Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
1 - 10  11 - 14  Next   Last
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 18-02-2013 07:19
 
Журнал "Моделист-Конструктор": 1989 - №11; 1990 - №1,3,4

Автор: С. РОМАДИН



БРОНЕВАЯ ГВАРДИЯ РЕВОЛЮЦИИ
Armored guard of revolution


Бронепоездов сегодня нет ни в одной армии мира. Быть может, поэтому их не слишком балует своим вниманием и историческая, и специальная техническая литература.

Между тем годы гражданской войны в нашей стране стали периодом настоящего бронепоездного бума. «Сухопутные броненосцы» применялись с невиданным ранее размахом, явив совершенно уникальную страницу в истории военного искусства. Во многом благодаря этой боевой технике Красная Армия неоднократно выходила победительницей в борьбе с контрреволюцией и интервенцией.

В этом номере журнала мы начинаем рассказ о бронепоездах гражданской войны. При подготовке статей и чертежей использованы не публиковавшиеся ранее архивные материалы.


Осень 1919 года для молодой Советской Республики стала периодом тяжелых испытаний. Красная Армия сражалась с белогвардейцами и интервентами одновременно на всех фронтах. В этих условиях войска Юденича, пытаясь взять реванш за предыдущее поражение, предприняли второе наступление на Петроград. Над колыбелью революции нависла серьезная опасность...

В октябре части Красной Армии были вынуждены оставить Гатчину. Последним город покинул ижорский бронепоезд № 44 имени Володарского. На подходе к станции Тайцы по нему прямой наводкой открыла огонь замаскированная вражеская батарея. Белогвардейцы старались: ведь за уничтожение 44-го Юденич обещал награду в 10 тысяч золотых рублей! И неспроста - володарцы во главе со своим опытным боевым командиром В. М. Евдокимовым уже не раз громили лучшие белогвардейские части. Так, в июле 1919 года они, поддерживая огнем бойцов 6-й стрелковой дивизии при атаке опорного пункта Копорье, вступили в артиллерийскую дуэль с бронепоездом «Генерал Корнилов» и нанесли ему серьезные повреждения. Затем, в районе станции Карамышево, им впервые пришлось выдержать бой с танками. И вновь володарцы вышли победителями.

Но на этот раз для 44-го сложилась опасная ситуация. Евдокимов, быстро сориентировавшись в обстановке, принял рискованное решение: возвращаться назад и с боем прорываться на Варшавскую дорогу. В Гатчину влетели на максимальной скорости, но тут по володарцам открыл огонь стоявший на подъездных путях вражеский бронепоезд. Красноармейцы, отстреливаясь из всех своих орудий и пулеметов, уже почти проскочили опасную зону, когда роковое попадание неприятельского снаряда в паровоз сделало их положение практически безнадежным. Однако отважные володарцы решили драться до последнего и на предложение сдаться ответили новыми залпами. Стальная крепость на колесах, даже став неподвижной, продолжала наносить врагу чувствительные удары...

Постепенно силы володарцев иссякали, подходили к концу боеприпасы. Участь их, казалось, была уже решена, но тут будто сама судьба пришла на помощь, воздав по заслугам мужественному экипажу «сухопутного броненосца». Со стороны станции Александровская к Гатчине подошел красноармейский бронепоезд № 6. Не успели белогвардейцы опомниться, он уже в сцепке с 44-м и, непрерывно отстреливаясь, начал отходить назад. Белогвардейцы ринулись наперерез, стремясь разобрать впереди железнодорожные пути, но было уже поздно: бронесоставы благополучно прорвались к своим. Назначенная Юденичем премия так и осталась невостребованной.



76-мм зенитные пушки Лендера бронепоезда №44 имени Володарского. Ижорский завод, март 1919 г.
76-mm antiaircraft guns Lander with armored train № 44 named after Volodarsky. Izhora factory in March 1919.


Это был всего лишь один эпизод из боевой летописи бронепоездов гражданской войны, внесших огромный вклад в победы молодой Страны Советов.

...Идея применения железнодорожного подвижного состава в боевых целях зародилась в середине XIX века, однако основательных попыток ее реализации не было вплоть до 1899 года, когда на юге Африки разразилась англо-бурская война. Используя партизанские методы борьбы, буры наносили серьезный урон основным тыловым коммуникациям противника - железным дорогам. Англичане, изыскивая контрмеры, начали вооружать свои поезда. Постепенно они перешли от примитивной установки артиллерийских орудий на платформы к блиндированным и броневым поездам импровизированного исполнения, а затем - и к типовым бронировкам вагонов и паровозов.

В России произошло нечто подобное. По внешнему виду наши «блиндпоезда», массово строившиеся в 1918-1919 годах, мало отличались от английских времен англо-бурской войны. Создавались они обычно без каких-либо чертежей, буквально в течение суток. Это были товарные вагоны, угольные пульманы либо платформы с сооруженными на них блиндажами из шпал, бревен, досок, рельсов, мешков с песком или металлической стружкой, кусков металла и т. п. Часто встречались и бронелетучки - один вагон с орудием, намертво закрепленным на его лобовом торце и способным вести огонь только вдоль направления железнодорожного полотна. В бортах вагона устраивались бойницы для пулеметов и винтовок. В качестве тяги применялся любой подвернувшийся под руку паровоз, и лишь изредка котел его обкладывали мешками с песком.

Конструкторы импровизированных «бронепоездов», являвшиеся, как правило, и их командирами, в подавляющем большинстве были малограмотны в военно-техническом отношении, зачастую не обладали и боевым опытом. А обстановка настоятельно требовала решения все большего круга задач: прорыв (таран) фронта противника, поддержка наступления пехоты и кавалерии, преследование противника, захват и удержание тактически важных пунктов до подхода своих войск, борьба с неприятельскими бронепоездами, разведка, рейдирование, прикрытие отхода своих частей... Все это требовало немедленного улучшения материальной части и подготовки команд «сухопутных броненосцев».

Правительство Советской России и командование РККА сразу оценило ту роль, которую способны сыграть бронепоезда в деле защиты революции. Уже в марте 1918 года в составе Красной Армии появился Центральный совет по управлению бронечастями РСФСР. Пять месяцев спустя совет реорганизовали в Центральное броневое управление (Центробронь). Одной из главных задач управления стала работа по унификации проектов бронепоездов и созданию базы по их формированию.

Необходимо было выработать и тактику железнодорожных броневых сил - ведь таковой поначалу практически не существовало. Бронепоезда бросали в самое пекло сражений с азартом, подчас переходившим все рамки разумного риска. Они использовались в основном как ударное наступательное средство, а для стабильной обороны применялись крайне редко - пожалуй, лишь в 1918 году под Царицыном, но и в этом случае их действия отличались высокой активностью.

Хотя последний случай и не типичен для гражданской войны, тем не менее он представляет интерес как первый опыт массированного применения бронепоездов и полной реализации их боевых качеств...

Донская армия Краснова рвалась к городу сразу по четырем направлениям, три из которых совпадали с радиальными железнодорожными ветками, позволявшими действовать 8 белоказацким бронепоездам.

Оборона красных строилась вдоль полукольцевой железной дороги Гумрак - Воропоново - Сарента. Впереди к северо-западу и юго-западу располагались 2-3 линии окопов, прикрытые с флангов огнем кораблей Волжской флотилии. К Царицыну стянули более половины всего наличного парка бронепоездов Красной Армии - 15 единиц («Черноморец», «Брянский», 2-й Сибирский, 1-й Донской, «Большевик», «Артек», «Молния», «Коммунист» и другие), сведенные в броневую колонну 10-й армии под командованием Ф. Н. Алябьева. Результаты оказались потрясающими. «Броневые поезда работают самоотверженно и исключительно стойко; если положение восстановится, то исключительно благодаря бронепоездам» - так 14 октября охарактеризовал ситуацию К. Е. Ворошилов. На следующий день казаки прорвались в Саренту, Бекетовку и Отрадное. Командование 10-й армии быстро и скрытно перебросило в район станции Садовая бронепоезда: 30 орудийных стволов, которые шквальным огнем уничтожили атакующего противника. Очередное наступление на Царицын захлебнулось.

Стремление к массированному применению бронепоездов наблюдалось на протяжении всей войны. В контрнаступлении под Петроградом в октябре 1919 года 7-я армия задействовала 6 бронепоездов («Черноморец», № 38, 45, 89, «Ленин», «Володарский»). Осенью 1919 года только в подчинении Южфронта находилось 53 бронепоезда. При ликвидации Врангеля в Северной Таврии войска Южного фронта располагали 17 бронепоездами, противник - 19. В последовавшей затем Перекопско-Чонгарской операции соотношение изменилось: 17 и 14 соответственно. В 1920 году Западный фронт имел 15 бронепоездов против 10 польских. В июне - июле при проведении Ровенской операции 1-я Конная бросила в бой - 5, а 12-я армия - 6 «сухопутных броненосцев». Но наиболее значительная их концентрация была достигнута в результате формирования Заднепровской бригады бронепоездов («Память тов. Свердлова», № 8, 9, 10, «Грозный», «Спартак», «Освободитель», «Память тов. Урицкого», «Память тов. Иванова», «Борец за свободу») под командованием С. М. Лепетенко, в оперативное подчинение которой придавались составы «Буря», имени командарма Худякова, «Смерть Директории», имени Ворошилова, «Смерть паразитам». Конечно, экипажи наших бронепоездов несли значительные потери, однако у противника их было несравнимо больше. Например, только в ходе контрнаступления Южфронта (1919 год) в районе Орла, Воронежа, Курска 10 из 19 деникинских бронепоездов были захвачены красноармейцами практически целыми. В ходе встречного сражения севернее Бахмута (декабрь 1919 года) стали трофеями все 5 бронепоездов ударной группы Добрармии. В Красноярской операции таких трофеев было уже 10, а Северо-Кавказской - 23.



Бронепоезд № 27 «Буря» в зимней камуфляжной окраске.
Armored train № 27 "Tempest" in winter camouflage coloring.


Венцом боевых действий красных бронепоездов стал 1920 год - Бакинская и Бухарская операции и особенно война с Польшей. К этому времени уже был накоплен колоссальный опыт применения бронепоездов во всех видах боевых операций. «В последних боях на всем фронте, - гласил приказ по 3-й польской армии, - самым серьезным и ужасным противником являются неприятельские бронепоезда, которые очень хорошо оборудованы, действуют разительно смело и решительно, обладают значительной силой и являются очень серьезным средством борьбы противника. Для победы над неприятельскими бронепоездами пехота наша бессильна». И через десять лет мнение поляков осталось неизменным: «Во имя исторической правды следует признать, что советские броневые силы, а в особенности бронепоезда, имели всегда прекрасно обученный и отважный личный состав, подобранный по преимуществу из убежденных коммунистов».



Бронеплощадка «Партизан».
Armored train platform "Partizan".


Работы по созданию мощного парка бронепоездов молодой Советской Республики можно условно разделить на два этапа. Для первого было характерно массовое и бессистемное сооружение бронепоездов из любых подходящих средств, а для второго - заводская постройка по типовым проектам.

Поначалу бронепоезда, даже изготовленные на крупных заводах, отличались явным примитивизмом. Бронеплощадки (а именно их конструкция и характеризует степень совершенства самих бронепоездов) представляли собой вариации на тему: бронеказемат, занимающий примерно три четверти платформы, и на оставшейся площади - упрощенный барбет с тумбовой установкой орудия, нередко с отрезанной хоботовой частью лафета. Подчас на орудии отсутствовал даже штатный щит. Кстати, в боях под Царицыном участвовали именно такие бронепоезда.

К числу поставщиков подобных конструкций принадлежал Брянский завод в Екатеринославе, где их строительство проходило под руководством М. Числова и В. Марочкина. Один из бронепоездов - № 59 имени Свердлова - направили на помощь юзовским шахтерам, три - в Поволжье. Первый, укомплектованный рабочими Екатеринославских железнодорожных мастерских, под командованием В. Зуна принял боевое крещение 1 мая 1919 года в районе станции Юзовка у Наклонного рудника. Бронепоезд лобовой атакой поддержал фланговый удар пехоты и разгромил батальон противника. Летом 1919 года с группой бронепоездов, прикрывая отход полевых частей, он одним из последних проследовал через Харьков, ушел на линию Белгород - Курск и, попав там в ловушку, был взорван своей командой на станции Лосево.

На паровозостроительном заводе Русского общества машиностроительных заводов в Луганске (бывший Гартмана) первый бронепоезд построили в марте 1918 года во время наступления австро-германских войск. В апреле - мае следующего года при обороне города от деникинцев в экстренном порядке оборудовали еще 10 бронепоездов.

Пять боевых единиц дал Красной Армии казенный пушечный завод в поселке Мотовилиха близ Перми. В сентябре 1919 года здесь наладили ремонт бронепоездного состава.

Значительный объем работ выполнили рабочие предприятий Царицына. С сентября 1918 по февраль 1919 года Царицынский орудийный завод Русского акционерного общества артиллерийских заводов отремонтировал 81 бронепоезд (учитывая восстановление неоднократно поврежденных) и совместно с заводом ДЮМО, который занимался бронировкой платформ, построил еще 7. Царицынские бронепоезда так называемой Хлебниковской конструкции, приближались к пределу доступного в те годы совершенства. Они включали две четырехосные двухбашенные площадки, вооруженные трехдюймовыми полевыми пушками образца 1902 года, установленными в круглых вращающихся на железных поддонах башнях двухслойной бронировки (24-мм сталистое железо) с пружинной (рессорной) прослойкой; но большой вес площадок (около 80 т) не допускал движения по слабому полотну и легким мостам.

Успешно выполнял работы по ремонту и строительству бронепоездов судостроительный завод Русского акционерного общества Николаевских судостроительных и механических заводов и верфей “Наваль”. Одним из его бронепоездов - имени командарма Худякова - командовал 24-летний балтийский матрос Анатолий Железняков. Его голову Деникин оценил в 400 тыс. рублей. В конце июля 1919 года деникинцам удалось захватить станцию Верховцево, и бронепоезда “Буря”, “Смерть Директории” и имени Худякова оказались в тылу противника. Два первых были взорваны их командами, оценившими всю безвыходность положения, а третий все-таки вырвался из кольца, но при этом погиб его легендарный командир “матрос-партизан Железняк”. Его тело доставили в Москву и со всеми воинскими почестями похоронили на Ваганьковском кладбище между могилами Н. Баумана и комдива В. Киквидзе.

Много сил восстановлению бронепоездов отдавали рабочие Ижорского адмиралтейского и механического завода в Колпине. Всего через него прошло около 40 поврежденных бронепоездов. В 1918 году здесь собрали первый поезд собственной конструкции, в следующем году дали армии еще 6. Основу программы составляли бронепоезда, оснащенные трехдюймовыми “противоаэропланными” орудиями Путиловского завода. В центре четырехосной платформы устраивался пулеметный каземат, выполненный из однослойной брони, имеющий по 4 станковых пулемета на борт; а на каждом ее конце открыто размещались зенитка, защищенная откидными экранами. Подобное компоновочное решение характерно для бронепоездов ижорской и путиловской постройки. На заводе разработали и 2-орудийную площадку казематного типа. Недостаток ее заключался в том, что для любого из орудий, оказавшегося при формировании поезда обращенным своим стволом в сторону состава, обстрел по горизонту определялся только боковыми секторами. Иную картину представляла двухбашенная площадка бронепоезда № 87, допускавшая одновременную стрельбу орудий в направлении продольной оси состава, для чего одна из башен устанавливалась на более высоком подбашенном барабане. Характерной особенностью всех бронеплощадок, построенных ижорцами, являлось однотипное решение бронезащиты ходовой части. Столь же стереотипно выглядели оригинальные клиновидные бронепаровозы.

Точное количество бронепоездов, построенных в начале гражданской войны, сейчас установить уже невозможно. Известно, что на территории РСФСР, Украины и Кавказа их действовало несколько сотен. Созданные без какого-либо плана, они из-за своей разнотипности вызывали серьезные трудности в материально-техническом обеспечении, усложняли подготовку, взаимозаменяемость команд.

Унификация бронепоездного парка началась осенью 1918 года. Тогда была принята единая конструкция, подобная типу русского бронепоезда, разработанному в 1915 году. Горький опыт войны заставил отказаться от бронирования громоздких паровозов серий Э, Щ и С и выявил оптимальное средство тяги - малогабаритный, надежный, “всеядный” товарный паровоз-компаунд серии Ов.

С марта 1919 года ввели деление бронепоездов на легкие и тяжелые. Согласно инструкции броневой поезд включал две части: боевую, в составе легкого поезда № 1 (две бронеплощадки с 3-дюймовыми орудиями и бронепаровоз) и тяжелого № 2 (две, по возможности бронированные, площадки с 4- или 6-дюймовыми орудиями и полубронированный паровоз); и резервную (база) - поезд № 3 (обычный состав для перевозки бронепоездной команды и имущества). В реальном воплощении структура получилась громоздкой и малопригодной. Командиры бронепоездов по недостатку опыта и знаний нередко пускали в ход всю мощь боевой части по целям, для подавления которых было достаточно пулеметов. В итоге на практике поезда № 1 и № 2 использовались раздельно, как самостоятельные боевые единицы.

5 августа 1920 года издается новая инструкция, сводившая все бронепоезда по целевому назначению к трем основным типам: А - полевой ударный (штурмовой), сильно бронированный для решения задач в условиях ближнего боя, несущий на себе легкую полевую артиллерию трехдюймового калибра, до двух десятков пулеметов; тип Б - легкобронированный, вооруженный 42-линейными орудиями, для огневого обеспечения боя ударных бронепоездов; тип В - особого назначения, подобный предыдущему, но оснащенный мощной артсистемой (от 6 дюймов и выше) для подавления тыловых объектов противника.



Главный калибр бронепоезда - 107 мм пушки в башенных установках. 1934 г.
Main battery armored train - 107 mm gun turret systems. 1934


К числу предприятий, сыгравших огромную роль в реализации технической политики в области строительства бронепоездов, принадлежал Сормовский завод общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов, крупнейший арсенал Красной Армии. Бронировку подвижного состава здесь начали в июле 1918 года. Тогда приказом “Центроброни” в Нижний Новгород выводился на ремонт и получение новой матчасти петроградский бронепоезд, участвовавший в подавлении ярославского мятежа. 19 июля последовал заказ на бронировку трех паровозов, а в конце августа перед заводом встала задача развернуть фактически серийное производство бронепоездов - требовалось передать армии 15 боевых единиц, то есть изготовить 30 бронеплощадок и переоборудовать 15 паровозов. С этой целью был открыт специальный цех, организовано временное конструкторское бюро, увеличены сверхурочные работы.

Основу производственной программы завода составляли ударные бронепоезда. Они состояли из бронированного по типовому проекту паровоза серии ОВ с трех- или четырехосным тендером и двух 2-башенных бронеплощадок, каждая из которых вооружалась двумя 3-дюймовыми пушками и 6-8 пулеметами образца 1910 года. Площадки различных серий отличались в основном артиллерией и пулеметными установками. Своего рода стандартом считалась полевая трехдюймовка образца 1902 года. Довольно часто устанавливались и зенитные пушки, приспособленные для стрельбы по наземным целям. Штатный боекомплект площадки составлял 600 выстрелов (на практике в среднем 200-250) на орудие и 20 пулеметных коробок (5000 патронов).



Паровоз бронепоезда № 49. Сормовский завод, 1919 г.
Locomotive armored train № 49, Sormovo Plant, 1919


Сормовский ударный бронепоезд обладал прекрасным орудийно-пулеметным обстрелом. В зоне его огня в любом направлении не оставалось ни одного объекта, на котором нельзя было бы сосредоточить огонь минимум одного орудия и двух пулеметов. Для бортовых пулеметов сектора обстрела составляли по 80°; углы склонения и возвышения равнялись 20° и 28° соответственно. Башенные пулеметы имели сектор обстрела 28°, углы склонения и возвышения - 8° и 30°.

Подавляющее число площадок оборудовалось командирскими рубками и системой вентиляционных люков. Боевая масса площадки составляла 56-64 т и допускала движение по относительно легкому полотну.

В августе 1918 года завод приступил к формированию бронепоезда № 3 “Власть Советам”, завершив его в январе следующего года. Переданный в оперативное подчинение 13-й армии в начале марта, он под командованием Л. Г. Мокиевской активно сражался на участке Дебальцево - Купянск. 9 марта 23-летняя Людмила Мокиевская погибла в бою. В дальнейшем бронепоезд (с 1 июня 1919 года - № 3 “Центробронь”) принимал участие в обороне Харькова, в составе 10-й армии дрался под Царицыном. В жестоких сражениях понес значительные потери в личном составе и неоднократно выводился из строя огнем артиллерии. В 1919 году трижды - в марте, июле и декабре - проходил восстановительный ремонт в Нижнем Новгороде, Луганске и Саратове. В 1920 году, находясь в подчинении Терской группы войск Кавказского фронта, участвовал в операциях по ликвидации белых банд, после чего был введен в состав Бухарской группы Туркестанского фронта и с 12 декабря 1921 года переименован в № 3 “Буденный”.

4 октября 1919 года в распоряжение Туркестанского фронта отбыл бронепоезд № 10 имени Розы Люксембург. Он участвовал во многих операциях по разгрому басмачества. В частности, в июле 1920 года “десятый” сорвал попытку басмаческих формирований перерезать железную дорогу Коканд - Фергана и Андижан - Наманган, 23 августа самостоятельно атаковал крепость Кермене и вынудил ее гарнизон капитулировать. За голову командира бронепоезда П.Т. Чаплыгина лидер “армии ислама” Амир-ал-Муслими сулил призовую выплату в 5 тысяч рублей золотом.



В апреле 1919 года завод покинул бронепоезд № 12 имени Троцкого. Одна из двух его площадок была вооружена 75-мм морскими пушками. Половина его интернациональной команды (а в ее состав входили русские, немцы, венгры, итальянцы) имела за плечами боевой опыт империалистической войны, четвертую часть составляли революционные матросы. Первой боевой операцией “двенадцатого” стало освобождение Гомеля.

Большой популярностью в войсках пользовался бронепоезд № 15 имени лейтенанта Шмидта. Почти половина его экипажа - 41 человек - была представлена к награждению орденами Красного Знамени. Ни одна другая бронепоездная команда не насчитывала в своем составе столько орденоносцев.

Кроме прекрасных штурмовых бронепоездов Сормовский завод строил не менее удачные тяжелые бронепоезда. В их числе был весьма своеобразный по типу бронировки № 4 “Коммунар”, построенный в феврале 1919 года. Боевая часть включала две самостоятельные единицы - легкую (налетную) и тяжелую. В состав первой входили 4 компактные легкие бронеплощадки, в качестве тяги использовался паровоз ОВ -3702 типовой сормовской бронировки с четырехосным тендером. Трехосная ходовая часть площадки полностью экранировалась броневыми листами; на палубе устанавливалась полноповоротная башня прямоугольной формы, в лобовой стенке которой выполнялось пушечное окно, а в заоваленных ребрах - пулеметные амбразуры. Вооружение включало 3-дюймовую пушку образца 1902 года и 4 пулемета “максим”. Тяжелая часть имела три двухосные малогабаритные площадки; одна вооружалась 6-дюймовой гаубицей, остальные 42-линейными пушками образца 1910 года.

Командовал бронепоездом Я. Н. Федоренко, впоследствии маршал бронетанковых войск. “Коммунар” действовал под Петроградом против войск Юденича, громил в Крыму врангелевцев, сражался под Мелитополем и Александровском. В сентябре 1919 года в районе Двинска он спас от верной гибели 30-й стрелковый полк, уже было начавший отход к переправе через Западную Двину, но отрезанный от нее танками и бронепоездом белополяков. Удачно маневрируя под плотным огнем противника, № 4 в ходе непродолжительной дуэли одновременно разбил оба танка и затем вывел из строя паровоз и площадки вражеского бронепоезда,хотя и сам получил ряд прямых попаданий. В результате последних две поврежденные площадки сошли с рельсов. Поднять их и вывести бронепоезд из боя удалось “лишь благодаря исключительной энергии и храбрости тов. Федоренко” - отмечал командарм А. Корк в приказе о награждении командира “Коммунара” орденом Красного Знамени.



Бронепаровоз, изготовленный рабочими депо станций Чусовая. Восточный фронт. Иркутская губерния. 1918 г.
Armored locomotive made at the depot station Chusovaya. Eastern Front. Irkutsk Province. 1918


Одно присутствие в зоне боевых действий бронепоезда, а тем более группы бронепоездов для неприятеля всегда являлось серьезным деморализующим фактором. Неудивительно, что в первую очередь именно крепости на колесах неизбежно становились мишенью для вражеской артиллерии.

Паровозной команде приходилось то резко тормозить, то рывком уводить состав из-под обстрела. Это накладывало определенные требования и на локомотивы. Сколь ни хорош в этом отношении был паровоз серии ОВ, такой режим работы вызывал быстрый износ и тяги, и подвижного состава. Поэтому зачастую в ремонте нуждались и составы, не получившие боевых повреждений.

В последних числах марта 1919 года управление бронесил Южного фронта отдало распоряжение о формировании на Краматорском машиностроительном заводе (ныне СКМЗ) прифронтовой ремонтной базы бронепоездов. Линия боевого соприкосновения в это время проходила в 12 - 20 км южнее, в районе станции Дружковка, и на заводе скопилось около десятка поврежденных бронесоставов. Заводской комитет помог подобрать группу ремонтников (первоначально 11 человек, преимущественно слесарей), на основе которой вскоре сложилась отличная бригада рабочих-специалистов. Ею было восстановлено два десятка бронепоездов различных конструкций. Но работать пришлось недолго - части 13-й армии отступали под натиском Деникина. Ремонтную бригаду эвакуировали сначала в Харьков, а затем в Конотоп. Однако из-за слабости механического оборудования конотопских мастерских уже через две недели работу пришлось свернуть, и ремонтную базу перевели в Болву на брянский завод.

Строительство и ремонт бронепоездов для этого предприятия не являлось делом новым. Еще в январе 1918 года ворота завода покинул “Первый бронепоезд Брянского Совдепа”. Надпись на его борту гласила: “Мир хижинам, война дворцам”. Укомплектованный рабочими завода, он принял первый бой с немецкими оккупантами у станции Хутор Михайловский. Вслед за ним последовали новые железнодорожные броненосцы - 2-й и 3-й Брянские, “Красное знамя”, “Заря”, “Смерть Деникину”, “Углекоп”.

Переоборудование завода в главную базу бронепоездов РККА развернулось осенью 1919 года, в период решающих сражений с Добровольческой армией, и заняло всего полтора месяца - несмотря на то, что одновременно велись строительство Брянского укрепрайона и эвакуация части заводского оборудования на Урал.

В сентябре 1919 года на фронт ушли 4, в октябре - 5, в ноябре - 6 бронепоездов.

В течение года на подвижном составе было установлено около 300 новых орудий различных калибров. Полигон для пристрелки и отладки артустановок находился в районе разъезда Нетвинка. Бронепоездные команды в период ремонтных работ проходили курс боевой и политической подготовки.

Определенные усилия прилагались к ликвидации многотипности бронепоездного парка, приведению его к относительному единообразию. Обязанности инженера по руководству ремонтом, постройкой и формированию бронепоездов исполнял инспектор бронечастей Южфронта К. К. Сиркен, в те годы один из ведущих специалистов в данной области. Он проектировал орудийные и пулеметные установки, несколько систем вращающихся бронебашен и снарядных бронепогребов, усовершенствовал способы бронировки площадок и паровозов, разработал бронеплощадки с 6-дюймовыми орудиями, имеющими круговой обстрел, а также полноповоротные установки 8-дюймовых 50-калиберных морских орудий Канэ на железнодорожных транспортерах «Красная Москва» и «Красный Петроград».

В 1920 году, особенно в период войны с белополяками, темп работы Брянской базы достиг своего апогея - отремонтировали 70 бронепоездов и 102 бронеплощадки, выполнив ряд экстренных заданий (к примеру, в сентябре в трехдневный срок сформировали 10 бронепоездов из трофейных бронеплощадок). В целом с августа 1919-го до конца 1920 года было отремонтировано с учетом неоднократного восстановления 243 бронепоезда, в том числе ударные № 6 “Путиловцы” имени тов. Ленина, № 12, № 17 “Смерть или победа”, № 98 “Советская Россия”.

В январе 1921 года решением ЦК Всероссийского союза рабочих-металлистов брянский завод за “повышенную интенсивность во второй половине 1920 года, давшую в результате превышение ударной программы”, был занесен на Красную доску. Броневой отдел ГВИУ, ходатайствуя перед президиумом Совета военпрома о поощрении завода, отмечал: “Принимая во внимание постоянную напряженность работы, непосредственную опасность при наступлении Деникина... необходимо констатировать, что Брянский завод заслуживает награды... На заводе созданы и осуществлены с поразительной быстротой разнообразнейшие конструкции бронесостава, на разработку коих и на проектирование потребовалось бы в прежнее время в больших заводах целые годы”.

Вместе с правом именоваться “Красным Брянским заводом” предприятию вручили Красное знамя труда и выдали премию.

Окончание гражданской войны выдвинуло перед молодой республикой проблемы. перестройки экономики. Ее узловые направления наметил Х съезд ВКП(б), состоявшийся в марте 1921 года. Особое внимание уделялось и материальному переоснащению армии, учитывая резкое сокращение численного состава РККА. Предлагалось сделать упор на специальные технические части, в частности бронепоездные, обеспечив их всем необходимым как в боевом, так и в материально-хозяйственном отношении.

К этому моменту, несмотря на потери, понесенные в ходе войны, парк “сухопутных броненосцев” был весьма многочисленным. Если в октябре 1918 года имелось всего 23 бронепоезда, то на октябрь 1920-го их было уже 103 единицы, а в начале следующего года - 122. Железнодорожные бронечасти представляли собой внушительную силу, оставаясь мощнейшим ударным средством. Однако с конца 20-х годов по мере наращивания темпов моторизации и механизации армии, а также с изменением взглядов на характер современной войны положение дел стало быстро меняться.

Вскоре появилась даже радикальная мысль о полной ликвидации бронепоездов как устаревшего средства вооруженной борьбы. Правда, возобладала более умеренная оценка: тезис о свертывании строительства бронепоездов отклонялся, и усилия конструкторов были направлены на создание нового поколения железнодорожной боевой техники.

28 января 1918 года Владимир Ильич Ленин подписал декрет об организации армии нового типа - РККА, а 6 ноября того же года в речи на VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов рабочих, крестьянских, казачих и красноармейских депутатов он констатировал: “От нашей полной беззащитности... мы пришли к могучей Красной Армии”. Возглавляя военное строительство, Ленину приходилось вести не только высшее стратегическое руководство, но и решать массу вопросов более частного порядка, среди которых были и проблемы технического оснащения армии. Естественно, что не остались вне поля зрения Ильича и броневые силы Республики. Вот один лишь эпизод, нашедший свое отражение в широко известном кинофильме “Человек с ружьем”. Создатели фильма интерпретировали реальный факт постройки рабочими Путиловского завода первого революционного бронепоезда № 1 по непосредственному заданию В. И. Ленина, когда на подступах к Петрограду шли бои с войсками генерала Краснова. В ночь на 29 октября 1917 года Владимир Ильич в сопровождении В. А. Антонова-Овсеенко прибыл на завод, где спешно заканчивали оборудование бронепоезда. Утром с командой из рабочих-путиловцев и солдат Тарутинского полка под командованием Войцеховского он ушел в район Красного Села и принял участие в разгроме контрреволюционных частей.

Бронепоезд (правда, было бы правомерней назвать его блиндпоездом) представлял собой две угольные платформы “Фокс-Арбель” типовой бронировки, вооруженные “противоаэропланными” орудиями. Аналогичные бронеплощадки входили в состав железнодорожных зенитных батарей Путиловского “Стального артиллерийского дивизиона”. В качестве тяги использовался паровоз серии Ч.

После частичного переоборудования, получив новое наименование № 2 “Победа или смерть”, бронепоезд под командованием А. Е. Зайцева направился на поддержку московского пролетариата. В районе станции Бологое путиловцам удалось без боя разоружить команду белогвардейского бронепоезда. В Москву прибыли с роскошным трофеем. Затем в его биографии - помощь украинской Красной гвардии, бои у станции Лозовая, участие во взятии Харькова. Бронепоезд первым ворвался в занятый гайдамаками Павлоград, оказал содействие войскам при освобождении Екатеринослава, Полтавы, Александровска, Бахмача, в конце января 1918 года - Киева. В начале февраля был отправлен на Дон для борьбы с войсками атамана Каледина, сражался под Синявской, Хопром, Чалтырем. После взятия Ростова окончательно изношенный бронепоезд вернули в тыл для получения новой матчасти.

Обновленный № 2 “Победа или смерть” представлял собой типичный штурмовой бронепоезд в составе двух сормовских бронеплощадок типа С-30 (в одной из башен находилась 107-мм пушка) и бронепаровоза брянского типа Б с четырехосным тендером. В июле 1918 года он принял участие в подавлении эсеровского восстания в Ярославле. Со второй половины 1918 года и до конца гражданской войны находился в оперативном подчинении 8-й и 2-й конной армий Южного и Юго-Западного фронтов и активно действовал против белогвардейских войск и махновских формирований в Донбассе и далее на Северном Кавказе.

С окончанием войны бронепоезд передали войскам Харьковского, а затем Северо-Кавказского военного округа, где он нес охрану железной дороги и участвовал в борьбе с бандитизмом.

В те же октябрьские дни 1917 года, когда путиловские рабочие достраивали свой бронепоезд, солдаты 10-го железнодорожного батальона старой армии, дислоцированного в Минске, добровольно перешли на сторону Советской власти и сформировали “Минский коммунистический бронепоезд имени Ленина”. Судя по фотодокументам, в его состав входили два однотипных блиндвагона с многочисленными винтовочными бойницами, один из которых имел раздвижную торцевую стенку, обеспечивающую стрельбу из 76-мм полевой пушки вдоль железной дороги, и одну площадку с зенитными орудиями, подобную бронеплощадкам “Стального артдивизиона”, но с откидными экранами большого размера вместо узких откидных панелей.

До марта 1918 года бронепоезд находился в действующих частях, ведя бои против немецких и гайдамацких войск в районе Жлобина. После ремонта в Брянске (март - апрель) его перебросили на Восточный фронт, где бронепоезд принимал участие в подавлении чехословацких и белогвардейских выступлений и позже с частями 1-й армии сражался за Симбирск и Сызрань. 10 декабря 1918 года его переводят на Южный фронт. Снова бои, теперь с Добровольческой армией в Донбассе и на Северном Кавказе в составе 8-й, 9-й и 13-й армий. В феврале 1920 года бронепоезд был захвачен противником, но уже в апреле частям Красной Армии его удалось отбить. Бронепоезд восстановили и вскоре бросили в бой против врангелевцев. С 16 декабря 1920 года он стал именоваться “Первым коммунистическим бронепоездом типа А имени Ленина”. После окончания гражданской войны его передали в состав бронечастей Севере-Кавказского военного округа для выполнения задач по ликвидации бандитизма. В апреле 1922 года бронепоезд перевели в состав Западного фронта. но вскоре расформировали. 7 августа в Гомеле он прекратил свое существование; его команда и материальная часть вошли в состав бронепоезда № 15.

Авторитет Ленина в Красной Армии был очень велик, и неудивительно, что бронепоезда с именем Владимира Ильича появлялись на различных фронтах на протяжении всей гражданской войны. Рабочие Царицына построили бронепоезд “Тов. Ленин” в составе двух бронеплощадок с частично прикрытыми броней установками 76-мм полевых пушек и бронепаровоза брянского типа.

Первый “морской” бронепоезд имени Ленина (“Морской” № 1 имени Ленина) отправил на фронт завод в Мотовилихе. Экипаж составили 75 моряков Камской флотилии и красноармейцев учебной пулеметной команды во главе с 22-летним Сергеем Деревцовым (в 20-е годы один из ведущих энтузиастов в механизации и моторизации РККА). Первый бой бронепоезд принял в начале декабря 1918 года на подступах к Перми, а в апреле девятнадцатого он в районе Оханска получил серьезные повреждения и был отправлен на ремонт в Нижний Новгород. Здесь на его базе сформировали новый - типично штурмовой бронепоезд сормовской постройки, той же модификации, что и бронепоезд № 20 (см. “М-К” № 1 за 1990 год). Переименованный 30 мая в № 36 имени В. И. Ленина бронепоезд отбыл во второй половине 1919 года в оперативное подчинение 9-й и 10-й армий Южного фронта. В ходе боев получил тяжелые повреждения и понес значительные потери в личном составе. В августе 36-й вывели на восстановительный ремонт, продолжавшийся вплоть до января 1920 года, после чего его вновь включают в состав 16-й армии Западного фронта, а в августе направляют на Кавказский фронт. 1 сентября 1922 года бронепоезд получает новое наименование - № 7 имени В. И. Ленина. Однако в марте 1925 года специальная комиссия подготовила документы на его ликвидацию; более точных данных о дате расформирования не сохранилось.

Пожалуй, самым известным бронепоездом в истории гражданской войны стал № 6 “Путиловцы” имени тов. Ленина, ведущий свою “родословную” от железнодорожной батареи Путиловского артиллерийского “Стального дивизиона”. В июле 1918 года батарея отличилась в боях при подавлении Ярославского мятежа, после чего была выведена на ремонт в Нижний Новгород. Там на ее основе и сформировали новый бронепоезд. Его облик характеризует ряд особенностей. Прежде всего обращает на себя внимание доставшийся от старой армии бронепаровоз, судя по всему, ранее входивший в состав “Минского коммунистического бронепоезда имени В. И. Ленина”. Он оказался на Сормовском заводе из-за повреждений, полученных в боях на Восточном фронте. Интересно то, что бронировка скрывала пассажирский паровоз серии Я осевой формулы 1-3-0 - случай крайне редкий, если не единственный в своем роде.



Бронепоезд № 6 “Путиловцы” имени тов. Ленина. Брянская губерния, станция Болва, июнь 1920 г.
Armored train № 6 "Putilov workers" named after Comrade Lenin. Bryansk province, Bolva Station, June 1920


Боевая часть включала две легкие сормовские бронеплощадки с 76-мм зенитными пушками, но с особой, нетрадиционной для завода защитой ходовых тележек - сплошными неподвижными экранами с дверцами для доступа к буксам. На усиленной платформе монтировались бронекузов (каземат) и две концевые орудийные башни. Конструктивно остов каземата составлял каркас, выполненный из углового проката. Бронировка - два слоя высокосортной твердой стали с прокладкой из прокрашенной древесины. Квадратные бронелисты внутреннего слоя крепились к каркасу, наружные - к внутренним с помощью винтов. Пол был усилен 5-6-мм броней.

Орудийная башня состояла из нижней неподвижной части и турели. Поворотный механизм позволял развернуть турель на 360° за 40 с. Зенитные орудия устанавливались на штатных станках, а бронеплощадки вооружались полевыми пушками на тумбовых станках сормовского или брянского типа.

Командиром “шестого” был назначен Авраамий Шмай, комиссаром - Иван Газа. “Верим, - говорилось в телеграмме В. И. Ленину, направленной рабочими паровозоремонтного цеха, - что броневик пробьет брешь в рядах врагов рабочих и крестьян”. (В то время бронепоезда иногда называли броневиками.)

Бронепоезд ушел в район Орши, где в течение августа - декабря 1918 года нес службу на демаркационной линии с Германией. В октябре ему выпала малоприятная миссия конвоировать эшелон с грузом контрибуционного золота на сумму 1,5 млрд. германских марок все к той же Орше, а в середине ноября он участвовал в подавлении восстания в Гжатском уезде. Затем путь бронепоезда лежал на Южный фронт в распоряжение 12-й дивизии 8-й армии. А в конце года в районе станции Лиски под Воронежем путиловцы и приняли свой первый серьезный бой. В течение трех часов бронепоезд оттягивал на себя главные силы противника, обеспечивая обходной фланговый маневр стрелковых частей, и с его завершением энергично атаковал белогвардейцев с фронта. Те, не выдержав двойного удара, начали отступать. Преследуя противника, “шестой” оторвался от пехоты и оказался в районе действия только авангардных малочисленных красноармейских отрядов. Команде пришлось заняться организацией ополчения из местного населения, что не составило особого труда, так как крестьян, испытавших на себе белогвардейский порядок, агитировать не приходилось. И враг был опрокинут. Дорога на Донбасс, к Луганску, к Бахмуту оказалась открытой.

За проявленные отвагу и инициативу приказом по 12-й армии команде бронепоезда вынесли благодарность, выплатили месячное жалованье, на которое бойцы решили закупить продовольствие и переправить его в голодающий Петроград. Три недели личный состав отдыхал, а 27 февраля путиловцы снова вступили в бой под станцией Вергелевская и в первый же день уничтожили вражескую батарею. Здесь, в районе Дебальцево, сражения приняли чрезвычайно ожесточенный характер. Решающие схватки происходили в первой декаде марта. Бронепоезд № 6 обеспечивал атаки 15-го стрелкового полка. В своем рапорте командир последнего указывал: “Относительно незначительный процент урона во вверенном мне полку, считаясь с ураганным пулеметным и орудийным огнем противника, может быть отнесен в значительной своей части к меткости стрельбы батарей броневика, несколькими залпами заставлявшего броневые поезда противника уходить, а полевые батареи противника молчать долгие часы, боясь своего обнаружения. 5 и 6 марта цепи вверенного мне полка продвигались почти исключительно под прикрытием огня батарей бронепоезда, и 9 марта, по данным разведки, паровоз неприятельского броневика был приведен в негодность - прямым попаданием...”

12 марта изрядно поврежденный в боях бронепоезд прибыл в Луганск, но ремонт орудий здесь провести не могли, пришлось уходить в Петроград на Путиловский завод. Таким образом бронепоезду было суждено оказаться на Северо-Западном фронте. Два месяца он курсировал в районе Псковского участка, содействуя частям, ведущим бои с белоэстонцами и войсками Юденича, после чего снова последовал ремонт на Путиловском.

Во время второго похода Юденича на Петроград бронепоезд был экстренно направлен на фронт. Причем он прошел в бой с обычным - “черным” - паровозом, штатный бронированный остался в ремонте. В ходе жарких арьергардных сражений на участке Ямбург - Гатчина “шестой” попал в окружение. Три дня, с 12 по 15 октября, команда без сна и отдыха выдерживала настоящую травлю: бронепоезд атаковали аэропланы, по нему била артиллерия, его неотступно преследовала неприятельская бронедрезина, фиксировавшая любое перемещение до тех пор, пока ее не уничтожили удачным выстрелом. И все же путиловцам удалось вырваться из кольца в Гатчину. А затем - снова бой за Тосно, за Николаевскую железную дорогу, за станцию Александровская.

В ноябре 1920 года бронепоезд перевели на Юго-Восточный, а затем на Южный фронт, где он находился в действующих частях до конца гражданской войны. В этот период его облик уже заметно отличался от первоначального. Тот же бронепаровоз, но уже с четырехосным тендером сормовского изготовления, оборудованным рубкой командира бронепоезда. Обе бронеплощадки по-прежнему сормовские, но одна, с 76-мм зенитками, аналогична бронеплощадкам бронепоезда № 3 “Власть Советам”; вторая, с 76-мм полевыми пушками, как на бронепоезде № 14 (бортовые пулеметы - как на штурмовой площадке бронепоезда № 85).



Бронепоезд №85
Armored train № 85


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 18-02-2013 07:48
 




Типовые броневагоны и паровозы бронепоездов гражданской войны (обозначены цифрами в квадратных рамках):

1 - зенитного бронепоезда в составе двух бронеплощадок и паровоза постройки Ижорского завода с четырехосным типовым тендером (1А - боковая стенка каземата после демонтажа четырех бортовых установок),
2 - 4-го Петроградского бронепоезда и 44-го имени Володарского в составе двух бронеплощадок и паровоза,
3 - бронепоезда № 41 «Славный вождь Красной Армии Егоров» (чертежи второй бронеплощадки будут опубликованы позже),
4 - 3-го Петроградского бронепоезда (3-й «Мститель»), бронепоездов № 32, 23 (5-й ДВА), 8 (5-й ДВА и СибВО) в составе двух бронеплощадок и паровоза ижорской бронировки,
5 - бронепоезда № 67 «Волгарь» (бронепаровоз с трехосным тендером),
6 - 2-го Петроградского бронепоезда в составе паровоза с четырехосным тендером и четырех бронеплощадок с 75-мм морскими орудиями,
7 - казематная бронеплощадка Ижорского завода,
8 - бронепоезда № 87 «III Интернационал» в составе двух башенных площадок и паровоза Ижорского завода. На виде сверху бронеплощадок № 2 и № 4, а также на видах Ж и Л пушки условно не показаны.




Типовые вагоны и локомотивы бронепоездов гражданской войны:

А - паровоз серии Ов сормовской бронировки, Б и В - трехосный и четырехосный тендеры, Г - типовая бронеплощадка ударного бронепоезда сормовской постройки, Д - бронезащита пулеметных установок, Е - орудийные башни ударных поездов.

Цифрами в квадратных рамках обозначены элементы следующих бронепоездов:
9 - бронепоезда № 14,
10 - № 10 имени Розы Люксембург,
11-№ 17 "Смерть или победа" (первоначального формирования),
12-№ 85,
13 - имени тов. Л. Троцкого,
14 - № 64 "Центробронь",
15 - № 15 имени лейтенанта Шмидта,
16 - № 3 "Власть Советам",
17-№ 49,
18-№ 4 "Коммунар",
19 - № 20,
20 - № 71 имени Володарского ("Ахтырец") в составе тяжелой и ударной площадок,
21 - № 7 "Стенька Разин",
22 - № 12,
23 - № 33 "Черноморец",
24 - № 45 имени III Интернационала (бронепаровоз ижорской постройки),
25 - № 100 "Свободная Россия" (орудия первой площадки закрыты бронещитами).




Схема формирования бронепоездов:

1 - зенитный бронепоезд ижорского завода,
2 - 4-й Петроградский (44 имени Володарского),
3 - № 41 “Славный вождь Красной Армии Егоров”,
4 - 3-й Петроградский “Мститель”,
5 - № 67 “Волгарь”,
6 - 2-й Петроградский,
8 - № 87 “III Интернационал”,
9 - № 14,
10 - № 10 имени Розы Люксембург,
11 - № 17 “Смерть или победа”,
12 - № 85,
13 - “Имени тов. Л. Троцкого”,
14 - № 64 “Центробронь”,
16 - № 3 “Власть Советам”,
18 - № 4 “Коммунар”,
19 - № 20,
20 - № 71 имени-Володарского (“Ахтырец”),
21 - № 7 “Стенька Разин”,
24 - № 45 имени III Интернационала,
25 - № 100 “Свободная Россия”,
26 - № 98 “Советская Россия”,
27 - № 27 “Буря”,
28 - № 89 имени Л. Д. Троцкого,
29 - № 96 “Красный ураган”,
30 - № 60 имени Карла Либкнехта,
31 - “Коммунист” (Коростеньский район),
32 - № 34А “Красноармеец”,
33 - № 2 “Победа или смерть” первоначального формирования,
35 - Минский коммунистический имени Ленина,
36 - № 6 “Путиловцы” имени тов. Ленина первоначального формирования,
36а - № 6 “Путиловцы” последующего формирования,
37 - “Тов. Ленин”. Бронепоезд № 36 имени В. И. Ленина аналогичен бронепоезду № 20.

Примечание: при формировании боевой части бронепаровоз ставили тендером вперед, исключая тем самым попадания командирского поста в дымовой след. Контрольные платформы на схемах не показаны. Обычно их ставили по одной (если в железнодорожное полотно были уложены рельсы длиной по 12,8 м, то по две) впереди и сзади боевой части. Они защищали от подрыва бронеплощадки и одновременно служили для перевозки ремонтного имущества.





Вагоны бронепоездов (обозначены цифрами в квадратных рамках):

26 - № 98 “Советская Россия” (вторым цветом выделены элементы модернизации - заглушка амбразуры казематного пулемета, новая пулеметная установка и дополнительная бронезащита орудийных амбразур),
27 - № 27 “Буря”,
28 - № 89 имени Л. Д. Троцкого,
29 - № 96 “Красный ураган”,
30 - № 60 имени Карла Либкнехта,
31 - “Коммунист” (Коростеньский район),
32 - № 34А “Красноармеец”,
3 - вторая бронеплощадка бронепоезда № 41 “Славный вождь Красной Армии Егоров”,
11 - бронеплощадка бронепоезда № 17 “Смерть или победа”. На видах “Ф” и “И” пушки условно не показаны.




Бронеплощадки и паровозы бронепоездов Гражданской войны (обозначены цифрами в квадратных рамках):
33 - бронепоезда № 2 “Победа или смерть” первоначального формирования,
34 - путиловского “Стального зенитного артиллерийского дивизиона”,
35 - Минского коммунистического бронепоезда имени Ленина,
36 - бронепоезда № 6 “Путиловцы” имени тов. Ленина,
37 - бронепоезда “Тов. Ленин”.

На схеме бронеплощадки бронепоезда № 6 «Путиловцы» цифрами обозначены:
1 - неподвижная часть орудийной башни,
2 - подвижная часть орудийной башни (турель),
3 - люк для извлечения из башни качающейся части орудия,
4 - бермы и шариковая опора турели,
5 - привод механизма поворота башни,
6 - водяной бак,
7 - радиатор отопления,
8 - пулеметная установка,
9 - снарядный стеллаж,
10 - вентиляционное окно,
11 - командирская башня,
12 - входная дверь,
13 - деревянный настил с каналом рупорной связи.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 18-02-2013 08:10
 
Фото бронепоездов Красной армии:



11-я Красная армия в Азербайджане. На фото, вероятно, бронепоезд "III Интернационал".
11th Red Army in Azerbaijan. In the photo, probably armored train "III International"





Неизвестный мне бронепоезд.
Unknown to me armored train







Бронепоезд "Воля"
Armored Train "Will"





Бронепоезд "Буря"
Armored Train "Tempest"





Бронепоезд "Вся власть Советам" имени тов. Ленина
Armored train "All power the Soviets", named Comrade Lenin





Бронепоезд Красной армии на станции Ейск на побережье Азовского моря. 1919 г.
Red Army Armored train at station Yeisk on the coast Azov Sea. 1919





Видимо тот же самый бронепоезд. Трофей Красной армии - бронепоезд "Волк".
Probably is the same armored train. Trophy of the Red Army - Armored Train "Wolf".





Бронепоезд № 152 "Молния"
Armored train № 152 "Lightning"





Импровизированный бронепоезд, захваченный белыми на станции Мурена.
This improvised armored train captured white at station Murena.





Бронепоезд "Красный Сибиряк" на ст. Курган. Вероятно, август-сентябрь 1919 г.
Armored train "Red Siberian" at the station Kurgan. Probably, August-September 1919





Комсостав бронепоезда № 6 имени Ленина на Юденическом фронте
The commanding staff armored train № 6 named after Lenin, fought against Yudenich





Легкий бронепоезд № 98 "Советская Россия"
Light armored train № 98 "Soviet Russia"





Ещё один трофей красных - бронедрезина "Стрела"
Another trophy Reds - armored railcar "Arrow"





Бойцы Красной армии отправляются на фронт на импровизированном бронепоезде.
Soldiers of the Red Army are sent to front at an improvised armored train.


Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 24-02-2013 19:23
 
Белые бронепоезда / White armored train




Бронепоезд "Генерал Бакланов"
Armored Train "General Baklanov"




Бронепоезд "Генерал Дроздовский"
Armored Train "General Drozdovskiy"




Бронепоезд "Генерал Шкуро"
Armored Train "General Shkuro"




Тяжелый бронепоезд "Грозный"
Heavy armored train "Groznyy" ("Lincoln")




Команда бронепоезда "Дмитрий Донской"
Command armored train "Dmitry Donskoy"




Тяжелый бронепоезд "Единая Россия"
Heavy armored train "Edinaya Rossiya" ("United Russia")




Тяжелый бронепоезд "Иоанн Калита"
Heavy armored train "Ioann Kalita"






Бронепоезд "На Москву"
Armored Train "Na Moskvu" ("To Moscow")








Бронепоезд "Офицер"
Armored Train "Officer"

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 05-04-2013 09:17
 
БРОНЕПОЕЗДА ИНТЕРВЕНТОВ / Armored Train interventionists

Поскольку интервенты редко участвовали в непосредственных боевых действиях на фронтах, то для выполнения своих функций (охрана тылов белых армий и антипартизанская борьба, позволявшая белым высвободить свои войска для фронта) они вполне могли обходиться импровизированными бронепоездами, созданными из "подручных" материалов.

США


Американский блиндированный поезд на севере России. 1918 год.
American armored train in northern Russia. 1918.











А так выглядели американские патрульные бронепоезда на Дальнем Востоке России
This American patrol armored trains in the Far East Russia



Основной военной силой интервентов, а на начальном этапе войны и всех белых сил, был чехословацкий корпус. У чехов было множество бронепоездов, в основном - импровизированных или трофейных.



Без сомнения, самый известный из них - "Orlik". Это типовой русский бронепоезд времен Первой Мировой войны, усиленный мотоброневагоном, захваченный чехами у красных 1918 году.
Without a doubt, the most famous of these - "Orlik". This is standard Russian armored train the First World War II, captured by the Czechs for the Reds in 1918.




Бронепоезд "Орлик" на подходе к Иркутску.
Armored Train "Orlik" on approach to Irkutsk.


Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 06-04-2013 10:32
 
КАРАТЕЛЬНЫЕ БРОНЕВИКИ АТАМАНА СЕМЕНОВА

Весь дальнейший текст взят по ссылке: albert_motsar.livejournal.com/53242.html

Конечно, броневики атамана Семенова, не были в полном смысле бронепоездами, если все же расценивать их как бронепоезда, то это однозначно были легкие бронепоезда. По имеющимся фотографиям семеновских броневиков видно, что они не отличаются однообразием, тем не менее, можно выделить две основные конфигурации или два типа. Первый тип «усиленный» имел три артиллерийских орудия и десять пулеметов, команда такого броневика составляла 85-120 человек, другой тип имел два орудия, меньшее количество пулеметов и соответственно меньшую команду
Сам поезд состоял из платформ, вагонов и двух паровозов, вагоны бронировались посредством создания бетонных стен, а также монтажа непосредственно брони, причем в качестве бронелистов использовались разрезанные стальные котлы паровозов.
Само собой, в состав входили: пассажирский вагон для офицеров, теплушки для солдат, вагон для допросов и пыток, вагоны для заключенных и по мере необходимости вагоны для лошадей.






Бронепоезд "Семеновец"
Armored Train "Semyonovets"




Бронепоезд "Мститель"
Armored Train "Аvenger"




Бронепоезд "Атаман"
Armored Train "Ataman"




Бронепоезд "Беспощадный"
Armored Train "Ruthless"




Бронепоезд "Усмиритель" - позже "Станичник".
Armored Train "Suppresser", later "Stanichnik" (resident of the the stanitsa - cossack village)


Добавление: albert-motsar.livejournal.com/52956.html

Так называемые броневики или бронепоезда на вооружении семеновцев появились почти в самом начале их «славных» дел. Сначала был всего один импровизированный броневик, впоследствии их число возросло до тринадцати. Ручаться за последнюю цифру не могу, я лично насчитал другое количество, при этом надо учитывать, то, что все броневики носили индивидуальные наименования, и некоторые из них переименовывались. Например «Усмиритель» превратился в «Станичник».
Приведу любопытное стихотворение, сложенное, в годы гражданской войны, неизвестным семеновцем, из названий броневиков:
Атаман Семенов,
Грозный Мститель,
Безпощадный Победитель,
Справедливый Усмиритель.


Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 04-06-2013 06:42
 
«Артиллерия и бронепоезда польских войск на Востоке России и в Сибири»

Ян Вишневский


Появление польских войск на Востоке России и в Сибири неразрывно связано с началом оборонительных боёв Чехословацкого корпуса в России (называемого также Легионом), перемещавшегося из Украины во Владивосток. Борьба этого корпуса в конечном итоге привела к союзной интервенции на Дальнем Востоке и появлению подразделений польской армии, которые находились в этом отдаленном районе в тяжелых материальных и природных условиях и оставили неизгладимый след в военной истории Польши.

В конце июня 1918 года в Самаре в Поволжье был образован польский революционный Комитет по борьбе за свободу и объединение, который в начале июля занялся организацией первых подразделений, состоящих главным образом из поляков - бывших военнопленных Австро-Венгерской и Германской армии, а также из солдат-католиков бывшей Русской армии. Командные кадры были из офицеров 1-го, а позднее и 2-го польских корпусов, а также в меньшей степени из офицеров польского Легиона. В первой половине июля произошла консолидация польских сил на Востоке России, стремившихся к автономии Польши. В Омске был создан польский военный комитет. Комитет начал широкую вербовочную и рекламную акции с целью повышения статуса пока еще не существующих подразделений польской армии. На основании договора членов Комитета со штабом Чехословацкого корпуса 23 июля 1918 года было решено, что вновь создаваемые воинские части польской армии будут подчиняться командованию чехословацких войск. Штаб образованного польского корпуса сохранил внутреннюю независимость и согласился с оказанием ему помощи в вооружении и технике. В это же время штабу Чехословацкого корпуса стало понятно, что с помощью своих собственных сил (2 пехотных дивизии, усиленных кавалерийскими и артиллерийскими подразделениями) чехословаки не смогут сохранять контроль над огромными пространствами вдоль Транссибирской магистрали.

В конце июля 1918 года польской стороне с помощью чехословацкого командования удалось сформировать 4 стрелковых роты (две в Уфе, по одной в Омске и в Иркутске). Между тем, в середине июля из Москвы в Уфу прибыла военная миссия под руководством майора Валериана Чума, который по приказу генерала Галлера принял под командование польские вооружённые формирования в этой части России. Согласно приказа от 22 августа 1918 года штаб польских войск был создан на базе военной миссии на Востоке России. Организация штаба была временно возложена на капитана Ромуальда Воликовского. Штаб состоял из семи отделений. Вопросы артиллерии вошли в компетенцию 5 отделения (артиллерийского). Отделение возглавил капитан Людвик Юркевич, бывший офицер 1-го польского корпуса в России, участник боевых действий у Татарки и Осиповичи. Отделение было ликвидировано 6 марта 1919 года и его функции взял на себя Инспекторат артиллерии при начальнике штаба польских войск. Инспектор имел в своём распоряжении штаб, в котором был помощник Инспектора, 2 старших и 2 младших помощника, 2 референта по артиллерийской технике. Обязанности Инспектора включали надзор за профессиональной подготовкой и оснащением артиллерийских подразделений и контроль технической подготовки. В его функции входил также сбор заявок на вооружение и боеприпасы от всех подразделений польской армии, которые находились в его подчинении.

В середине августа майор Чума перенёс свою штаб-квартиру из Уфы в Бугуруслан, где было продолжено формирование польских частей. К концу сентября были сформированы 1-й стрелковый полк имени Тадеуша Костюшко, кавалерийский эскадрон и учебный батальон. Было также начато формирование артиллерийского отделения. По приказу майора Чумы №10 от 7 сентября 1918 года, начальником артиллерийского отделения стал капитан Юркевич. Отделение должно было состоять из трех батарей четырёхорудийного состава. Трудности, связанные с техническим оснащением, повлияли на вооружение артиллерийского отделения. К концу сентября удалось вооружить только одну батарею двумя русскими 76,2-мм лёгкими полевыми орудиями. Командиром этого "взвода" стал прапорщик Зенон Циолковский. До конца года батарея получила 2 большие пушки, которые позволили сформировать 2-й взвод. Командирами становятся прапорщики Казимеж Ружицкий (1-й взвод) и Влодзимеж Спириданович (2-й взвод). Обучение солдат батареи проводилось на основе русских наставлений и инструкций.



Импровизированный бронированный поезд «Варшава». Фото из коллекции Кшиштофа Маргасинского (Польша).

Артиллерийское вооружение и оборудование в начальный период поступало через интендантство чехословацкого корпуса, владевшего захваченными материалами российского происхождения. Таким образом, снабжение было установлено в соответствии с моделью русской армии. Однако материальное снабжение было недостаточным. До конца 1918 года выявились серьезные проблемы с поступлением денежных средств и оборудования, проходящих через чехословацких интендантов.

В сентябре 1918 года в ходе своего наступления большевики взяли: Казань (9 сентября), Симбирск (11 сентября) и Самару (7 октября). Последние два города были захвачены войсками советской 5-й армии под командованием Михаила Тухачевского. Из-за наступательных действий большевиков польские части были вынуждены оставить Бугуруслан. 10 октября началось движение транспорта между Уфой и Николаевском (Новосибирском) выше реки Обь. По просьбе генерала Сергея Войцеховского, одного из организаторов восстания чехословацкого корпуса и командующего группой войск, для борьбы с большевиками на уфимском и бугульминском направлениях были оставлены 1-й стрелковый полк, 1 эскадрон улан и 1 артиллерийская батарея, имевшая в то время 2 пушки. В общей сложности на фронт было направлено 104 офицера и 1 728 солдат (в том числе 88 офицеров и 1 200 солдат из 1-го стрелкового полка). Эта группа под командованием подполковника Казимира Румши 1 ноября выступила на фронт, где показала дисциплинированность и достигла ряда успехов. Группа Румши была включена в состав Симбирской группы, состоящей из русских добровольческих формирований под командованием генерал-лейтенанта Владимира Каппеля и действовала на железнодорожной линии Уфа-Бугульма. Южнее этой группы действовала Самарская группа, состоявшая из чехословацких, русских и сербских подразделений. Она действовала на железной дороге Самара-Уфа. В то время, когда прибыли польские части, обе группы отступили к Уфе, будучи атакованными регулярными частями Красной армии. 4 ноября поляков направили на передовую. Первое сражение с большевиками произошло 7-го ноября в деревне Тактагулов. Тогда разведка 4-й роты уничтожила советский кавалерийский разъезд и захватила восемь пленных.

Продолжение: www.valka.cz/clanek_14458.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 29-01-2014 00:05
 
ПРИЛОЖЕНИЯ
(в документах сохранена орфография подлинника)

КОМАНДИР ВООРУЖЕННОГО ПОЕЗДА «АДМИРАЛ КОЛЧАК»

[8] Мая 1919 года Разъезд 455 версты

В. СЕКРЕТНО
КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ


ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

На основании 13-й статьи Морского устава о нижеследующем Вашему Превосходительству имею честь донести и усиленно ходатайствовать по содержанию.

В середине января с.г. Французское командование запросило наше Морское, не возьмется ли оно поставить на американскую платформу 6"-ую русскую морскую пушку системы Канэ 45 кал. с дальностью до 10 верст.

Морское Ведомство блестяще выполнило эту задачу: в 2-х недельный срок пушка была доставлена с острова «Мудьюг» и установлена на платформу.

Опыт показал, что опасения в прочности платформе были неосновательны и платформа совершенно свободно выдерживает стрельбу.
Для увеличения дальности сначала было решено поставить орудие на наклонную платформу, что было выполнено в середине Марта и уже в конце Марта эта пушка с предельной дистанции 12 верст удачно стреляла по «Емцы». /124/

Наклонная платформа имеет много тактических и материальных недостатков, почему Адмирал и Французское командование вполне согласились с моей идеей переворачивания орудия компрессором вверх, что при новой подъемной дуге даст возможность стрелять от 0-13 верст, а с длинными снарядами что на крейсере «Аскольд», и до 16 верст, в замене от 7 верст - 12, что даст наклонная платформа.

Две таких перевернутых пушки будут готовы в середине сего Мая.

Удачный опыт стрельбы из 6"-ой морской пушки, дал Русскому Морскому командованию идею создания сильного блиндированного поезда состоящего из 4-х 6"-х орудий с дальностью от 13-16 верст, двух вспомогательных орудий 3"-х горных и 16 пулеметов, последнее исключительно служит для отражения открытых атак неприятеля, т.к. главная артиллерия может стрелять по 20° в каждую сторону от диаметральной плоскости платформы.

Французское командование вполне одобрило идею создания такого поезда и работа была начата полным ходом.

Средства военно-морского порта невелики, но он не только одолел работу по переворачиванию орудий, но так же и успешно выполняет бронирование погребов железо-бетоном, последнее необходимо, т.к. приходится действовать, пока все время под действительным огнем неприятеля.

Общая готовность поезда и окончательная приблизительно следующая: три орудия с броневыми погребами будут готовы к 25 мая, четвертая пушка в самом начале Июня.

Весь поезд создается исключительно нашими моряками и союзники абсолютно никакого участия в создании его не принимают.

По ходатайству моему поезд получил название «Адмирал-Колчак», я просил дать ему именно это название, основываясь на следующем:
Поезд страшной силы и даже теперь внушает страх большевикам, команда у меня выборная - отличная, почти все добровольцы, и этим именем я ее воспитываю прилагая все усилия быть образцовой частью на фронте и наконец за время последней войны я служил под командой Адмирала Колчака и совместно с ним был во многих боевых операциях.

Создание поезда до сих пор шло вполне удачно, но вчера 7-го сего Мая совершенно неожиданно создалась опасность, что такой поезд не будет существовать, несмотря на скорую его готовность.

Вчера 7-го сего Мая на 455 версту прибыл Начальник Королевской артиллерии Майор [Делахей], в сопровождении будущего Начальника Артиллерии Вологодского фронта Подполковника Барбовича и капитана русской артиллерии Яковлева, все они страшно торопились на передовой фронт и фактически пробыли у меня не более 5 минут.

За это время майор [Делахей] спросил меня о составе моего поезда и на мой ответ категорически заявил мне следующее: «Я считаю, что 4-е 6"-х пушки это слишком много. Вы более двух не получите, а Вам нужно иметь еще 1-2 орудия мелкого калибра для стрельбы по близким целям».

Подполковник Барбович, хотя раньше и заявлял мне, что с тяжелой артиллерией а тем более с морской дальнобойной он абсолютно не знаком, в данном случае всецело стал на точку зрения английского майора и поддержал его.

Капитан же Яковлев, который в данный момент даже и не служил переводчиком, т.к. я владею английским языком, взял совершенно начальнический тон и категорически объявил «Вы будете иметь только две 6"-пушки и 2 мелких, временная табель, что утверждена Адмиралом Викорст, совершенно недействительна - мы составим Вам табель.

Будучи глубоко потрясен всем этим, я сравнительно резко возражал по существу майору, остальным же заявил что доведу это до сведения Вашего Превосходительства, где и буду искать защиты.

В данном вопросе я беру на себя смелость рассуждения с тактической и стратегической настоящей обстановке основываясь на нижеследующем:

1. за время последней войны в должности старшего артиллерийского офицера, лично управляя огнем линейного корабля, я участвовал в 6-ти морских боях с подавляющими силами германского флота, в 4-х боях, в южной части Рижского залива, с бетонными 9"-ыми фортами неприятельских морских укреплений, а также во многих других боевых операциях.

За время той же войны Командующему морскими силами мною поданы были 4-е тактических работы:

1) Рижский залив как стратегический театр войны;
2) Маневрирование флота при защите минных позиций;
3) Совместные действия армии и флота;
4) Способ и правила стрельбы 12"-ой дальнобойной Церельской батареи (на 30 верст) по морским невидимым целям.

За все эти работы получил благодарность Адмирала, и большая часть моих мыслей были осуществлены на деле.

Последний чин Старшего Лейтенанта я был произведен покойным Императором в 1916 году, за выполнение же особо важной боевой работы я был представлен Командующим Балтийским флотом в середине Октября 1917 года к производству по службе в Капитан 2 ранга, но произведен не был из за большевистского переворота, и таким образом я не могу себя причислить к молодым неопытным офицерам. Специалистом по артиллерии я состою почти 9 лет и последняя моя работа сборка 14"-х двух орудийных башен морской крепости комендантом которой я был в то время.

Поезд морской дальнобойной артиллерии должен состоять минимум из 4-х орудий потому что:

1) даже теперь в настоящей обстановке приходится стрелять по двум, а иногда и по трем целям на дистанции совершенно не досягаемой (10-12 верст) для тяжелой английской и французской артиллерии.

Так при последнем обстреле станции «Емца» только одна моя пушка стреляла по ней с 446 версты, другая же в это время отгоняла большевистский поезд.

Удалось с этого совершенно открытого места(446 верста) выпустить 45 снарядов, т.к. большевики на дистанции до 10 верст из 42 линейных пушек, установленных на земле, открыли завесу позади меня, через которую пришлось прорываться, рискуя в противном случае быть отрезанным и уничтоженным, т.к. всю линию железной дороги с 447-445 версты они великолепно видят. Если бы у меня были все 4-е пушки, то две из них стреляли по «Емцы», одна по поезду и четвертая по 42-х линейным пушкам. Наш опыт стрельбы по этим 42-линейным пушкам, установленным на земле, показал, что они замолкают даже от близкого падения снаряда. При такой обстановке удалось бы из двух орудий выпустить все 200 снарядов и зажечь станцию, а не разрушить несколько ба/125/раков, что мы сделали. Даже теперь обстановка требует от нас одновременно стрельбы по трем целям, на дистанции не досягаемой для сухопутной артиллерии.

2) Мне доподлинно известно что у большевиков есть две 10-ти дюймовых морских пушки, установленных на платформы (транспортеры). В данное время их на нашем фронте действительно пока нет, но когда мы соединимся с Сибирской армией, то можем и их встретить. Дальность их до 16 верст.

Только мой поезд может и будет с ними сражаться: при 4-х орудиях мне удастся дать до 16 выстрелов в минуту, а такой огонь выдержать нельзя.

Если сейчас чувствуется нужда в единовременной стрельбе по трем целям, то через два три месяца под Вологдой это может не только потребоваться, но будет и необходимо.

3) Будем же хотя бы теперь в конце пятого года войны значительно сильнее неприятеля. Как мы страдали из за этого, сколько несли напрасных жертв, теперь же преступно отказываться от этого перевеса особенно у нас на севере. 1919 год это критический год мы должны их победить теперь как можно скорей в 1920 году будет уже поздно, мы погибнем если затянем войну. Все это требует быть подавляюще сильнее их, это дает нам инициативу и даст победу.

4) Очень часто бывает что с данного места по определенной цели можно открыть огонь только на некоторое время - 20-15 минут, так как меня видят отлично я же не знаю места батарей противника. Противник, пользуясь этим, заставит меня уйти, но из 4-х орудий я успею сделать за это время до 200 выстрелов, а не 50. Последний опыт стрельбы по «Емцы» это подтвердил.

5) Орудия мои образца 1893 года еще в Японскую войну показали много недочетов. Во время стрельбы по Японскому флоту на больших дистанциях случалось много поломок, выводящих орудие из строя. Правда, по моим указаниям эти недочеты ликвидируются, но все же пушки не столь надежны и поломки возможны и впредь. Это также заставляет иметь 4-е орудия.

6) после известного количества выстрелов (500-600) орудие из за выгорания прийдется менять, то есть выводить из строя на пять-семь дней, что при составе поезда в 4-е 6"-х орудия не будет значительно ослаблять его силы.

Вот главные причины, говорящие за сильный поезд.

Снарядами я более чем обеспечен: в Архангельске и на фронте у меня 1000 выстрелов, до 3000 дальнобойных, в Мурманске и на батарее у горла Белого моря до 2000. Доставка снарядов не вызывает затруднений, т.к. месяц тому назад в тяжелом льде мне доставили 600 снарядов из Мурманска.

Морские 6"-ые орудия выдерживают не более 800 выстрелов, после чего настолько выгорают, что окончательно выходят из строя. У меня, считая грубо, пушки за всю свою службу сделали до 200 выстрелов, таким образом из них могу сделать еще только 2400 выстрелов, после чего придется менять поочередно тела орудия, взяв пушки с Аскольда.

Из этого следует, что снарядов хватит на 12 пушек, т.е. на три комплекта орудий.

На крышах двух броневых погребов у меня будут установлены по одной 3"-ой горной пушке со щитом, кроме того броневые платформы орудий и погребов будут вооружены 16-тью пулеметами.

Это вспомогательное вооружение необходимо мне для отражения открытых атак на поезд при стоянке его на боевой позиции, т.к. стою в разстоянии 1/2-3/4 версты от позиции всей артиллерии, чтобы не выдавать ее место своей громадной вспышкой выстрела, это было получено из боевой практики.

Эта мелкая артиллерия принесет большую пользу, в случае атаки большевиков на тыловой разъезд, где в это время будет стоять поезд, тем более, что в случае наступления и продвижения вперед ближайшие тыловые разъезды, где будет стоять поезд, вначале почти не будут укреплены серьезно.

Вот назначение этой чисто вспомогательной артиллерии.

Майор Делахей решил, что я должен стрелять по окопам одновременно с главной артиллерией но это фактически невозможно и вот почему: как докладывал выше 3"-я горная пушка установлена на крыше броневого погреба который непосредственно прицеплен к американской платформе и составляет с нею как бы одно целое Сама стрельба по окопам или передовой линии происходит на дистанции до 5 верст что дает угол возвышения 6"-ой пушки 4°, а по невидимой цели не могу стрелять на такой дистанции, т. к. снаряд попадает в дерево на половину высоты его. Вообще, как общее правиле ближе 7 верст из 6"-ых мне стрелять очень трудно. Кроме того имею очень ограниченное количество снарядое для 3"-х пушек; не более 75 штук на каждую.

Вспомогательную артиллерию и пулеметы обслуживает таже прислуга, вслучае если ее заставят исполнять роль главной - то она потребует особой прислуги.

Мне говорят, что имея четыре орудия я буду мало подвижен, что совершенно не основательно т. к., с одной так и четырьмя орудиями в любой момент могу выйти на стрельбу с той же скоростью, наконец в случае особой обстановки могу послать только одно, две пушки. У меня свой собственный паровоз он будет стоять непосредственно за первой пушкой, за паровозом подряд три орудия, что дает возможность послать в данный момент то, что нужно на позицию.

Мне говорят, что наверное английский железнодорожный начальник не разрешит держать такой длинный поезд, такое заявление наивно, - настолько входит в наши нужды, что держит на разъезде даже наши теплушки-кладовые.

Мне говорят вы будете слишком сильны - я теряюсь что возразить на это.

В вопросе о создании моего поезда той или другой силы значение капитана Яковлева конечно ничтожно: он может и видно сильно влияет на майора. Подполковник Барбович, как не специалист по тяжелой артиллерии, не имеет своего собственного решения. Даже за столь короткую беседу (5 минут) он согласился на состав поезда в 4-е 6"-х орудия но с тем, чтобы два стоял в резерве на Обозерской.

С этим никак не могу согласиться и вот почему: люди обслуживающие эти резервные пушки будут вне моего надзора, несомненно они будут распускаться и наконец, самое главное это то, что в нестоящей обстановке я сам должен защищать свой поезд от открытых атак неприятеля, даже на тыловых разъездах, имея весь поезд у себя в одном месте с двумя 3"-х горными пушками и 16 пулеметами выполнить это могу, в случае же разделения поезда резервные пушки могут попасть в руки неприятен Случаи атак неприятеля на наш тыл были неоднократно даже зимою.

В вопросе о создании поезда единственно с кем не могу бороться это с английским майором Делахей, он же имеет первенствующее значение в этом вопросе. Слишком мало знаю майора, знаю только что он как артиллерист легких пушек ни разу не имел дело с тяжелыми. /126/

Относительно его военных талантов как и вообще всех англичан говорить ничего не буду, хотя часто у нас русских людей возникает вопрос, как могли они сражаться с немцами при таком способе военного мышления. Не им учить нас.

Майор Делахей доложит обо всем Генералу Айронсайду вот почему в этом вопросе я прошу помощи Вашего Превосходительства.

Мы моряки неоднократно помогали во время предыдущих войн своим сухопутным друзьям, - достаточно вспомнить Порт-Артур. Там нам давали личную инициативу отчего дело выигрывало.

Здесь до сего времени я работал самостоятельно. Я увеличил дальность с десяти до тринадцати верст, мы моряки бронируем погреба и через один или полтора месяца получим дальность в шестнадцать верст, и наконец самое главное, наши пушки единственные на платформах, которые могут стрелять прямо в тыл по двадцать градусов в сторону от диаметральной плоскости, то есть могут стоя на 455 версте стрелять по Обозерской.

Мы моряки комплектуем свой поезд отборной морской командой, лучшими людьми, и мы их воспитываем, стремясь быть образцовой частью на фронте.

В тяжелой обстановке приходится работать нам: нет специалистов. Рядом с нами на фронте стоит английский поезд. У него всего четыре мелких пушки и их кроме специалистов обслуживают еще десять артиллерийских сержантов могущих самостоятельно стрелять. Нам же приходится учить офицеров.

Мое мнение как военного человека таково. По теперешней обстановке нельзя судить о будущей. Военное мышление требует быть готовым к более сериозным и тяжелым условиям в дальнейшем.

Даже настоящее положение требует одновременной стрельбы по трем целям.

Не мне конечно объяснять и доказывать Вашему Превосходительству эти чисто военные истины.

Ваше Превосходительство как боевой офицер Генерального Штаба, лучше меня понимаете и чувствуете их. Я несколько подробнее изложил свои мысли, так как моя часть еще находится в периоде создания, хотя и в большой готовности. Работают на этом деле исключительно русские моряки, и Вы - Ваше Превосходительство можете не быть в полном курсе деталей моего поезда.

На основании всего вышеизложенного, усиленно ходатайствую перед Вашим Превосходительством, утвердить неделимый состав моего поезда из четырех шести дюймовых морских орудий, двух трех дюймовых горных пушек и шестнадцать пулеметов. При шести дюймовой артиллерии бронированные погреба. Ходатайствую также утвердить временную табель комплектации при сем прилагаемую.

Как моряки мы получаем жалование по своим морским складам.

Мнение моего начальства - французских артиллеристов, - вполне согласуется с моим.

РГА ВМФ, Ф. р-129, Оп. 1, Д. 50, Л. 5-10



Лейтенанта Юрия Витте
26 июня 1919 г. № 2
Весьма Секретно копия
Командиру Морского Вооруженного поезда
«Адмирал-Колчак»

РАПОРТ


Сего 26 июня согласно плану стрельбы, я отправился с орудием № 1 на заранее приготовленную, известную Вам позицию и немедленно связался с Вами телефоном.

После того, как мы открыли огонь - неприятель начал отвечать. Начав с больших перелетов, он перешел на малые в расстоянии 100-200 саж. от нас, засыпая снарядами путь у нас в тылу. В это время я получил приказание от Вас окончить стрельбу и идти назад. Я послал вперед И. д. унт. оф. Попова осмотреть путь т. к. все пространство сзади было покрыто сплошным дымом. Пройдя с поездом около 200 саж. благополучно, пришлось остановиться тк. кк Попов сделал знак, что путь неисправен. Взяв с собой подпоручика Шерстобоева и машиниста, пошел осмотреть путь, а Попова послал с донесением к Вам. В то же время матрос Грачев был послан соединиться с Вами телефоном, что и было им выполнено. Но провода вероятно были перебиты и он не получил ответа. Через некоторое время подпор. Шерстобоев предложил исправить путь. Оставив у пушки дневального (она стояла в 200 саж. от повреждения), я отправился с командой чинить путь. Работой непосредственно руководил подпор. Шерстобоев. В 20 минут путь был исправлен и поезд благополучно прибыл обратно.

Доношу, что починка пути, соединение телефоном производились под действительным огнем неприятеля. Людей засыпало землей, валило с ног воздухом, но все бодро и весело работали, сохраняя полное присутствие духа, считаю за чудо, что нет убитых и раненых. Каждого можно было окликнуть и он сразу-же отзывался и бежал делать то, что приказано. Один снаряд попал в круг работавших - между рельс и не разорвался. Все упали, но когда увидели, что все целы, происшествие вызвало только смех. Подпор. Шерстобоева этот снаряд задел за рукав и оставил на нем след ведущего пояска. Попов так быстро сбегал к Вам и обратно, что успел принять участие в общей работе.

Особо отличившимся полагаю подпор. Шерстобоева, который вызвался исправить путь и действительно исправил его. Матросы все до одного молодцы и я горд был за свою часть. Машинисты - штатские люди - выше всякой похвалы. Выйдя за стрелку с позиции и попав в зону огня, я остановил поезд и перевел стрелку на главный путь согласно полученному приказанию. Машинисты остановили машину по первому знаку и затем во все дальнейшее время своим хладнокровием и точной исполнительностью много способствовали благополучному исходу дела.

За сегодняшний день зарекомендовал себя с лучшей стороны еще строевой боцманмат Можаев, который оставался старшим при пушке № 2 стоявшей в резерве. Когда около него стали падать снаряды, он со своими людьми пытался на руках вывести свою пушку из сферы огня. Работа оказалась не под силу. Тогда он крикнул толпе солдат [...] прятаться от снарядов в лес, чтобы они вернулись помочь. Когда слов оказалось мало, он пригрозил им пулеметом и заставил их вернуться. Откатить пушку все-же не удалось, но инициатива и распорядительность - налицо.

Ниже представляю список чинов, бывших с пушкой № 1:

1 подпоручик Василий Шерстобоев
2 и. д. Унт. оф. Николай Попов Матросы:
3 Илья Богданков
4 Павел Кошелев
5 Иван Грачев
6 Григорий Меньшиков
7 Николай Крупенников
8 Василий Зайцев
9 Александр Морозов
10 Павел Горловский
11. Владимир Ильенков /127/

Паровозная прислуга:

Машинист Николай Щелоков
депо Исакогорка. Владимирской губ
Пом. Машиниста Сергей Воронин
Олонецкой губ.
Кочегар Василий Митусов
Арханг. Губ.

При пушке № 2

Стр. боцманмат Федор Можаев
(подп.) Лейтенант Витте

По приказанию Н-ка артиллерии Представляются офицеры к Ордену Св. Владимира с мечами и банту Матросы орудия № 1 к Георгиевским крестам. Ст. Унт офицер Можаев к Георг. Медали.

Ст. Лейт. Кириллов 27/VI 1919 г.

РГА ВМФ, Ф. р-129, Оп. 1, Д 50, Л. 21-22-об.

20 октября 1919 № 642
Секретно
Начальнику Штаба Командующего Морскими Силами

РАПОРТ


Непрерывными боями в продолжение почти 2 месяцев (с 28 августа), команда вверенного мне поезда сильно утомлена. Как на ст. Емца, так и теперь на Плесецкой, приходится нести усиленную караульную службу по 7 человек сразу ввиду того, что станция еще до сих пор не укреплена и даже нет проволоки, на поезд же мой большевики давно целятся, почему его приходится сильно охранять.

Кроме всего этого на поезде почти все эти 8 месяцев производились работы как по оборудованию его, так и по укреплению позиции вокруг места стоянки.

За последнее время производится особенно много работы. Так, за время с 5 октября собственными средствами поставлены щиты на орудия; работа эта взяла 8 дней, причем люди работали с 6 утра до 12 ночи (18 час. день).

В настоящее время производятся следующие работы:

1) Прокладывается проволока в три кола кругом поезда, общей длиной около 1S верст
2) Идет постройка вагонов бани, столовой
3) Оборудование вагона-блокгауза
4) Устройство пулеметных гнезд на платформах
5) Строится гальюн для личного состава, мостки и др.

Работы производятся с 8 до 18 час при чем из-за недостатка людей приходится привлекать к ним свободные смены караула.

Ко всему этому необходимо еще добавить, что последние две недели люди стояли по две вахты т. к. позиция поезда была совсем без прикрытия пехоты среди леса.

Все вышеизложенное есть причина полного переутомления команды и 25% ее больны (частью в госп.).

Боевая обстановка же требует полного напряжения по крайней мере еще на S года тк кк Правительство ожидает, что при ликвидации большевики двинутся на нас, как наиболее слабых.

На основании всего изложенного усиленно ходатайствую перед Вами, Г-н капитан 1 ранга о срочном назначении ко мне на поезд людей, согласно прилагаемого списка.

Я прошу именно этих выбранных людей т. к. мой поезд д. быть укомплектован самыми лучшими и надежными людьми - этого требует обстановка гражданской войны.

Если, не дай Бог, мой поезд будет захвачен мятежниками или большевиками то фронт будет открыт, тк кк нельзя забывать, что мои орудия имеют круговой обстрел и наибольшую дальность.

Прошу верить, что все вышеизложенное не есть моя фантазия - люди переутомлены и изнервничались до крайности - это факт.

Я просил Вас не отказать командировать каперанга Леванда и Германа; Это необходимо - с первым нужнс окончательно выяснить вопрос со штатами поезда и много других; с кавторангом Германом - все вопросы по специальности.

Должен доложить Вам что я, лично, против второй смены офицеров по причинам, кои за неимением времени сейчас, доложу Кап I р. Леванда.

Если количество боевого запаса разрешит иметь три 6" орудия, 2 мелких и 22 пулемета, то необходимо назначить еще 2-х офицеров, из них одного - бывш. кондуктора Мусинского, а также 2-3 гардемарин.

Вновь назначенных людей прошу срочно прислать; са лично задержан князем Мурузи т. к. на время отпуска полк. Барбовича, заменяю его - Начальника Артиллерии и ранее начала ноября вряд ли попаду в Архангельск о чем доношу.

Кап 2 ран Рыбалтовский.
* РГА ВМФ, Ф. р-129, Оп. 1, Д. 50, Л. 31-ЗЗоб.

Белое движение на Севере. Белая гвардия. Белое дело. М., 2006. №9. С.124-128



Поезд «Адмирал Колчак». Железнодорожный фронт, возможно, станция Обозерская, 1919 год (Imperial War Museum).



Бронепоезд «Адмирал Колчак». Шестидюймовое орудие ведет огонь по позициям красноармейцев. Железнодорожный фронт, 1919 год (Imperial War Museum).

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 787

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 10-04-2015 17:37
 
Журнал "Танкомастер": 2003 - №3
Автор: Александр Дерябин



[I] Матросы-канониры и плутонговый командир мичман В.В. Фетелего (в центре) у орудия. 1919 г. / Sailors gunners and platoon commander Warrant Officer V.V. Fetelego (center) at the gun. 1919



БРОНЕПОЕЗДА НА РУССКОМ СЕВЕРЕ
Armored train in the Russian North

Гражданская война в России выделяется на фоне других конфликтов XX века не только беспрецедентно массовым применением кавалерии, но и размахом использования бронепоездов - практически на всех фронтах той войны.

Развитая сеть железных дорог, охватывавшая огромные пространства страны, способствовала тому, что блиндированными и бронированными поездами, импровизированными и специальной постройки, обзаводились все противоборствующие стороны: красные, белые, интервенты, националисты.



Укладка брони над зарядным погребом, бронепоезд «Адмирал Колчак». 1919 г. / Installing armor on the vault artillery shells, armored train "Admiral Kolchak". 1919

Вторжение войск Антанты на север России началось летом 1918 г. 2 августа 9-тысячный контингент союзников высадился в Архангельске. К концу года количество английских и французских войск в регионе достигало уже 15 тысяч. Их декларируемая цель - не допустить, чтобы имущество с русских военных складов, в том числе — помощь стран Антанты, попало в руки немцев.

На севере России функционировало две железных дороги: Мурманская (Мурманск-Петроград) и Вологодская (Архангельск-Вологда). Английские войска, стремившиеся взять под контроль как можно большую территорию северных губерний, с самого начала кампании ощущали острую потребность в бронепоездах.



Покраска вагонов. Работами руководит поручик по адмиралтейству Романов. 1919 г. / Painting wagons armored train. The work was led by Lieutenant Admiralty - Romanov. 1919

Уже к 17 августа 1918 г. на станции Бакарица англичане построили блиндированный поезд. Его вагоны имели защиту из ящиков, заполненных песком. Вооружение поезда состояло из двух 12-фунтовых морских орудий, гаубицы, установленной в переднем вагоне, и нескольких пулеметов. Командование блиндированным поездом принял лорд Кеннет, непосредственно подчинявшийся командующему британским железнодорожным отрядом полковнику Гэду из Королевского Шотландского полка. Вскоре поезд принял участие в глубокой разведке по Вологодской железной дороге.

31 августа 1918 г. блиндированный поезд успешно действовал в бою за Чамский мост. К тому времени поезд уже получил собственное наименование «Майлз» («Miles», оно было написано мелом на переднем и заднем вагонах). Такое название было предложено командиром, в честь своего товарища по училищу в Харидже — летчика и поэта Майлза Дея, погибшего во время ожесточенных боев на территории Бельгии, во Фландрии.



Группа офицеров у носового орудия бронепоезда. Станция Плесецкая, 1920 г. / A group of officers at the front gun armored train. Station Plesetskaya 1920

В конце сентября на Вологодской железной дороге появился еще один английский блиндированный поезд, вооруженный дальнобойными орудиями и несколькими пулеметами. Его экипажем командовал ветеран Мировой войны Хилтон Янг, потерявший в боях руку. Этот импровизированный бронепоезд провоевал до самой эвакуации из Архангельска. Согласно разведывательным данным штаба 6-й армии красных, а также показаниям пленных и сведениям агентуры, действовавшей на севере России, к 16 февраля 1919 г. в Архангельске находилось четыре бронированных и блиндированных поезда.

К 23 марта 1919 г. в районе станции Обозерская в боях участвовали два вооруженных поезда (каких именно — неизвестно). Один из них имел два морских 6-дюймовых орудия, второй — четыре 3-дюймовых зенитных орудия. К 5 мая в составе отряда «Сирена», действовавшего вдоль Вологодской железной дороги, имелся бронепоезд с командой из русских офицеров, вооруженный двумя 4,5-дюймовыми и одним 18-фунтовым орудиями.

Русские войска Северной области к концу мая 1919 г. располагали уже двумя блиндированными поездами — 1-м («Адмирал Колчак») и 2-м («Адмирал Непенин»), Каждый из них был вооружен 6-дюймовыми морскими орудиями и пулеметами, их личный состав был укомплектован офицерами флота. В конце августа в Архангельске находились в постройке еще два бронепоезда, которые впоследствии получили названия «Генерал Деникин» и «Губа».

Блиндированные поезда белых и союзников на севере России сыграли значительную роль в боевых действиях, поддерживая огнем своих орудий и пулеметов сухопутные войска на двух наиболее важных направлениях — Архангельском и Мурманском.

29 августа 1919 г. белые и союзные войска при поддержке бронепоезда и танков перешли в наступление вдоль Вологодской железной дороги и захватили станции Емца и Шелекса, но были остановлены красными на подступах к станции Плесецкая.



"Адмирал Колчак» на позиции, стрельба на дальнюю дистанцию. Справа от поезда - стреляные гильзы. На фотографии - обычный боевой состав поезда. На платформе перед паровозом хорошо видна горная пушка, приспособленная для стрельбы по аэропланам. 1919 г.
Armored Train "Admiral Kolchak" in the position for long range engagements. To the right of the train - the empty cartridge cases. In the photo - the usual combat strength of the train. On the platform in front of the locomotive is clearly visible mountain gun adapted to fire at airplanes. 1919.



С началом эвакуации войск союзников с русского севера, команды всех блиндированных поездов стали комплектоваться белогвардейцами. В феврале 1920 г., после краха белого фронта на севере России, все поезда попали в руки красных.

Судьба членов команд блиндированных поездов была различной, но чаще — трагической. 18 февраля 1920 г. у станции Холмогорская нижние чины из команды поезда «Адмирал Колчак» перешли на сторону красных. Офицеры поездов «Адмирал Колчак» и «Адмирал Непенин», вынужденные отступать в пешем порядке к Мурманской железной дороге, в пути были окружены красными и сдались им.

Личный состав морских бронепоездов, действовавших на Двинском фронте под командованием капитана 1-го ранга Ю.Ю. Рыбалтовского, после переворота в Архангельске был вынужден оставить свою технику и отступать к Мурманской железной дороге.

Однако морякам не суждено было добраться до станции Сорока. Окруженные в деревне Сухое они были вынуждены сдаться.

Всех морских офицеров из командного состава блиндированного поезда «Адмирал Колчак» и других расстреляли в Холмогорах. Так погибли капитан 1-го ранга Ю.Ю. Рыбалтовский, старший лейтенант А.А. Лобода, командир поезда «Адмирал Колчак» капитан 1-го ранга Н.А. Олюнин. Их судьбу разделили командир бронепоезда лейтенант Ю.Н. Витте (бывший офицер линкора «Чесма»), мичманы граф Г.А. Гейден (бывший офицер эсминца «Бесстрашный») и барон П.А. Рокоссовский, старший гардемарин Зайцев и многие другие.

Только одна большая группа, в составе которой находились и члены команды блиндированного поезда «Адмирал Непенин» (командир — капитан 2-го ранга И.М. Леман), сражалась на мурманском направлении вместе с другими примкнувшими к ней офицерами и гардемаринами и смогла пробиться в Финляндию, где была интернирована. Впоследствии гардемарины прибыли из Финляндии на юг России.

Уникальные фотографии на этих страницах - часть хроники бронепоездов белой армии на севере России, в частности — поезда «Адмирал Колчак».[/i]

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1500

 ARMORED TRAIN / БРОНЕПОЕЗДА
Sent: 28-06-2015 20:36
 


Создания бронепоезда связано с кратковременным периодом самостоятельно украинского бронепоездного строительства у истоков которого стоял Главначснаб соввойск Украины (УСР со столицей в Харькове, Юж.ф.). Собственно строительство БП здесь, так или иначе существовало и до этого. И украинские, в данном случае советские, БП существовали, до рассматриваемого момента. Сейчас речь о централизованной попытке развернуть собственное производство независимое от Советской России и ее Центроброни (независимое не означает несогласованное или нескоординированное). Отсюда и название первого, и по существу, единственного полностью достроенного каменского БП — «Первый бронебашенный поезд «Советская Россия». После того, как украинские БП будут переводить на учет Центроброны он с декабря 1919 станет именоваться №98 «Советская Россия».

Постройкой БП руководил уполномоченный командования Юж.ф. Дзыбенко (быв. шахтер бахмутских соляных выработок).

Костяком экипажа стали рабочие завода (таковых зачислили в команды до 100 чел). В экипаж «С.Р.» вливалась также группа черноморских матросов. В этническом плане команда была представлена: русскими и украинцами (Москва, Воронеж, Лозовая, Каменское), чехами, латышами, немцами (спартаковцы).

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Бобровицы

В порядке испытания вооружения БП направлен на ст. Бобровицы, где обстрелял боеформирование «зеленых». Затем после осмотра его наркомвоеном Украины Н.К. Подвойским передан в оперативное подчинение 12 армии (командующий К.Е.Ворошилов) и переброшен на ст. Жмеринка для поддержки отступающих частей 27-й дивизии.

Жмеринка
БП был встречен лично комдивом-27 с почетным караулом и оркестром. После рапорта о прибытии и изучения обстановки БП вышел к передовой, взяв на борт б-он пехоты и оркестр. С его появлением красная пехота перешла к атакам и заняла Казатин.

Гоголево
БП перебрасывают к Полтаве для прикрытия отступающих войск, однако, дойдя до ст. Гоголево он вязнет в жестоких боях, поддерживая части сдерживающие наступление добровольцев.

Противник обошел БП и подорвал мост. Восстановительные работы (клеть из шпал) проводились под огнем. Бой, в ходе которого экипаж проявил исключительный героизм, продолжался 10 час. Когда огнем артиллерии был разбит БПр, а командир БП контужен команда базы вывела БЧ с помощью вспомогательного паровоза. При этом во время буксировки состава БПл продолжали вести огонь.



Выведенный из строя БПр пошел в ремонт, а БП продолжал оставаться на участке, прикрывая отступление к Бахмачу, используя в качестве тяги обычный черный паровоз.

Ромны
БП прикрывает отход частей 12А от Кременчуга. Дважды ночью он врывался на ст. Ромны, и, как говорил П.М. Бойко, «выгоняя белых без штанов».

На перегоне между ст. Ромны — ст. Бахмач имела место «типовая» ситуация часто встречающаяся в литературе применительно к тому или иному БП, т.е. в данном случае дал течь котел паровоза «С.Р.». Машинисты Ялоза (депо Лозовая) и Киселев (депо Авдеевка) забросали топку углем, и первый из них полез забивать прохудившуюся трубу. Когда его вытащили кожаные брюки и куртка на нем так сжались, что их нельзя было снять. К этому времени БП уже был окружен противником, но удалось снова поднять пары и отойти на ст. Бахмач.

На участке Бахмач — Конотоп — Макошино БП находился в оперативном подчинении 48-й дивизии 12А и взаимодействовал с 111-м и 112-м полками, базируясь на ст. Макошино.

Пока «С.Р.» теснит неприятельские БП на одно направлении, противник при поддержке БП наступал на другом. «С.Р.» уходит на угрожаемый участок, в это время противник усиливает давление на оставленном направлении. Так ст. Бахмач несколько раз переходила из рук в руки. Колорит в события добавляла ландшафтная обстановка — на ряде участков «С.Р.» оказывался значительно выше БП противника и не мог их обстреливать (приходилось прибегать к ручным гранатам), в свою очередь и неприятель не мог обстреливаться «С.Р.».

Рейд
В ходе атак «С.Р.» оторвался от тылов, а пехота 111-го полка в это время под натиском белых оставила ст. Бахмач и отступила в направлении Конотопа. Не имея возможности пробиться к своим через Бахмач, или имея, но, оценив ситуацию как безнадежную, БП пошел в тыл противника к ст. Дмитриевка. Со стороны ст. Ромны неприятельских БП не было, т.к. их оперированию здесь препятствовал разрушенный мост. Однако пехота белых не знала этого нюанса и принимала болтающийся у них в тылу БП за свой. Некоторые части посылали к БП связных с донесениями, которые, естественно, уже не возвращались. Так на БП приняли приказ, немедленно выйти на передовую, поскольку красные ведут интенсивные атаки со стороны Конотопа. «С.Р.» на всех парах пошел назад к ст. Бахмач, занятую большим количеством неприятельской пехоты и где находился БП противника, действующий в направлении Конотопа, со стороны Киева. Неожиданный удар с тыла внес дезорганизацию в действия белых.

Они перенесли весь огонь на «С.Р.», а их БП покинул станцию. Пехота красных бросилась в атаку, почувствовав послабление, но артиллеристы, не разобравшись, что происходит приняли «С.Р.» за БП противника и начали его интенсивный обстрел. Т.о. «С.Р.» принял на себя весь огонь не только белых, но и артиллерии красных. Только искусное маневрирование спасло БП от гибели под этим ураганным огнем, когда ему приходилось своей артиллерией поддерживать пехоту красных, одновременно увертываться от ударов артиллерии красных. Когда пехота взяла Бахмач, то на батареи были посланы связные с требованием прекратить обстрел своего БП.

Теперь с батарей на БП помчались посыльные с извинениями и выражением всех степеней сожаления по поводу случившегося. Бронепоездники были великодушны, им удалось обойтись без потерь, за что следовало благодарить слабо подготовленных красных артиллеристов.

Бахмач
БП отошел на ст. Макошино, заправил паровоз, взял боеприпасы и снова вышли к ст.Бахмач. Прибыв на боевой участок, связались с командиром 111-го полка и ознакомились с обстановкой. Линия фронта от ст. Бахмач до Макошино проходила почти по железной дороге. Местность лесистая. Внезапный выход противника на «железке» был вполне вероятен, т.о. тыл БП находился под постоянной угрозой, путь отхода мог быть отрезан в любую минуту. В этой связи вселяла беспокойство неясность положения на правом фланге, где в лесном массиве шла нервозная перестрелка. «С.Р.» стал выходить со ст. Бахмач в направлении ст. Дочь.

БП еще не успел покинуть пределы станции, как врезался в боевые порядки деникинской кавалерии. Его командир (П.М. Бойко) даже не понял, что происходит, и только проехав еще ок. 2 км, наткнувшись на группу из 50 пленных красноармейцев, осознал происходящее. Конвой, конечно, разогнали, красногвардейцев взяли на борт и немедленно вернулись на выручку 111-го полка. Огонь БП дезорганизовал действия неприятельской кавалерии и прикрыл отход полка.



(бронеплощадка БП №98 «Советская Россия»)

БП снова направился к ст. Дочь. Оказалось, что пехота красных уже оставила и эту станцию. Вновь пошли к Бахмачу. Там вступили в перестрелку с БП-ми противника, и заставили их отойти. На станции спасли от расстрела 40 пленных красноармейцев.

Опять вернулись на ст. Дочь. Вечером связались с отступившим кавотрядом красных и обсудили ситуацию — ночью кавотряд ушел, держа направление на Конотоп, а БП утром отправился на ст. Бондаревка.

Бондаревка
В 11 час дня на станцию прибыла летучка, доставившая кухню и боеприпасы (снаряды). Т.к. экипаж БП два дня не покидал передовой, толком не ел и не отдыхал, все быстро заправили свои котелки и, рассевшись прямо на путях и перроне, делились впечатлениями с поварами.

Наблюдатель, расположившийся на крыше блокгауза, сообщил, что со стороны противника наблюдается появление дымовых паровозных султанов. Бойко скомандовал: «Кончай завтракать! Срочно грузить снаряды!». Начбоепитания доложил, что получена сотея 42-лин снарядов. Этого было мало: лобовое орудие 107-мм, второе и третье — 76-мм.

Бойко сам влез на крышу блокгауза: в 5 — 6 км в лесу выделялись 7 паровозных дымов. Исходя из особенностей неприятельской бронепоездной тактики, организации БП и припоминая названия БП противника, встречавшихся на ст. Бахмач, он предположил, что на подходе 5 БП, 1 ремонтный и 1 вспомогательный поезд.

По воспоминаниям Бойко (особо подчеркнем это обстоятельство) против одного его БП выдвигались бронепоезда: «Князь Пожарский», «Орел», «Выручай своего!», «Вперед на Москву!» и «Витязь».



(*** Если считать так, то видимо, имеем дело с единственным в истории боем 1 БП сразу с 5 неприятельскими. Правда, описание рассматриваемого события в известной работе А.А. Власова «О бронепоездах Добровольческой армии» в данной части не совпадают — см. журнал «Военная быль» №102 (январь 1970) Гл 18 (с. 43-44) или сборник «Белые бронепоезда в Гражданской войне» Гл. 18 (с. 212-213). Здесь упоминаются только 3 БП, присутствовавшие непосредственно на этом участке.
Редакции газеты «Зоря» и 5 БП показалось маловато. Поэтому в опубликованных 19.04.57 воспоминаниях П.М. Бойко бой идет сразу с 6 БП. Т.е. всего дымов было 7, БП принадлежало 5, следовательно, как подсказывает редакционная «арифметика», БП было 6. Причем из них 3 («Орел», «Славный витязь», «Князь Пожарский») оказались захваченными.

Разночтение в датировке — август и 08.09.19 следует списать на использование календарей «нового» (П.М. Бойко) и «старого» (А.А. Власов) стиля.)




(Тяжелый бронепоезд "На Москву" белой Добровольческой армии)

Деникинские БП открыли огонь по станции. Летучка с кухней спешно дала стрекоча в направлении Макошино. Противник, расценив оставляемый ею дымный след, как признак отхода БП со станции повел интенсивный обстрел уходящей летучки. «С.Р.» стоял незамеченный возле станции, закрытый деревьями, которые ему мешали открыть огонь. Выход навстречу противнику был нецелесообразен — позиция за станцией невыгодная, открытая местность. Принять бой решили из засады.

БП противника, убедившись, что со станции никто не отвечает, стали быстро приближаться к Бондаревке, продвигаясь одновременно по двум путям.

Лесопосадка мешала Бойко отслеживать ситуацию находясь на крыше БПл и он отошел на железнодорожное полотно при этом лихорадочно решая, как потом вспоминал: "С какого начать? Бить последнего, чтобы не дать им отойти — первые могут разбить меня. Начать бить первого, те уйдут безнаказанно. Я решил — начинаю с первого. Выведу его из строя, перенесу огонь на последнего и остальные. Это и начал выполнять. Велел зарядить орудие и ждать моей команды".



(Петр Михайлович Бойко. Командир БП №98 «Советская Россия», фото 1957 года)

Ход боя по воспоминаниям П.М.Бойко:

"... Бронепоезда деникинцев подошли к семафору, сделали несколько выстрелов через станцию, по направлению отхода нашей летучки. Но нас еще закрывали от них деревья возле станции, так как железная дорога поворачивала на входных стрелках. Только бронепоезд «Орел» вошел в стрелки, я скомандовал «Огонь!»

Выстрел первого орудия. Наводчик, матрос Мошкин, попал в буксу первой бронеплощадки. Я командую «Беглым! Огонь!» Мне с площадки отвечают, что лобовое орудие вышло из строя, лопнул боек ударника. Даю команду: «Полный ход назад!». «Есть!» — отвечает машинист Киселев. Но тут же передает — паровоз вышел из строя. Это слышит вся команда. Запасные бойки к орудийному замку не подходят, стрелять нечем. Третье орудие можно было ввести в действие не ближе полутора или двух километров, а остальные два только на поворотах.

Создавшееся положение было ясно для меня, а также всей команде. Вижу, открываются двери башен и площадок. Красноармейцы брали винтовки, пулеметы, гранаты и выпрыгивали из площадок.

Угрожая револьвером, командую: «По местам!», машинисту — «Стой на месте, исправляй паровоз!». И далее: «С четвертого орудия снять замок и перенести на первое!» Это успокоило. Команда вся села по свои места. На четвертом орудии снимают замок, а также и на первом.

Подбегаю к паровозу. Киселев и его помощник с винтовкой выходят из паровоза, тоже собираются тикать. Беру его за шиворот, угрожаю револьвером и веду на паровоз.

Что Киселев ни делает, а паровоз стоит. Даю команду: «Полный вперед!». Киселев выполняет — паровоз рванулся. Даю команду — «Назад!». Бронепоезд пошел назад, медленно-медленно набирает скорость. Открываю дверь, наблюдаю за действиями бронепоезда деникинцев — стоит как мертвый. «Эх, — подумал, — если бы позволяли орудия, я бы его побил на месте». Когда мы тронулись, белые засуетились возле орудий. Первое орудие наводят прямо на меня — в паровоз. Выстрел. Снаряд попадает в дверь, пробивает ее, чуть ли не задевает мое колено, и далее в тендер и рикошетом отлетает влево на 10 — 15 метров, и там разорвался. «Советская Россия» набирает скорость, осыпаемый градом снарядных осколков.

С четвертого орудия на ходу соскочили с замком, Их подхватили на первом орудии. Бронепоезда противника гонятся за нами по двум путям. «Орел» впереди на втором пути. Даю команду — второе и третье орудия на правый борт, как поравняются открыть огонь. Машинисту: что бы ни было, если будет сигнал — остановиться немедленно, не зевать. Сам выскакиваю из паровоза, на первой площадке меня подхватывают.

На орудии заканчивают подвешивать замок. Замковый, матрос Амоев командует: «Орудие готово — заряжай!» Даю команду наводчику Мошкину: «Прицел ноль! По прямой наводке! Огонь!» Выстрел. Падения снаряда не вижу. Повторяю: «Огонь!» Еле заметил вправо в лесу дымок. Подбегаю к Мошкину, за шиворот отбрасываю, поправляю установку прицела, проверяю, а отражатель неправильно выставлен. Поправляю, устанавливаю прицел, угломер и целик на 0-0, навожу.

Заряжающий командует: «Готово!». «Огонь!» Первый снаряд попадает в рубку командира бронепоезда «Орел», пробивает ее и отрывает голову капитану Муромцеву. Этот же снаряд летит в паровоз и срывает левый инжектор. Еще 15 выстрелов беглым. Бронепоезд замер на месте, команда покидает «Орел». Заработали пулеметы «Советской России», а артиллеристы перенесли огонь на «Князя Пожарского». Несколько попаданий — начал отходить. На выручку бронепоездам мчится вспомогательный паровоз, объятый пламенем, отходит (работал на нефти).

Даю команду «Вперед!» Поравнялись с «Орлом». Хотел осмотреть. Меня не допускают, говорят, что в площадке юнкера раненые с револьверами. Прикажите — мы их докончим. Посылаю разведчиков. Они обезоруживают раненых — убивать я не велел.

…Нам удалось отогнать остальные бронепоезда и занять станцию Бондаревка. Дальше продвигаться не могли.

Для обеспечения вывоза бронепоезда «Орел» я дал распоряжение взорвать путь. Подрывник Шипков, как крот подкопал под рельсу, заложил 10 — 15 кг пироксилина и взорвал. Так взорвал, что не только рельсы, но и насыпь разворотил.

Для вывода бронепоезда «Орел» нам было необходимо отойти на стрелку в район моста. Но мы опасались это делать, так как, снявшись с занимаемой позиции, уже не могли контролировать подход бронепоездов противника, которые получали возможность восстановить путь и увезти «Орел» в свое расположение. Я послал на станцию Макошино связного Корсака на велосипеде. Тот сгоряча наскочил на столб. В конечном счете, прибежал на станцию Макошино. Там паника. В Макошино видели как «Советская Россия» смешался с бронепоездами белых и посчитали, что наш бронепоезд взят противником. Когда Корсак стал просить паровоз для вывоза бронепоезда «Орел», то в ответ получил: «Куда паровоз? Нам нужно эвакуировать эшелоны! И какой там «Орел», когда «Советская Россия» взят белыми! Мы сами видели!» Корсак вскочил молча в паровоз и угрожая оружием, заставил машиниста ехать к передовой.

Тем временем я осмотрел «Орел». В боевой рубке было обнаружено тело капитана Муромцева с оторванной головой. В его полевой сумке нашли приказ деникинского командования, где ставилась задача пяти бронепоездам и капитану Муромцеву любой ценой уничтожить бронепоезд «Советская Россия» или ликвидировать его командира.

Кто доставит голову командира бронепоезда «Советская Россия», то есть мою, товарища Петра Бойко, тот получит 15 000 руб. Оказалось у белых была агентурная сводка слежки за мной в течении трех месяцев. Но им не удалось меня убрать, так как я все время находился на бронепоезде."


«Орел» вывезли на станцию Макошино и отправили на ремонт в Брянск. Ему было присвоено имя Бойко. Из Брянска бронепоезд №21 им. товарища Бойко был направлен на Польский фронт.

Неудачи не перестали преследовать бронепоезда белых. После того, как они поспешно удалились от станции Бондаревка, а бронепоезд «Советская Россия» прекратил преследование, так как уже практически расстрелял весь боекомплект и утратил связь со своим тылом, подбитый в бою паровоз налетел на бронепоезд «Князь Пожарский» и завалился на рельсы.

Когда на следующий день бронепоезд «Советская Россия» продвигался к станции Дочь, то на месте крушения обнаружил брошенный паровоз, несколько разбитых валяющихся контрплатформ и разбросанные скаты ходовых тележек. Деникинцам с трудом удалось поднять бронепоезд на рельсы и уйти из зоны боев.

Поскольку под рукой у читателя работы А.А. Власова может не оказаться, приведем цитату: «Действовавший совместно с частями 5-го конного корпуса легкий бронепоезд «Орел» двинулся на рассвете 8 сентября из района узловой станции Бахмач в северном направлении. Бронепоезду удалось дойти без боя до станции Дочь, примерно в 20 верстах к северу от Бахмача, между тем как блиндированный поезд «Полковник Гаевский» и тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» находились в нескольких верстах позади. Между станцией Дочь и следующей станцией Бондаревка бронепоезд «Орел» вступил в бой с двигавшимся навстречу бронепоездом красных. После короткой перестрелки неприятельский бронепоезд, по-видимому, подбитый, начал отходить. Бронепоезд «Орел» преследовал противника, не дожидаясь подхода остальных наших бронепоездов.

За станцией Бондаревка с отходившего неприятельского бронепоезда стали сбрасывать бревна на полотно железной дороги. Затем бронепоезд красных остановился. Продолжая обстреливать противника, бронепоезд «Орел» подошел к препятствию на пути и должен был тоже остановиться. До противника оставалось меньше 100 сажен. Не ожидая военной хитрости красных, чины команды бронепоезда «Орел» спустились на полотно и стали сбрасывать бревна. В это время из-за поворота двухколейной железной дороги внезапно появился другой бронепоезд красных под названием «Советская Россия», сильно вооруженный.

Он открыл огонь в упор из двух 42-линейных орудий. Один из его первых снарядов попал в орудийную башню головной бронеплощадки бронепоезда «Орел», который не мог больше стрелять вперед. Следующий снаряд противника сорвал командирскую башенку, в которой находился командир бронепоезда капитан Муромцев. Обезглавленное тело командира упало на пол площадки. Еще один неприятельский снаряд попал в сухопарник паровоза. Машинист был убит, а офицер-механик бронепоезда выброшен взрывом. Из паровоза стали вырываться клубы пара. Противник продолжал яростный обстрел бронепоезда «Орел», который не мог обороняться. Примерно в двух верстах показалась конница красных, рассыпавшаяся в лаву.

Команда бронепоезда «Орел» сошла с боевых площадок, взяв с собой раненых, и стала отходить под обстрелом противника. При этом команда вновь понесла потери убитыми и ранеными. Отойдя примерно на две версты, команда бронепоезда «Орел» встретила блиндированный поезд «Полковник Гаевский», на который она была посажена и доставлена в Бахмач. Всего за день 8 сентября из состава команды бронепоезда «Орел» были убиты командир капитан Муромцев и 5 нижних чинов, ранены 2 офицера и 6 нижних чинов. Разбитый боевой состав остался у красных. В скором времени, после занятия нашими войсками станции Бондаревка, тело капитана Муромцева, уже погребенное крестьянами, было вывезено и отправлено в Севастополь. Там оно было предано земле на братском кладбище 13-й артиллерийской бригады».

Брянск
Присутствие «С.Р.» на несколько дней стабилизировало обстановку — БП удерживал железнодорожный мост на р. Десна у Макошино, вел перестрелку с артиллерией добровольцев, выполнял короткие разведывательные рейды, несколько раз выходил на ст. Бондаревка в расположение белых.



Тем не менее, вскоре красные вынуждено взорвали макошинский мост, противник же приближался к Гомелю и поскольку это был единственный путь отхода «С.Р.» отвели в Брянск и уже оттуда перебросили на Конотоп.

Конотоп — Льгов — Белгород — Харьков — Лозовая — Синельниково
Между Конотопом и Льговом БП задержался у взорванного моста, на восстановлении которого трудилось всего 10 чел. По расчетам инженера, руководившего работами требовалось 10 вагонов со шпалами, 20 — 40 вагонов балласта и ударная работа в течении почти месяца, а при увеличении численности работающих и участии команды БП на восстановлении ушло бы порядка 10-12 дней.

В близлежащие села с БП направились три группы бойцов с задачей обеспечить к завтрашнему утру явку 300 чел — к 7 час утра прибыли 500 чел. Их поставили на бутовку, в качестве балласта брали камень, уложенный вдоль железной дороги. Уже к 12 час дня все закончили и начали укладывать шпальную клетку. Как только набрали заданную высоту, поставили 8 паровозных домкратов и начали поднимать мост. К 5 час мост был поднят, а поврежденные рельсы и шпалы заменены.

Инженер требовал, что бы эксплуатацию моста начали после того, как будут доставлены и подведены под мост не менее 100 шпал и сняты домкраты. П.М. Бойко: "Я велел послать пробный паровоз. Инженер лег на путь, заявив, что пропустит паровоз только через свой труп. Мы его взяли, как он бедный не плакал, не вырывался. Через мост прошел пробный паровоз, а после его возвращения пошла база и бронепоезд «Советская Россия». Когда мы приехали в Льгов, там все разбежались, то есть начальство. Заправив паровозы, взяв проводников, двинулись на Белгород. Путь был тяжел. На этом перегоне не было водоснабжения, водокачки взорваны. Воду брали из колодцев ведрами, а топливо — разбирали сараи у будочников. Так мы прибыли благополучно, если не считать того, что ночью на мосту через реку Псел с ходу налетели на шесть вагонов, груженных лесом и рельсами )… мы пошли в Харьков. На два дня нас задержал Мерефовский мост… далее Лозовая, Синельниково".

В Синельниково размещался штаб 14А, где «С.Р.» было указано двигаться к Александровску (Запорожье) для участия в штурме города.

Александровск — Мелитополь
На подступах к Александровску БП вступил в бой с добровольцами. Город взяли 23.12.19. В Александровске красные соединились с Махно. По поручению Военного совета 14А командир БП «С.Р.» и комиссар БП «Червонный казак» направились в штаб Махно, где вели переговоры, требуя от повстанцев сложить оружия. «Ничего не договорились» и на второй день. После безуспешных переговоров части 14А развернули 25.12.19 боевые действия против махновцев. «С.Р.» ввязался в боестолкновения с Махно в р-не ст. Пологи, но вскоре был передан в оперативное подчинение 13А, и форсированно пошел от ст. Пологи на Малый и Большой Токмак.

П.М. Бойко: "Мы отбили у деникинцев 10 поездов с разными грузами. Что характерно, у деникинцев был повальный тиф. Больные, мертвые лежали в вагонах. Живых пленных назначали в караул, а сами продвигались на Большой Такмак".

Федоровку. 28-29.12.19 «С.Р.» прибыл в Мелитополь, встречен рабочими мелитопольского депо и отбыл на ст. Ново-Алексеевка — место базирования с боевыми участками ст. Чонгар, ст. Геническ и далее преследуя отступающего противника дошел до ст. Сиваш и Чонгар.

Геническ
На Арабатской стрелке противник опирался на позиции усиленные артиллерией, однако, личный состав состоял в основном из мобилизованных и не отличался высокими боевыми качествами. В последних числах января 1920 «98 С.Р.» вошел на ст. Геническая и на рассвете внезапно открыл ураганный огонь. Вялая ответная стрельба батарей была быстро подавлена, а на позициях выбросили белый флаг — 350 чел при 10 пулеметах и 6 орудиях сдались. Частью их распределили по бронепоездным командам, часть отправили на пополнение пехотной дивизии, офицеров отправили в тыл.

Противник подогнал к Геническу КЛ с 6- и 8-дм орудиями и повел ожесточенный обстрел красных БП. Таковых на участке было 4: «Советская Россия», «Червонный казак», «Углекоп», «Гром». Так на участке Ново-Алексеевка, Чонгар, Геническ, завязалась ожесточенная дуэльная перестрелка морских и сухопутных «дредноутов».

Огонь с КЛ был хорошо организован и весьма точен, так, что только искусное маневрирование спасало БП. Интересная подробность: когда БП попадали под обстрел, то серии снарядов, ложившиеся с недолетом, падая в Лиман, обрушивали на составы столпы воды перемешенной с рапой. По мере испарения воды БП оказывались, как бы, покрашены белой кристаллической искрящейся «краской», отлично фиксирующей на себе все попадания снарядных осколков, подсчетом которых потом развлеклись команды.

Мартовской ночью «98 С.Р.» занял закрытую позицию на ст. Геническ. Кононерка противника в это время стояла на рейде замершего Генического залива в 6 — 8 км. Примерно в 10 час она начала обстрел БП, находящихся на участке Ново-Алексеевка — Чонгар. На «98 С.Р.» тщательно подготовили исходные данные для стрельбы и дали по КЛ пристрелочный выстрел. Вскоре на ней возник пожар, сопровождавшийся разрывами боеприпасов. Команда стала покидать судно, пытаясь спастись на льду залива и в шлюпках. «98 С.Р.» продолжал обстрел, но вскоре к КЛ подошел катер, взял ее на буксир и вывел из зоны обстрела. Больше так близко КЛ к берегу не подходили, а следовательно меткость их огня резко снизилась.

Группа Полупанова
Заключительный период боевой биографии «98 С.Р.» относится в основном к действиям в районе Мелитополя в составе бронепоездной группы Полупанова для которой события складывались крайне драматически, были связаны с серьезными потерями и по масштабам выходят за рамки краткого информационного обзора.



(БП №98 «Советская Россия». Южный фронт. Снимок датируется 1919 годом)

На протяжении 2 месяцев красные вели ожесточенные бои, пытаясь захватить Васильевку, которая несколько раз переходила из рук в руки. Здесь «98 С.Р.» сошелся в дуэльном бою на дистанции двух сотен метров с БП противника и вывел его из строя, однако поврежденный состав был своевременно выведен в тыл неприятельским вспомогательным паровозом Продвигаясь вперед «98 С.Р.» вошел в н/п Васильевка, прикрыл огнем отступающие части красных и сам подвергся внезапному нападению пехоты. "Я стоял на крыше бронеплощадки, — вспоминал П.М.Бойко — Заметил их только когда несколько человек, навели на меня винтовки. Деваться было некуда. Я резко снял фуражку и бросил в них. Не знаю, что на них подействовало, или они думали, что я бросил гранату, закрыли руками свои лица и дали мне возможность зайти за наблюдательную башню и оттуда дать распоряжение пулеметчикам, которые их покосили. 50 человек было взято в плен".

Нельзя не упомянуть катастрофическое положение бронепоездной группы, когда в результате подрыва моста в районе Мелитополя был заблокирован отход и связь с базами снабжения большой группы БП («Советская Россия», «Гром», «Советская Латвия», «Карл Маркс», «Лейтенант Шмидт» и др).


***
В июне 1920 «98 С.Р.» ушел на ремонт в Каменское, где команда и рабочие, строившие БП, отпраздновали первую годовщину рождения «Первого бронебашенного поезда «Советская Россия». Закончили ремонт в Краматорске и прибыли в Харьков.

Затем БП использоли в боях с формированиями Махно, а потом перебросили на участок Александровск — Мелитополь.

***
По окончания Гражданской войны «98 С.Р.» находился на Урале в состав войск ПриуралВО (по состоянию на сентябрь 1921), оттуда выведен в запас на рубеже 1921/1922 (Бежица).

(с.) С. В. Ромадин (Military Крым. Военно-исторический журнал. 2010. № 18): 15061981.diary.ru/p191601598.htm?oam#more1

1 - 10  11 - 14  Next   Last
New Products
The Don Cossack. Russia, 1914-20; 54 mm
The Don Cossack. Russia, 1914-20; 54 mm
$ 32.89
Protostates dilochites. Army of Alexander and Diadochos 3-4 BC; 54 mm
Protostates dilochites. Army of Alexander and Diadochos 3-4 BC; 54 mm
$ 16.59
Akontistes. Army of Alexander and Diadochos 3-4 BC; 54 mm
Akontistes. Army of Alexander and Diadochos 3-4 BC; 54 mm
$ 16.59

Statistics

Currently Online: 10 Guests
Total number of messages: 2796
Total number of topics: 303
Total number of registered users: 996
This page was built together in: 0.0734 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce