Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.
Dear visitors of the
forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: ВСЮР / The armed forces in Southern Russia -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
1 - 10  11 - 18  Next   Last
Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 761

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 26-02-2011 22:06
 
Андрей Бобков. Статья из журнала "ОДНОСТРIЙ", 3/2000.

ЕГЕРСКАЯ БРИГАДА НЕМЦЕВ-КОЛОНИСТОВ. ВСЮР. 1919 год.

4 (18) марта 1919 года, когда Крымская группа 2-й Украинской советской армии была уже у порога Крыма, к начальнику разведывательного отдела Крымско - Азовской армии полковнику Т.А. Аметистову прибыли офицеры немецкого происхождения и, зная его как старого крымского помещика и офицера Крымского конного полка, попросили помочь в снабжении оружием и обмундированием 1000 крымских немцев - колонистов, желающих добровольно встать в ряды Крымско - Азовской армии для борьбы с большевиками. Аметистов немедленно сообщил об этом начальнику штаба армии генерал - лейтенанту Д.Н. Пархомову. Последний, в принципе, согласился, но решил все же повременить и уведомить Ставку ВСЮР.
Инициативными офицерами были лейтенант германской службы Гомайер (Хомайер) и лейтенант австрийской службы Проше. Фактическим же инициатором создания бригады был Союз немцев Крыма, опасавшийся нового прихода советской власти, "прелести" которой были хорошо изучены в период Таврической Советской республики в январе - апреле 1918 г. Союз имел огромное влияние на немецкое население и даже создал в мае - июне 1918 г., при помощи германских оккупационных властей, свои отряды самообороны.
Сам Союз немцев Крыма был создан при содействии генерала фон Люденквиста 7 мая 1918 г. на съезде в деревне Бютень, на который прибыло около 100 делегатов из Херсона, Мелитополя, Бердянска, Одессы и Крыма. В сформированное в июне генерал - лейтенантом Сулькевичем Крымское Краевое правительство был включен представитель Союза Немцев- Колонистов Томас Рапп в качестве министра Земледелия, краевых имуществ и снабжения
Не дожидаясь ответа из ставки колонисты начали собираться в Симферополе. Их нужно было расквартировать, накормить, дать оружие и начать обучение. Причем последнее было просто необходимо, так как в Императорской армии немцы-колонисты служили, в основном, на нестроевых должностях.
Полковник Аметистов начал действовать практически на свой страх и риск. Он через штаб армии связался с французскими властями в Севастополе, которые уже 11 (24) марта согласились выдать немцам обмундирование и снаряжение с захваченных ими русских складов в Симферополе. Одновременно пришло согласие из Ставки ВСЮР на формирование "Егерской бригады Немцев - Колонистов". Фактически бригада должна была стать первой серьезной воинской частью Краевых войск, поэтому 15 (27) марта и Совет Министров Крымского Краевого правительства задним числом утвердил вопрос формирования части и условия, на которых она создавалась:
"...1. Бригада, как строевая часть, подчиняется в оперативном отношении командующему Крымско- Азовской Добровольческой Армии.
2. Бригада формируется Крымским Краевым правительством для защиты Края и поддержания порядка и не преследует никаких политических целей.
3. Личный состав бригады формируется из лиц немецкого происхождения, как русских граждан, так и иностранцев, на одинаковых правах с русскими гражданами.
4. Офицерский состав пополняется командованием Егерской бригады, по соглашению с Крымским Краевым правительством.
5. Крымское Краевое правительство обязуется выплачивать всем чинам бригады за все время нахождения их на фронте, в дополнение к жалованию и боевым суточным, положенным от Добрармии, добавочные суточные..".
Кроме того, штаб Крымско- Азовской армии отдал приказ о разрешении офицерам и солдатам немецкого происхождения переводиться в Егерскую бригаду из других частей армии. Это было явной ошибкой, так как могло резко снизить боеспособность других частей армии, в которых служили немцы.
К 21 марта (3 апреля) бригада насчитывала уже до 800 бойцов, при ней формировалось две 4-х орудийные батареи, которым был придан один бронированный трактор. От Добровольческой армии командиром бригады был назначен генерал- майор Диденко, совсем недавно, в начале января, прибывший в Крым с частями 8-го Екатеринославского корпуса Украинской Державы, в котором он командовал 16-й кадровой пехотной дивизией.
Но практически всё руководство сосредоточилось в руках довольно темных личностей - лейтенантов Гомайера, Проше и Павлика (последние двое - бывшей австрийской службы). По более позднему признанию Правления Союза Крымских немцев, так и не установившего точно их личностей, все трое к крымским колонистам никакого отношения не имели. Сам Гомайер именовал себя в одних документах "ротмистр фон Гомайер", в других-скромно "лейтенант Гомайер", постоянно путаясь в своем подданстве, то австрийском, то германском. Да это и не удивительно: любая смута выносит на своих волнах разного рода авантюристов и проходимцев, обладающих талантом сплачивать вокруг себя отчаявшихся и потерявших надежду людей.
После осложнения положения на Перекопском фронте, когда всем здравомыслящим чинам армии стало ясно, что имеющимися небольшими силами не сдержать большевистского наступления, ряд немецких офицеров начал вести в различных частях армии среди солдат и офицеров агитацию о необходимости переговоров с наступающими советскими войсками. Происходило это в связи с тем, что основная масса колонистов не хотела отступать из Крыма, опасаясь, разорения их колоний большевиками в отместку за службу в Добрармии
Вечером 28 марта (10 апреля) частям армии, расквартированным в Симферополе, был отдан приказ об оставлении города в 10 часов вечера 29 марта (11 апреля) и об отходе на Керченский полуостров.
Утром 29 марта начался фактически военный мятеж. 1-й и 2-й эскадроны кадрового дивизиона Крымского конного полка во главе с несколькими офицерами - немцами под руководством поручика Барта объявили об отсоединении от попка и переходе в состав Егерской бригады. В результате, в прежних эскадронах осталось по 25 человек, а Егерская бригада приобрела в свой состав полнокровный конный эскадрон. Одновременно командование бригады вошло в контакт с представителями подпольного ревкома и получило гарантии о непреследовании чинов бригады в случае ее перехода на сторону советской власти. Караулами егерей были заняты тюрьма, телеграф, почта и другие стратегические точки в городе, а на встречу советским войскам была выслана депутация, состоящая из командира бригады и представителей ревкома. К счастью, егеря дали возможность частям Краевых и Добровольческих войск спокойно оставить город.
После взятия Симферополя советскими войсками бригада была переформирована в немецкий стрелковый батальон РККА просуществовавший до июля 1919 г., когда разгромленные части Крымской Красной Армии оставили Крым. Сам лейтенант Гомайер в течении всего 1919 г. находился в тени и всплыл только в декабре в качестве "начальника формирования добровольческих частей по обороне Крыма", причем в его штабе служили все те же офицеры Проше и Павлик. Штаб фактически насильно загонял в формируемые им части колонистов от 18 до 40 лет, не имея на это никакого официального разрешения, отталкивая своими бесправными действиями от Добровольческой армии колонистов-добровольцев. К маю 1920г., после ряда дознаний военной прокуратуры и Управления Таврического Губернатора, все трое пропали из рядов Русской армии, на этот раз навсегда.
Несмотря на все перепетии, столь часто происходящие в период гражданской войны, немцы- колонисты впоследствии доблестно сражались в рядах Немецкого стрелкового полка и Конно- Партизанского отряда Немцев-Колонистов в составе Русской армии генерала Врангеля и многие из них погибли при обороне Таганашского полуострова а ноябре 1920 г.

Униформа

По свидетельству очевидцев, бригада довольно быстро получила обмундирование из старых армейских складов в Севастополе: "пехотные мундиры черного цвета и бескозырки с белыми околышами". Безусловно, это были двубортные мундиры образца 1907г. (приказ по Военному ведомству № 644 от 11 декабря). Они были получены со складов 51-го пехотного Литовского полка, квартировавшего до Великой войны в Симферополе и имевшего у фуражек белые околыши (13-я пехотная дивизия, в которую этот полк входил, имела свои интендантские склады в Севастополе, находившиеся в этот период под французским контролем). Это вызвало непонимание и, буквально, ненависть среди строевых и интендантских офицеров Крымско- Азовской армии, не имеющих возможности получить с русских складов в Севастополе даже пары сапог.
Кокарды на фуражки и погоны егерям полагались "крымского образца", введенные еще в 1918 г. приказом по Военному ведомству Краевого правительства № 38 от 3 (16) октября (см. ниже).
После перехода 29 марта в состав бригады эскадрона Крымского конного полка, его личный состав, по всей видимости, продолжал носить прежнюю форму.


Приказ № 38.
16 октября 1918 года, гор. Симферополь.

п. 1. До окончательного разрешения в Военном Совете вопроса о форме одежды и вследствие трудности и даже невозможности приобретения каких бы то ни было материалов, разрешаю всем военнослужащим Военного ведомства Крымского Краевого Правительства донашивать форму одежды образца, бывшего в Русской армии со следующими изменениями: кокарды и погон:
1. Кокарда для Генералов, Офицеров и Врачей овальной формы прежнего размера, но с заменой двух черных ободков в середине голубыми.
Для военных чиновников - такая же, но круглой формы. Для солдат такая же кокарда как и офицерская, но наружный ободок белый металлический - гладкий.
2. Погоны прежнего образца, но без номеров и шифровки, причем Генералы и Офицеры имеют погоны рода оружия по которому числятся.
Для солдат всех частей и учреждений Военного Ведомства устанавливаются погоны алого цвета с синей выпушкой.
п. 2. Всем офицерам, врачам и чиновникам вне службы разрешается носить статское платье.




Andrey Bobkov. Article of the military magazine "ODNOSTRIY", 3 / 2000.

Jaeger brigade German colonists. Armed Forces of Southern Russia. 1919.

4 March 1919 when the Crimean group of 2-th Ukrainian Soviet army was already at the threshold of the Crimea, to the Chief of Intelligence Division of Crimea - Azov Army colonel T.A. Ametistov arrived officers of German descent and, knowing him as an old Crimean landowner and officer of the Crimean Cavalry Regiment, was asked to help in the supply of arms and uniforms 1000 Crimean Germans - colonists, willing to voluntarily get up and the series of Crimean - Azov army to fight the Bolsheviks. Ametistov immediately reported this to Chief of Army Staff Lieutenant - General, D.N. Parkhomov. The latter, in principle, agreed, but have decided to wait and notify Headquarters AFSR.
Enterprising officers were Lt. German service - Gomayer (Homeyer) and Lt. Austrian service - Proshe. In fact, initiated the establishment of the brigade was the Union of Crimean Germans, fearing the new arrival of the Soviet power "charm" which have been well studied in the period Taurichesky Soviet Republic in January - April 1918. Union had a huge impact on the German population, and even set up in May - June 1918, with the help of the German occupation authorities, their self-defense units. The Union Germans Crimea was established with the assistance of General von Lyudenkvist May 7, 1918 at a congress in the village Byuten, which came to about 100 delegates from Kherson, Melitopol, Berdyansk, Odessa and the Crimea. In formed in June, Lieutenant - General Sulkevich the Crimean regional government was representative of the Union included the German colonists, Thomas Rupp, as Minister of Agriculture, edge equipment and supplies.
Without waiting for an answer from the staff colonists began to gather in Simferopol. They needed to be to house, feed, give arms and start learning. The latter was simply necessary, as in the Imperial Army German colonists were mainly on non-combatant positions.
Colonel Ametistov began to operate virtually at your own risk. He was contacted by staff of the army with the French authorities in Sevastopol, which is already 11 March agreed to give the Germans uniforms and equipment seized from their Russian depots in Simferopol. At the same time had to accept staff from AFSR on the formation of "Jaeger Brigade Germans - Colonists".
In fact, the brigade was to become the first major military unit Regional forces, so that 15 March, and the Council of Ministers of the Crimean regional government, in hindsight, approved the issue of forming a military unit and the conditions under which it was created:
"... 1. Brigade as a military unit, subject to the operational commander for the Crimean Azov Volunteer Army.
2. The brigade formed the Crimean regional government to protect the regional and to maintain order and has no political objectives.
3. The personnel of the brigade is formed from those of German descent, both Russian citizens and foreigners alike, on equal rights with Russian citizens.
4. Officers supplemented the command Jaeger Brigade, in agreement with the Crimean regional government.
5. Crimean regional government agrees to pay all ranks brigade of all time finding them on the front, in addition to salary and fighting the daily sums of money, position from the Volunteer Army, the additional per diem money. "
In addition, the headquarters of the Crimean-Azov army issued an order to permit officers and soldiers of of German descent translated into Jaeger Brigade from other units of the army. This was clearly a mistake, so how could sharply reduce the combat readiness of other units the army that served the Germans.
By March 21 team already had up to 800 fighters, and it formed two 4-gun battery, which was given an armored tractor. From the Volunteer Army brigade commander was appointed Major-General Didenko, more recently, in early January, arrived in the Crimea with units 8-th Ekaterinoslav corps of the Ukrainian State, where he commanded the 16-th Infantry Division.
But practically the entire leadership wielded rather shady characters - lieutenants Gomayer, Proshe and Pavlik (the latter two - the former Austrian service). By the later recognition of the Union of Crimean Germans did not establish exactly their personalities, all three of the Crimean colonists had nothing to do. Gomayer himself referred to himself in some documents "Captain von Gomayer", in others - modest "Lieutenant Gomayer", constantly stumbling over his citizenship, the Austrian, the German. And it is not surprising: any turmoil makes waves at its various adventurers and rogues who have the talent to rally around a despondent and discouraged people.
After complications of Perekop front, when all sensible ranks of the army, it became clear that the existing small forces does not hold back the Bolshevik offensive, some German officers began to conduct in different units the army among soldiers and officers agitation on the need for talks with the advancing Soviet troops. This occurred due to the fact that the bulk of the colonists did not want to deviate from the Crimea, fearing the ruin of their colonies by the Bolsheviks in retaliation for his service in the Volunteer Army.
The evening of March 28 Army military units stationed in Simferopol, the order was given on leaving the city at 10 pm March 29, and wastes on the Kerch Peninsula.
Morning March 29 began in fact a military revolt. 1st and 2nd Squadrons Personnel Division of the Crimean cavalry regiment led by several officers - the Germans under the leadership of Lieutenant Barth announced the detachment from the regiment and the transition of the Jaeger Brigade. As a result, in previous squadrons of 25 soldiers left, and the Jaeger brigade has acquired in the structure a full squadron of cavalry. At the same time command brigade came into contact with the representatives of the underground Revolutionary Committee, and received guarantees about not punishing the personnel of brigade when it moves to the side of Soviet power. Guard jaegers were employed prison, telegraph, post and other strategic points in the city and to meet the Soviet troops had been sent a deputation, consisting of a brigade commander and representatives of the Revolutionary Committee. Fortunately, the jaegers have made it possible military units boundary and volunteer troops peacefully leave town.
After the capture of Simferopol Soviet troops, the brigade was reorganized into the German Rifles battalion of the Red Army, which lasted until July 1919, when the defeated side of the Crimean Red Army left the Crimea. Lieutenant Gomayer throughout 1919 does not manifest and appeared only in December as a "head forming volunteer units for defense of the Crimea", where his headquarters were all the same officers Proshe and Pavlik. The headquarters, in fact, forcibly drove in formed units of the colonists from 18 to 40 years without having it on any official permission, pushing its disenfranchised by the actions of the Volunteer Army colonists-volunteers. By May of 1920., after a series of investigations into the military Prosecutor and the Office of the Governor Tauride, the three adventurers have disappeared from the ranks of the Russian army, this time forever. Despite all the outswing, so often occurring during the Civil War, German colonists subsequently fought valiantly in the German infantry regiment, and Horse-partisan detachment of German colonists in the Russian army of General Wrangel, and many of them died in the defense of Taganashsky Peninsula a November 1920.

Uniform

According to eyewitnesses, the team quickly got uniforms from the old army warehouses of the Imperial Army who were in Sebastopol: "infantry coats black color and his cap with a white band". Of course, they were double-breasted coats of the sample 1907. (Order of the military department № 644 of December 11). They were obtained from the warehouses, "the 51 th Infantry Lithuania Regiment, quartered before the First World War in Simferopol, and available to the caps white band (the 13th Infantry Division, in which the regiment entered, had its commissariat depots in Sebastopol, who were in this period under French control). This caused confusion and, literally, hatred among combatant and commissariat officers Crimean Azov army, not having possibility get a Russian warehouses in the Sevastopol even a pair of boots.
Cockades on their caps and shoulder straps rangers believe "Crimean sample", introduced in 1918 by order of the Provincial Government of the military department number 38 from 3 (16) October (see below).
After the transition on March 29 in the brigade squadron Crimean Cavalry Regiment, his personnel, apparently, continued to wear the old form.

Order № 38.
October 16, 1918, the city of Simferopol.

p.1. Until a final decision in the Military Council of the issue of uniform and because of the difficulty or even impossibility to purchase any necessary materials, allow all military personnel of the Military department of the Crimean regional government continue wearing the uniform of the sample taken in the Russian army with the following modifications:
1. Badge for the generals, officers and physicians oval previous model, but with two black rims in the middle of the blue.
For military officials - is the same, but the round shape. For the soldiers is the same cockade as an officer, but the outer rim of white metal - smooth.
2. Shoulder straps previous model, but without the numbers and coded messages, and the generals and officers have shoulder straps variety of weapons to which they belong.
For the soldiers of all units and establishments of Military Department set shoulder straps scarlet color with blue edging.
p.2. All the officers, doctors and officials out of service are allowed to wear a civic dress.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 26-10-2011 16:03
 
В заметке одной из одесских газет за июль-август 1919 г., о которой вспоминал крупный исследователь белого движения В.Ж.Цветков, писалось, что в Северной Таврии повстанцы из немецких колонистов носили на головных уборах скрещенные колосья.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 29-10-2011 06:28
 
В тему.
В одних воспоминаниях мне попался весьма странный эпизод. Автор после разгрома армии Врангеля находился в лагере для военнопленных в Севастополе:

"У главных ворот на посту вместе с красноармейцами стоял за старшего немецкий военнопленный, очевидно, из сочувствующих, поступивший в Красную Армию. Он немного говорил по-русски. На нем была немецкая форма, но на бескозырке красная звезда. А по ту сторону ворот беспрерывно собирались родственники арестованных с передачами. Немец же никому не позволял из них разговаривать с ходившими по двору арестованными и что-либо передавать. Один из наших чиновников спросил меня: "Понимаете ли вы по-немецки? Ради Бога, помогите! Мой жена стоит у ворот, а этот проклятый немец не разрешает ей передать мне пакет с едой". Я пошел к воротам, немец сразу направил на меня штык и свирепо заорал. Но как только он услышал, что я обращаюсь к нему по-немецки, размяк и стал улыбаться. Мы разговорились. Через несколько минут он уже хлопал меня по плечу. Все мои просьбы исполнялись: стоявшие у ворот получили от своих жен и матерей свертки. Каждый старался меня угощать. Таким образом, второй и третий день я зарабатывал себе пропитание. Этот немец собирался даже вечером выпустить меня домой из казарм. Но куда я мог пойти. На улице меня немедленно арестовали бы и отправили бы "куда подальше"! Город был на военном положении"

С.А.Туник. Белогвардеец. Воспоминания о моем прошлом. М., Русский путь, 2010. с.243.

Я долго не мог понять, откуда немец в 1920 году взялся в Крыму и если это интернационалист, то почему он вплоть до 1918 года ходил в своей форме? Она должна была обноситься. Но если вспомнить, что Егерская бригада колонистов была обмундирована с севастопольских складов в бескозырки, все становится на свои места.
Очевидно, то ли кто-то из егерей, ушедших в 1919 г. из Крыма, вернулся обратно, то ли наоборот, кто-то из остатков колонистов перебежал к красным во время боев армии Врангеля, но сочетание бескозырки и звезда на голове немца-красноармейца это объясняет. Немецкую форму же автор, скорее всего, просто придумал- воспоминания написаны в 1950 гг.

In the topic.
Some memories I came across a very strange episode. The author, after the defeat of Wrangel's army was in a POW camp in Sevastopol:

"At the main gate of the post along with the Red soldiers as chief was German prisoner of war, apparently out of sympathy received by the Red Army. He spoke a little in Russian. Не has the German form, but on peakless cap red star. And on the other side of the gate continuously collected from relatives of the arrested gears. Nemec is no one allowed to talk to the yard hodivshimi arrested and that a transfer. One of our officers asked me: "Do you in German? For God's sake, help! My wife is standing at the gate, and the damn Germans would not let her give me a bag of food. "I went to the gate, immediately sent a German bayonet at me and yelled furiously. But as soon as he heard that I refer to him in German, softened and began to smile. We got to talking. A few minutes later he slapped me on the shoulder. All my requests were performed: standing at the gate received from their wives and mothers of the convolution. Everyone tried to entertain me. Thus, the second and third day, I was earning a living . The German was going to even let me go home at night from the barracks. But what I had to go. In the street I would be immediately arrested and sent to "go to hell!" The city was under martial law "

S.A.Tunick. Whiteguardman. Memories of my past. Moscow, Russian Way, 2010. p.243.

I could not figure out where a German in 1920, took in the Crimea, and if it is internationalist, why is it up to 1918 went to his uniform? It was enclosed with. But if we remember that the colonists were chasseur team outfit with stores in Sebastopol peakless cap, everything falls into place.
Obviously, it is one of the rangers who fled in 1919 from the Crimea, came back, or vice versa, someone from the remains of the colonists ran to the red during the battle of Wrangel's army, but the combination of star and peakless cap on his head a German Red it explains. German form, the author is likely to come up with just memories, written in 1950.

Cuprum
Message Maniac


From: Барнаул
Messages: 761

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 27-11-2012 13:15
 
Журнал "Цейхгауз" №5 (1/1996)

Автор: Александр Дерябин



Офицер и унтер-офицер Особой Офицерской Ставки Главнокомандующего ВСЮР роты. 1919-20 г.
Officer and non-commissioned officer of the Special Officer Company of Stakes of Commander VSYUR. 1919-20.

ОСОБАЯ ОФИЦЕРСКАЯ РОТА СТАВКИ ГЛАВКОМА ВСЮР
Special officers' company of Stakes of Commander VSYUR

Сразу же после занятия 3(16).VIII.1918 Екатеринодара Добровольческой армией, из 1-го Офицерского генерала Маркова полка было выделено около 100 первопоходников на формирование Особой роты при Ставке командующего армией для её охраны и несения почетных караулов. По сведениям подполковника-марковца В.Е. Павлова, «рота эта получила ту же форму, что и полк ген. Маркова, но с заменой белых кантов и просветов на погонах — оранжевыми. Черный и оранжевый - цвета Георгиевской ленты...»[1]

После образования ВСЮР, 11(24).II.1919 генерал-лейтенант А.И. Деникин приказал сформировать Особую Офицерскую Ставки Главнокомандующего Вооруженными Силами на Юге России роту.[2] 12(25).V приказом Главкома №868 командиром её был назначен 1-го Офицерского генерала Маркова полка капитан Савельев.[3] Рота всегда находилась при Штабе Главкома и в боях никогда не участвовала. Как и многие части Добровольческой армии, рота оказалась «офицерской» только по названию и начальному составу; впоследствии в ней были и солдаты.

Приказом Главкома №682 от 10(23).IV.1919 были объявлены положение и форма одежды Особой Офицерской роты.[4] Рота предназначалась для охраны Главкома, формировалась по штату, объявленному ранее (приказ Главкома №382), комплектовалась «чинами из числа раненных, отбывших походы в составе частей Добровольческой армии» и находилась в ведении коменданта Главной квартиры Штаба Главкома. Обмундирование включало: фуражку с желтой тульей и черным околышем (у офицеров бархатным, у солдат суконным) с черными же кантами*; гимнастерку или френч коричневого цвета (видимо, подразумевался английский хаки, имевший коричневатый оттенок) с пуговицами под цвет основной ткани; темно-синие шаровары с желтым кантом; шинель солдатского образца; погоны для офицеров - из черного бархата с желтыми просветами и кантами, солдатские — черного сукна с желтыми кантами; унтер-офи-церские нашивки из золотого галуна; пуговицы на всех погонах — золотые; петлицы на шинелях — из черного бархата для офицеров, из сукна для солдат, с желтым кантом и золотой пуговицей.

* Цвет канта на тулье обычно соответствовал цвету околыша, но в тексте приказа об этом ничего не сказано— либо по ошибке, либо потому, что он был цвета самой тульи, что весьма странно.

1. Павлов В.Е. Марковцы в боях и походах за Россию и освободительной войне 1917-1920 гг. Кн. I. Париж, 1962. С. 314
2. РГВА, ф. 40213, оп.1, д.1715, ч. I, л. 258.
3. Там же, ф. 1716, оп.1, ч. I, л. 255.
4. Там же, ф. 40306, оп.1. д. 239, л. 106-107.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 27-11-2012 22:47
 
Ага, я так понимаю, тут можно про любые части ВСЮР писать?
Ну и отлично.

Тогда вот чуток для первого раза:

Quote:
По Красной улице, с молодецкими солдатскими песнями "в ногу", вышел гренадерский батальон до 150 человек. "Батальон чести" назывался он, так как был составлен из солдат, бывших во Франции и недавно вернувшихся на Родину через новороссийск. Видом они были молодецкие, просто бравые. Желтые погоны на шинелях, желтые околыши на фуражках и петлицы их мундиров радовали глаз обывателя.

Ф.И.Елисев. Лабинцы: побег из красной России. М., Центрполиграф, 2006. С.61

Это имеются в виду солдаты известного Русского экспедиционного корпуса, который воевал во Франции в 1914-1917 гг. Сразу после Февральской революции он без всяких большевиков разложился и начал бунтовать. Французы в ответ его обстреляли артиллерией и посадили в африканские лагеря, оставив лишь кучку добровольцев, в основном офицеров, пожелавших продолжать войну. В 1919 г., когда белогвардейцы предпринимали титанические усилия, чтобы набрать в лагерях военнопленных солдат для своих армий, французы часть бывших солдат РЭК тоже отправили в помощь Деникину. откуда они массами дезертировали.

Quote:
Трамвай привел меня на угол Екатериненской и Красной улиц. Был яркий солнечный день. На Красной, по которой я свернул, двигалось много народа, особенно военных; пестрели всевозможные формы. Здесь я впервые увидел Корниловцев в их причудливо кричащей форме, Марковцев в черном, Шкуринцев в волчьих папахах с хвостами, черкесов с зелеными повязками через папаху и проч.; у всех на рукавах красовались углы из национальных лент, обращенные вершинами книзу, — символом добровольчества.
Откуда взялись эти формы, эти невероятные сочетания малинового цвета с белым, черного с красным, эти черепа, скрещенные кости, смесь кавалерийских отличительных знаков с пехотными и прочие невиданные эмблемы, — невольно подумал я.
Мне, свежему человеку, показалось, что каждый носит здесь ту форму, которая ему больше нравится.


www.grwar.ru/library/CaucasusGrenadeer/CO_13.html

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-12-2012 00:17
 
В начале марта, по получении вести об отречении Государя, приказом директора всех воспитанников выстроили в одной из столовых... Первым следствием этого исторического события было снятие с погон вензелей Наследника, а черная ленточка была сшита в своей середине, скрывая таким образом шефскую часть названия корпуса.

Б.Щепинский. Рота Его Высочества Морского Е.И.В. Наследника цесаревича кадетского корпуса // Кадеты и юнкера в белой борьбе. М., Центрполиграф, 2003. С.32

Для более бережного сохранения обмундирования у кадет были отобраны сапоги и верхняя одежда, взамен которой была выдана вторая пара нижнего нательного полотняного белья.

Одесский кадетский корпус. Начало 1918/19 учебного года и эвакуация корпуса в Туапсе // Там же. С.61-62

Вид у меня, в песочного цвета балахоне, заменившем кадетскую шинель, с винтовкой на ремне и с акууратно упакованной шкатулкой в руках, очевидно, был мало кадетский, ибо часовой решительно преградил мне дорогу к трапу.

Одеский кадетский корпус. Эвакуация корпуса из Одессы // Там же. С.79

Начало 1920 г., Бессарабия. Те же кадеты Одесского кадетского корпуса.

...Солдаты румынской королевской армии пришли грабить русских кадет. Их интересуют наши карманы и одежда, главным образом черные кадетские брюки. Бумажники у нас пустые, черные брюки, к счастью, не у всех - я, например, в темно-голубых бриджах их бумазеи, уже лопнувших на коленке, а галунные мундиры не останавливают внимания наших любезных хозяев.
...
Проклятые ботинки, переделанные еще в прошлом году в Белогороде из английских танков на модные штиблеты, совершенно исковеркали за поход мои ноги, и я не смог их надеть, когда нас повели в баню.

Е.Яконовский. После Канделя // Там же. С.125, 129-130

Хотя приказ генерала Врангеля об отчислении учащейся молодежи из воинских частей в учебные заведения уже существовал, старшие кадеты начали приезжать в корпус лишь с августа 1920 года. Большую работу по сбору и направлению кадет в Крымский корпус провел начальник Управления военно-учебных заведений в Крыму, генерал-майор И.Я.Враский. В сводный корпус стаи прибывать кадеты всевозможных корпусов, да и вообще учащаяся молодежь, оказавшаяся в рядах Белой армии. Многие из них были на фронте более года. Каких только погон здесь не было! Представлены были все кадетские корпуса, кроме сибирских и Донского, так как последний был уже в Египте, а в Евпатории формировался 2-й Донской корпус, куда и попадали все донцы. Преобладали все же полтавцы и владикавказцы, которые и составили основное ядро. Фронтовики, приезжавшие с оружием, многие с георгиевскими крестами и незалеченными ранами, погон своих не сдавали. Были тут и черно-красные корниловские погоны, и малиновые дроздовские, и черные марковские. Многие из прибывающих в корпус долго в нем не задерживались и при первом удобном случае бежали на фронт, на передовые позиции.
...
Корпусу вначале был присвоен малиновый погон с двумя отдельными буквами "К.К.", вскоре замененный алым погоном с белой выпушкой и со знаменательными переплетенными буквами "К.К.", которые можно было прочесть словами "Крымский корпус" или "Великий князь "Константин Константинович"", незабываемый кадетами генерал-инспектор военно-учебных заведений и поэт "К.Р.". Оттого и милы так кадетам эта шифровка и эти дорогие по воспоминанию погоны.

Образование Крымского кадетского корпуса // Там же. С.148, 149.

Феодосийский интернат был основан Главнокомандующим генералом Деникиным в январе 1920 года. Главнокомандующий приказал не оставлять несовершеннолетних на фронте, а командировать их в город Феодосию тех из них, которые не имеют родителей или не знают о их местопребывании, в ведение начальника Константиновского военого училища.
....Их мыли, стригли, переодевали. Отбирали все, от головного убора до портянок включительно, поскольку у некоторых такие были. Вместо засаленных и испачканных фуражек и бескозырок, выдавались английские защитные "блины", которые при помощи колен и рук получали свой новый "заломленный" фасон, господствавший в те времена в военной среде. О стройности и подтянутости, чем славились в России кажеты, нельзя было и мечтать. Да и как создать эту подтянутость, когда бриджи у большинства доходили под френчами чуть ли не подбородка. Единственно можно было создать намек на талию. перетягивая френчи кожаными поясами, от чего они вздымались на кадетских спинах парусами и еще больше безобразили фигуры. Но зато все это было чистым, сухим и теплым и защищало от временами бушевавших норд-остов.

Там же. С.150

Но вернемся к Севастополю.
В толпе мелькает с детства знакомая форма: малиновая фуражка, малиновые полулампасы, серебряный прибор – Северский драгун.

Л.Сердаковский. Чему Господь меня свидетелем поставил // Там же. С.160

Донской кадетский корпус, сер.1918 г.

Вскоре пустые места в классах начали заполняться кадетами других корпусов, стемившимися закончить свое образование в единственном в то время действовавшем в европейской части России нашем Донском корпусе. В сотне, среди синих с красным кантом и вензелем Александра III погон, запестрели красные погоны Первого кадетского, 1- го Московского, Суворовского корпусов, черные Орловского Бахтина, синие - одессит, белые - Сумского и т.д.
...
Общий строй понемногу приобретал все более и более однородный характер: кадеты друих корпусов надевали наши погоны, и от этого еще крепче становилась общая спайка и дружба. Но не обошлось без инцидента: один из кадет V класса упорно продолжал носить форму своего Николаевского корпуса. Ему, красивому мальчику, видимо, было приятно, щеголять в отпуску своим красно-черным поясом и драгунской шашкой, отличавшими его от других кадет.

И.Сагацкий. ХХХ выпуск // Там же. С.170

6 декабря 1918 г.

Форма кадет перешла на защитный цвет с такими же погонами со старым трафаретом на них. Шашки у 1-й сотни были заменены винтовками.

В.Милоданович. Долгий путь Донского Императора Александра III кадетского корпуса // Там же. С. 185

Впереди идет офицер, в черной тужурке, с погонами старшего лейтенанта, с углом из ленты русского национального флага на рукаве.
...
(Адмирал Герасимов).
В одно июльское утро 1919 г. из Новороссийска, со своим рапортом, прибыл в Таганрог старший лейтенант Машуков... Дверь отворилась, и Машуков вошел. В просторной комнате, на стуле за столом, сидел высокий, ширококостный, крепкий сибиряк, одетый в защитного цвета рубаху-гимнастерку, со вшитыми на плечах золотыми погонами с двумя черными орлами.
...
А.Е.Завалишин, бывший много лет опытным начальником громадного хозяйства богатейшего корпуса в Петрограде, сразу осмотрелся на новом месте. Появился белый китель, золотые погоны, крест Святого Владимира и золотой орел морской академии...
...
Белый катер "Пулемет" подошел к пристани. Из катера вышел вице-адмирал Герасимов в английском френче с русскими адмиральскими погонами, с широком поясе желтой кожи, на котором в кобуре висел револьвер. Новый командующий флотом поздоровался с воспитанниками и обошел фронт...
...
От пакгаузов приказано было постепенно двинуться к крейсеру, находившемуся вне сферы ружейного огня красных. Английский кордон пропускал на крейсер только исключительно юнкеров, различая их по красному с золотой обшивкой погону.

В. фон Берг. Открытие Морского корпуса в Севастополе в 1919 году // Там же. С.198, 204, 210, 250

Начальник штаба 3-й Донской дивизии генерал-майор Сысой Капитонович Бородин вспоминал:

«С восходом солнца 15 ноября 1920 года многие улицы и площади города Керчи заполнились всадниками в чёрных и белых папахах, в защитных английского образца шинелях, с пиками и без них, с шашками и винтовками за плечами. Во вьюках всадников видны были чёрные кожаные и серые полотняные доверху наполненные перемётные сумы, и сверху сум, подпирая заднюю луку, приторочены были одеяла, попоны, мешки с продовольствием, полушубки. Всадники колоннами входили в город, останавливались и слезали с лошадей. Не было среди всадников ни шумного разговора, ни смеха, ни бесшабашной ругани. Каждый посматривал в сторону моря и сосредоточенно думал и ждал приказаний».

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-12-2012 03:03
 
Октябрь 1918 г., Кавалергардский полк.

По возвращению в Глухов кавалергарды получили пополнение: 12 конных и 8 заводных лошадей, 2 легких пулемета Льюиса и 80 комплектов зимнего английского обмундирования, столько же папах, перчаток, башлыков и смен теплого белья.

В. Звегинцов. Кавалергарды в Гражданскую войну 1918-1920 годов // Офицеры российской гвардии в белой борьбе. М., Центрполиграф, 2002. С.56

Декабрь 1919 г., Полтава

Перед отходом хозяйственной части из Полтавы обнаружилось, что часть интендантских складов осталась на железнодорожных путях... В эшелон было выдано более 100 комплектов теплого английского обмундирования и, что было особенно ценно, несколько сот высоких кавалерийских сапог.
...
В предвидении возможного прибытия в Крым остатков Кавалергардского дивизиона хозяйственная часть приняла разные меры. Были выстроены бани, были выделены помещения для больных и раненых и карантин для тифозных. Благодаря личным связям удалось получить непосредственно из Английской военной миссии 120 комплектов ббелья и обмундирования, в том числе 20 офицерских, несколько десятком седел и большое количество медикаментов.

Там же. С.98, 99

После взятия Киева, 1919 г.

Мы все сразу же пошли в магазины экипироваться всем чем могли. Я даже нашел в одном магизане вензеля, что было кстати, так как я был назначен в 1-й лейб-эскадрон. Мы распростились со всеми и на следующий день выехали поездом в Носовку.
Носовка принадлежала родителям Романа Мусин-Пушкина, кавалергарда. Там был сахарный завод. Роман нам велел нагрузить в наши тачанки сахар, который очень пригодился. Снабдили нас лошадьми, английскими кавалерийскими седлами, английскими палашами и бамбуковыми пиками и английскими же плоскими касками. Из всего этого оборудования только пики и каски были хорошие. Палаши были тяжелые, слишком длинные и, наверно, из какого-то скверного металла. Седла были определенно изобретены идиотами: они состояли из двух досок. соединненых спереди и сзади согнутыми дюймовыми трубами и покрытых кожей. Трубы разгибались от веса седока, и доски врезались в спину лошади. Выдали и наши прекрасные карабины.

Н.Волков-Муромцев. В белой армии // Офицеры российской гвардии в белой борьбе. М., Центрполиграф, 2002. С.150

Каховка, 1920:

Они были еще вне досягаемости наших и уланских пулеметов. Ротмистр Лишин, лейб-улан, перестроил уже свой эскадрон углом, когда вдруг из леска вылетели два эскадрона 2-го лейб-Павлоградского полка. Они были в цветных синих и зеленых фуражментах, в белых рубахах и алых рейтузах.

Там же. С.230

Полковые тылы, перейдя из Люботина в июле на станцию Искровка, потом в Ромодан, прибывают в город Ромны, где и располагаются. В сентябре, в связи с беспорядками в Роменском уезде, они переходит в Лубны, где остаются до конца ноября. Запасный эскадрон 4-го дипизиона комплектуется добровольцами, особенно благодаря ротмистру Афанасьеву, командированному в июле в город Полтаву и организовавшему там вербовочное бюро, давшее дивизиону около 200 добровольцев преимущественно из числа учащейся молодежи. В конце августа ротмистр Афанасьев возвращается из командировки и становится во главе хозяйственной и запасной частей 4-го дивизиона. К тому же времени в запасную часть командируются не могущие быть по состоянию здоровья на фронте штабс-ротмистр Рубец, назначенный командиром запасного эскадрона, и штабс-ротмистры Поливанов и фон Баумгартен 2-й. В это время удается создать отличный хор трубачей кирасир Ее Величества под управлением капельмейстера B.C. Луцко-Садовского. Старшим в хоре становится старый кирасир и один из первых добровольцев, ныне штаб-трубач Иванов, который, будучи воспитан в полковой школе воспитанников старого полка и прослужив в нем добровольцем в течение всей германской войны, переносит в свою новую команду дух полка и любовь к нему. Всех трубачей удалось одеть в цветные полковые бескозырки, русские кавалерийские шинели белые пояса и портупеи, что создало отличный внешний вид и при великолепной дисциплине и выдержке сделало весь хор точной копией старого хора трубачей.

А. фон Баумгартен, А. Литвинов. Кирасиры Ее Величества в Гражданской войне // Офицеры российской гвардии в белой борьбе. М., Центрполиграф, 2002. С.323-324

Очень плохо обстояло у нас дело с седлами и обмундированием, которых в интендантстве нельзя было достать. Выдали нам лишь фуражки, кокарды, и местные портные сшили погоны, которые нашивались драгунам на их крестьянскую одежду. Седла пришлось реквизировать у местного населения. Эти так называемые пахотные седла употреблялись колонистами при вспашке полей и были крайне неудобны для всадника и для коня. Вследствие этого после больших походов в эскадроне всегда было много набитых лошадей. За все время нашего существования в Добровольческой армии интендантство выдало нам не больше двадцати седел, а раздобывали их драгуны в боях, при столкновениях с красной конницей и постепенно заменяли ими пахотные. Корнету Озерову 2-му удалось получить для нас некоторое количество револьверов, офицерских и солдатских шашек, сданных населением в управление Северной Таврии.

Н. Озеров. Лейб-драгуны в Добровольческой армии // Там же. С.427

Со мной отправился маленький доброволец Миша Лифшиц — 12-летний улан Его Величества.
Это был поразительный мальчик. Звали все его Мишей. На самол деле он был сын богатых евреев, имевших свой дом и магазин в одном из больших сел Мелитопольского уезда. Еще до прихода добровольцев в село нагрянула банда махновцев, начавшая грабить село. Разумеется, в первую очередь пострадали зажиточные Лившицы. На глазах мальчика, имя которого было Моисей, негодяи, убив его отца и мать, изнасиловали его четырнадцатилетнюю сестру, а затем один из них штыком ей распорол живот. При виде этой кошмарной сцены он бежал из дому и пристал к наступавшим добровольцам. Попал он в один из тех уланских эскадронов, которые были сформированы из немцев-колонистов.
Выглядел Мишка моложе своих лет. Это был красивый круглолицый мальчик, с карими глазами, которому нельзя было дать больше девять. Но нужно было видеть его в бою... Он был бесстрашен, лез всюду и вас время твердил, что мстит за свою сестру. Когда наши части отступ от станции Федоровка на Ново-Алексеевку, то требовалось выслать добровольцев на Федоровку для того, чтобы взорвать водокачку и пути... Первым вызвался Миша, который вместе с другими подрывниками лично выполнил задачу. За спиной он вечно носил австрийский карабин, из которого очень метко стрелял. Раз с ним произошел в Севастополе следующий случай. Он был остановлен тремя рабочими — по-видимому, большевиками. Они стали с ним болтать и во время разговора пытались отнять у него карабин... Юркий Мишка сумел отскочить и, взведши затвор, крикнул пытавшемуся его обезоружить оборванцу:
— Встань на тридцать шагов!..
Видя, что тот медлит исполнить это, выстрелил в него. Выстрел смертельный. Рабочий упал мертвым. Пуля попала ему в грудь.
Миша носил серую австрийскую куртку, с пришитыми к ней алыми с синим кантиком погонами, коротенькие, такого же цвета бриджи, ботинки с обмотками, на голове — черная папаха. Он хорошо ездил верхом, рубил своей маленькой шашкой, метко стрелял из пулемета.

А.Вонсяцкий. Против большевиков (отрывок из воспоминаний) // Там же. С.486

Каховка, 1920.

Целая группа офицеров лейб-гвардии Гренадерского полка во главе с полковником Лукошковым находилась в Крыму или попала через Одессу в Югославию и оттуда вернулась в Крым. Получив несколько десятков пленных красноармейцев, полковник Лукошков начал формировать на уединенном хуторе, недалеко от Чаплинки, «свой» гренадерский батальон. Правой рукой его был горячий, отважный и неутомимый полковник Вашадзе, истый патриот своего полка. Солдаты были молодые, необученные или плохо обученные, по новому советскому уставу. Не было ни шинелей, ни белья. «Советские» ботинки чинились телефонным проводом. Не было ни манерок, ни лопат, ни подсумков. Винтовки были скверные, уже советского производства, из плохо закаленной стали. Не было ни одного пулемета. Спали солдаты, зарываясь от утреннего холода в сено, так как, конечно, никаких одеял в лейб-гренадерском батальоне не существовало.
Тем не менее за три недели пребывания на хуторе полковнику Вашадзе удалось путем непрестанных занятий и муштровки превратить девятнадцатилетних крестьянских мальчиков в довольно приличных солдат. Погоны нашили из красной подушки, выменянной у хуторянки на фильдекосовые кальсоны одного из офицеров, кокарды нарисовали химическим карандашом. Единственного среди пленных старого царского унтер-офицера восстановили в звании. Монахов — так его звали — оказался настоящим кладом, и полковнику Вашадзе не раз приходилось сдерживать его унтер-офицерский пыл.
...
Когда лейб-гвардии Гренадерская рота была отправлена для несения гарнизонной службы в Армянск, она, или скорее он, т. к. в мыслях Лукошкова и Вашадзе существовал лейб-гвардии Гренадерский батальон, представляла собой стройную и даже однообразно одетую воинскую часть.
Недели три батальон простоял в Армянске, расположившись в брошенном доме с большим двором, на котором продолжались интенсивные занятия... Гарнизонная служба заключалась в охране главной гауптвахты 2-й армии (тогда еще 2-го Армейского корпуса). Здесь лейб-гренадеры получили свой первый пулемет (кольт) и здесь же встретили колонны бредовцев, в том числе и лейб-гренадер, что позволило пополнить, наконец, унтер-офицерский состав батальона. Удалось достать немного белья, и чернильные кокарды были заменены настоящими. Одновременно гвардейский батальон выходил из состава Таганрогского полка и разворачивался в Сводно-гвардейский полк четырехбатальонного состава, в котором лейб-гренадеры продолжали числиться ротой.
Сводно-гвардейский полк был сосредоточен в селе Чаплинка, к северу от Перекопа, где получил на вооружение английские десятизарядные винтовки и пулеметы. Выходя из Чаплинки в Белоцерковку, ближе к Днепру и фронту, полк представлял собой уже сильную боевую единицу в 1200 штыков, при большом количестве тяжелых пулеметов. Полковник Аукошков принял в командование второй батальон, передав непосредственное командование Гренадерской ротой полковнику Вашадзе.
Командующий только что сформированной 2-й армией генерал-лейтенант Витковский принял в Белоцерковке парад Сводно-гвардейского полка. Парад прошел блестяще, и бывшие красноармейцы Троцкого держали винтовку и «печатали» не хуже бредовцев. Уже на этом параде лейб-гренадеры были в двухротном составе, что привело к тому, что во втором батальоне оказалось пять рот. Первую из них генерал Витковский принял за роту Московского полка, из-за кадетской фуражки взводного унтер-офицера, шедшего на правом фланге второй шеренги. На приветствие генерала: «Спасибо, московцы...» — рота ответила гробовым молчанием. Последний рядовой из Костромской или Ярославской губернии давно знал, что он — лейб-гренадер. Немного растерявшийся Витковский не дождался прохода второй роты (полк шел взводными колоннами) и поблагодарил гренадер между прохождением последнего взвода первой роты и первого — второй. Обе роты дрркно и одновременно ему ответили. Кадету досталось от Вашадзе, но он продолжал с гордостью носить свою фуражку с красным околышем.
...
Подходила осень. По-прежнему не было шинелей. На батальон прислали одни-единственные английские кавалерийские рейтузы. По общему решению офицеров, их отдали кадету, виновнику белоцерковского скандала. Вопрос с шинелями разрешили совершенно неожиданно, реквизировав коричневые больничные халаты сумасшедшего дома в Алешках. С красными погонами и белыми (конечно, матерчатыми) поясами получилось даже красиво.
Лейб-гренадеры имели уже свой собственный запасный батальон, в селе Колончак, пополнявшийся все теми же военнопленными красноармейцами, увы, полураздетыми и разутыми нашими боевыми частями в момент сдачи. Опустевшие давно интендантские склады высылали от времени до времени пару рейтуз или сапог на батальон, и армия волей-неволей принуждена была одеваться за счет пленных. К осени этот процесс, конечно, усилился, и, так как военнопленные давно уже стали главным источником пополнения редеющих рядов Русской Армии, положение становилось безвыходным. Так, например, на полтораста солдат двух боевых рот, пулеметной команды, команды разведчиков, штаба батальона и т. п. в Голой Пристани находилось более двухсот босых и раздетых солдат запасного батальона.
...
До темноты продолжалась чистка Голой Пристани. Вооруженный пароход красных, укрывшийся с баржами за остров, сел на мель и снова попал под пулеметы лейб-гренадер, хотя уже на довольно значительном расстоянии. В продолжение часа он расстреливался на предельном прицеле.
Не теряя ни минуты времени, полковник Вашадзе приступил к сортировке пленных. Большинство было со средней Волги — ярославские, костромские, нижегородские. Особая бригада была хорошо одета и экипирована, что сразу разрешало неразрешимую задачу пополнения. Было отобрано двести шестьдесят человек, конечно, самых здоровых и... красивых. Вашадзе был большим эстетом. Их одели и экипировали из общей массы пленных, так же как и старых лейб-гренадер, поменявших свои халаты на новые солдатские шинели, подарок Троцкого. Вещевые мешки с бельем, сапогами и прочим несложным солдатским хозяйством, сотнями брошенные на берегу, дополнили экипировку. Десятки мещанских подушек пошли на погоны, и 8 октября лейб-гвардии Гренадерский батальон насчитывал около 400 штыков в своих четырех ротах.

Е.Яконовский. Голая пристань. Последний бой Лейб-гренадер 7 октября 1920 года // Там же. С.569, 570, 571-572, 575

Но успехи Поморского не ограничивались приобретениями для части одних только хотя и полезных, но все же неодушевленных предметов... Возвращаясь из своих удивительных экспедиций, он вместе с целыми тюками холста, сукна, кожи и даже бархата для бескозырок приводил с собою сапожников, портных, шорников и даже белошвеек, тотчас же заставляя их приниматься за работу на пользу любимой части. И вскоре все ее верные сыны начали выглядеть положительно как шикарные юнкера доброго довоенного времени: на всех оказались прекрасные сапоги лучшей кожи, безукоризненные шаровары и гимнастерки, и уже как своего рода «апофеоз» — элегантнейшие бескозырки мирного времени...

В.Маевский. Гвардейские саперы // Там же. С.625

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 23-09-2013 01:37
 
Золотопогонное царство

Золотые погоны - мечта всей деникинской своры. Но дело не в одних только золотых погонах. За ними идет восстановление всего старого, тесно связанного с погонами.

До чего доходит в Деникии золотопогонная вакханалия - ярко показывает §2 приказа за №54 по городу Харькову, напечатанного в №83 газеты "Новая Россия":

§2
За последнее время среди офицеров наблюдается совершенно недопустимое смешение формы одежды. Не говоря уже о том, что в большинстве случаев не соблюдается основных правил ношения формы, многие офицеры позволяют себе изобретать всевозможные формы до несуществующих включительно. Были случаи, что погоны одевались на совершенно штатский костюм и в таком виде офицеры появлялись не только на улице, но даже позволяют себе являться в такой импровизированной форме в Комендантское Управление. Допускаю возможность, что за отсутствием материала и дороговизны такового, одеться вполне по форме многие из офицеров не могут, но не могу согласиться с тем, чтобы офицер не мог достать себе форменной рубашки, каковая по данному моменту может заменить ему все формы одежды. Напоминая о том, что офицер должен всегда и всем служить примером и изыскивать к сему все средства, предупреждаю, что впредь за допущение неустановленной формы одежды буду строго преследовать.

Подписал: вр. и. о. начальника гарнизона генерал-майор Шевченко.

Красный север. №160. 12 ноября 1919 г.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 13-03-2014 00:14
 
18 августа 1919 г. 4-й Донской корпус генерала К. К. Мамонтова во время рейда по советским территориям занял г.Тамбов, где на его сторону перешла 3-х полковая бригада Тульской дивизии. На ее основе была организована Тульская дивизия. О том, как она выглядел - воспоминания современника.

«…Вечером вошел в город Калмыцкий полк. Калмыки шли с песнями. Одежда, вооружение, кони – партизанского типа, единообразия нет ни в чем. Кое у кого на плечах погоны, но большинству этот символ старой армии, по-видимому, чужд.

За калмыками в открытой барской коляске, запряженной тройкой отличных лошадей ехал Мамантов, за ним человек 50 свита и казаки. Эти все прекрасно, по форме, одеты, на отличных лошадях. За штабом – вновь кавалерия, потом обозы и, наконец, артиллерия…
Экипировка моя не удалась. Вся моя военная одежда осталась в Борисоглебске и Киеве. Единственно, что сделал – сшил себе белые погоны и такую же кокарду и к вечеру явился в штаб в том же штатском виде. Уже на месте пришил к фуражке и тужурке самодельные аксессуары моего воинского звания. Получилось в общем довольно прилично….

Шашки не достали. Вооружением моим явилась винтовка с веревкой вместо ремня и брезентовый патронташ с патронами…

Перед Лысыми Горами догнал группу офицеров (человек 15) со старшим генералом. Эти почти все были одеты в военную форму, с погонами и орденами…

В первый же день было приказано начдивам придать частям воинский вид, то есть нашить погоны и взять пояса (хотя бы веревочки). В первый же день появилось у нас и знамя. Штаб дивизии шел под зеленым флагом, а полки под белыми с обозначением инициалов «Т.П.» (Тульский полк)…

На козловских складах достали все, что было нужно. Одежду и обувь, патроны и винтовки и т.д. На другой день у нас было ликование. Где-то в козловском магазине достали зеленые ленты на погоны и через день дивизия окончательно приобрела воинский вид – с погонами, кокардами, все в башмаках и обмотках, наконец, с ружьями. Из Козлова мы получили муки, сахара и соли. Многие офицеры ездили в отпуск в Козлов и оттуда возвратились в прекрасных френчах, в лакированных сапогах, с часами и кольцами…».

ГА РФ. Ф. 5881. Оп.1. Д. 340.

Приказы по 1-й Тульской Добровольческой пешей дивизии (1919 г.).

Командирам 1,2,3 полков, командиру батареи.
По приказанию начдив сообщаю копию приказа Ген. Мамантова для руководства и исполнения: «Полковнику Дьяконову. Ген. Мамантов приказал всем офицерам, перебежчикам и добровольцам (кроме коренных офицеров корпуса) и солдатам (кроме коренных казаков корпуса) Вашей дивизии иметь в отличие от коренных чинов корпуса на фуражках зеленые полосы (по образцу наших белых) возможно более яркого цвета». 8. – VIII – 19 г. 17 ч. Пр. 50. С. Лежанка. Полковник Калиновский.
Начдив приказал объявить всем, что это отличие является символом для лиц узнавших советскую власть и не желающих ее защищать.
1919 г. 9 августа № 9. С. Епанчино.
Наштадив кап. Миловидов».

РГВА. Ф. 39926, оп.1. Д. 1-2. Л. 3.

Приказ нач. 1-й тул.див. от 19.8.19 (сл. Черная).
…8) Командирам полков завести белые флаги, размером 1 ½ аршина в длину и 1 арш. ширины. В середине вышить «1 Т.Д.П.» и т.д. 2-му и 3-му полкам»

РГВА. Ф. 39926, оп.1. Д. 1-2. Л. 17об.

Источник информации:
1918.borda.ru/?1-5-0-00000011-000-0-0

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1439

 ВСЮР / The armed forces in Southern Russia
Sent: 16-10-2015 23:12
 
Несколько открыток, созданные белоэмигрантом Виктором Гебауэром в 1930-е и изданные потом под общим названием «Типы гражданской войны». Запечатлены типы гражданской войны на Юге России.













From: warhistory.livejournal.com/2557924.html

1 - 10  11 - 18  Next   Last
New Products
NCO Grenadiers Army infantry. Russia, 1812-14; 54 mm
NCO Grenadiers Army infantry. Russia, 1812-14; 54 mm
$ 17.23
Feldwebel Johann Muller, tank ace. Germany, World War II; 54 mm
Feldwebel Johann Muller, tank ace. Germany, World War II; 54 mm
$ 8.00
Hauptmann of the Luftwaffe Hans-Joachim Marseille "Star of Africa". Germany, World War II; 54 mm
Hauptmann of the Luftwaffe Hans-Joachim Marseille "Star of Africa". Germany, World War II; 54 mm
$ 8.00

Statistics

Currently Online: 4 Guests
Total number of messages: 2693
Total number of topics: 295
Total number of registered users: 764
This page was built together in: 0.1102 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce