Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.
Dear visitors of the
forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22 -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
1 - 10  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 46  Next   Last
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 759

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 03-10-2011 12:47
 
Журнал "Цейхгауз" №3 (1/1994)


Алексей СТЕПАНОВ
Илл. Юрия Юрова

НАРОДНО-РЕВОЛЮЦИОННАЯ АРМИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ. 1920-1922

К середине 1920 г. наступление Красной армии на Восточном фронте, до той поры развивавшееся довольно успешно, было приостановлено на рубеже озера Байкал. Дальнейшее продвижение могло привести к прямому столкновению с японскими войсками, занимавшими обширные территории русского Дальнего Востока. Чтобы избежать военного конфликта с Японией, советское правительство пошло на создание «временного демократического государства» — своего рода буферной зоны, фактически находящейся под контролем РСФСР.
6 октября 1920 г. Учредительный съезд «трудящихся и партизан» Прибайкалья объявил о создании Дальневосточной республики (ДВР).





Начальник 2-й Приамурской стрелковой дивизии Я.З. Покус. Конец 1922 г. (ЦMBC)

Head of the 2nd Priamurskaya Infantry Division Y.Z. Pocus. End of 1922 (Central Museum of Armed Forces)


Вооруженные силы нового государства были образованы из местных партизанских отрядов и перешедших на сторону советской власти кол-чаковских частей, которые еще в январе 1920 г. были сведены в Восточно-Сибирскую армию РККА, 11 марта переименованную в Народно-революционную армию Прибайкалья (с середины апреля — Забайкалья). Окончательное название — Народно-революционная армия Дальневосточной Республики (НРА ДВР) — это формирование получило в середине мая.

На территории республики было создано два военных округа — Забайкальский и Приамурский. На 1 ноября 1920 г. в состав НРА входили: 1-я и 2-я Амурские, 1-я и 2-я Иркутские стрелковые дивизии, Амурская кавалерийская бригада, Забайкальская кавалерийская дивизия (всего 40.800 чел.). На 1 мая 1921 г. — 1-я Читинская, 2-я Верхнеудинская, 3-я Амурская и 4-я Благовещенская стрелковые дивизии, Забайкальская кавалерийская дивизия, 1-я Троицкосавская, 2-я Сретенская и 3-я Хабаровская кавалерийские бригады (всего 36.100 чел.). На 1 октября 1921 г. в составе НРА оставалось 3 стрелковых дивизии и 1 кавалерийская бригада (всего 19.800 чел.).




Группа штабных работников. 1922 г. (ЦМВС)

Group staff employees. 1922


Определенного обмундирования в НРА не было, как не было его в то время и в «основной» Красной армии. Очевидно, что использовались имеющиеся запасы старой российской армии, гражданская и полувоенная одежда — все это ясно видно на фотографиях. 30 апреля 1920 г. была создана правительственная комиссия по снабжению НРА. 18 мая на совещании этой комиссии отмечалось, что снабжение осуществляется слабо: не хватает обмундирования, прежде всего шинелей и головных уборов. Было решено изготовить их из имевшихся на складе одеял.




Знаки различия НРА ДВР.
1. Народоармеец
2. Отделенный командир
3. Помощник командира взвода
4. Старшина роты
5. Взводный командир и помощник командира роты
6. Ротный командир
7. Командир отдельной роты, командир неотдельного батальона и помощник командира полка (в частях, награжденных орденом Красного Знамени)
8. Командир отдельного батальона и командир полка
9. Бригадный командир
10. Начальник дивизии (штабы)
11. Командующий армии
12. Главнокомандующий
13. Военный врач
14. Ветеринарный фельдшер
15. Военный комиссар

Insignia People's Revolutionary Army of the Far Eastern Republic.
1. Narodoarmeets
2. The squad leader
3. Assistant platoon leader
4. Petty officer
5. The platoon leader and assistant company commander
6. The company commander
7. The commander of a separate company, battalion commander of separateness and assistant commander of the regiment (in the army, awarded the Order of Red Banner)
8. Separate battalion commander and regimental commander
9. Brigade commander
10. Head of Division (headquarters)
11. The commander of the Army
12. Supreme Commander
13. Surgeon
14. Veterinary assistant
15. Military commissar


30 ноября 1920 приказом по военному ведомству ДВР за №62 для личного состава НРА были установлены знаки различия в виде ромбической формы нашивок, предназначенных для ношения на левом рукаве. Этот знак представлял собой красно-синий ромб (11*7.5 см), повторяющий расцветку флага ДВР. В верхней красной части помещалось трафаретное изображение восходящего солнца (вся композиция символизировала восход солнца над Тихим океаном) и буквы Н.Р.А. На нижней, синей части нашивались знаки должностного положения, вырезанные из красной ткани: узкие шириной 10 мм, средние — 15 мм, широкие — 25 мм. В приказе угловые нашивки (шевроны) показаны так, как если бы они изготовлялись из двух сшитых отрезков. Судя же по фотографиям, нашивки вырезались целиком и, разумеется, не имели шва. В разных родах войск наименование должностных категорий было различным (как это было принято в РККА). В подписях к иллюстрациям приводим только основные. В нижнем углу желтой краской по трафарету наносилась эмблема рода войск (эти знаки вполне могли быть металлическими либо вышитыми). Списка таких эмблем в приказе не приводиться — мы воспроизводим только те, что даны на приложенных к этому документу рисунках.

Военные врачи и фельдшеры носили на своих знаках специальное отличие в виде соответственно ромба или круга белого цвета с красной окантовкой и красным (синим у ветеринаров) крестом.

Военные комиссары и политпросветработники нашивок по должности не имели. В нижней части ромба у них располагалась красная звезда, на которой масляной краской была нарисована раскрытая книга и пылающий факел. Под книгой прикреплялись или наносились краской вензели: «В.К.» — для военкомов и «П.Р.» — для политпросветработников. На одной из фотографий (которую из-за низкого качества воспроизвести не удалось) автор разглядел нарукавный знак комиссара с металлической звездой (похоже, желтой — с японской фуражки).
Военнослужащие штабов, управлений и учреждений носили нарукавные знаки с белой выпушкой, артиллеристы же (что не оговаривалось в приказе) — с черной.




Командир артиллерийской группы 2-й Приамурской дивизии. Штурм Спасска. Октябрь 1922 г. (ЦМВС)

The commander of the artillery of the 2nd Priamurskaya Division. Storming Spassk. October 1922


Любопытно, что введение знаков различия вызвало серьезное недовольство у бывших партизан. Один из организаторов НРА П.П. Постышев вспоминал: «Сколько было обид,... по поводу переименования красноармейцев в народоармейцев. Нам приказали снять звездочки (красные — А.С.), на фуражки нацепить кокарды и на рукава надеть ромбы. Находились даже такие, которые говорили: «Вы нашиваете нам ромбики на рукава, а потом постепенно передвинете их на плечи и вернете нас к погонам». Командиры успокаивали напуганных этой перспективой бойцов, откровенно ссылаясь на распоряжение Москвы.

Что касается кокарды, о которой упоминает Постышев, то приказа о ее учреждении не найдено. В кадрах кинохроники о параде НРА неясные кокарды, по форме похожие на прежние русские, видны на фуражках командиров. Кстати, многие из них, перешедшие в НРА из Красной армии продолжали носить красноармейские звезды и нагрудные командирские знаки.




Знак на головной убор, установленный 27.12.1920 г.

A sign on the hat was established 27/12/1920


27 декабря 1920 г. в приказе по военному ведомству было объявлено описание знака на головной убор народоармейцев, утвержденное правительством ДВР 8 декабря. Знак представлял собой граненую пятиконечную звезду (диаметром 32 мм) золотистого цвета, в центре которой располагался круг состоящий из двух половин: красного и синего цвета. В середине круга — скрещенные кайло и якорь золотистого цвета.

Согласно приказу Военного совета Народно-революционной армии и флота ДВР №126 от 24 февраля 1922 г. личному составу частей, награжденных орденом Красного Знамени (6-й отдельный стрелковый Волочаевский полк, 3-я отдельная легкая батарея и бронепоезд №8), были установлены нарукавные знаки, на которых солнце, буквы НРА и знаки должностного положения (нашивки) вышивались золотом (мы позволили себе предположить, что в последнем случае использовалось не золотое шитье, а галун — что проще и технологичнее).




Группа курсантов Военной школы. 1922 г. (ЦMBC)

The group of cadets of the Military School. 1922


После освобождения Дальнего Востока «государство», выполнившее свое назначение, было упразднено, а его территория была включена в состав РСФСР. Приказом РВСР от 16 декабря 1922 г. НРА влилась в 5-ю армию РККА. Всем военнослужащим была присвоена форма одежды и знаки различия Красной армии.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 28-10-2011 15:47
 
Представляю фотографии. По родам войск.

ПЕХОТА



Подписано: "12-й полк, отправляющийся на отдых... Дальний Восток,1921 год"
Signed: "12th Regiment, departing on vacation ... the Far East, 1921"



В историко-биографическом альманахе серии ЖЗЛ "Прометей" (т.4, 1967) это фото подписано как: "Бойцы 11-го и 12-го полков Народно-революционной армии. Дальний Восток. 1921 год". А в книге А.А.Мюллера "В пламени революции" (Иркутск, 1959) - как "Бойцы 1-й бригад 2-й Иркутской дивизии".
Итого: "Бойцы 11-го и 12-го полков 1-й бригады 2-й Иркутской дивизии Народно-революционной армии. 1921 год".

КОННИЦА



Группа партизан Кударинского полка. ст.Березовка.
A group of partisans of Kudarinsk Regiment, st.Berezovka.



Эскадрон НРА ДВР Троицко-Савского полка
Squadron of NRA FEA of Troitsk-Savsk regiment

АВИАЦИЯ



Авиация НРА. Два первых - Фарман F.30, третий - Сопвич "полуторастроечный", четвертый - Ньюпор 17 С 1.
Aviation of NRA. The first two - Farman F.30, the third - Sopwith, the fourth - Nieuport 17 C 1.


Ньюпор 23 (17). Фото из книги: М.Хайруллин, В.Кондратьев, "Военлеты погибшей империи". - М.: Эксмо, Яуза, 2008 г. С.44. Обратите внимание на эмблему на борту.
Nieuport 23 (17). Photos from the book: M. Khairullin, VA Kondrat'ev, "Voenlety lost empire." - M.: Penguin Books, Yauza, 2008 P.44. Notice the logo on the board.

Все уникальные снимки с сайта "Сэммлер".
http://sammler.ru/index.php?showtopic=76946
http://sammler.ru/index.php?showtopic=77586

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 29-10-2011 01:54
 


Красные партизаны во Владивостоке. Фото сделано американским сотрудником Ассоциации молодых христиан Хассвелом.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 29-10-2011 02:13
 


Награждение отличившихся в бою под Волочаевкой орденами Красного Знамени. 1922.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 29-10-2011 02:38
 


Делегаты Забайкальской партийной конференции. В первом ряду седьмой слева командующий В.К.Блюхер.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 29-10-2011 06:35
 


Поезд-баня при Центральном Комитете общественных организаций для помощи фронту при правительстве ДВР. Пятый справа - командующий В.К.Блюхер.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 29-10-2011 06:47
 


Группа штабных работников.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 30-10-2011 14:17
 
Знамена НРА.



Забайкальской стрелковой дивизии от Правительства ДВР.
Из музея Владивостока. Видимо, копия.

Transbaikal Rifle Division of the Government of the FER.
Museum of Vladivostok. Apparently a copy.



Оригинальное знамя с гербом Дальне-Восточной республики. На нем присутствует ликторский значок - очень скоро он будет означать символ итальянских фашистов.
The original flag with the emblem of the Far Eastern Republic. It is present liktorsky icon - soon it will mean a symbol of Italian fascists.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 11-11-2011 10:22
 


The headquarters of the 1st Amur Division in 1920. Right to left: Comrades Kruchina, Postyshev P.P., Seryshev, Melnikov, Shkolin, Flegontov.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1422

 PEOPLE'S REVOLUTIONARY ARMY OF THE REPUBLIC OF FAR EAST. 1920-22
Sent: 11-11-2011 11:05
 
О внешнем виде партизан, снабжении и тыловом обеспечении НРА и не только.
Источник: http://www.tyl.mil.ru/

Борьба за установление Советской власти на Дальнем Востоке была очень длительной и острой. В ноябре 1917 года власть в городе Владивостоке взял исполнительный комитет Владивостокского Совета, возглавляемый большевиком Сухановым. В ночь на 25 декабря 1917 года вооруженные отряды Красной Армии, солдаты местного гарнизона, матросы Амурской речной флотилии заняли важные пункты и учреждения города Хабаровска. Открывшийся на другой день в городе Хабаровске 3-й краевой съезд Советов Дальнего Востока, провозгласил власть Советов на всей территории Дальнего Востока. Съезд заявил, что центральной единственной властью в стране является Совет народных комиссаров во в главе с В.И. Лениным.
Советская власть на Дальнем Востоке отстаивалась с оружием в руках. В январе 1918 года во Владивосток вошли два японских, английский и американский военные корабли. Со стороны Маньчжурии выступил атаман Семенов, поддерживаемый японцами. Началась гражданская война на Дальнем Востоке, которая продолжалась почти 5,5 лет.
Одними из первых советских военачальников на Дальнем Востоке стали красные командиры Уссурийского фронта. Это командующий фронтом В. Сакович, его заместители Флегонтов, Збруев, Шевченко, Колманович, начальник боевого снаряжения Драгошевский.
В тот период вопросами военного хозяйства и управления снабжением революционных войск ведали начальники снабжения фронтов, армий, дивизий и бригад. На полковом уровне ответственными за снабжение были заведующие хозяйством.
Красная Армия, отстаивающая интересы Советской власти, особенно в первые годы гражданской войны, испытывала колоссальные трудности, в том числе материальные. Вот как описывает подготовку сил и средств подчиненной армии командующий фронтом В. Сакович перед одним из боев: «Из городов и поселков края стали прибывать вооруженные красноармейские отряды. Были они весьма разношерстными по вооружению и численности. Благовещенский отряд в 1000 человек с батареей и пулеметами. Отряд в 400 человек со станции Могоча с некоторым налетом анархизма. Интернациональный отряд из русских, венгров, китайцев, чехов, сербов, латышей численностью 1200 человек, с батареей, пулеметами, организованный Хабаровским Советом под начальством морского фельдшера Каронча, который именовал себя Стенькой Разиным. При такой организационной самостийности наших отрядов, было весьма затруднительно подсчитать силы и вооружение, необходимые для продвижения во время боев на том или ином пункте. Некоторые отряды имели склонность удерживать у себя возможно больше пулеметов, кухонь, тогда как у соседних их вовсе не было. Все это пришлось сгладить, подровнять, взять на учет. Все отряды реорганизовались в роты».
Красная Армия, возглавляемая большевиками, вела боевые действия, одерживая не только победы, но и терпела поражения. Революционная борьба за Советскую власть велась на Дальнем Востоке и партизанскими методами.
Военные хозяйственники, тесно сотрудничая с местным населением, заготавливали и доставляли необходимое количество продовольствия и фуража в действующие войска. Заготавливались и использовались для обеспечения войск уголь, дрова, шилось и отправлялось в действующие войска военное обмундирование.
Летом 1918 года войска контрреволюции захватили город Владивосток. В городе Хабаровске в спешном порядке организуется один из первых красноармейских отрядов во главе с Иваном Шевчуком. Отряд прибыл в район Спасска. Несмотря на упорное сопротивление красногвардейцев, белым удалось прорваться к Иману, а потом и к городу Хабаровску. Красные вынуждены были распустить свои отряды и перейти к партизанской борьбе.
Бойцы Шевчука группами ушли в тайгу. Вскоре там образовался знаменитый Тунгусский отряд, командиром которого стал Иван Павлович Шевчук. Вот как вспоминает один из революционеров того периода П. Постышев решение вопросов снабжения партизанского отряда И. Шевчука всем необходимым для ведения боевых действий и людскими ресурсами:
«Наш отряд решил пополниться партизанами, для чего была объявлена мобилизация крестьянского населения. Я был избран председателем Тунгусской волости; как председатель, я созвал в начале декабря 1919 года Волостной съезд в деревне Восторговка. На этом съезде население волости обещало штабу партизанского отряда кормить отряд, давая по два с половиной килограмма печеного хлеба с каждого дома, поставлять необходимое количество фуража, давать в любое время, как только потребуется, подводы. Решением съезда было мобилизовано 600 человек для пополнения Тунгусского отряда, хотя для них в нашем отряде оружия не хватало.
Недалеко от деревни Восторговка мы захватили склад у лесопильного завода. На этом складе нам досталось 200 тонн овса, ботинки, валенки, пилы, топоры, рукавицы и другие предметы, столь необходимые бойцам.
Наш отряд воспрянул духом. При нем мы создали пошивочную мастерскую, шили обувь, одежду, организовали хлебопекарню и даже кустарный кожевенный завод.
Первое боевое крещение отряда началось с обстрела белогвардейских пароходов-дровянок. В этих первоначальных еще мелких стычках мы потерь не несли, но все же раненые у нас были, а медицинской помощи не было почти никакой. Был в отряде военный фельдшер, но не было медикаментов, перевязочного материала».
Интересен рассказ участника Гражданской войны партизанского фельдшера П.Д. Малышева:
«На уссурийском фронте в 1918 году и в период боевых действий партизанских отрядов в районе Хабаровска и низовьях Амура медицинскую помощь оказывали фельдшерские пункты, которые в большинстве случаев возглавляли районные фельдшеры, имевшие 2-х годичное медицинское образование. Фельдшерский медпункт в с. Вятское на Амуре возглавлял фельдшер Еременко, пункт в с. Троицкое – фельдшер Никишин; в с. Пермском (ныне г. Комсомольск-на-Амуре) – фельдшер Храпай; в Нижне-Тамбовском работал фельдшер Самсонов и его жена, акушерка, Клавдия Михайловна Самсонова. Фельдшерские пункты имелись и по линии Амурской и Уссурийской железных дорог. Я участвовал в боевых операциях, оказывал первую помощь раненым бойцам на поле боя и сопровождал их до медпункта.
Ни врачей, ни медико-санитарных частей у нас тогда не было. Были только ротные фельдшеры и сестры милосердия без медицинской подготовки. Мне, только окончившему школу фельдшеров, нередко приходилось самостоятельно решать сложные вопросы. У нас не было нужных инструментов, даже ампутацию рук и ног приходилось делать, можно сказать голыми руками. Тяжелораненых приходилось временно оставлять у местных жителей. Припоминаю случай, когда одного бойца, тяжело раненного в ногу, мы были вынуждены оставить в Шмаковском монастыре у монахов, так как у них был лекарь. В монастыре красноармейца вылечили и отпустили в отряд.
В то время шли кровопролитные бои на подступах к Шмаковскому монастырю, белочехи здесь были разгромлены. Красная Гвардия пополнилась военными трофеями, в числе которых оказалось много медикаментов, медицинских инструментов, перевязочных средств. Нам хватило бы этих запасов надолго, но, к сожалению, при отступлении из Хабаровска это ценное имущество погибло.
В 1919 году весной после назначения Мизина командиром Синдинского партизанского отряда, в организации которого я участвовал, мне было предложено заведовать медицинской службой отряда и налаживать связь с соседними фельдшерскими пунктами. Как мною было упомянуто, их возглавляли фельдшеры Еременко, Храпай, Самсонов. На небольшой реке Немпту, за Синдинским озером, в глубокой тайге, у нас был организован партизанский госпиталь. Все лето 1919 года партизаны из соседних отрядов – М. Изотова и братьев Кочневых – обслуживались этим госпиталем. Раненых, нуждавшихся в квалифицированном хирургическом вмешательстве, направляли в хабаровскую переселенческую больницу под вымышленными фамилиями.
В ноябре 1919 года под городом Хабаровском в деревне Анастасьевка объединенная партизанская конференция наметила план дальнейших военных операций против интервентов и белогвардейцев. По распоряжению штаба партизанских отрядов я выехал к месту пребывания штаба в селе Нижне-Тамбовское, в 500 километрах от Хабаровска, на Амуре, и приступил здесь к организации партизанского госпиталя.
Под госпиталь было занято здание почты, где развернули стационар на 50 коек. Постельные принадлежности были получены от врачебного участка и частично собраны у населения. Перевязочные средства и медикаменты получили с приисков. Обслуживающий персонал был набран из местных жителей, в основном из числа женщин-добровольцев. Стационар был оборудован неплохо. Были созданы аптека, перевязочная, операционная и кухня. Кровати, медикаменты и медицинский инструмент мы взяли на врачебном участке, которым ведал Дмитрий Семенович Самсонов и его жена Клавдия Михайловна.
Самсонов оказался вполне подготовленным опытным медиком. Клавдия Михайловна взяла на себя обеспечение операционной и других нужд госпиталя всем необходимым. Вскоре в госпиталь из Хабаровска прибыл фельдшер Дядькин.
Партизанские отряды больших людских потерь не имели, убитых было мало, но были раненые и обмороженные, которые стали поступать в стационар после первых боев под Киселевкой и Циммермановкой. Когда в стационаре не хватало мест, приходилось раненых размещать по домам.
Для медицинского обслуживания наших отрядов (по мере продвижения на Николаевск-на-Амуре) организовывались полевые госпитали в селах Мариинском, Софийском и в других. Нижне-Тамбовский госпиталь стал головным, откуда осуществлялось руководство и обеспечение других госпиталей.
Партизанские отряды на подступах к Николаевску-на-Амуре уже имели внушительные силы, что позволяло им почти с ходу занять крепость Чныррах. Японцы, не оказав сопротивления, отвели свои войска в Николаевск.
Крепость Чныррах находилась в 12 км от Николаевска, туда послали парламентера партизана Орлова и крестьянина Сорокина с переводчиком из числа пленных. Ни Орлов, ни Сорокин не вернулись – японцы их расстреляли. После этого город Николаевск был подвергнут артиллерийскому обстрелу и освобожден партизанами.
Поскольку весь район от Хабаровска, на протяжении 900 верст, находился в руках партизан, то и медицинская служба, и госпитали в этом районе работали нормально. Раненых было уже мало, но были больные из проходящих обозов и отрядов, направляющиеся из Николаевска к Хабаровску. Лечили также и местное население.
В конце февраля 1920 года в нанайском стойбище Ада вспыхнула натуральная оспа. Это инфекционное заболевание грозило большой опасностью. По прибытии в стойбище мы застали поистине страшную картину: нанайцы и нанайки ютились в холодных мазаных помещениях с открытым отверстием в потолке, тут же были мертвецы. Надо было принимать безотлагательные меры. Мы выбрали фанзу с обогреваемыми нарами – это была фанза шамана. Собрали больных в этом помещении. Затем мы заняли один барак в Нижне-Тамбовском, где устроили карантин.
Вначале нанайцы никому о заболевании не сообщали, пользовались услугами шамана, «лечившего» заклинаниями. Мы назначили заградительные посты и приняли срочные меры для прививки оспы. Не было сначала детрита, но через неделю получили детрит из Николаевска, привили всему населению и проезжим партизанам. Таким образом, очаг эпидемии удалось ликвидировать.
Весной 1920 года штаб партизанских отрядов выехал из Нижне-Тамбовского в село Пермское. В Нижне-Тамбовском остался только наш госпиталь, в котором были еще больные партизаны. Вскоре партизанские отряды Бойко-Павлова, Кочнева и Шевчука вошли в город Хабаровск. В марте 1920 года я был в Хабаровске на партийной конференции. Вскоре по возвращении оттуда к нам стали поступать сведения о том, что 4-5 апреля 1920 года японцы вероломно напали на наши гарнизоны в Хабаровске и в других городах по линии железной дороги. Нам угрожала опасность со стороны Николаевска.
Мы срочно свернули госпиталь, больных оставили на местном врачебном пункте на попечение Самсонова, а большую часть медикаментов и имущества решили увезти в безопасное место. Имущество и медикаменты мы уложили в большие бочки, их набралось до десяти. Обстановка оставалась очень тревожной, сведения, которые поступали из города Хабаровска, были противоречивыми. В Верхне-Тамбовском, куда я выехал, мне удалось связаться по телефону с уполномоченным штаба, от которого я получил распоряжение эвакуировать госпиталь в стойбище Кондон, где была организована тыловая база партизанских отрядов.
Нанайцы из стойбища Бичи, которые меня знали, охотно согласились перевезти нас до стойбища Кондон, расположенного на реке Горюн – левом притоке Амура. Более 120 километров надо было проплыть против быстрого течения по этой горной реке, по которой вести лодки умели только местные жители-нанайцы.
На 8-е сутки мы прибыли в стойбище Кондон – большое нанайское село, с рублеными домами под железной крышей и школой, где мы и развернули госпиталь. Нанайцы снабжали нас мясом и рыбой. Я очень жалею, что не помню фамилий нанайцев, проживающих в стойбище Кондон, но могу сказать, что нанайцы – это прекрасные люди со своей самобытной культурой.
Осенью, уже по санному пути, к нам доставили большую группу партизан, обмороженных и дистрофиков. Всего их было более 200 человек. Эта группа отступала, преследуемая противником, в тайгу с надеждой выйти к приамурским партизанам, но заблудилась.
Нужен был опытный хирург, но до Хабаровска было 170 км. Хабаровская подпольная организация помогла нам – направила в госпиталь хирурга А.С. Здановского. Он не раз выручал нас, беря на свой риск наших раненых в Хабаровский госпиталь под видом солдат.
Большим недостатком в работе госпиталя было отсутствие марли и бинтов, приходилось стирать и стерилизовать старые бинты по несколько раз. На бинты использовали сарпинку, вместо ваты – мох. Мох предварительно промывали в воде, ошпаривали кипятком и высушивали и только после такой обработки пускали в работу. Надо сказать, что мох нас выручал. Иногда нанайцы привозили нам саури – это тонкая стружка, искусно приготовленная нанайками. По своим качествам и гигроскопичности она вполне заменяла вату, но ее доставляли нам в малых количествах, и приходилось ее бережно расходовать. Вместо марли использовалась и пакля, свободная от кострики, но этот материал давал много мусора.
Так партизанский госпиталь в годы гражданской войны выполнял большую работу по оказанию партизанам медицинской помощи, несмотря на отсутствие должного оборудования, на недостаточное количество перевязочных средств, отсутствие врачей».
Красные партизаны Дальнего Востока чувствовали за своими плечами поддержку местного населения, которое всячески помогало им продуктами, фуражом и многими другими необходимыми для жизнедеятельности материальными ценностями.
Об этих событиях воспоминает революционер П. Постышев: «Первоначально партизанские отряды, затем регулярная Красная Армия, родившаяся на левом берегу Амура из партизанских отрядов Приморья, Амурской области, а потом была образована Дальневосточная Республика (ДВР), и нашу регулярную Красную Армию, созданную из бывших партизанских отрядов, стали реорганизовывать в Народно-Революционную Армию. Помню, сколько было обид, сколько было недовольства (часто серьезного недовольства) по поводу переименования красноармейцев в народоармейцев. Нам приказали снять звездочки, на шапки нацепить кокарды и на рукава надеть ромбы. «Да что же это мы, – говорили красноармейцы, – за что дрались, за что топтали собственными ногами необъятную тайгу, за что кровь проливали – чтобы сменить красную звезду на старую кокарду, на несчастный ромб?».
Находились даже и такие, которые говорили: «Вы нашиваете нам ромбы на рукава, а потом постепенно передвинете их на плечи и вернете нас к погонам. Нет, товарищи, затеяли вы что-то неладное, недобрым пахнет, старым пахнет». Мы им говорили: «Товарищи, это решение Москвы, а вы знаете, что там всем делом руководит вождь рабочих и крестьян, вождь партии товарищ Ленин». Только это заставило бывших партизан подчиниться приказу о переименовании и переменить свой внешний вид, то есть сменить звездочку на кокарду и ромб».
Кокарда на головном уборе изображала звезду, к которой были прикреплены кайло и якорь, символизирующие горную и рыбную промышленность Дальнего Востока.
Революционные дальневосточные войска вначале существовали раздельно по областям. Они были далеко не одинаковыми по организационной структуре, численному составу, боеспособности, уровню тылового снабжения. Очень много сделали большевики Приморья по преобразованию партизанских отрядов и бывших колчаковских частей, перешедших на сторону партизан в регулярные революционные войска. Революционная приморская армия, созданная к концу марта 1920 года составила 25 тысяч штыков и сабель, 32 пулемета и 76 орудий. Непосредственно ее деятельностью руководил Военный совет Приморского земского правительства, который возглавляли большевики С.Г. Лазо, А.Н. Луцкий, И.М. Сибирцев.
При Военном совете было развернуто оперативное управление, отделом снабжения руководил В.П. Шишкин. Предприятия края перестраивались на военный лад. К примеру, Благовещенский механический завод и мастерские города производили ремонт оружия, изготавливали детали для орудий и пулеметов, выпускали снаряды и патроны. В поселках Зея, Ульма, Сурожевка и других оборудовались мастерские по ремонту винтовок и изготовлению патронов. Налаживался массовый пошив обмундирования и снаряжения. Осенью 1920 года бойцам Восточно-Забайкальского фронта было направлено 20 тысяч комплектов обмундирования, 16 тысяч полушубков и 6 тысяч ватников.
Народно-Революционная Армия одерживала победы над отборным, хорошо подготовленным и экипированным противником. Отступающий враг оставлял большое количество военного имущества, оружия, боеприпасов. Так, на сопках Забайкалья и в даурских степях при ликвидации «читинской пробки», в течение месяца Народно-Революционная Армия захватила 16 бронепоездов, около 100 орудий, до 150 пулеметов, огромное количество боеприпасов и продовольствия, вещевого имущества. Эти победы открывали возможность тесного единения Дальневосточной Республики с Советской Россией. Столицей Дальневосточной республики стала Чита.
Но не везде ситуация с обеспечением продовольствием бойцов Народно-Революционной Армии была стабильной.
Из воспоминаний командира дивизии А. Флегонтова: «20 октября я получил приказ занять город Хабаровск. 23 октября передовые части моей дивизии – 1-й Советский кавалерийский полк, часть 3-й бригады и минно-подрывная рота – вошли в город.
Части дивизии, вошедшие в Хабаровск, испытывали острую нужду в продовольствии и обмундировании. Имеющиеся у штаба сибирские деньги не имели хождения на рынке, а заниматься реквизицией запрещалось. Бойцы довольствовались одной восьмушкой фунта тухлой рыбы и фунтом хлеба. Так питался и весь комсостав. Работать приходилось по 18 часов в сутки. Притаившиеся белогвардейцы всячески пытались мстить: поджигали не только военные склады, но и частные здания.
Условия работы осложнялись еще и политической обстановкой, дипломатическими взаимоотношениями между правительством в Чите и во Владивостоке. Взаимоотношения путали эсеры, особенно приамурские, слишком послушные и трусливые перед консульским корпусом иностранных держав и командованием японских интервентов. Видимо поэтому читинское правительство, давая мне приказ о вступлении в Хабаровск, отредактировало его таким образом: «По освобождению Хабаровска японцами – занять его район к югу до реки Иман, войдя в официальное подчинение командующему войсками приморского правительства генералу Болдыреву, фактически оставаясь в подчинении нам». Приказ доставил нам, не умудренным в дипломатии, немало хлопот и заставил пережить тяжелые минуты.
Как я уже сказал, части дивизии в Хабаровске были раздеты и голодны. В интендантских складах города имелось обмундирование, немного продовольствия и уцелевший огромный запас снаряжения, но интендантские чиновники, имея приказ от генерала Болдырева – без его ведома ничего не давать – на все наши настойчивые требования отвечали отказом. У нас, конечно, имелась полная возможность взять эти склады, ибо сила была на нашей стороне, но главком Читы товарищ Эйхе по прямому проводу на запрос, как поступить в данном случае, обычно приказывал: «Взять склады, составить комиссию», а когда ему тут же указывали, что взять можно только силой, то в ответ слышали: «Не сметь создавать конфликта».
Чтобы не создавать конфликта, мы прибегли к тонким способам: интенданты Хабаровска по приказу Болдыревских генералов отправляли во Владивосток из складов сукно, часть уцелевшей артиллерии и даже продовольствие – солонину. Все это шло по Уссурийской железной дороге. Коменданты железнодорожных станций по моему приказу задерживали весь этот груз и переправляли обратно в Хабаровск.
Помог овладеть нам складами представитель приморского правительства и член согласительной русско-японской комиссии коммунист товарищ Р.А. Цейтлин. Благодаря своей ловкости дипломата и трезвой убедительной логике, он преодолел многие формальности «генерального штаба» Болдырева».
После создания единого правительства в Дальневосточной Республике положение изменилось к лучшему – армия получила возможность продолжать свое строительство по образцу Красной Армии.
Приказом Главкома от 8 ноября 1920 года №4 все части НРА, повстанческие, партизанские и бывшие колчаковские, перешедшие на сторону революции, в областях Западно-Забайкальской, Восточно-Забайкальской и Амурской сводились в 4 стрелковых дивизии, одну кавалерийскую и три отдельные кавказские бригады. Все части вошли в состав 1-й Забайкальской армии и 2-й Амурской армии. В командование 2-й Амурской армией вступил С.М. Серышев.
В 1921 году Хабаровский местный лазарет переформировывается в военный госпиталь на 600 коек для лечения бойцов и командиров НРА. Начальником его до 1929 года был организатор военно-санитарной службы Народно-Революционной Армии военврач Феофан Акимович Шахматов.
В 1921 году, после разгрома интервентов и белогвардейцев на западных и южных границах нашей Родины, на Дальнем Востоке продолжала еще держаться экспедиционная армия Японии, которая снабжала вооружением и всем необходимым военным имуществом организованные, но разрозненные белогвардейские отряды. Такие отряды наступали из так называемой «нейтральной зоны», которую охраняли японские дивизии.
В декабре 1921 года белогвардейский отряд, занявший позиции к северу от Спасска по реке Уссури под командованием белого генерала Молчанова, перешел в наступление под лозунгом: «Вперед к Кремлю». Наступление белогвардейцев совпало с реорганизацией Народно-Революционной Армии.
Народно-Революционная Армия испытывала огромные затруднения в продовольствии и вооружении. В. Блюхер вспоминает: «Трудно представить теперь всю сложившуюся в то время обстановку. Удручали лютые морозы, доходившие до 40-45 градусов. Заброшенные в необитаемые районы Волочаевской равнины, плохо одетые, недоедавшие бойцы терпели невероятные лишения».
Укреплению армии мешали разруха и голод. Очень тяжелым оставалось положение на транспорте, без которого невозможно было решать вопросы экономики, обороны, вопросы тылового обеспечения. Среднесуточный пробег поездов равнялся всего 100 километрам. Современнику трудно поверить: поезд из Читы до Хабаровска шел 21 день. В тяжелом 1921 году, когда были на учете каждый грамм хлеба, каждый пуд металла, каждая копейка, Совет Труда и Обороны по личной рекомендации В.И. Ленина, выделяет для Дальневосточной Республики 2300 тысяч рублей.
3 апреля 1920 года для всего личного состава РККА вводятся нарукавные знаки родов войск, которые носились на левом рукаве на середине между верхней точкой рукава и локтем на расстоянии от локтевого шва наружу около 12 см.
Пехота имела знак различия, который изготавливался из приборного сукна малинового цвета и имел форму ромба, обращенного острым углом вверх. В центре на фоне желтого солнца с отходящими от него вверх лучами вышивалась красная звезда. Нижняя часть знака вышивалась крученым шелком серо-зеленого цвета. На зеленом поле под звездой прикреплялся металлический значок желтого цвета, представляющий две скрещенные винтовки.
Знак артиллерии изготовлялся из приборного сукна алого цвета и имел форму снаряда. Знак имел внутреннее содержание такое же, как и знак для пехоты с различием в том, что вместо перекрещенных винтовок, были перекрещенные пушки.
Знак для кавалерии был синего цвета и имел форму подковы, под звездой находились скрещенные сабли.
31 января 1922 года приказом РВСР №322 все установленные ранее предметы обмундирования, за исключением кожаных лаптей, которые некоторое время еще продолжали существовать, были отменены.
Шинель изготавливалась из серого сукна, с двумя боковыми и двумя нагрудными карманами. Снаружи нашивались три цветных клапана (по роду войск).
Вводилась новая единая строго регламентированная форма одежды. При недостатке цветных сукон клапаны на груди делались из такого же сукна, как и воротник. Зимним головным убором для личного состава всех родов войск оставался шлем, установленный в 1919 году, но был несколько изменен покрой и цвет. Он изготавливался из мундирного сукна темно-серого цвета. Спереди к головному убору пришивалась звезда из сукна цветом по роду войск, диаметром 9,5 см.
Введен единый покрой шинели, рубахи, головного убора. Старые знаки различия с этого времени были отменены, за исключением нарукавных знаков родов войск.
Обмундирование командного состава ничем не отличалось от обмундирования красноармейца.
Военное командование Дальневосточной Республики принимало все меры, чтобы всесторонне подготовиться к решающим битвам. Проводилась всеобщая мобилизация 4-6-и возрастов. Рабочие и крестьяне Дальнего Востока и Забайкалья стремились всемерно помочь своей армии. Железнодорожники организовали работу по ремонту паровозов и вагонов. Шахтеры Кивдинских копей передали Народно-революционной армии 13250 пудов угля. Коллектив Верхеудинского завода в течение шести дней изготовил 1000 комплектов железнодорожных печей. По призыву ЦК РКП (б) трудящиеся прислали своим защитникам 2 тысячи полушубков, 1,5 тысячи телогреек, 4 тысячи фуфаек, 2 тысячи рукавиц. Все это в известной мере способствовало победе под Волочаевкой 12 февраля 1922 года. В феврале был освобожден город Хабаровск. С разгромом военных полчищ в Приморье, Приамурье, Забайкалье боевые действия на Дальнем Востоке еще не закончились, предстояло освобождение от интервентов и белогвардейцев отдаленных северных районов края. В конце 1922 года стала советской Камчатка, позже и вся территория Дальнего Востока стала советской.

1 - 10  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 46  Next   Last
New Products
The officer of the army foot artillery, Russia, 1809-14; 54 mm
The officer of the army foot artillery, Russia, 1809-14; 54 mm
$ 4.00
Artilleryman. Western Europe, 15th century; 54 mm
Artilleryman. Western Europe, 15th century; 54 mm
$ 4.00
Artilleryman. Western Europe, 15th century; 54 mm
Artilleryman. Western Europe, 15th century; 54 mm
$ 4.00

Statistics

Currently Online: 6 Guests
Total number of messages: 2674
Total number of topics: 295
Total number of registered users: 698
This page was built together in: 0.1214 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce