щит на орле гладкий» [25]. Однако этот полностью проработанный и согласо­ванный первоначальный проект так и остал­ся нереализованным.
Согласно воспоминаниям Милована Джиласа [26], планируемые знаки для батальо­на Месича были опротестованы находивши­мся в Москве членом Всеславянского коми­тета Велько Влаховичем [27], убедившем «со­ветских представителей» в необходимости ввести для югославских частей на террито­рии СССР действующие эмблемы НОАЮ. А поскольку в этом качестве уже давно и прочно (как следует из радиограммы от 13 октября) закрепилась «красноармейская» звезда, решительно не приемлемая совет­ской стороной, в деле наметился очевидный конфликт.
М. Джилас: «Договориться об этих зна­ках в телеграммах было трудно. Влахович все же сделал что мог — знаки были смесью фантазии и компромисса» [28].


Проектный рисунок знаков к головным уборам для офицеров и солдат югославской воинской части на территории СССР. 26 ноября 1943 г.
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ. Инв. № 33-альб. Л. 1. Слева на полях обозначено пожелание командира части: «Щит на орле гладкий. Подполковник Месич»


Рисунок фуражки для офицеров югославской воинской части на территории СССР с окончательным вариантом
металлического знака. Декабрь 1943 г
. ★
Техническая библиотека Вещевой службы МО РФ. Инв. № 33-альб. Л. 2.

Окончательно утверждённые знаки к го­ловным уборам были сданы в серийное про­изводство и в начале 1944 г. выданы лично­му составу батальона Месича. Главным эле­ментом знака вместо двуглавого орла стал четырёхугольный с круглым основанием (так называемый испанский) щит цветов югославского флага: с синей, белой и крас­ной горизонтальными полосами равной ши­рины и красной звездой правильной формы в центре [29]. Изготовленный из томпака ме­тодом штамповки, покрытый горячей эма­лью щит размером 30x26 мм являлся знаком на шайкачу для унтер-офицеров и сол­дат. Точно такой же щит, «наложенный» на круглый выпуклый венок из лавровых ли­стьев диаметром 40 мм, с золочением пред­назначался на головной убор для офицеров.
В конце апреля 1944 г. батальон Месича был проинспектирован членами прибыв­шей в СССР Югославской военной миссии во главе с генерал-лейтенантом Велимиром Терзичем [30]. Как вспоминал впоследствии участник инспекции М. Джилас, знаки раз­личия, принятые для югославских формиро­ваний, представились требующими обяза­тельной замены («Других существенных про­блем в бригаде не было...» [31]). Негативная ре­акция членов миссии объясняется тем, что формируемая на основе югославского бата­льона пехотная бригада должна была влить­ся в состав НОАЮ, внешние атрибуты кото­рой имели больше общего с Красной Арми­ей (или даже скорее с Народной армией Испанской республики), чем с прежней коро­левской армией.


Подлинные металлические знаки на головные уборы 1-й отдельной пехотной бригады НОАЮ на территории СССР. 1944 г. Аверс и реверс офицерского знака. Принадлежал лётчику Албину Пирцу. Коллекция В. Йокановича, Панчево. Знак для солдат и унтер-офицеров ★ Коллекция Н. Бьелоша, Белград


Унтер-офицеры 1-го отдельного югославского пехотного батальона младшие водники (сержанты) Иосиф Турьяк и Сенчан Джуро с солдатскими знаками обр. 1943 г. на пилотках (шайкачах). Район Коломны (Московская область), апрель 1944 г. Фото Л. Великжанина. РГАКФД
Офицеры 1-го отдельного югославского пехотного батальона подпоручики Живко Паунович и Игнат Жибеку с офицерскими знаками обр. 1943 г. на головных уборах. Район Коломны (Московская область), апрель 1944 г. Фото Л. Великжанина РГАКФД

Заметим, что одним из заданий Югос­лавской военной миссии оставалось раз­мещение крупного заказа на обмундирова­ние и знаки отличия, необходимые войскам и партизанским отрядам. «План потреб­ностей» НОАЮ, представленный Гене­ральному штабу Красной Армии 28 апреля 1944 г., предполагал поэтапное изготов­ление в СССР форменной одежды на 300 тысяч человек [32]. В этих целях один из членов военной миссии — Антун Августинчич [33] — привёз с собой готовые эскизы и всё необхо­димое для работы над югославскими воен­ными знаками и орденами совместно с совет­скими художниками-граверами [34]. Автором большинства эскизов являлся Джордже Андреевич-Кун [35], вместе с которым А. Авгус­тинчич до своего отъезда в СССР готовил эти проекты в Яйце и в Дрваре (местах дис­локации Верховного штаба НОАЮ).
В фондах Военного музея в Белграде хранится цветной проектный рисунок эмб­лем (кокард) на головные уборы работы Д. Андреевича [36]. Все четыре предлагаемых варианта представляют собой соединение красной пятиконечной звезды с югослав­ским триколором (при очевидном домини­ровании звезды):
1. Красная пятиконечная звезда размером 27 х 25 мм с золотистой окантовкой, между нижними лучами — флаг Югославии, из­ломленный в виде перевернутой буквы «V»;
2. Красная пятиконечная звезда диаме­тром 30 мм с золотистой окантовкой, в центре звезды — круглая сине-бело-красная ко­карда, окружённая золотой лентой;
3. Красная пятиконечная звезда диаме­тром 30 мм с золотистой окантовкой, в цен­тре звезды — круг, горизонтально разделён­ный на три равновеликие полосы синего, бе­лого и красного цвета.
4. Красная пятиконечная звезда, нало­женная на серебристый овал размером 30x21 мм. Поверхность овала выпуклая с радиально расходящимися ребристыми лучами, в нижней части — рельефное изо­бражение лаврового венка и флаг Югосла­вии в виде треугольника, обращённого вер­шиной вверх.
Не исключено, что последний вариант, менее всего напоминающий красноармей­скую звезду, замышлялся для какой-то от­дельной группы военнослужащих (напри­мер, для офицеров или, наоборот, для не­строевых подразделений), но весьма показа­тельно, что при принятии решения в Москве выбор остановился именно на нём. Овальный знак был положен в основу сразу трёх разновидностей кокард НОАЮ: солдатской, офицерской и генеральской.
5 мая 1944 г. зампред Совета народных комиссаров (СНК) СССР А.И. Микоян и Начальник Тыла Красной Армии А.В. Хрулёв представили специально изготовленные цветные эскизы овальных кокард НОАЮ (а также маршальской кокарды и нагрудных знаков) Председателю Государственного ко­митета обороны (ГКО) И.В. Сталину в при­сутствии всего состава ГКО, а также ещё пят­надцати генералов — членов военных сове­тов всех фронтов, созванных на совещание [38].
Черно-белые фотокопии этих эскизов прилагались к секретному письму А.В. Хрулёва № 1267814, направленному в тот же день в СНК СССР (А.И. Микояну). Текст письма: «В соответствии с указанием На­родного Комиссара Обороны Маршала Со­ветского Союза товарища Сталина И.В. прошу Вашего распоряжения об изготов­лении и сдаче НКО во 2-м и 3-ем кварта­лах 1944 года нагрудных знаков и кокард для Югославской Народной Армии» [39]. Отданное И.В. Сталиным «указание» по поводу ко­кард подтверждается пунктом 9 постанов­ления ГКО от 8 мая 1944 г. № ГОКО-5847сс: «Поручить Госзнаку (тов. Андреев) в двух­месячный срок изготовить для НОАЮ по образцам, представленным военной мисси­ей НОАЮ, орденов и медалей. Тов. Хрулеву в этот же срок организовать изготовление нагрудных знаков и кокард для НОАЮ также по образцам, представленным военной мис­сией НОАЮ в СССР» [10].


Проектные рисунки знаков к головным уборам НОАЮ.
Худож. Д. Анреевич-Кун, 1943 г.

Bojни Myзej, Београд — Военный музей, Белград. Инв. № УЗ-10438


Подлинник письма генерала армии А.В. Хрулёва на имя А.И. Микояна об изготовлении знаков и кокард для НОАЮ.
5 мая 1944 г.

ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 46а. Д. 7157. Л. 14

10 мая 1944 г. А.И. Микоян подписал сек­ретное распоряжение СНК СССР № 10261-рс, обязывающее ряд производственных предприятий изготовить и сдать Наркомату обо­роны СССР «для обеспечения Югославской Народной Армии» нагрудные знаки и кокар­ды «по представленным Начальником Тыла Красной Армии образцам» [41].
Упомянутые «образцы» — фотокопии эскизов, — как и само письмо Хрулёва, были подшиты к итоговому документу (где нахо­дятся и по сей день [42]). Овальные кокарды представлены на них тремя разновидностя­ми: «крашеная», «оксидированная» и «гене­ральская». На основе этих чёрно-белых изо­бражений, а также с помощью изученных авторами подлинных образцов можно со­ставить следующие описания кокард НОАЮ образца 1944 г.:
1. «Кокарда к головному убору краше­ная» — для унтер-офицеров и солдат. Кокар­да металлическая в виде выпуклого овала серебристого или золотистого цвета (из неде­фицитных материалов [43]) с радиально рас­ходящимися ребристыми лучами. В ниж­ней части овала и с боков рельефное изобра­жение лавровых листьев. В центре кокарды вписанная в овал выпуклая гранёная пяти­конечная красная звезда. У основания овала сине-бело-красный флаг Югославии в виде треугольника, обращённого вершиной вверх. Звезда и флаг окрашены цветными эмалями на лаковой основе. Общий размер 31x21 мм.
2. «Кокарда к головному убору с эмалью оксидированная» — для офицеров. Отличается серо-коричневым цветом металличе­ских поверхностей (материал — томпак), а также покрытием звезды и флага горя­чей эмалью. Верхняя часть овала имеет зуб­чатый край, образуемый концами расходя­щихся лучей.
3. «Кокарда к головному убору генераль­ская». Отличается от офицерской наличи­ем золочёного витого ободка шириной 4 мм по периметру овала. Общий размер 38x 30 мм.
В соответствии с распоряжением СНК СССР от 10 мая 1943 г., задачу по выпуску солдатских и офицерских кокард в объёме 600 тысяч штук (500 и 100 тысяч штук соот­ветственно) предстояло выполнить несколь­ким московским и подмосковным предпри­ятиям Наркомата местной промышленно­сти РСФСР в срок до октября 1944 г. Заказ на генеральские кокарды, запланирован­ные в количестве всего 100 штук, был разме­щён на штамповочно-механическом заводе НКПС [44]. Уже к июню 1944 г. предполага­лось иметь готовыми 50 тысяч солдатских, 10 тысяч офицерских и все без исключе­ния генеральские кокарды. Однако реаль­ное производство отставало от установлен­ного графика.


Распоряжение СНК СССР от 10 мая 1944 г. за подписью А.И. Микояна, обязывающее руководителей ряда московских предприятий заготовить и сдать Народному комиссариату обороны знаки и кокарды для НОАЮ. ★ ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 46а. Д. 7157. Л. 20

5 июня 1944 г. (накануне своего отъезда в Югославию) генерал-лейтенант М. Джилас явился на ужин к И.В. Сталину [45] в но­вой форме НОАЮ, пошитой в московском ателье, с красной звездой на головном уборе (как и все члены Югославской военной мис­сии, Джилас знал, что новые кокарды ещё не готовы).
В обстановке дружеской беседы И.В. Ста­лин раскритиковал практику ношения югос­лавами красных звезд, что, по его мнению, могло преждевременно раскрыть западным союзникам (в первую очередь Великобрита­нии) тайное намерение установить в Югос­лавии коммунистический режим.
М. Джилас: «Сущность его мыслей со­стояла [...] в том, что не надо «пугать» англичан, — под этим он подразумевал, что следует избегать всего, вызывающего у них тревогу в связи с тем, что в Югосла­вии революция и к власти придут комму­нисты.
— Зачем вам красные пятиконечные звезды на шапках? Не форма важна, а резуль­таты, а вы — красные звезды! Ей-богу, звез­ды не нужны! — сердился Сталин»
[46].
В контексте процитированных сообра­жений И.В. Сталина овальная форма «со­ветских» кокард для НОАЮ объясняется стремлением замаскировать «большевиза­цию» большой европейской страны, весь­ма удалённой от границ СССР, в условиях, когда перспектива пересечения этих границ Красной Армией становилась всё более ре­альной.
15 июня 1944 г. главе Югославской воен­ной миссии генералу В. Терзичу были пред­ставлены первые экземпляры генеральских кокард НОАЮ, изготовленные штамповочно-механическим заводом НКПС. Сде­лав замечание о чересчур светлой эмали на синей части югославского триколора, Терзич выдал необходимое согласование, и в тот же день образец был утвержден председателем Технического комитета ГИУ КА генерал-майором интендантской служ­бы С.В. Агинским под шифрованным наи­менованием «Кокарда для специальных воин­ских частей» [47].


Approved designs and manufactured in the USSR original badge of the sample in 1944 to AVNOJ: 1 - for non-commissioned officers and soldiers of the 2 - to officers and 3 - to generals
GARF, f. 5446. On, 46a. D. 7157, L. 4-6; collection Belosha N., Belgrade, private collection
Sample general's badge AVNOJ adopted in Moscow on June 15, 1944 Chairman of the Technical Committee of the Chief Quartermaster management of the Red Army General S. Aginsky ★ Private Collection
In the upper right corner - the remark that refines Aginsky on behalf of the head of the Yugoslav Military Mission in the Soviet General
B. Terzic: "Blue enamel should be darker"

Значительная часть кокард, изготов­ленных в СССР во исполнение постанов­ления ГКО от 8 мая 1944 г., достигла своих основных получателей — офицеров, унтер- офицеров и солдат НОАЮ — в сентябре - октябре 1944 г., накануне и в разгар Белград­ской операции.
В конце 1944 - начале 1945 гг. производ­ство кокард эллиптической формы было организовано уже на территории Югосла­вии. В отличие от «московских» кокард, из­готовленных листовой штамповкой и об­ладавших высоким качеством, первые «до­машние» кокарды НОАЮ, как правило, представляли собой грубую отливку из алю­миния или цинкового сплава. Зачастую при изготовлении литейных форм непосредственную роль литейной модели выполняла кокарда советского производства. Даже на более поздних, массово штампуемых из латуни кокардах, отделку поверхности звезды и флага вместо горячей эмали производили только красками.
Многообразие условий изготовления, различный уровень мастерства и вкуса слу­чайных производителей «местных» кокард НОАЮ способствовали появлению отдель­ных нестандартных вариантов.


Подлинные кокарды обр. 1944 г., использовавшиеся военнослужащими НОАЮ в 1944-1946 гг. ★ Коллекция Н. Бьелоша, Белград; частная коллекция Первые две в верхнем ряду — офицерские кокарды производства СССР
1. Военнослужащий НОАЮ с кокардой обр. 1944 г. на пилотке. Югославия, 1944- 1945 гг. Коллекция Н. Бьелоша, Белград
2. Младший офицер НОАЮ, награждённый орденами «За храбрость» и «За заслуги перед народом», в пилотке с кокардой обр. 1944 г. Врхника (Словения), около 1945 г. Коллекция Н. Бьелоша, Белград


3. Военнослужащие НОАЮ с кокардами обр. 1944 г. Югославия, конец 1944- 1945 гг. Коллекция Н. Бьелоша, Белград
4. Военнослужащие НОАЮ с различными знаками на головных уборах. У двух прапорщиков на пилотках пятиконечные звезды: тканевая (у первого слева) и металлическая красноармейского образца (у третьего слева); у рядового и поручика — кокарды обр. 1944 г. Югославия, конец 1944- 1945 гг. Коллекция Н. Бьелоша, Белград
5. Митинг в честь победы над Германией. На головных уборах военнослужащих НОАЮ преобладают красные пятиконечные звёзды всевозможных типов, на заднем плане — овальные кокарды обр. 1944 г. Югославия, 1945 г. Частная коллекция
6-7. Генерал-лейтенанты Петар Драпшин и Славко Родич с генеральскими кокардами НОАЮ обр. 1944 г. на пилотках. Югославия, 1944-1945 гг. Фото из книги «Народные герои Югославии». Белград, 1975


Например, заслуживает подробного описания кокарда в виде слегка выпукло­го гладкого металлического овала размером 34 х 22 мм, сплошь покрытого коричневато-белой эмалью. На эмалированную поверх­ность кистью нанесены цветные изобра­жения пятиконечной звезды и треугольно­го флага Югославии в виде перевернутой «V». Края изображений искусно очерчены золотой краской с помощью тонкой кисти. Тем же способом условно обозначены золо­тые радиально расходящиеся лучи и ниж­ний орнамент, здесь представляющий собой не листья, а золотое стилизованное изобра­жение горы Триглав — национального сим­вола Словении (использованного в гербе республики).
Существует аналогичная «гладкая эма­лированная» кокарда со стилизованным изображением солнца, выглядывающего из-за вершины треугольного флага. Такая композиция воспринимается не иначе, как символ республики Македония — горный массив Пирин на фоне восхода (также запё­чатлённый на её первом гербе [48]). В силу того, что ношение изделий подобного рода на го­ловных уборах подтверждается послевоен­ными фотодокументами, можно допустить, что такими могли быть пробные варианты кокард для республиканских военных час­тей Югославской армии.
Ещё любопытнее выглядит овальная ко­карда НОАЮ с треугольным флагом Сло­вении и «красноармейской» звездой. Отли­тая из лёгкого сплава, окрашенная под брон­зу и декорированная масляной краской, эта кокарда обладает всеми признаками серий­ного производства. Можно условно связать её происхождение с 1-й словенской проле­тарской ударной бригадой «Тоне Томшич» (в которой официально была установлена звезда с изображением серпа и молота).


1. Поручик в форме одежды младших офицеров НОАЮ с гладкой эмалированной овальной кокардой на пилотке. Югославия, 1946 г. ★ Коллекция Н. Бьелоша, Белград
2. Офицер Народной милиции в пилотке с овальной кокардой НОАЮ (вариант — «гладкая эмалированная»), Югославия, 1946 г. ★ Коллекция Н. Бьелоша, Белград
3. Нестандартная овальная кокарда югославского производства (с серпом и молотом в центре звезды), используемая в качестве памятного жетона на лацкане гражданского пиджака. 2-я половина 1940-х гг. ★ Коллекция Н. Бьелоша, Белград
а — Овальная кокарда НОАЮ югославского производства, целиком покрытая эмалью, с росписью в виде национального символа Словении — горы Триглав Коллекция Н. Бьелоша, Белград
б — Нестандартная овальная кокарда НОАЮ, серийно изготовленная в Югославии около 1945 г. предположительно для личного состава 1-й Словенской пролетарской ударной бригады «Тоне Томшич» Коллекция Е. Смутного, Загреб


4. Сержант Корпуса народной обороны Югославии в пилотке с овальной кокардой (вариант — «гладкая эмалированная»). Югославия, 1946 г. Коллекция Н. Бьелоша, Белград
5. Гвардии поручик в форме одежды офицеров Югославской армии обр. 1946 г. На околыше фуражки вместо положенной красной пятиконечной звезды — кокарда обр. 1944 г. Югославия, не ранее 1946 г. Коллекция Н. Бьелоша, Белград
6. Матрос ВМФ Югославии с кокардой обр. 1944 г. на тулье фуражки-бескозырки. Югославия, около 1945 г.
Коллекция Н. Бьелоша, Белград
7. Члены послевоенной молодёжной делегации в СССР, одетые в форму одежды НОАЮ с различными знаками на пилотках: майор Станоевич — с офицерской кокардой обр. 1944 г. и подпоручик Лазо Штекович — с красноармейской звездой. Сталинград, 1945 г. РГАКФД


Несмотря на внушительные объёмы за­каза в СССР и местное производство, кокар­ды образца 1944 г. не стали предметом пого­ловного обеспечения воинов НОАЮ. Воз­можно, сказывалась непопулярность кокар­ды, так как многие офицеры и солдаты пред­почли продолжить ношение красной пяти­конечной звезды («домашнего» или совет­ского производства).
В этом смысле очень важен тот факт, что овальные кокарды так никогда и не были официально введены в Югославии! Пер­вый послевоенный указ Президиума Народ­ной Скупщины ФНРЮ «Об одежде и сна­ряжении Югославской Армии», изданный 24 апреля 1946 г., окончательно утвердил в качестве знака к головным уборам крас­ную пятиконечную звезду. Параграфами 4 и 5 этого документа была установлена: «металлическая, выпуклая пятиконечная звез­да, размер 28 мм, по очертанию краев имеет желтой ободок. Поверхность звезды крас­ного цвета, эмалирована. Офицеры, унтер-офицеры и рядовые пролетарских частей на звезде имеют желтые перекрещивающиеся серп и молот» [49].
Возможно, в этом жесте руководства Федеративной Народной Республики Юго­славии проявилось одно из расхождений с политикой главы СССР И.В. Сталина, приведших спустя два года, в 1948 г., к про­должительному разрыву в отношениях между двумя странами.

Авторы благодарят Ненада Бьелоша (Белград), С.В. Сомонову (ГА РФ) и И.Н. Селезнёву (РГАСПИ)

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1504

 The Army of Yugoslavia
Sent: 26-01-2012 19:53
 
ПАРТИЗАНСКИЙ ПАМЯТНЫЙ ЗНАК 1941 ГОДА СССР - для Югославии. 1944

Кирилл Цыпленков. №26, 2008

Борьба народов Югославии за освобождение от германской оккупации, развернутая летом 1941 г., сопровождалась горячей поддержкой со стороны СССР, в полной мере эта поддержка проявилась в 1944 г.у когда Советский Союз начал оказывать материальную и военную помощь Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). Поставки вооружения для различных родов войск дополнялись посылкой обмундирования для югославских частей и партизанских отрядов, а также выпуском наград и знаков отличия.

В конце июня 1944 г. в Орденское отделе-ние Технического комитета Главного интендантского управления Красной Ар-мии (ГИУ КА) поступил опытный образец нагрудного знака, изготовленный Штамповочно-механическим заводом Наркомата путей сообщений. По внешнему виду этот знак из темно-оксидированного медного сплава представлял собой овал в обрамлении лаврового венка, наложенный на пятиконечную звезду, покрытую красной эмалью (1). Слегка выпуклую поверхность овала занимало рельефное изображение воина в летнем головном уборе военнослужащих югославской армии («шайкача») с развевающимся знаменем в правой руке. Ниже знамени под углом к оси знака располагались выпуклые цифры «1941». Между лучами звезды из-под овала и венка выступали концы скрещенных предметов различного вооружения, в том числе винтовка и топор, с оборотной стороны знака имелся винтовой штифт и посеребренная гайка с литерами «Ш.М.З.Н.К.П.С.».


Эскиз нагрудного знака для Народно-освободительной армии Югославии, апрель - май 1944 г. {ГАРФ. ф. 5446. On. 46-a. Д.7157. л. 2). Подпись на обороте: «Знак участника войны 1941 г., оксидированный»


Карта утвержденного образца № 153(118-46) «Металлический знак для специальных воинских частей» за подписью генерал-майора интендантской службы С.В. Агинского от 4 июня 1944 г. (Частная коллекция). Второй автограф принадлежит югославскому скульптору А. Августинчичу — наиболее вероятному автору вышеприведенного черно-белого эскиза

4 июля 1944 г. образец знака был утвержден в качестве руководящего для массового заказа Управлением вещевого снабжения ГИУ КА под наименованием: «Металлический знак для специальных воинских частей». Карта образца, помимо утверждающей подписи председателя Техкома генерал-майора интендантской службы C.B. Агинского, имела поле для отметки «Согласовано» с датой 1 июля 1944 г. и автографом неуказанного лица, выполненным латинскими буквами.
Изображение данного знака и его точное наименование автору удалось обнаружить в Государственном архиве Российской Федерации, хранящем материалы Управления делами Совета Народных Комиссаров СССР за 1944 г. Среди приложений к секретному письму Начальника Тыла Красной Армии A.B. Хрулева от 5 мая 1944 г. № 1267814 подшит однозначно соответствующий реальному знаку черно-белый эскиз с подписью на обороте: «Знак участника войны 1941 г., оксидированный» (2). Текст самого письма, адресованного зампреду СНК СССР А.И.Микояну, гласит: «В соответствии с указанием Народного Комиссара Обороны Маршала Советского Союза товарища СТАЛИНА И.В. прошу Нашего распоряжения об изготовлении и сдаче НКО во 2-м и 3-ем кварталах 1944 года нагрудных знаков и кокард для Югославской народной армии» (3)
Упомянутое в письме указание Сталина, по-видимому, поступило вечером в пятницу 5 мая 1944 г., когда генерал армии Хрулев посетил Верховного Главнокомандующего в его кремлевском кабинете. А уже в ближайший понедельник, 8 мая 1944 г. И.В. оказанию помощи HOAЮ» (5) один из пунктов которого непосредственно
затрагивал вопрос наград и знаков отличия. В частности, Γ.П. Андрееву, управляющему Гознаком, было поручено в течение двух месяцев изготовить необходимые югославам ордена и медали, а A.B. Хрулеву прсдписывалось «в этот же срок организовать изготов-пение нагрудных знаков и кокард для HOAЮ также по образцам, представленным военной миссией HOAЮ в СССР» (6)
Среди опубликованных документов о советско-югославском сотрудничестве в годы II мировой войны имеется радиограмма И. Броз Тито от 18 мая 1944 г., раскрывающая личность автора-разработчика эскизов югославских орденов. Им оказался известный скульптор Антун Августинчич (8), являвшийся заместителем Тито на посту председателя Национального комитета освобождения Югославии и временно находившийся в 1944 г. в Москве вместе с членами военной миссии НОАЮ. Расшифровка «латинской» подписи на вышеупомянутой карте с образцом знака «для специальных воинских частей» показывает, что согласование данного образца осуществлялось именно этим человеком. Не станет ошибкой и предположение, что автором эскиза знака участника войны 1941 г. также является А. Августинчич.


Руководитель югославской делегации майор Славко Комар произносит речь перед встречающими на Центральном аэродроме им. Фрунзе. Москва, 1945 г. (РГАКФД). На левом нагрудном кармане мундира — партизанский памятный знак 1941 г. (обр. 1944 г.)

Рассматривая подлинный эскиз и утвержденный образец, любопытно отметить и прокомментировать основные особенности знака участника войны 1941 г., по-разному отображенные на бумаге и в металле.
Во-первых, согласно эскизу, развевающееся знамя должно было служить фоном центральной композиции, а не предметом переднего плана. Гравер поступил иначе и поместил древко знамени в правую руку воина, взамен оружия (судя по всему, меча), изначально намечавшегося автором.
Во-вторых, вместо «советской» пилотки, запланированной автором эскиза (принятой всеми югославскими партизанами), на голове у воина в итоге возникла «старорежимная» шайкача. Следует отметить, что данный головной убор с ноября 1943 1943 г. состоял на снабжении солдат югославской бригады на территории СССР (являясь предметом решительного недовольства со стороны членов военной миссии НОАЮ и самого маршала Тито). Отметим также, что выступающие фрагменты столь многих предметов вооружения (сабля, топор, рогатина и др.), «скрещенных» под медальоном знака, в реальном исполнении слились в единое целое, оставшись практически неразличимыми.
Производство нагрудных знаков и кокард для HOAЮ осуществлялось в соответствии с секретным распоряжением СИ к СССР 10261-рс, подписанным А.И.Микояном 10 мая 1944 г.(9) Выполнение непосредственной задачи по выпуску 100 тысяч штук знаков участника войны 1941 г. было целиком возложено на НКПС. Для этой цели ведомству целевым образом были отпущены следующие материалы: 5 тонн томпака, 10 кг латунной проволоки, 6 кг серебра, 80 кг красной эмали, а также по 20 кг горючей серы и поташа. В связи со столь ответственным внеплановым заданием Штамповочно-механическому заводу HKI IC2 был уменьшен ранее утвержденный план поставки нагрудных знаков «Гвардия» для Наркомата обороны во втором квартале 1944 г. (на 50 тысяч штук).
Уже 28 июля 1944 г. готовые нагрудные знаки упоминаются в донесении Начальника югославской военной миссии в СССР генерала Велимира Терзича на имя маршала Тито: «С тов. Корнеевым отправлю Вам ордена, орденские ленты, юбилейные медали для участников борьбы 1941 года, прессу, информационные материалы, и все, что потребуется» (10). Однако из отчетов аппарата Уполномоченного CH К СССР по иностранным военным формированиям видно, что, несмотря на полную готовность к отправке, первая партия нагрудных знаков в количестве 121 тыс. штук (а также югославские медали и ордена) были доставлены в Верховный штаб НОАЮ на острове Вис в Адриатике только с первым эшелоном военной миссии генерал-лейтенанта П.В. Корнеева 10 сентября 1944 г (11) Весьма вероятно, что указанное количество включало в себя значительную часть стотысячной партии знаков с фигурой югославского воина и цифрами «1941», запланированную к поставке на конец сентября 1944 г.
14 сентября 1944 г. Верховный Штаб НОАЮ произвел первые награждения «Партизанским памятным знаком 1941 года» (Партизанска споменица / Partizanska spomenica 1941) (12). В очерках военного корреспондента «Красной звезды» K.M. Симонова, написанных им в результате пребывания в тылу партизанских районов на юге Сербии в сентябре-ноябре 1944 г., неоднократно упоминается эта награда. Свидетельство писателя лишний раз подтверждает, что существовала единственная версия знака по внешней отделке — оксидированная: «Потом [коман-дующий] дотронулся до прикрепленного у него на левой стороне груди маленького значка с цифрой 1941, почти незаметного на защитного цвета мундире. — Нот это, сказал он, — когда-нибудь будет для нас дороже всех орденов. Этот значок есть только у тех, кто начал борьбу с самого начала, в 1941 году. Он для всех одинаков: для командующего и для любого войника и для этой девушки. Мы узнаем по нему друг друга» (13).
Как показывают фотографии, партизанский знак чаще всего носили привинченным непосредственно к левому карману куртки (мундира) ниже карманного клапана (14). Судя по сохранившимся подлинным знакам, обозначение предприятия-изготовителя (Ш.М.З. Н.К.П.C.) на внешней поверхности гайки при массовом изготовлении не выбивалось.
С 1946 г. в Югославии выпускалась другая версия партизанского памятного знака на основе нового рисунка и в совершенно ином художественном исполнении.

1. Приводимое описание знака участника войны 1911 года составлено автором статьи.
2. ГА РФ. ф. 5446. Оп. 46 а. д. 7157. л. 2.
3. Там же. Л. 14.
4. Архив вождей. Посетители кремлевского кабинета И.В. Сталина. Журналы (тетради) записи лиц, нриня-тых первым генсеком. 1924 1953 гг. // Исторический архив 1996. №4, с. 75.
5. РГЛСПИ. ф. 644. Он. 2. д. 251. л. 171-172.
6. Там же. Л. 172.
7. Отношения России (СССР) с Югославией 1941 1945 гг.: Документы и материалы. Мм 1998. с. 246.
8. Антун Августинчич (Antun Augustinčić, 1900-1979) наиболее известен как автор Монумента Мира у здания ООН в Нью-Йорке (1952-1955).
9.ГА РФ. ф. 5446. Он. 46-а. д. 7157. Л. 17-20.
10.Отношения России (СССР) с Югославией... с. 287.
11. Там же. С. 311-312.
12. Тудеж С. Одликоваїье Соціалістичне Федеративне републике Jуrоslavиje. Београд, 1987. с. 72.
13.Симонов К. Югославская тетрадь. М., 1945. с. 13.
14. См.: РГАКФД. 076299;0145763;0323113;0323115;0323241.

New Products
Knight of the Order of the Temple, XII century; 54 mm
Knight of the Order of the Temple, XII century; 54 mm
$ 4.73
West European infantryman, XII century; 54 mm
West European infantryman, XII century; 54 mm
$ 4.73
Knight Crusader, XII century; 54 mm
Knight Crusader, XII century; 54 mm
$ 4.73

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2808
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1069
This page was built together in: 0.0516 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce