Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Czech Corps in Russia / Чешский корпус в России -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Czech Corps in Russia / Чешский корпус в России
Sent: 15-06-2014 19:47
 
Журнал «Мировые войны» № 2 (2/2005); № 3

Авторы: Б. Пануш (Чехия), Б. Татаров (Россия)





Officer of the 1st Regiment



ЧЕШСКО-СЛОВАЦКАЯ КОННИЦА В РОССИИ 1918-1920 гг.
Czech-Slovak cavalry in Russia in 1918-1920.

В ходе великой войны в составе Русской армии действовали национальные чешско-словацкие части. В начале - Чешская дружина, затем полк, бригада, дивизия. Чехи и словаки, разделенные поротно, иногда и повзводно, были прикомандированы к различным полкам и дивизиям русской армии, где действовали как фронтовые разведчики. Это положение, с одной стороны, полностью отвечало способностям чехов, и приносило большую пользу Российской армии. С другой - исключало формирование чешско-словацких кавалерийских частей, поскольку у Российской армии было достаточно отличной конницы, как регулярной так и иррегулярной. Следует заметить, что весьма тёплые отношения сложились у чехов с казаками, которые часто оказывали им помощь во время разведок.



Офицер 1-го полка / Officer of the 1st Regiment



Офицер (?) / Officer (?)

Символическим началом чешско-словацкой конницы можно считать появление конных вестовых у штаба Чешско-Словацкой стрелковой бригады, сформированных в 1-ом Чешско-Словацком стрелковом полку - 5 февраля, во 2-ом стрелковом – 29 сентября 1916 г. Позднее они были переформированы в отряды полковой конной разведки.

После Февральской революции ситуация отчасти изменилась, однако несмотря на то, что политика Временного правительства привела к катастрофическому падению боеспособности Российской армии, необходимость в формировании чешско-словацкой конницы не возникала, поскольку регулярная и иррегулярная конница сохраняла боевой дух. Так, к примеру, после битвы у Зборова, во время Тарнопольского прорыва, Чешско-Словацкая стрелковая бригада несколько раз оказывалась в тяжелейшем положении, поскольку российские пехотные части, действующие вместе с бригадой, часто бросали фронт. Тогда как конница, в частности казаки, были надежными помощниками чехам, ведя вместе с ними кровавые арьергардные бои.

Формирование Отдельного Чехо-Словацкого корпуса в составе двух стрелковых дивизий и вспомогательных частей началось в августе-сентябре 1917 г. По плану, корпусная конница должна была состоять из двух казачьих дивизионов, по одному на дивизию. Однако фактический распад государства и армии в «демократических» руках Временного Правительства значительно сдерживал этот процесс. После большевистского переворота ситуация заметно ухудшилась. Полки второй, а отчасти, и первой дивизии не имели штатного количества личного состава. Многие чешско-словацкие подразделения существовали лишь на бумаге, некоторые уже сформированные пулеметные, мортирные и другие специальные команды, тем не менее, могли использоваться лишь как пехота из-за отсутствия соответствующего вооружения. Эта ситуация была вызвана фактическим прекращением поставок вооружения, обмундирования и даже продовольствия. Часто стрелки 2-ой дивизии были вынуждены ходить в старой австрийской форме, из-за невозможности достать русское обмундирование. В этой ситуации было бы сложно ожидать серьёзных планов по формированию конницы. Следует заметить, что Отделение Чешско-Словацкой Народной Рады в России (ОЧСНР), очевидно не надеясь более на создание нового противогерманского фронта в России, начинает активную деятельность для переброски корпуса во Францию. Будущее участие чехословаков в позиционной войне на Западном фронте, разумеется, полностью исключало наличие конницы.



Кавалеристы 2-го полка на параде в Клюквенной, 1919 г. / Cavalrymen of the 2nd Regiment on parade in the village Klyukvennaya, 1919

Весной 1918 г. корпус под давлением войск Германии и Австро-Венгрии, начинающих оккупацию Украины, покинул её пределы. Между ОЧСНР и правительством большевиков была достигнута договоренность, о том что корпус через Дальний Восток (Владивосток) будет переброшен во Францию. Однако, как правило, политика большевиков привела к восстанию чехословаков и втягиванию их в бои на территории Сибири и Дальнего Востока.

Первые же столкновения с большевиками показали, что для успешного ведения боевых действий чехо-словацким частям необходима поддержка кавалерии. Следует отметить, что активную помощь им, особенно в первых боях с большевиками, вновь оказали казаки. Однако поскольку у командования корпуса проявилось стремление справляться только своими силами и быть как можно более независимыми, встаёт вопрос о формировании чешско-словацкой конницы. Нельзя не упомянуть сильное желание иметь чешско-словацкую кавалерию имелось у тех чешских офицеров и солдат, которые ранее служили в Австро-Венгерской и Российской коннице.

В первую очередь возникали чешско-словацкие конные подразделения, как правило в силе эскадрона, прямо на фронте, исходя из боевой необходимости, для несения разведки и преследования разбитого неприятеля. Летом 1918 г., когда стало ясно, что корпус остается в России для создания противобольшевистского (тем самым противогерманского) фронта, командование корпуса приступило к формированию чешско-словацкой конницы.

25 июня 1918 г. был издан приказ № 23 по Чешско-Словацкому корпусу, исходя из которого штаб-ротмистру Линсбауеру (Linsbauer) (позднее он поменял фамилию, став Косовским) вверялось «формирование чешско-словацкой конной части». В приказе № 66 от 1 июля 1918 г. уточнялось, что приказано приступить к формированию 1-го дивизиона 1-го кавалерийского полка в составе 3-х эскадронов по 100-120 чел. в каждом, и пулеметной команды из 6 пулемётов «Chauchat». Местом формирования определялся город Челябинск. Первым командиром дивизиона устанавливался упомянутый штаб-ротмистр Линсбауер-Косовский. 11 июля был выдан первый приказ по кавалерийскому полку.

Организация шла весьма быстро и к концу июля были сформированы 1-й и 2-й эскадроны. Поскольку предполагалось, что в ходе боевых действий эскадроны будут действовать отдельно, то и в составе каждого была своя пулеметная, саперная и телефонная команды. 28 июля началось формирование 3-го эскадрона. К середине августа численность дивизиона составляла 605 чел.

Затем, окончив обучение личного состава, 15 августа был отправлен на фронт 1-й эскадрон дивизиона, а 27-го – 2-й. 2-го сентября 1918 г. дивизион был расширен до 1-го Чешско-Словацкого конного полка (1 československy jízdní pluk}. В период с 7 по 12 сентября 1918 г. полк, фактически лишь штаб и находящийся в стадии формирования 3-й эскадрон, был переведен в Екатеринбург. С 12 сентября 1918 г. в приказах по полку (с приказа № 63) начинает использоваться название «1-й чешско-словацкий Яна Искры из Брандиса кавалерийский полк» (1. čsl. "Jana Jiskry z Brandysa" jízdní pluk(?). Однако в приказах по корпусу и полку нет упоминания о том, когда это имя было присвоено. 22 сентября 1918 г. на фронт был отправлен 3-й эскадрон. Эскадроны полка принимали активное участие в боевых действиях в областях Екатеринбурга, Тагила, Сызрани, Инзы, Кунгура.

В конце сентября был сформирован Запасной эскадрон. 5 октября 1918 г. начато формирование 4-го эскадрона и, немного позднее, полковых команд: пулеметной, саперной и телефонной. Пока не было закончено формирование, исходя из документа от 2 ноября, временная структура полка была следующей: 1-й дивизион – 1-й, 2-й, 3-й эскадроны; 2-й дивизион – 4-й и Запасной эскадроны, пулеметная команда, телефонный и саперный взвода. 13 ноября 1918 г. приказом № 122 по Чешско-Словацкому корпусу было установлено штатное расписание 1-го Чешско-Словацкого кавалерийского полка (приказ по полку №159 от 17 декабря 1918 г.). Исходя из штатного расписания, полк должен был состоять из 34 строевых офицеров и 806 строевых унтер-офицеров и солдат. 7 января 1919 г. все части полка были сняты с фронта и полк смог закончить формирование, а так же вернуться к установленной ранее структуре, то есть дивизион – 2 эскадрона и полковые команды.

15 февраля 1919 г. с полком прощается его организатор подполковник Линсбауер-Косовский, который в результате тяжелого ранения был признан негодным к строевой службе, и отбыл в Чехословакию. Командование полком принял, 2 апреля 1919 г., майор Крейчиржик ( mjr. Krejeicek(?), командовавший полком до возвращения на родину.

14 мая 1919 г. полк переводится из Екатеринбурга в город Бийск. Кавалеристы 1-го полка принимают самое активное участие в охране магистрали и противопартизанских рейдах. В начале ноября полк оставляет Бийск и с боями (вместе с 3-й Чешско-Словацкой стрелковой дивизией искровцы составляли арьергард армии) отступает в направлении Владивостока. 10 мая 1920 г. полк прибывает во Владивосток и уже 3 июня 1920 г. грузится на корабли, и через Канаду возвращается в Чехословакию. 5 августа 1920 г. полк расквартировывается в городе Терезин. В ходе военной реформы полк вошел в состав Чехословацкой армии как 1-й кавалерийский полк Яна Искры из Брандиса (1 jezdecky pluk Jana Jizkry z Brandysa), где просуществовал до оккупации Германией Чехословакии. После окончания Второй Мировой войны и освобождения республики восстановлен не был.

Основой для формирования 2-го кавалерийского полка (2 jizdniho pluku) послужили уже существующие к этому времени конные части: 1-й Чешско-Словацкий конный дивизион чешско-словацких частей, которые вели боевые действия на восток от Омска; 1-й Чешско-Словацкий конный дивизион восточной части Владивостокской группы и Челябинский запасной эскадрон.

1-й Чешско-Словацкий конный дивизион чешско-словацких частей, находящихся к востоку от Омска, образовался в результате расширения конной разведки 7-го Чешско-Словацкого стрелкового Татранского полка. 21 июня 1918 г. командование над конной разведкой принял корнет Билина (приказ №3 по чешско-словацким частям восточнее Омска). 29 июня вышел приказ, согласно которому все солдаты и офицеры, которые ранее служили в подразделениях конной разведки, должны были быть направлены в конную разведку 7-го полка (приказ № 6 по чешско-словацким частям восточнее Омска). 3 июля 1918 г. приказом № 8 по ч-с частям восточнее Омска, корнету Билине вверялось формирование, на основе разведки 7-го полка, 1-го Чешско-Словацкого конного дивизиона (1 es. Jizdni division), который должен был состоять из: 1-го эскадрона «Яна Искры из Брандиса» (1. eskadrony «Jana Jiskry z Brandysa»(?) и 2-го эскадрона «Нитранских казаков» (2. eskadrony “Nitranskych kozakov”). Каждый эскадрон должен был состоять из 100 кавалеристов и пулеметной команды из 20 чел. с 2 пулеметами. Затем, 15 августа, корнет Билина назначается командиром дивизиона. 10 октября 1918 г. дивизион (4 офицера, 189 всадников и 172 коня) прибыл в Тюмень, где перешел под командование полковника Червинки, формировавшего 2-й кавалерийский полк.



Группа офицеров 2-го (?) полка / A group of officers of the 2nd (?) Regiment

1-й Чешско-Словацкий кавалерийский дивизион Восточной части Владивостокской группы был сформирован 9 июля 1918 г., и состоял из 2-х эскадронов, пулеметной (4 пулемета) и саперной команд. В начале в строю было лишь 5 офицеров, 1 вольноопределяющийся и 112 кавалеристов. Затем, ввиду необходимости в коннице, первый эскадрон был дополнен офицерами и солдатами из 2-го эскадрона и отправлен на фронт, вместе с пулеметной командой, а 2-й эскадрон оставлен в резерве. 1 октября 1918 г. дивизион был переброшен в Красноярск, где прошел реорганизацию: на основе существующего 2-го эскадрона был сформирован пулеметный эскадрон, а вместо него сформирован новый 2-й эскадрон.

8 октября дивизион был переведен в г. Тайга, где получил приказ о начале формирования 2-го кавалерийского полка. Дивизион переименовывался во 2-й Чешско-Словацкий кавалерийский дивизион (2 est. Jezd division(?), а 1-й, 2-й и пулеметный эскадроны в 3-й, 4-й и пулеметный эскадроны 2-го кавалерийского полка. 11 октября дивизион был переброшен в Тюмень, где шло формирование 2-го кавалерийского полка.

К сожалению, о Челябинском запасном эскадроне нет никаких документов, помимо упоминания о существовании и о вхождении во 2-й кавалерийский полк.

Исходя из имеющихся документов, 2-й кавалерийский полк формировался как конница для 2-ой Чешско-Словацкой стрелковой дивизии. И одно время упоминается как часть дивизии.

Официально 2-й кавалерийский полк был образован 4 октября 1918 г. При этом согласно полковому приказу № 24 от 30.10.1918 г., эскадроны переименовывались в сотни, а приказом № 25 вводилось наименование: «1-й Чешско-Словацкий кавалерийский полк» (1. ceskoslovenskey j… pluk(?). Скорее всего речь шла о личной инициативе командира полка полковника Червинки, который в своих приказах употребляет названия «сотня» вместо эскадрон и «казак»(?) вместо всадник. В Тюмени полк проходил активную военную подготовку. Учился полк обращаться с казачьими пиками, о чем … в приказе № 34, на которых … бело-красные флюгера введенные приказом № 34 параграф А(?). …(приказ?) говорит о желании Червинки сформировать полк «чехословацких казаков». Однако название «казаки» просуществовало лишь 2 недели и было отменено 15 ноября. Тем не менее, термин сотни использовался до середины апреля 1919 г. 28 мая 2-й полк из Тюмени был переведен в Клюквенное, где находился до апреля 1920 г., участвуя в охране магистрали и в противопартизанских действиях. В связи с эвакуацией Чешско-Словацкого войска полк отбыл 27 апреля1920 г. во Владивосток. 2 мая 1920 г. полку приказом было присвоено название «Сибирский». В конце мая полк погрузился на корабли и покинул Россию. Путь полка в Чехословакию проходил через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море. В Чехословакии полк был расквартирован в …(?) Ольоуц(?), войдя в состав армии как 2-й кавалерийский полк, а в …5 г. был обновлен и объединен с ….(?) полком.

15(?) января 1919 г. Чешско-Словацкий корпус был реорганизован в Чешско-Словацкое войско. В рамках реорганизации была образована 3-я кавалерийская дивизия, однако 3-й кавалерийский полк, по каким-то причинам, сформирован не был. Более того 1-й и 2-й полки были выведены из состава 1-й и 2-й стрелковых дивизий и подчинены непосредственно штабу войска. Приказом № 10 от 1.02.1919 г. было введено штатное расписание для кавалерийских полков, исходя из которого полк должен был состоять из двух дивизионов, по два эскадрона в каждом, пулеметного эскадрона, штаба полка, команды связи, саперной команды, полкового обоза; 50 офицеров и 1017 унтер-офицеров и кавалеристов (как строевых так и нестроевых). Следует заметить, что оба полка имели свою музыку, которая однако была вне штата. Позднее в составе пулеметных эскадронов были введены артиллерийские команды-взвода, у 1-го полка команду скорострельных пушек, у 2-го взвод «конно-горских орудий 1919 г.».

Что касается условий разработки и введения униформы у 1-го и 2-го полков они были различными. Очевидно, основой униформы для обоих кавалерийских полков послужила униформа Российской армии, с некоторыми элементами австро-венгерской.



Штаб 1-го полка и почетный караул на встрече Министра обороны генерала Штефаника, январь 1919 г.

Headquarters of the 1st Regiment, and a guard of honor greeted arriving Defense Minister General Štefánik, January 1919

При формировании 1-го кавалерийского полка не было ни времени, ни возможностей для разработки особой формы, поэтому солдаты и офицеры были одеты в форму тех частей, из которых они были переведены. Первое упоминание об униформе встречается в приказе № 32 по 1-му полку от 12 августа 1918 г. В этом приказе командир полка пишет, что заметил, что кавалеристы не выполняют решение полковой комиссии об униформе (оригинал этого решения не сохранился) и носят на плече погоны-ремешки различных форм и цветов, и цитирует указанное решение: «кавалерийские сапоги со шпорами, синие штаны с белым лампасом, гимнастерка с кожаным погоном, фуражка с подбородочным ремнем». Командир также просит, чтобы до разработки парадной формы кавалеристы не «выделялись лишним фраерством». Несмотря на то, что в приказе не упоминаются нарукавные щитки, введенные в декабре 1917 г., можно предположить, что кавалеристы их носили. По крайней мере с обозначением чина, поскольку в декабрьском приказе для кавалерии не было предусмотрено никаких обозначений. Согласно этому приказу нижним чинам полагался щиток 96 мм на 64 мм с обозначением чина из узкой желтой тесьмы, для фельдфебеля – тоже желтой; для офицеров - щиток 104 мм на 72 мм, тесьма узкая галунная, до чина штабс-капитана серебряная, дальше золотая.

Затем, 18 августа 1918 г. в приказе № 1-1п по Чешско-Словацкому армейскому корпусу было опубликовано решение Военной комиссии ОЧСРЗ с 9.08.1918 г. об униформе кавалерии:
«1. Высокие кавалерийские сапоги со шпорами на ремешках;
2. Синие кавалерийские штаны, обшитые в шагу кожей, с белым кантом по шву, у офицеров – серебряным. В случае нехватки синих штанов можно носить суконные с белым кантом.
3. Суконная гимнастерка зеленого цвета; щиток того же цвета, как и рубашка, с выпушкой, внизу две перекрещенные сабли из металла или вышитые. Знаки отличия у офицеров серебряные, у нижних чинов – желтые. На левом плече кожаный ремешок, сплетенный из тонких ремешков, вшитый с одной стороны в шов рукава, с другой укрепленный пуговицей белого металла или обыкновенной пуговицей.
4. Фуражка зеленая, впереди с ремешком, который при езде верхом стягивается под подбородок, что бы фуражка не спадала;
5. Шинель длинная, кавалерийская. Петлицы красные с белой выпушкой и пуговицами белого металла. Отличия на рукаве такие же, как на гимнастерке.
6. Зимний головной убор – папаха (русская) с красным верхом и синим, из тесьмы, нашитым крестом».

21 августа 1918 г. командир 1-го кавалерийского полка в приказе № 41 вводит ряд дополнений к вышеперечисленным требованиям. «Синие кавалерийские штаны с белым 4 мм широким лампасом, гимнастерка цвета хаки, на левом рукаве щиток того же цвета с белой 4 мм выпушкой, на щитке знак кавалерии – две скрещенные сабли белого цвета. Обозначения чина на щитке из ленты белого шелка 8 мм шириной. На левом плече кожаный ремешок с пуговицей белого металла. Фуражка казацкого образца с небольшой ленточкой чешских цветов шириной 1 ½ - 2 см, длина ленты от высоты околыша, пришита наискосок под углом 60*, слева – верх, справа – низ. Фуражка с кожаным подбородочным ремешком шириной 1 см., прикрепленным двумя пуговицами серебряного металла. Сапоги кавалерийские, черные, халкоты (?) твердые на со шпорами на черных ремешках. Сабельные ремни и поясной ремень желтого цвета, нормальной ширины. Шинель кавалерийская, русского образца с белыми петлицами и красной выпушкой. Ношение неуставных вещей разрешено только при внутренней службе, то есть в местах, куда общественность не вхожа, или на кратких прогулках (?!). Во всех остальных случаях следует соблюдать приказ по форме. Примечание: из-за недостатка синего сукна разрешено, пока не будет отменено это приказание, носить штаны цвета хаки с установленным лампасом. Предписания в отношении парадной униформы будут изданы дополнительно, основным цветом, отличающим кавалерию от остальных боевых частей армии, установлен белый цвет. Офицеры и исполняющие обязанности офицеров носят такую же форму, как и остальные конники, только с той разницей, что вместо шелковых лент используются серебряные.

Внимательно прочитав оба приказа, можно заметить, что командир полка позволяет себе вводить изменения, которые идут в разрез с приказанием штаба. Это касается петлиц на шинели и обозначения чинов тесьмой белого цвета (тогда как у всей армии из желтого) для унтер-офицеров. Такое самоуправство было замечено и подполковник Ме….(?) из Воинского отделения ОЧСНР приказом № 178 от 5.01.1919 приказал, чтобы унтер-офицерские нашивки были желтого цвета. Тем не менее, неуставные петлицы на шинелях – белые с красной выпушкой – остались.



Офицеры 1-го полка / The officers of the 1st Regiment

Похожая ситуация с униформой сложилась при формировании …-го кавалерийского полка. Солдаты и офицеры направлялись в Тюмень и первое время были в форме своих предыдущих частей. Своей униформой выделялся лишь 2-й эскадрон «Нитранских казаков». К сожалению(?) из сохранившихся материалов нам крайне мало известно об их форме: «…форма …эскадрона Нитранских казаков отличалась от полевой казачьей формы лишь цветом петлиц, которые у чехословацких «казаков» были зелеными», неясно только форма какого казачьего войска послужила примером для чехов.

Командир 2-го полка русский гвардейский офицер Червинка с первых же дней уделил особое внимание униформе. Первый приказ об униформе полка № 4 от 10.10.1918 г.: «…для определения проекта новой формы полка назначаю комиссию из командиров эскадронов, команд и по одному добровольцу от каждого эскадрона и команд под руководством корнета Билинки. Проект о новой форме предложить мне 20 октября». Далее Червинка пишет: «…командирам приказываю, чтобы добровольцы всегда ходили подпоясаны, исключая тяжелые работы, а при выходе в город носили сабли без стеков».



Офицер 2-го полка / Officer of the 2nd Regiment



Офицер 1-го полка - в русском кавалерийском кителе / Officer of the 1st Regiment in the Russian cavalry tunic

Комиссия после месяца работы наконец-то приняла решение, о чем было сообщено в приказе № 41 по 2-му кавалерийскому полку от 16 ноября 1918 г.: «При моём докладе в Екатеринбурге 2-й Ч-С. Стр. див. генерал-майору Гайде я предоставил избранной вами комиссией одобренный вариант полковой формы, брат генерал разрешил шить упомянутую форму, а именно: подебрадки, кавалерийскую шинель, чамары (подобие гусарского ментика – пр. ав.) и штаны. Довожу к вашему сведению это решение и приказываю приступить к быстрому шитью формы, согласно приложенным постановлениям и точно руководствоваться указанными размерами. Исходя из того, что полковая мастерская не способна в ближайшее время сама это исполнить, приказываю сотням и командам приступить к перешиванию собственными силами. Красную ткань предоставит хозяйственная часть полка согласно числу братьев казаков, занесенных в списки полка (имеются ввиду чехо-словаки из «Нитранской» сотни – пр. ав.). Если у хозяйственной части нужного количества ткани не будет, прикупить недостающую на указанном мною адресе. Остальные вещи купят себе сами сотни и команды и приложат правильно оформленные чеки. Начальник хозяйственной части должен, по возможности, найти швейные машинки. Из числа пленных будут взяты швейники и изготовители «подебрадок». «Подебрадки» будут изготавливаться из имеющихся папах и таким образом, чтобы задняя часть могла опускаться при больших морозах. На штаны пришить лампасы, из привезённой мною ткани. Для изготовления шнуров на чамары купить чёрную кожу. Пуговицы, кому положено, следует обшить мундирной тканью. Приказываю всем, от кого зависит быстрое исполнение, чтобы сделали всё возможное. Тем братьям казакам (офицерам и добровольцам), которые будут иметь готовую форму, разрешаю её носить в городе, однако на учениях в форме должно быть единообразие. Военная форма должна украшать того, кто её носит, и в первую очередь нашу славную конницу. Поэтому обязательно, чтобы каждый и всегда был одет со вкусом, правильно исходя из приказов и чисто. Наша форма очень красивая и, самое главное, имеет народный вид. Всем она очень понравилась. Любите форму и гордитесь ею, носите её с честью. Начальнику хозяйственной части приказываю В ТРЕТИЙ РАЗ требовать от интендантства всего того, что не хватает. С этой целью выслать брата подпоручика Беначка(?). Командирам сотен приказываю взять с полковых складов короткие плащи из плащевой ткани. Наздар!



Музыканты 2-го полка. Тюмень, 1919 г. / Musicians of the 2nd Regiment. Tyumen, 1919

Описание полковой формы:
1. Головной убор: подебрадки из серых папах (или серой бараньей шкуры) с пурпуровым верхом; размеры: высота 10 ½ см, сзади 7 см, спереди 16 см, высокий султан из черного конского волоса, поставленный прямо и укрепленный суконной розеткой овальной формы национальных цветов. Султан удерживает кольцо из кожи у нижних чинов, у офицеров – из золотых шнуров;
2. Блуза: гимнастерка из полевого сукна. На рукавах щитки красные с белым кантом, на щитке две скрещенные сабли, а между ними номер полка. Нашивки обозначающие офицерский чин, до ротмистра – серебряные зигзаги (речь идет о гусарском галуне – пр. ав.), от майора и выше – золотые, у унтер-офицеров – черные. Наплечник (кавалерийский погон) на левом плече у нижних чинов кожаный (плетенный), у офицеров золотой (с одним узлом). Блузы с двумя наружными карманами.
3. Френч, из того же сукна, что и блуза, но с 4 наружными карманами;
4. Штаны. Кавалерийской формы, тёмно-синие, с двумя красными лампасами на расстоянии от выпушки ½ (?) см, выпушка у нижних чинов желтая, у офицеров золотая. Ширина лампаса – 4 см каждый;
5. Шинель. Серая, простого фасона (русского), без пуговиц, лишь у офицеров желтые пуговицы на петлицах. Петлицы красные с белой выпушкой;
6. Полушубок русского фасона с чамарой (со шнурами – пр. ав.), обшитый бараньим мехом у горла, рукавов и по нижнему краю;
7. Обувь. Высокие сапоги с укрепленными на них шпорами».

Однако черные унтер-офицерские лычки, скорее всего, просуществовали недолго (если вообще были изготовлены), поскольку приказом № 117 от 27.10.1918 по Чешско-Словацкому корпусу вводилась новая система щитков, и однозначно для всех унтер-офицеров устанавливался желтый цвет лычек. В отношении кавалерии устанавливались следующие отличия: «§ 7 Вводится: - для кавалерийских полков цвет белый (белые петлицы с красной выпушкой). § 8 Знаки отличия части: - кавалерийские полки 1-2… обозначение рода войск… для кавалерии – скрещенные части».

Как видно, некоторые элементы формы 2-й полк перенял от 1-го полка: синие штаны, погон, белую «кавалерийскую» выпушку, эмблемы с перекрещенными саблями. В тоже время 2-й полк вводит собственные полковые отличия: желтый металл (у первого – белый), черные унтер-офицерские лычки, петлицы, красные лампасы. Головной же убор 2-го полка – «подебрадка» (зимний и летний вариант), позднее была введена и в первом полку, став заметным отличием чешско-словацкой конницы. Однако кавалеристы держались неофициальных полковых отличий: султан из конского волоса – в 1-ом полку белый; у 2-го – черный; красные выпушки у 1-го полка и белые у второго. Занятно, что основные изменения в форме командиры вводили сами, исходя из личной инициативы. В этом отношении, безусловно, на первом месте стоит командир 2-го полка подполковник Червинка.

Следует заметить, что интендантству корпуса, позднее войска, и, разумеется, полков, было крайне сложно обеспечить такое количество солдат и офицеров необходимым обмундированием. Интендант 1-го полка, к примеру, в документах (№ 99 от 18.10.1918) жалуется на то, что «промышленность в стране, прожившая ужасы большевистского правления» находится в крайне плачевном состоянии и просит, что бы «каждый брат хранил народное имущество, берег в первую очередь одежду и снаряжение». Так оказалось, что синей ткани для пошива кавалерийских штанов было недостаточно. В приказе № 196 от 21.01.1919 по 1-му полку говорится, что «…служебной формой одежды являются зеленые штаны и гимнастерка. Каждый член полка имеет право на их получение. Все, как офицеры, так и нижние чины обязаны иметь их и содержать в должном порядке. Ношение френчей и уланок вне службы разрешено, но никто не имеет права требовать выдачи на них сукна из полковых складов».

Приказ № 238 от 6 марта 1919 г.: «…приказываю, чтобы парадная шапка (подебрадка – пр. ав.) носилась только по воскресеньям и в праздники, или приказом в особые дни. В другие дни её ношение строго запрещено».

Интерес представляет приказ по форме 1-го полка для парада, посвященного дню рождения Массарика: «Кавалеристы и офицеры в шинелях с обшитыми зеленой тканью пуговицами, подебрадки, киргизские сапоги, нагрудные патронташи через левое плечо. Седла напакованы: впереди палатки, сзади одеяла. В случае мороза эскадроны идут в папахах и оденут подебрадки на месте парада».



Командир 2-го полка подполковник Червинка / The commander of the 2nd Regiment, Lieutenant Colonel Chervinka



Рядовой 1-го полка в летней форме / Private 1st Regiment in summer uniform

26 мая 1919 г. в кавалерийских полках приказано: «Командирам эскадронов и команд в течение 14 дней, начиная с 26.5.1919, проследить, чтобы добровольцы носили уставные головные уборы с Чешским гербом нового образца». В июле 1919 г. Чешско-Словацкие части начали получать новые головные уборы «образца 1919 года», так называемые «выдумки». Получил эти головные уборы для повседневного ношения и 1-й кавалерийский полк.

Вызывает улыбку борьба командира 1-го полка с самовольной стрижкой конских хвостов. Приказ № 361 от 28.7.1919: «Запрещаю самовольную стрижку грив и хвостов у коней вверенного мне полка», № 416 от 21.9.1919 опять запрещена «…самостоятельная стрижка конских хвостов». Поскольку кавалеристы стригли в первую очередь волос серых коней на султаны, указывалось, что стрижка должна производится одновременно и, что «… белый волос будет использован для султанов на подебрадки…»; это первое упоминание в приказах о султанах белого цвета.

В своих приказах командир 1-го полка часто упоминает о ношении и изготовлении неуставных вещей. Например, 2 сентября 1919 г. в приказе № 397 он пишет: «…приказываю всем офицерам и нижним чинам… одевать в общественные места, театры, концерты, сады и т.д. установленную кавалерийскую форму… головной убор нового образца». Несмотря на это кавалеристы отдавали предпочтение фуражкам. Командир полка часто в своих приказах указывает, что «…фуражки старой формы (русские)…, должны быть возвращены при получении новых», старые же фуражки полагаются «пленным или мобилизованным». Судя по фотографиям, кавалеристы 1-го полка носили и летние подебрадки, упоминания о которых даже не встречаются в полковых приказах.

Во 2-м кавалерийском полку ситуация была иная. Командир полка требовал, чтобы подебрадку там носили и к парадной, и к служебной форме. Если зимой подебрадка была относительно удобным головным убором, то с потеплением офицеры и солдаты полка самовольно переходили на ношение фуражек. Это вызывало гнев Червинки, что он и выразил в приказе № 90 от 31.3.1919 г.: «…сейчас вошло в моду ношение фуражек русского образца с красным околышем (эту фразу с чешского можно перевести и как «с красной лентой по околышу» - пр.авт.). Запрещаю подобные вольности, поскольку до сих пор приказано носить «подебрадку». Что касается летнего головного убора, то просьба о его разработке уже имеется. Если решение полка будет одобрено, то будет назначена комиссия, которая определит летнюю форму». Ношение красного околыша (или ленты), очевидно, было вызвано тем, что этот цвет фактически стал «полковым» для 2-го полка: красные щитки и петлицы. Вопрос с летним головным убором решили достаточно быстро, уже 14.4.1919 г. вышел приказ № 105 командира 2-го полка: «Брат генерал Сыровы во время проезда городом Тюменью разрешил изготовить на лето легкие подебрадки, у которых мех будет заменен зеленым сукном. Можно уже приступить к изготовлению, образец предоставит хозяйственная часть полка. Зеленое сукно, необходимое для подебрадок, пока на полковом складе отсутствует, но уже затребовано». Следует заметить, что ситуация с летними подебрадками как нельзя лучше характеризует Червинку, который с одной стороны стремится исполнять приказы, но с другой стороны старается любыми путями ввести форму, отвечающую его представлениям о форме кавалерии. Червинка, очевидно, разработал свой проект головного убора, напрямую обращается к генералу Сыровы и получает одобрение. То есть он обходит Военное отделение ОЧСНР, которое должно было принимать решение в отношении формы.



Полевые учения 2-го полка. Тюмень, 1919 г. / Field exercises of the 2nd Regiment. Tyumen, 1919

22 апреля 1919 г. в приказе № 111 говорится о том, что материал (250 аршинов зеленого сукна) найден, следует преступить к пошиву летних подебраток и «…присматривать, чтобы все подебратки были одинаковыми, наверху с белыми выпушками и султаном, превышающим шапку на 4 см». 27 апреля в приказе № 116 говорится, что полк получил 773 «знаков Чехословацкого войска», и приказано, чтобы все «эти знаки каждый доброволец обязан носить на летней подебрадке вместо старой кокарды». 10 мая официально в приказе № 132 зафиксировано, что «зимняя и летняя подебрадки» являются головными уборами части, и, в случае ухода из полка офицера или добровольца, они обязаны оставлять их.

Занятно, что в полковых приказах 2-го полка нет даже кпоминаний о «выдумке» (введенной в войске 01.07.1919 г. и в том числе в 1-м кавалерийском полку). Более того, 20 августа Червинка пишет, что «Приказом одобрена и введена как головной убор для кавалерии нашего войска – «подебрадка». Однако такой приказ не найден в архивах ни Чешско-Словацкого войска, ни 1-го кавалерийского полка. Возможно, речь идет об очередной личной инициативе Червинки, стремившегося к созданию отличной и заметной кавалерийской формы. Далее в своём приказе Червинка указывает на то, что добровольцы долго желали иметь свой чешский головной убор, особый для конницы, теперь же, получив его, часто носят фуражки «русской или английской формы». Он строжайшим образом запретил всем чинам полка ношение иных видов головных уборов кроме установленной «подебрадки».

27 августа 1919 г. приказано «в соответствии с приказами в наших частях» до 3 сентября вшить спереди в вырез подебрадки красно-белую розетку в виде «V». Розетка установлена шириной в 2 см и должна быть «пришита на что-то твердое впереди султана». Далее в приказе упоминается, что у некоторых добровольцев до сих пор сверху не пришиты белые выпушки.

Очевидно, реалии жизни и особенности сибирского климата вносили некоторые изменения в отношении новой формы. Так 30 октября 1919 г. в приказе № 296 по 2-му полку пишется: «Хочу обратить внимание, что для кавалеристов установлена подебрадка, летом из серого сукна, зимой из серого меха, как мы носили в Тюмене. У кого с прошлого года подебрадки не сохранилась, пусть пошъёт из новых папах, которые скоро полк получит. К защите ушей разорвать подебрадку по сторонам и приспособить её к отворачиванию, как это было у русских папах». При сдаче летней формы на склады упоминаются летние подебрадки из серого сукна. Однако никаких приказов о её введении или пошиве для всего полка или части нет.

Несмотря на строгие приказы командира, некоторые кавалеристы 2-го полка носили и «некавалерийскую» «выдумку». Об этом, а так же и об иных вольностях пишет Червинка в приказе № 27 от 27 марта 1920 г.: «Многие добровольцы, даже некоторые офицеры, носят так называемую «выдумку», которая не является головным убором для конницы… исходя из этого видно, что среди Вас многим всё равно, что они служат в кавалерии; каждый солдат, особенно кавалерист, должен гордится своим полком и своей формой; красота формы в её однообразии и чистоте, а детские попытки некоторых добровольцев отличаться любой ценой от других, производят обратное впечатление. Так ношение офицерских портупей; белых нашивок (унтер-офицерских – пр. автора) вместо желтых; обозначающих года службы (нашивки – пр. ав.) на правом рукаве вместо белых – серебряные; так же и сабли с белыми металлическими ножнами, которые вдруг появились, - каждый доброволец лишь унижает сам себя».

Следует заметить, что и командиру 2-го полка пришлось бороться с добровольцами, самостоятельно изготавливающими султаны: «… недопустимо обрезание коням, принадлежащим 1-й этапной станции хвостов к украшению подебрадок; исходя из чего, назначаю ответственным командира стражи в конюшне. Каждый подобный случай будет передан в суд как порча государственного имущества» (приказ № 62 от 9.5.1920).

Как уже упоминалось выше, кавалеристы носили гимнастерки, кители, френчи, уланки и прочее. 21.06.1919 г. приказом № 41 по Чешско-Словацкому войску в России вводился новый китель для офицеров: «При пошиве новой формы каждый офицер обязан исходить из существующего образца без каких либо отклонений. Плечевая полоска (погон) – у плеча 4, а у горла 3 см шириной. Старую форму разрешено носить до конца 1919 г. При официальных мероприятиях новая форма обязательна для всех офицеров». Впоследствии этот китель с небольшими дополнениями без каких-либо приказов стал формой для всего войска, как для офицеров, так и для солдат (т.н. «Владивостокская форма»). На отложном воротнике появились характерные петлицы по роду войск (повторяющие цвета петлиц на шинели).



Смотр 1-го полка в Челябинске / Parade the 1st Regiment in Chelyabinsk



Чины 2-го полка в служебной форме. 1919 г. / Servicemen of the 2nd Regiment in the service uniform. 1919

Приказ о новом кителе был получен I-м кавалерийским полком 9 июня 1919 г. приказ по полку № 343). Исходя из имеющихся в приказе рисунков, речь идет о кителе упомянутой «Владивостокской» формы. Однако несмотря на то, что в приказе никак не оговаривались какие-то исключения, кавалеристы отказались от наплечных погон, продолжая носить плетеный наплечник-погон, и в некоторых случаях шили кители с кавалерийским обшлагом. Частью «Владивостокской формы» было и новое зимнее пальто, правда, опять же без приказов по войску. Неизвестно, было ли это пальто введено в 1-ом кавалерийском полку, например, в приказе № 372 от 08.08.1919 г. по 1-му полку говорится, что: «…необходимо переодевать кавалерийские шинели. Косые карманы зашить, и сделать новые горизонтальные, с клапанами. Ткань на клапана взять с полкового склада. С переделками начать немедленно».

Во 2-м полку приказ о новом кителе был получен 27 августа. Однако командир полка Червинка, очевидно опять по своему изложил приказ: «Выкройка кителя [в приказе Червинка прямо пишет о «кавалерийском кителе» - пр. авт.] следующая: китель короткий, без накладных карманов, внутренние же карманы по бокам. Разрезанный [сзади-пр.ав.] с двумя пуговицами. Впереди застегивается на 5 пуговиц. Наплечник у офицеров – золотой, у нижних чинов – кожаный. Воротник стоячий, сложенный, на нём петлицы с белой выпушкой (согласно рисунку). Рисунок прилагается» (приказ по полку № 236). К сожалению, рисунок не сохранился, но, судя по описанию, китель 2-го полка заметно отличался от «Владивостокского». В дальнейших приказах Червинка строго запрещает «шить кителя иных форм», замечая, что кителя полученные добровольцами от интендантства будут перешиты, а офицеры обязаны пошить кителя из полученной ткани в полковых мастерских, строго следуя приказам. Имеющиеся же «рубашки остаются далее лишь для службы и учений». Очевидно перешивание растянулось, поскольку 30 октября 1919 г. Червинка в приказе № 296 пишет: «…что касается полученных френчей, то будет издан особый приказ, до того времени запрещаю перешивать». 7 ноября в приказе № 300: «…до установления правил перешивания полученных кителей, приказываю всем чинам полка нашить впереди на воротник красные петлицы с белыми выпушками, согласно § 3 полкового приказа № 236 от 27 августа сего года, и образца прилагаемого к этому приказу». Приложение, увы, опять-таки не сохранилось.

5 января 1920 г. Червинка в приказе № 4 пишет: «До сих пор я не имею точной информации о частях формы, которые полк получит во Владивостоке (очевидно только шинели), а потому до возвращения на Родину следует беречь то что имееми для сохранения однообразия придерживаться следующего: … 2) Канадские с белой выпушкой впереди воротнике и нашитыми желтыми, серебряными или золотыми – согласно чину, далее нашивками белыми (года службы) установленных размеров. Офицеры носят китель, его форму и выкройки предоставит адъютант… 5) Вооружение: а) офицеры в шинелях – т.н. английская портупея, с ремнем через плечо и через шинель; в кителе с вооружением на службе, как в шинели, а вне службы с ремнем, на нем подвешена сабля под китель; б) у нижних чинов – во всех случаях ремень вокруг пояса, а под ним протянут особый ремень через плечо для сабли. Сабли с белыми (металлическими) ножнами разрешено носить только вне службы».

16.05.1920 г. в приказе № 69 упоминается ценник вещей, в котором пишется: «…френч суконный летний 1919 года; плащ суконный для нижних чинов 1919 г.; Френч летний 1920 г., рубаха летняя».



Офицеры 1-го полка / The officers of the 1st Regiment



Как уже писалось выше в приказах № 32, 1-1n и 41 по корпусу устанавливались синие кавалерийские штаны. 8 ноября 1918 г. в приказе № 120 в списке выданного материала для кавалерийских полков пишется: «…штаны суконные, сапоги высокие, портянки зимние… кожа на кавалерийские нашивки», далее в приказе № 126: «…[из остатков – пр. ав.] шинельного сукна пошить для всех братьев зимние штаны и подшить их кавалерийскими кожаными нашивками». К сожалению, особенности чешского языка не позволяют понять, действительно ли для кавалеристов были пошиты серые штаны из шинельного сукна или речь идет о плотном сукне.

24 декабря 1918 г. в приказе № 166 по 1-му кавалерийскому полку говорится, что командование корпуса приказало выставить почетный караул из 7 человек для встречи Министра обороны генерала Штефаника. В следующем приказе № 175 от 2 января говорится, чтобы «почетному караулу… выдали… по одной гимнастерке и одни красные штаны». Это первое упоминание о красных штанах, впоследствии ставших характерными для чешско-словацкой конницы. Среди документов ни корпуса, ни кавалерийских полков нет никаких приказов, которые объяснили бы кто, когда и почему ввел красные штаны. Сложно также судить, что инспирировало их введение: традиции австрийской или русской конницы? Далее в приказе № 298 от 22 мая 1919 г. по 1-му полку пишется: «Приказываю постоянно шить красные штаны» для всего полка.

Далее красные штаны встречаются в различных приказах 1-го полка, например, 2 сентября 1919 г. они упоминаются как часть официальной униформы: «…штаны красные, выпушки на штанах у офицеров серебряные, а у нижних чинов белые, 4 мм шириной, сапоги исключительно высокие, со шпорами». Приказ № 421 от 26 сентября 1919 г.: № 439 от 14 октября 1919 г.: «…шить красные штаны… изготовленные штаны уложить в полковой склад, выдать их одновременно всему полку». 25 октября 1919 г. приказ № 451: «…одеть на парад красные штаны». И, наконец, 7 ноября 1919 г., в приказе № 66 по Ч-С войску красные штаны были введены официально: «Абсолютная нехватка синей ткани нк позволяет исполнить приказ… который устанавливал для кавалерийских полков синие штаны. Вследствие чего упомянутый приказ отменяется, и приказано кавалерийским полкам носить красные штаны как часть парадной формы. Кавалерийские команды штаба дивизии могут их носить так же. Всем остальным солдатам и офицерам чешско-словацкого войска в России (конной разведки и т.п.) [стрелковых полков – пр. ав.] строжайшим образом запрещается ношение красных кавалерийских штанов, не принимая во внимание, имеют ли они верховых коней когда числятся в этих частях…».

У второго полка, как уже упоминалось выше, приказом № 41 от … ноября 1918 г. командиром были введены синие штаны. Однако нет каких-либо объяснений в приказе № 117 от 28.04.1919 г. пишется, что: «Красные штаны, которые сейчас шьются в полковых, эскадронных и командных мастерских, не разрешаю носить прежде, чем будут пошиты для всего полка». Из этого приказа, однако, сложно понять, сохранил ли полк «казацкие» лампасы и на красных штанах. 24 мая 1919 г. полковник Червинка в приказе № 143 пишет: «Начиная со дня 25 сего месяца… носить вне службы красные штаны, которые установлены как часть формы. Одновременно обращаю внимание на необходимость аккуратного отношения к ним, разрешено так же носить красные штаны в праздничные и предпраздничные дни. На службу надевать красные штаны по приказу или исходя из особого разрешения». 06.06.1919 г. приказом № 154 устанавливалась комиссия для закупки «красной ткани», причем в приказе № 157 от 9 июня упоминается покупка «520 аршинов белых выпушек, белых пуговиц для штанов». Очевидно, что 2-й полк отказался от лампасов и перешел на кавалерийские белые выпушки. Исходя из полковых приказов, полковник Червинка стремился, чтобы у каждого солдата и офицера полка было по две пары красных штанов. Следует заметить, что в приказе № 237 от 28 августа 1919 г. при передаче формы на склад упоминаются «штаны суконные, штаны зимние, штаны летние, штаны плащевые… штаны красные и синие». Очевидно, большинство штанов были зелеными, поскольку красные и синие упомянуты отдельно.



Унтер-офицер 1-го полка. Прага 20-е гг. / NCO of the 1st Regiment. Prague the 20s.



Унтер-офицер 1-го полка с неуставным шнуром / NCO 1st Regiment with unregulated shoulder cord

22 октября 1919 г. в приказе № 289 по 2-му полку было сообщено об официальном введении командованием войска красных штанов. 7 ноября 1919 г. в приказе № 304 пишется, что «… красные штаны – это часть нашей парадной формы, и , исходя из того, что красную ткань в ближайшее время вряд ли получим, приказываю к красным штанам относиться бережно и одевать их лишь во время праздников или по приказу. Этот приказ в первую очередь касается красных штанов, не подшитых кожей». Последнее упоминание о красных штанах мы встречаем в приказе № 27 от 27 марта 1920 г. «3) красные штаны с белой суконной или шелковой выпушкой». Тем самым 2-й полк отказался от «лампасов» и желтой выпушки.

В целом можно сказать, что в условиях Гражданской войны чехо-словаки сумели разработать и ввести красивую национальную и весьма заметную форму для своей конницы. Однако введение, изготовление и ношение этой формы по-разному воспринималось как командирами, так и чинами полков.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 795

 Czech Corps in Russia / Чешский корпус в России
Sent: 23-09-2014 23:14
 
Журнал "Танкомастер" ?/?

Авторы: Люциюс Суславичюс, Вячеслав Шпаковский




Бронеавтомобиль "Гарфорд-Путиловский", захваченный частями Чехословацкого корпуса в Пензе в мае 1918 г.
Armored car "Garford-Putilov" captured the Czech Corps in Penza in May 1918


МЯТЕЖНАЯ БРОНЯ
Rebellious armor

Слово «белочехи» большинству наших современников не скажет ровным счетом ничего. Только некоторые, самые начитанные, вспомнят про писателя Ярослава Гашека и его бравого и неунывающего героя, похождения которого начались в пражской пивной «У чаши» и продолжились в тылу, на фронте и в стране большевиков.

Учебники истории, и советские и многие нынешние, в разделах о Гражданской войне скороговоркой упоминают о «белочехах», «легионерах», уверенно записывая их в интервенты. О том, что чехословацкие части до революции фактически входили в состав русской Действующей армии и в разгар смуты не рассеялись, а заняли свою позицию в разгоравшемся братоубийстве, в учебниках не сказано. Нет и ответа на вопрос, как 40-тысячный корпус, капля в российском людском море, смог занять и уверенно контролировать огромные пространства вдоль Транссибирской магистрали.

А было так. Славяне составляли значительную часть населения «лоскутной империи» Австро-Венгрии. Правители из династии Габсбургов веками угнетали своих подданных — сербов, поляков, русинов, чехов, словаков. Двуединая монархия сурово подавляла народные выступления.



Импровизированная бронеплатформа - тяжелый бронеавтомобиль «Грозный» типа «Гарфорд-Путиловский». Станция Пенза, 28 мая 1918 г.
Improvised armored bay - a heavy armored car "Groznyy" type "Garford-Putilov". Penza station, May 28, 1918.


С началом Первой мировой войны многие из чехов и словаков не пожелали принимать смерть за императора Франца-Иосифа I и на фронте переходили на русскую сторону, сдавались в плен. Вскоре в России стал формироваться Чехословацкий легион, позднее переросший в Чехословацкий корпус (9 октября 1917 г.), имевший в своем составе около 40 тысяч солдат и офицеров. Чехословаки считали себя частью войск Антанты и сражались против немецких и австрийских войск на Украине. Накануне революции Чехословацкий корпус был в числе надежных соединений и частей, спасавших фронт от окончательного развала.

Великая Октябрьская социалистическая революция застала чехословаков под Житомиром, откуда они отступили на Киев, потом на Бахмач. Статус корпуса резко изменился после подписания мирного договора в Брест-Литовске. Дело в том, что руководимая большевиками Россия фактически стала вассалом кайзеровской Германии, и войскам Антанты (а в России кроме чехословаков находились английский и бельгийский бронедивизионы, французские авиаотряды, другие иностранные подразделения) пришлось срочно уходить из страны, союзниками которой они были еще совсем недавно.



Погрузка автомобилей, захваченных чехословаками под Троицком. Справа - бронеавтомобиль «Фиат-Ижорский». 17 июня 1918 г.
Loading armored vehicles captured Czechoslovaks under the Troitsk. Right - armored car "Fiat-Izhorsk". June 17, 1918.


Командование корпуса подписало с народным комиссаром по делам национальностей И.В. Сталиным договор, по которому чехословацкие части уходили через Владивосток во Францию, предварительно сдав советским властям большую часть вооружения. Разоружение было организовано в Пензе, где чехословаки грузились в эшелоны и по Транссибирской магистрали следовали в сторону Тихого океана. Не желавшие отправляться воевать на Западный фронт тут же, в Пензе, записывались в чехословацкий полк Красной армии.

Но к концу апреля 1918 г. отправление поездов с чехословаками на восток по требованию немецкой стороны было приостановлено. Напротив, была дана «зеленая улица» эшелонам, которыми пленных немецких и австрийских солдат из лагерей военнопленных срочно перебрасывали на запад — армии, сражавшиеся с войсками Антанты, требовали пополнений. Большевики старательно отдавали долги.



Бронеавтомобиль «Остин» Мк.2 красных, уничтоженный чехословаками, 22 июля 1918 г.
Armored car "Austin" Mk.2 Reds, that was destroyed Czechoslovaks. July 22, 1918.


14 мая на станции в Челябинске бывшие австро-венгерские пленные тяжело ранили чешского солдата. Чехословаки остановили их поезд, нашли и расстреляли виновника. Когда офицеры корпуса явились в местный совет для разъяснения обстоятельств произошедшего, их неожиданно арестовали. 17 мая 3-й и 6-й чехословацкие полки захватили Челябинск и освободили своих.

Конфликт с советской властью вначале удалось погасить, но 21 мая была перехвачена телеграмма народного комиссара по военным делам Л.Д. Троцкого, в которой приказывалось немедленно расформировать чехословацкие части или превратить их в трудармию. Чехословацкое командование приняло решение ехать во Владивосток без согласия Совнаркома. В ответ, Троцкий 25 мая издал приказ: любыми способами остановить чехословацкие эшелоны, а каждого чехословака, застигнутого с оружием в руках на магистрали, немедленно расстреливать. Таким образом, советская власть фактически объявила чехословакам, до этого нейтральным, войну.

Чехословацкий корпус принял вызов, хотя тем самым оказался участником сразу трех войн — войны Антанты с Германией и ее союзниками, гражданской войны с чехами, оставшимися верными Австро-Венгрии, и «красными чехами», верными большевикам, а также Гражданской войны в России.



Бронеавтомобиль «Остин», собранный из фрагментов машин 1-й и 2-й серии. Станция Касторная, май 1919 г.
Armored car "Austin", assembled from fragments of armored cars of the 1st and 2nd series. Kastornaya Station, May 1919.


До начала боевых действий Чехословацкий корпус был растянут по всей Транссибирской магистрали и состоял из шести изолированных друг от друга групп — Пензенской, Челябинской, Новониколаевской, Мариинской, Нижнеудинской и Владивостокской.

Среди частей Чехословацкого корпуса пензенская группировка была экипирована лучше других, поскольку сумела сохранить часть своего тяжелого вооружения. В ее состав входил 1-й стрелковый полк имени Яна Гуса, 4-й стрелковый полк Прокопа Голого, 1-й резервный Гуситский полк и несколько батарей 1-й артиллерийской бригады Яна Жижки из Тронцова.

Бои завязались в Пензе в конце мая, чехословаки захватили сначала станцию, потом центр города и склады с оружием, разогнав местную Красную гвардию и «красных чехов».

Ранним утром 28 мая 1918 г. солдаты 5-й роты 2-го батальона 1-го полка захватили на железнодорожной станции Пенза-3 три броневика, которые предназначались для вооружения частей пензенского Совета. Команда поезда, доставившего броневики, состояла из китайцев (!), которые особенно-то не сопротивлялись и сдали все три бронеавтомобиля неповрежденными.

Для восставших чехословаков это стало подарком судьбы. Дело в том, что один из броневиков, носивший имя «Грозный», был тяжелой пушечной машиной «Гарфорд-Путиловский», вооруженной 76,2-мм орудием в задней вращающейся башне и тремя пулеметами «Максим», расположенными в башне и по бортам корпуса. Другой — «Армстронг-Уитворт-Фиат» с названием «Адский», третий — бронеавтомобиль штучной работы, смонтированный из частей «Остинов» 1-й и 2-й серий. На нем красовалась эмблема — череп со скрещенными костями. Названия первых двух бронеавтомобилей дают основание предполагать, что они были из состава бывшего 15-го автопулеметного взвода русской армии.



Бронеавтомобиль Чехословацкого корпуса «Яношик» типа «Джеффри-Поплавко». Июнь 1919 г.
Armored Car Czechoslovak Corps "Jánošík" type "Jeffrey-Poplavko". June 1919.


Днем позже, 29 мая, 1-й и 4-й полки захватили Пензу, разогнали местный советский гарнизон, включая «Чехословацкий коммунистический полк» из 200 бойцов, и захватили склады с оружием и боеприпасами, которые в Пензе, согласно договору, сдавали направлявшиеся на Восток чехословацкие части. Поручик Иржи Швец, который руководил наступлением на Пензу, применил обретенные за день до этого бронеавтомобили.

«Армстронг-Уитворт-Фиат» («Адский»), приданый 1-му полку, в начале наступления имитировал атаку моста через реку Пензу, находясь в центре ударной группировки, а уже после того, как северное и южное крыло наступавших пехотных подразделений достигли города, очистил мост от красных.

Однобашенный «Остин», приданный 4-му полку, двигался с его 9-й ротой на правом (северном) крыле по Московской улице. Вначале у «Остина» заглох мотор и он вообще не смог въехать на подъем. Дело в том, что улица Московская в Пензе настолько крута, что уже в наше время превращена в пешеходную, а в те годы на ней была еще и скользкая булыжная мостовая. Бронеавтомобиль начал сползать вниз, несмотря на попытки пехотинцев вкатить его наверх. Внезапно двигатель заработал, и хотя в конце улицы броневик запутался в телеграфных проводах, примерно в 11 часов утра броневик въехал на Соборную площадь — последний рубеж красных. Пулеметчики «Остина» заставили замолчать пулеметы большевиков на колокольне и в здании Совета, что позволило чехословацким подразделениям еще до полудня полностью овладеть городом.

«Гарфорд» («Грозный») 29 мая был установлен на железнодорожную платформу и включен в состав импровизированного бронепоезда 4-го полка как основная бронеединица. С подразделениями полка он отправился к Сердобску, где находилась самая западная чехословацкая часть — 1-й батальон 4-го полка, с которым прервалась связь. Бронепоезд разогнал силы сердобского Совета и вступил в бой с красным бронепоездом, что позволило 1-му батальону безопасно отступить. Скорее всего, «Грозный» до конца чехословацкой эпопеи использовался как пушечная установка на железнодорожной платформе.

Из Пензы группа отступила с боями в Самару, где поспособствовала организации демократического правительства, известного как КОМУЧ. Сделав Самару своей базой, Чехословацкий корпус принял меры к установлению связи между всеми группами, что было исполнено к 31 августа 1918 г. Теперь вся Транссибирская магистраль полностью контролировалась чехословаками, а вместе с ней — территория площадью в две Европы.



Бронеавтомобиль «Остин» (на базе машин 1-й и 2-й серии). Пенза, май 1918 г.
Armored car "Austin" (assembled from fragments of armored cars of the 1st and 2nd series). Penza, May 1918.


Кроме этого, частям корпуса удалось заблокировать в лагерях на территории Сибири и нынешнего Казахстана сотни тысяч пленных немцев и австрийцев (по некоторым оценкам, 400 000 и больше). Их не смогли перебросить до перемирия на Западный фронт, что в значительной мере способствовало разгрому немецких войск во Франции. Действия корпуса в России стали козырем в переговорах Чехословацкого народного совета со странами Антанты в Париже, которые завершились провозглашением независимой республики.

В России дела шли все хуже. Чехословаки видели, что и КОМУЧ, и Верховный правитель адмирал Колчак не способны остановить большевиков. Постепенно части Чехословацкого корпуса — а в нем было три пехотных дивизии, артиллерийский и кавалерийский полки и штурмовой батальон — были оттянуты с передовых позиций на охрану Транссибирской магистрали. Они удерживали 20-километровую полосу вдоль железной дороги и успешно боролись с красными партизанами. Так чехословаки действовали до начала 1920 г., одновременно готовясь к эвакуации из России.

Первый пароход с чехословаками отплыл из Владивостока в ноябре 1919 г., а последние солдаты корпуса покинули Россию в мае 1920-го. Все это время, в соответствии с договором, сосредотачивавшиеся во Владивостоке чехословацкие части оставались нейтральными, но не разоружались. Благодаря усилиям командующего корпусом генерала Гайды, большое количество легкого стрелкового оружия корпуса было передано корейским отрядам, боровшимся с японскими оккупантами, о чем в Корее и по сей день вспоминают с благодарностью.

Тяжелое вооружение из числа захваченного в многочисленных боях с частями Красной армии, в том числе — артиллерийские орудия и последние три бронеавтомобиля, остававшиеся на ходу, в Харбине были проданы Китаю.

Несколько тысяч закаленных в боях легионеров успели принять участие и в четвертой войне, отражая угрозу Чехословацкой республике со стороны агрессивного соседа — Советской Венгерской республики.



New Products
Lieutenant of the Red Army infantry. 1941, USSR; 54 mm
Lieutenant of the Red Army infantry. 1941, USSR; 54 mm
$ 4.35
Petty Officer 1st Class with the Navy flag, 1941-43. USSR; 54 mm
Petty Officer 1st Class with the Navy flag, 1941-43. USSR; 54 mm
$ 4.35
Soldier in greatcoat, 1914-1922; 28 mm
Soldier in greatcoat, 1914-1922; 28 mm
$ 2.80

Statistics

Currently Online: 2 Guests
Total number of messages: 2809
Total number of topics: 306
Total number of registered users: 1098
This page was built together in: 0.0371 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce