Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: German, Austrian and other prisoners of war in Red Army -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
1 - 10  11 - 15  Next   Last
Ranjit Kothar
New User




From: Newport Pagnell
Messages: 18

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 22-08-2014 15:24
 
Hello,

is there any documented evidence or photos that show that ex German and Austro-Hungarian POWs fought in the bolshevik armies ?

The only mention i have seen , is an illustration of a Hungarian "red" cavalryman (red breeches) in "The Russian civil wars , red army " by Mikhail Khvostov.
Or as they were in hostile territory, just arm themselves for protection or even threaten British forces to the south in Persia/Turkestan, Afghanistan border area ?

In a book called " Mapping the first world war" by Simon Forty there is a map from 1918 showing all the military forces in Russia in 1918 and it shows a force of 9000 bolsheviks and pow's around Bukhara city and up to 40,000 Austian pow's in the area between the Aral sea and Balkhah lake , including Samakand, Tashkent and Kokhand.

Ranjit.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 23-08-2014 09:15
 
I do not know exactly how it was with the Austro- Hungarian uniforms "internationalists" in the Turkestan.
But in Siberia they had uniforms Austro-Hungarian sample.
Here is a photo detachment of Red Guard - Hungarians, who defended Barnaul from the Czechs and White in 1918 (Detachment Sukhov).



As you can see - the majority of them are Austrian uniforms, even with signs of difference.
Hungarian soldiers in the POW camp no one not dressed in Russian uniforms. Even in the Russian Red Guard units soldiers often wore the clothes that came out of the house.
And here looked so POWs in Russian captivity:











Here is a photo of the Hungarian detachment on the Eastern Front (against Kolchak), 1919:



Notice the collar clothing - it's not Russian tunic. In Russian shirt collar was a "stand".

It is indisputable that a complete uniformity and exact match of the Austro-Hungarian uniforms for "internationalists" was not. But most likely, they often have elements of the Austro-Hungarian uniforms in their clothes. Especially in 1918.
And of course, the extent of wear uniforms, they were replaced by Russian models. But, judging by the photo of me, they wanted to emphasize their national identity.



I believe that red units, consisting of captives Hungarians did everything to to designate the national identity and carefully preserved elements of Austrian uniforms. Of course they, with time had to replace worn-out uniforms for standard items Russian uniforms.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 23-08-2014 09:21
 
А.А. Конов, красногвардеец, участник боев на Черепановском фронте и обороны Барнаула, пишет в своих воспоминаниях:

Внешне «интернационалисты» от нас отличались одеждой и вооружением. Все они были одеты в свои старые мундиры, шинели и головные уборы с красными лентами. На вооружении у них, помимо винтовок, было изобилие гранат и за поясом по большому ножу. Но главное отличие их от нас состояло в том, что характеризуется коротким словом «солдат», с присущими ему чертами: дисциплинированности, выучки и четкого выполнения приказаний командования… Нам это первое время не совсем было понятно и по душе…

Конов А.А. "Воспоминания о борьбе Красной гвардии Алтая с белочехами и внутренней контрреволюцией в 1918 году". ЦХАФ АК Ф. 5876, оп. 4, ед. 41


I'll try to translate an excerpt from the memoirs of Red Guardsman - about the detachment of the Hungarian Red Guards Internationalist:
AA Konov, Red Guardsman, a member of the fighting on the Cherepanova front and the defense Barnaul, wrote in his memoirs:

"Internationalists" different from us in appearance of clothing and weapons. They were all dressed in their old uniforms, overcoats and headgear with red ribbons. On arms at them, in addition to rifles - there was an abundance of grenades and at his belt a large knife. But the main difference from us was is that has a short word "soldier", with its inherent characteristics: discipline, training, and strict implementation of orders of command... Us it, at first, do not quite understand and do not like ... "


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 23-08-2014 10:00
 
Из статьи Александра Лбова "Интернационалисты в Гражданской войне 1918-1922"
proriv.ru/articles.shtml/lbov?intern_v_GV

Венгерские вооруженные формирования Красной Армии в Гражданской войне

На 1917 г. на территории бывшей Российской империи было 2,2 млн. военнопленных, из них около 500 тыс. составляли венгры [2]. В 1918 г., в связи с подписанием Брестского мира, военнопленные стали отправляться на родину. Всего из России в Венгрию 1918-1922 гг. возвратилось 150-200 тыс. человек [6]. Покажется странным, почему венгров было 500 тыс., человек а вернулось только 150-200. Тому несколько причин: во-первых, строгий учет вернувшихся велся только до ноября 1918 г., а затем в связи с революцией в Венгрии нарушился, что позволяет делать лишь приблизительные прикидки и предположения относительно причин недоучета. Во-вторых, не все венгры, которые служили в австро-венгерской армии и попали в плен, проживали в Венгрии. Часть вернулась в Австрию, часть в Чехословакию, часть в Югославию. В-третьих, в связи с, мягко говоря, «предвзятым» отношением к вернувшимся из Советской России при Хорти, многие сообщали неверную информацию о месте своего пребывания. Ну, и, конечно, последнюю часть составляют те, кто остался в СССР и после 1922 г., погиб или же эмигрировал в третью страну. Сколько из них было тех, кто служил в Красной армии в составе интернациональных частей?

На середину апреля 1918г. Всероссийский съезд революционно настроенных военнопленных в общем представлял около 100 тыс. военнопленных. Венгерская секция составляла примерно 40% от общего числа делегатов [6]. Эту численность подтверждает и тираж газет, которые издавались на венгерском языке - орган Венгерской группы РКП(б) «Социалистиш Форрадалом» имел тираж 14-20 тыс. экз. [6]. То есть мы можем говорить приблизительно о 40 тыс. венгров, которые на тот момент принимали активное участие в русской революции, хотя Бела Кун говорит более чем о 100 тыс. венгров, которые принимали участие в русской революции [6]. Безусловно, цифры Б. Куна выглядят вернее, так как съезд военнопленных есть представительство лишь части военнопленных, а всего военнопленных венгров насчитывалось около полумиллиона (правда, надо сделать поправку на уже убывших на родину). В чем-то эти цифры подтверждает и представитель Красного Креста - по докладу капитана Крамера из 14 198 офицеров и 152 000 рядовых, находившихся только в Сибири и на Дальнем Востоке на июнь 1919 г. 31% были венгры [7]. Всего численность венгров, которые сражались в Сибири и на ДВ против белых в РККА, отрядах ЧОН и частях ВЧК, оценивается в 27-30 тыс. человек [7]. Т.к. царское и Временное правительства военнопленных славянской национальности оставляли в Европейской части России (из них формировались чехословацкие корпуса), а основная масса военнопленных-не славян содержалась в Сибири и на Дальнем Востоке, то основными театрами, на которых части из бывших военнопленных венгров могли представлять серьезную силу, были Восточный, Уссурийский, Прибайкальский и частично Туркестанский. Создать из венгров крупные части и перебросить их в центральные области России Советская власть просто не успела - чехословацкий мятеж отрезал Сибирь и ДВ от центра.

На первую половину 1918 г. на передовых позициях некоторых участков Восточного фронта - около трети венгров, Уссурийском - около трети, на Прибайкальском фронте на момент отступления - около половины личного состава. На 1920 год были сформированы ПЕРВЫЕ крупные части преимущественно венгров-интернационалистов - 1-я Сибирская сводная интернациональная дивизия, состоявшая из ОТДЕЛЬНЫХ батальонов(!), дислоцированных в Омске, Томске и Красноярске, 2-я дивизия формировалась в Иркутске [7]. Это ВСЕ крупные части, в которых венгры составляли существенную часть. Наименование «сводная интернациональная» говорит о том, что части интернационалистов РАЗНЫХ национальностей были сведены в одну дивизию, так что считать, что было сформировано две дивизии из одних только венгров, оснований нет. Относительно остальных венгерских частей в литературе нет упоминаний о каких-либо частях крупнее полков, а на большинстве фронтов - батальонов и рот. Исключение составляет лишь формировавшаяся Бессарабская интернациональная дивизия, в которую наряду должны были входить венгерские части, собранные на Украине и России, имевшая задачу в составе 3-й Украинской советской армии прорваться к окруженной Советской Венгрии [8].

Анализируя численность венгров, участвовавших в ГВ на стороне красных, мы должны иметь в виду два момента. Во-первых, с 1918 года начался отток бывших военнопленных на родину, который поддерживался Венгерской секцией РКП(б) (что дает основания думать, что Бела Кун был ближе к истине), то есть в частях среди венгров была большая текучесть личного состава, и вряд ли численность активных штыков и сабель венгерских частей когда-либо превышала 40 тысяч единовременно (здесь ориентироваться на цифру представительства венгров на съезде военнопленных). Одни венгры уезжали домой, другие, напротив, по мере освобождения из лагерей для военнопленных, агитации или же протеста против зверств белогвардейцев, вступали в Красную Армию. Во-вторых, в основных советских источниках исследователи находят серьезные преувеличения, которые встречаются в советских документах по неосведомленности командного состава и сложной военной обстановке (например, приводилась цифра в 18 тыс. венгров-партизан, в то время как общее число партизан в том районе по другим данным, не могло быть более 5 тысяч) [9].

Таким образом, вклад венгерских интернационалистов в дело революции, особенно значим на начальном этапе Гражданской и на завершающем (бои в Сибири и на Дальнем Востоке), однако мы не можем говорить о наличии до 1920 года отдельных крупных венгерских частей (наподобие латышских). К вопросу, из 370 интернациональных частей, сформированных из зарубежных интернационалистов, всего только 2 интербригады, 7 интернациональных полков и пять мононациональных полков интернационалистов, из последних один чешский, один югославский, три финских и ни одного собственно венгерского [2]. Венгры вплоть до самого конца войны «растворялись» в общей массе русских красноармейцев или же интернационалистов других национальностей. Несмотря на гораздо большую численность венгров, воевавших в Красной армии, мы можем говорить о существенном вкладе венгров в победу в Гражданской, лишь упоминая отдельные фронты, в частности основной Восточный, вспомогательные сибирские и дальневосточные фронты. И то не во все периоды. Если взять численность советских войск на Восточном фронте была на 1 марта 1919 г. 84 тыс. штыков и сабель против 140 тыс. белогвардейских формирований, в которые входили также чешские и интервенционные войска (одних белочехов было не менее 15 тысяч) [1]. На тот момент основная масса венгров, которая позже составит значительную силу на сибирских фронтах, была еще в сибирских лагерях для военнопленных (см. выше), поэтому белогвардейские потуги приписать основное поражение свое на этом театре действий венграм есть не более чем увиливание от фактов и раздувание численности Красной Армии.

Общая численность венгров-интернационалистов, участвовавших в Гражданской войне в СССР, поддается только приблизительным оценкам и оценивается советскими и венгерскими исследователями около 100 тыс. человек. К общему количеству принявших участие в Гражданской войне на стороне красных, эта численность составит не более 2%. Если же сопоставить численность венгров-революционеров с общим числом венгерских военнопленных в России, то получается, что венгры были охвачены революционными настроениями примерно в той же мере, что и все остальные народности, проживавшие или находившиеся на тот момент на территории Российской империи (в том числе и русские). Поэтому глупо было бы приписывать им «большую революционность» из-за мифического желания «погубить Россию»… Вообще, со стороны русских националистов, считающим основным врагом русского народа Америку, принципиально глупо тыкать пальцем в венгерских интернационалистов и заявлять, что они, не будучи русскими, проводили антирусскую политику. Если даже принять за аксиому, что люди некоторой национальности стремятся всегда непременно осуществить политику в интересах этой национальности, то все равно встает вопрос: какой такой ЧИСТО ПРОВЕНГЕРСКОЙ политики добивались венгры, оказывавшие военную помощь Советской власти? Что такого смогла получить Венгрия от победы в Гражданской войне в России, если ее правительство официально признавало Советскую Россию только четыре с половиной месяца в 1919 году? Тем более - что получила Венгрия от победы, осуществленной лицами, которые с осени 1919 года были правительством Венгрии объявлены вне закона и всячески репрессировались?


Использованная литература:

1. Н.Е. Какурин. «Как сражалась революция», 2-е изд., уточн. М.:Политиздат, 1990, Т.2, стр. 361-364


2. «Гражданская война и военная интервенция в СССР», Энциклопедия, М.: Советская энциклопедия, 1983, стр. 318.

3. Доклад члена РВСР Авалова В.И. Ленину от 23.04.1919, в кн.: Н.Е. Какурин. «Как сражалась революция», 2-е изд., уточн. М.:Политиздат, 1990, Т.2, стр. 255

4. В «Докладе главного командования Реввоенсовету Республики о положении на фронтах к 15 июня 1919г» (опубл. в «Хрестоматия по отечественной истории 1914-1945 гг.» М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 1996, стр. 236) приводятся еще меньшие цифры количества бойцов - около 356 тыс. штыков и сабель, соответственно, максимальная цифра доли латышей в РККА не превышает 5%, если предположить, что на этот период все латышские части находились в действующей армии.

5.Иванов А.В. «Воля случая или историческая закономерность? Размышления о причинах поражения белого движения в Гражданской войне» Взято с сайта «Гражданская война в России 1917-1923 гг.» http://www.civwar.hotbox.ru/rezensia/prh.htm

6. Д. Милеи, А. Жилак «Идейно-политическое развитие организаций венгерских интернационалистов в Советской России и их влияние на становление коммунистического движения в Венгрии». В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980.

7. Т.М. Исламов, А. Йожа. «Вопросы историографии и источниковедения истории венгерских интернационалистов» В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980, стр. 210

8. В.И. Фомин. «Помощь Советской России Венгерской Советской республике в борьбе против интервентов и внутренней контрреволюции», В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980, стр.153

9. Б.М. Шерешевский. «О некоторых вопросах изучения участия венгерских интернационалистов а борьбе за власть Советов в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 гг.». В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980, стр.235

10. П.-Ж. Пах. «Вопросы патриотизма и интернационализма в венгерской исторической науке», В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980, стр.238-253 и там же Х. Ваш «О некоторых аспектах истории венгеро-советских интернациональных связей», стр. 254-282

11. А. Йожа. «Русские военнопленные в Венгрии 1917-1919»., В сб. «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 г.» М,: Наука, 1980, стр.175-177

12. С.Кара-Мурза «Гражданская война (1918-1921) - урок для XXI века» - М.: Алгоритм, 2003


T.S.
Active User


From: Copenhagen
Messages: 180

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 24-08-2014 20:12
 
In the beginning of WWI Russia did not want pure nationalist units in their ranks, an old custom trying to avoid nationalist problems in a country with so many nationalities in its empire. Instead the different nationalities were allocated to the regiments in minor groups and most often such regiments were not stationed their national regions to avoid national troops eventually taking part in uprisings in their homelands.
Prussia followed the same politics, national Poles were often sent serving in Prussian areas along the Rhine in catholic areas.
Austria chose another solution, raising pure national, ie. Hugarian, Czech, Ukrainian and so on regiments, and came to regret it during WWI.
As the WWI dragged on and the Russian army caused by losses and the war weariness grew combined with red propaganda in the army (strongly fomented by the German and Austrian secret services), the Russian Army started to form pure national regiments, as these were more reliable in the field.
As the Russian Army totally broke down in 1917, especially with Order No. 1, almost only the national units serving Russia were the only staying military organized, while the rest dissolved either into red rabble or simply went home, most of them being farm hands.
As the prisoners of war were set free, many of these were recruited for the new Red Army, maybe nt for political reasons, but more to get something to keep up their lives, getting food and some pay. Most of these were from the Austrian Empire, fighting for the revolution, until it was possible to return to their homelands. These "Red" troops were more reliable, better trained and possibly more numerous than Russians joining the Red Army in the beginning.
It seems that such "foreign regiments" in the Red Army in the beginning have been organized as pure red national regiments, but soon (ca 1920?) their nationalistic traits, names, colours and such were on purpose subdued where possible, as those continuing staying in the Red Armyfrom 1918-19 were mainly (or all) convinced socialists of some sort, while the rest returned to their homelands.
It is estimated that 200 - 300.000 Poles continuing serving in the Red Army after 1918. (somewhiere on the Polish pages on this site, there is some texts on that, which I can not find at the moment.)
It is an interesting subject, which seems having not been studied very much, I guess because all sources are in Russia and the Communist system having not been very eager to tell about it.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 24-08-2014 21:37
 
Большая советская энциклопедия.

В.Р. Копылов.

Интернациональные части Красной Армии

Интернациональные части Красной Армии, воинские части, сформированные из добровольцев — зарубежных трудящихся, находившихся в Советской России и сражавшихся в составе Красной Армии и партизанских отрядов на фронтах Гражданской войны 1918—20.

Перед Великой Октябрьской социалистической революцией в России находилось около 4 млн. иностранных граждан, в том числе: более 2 млн. немецких, австро-венгерских, турецких и болгарских военнопленных; около 500 тыс. беженцев из Австро-Венгрии, Румынии и турецкой Армении; не менее 1,5 млн. переселенцев и отходников из Болгарии, Чехии и Словакии, Сербии, Хорватии, Ирана, Китая, Кореи и других стран. К этому времени в Советской России проживало также свыше 2 млн. отходников, беженцев и военнослужащих из Польши, переселенцев и отходников из Финляндии. Подавляющую часть иностранных граждан составляли трудящиеся массы. Воздействие Великой Октябрьской социалистической революции, общность классовых интересов с рабочими и крестьянами Советской России и интернациональная деятельность большевистской партии вызвали движение интернациональной солидарности, проявлением которой явилось участие сотен тысяч зарубежных трудящихся в борьбе за власть Советов. В ноябре 1917 — январе 1918 были созданы: в Петрограде — финский отряд Красной Гвардии, в Минске — польский революционный батальон в составе стрелкового полка имени Минского совета рабочих и солдатских депутатов, в Одессе (январь 1918) — 2 румынских революционных батальона. В составе Красной Гвардии в Екатеринославе, Томске, Ташкенте и других городах формировались небольшие отряды из революционных военнопленных — сербов, хорватов, венгров, чехов, немцев, австрийцев и других. По совету и при поддержке В.И. Ленина в Петрограде в феврале 1918 был создан интернациональный отряд в составе 1-го корпуса РККА. В соответствии с постановлением Совнаркома добровольцы из числа иностранцев, вступавшие в Красную Армию, принимали гражданство РСФСР. Наркомвойном было разрешено создавать национальные роты, эскадроны и батареи из народностей, не входивших в состав Советской Республики, с последующим включением этих частей в регулярные соединения Красной Армии.

К лету 1918 интернациональные части формировались в нескольких десятках городов Советской Республики — Москве, Петрограде, Твери, Воронеже, Пензе, Казани, Самаре, Царицыне, Оренбурге, Иркутске и других. Наркомвоеном была образована Комиссия по созданию интернациональных групп Красной Армии (июнь 1918 — март 1919), преобразованная затем в Управление по формированию интернациональных групп Красной Армии (апрель — сентябрь 1919). Кроме того, в отдельные периоды действовали особые органы по формированию и комплектованию польских, финских, чехословацких, китайских, иранских и других национальных частей. Агитационно-пропагандистскую работу среди зарубежных трудящихся в Советской Республике и в интернациональных частях Красной Армии проводили ЦИК Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ) в России (затем ЦИК Коммунистической рабочей партии Польши в России), ЦК Коммунистической партии Финляндии, Центральная федерация иностранных групп при ЦК РКП(б) (ЦФИГ), созданная в мае 1918, и входившие в неё группы (венгерская, чехословацкая, немецкая, югославская, румынская, болгарская и другие), коммунистические организации зарубежных трудящихся при местных комитетах РКП(б).

Иностранные коммунисты проводили также большую работу по формированию интернациональных частей. В сентябре 1919 с согласия Реввоенсовета ЦФИГ образовала Военную комиссию (действовала до мая 1920), которая занималась учётом и укомплектованием интернациональных частей Красной Армии. Формирование и боевая деятельность этих частей находились под контролем ЦК РКП(б). В.И. Ленин встречался и беседовал с руководителями иностранных коммунистических организаций и интернациональных частей. Выступая 2 августа 1918 в Москве на митинге Варшавского революционного полка перед отправкой его на фронт, Ленин указал на необходимость сплочения всех военных сил в могучую интернациональную Красную Армию.

Большую помощь интернационалистам оказывали Я.М. Свердлов, Ф.Э. Дзержинский, С.М. Киров, Е.Д. Стасова, Э.М. Склянский, И.И. Подвойский, М.В. Фрунзе и другие. Видную роль в формировании интернационального движения сыграли иностранные интернационалисты: Бела Кун (венгр), С. Бобиньский (поляк), Вукашин Маркович (черногорец), М. Бужор (румын), С. Частек (чех) и многие другие.

За годы Гражданской войны было создано свыше 250 интернациональных отрядов, рот, батальонов и полков. В этих частях наряду с добровольцами из зарубежных стран сражались командиры и бойцы — русские, украинцы, белорусы, татары, узбеки и другие. Всего в составе Красной Армии в разное время находилось ориентировочно 250—300 тыс. зарубежных интернационалистов. В борьбе с контрреволюцией отличились: на Восточном фронте —216-й интернациональный полк 24-й стрелковой дивизии, 222-й Самарский интернациональный полк 25-й (Чапаевской) стрелковой дивизии, 225-й Китайский стрелковый полк 29-й стрелковой дивизии, польский отряд "Победа", финский отряд; на Южном фронте — 2-й интернациональный стрелковый полк 16-й стрелковой дивизии, Варшавский и Люблинский (польские) полки Западной бригады, югославский и китайский батальоны; на Северном Кавказе — 1-й Астраханский интернациональный полк; на Западном фронте — 1-я интернациональная бригада, 519-й интернациональный полк 58-й стрелковой дивизии; на Северном фронте — 6-й финский стрелковый полк; в Туркестане — 2-й интернациональный стрелковый полк имени К. Либкнехта, 1-й Туркестанский интернациональный полк, награжденный за отличие в боях орденом Красного Знамени и другие.

Иностранные интернационалисты сражались также в партизанских отрядах и соединениях, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке. За героизм и отвагу орденами Красного Знамени были награждены многие зарубежные интернационалисты, среди них: хорват Т. Дундич, финн Т. Антикайнен, китаец Чу Чин-лин и другие; немец А. Кампф, венгр Л. Гавро и чех Э. Кужело были удостоены этой награды дважды.

После Гражданской войны интернациональные части были расформированы. Существование интернациональных частей и деятельность интернационалистов в Советском государстве явились не только действенной формой помощи международного пролетариата первой социалистической революции, но и замечательной школой революционной теории и практики для многих тысяч зарубежных трудящихся, которые вернулись в свои страны обогащенными опытом непосредственного участия в Великой Октябрьской социалистической революции в России. В связи с 50-летием Великого Октября орденами и медалями СССР награждены 3409 участников Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны на стороне Советской власти — граждан Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии, Монголии, ДРВ, Австрии, Финляндии, Франции, Италии, ФРГ, Индии.

Литература:

Ленин В.И., Речь на митинге Варшавского революционного полка 2 августа 1918, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 37;
Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с народами Советской России (1917—1922), М., 1957;
Жаров Ч. И., Устинов В. М., Интернациональные части Красной Армии в боях за власть Советов в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР, М., 1960;
Интернационалисты в боях за власть Советов. [Сб. статей], М., 1965;
Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции, М., 1967;
Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран — участники борьбы за власть Советов, М., 1967.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1505

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 24-08-2014 22:15
 
Об обмундировании пленных в Сибири:

Quote:
В первых числах мая в Читу прибыл I-й Томский красногвардейский отряд интернационалистов из бывших военнопленных в количестве 350 человек с тремя пулеметами под командой Имре Ланьи. (...)

Читинский Военно-революционный комитет после довольно продолжительного обсуждения решил направить отряд в Амурскую область. Из Песчанского лагеря в него влилось пополнение в 150 бойцов. Таким образом, отряд увеличился до 500 штыков и имел четыре пулемета.

Наш отряд имел основание именоваться интернациональным. Кроме венгров, составлявших большинство, в отряде были немецкие бойцы-интернационалисты. Все немецкие интернационалисты - их было 35 человек - являлись представителями промышленного пролетариата, членами профессиональных союзов и социал-демократической партии. Они держались компактно в виде отдельного взвода, отказались одеть русское военное обмундирование, заявляя, что военная форма германской армии - зеленый китель, короткие сапоги, круглое кепи с красными кантами - является лучшим предостережением для белогвардейцев. Немецкие интернационалисты отличались не только обмундированием. В большинстве это были шахтеры из Рура; всегда неторопливые, с трубкой во рту, рассудительные, они не теряли мужественного хладнокровия в самые тревожные дни всей последней эпопеи боев и испытаний.

Кроме венгров и немцев, в отряде было человек 7 сербов и хорватов, 13-15 румын из венгерской Трансильвании и даже трое венгерских цыган.


Мюллер А.А. В пламени революции. Иркустк, 1959. С.41.

Что до интернационалистов Туркестана, то мне их внешний вид неизвестен, но понятно, что они носили свою старую форму. О роли военнопленных в Туркестане скажу потом.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1505

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 24-08-2014 22:27
 
Ознакомился в свое время со сборником "Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР". Сб.док. М., 1968. Забавный том, пухлый такой, и сосредоточен, по советской традиции, в основном на документах комитетов интернационалистов, листовках и т.д. Но, впрочем, есть много и других информативных документов - к примеру, два доклада из архива МИД Австро-Венгрии, документы управления формирования Интернациональной Красной Армии, отчеты агитационных отделов Сибири и т.д.

Зато авторы очень упорно следовали линии освещения деятельности иностранных коммунистов в контексте борьбы Венгерской Советской республики; у них даже периоды так и делятся - до республики, во время, после... В общем, книга дает достаточно стройное представление о процессе участия венгерских военнопленных в революционных событиях на протяжении всей войны. Как оказалось, многочисленные лагеря военнопленных в России оставались намного позже окончания войны - аж до 1923 года.

А еще удивило, что сборник отдал соответствующее внимание и Туркестану, где ситуация с интернационалистами была несколько нетипичной для всей России. Прочитав сборник, несколько понял, почему.

Так, на странице 217 в примечаниях рассказывается про то, как англичане на Туркестанском фронте воюющих венгров переманивали обещанием отправить их домой. Сборник тоже так и говорит - Маллесон, сволочь, разбрасывал с самолетов листовки, в которых обещал мадьярам отпустить их в Венгрию, причем в составлении листовок ему помогали реакционные венгерские офицеры. Туркестанскому Совнаркому пришлось даже 20 января 1919 г. сообщать в Андижанский комитет военнопленных, что несмотря на эти призывы, советское правительство никаких переговоров с Малессоном вести не будет. А мы сказали, не будет, и всё! Это подтверждается на с.361 словами доклада Венгерского отдела агитации и пропаганды при Самаркандском горкоме РКП(б) за 1920 г.: "Телеграмма, посланная из Кушки в Ташкент английским генералом Малессоном в первых числах января 1919 г., в которой он обещал отправить домой через ашхабадский фронт военнопленных, сильно подорвала единодушие, которое царило в партии" (с.358). ЦИК Туркестанской республики, по словам документа, направил это предложение ЦК иностранной компартии, которая отказалась даже обсуждать проект, подозревая Малессона в желании подорвать боеспособность войск, "что и подтвердила позже ташкентская контрреволюция" - имеется в виду знаменитый Осиповский мятеж в Ташкенте. Кстати, как вспоминает мятежник А.Искандер, у него в городе был под началом отряд венгерских военнопленных, что опровергает представление о мадьярах как этаких поголовных сторонниках большевиков.

Известно, что вначале интернационалисты перебегали к белым, но туркмены, которых так и не удалось отучить от убийства перебежчиков, быстро отбили у венгров охоту рисковать. Потом, в связи с большими поражениями, разложением фронта и прочим, интернационалисты начали бузить, бунтовать, требовать любыми средствами направить их на родину, и в начале апреля дело чуть-чуть не дошло до военного мятежа, как будто специально приуроченного специально к наступлению белогвардейцев. Пришлось срочно венгров разоружить. К счастью, потом войска смогли пробиться через Оренбург к России и вскоре все желающие отправились на родину.

Причины такого недостойного поведения интернационалистов среди прочего раскрываются в том же докладе и в отчете Туркестанского краевого бюро венгерских секций агитпропаганды в Центрбюро при ЦК РКП(б) от 30 сентября 1920 г. Как оказалось, политработы среди военнопленных вначале не велось вообще. До 4 мая 1918 г., когда на них наконец обратили внимание, их жизнь ничем не отличалась ни от времен Керенского, ни от времен самодержавия. Потом образовалась кое-какая группа, кое-какие комитеты и советы интернационалистов - "иностранных коммунистов". Но они с массой никакой политической работы не вели, да и сами были засорены случайными элементами - после чистки вместо 600 коммунистов в ячейках осталось 450. Даже во время первого съезда интернационалистов от фронта были представители одного отряда, и те беспартийные. Партия и иностранная группа коммунистов просто не имела связи с иностранными солдатами (с.364-365). В итоге в Красную Армию вступал кто хотел, в большинстве те, кто хотел пробраться таким образом на родину; как говорит отчет, "мешала концентрация и мобилизация интернационалистов, проведенная в конце мая и в начале июня под лозунгами не совсем коммунистическими, которые могли бы привести к упадку иностранной группы и нанести большой ущерб защите интересов Советской республики". Действительно, лозунги "На запад", "Пробьемся с оружием в руках в Венгрию и уничтожим там буржуазию, с которой борются наша товарищи" - это, скажем так, не совсем социалистические лозунги. Толковый демагог таким образом легко может спровоцировать массу на дезертирство - как, собственно, и случилось, в бунте интернационалистов 1-го Турк.полка активное участие приняли члены секции интернационалистов под председательством некоего Унтеса.

Способствовало этому не только отсутствие смены в течение продолжительных боев, изнуряющие сражения, поражения на фронте и уничтожение Венгерской советской республики, но и то, что руководство и республики, и самих иностранных коммунистов рассматривало массу военнопленных как какой-то людской резерев, с которым можно делать то, что хочется - массово мобилизовать, к примеру. Так, именно мобилизованные в Чарджуе в декабре 1918 г. военнопленные потом и дезертировали, и бунтовали. Тыл тоже не отставал - распоряжением РВС Туркреспублики за подписью председателя Казакова, военкома Ташкента Федермессера и председателя Республиканского комитета Свободы (это фамилия такое) весной 1919 г. все военнопленные были принудительно мобилизованы в армию, а неспособные к военной службе - в трудовое ополчение. А заодно они должны были обязательно вступить в профсоюз по профессии (с.220-222). А не то будет бо-бо - документ впрямую угрожает. 4 мая последовало и решение Краевого комитета компартии иностранных рабочих и крестьян Туркестана о принудительном создании во всех лагерях военнопленных Советов иностранных рабочих и крестьян, которые подчинялись иностранной коммгруппе. То есть этакий тоталитаризм, "всемерное подчинение всех сфер общества".

История с разоружением 1-го Туркестанского полка в апреле иностранных коммунистов ничему не научила, и 23 июля Федерация иностранных коммунистов приняла решение о мобилизации военнопленных (с.25-252). Эта мобилизация кого попало вкупе с поражениями, боями, падением Венгерской Советской республики привела к неважным последствиям - по словам протокола заседания Федерации от 22 октября 1919 г. 600 интернационалистов-фронтовиков с Ашхабадского фронта оставили позиции и потребовали смены. Краевой комитет с согласия РВС разрешил отправить их на сельхозработы севернее Ташкента, но не там, где были организации интернационалистов, "дабы избежать вредного влияния фронтовиков на наших членом партии, тем более, что уже началась в то время мобилизация их" (с.252). К тому времени было 24 организации иностранных коммунистов, объединявшие 1545 членов, да еще в армии было 3000 военнопленных: на Оренбургском фронте - 1600, Закаспийском - 600, Ферганском - 850. Потери у них были большие. Погибло: на Оренбургском фронте - 600 военнопленных, Актюбинском - свыше 400 (с.350). Неудивительно, что интернационалисты-фронтовики опять начали бузить. Пришлось отправить на фронт мобилизованные дружины иностранных коммунистов - а почти все они были вооружены, и почти все отправлены на фронт. Вот эти прибывшие на фронт иностранные коммунисты и установили "смычку" с фронтовиками, "уговорив" их наступать.

Такая вот история. Собственно, мне после этого странное поведение туркестанских интернационалистов стало понятно. Кстати говоря, в том же 1919 г. аналогичные процессы развертывались и в "России" - там было создано Управление по формированию Интернациональной Красной Армии, в которое предполагалось мобилизовать военнопленных, а один из наркоматов уже в 1920 г. предлагал эшелоны военнопленных, отправлявшихся на родину, направлять в Казань или Уфу, чтобы из них там формировали военные части. Впрочем, из идеи мобилизации военнопленных все равно ничего не получилось. Оказалось, что они были достаточно боеспособными, когда формировались на добровольной основе.

T.S.
Active User


From: Copenhagen
Messages: 180

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 25-08-2014 15:42
 
From the litterature list to:

Большая советская энциклопедия.
В.Р. Копылов.
Интернациональные части Красной Армии

I can see that the book
Жаров Ч. И., Устинов В. М., Интернациональные части Красной Армии в боях за власть Советов в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР, М., 1960;
maybe can have a list of all the Polish units fighting on the Red side?
It is possible to get one of you to look into the book and see if that is correct.
If it is so, would it then be possible to put up a list with the unit names and whatever the book else has on the Polish units on this site?
Maybe it is a single chapter on the Red Poles?

The Poles themselves does not seem to have much information on the subject.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 German, Austrian and other prisoners of war in Red Army
Sent: 25-08-2014 23:16
 
I, alas, did not have the opportunity to get acquainted with this book.

I looked for information in other Soviet Encyclopedia - "Civil War and military intervention in the USSR".
According to the Polish units has this:

- 1st Polish revolutionary regiment, formed in November 1917 in Belgorod out of Polish reserve regiment. On the basis of this regiment in 1918 in Moscow were created "1st Revolutionary regiment of the Red Warsaw", "Separate consolidated guard druzhina" (later - Lublin Rifle Regiment), Squadron Mazowiecki Lancers and other units.

- In March, was formed "1st Revolutionary regiment of the Red Warsaw". Infused into the Western Infantry Division in February 1919.

- In September 1918, in Moscow, was formed Western Infantry Division, the basis of which the Polish revolutionary units. Later Division renamed the 52 Rifle Division. It was the only fully formed International Division in the Red Army.

1 - 10  11 - 15  Next   Last
New Products
Lieutenant of the Red Army infantry. 1941, USSR; 54 mm
Lieutenant of the Red Army infantry. 1941, USSR; 54 mm
$ 4.35
Petty Officer 1st Class with the Navy flag, 1941-43. USSR; 54 mm
Petty Officer 1st Class with the Navy flag, 1941-43. USSR; 54 mm
$ 4.35
Soldier in greatcoat, 1914-1922; 28 mm
Soldier in greatcoat, 1914-1922; 28 mm
$ 2.80

Statistics

Currently Online: 1 Guest
Total number of messages: 2809
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1098
This page was built together in: 0.0637 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce