Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.
Dear visitors of the
forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Russian White Army in the Northwest. 1919 -- Page 1  Jump To: 


Sender Message
1 - 10  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 29-01-2012 16:21
 
В ветке речь пойдет о армиях Северо-Западного фронта гражданской войны - Западной русской добровольческой армии Бермондт-Авалова, Северо-Западной армии Юденича, партизанском отряде Булак-Балаховича.
Начнем с армии Бемондт-Авалова.

Западная русская добровольческая армия (лето - осень 1919 года)
Вопросы формирования и состава

Юрис ЦЫГАНОВС. Цейхгауз, №39, 2010

До сего времени в военной и политической истории весьма поверхностно освещался вопрос формирования Западной Добровольческой армии (1) под командованием Павла Бермондта. В литературе встречается много выдумок и неточностей. Цель публикации — проследить за ходом создания бермондтовской армии, не углубляясь в боевых действий.

Во время I мировой войны на территории Латвии дислоцировалась германская 8-я армия. После ноябрьской революции 1918 г. в Германии началась деморализация личного состава армии. Военнослужащие стали избирать солдатские комитеты, отказываться идти в бой и т.д. Проявились все признаки, приведшие к развалу и русской армии после Февральской революции 1917 г. Полуразвалившиеся части 8-й германской армии в Лиепае постепенно замещались фрейкорами (Freikorps) — отрядами добровольцев, формировавшимися как в самой Германии, так и на территории Латвии. В них вступила и часть солдат 8-й армии. На неоккупированной большевиками части территории Латвии в начале 1919 г. фрейкоры были объединены в 6-й резервный корпус германской армии. Добровольцы вступали во фрейкоры, руководствуясь различной мотивацией. Были среди них как немецкие идеалисты-патриоты, желавшие защищать родину от большевиков и «красного кошмара», так и желающие получить землю и остаться жить в Латвии, однако в основном это были профессиональные «солдаты удачи» — искатели приключений, любители лёгкой наживы и добычи, которым нечего было искать в обстановке царящих в послевоенной Германии хаоса и безработицы (2).
1 февраля 1919 г. в Лиепаю прибыл немецкий генерал граф Рюдигер фон дер Гольц (Rudiger Graf von der Goltz), объединивший дислоцированный в Курземе 6-й резервный корпус германской армии, сформированную из немецких добровольцев Железную бригаду (впоследствии — дивизия) и Балтийский ландесвер, в составе которого сражался сформированный 5 января отдельный латышский батальон под руководством полковника Оскара Калпака (Oskars Kalpaks) — первое крупное латышское воинское соединение. Временное правительство объявило в Лиепае и ближайших волостях несколько мобилизаций, и 1 марта батальон уже насчитывал 600 человек. 3 марта началось наступление ландесвера и Латышского отдельного батальона на большевистском фронте. В результате весенних наступательных операций были освобождены вся Курземе и большая часть Земгале (бывшая территория Курляндской губернии. 22 мая большевиков изгнали из Риги, и они в спешке отступили на юг — в Латгалию.(3)
Другой политической и военной силой, выступавшей против государственной независимости Латвии, были немецкие войска и местные военные формирования балтийских немцев под руководством генерала Р. фон дер Гольца, которые сначала вместе с латышскими воинскими подразделениями сражались против большевиков. Но долгосрочные цели обеих сторон были различными: Латвию балтийские немцы хотели видеть немецкой землёй. Для реализации этих целей 16 апреля 1919 г. в Лиепае произошёл инспирированный немецкими милитаристами путч. В результате латвийское Временное правительство Карлиса Улманиса (Karlis Ulmanis) было вынуждено искать убежище на стоявшем на рейде в Лиепайском порту под охраной британских военных судов пароходе «Саратов». Вместо временного правительства после нескольких безуспешных попыток создать военную директорию немцы назначили послушное марионеточное правительство, во главе которого стоял священник, писатель и публицист Андриевс Ниедра (Andrievs Niedra). Откровенная конфронтация между обеими сторонами началась в июне 1919 г. с боёв под Цесисом. Здесь объединённые эстонско-латышские войска полностью разгромили немецкий ландесвер и Железную дивизию.


Генерал граф Рюдигер фон дер Гольц
Latvijas kara muzejs, Riga — Латвийский военный музей, Рига

3 июля в Страздумуйже, под Ригой, между воюющими сторонами был подписан договор о перемирии. Немецкие войска до 5 июля должны были покинуть Ригу и передислоцироваться в Курземе, что немцами и было выполнено. Согласно договору о перемирии, немецкие войска должны были как можно скорее покинуть территорию Латвии, но до этого момента они не имели права предпринимать никаких наступательных операций, кроме как против большевистских войск (4). 8 июля из Лиепаи в Ригу вернулось приветствуемое народом Временное правительство во главе с К. Улманисом. В качестве эскорта «Саратов» сопровождал британский крейсер «Галатеа» и эсминец «Уотерхен»(5).
10 июля 1919 г. латышские вооружённые отряды были объединены в Латвийскую армию, первым главнокомандующим был назначен генерал Давид Симонсон. Были сформированы две пехотные дивизии: Курземская и Видземская, а в Риге началось формирование третьей — Латгальской дивизии (6). В состав Латвийской армии был включён также переименованный в «Немецких ополченцев» ландесвер, который был сохранён в результате давления военных миссий союзников (7). Из формирований «Немецких ополченцев» убрали германских немцев, оставив только местных балтийских немцев. Это подразделение состояло из 5000 человек (3700 из них — боевой состав) и 11 пушек, 106 единиц автоматического оружия, 3 миномёта. Командиром был назначен полковник британской армии, будущий фельдмаршал Гарольд Александер (Harold Alexander), который не владел ни немецким, ни латышским языками, не знал местных условий, поэтому фактическое командование взял на себя начальник штаба «Латвийских немецких ополченцев» барон Георг Таубе (George Taube). В конце июля 1919 г. началась передислокация «Немецких ополченцев» на Латгальский фронт (8).
Тем не менее командующий немецкими войсками генерал Р. фон дер Гольц с эвакуацией своих войск не спешил, ссылаясь на плохое состояние латвийских и литовских дорог, а также на то, что латышские войска постоянными нападениями мешают выводу немецкой армии. Чтобы не давать повода для жалоб на «нападения латышей», начальник Военной миссии союзников британский генерал Губерт Гофф (Hubert Goff) 25 июля установил между латышскими и немецкими силами нейтральную полосу, находиться на которой не разрешалось ни одному подразделению враждующих сторон. Эту полосу предполагалось постепенно передвигать на юг, чтобы таким образом вытеснить подчинённые Р. фон дер Гольцу войска из Курземе и Земгале (9). Следует отметить, что союзники хотели использовать немецкие отряды в качестве потенциальной реальной силы в вероятном общем наступлении на большевиков. Временное правительство, напротив, не питало никаких иллюзий по поводу планов немцев вернуть себе решающую политическую роль в Латвии (10).
Позиция немецкого правительства относительно присутствия немецких войск в Латвии была двойственной. С одной стороны, оно было заинтересовано в сохранении своего влияния в этом регионе. Вместе с тем учитывалось и то, что сформированные в войсках под командованием Р. фон дер Гольца фрейкоры, в которых было сильно влияние немецких монархистов, в дальнейшем могли выступить против социал-демократического правительства Германии (11). Р. фон дер Гольц даже не скрывал своих планов, давая знать, что его врагом после большевиков, латышей и Антанты станет и само правительство в Берлине (12). Всё это прекрасно чувствовало и возглавляемое социалистом Фридрихом Эбертом (Friedrich Ebert) германское правительство. Кроме того, затягивание эвакуации войск Р. фон дер Гольца грозило вызвать осложнения в отношениях с союзниками, экономические и военные санкции которых были бы опасны для ослабленной войной Германии.
Для того чтобы Германию нельзя было упрекнуть в продолжении агрессии в восточном направлении, была необходима «смена вывески». Стараясь отыскать какое-либо решение, Р. фон дер Гольц нашёл довольно-таки неожиданный и оригинальный выход из создавшегося положения, что не только позволило немецким войскам остаться в Латвии, но и вовлекло их в ещё одну военную авантюру, исход которой вновь оказался неблагоприятным для немцев. Этот выход состоял в том, чтобы «сделать» немецких солдат русскими и воевать под русским флагом.
Борьба русских белогвардейцев против большевиков не имела на территории Латвии большого значения. 15 января 1919 г. в Лиепае был создан «Лиепайский добровольческий стрелковый отряд», командовал которым бывший офицер русской царской армии князь Анатолий фон Ливен (13). Отряд князя Ливена организационно не входил в состав ландесвера, но подчинялся его Обер-штабу в оперативном отношении. Князь Ливен декларировал, что признаёт независимость Латвии, и во время цесисских боёв «Лиепайский добровольческий стрелковый отряд» соблюдал благоприятный для латышей нейтралитет (14). В отряд Ливена принимали только бывших российских подданных, среди которых было много латышей и эстонцев (15). В конце 1918 г. и начале 1919 г. на территории Латвии сражался против большевиков и сформированный в Латгалии отряд русского полковника М. Афанасьева, состоявший в основном из бывших офицеров русской армии (16). Уже в январе 1919 г. отряд Афанасьева был переведён в район Нарвы, где влился в армию Юденича на Северо-Западном фронте. В июле 1919 г. то же самое сделал и ливенский отряд, к тому времени переименованный в «Добровольческий корпус князя Ливена».


Полковник П.Р. Бермондт
Латвийский военный музей

В этот момент на военно-исторической сцене Латвии стремительно взошла звезда Павла Бермондта. Авантюрист с тёмным прошлым, самопровозглашённый полковник, в котором Р. фон дер Гольц разглядел необходимого для достижения своих целей человека, Павел Бермондт родился 4 марта 1877 г. (в литературе упоминаются и другие даты) на Кавказе, в Тифлисе. Отец, Рафаил Бермондт, по неофициальным данным, был крещёным евреем, купцом (17). В 1901 г. П. Бермондт был зачислен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска в качестве вольнонаёмного капельмейстера (у него было музыкальное образование). В составе этого полка П. Бермондт в начале 1901 г. принимал участие в подавлении «Боксёрского восстания» в Китае. Во время Русско-японской войны П. Бермондт стал ординарцем генерала П.И. Мищенко (18). После окончания войны он вступил добровольцем в Уссурийский казачий дивизион, в 1908 г. получил чин хорунжего, а в связи с переводом в 1-й уланский С.-Петербургский полк — корнета. Во время I мировой войны П. Бермондт опять состоял при командире 2-го Кавказского кавалерийского корпуса генерал-адъютанте П.И. Мищенко, будучи его личным адъютантом (19). О том, чем П. Бермондт занимался после февральской революции 1917 г., известно только из его письма адмиралу Колчаку, в котором говорится, что П. Бермондт находился в своём полку, пытаясь воспрепятствовать распространению деморализующего влияния революции в солдатской среде (20).
После большевистского переворота в октябре 1917 г. Павел Бермондт объявился в Киеве, где, по некоторым сведениям, участвовал в формировании поддерживаемой немецкими оккупационными войсками так называемой Южной армии (21). После прибытия в Киев «первой сабли» России кавалерийского генерала графа Фёдора (Теодора) Келлера П. Бермондт передал тому подчинённых себе офицеров и, по его словам, приступил к формированию отряда для обороны Киева от войск главнокомандующего Директорией Украинского национального совета Симона Петлюры (22). По воспоминаниям офицеров созданной впоследствии Западной Добровольческой армии, Бермондт никаких отрядов не формировал, а в чине корнета служил в штабе гетмана Центральной Рады Украины Скоропадского (23). После падения Киева Бермондт попал в плен к петлюровцам, откуда был вывезен в сформированном командованием немецкой армии эшелоне, перевозившем русских офицеров-белогвардейцев, изъявивших желание сражаться против большевиков (24). Попав в январе 1919 г. в лагерь русских военнопленных в немецком городе Зальцведеле, П. Бермондт при поддержке немецких властей начал создавать своё воинское подразделение, ядро которого составляли офицеры и унтер-офицеры, вывезенные из Киева, а также добровольцы из самого лагеря военнопленных, где к тому времени уже была сформирована так называемая Отдельная Зальцведельская команда кавалеристов- пулемётчиков. Не дождавшись помощи от русской военной миссии в Берлине, отряд П. Бермондта рассчитывал на поддержку немецких военных властей в получении вооружения и обмундирования (25).
В мае 1919 г. Зальцведельский отряд был переименован в «Отдельный добровольческий партизанский отряд графа Келлера», названный именем расстрелянного петлюровскими солдатами в Киеве графа Ф. Келлера (26). При поддержке немецких властей вербовались добровольцы и в других лагерях для русских военнопленных. Вербовка проходила довольно успешно, поскольку для многих военнослужащих был невыносим режим плена и они с ужасом ожидали предстоящей зимы. Зачастую на сторону вербовщиков вставали и поддерживавшие большевиков солдатские комитеты лагерей, полагавшие, что большевистское правительство России ничего не предпринимает ради военнопленных (27). Многие считали, что лучше сражаться на родине, чем прозябать во вражеском плену. Кроме того, сам П. Бермондт, часто лично объезжавший лагеря, одетый в безупречную казачью полковничью форму (звание он присвоил себе сам) и обладавший способностями оратора и демагога, стал очень популярен в среде пасынков судьбы — военнопленных. Их прельщали обещания одеть, накормить и отвезти домой. В отряд П. Бермондта вступили и несколько латышей (28). Бывшим офицерам царской армии нравилась царящая в отряде дисциплина, уважение к старшим по званию — то, чего не стало в русской армии после Февральской революции (29).
Все принятые в отряд офицеры и солдаты прикрепляли на погоны вензель в виде буквы «К» с графской короной — в честь графа Келлера, именем которого был назван отряд (30). В составе отряда в конце мая 1919 г. было вы­делено первое крупное подразделение — Пластунская бригада, состоявшая из нескольких батальонов, полковые подразделения ещё не были сформированы. Командовал бригадой гвардии полковник граф Потоцкий (31).


Немецкие солдаты Железной дивизии
Латвийский военный музей

В июне 1919 г. была начата переправка отряда П. Бермондта на территорию Латвии — в Елгаву (бывшая Митава). 12 июня туда прибыл и сам П. Бермондт. По прибытии в Елгаву солдат П. Бермондта переименовали в «Партизанский отряд графа Келлера», удалив из названия слово «Отдельный», поскольку тот был включён в состав Западного корпуса Северо-Западной армии генерала от инфантерии Н. Юденича, командующим которым номинально считался князь А. Ливен (32).
Параллельно бригаде П. Бермондта на территории Литвы, в Шауляе, при поддержке немецких военных властей создавалось ещё одно подразделение, возглавляемое бывшим жандармским полковником Павлом Вырголичем (33). Предполагалось все три русских формирования объединить и в перспективе использовать как единую силу в сражениях с большевиками на фронте34. На это рассчитывал и командующий Северо- Западной армии генерал Юденич, надеявшийся переправить все три отряда в Нарву и издавший 9 июля приказ о постепенном переводе русских формирований в район боевых действий своей армии (35). Этот приказ Юденича, а также распоряжение не допускать проникновения в русские формирования германофильских элементов передал Ливену в середине июля бывший ротмистр 5-го Александрийского гусарского полка Александр Брейс (36). П. Бермондт и Вырголич отказались выполнить приказ Юденича. Аргументы П. Бермондта были демагогическими: он брал обязательство вести в бой своих солдат только тогда, когда будет уверен в их готовности, кроме того, оба формирования ещё находились в стадии создания (37).
В конце июля 1919 г. начался санкционированный Р. фон дер Гольцем переход целых подразделений немецких войск в формирования П. Бермондта и Вырголича и превращение их, таким образом, в «русских». К концу июля 1919 г. в оба русских формирования вступило уже 3095 немецких солдат:
— батальон Луткенхауза, командир — майор фон Клейст (5 рот, всего 500 человек, 350 винтовок, 4 миномёта и 19 пулемётов), который был зачислен в 1-й Пластунский полк как 3-й батальон;
— колонны Шуберта, Коппермана и Би- ненштамма — около 100 человек в каждой, все вошли в формирование Вырголича;
— особый отряд Мауритиуса— 300 человек, позднее вошли в состав 1-й Пластунской дивизии;
— артиллерийская батарея Прича и Мил- де с 4 пушками и командами по 15 человек в каждой, позднее ставшие артиллерийским дивизионом 1-го Западного корпуса;
— кавалерийский эскадрон Петерсдорфа — 50 кавалеристов38.
Немецкие добровольцы вступали и непосредственно в русские части. Многие немецкие военнослужащие носили русские погоны и кокарды, часто — при немецкой форме (39).
Столь значительное пополнение заметно увеличило численный состав бермондтовцев и позволило переформировать структуру подразделений. 18 июля «Добровольческий отряд графа Келлера» был переименован в «Корпус генерала графа Келлера», а неделей позже (точная дата в архивных документах отсутствует) этот корпус обрёл и порядковый номер — «1-й Западный корпус генерала графа Келлера», в литературе именуемый также «1-м Западным добровольческим корпусом Келлера» (40). На должность командующего корпусом был назначен П. Бермондт, начальником штаба — полковник Павел Чайковский ) (41). Формирование Вырголича в Шауляе получило обозначение «2-го Западного корпуса»42. Оба корпуса ещё числились в составе Северо-Западной армии под командованием Юденича. 26 июля Пластунская бригада была переформирована в 1-ю Пластунскую дивизию из двух полков, хотя к 12 августа был полностью укомплектован только 1-й пластунский полк (43). Полная боевая экипировка была только у немецких частей, из русских экипирован был лишь упомянутый 1-й полк (русские военнослужащие которого носили немецкую униформу и экипировку). Всем военнослужащим 1-го Западного корпуса было назначено денежное содержание — каждый десятый день рядовой состав получал по 11 немецких марок, а офицерский — до 54 марок, в зависимости от должности и воинского звания (44).
Оба корпуса пополнялись и за счёт русских солдат. В Елгаве П. Бермондт задерживал все военные эшелоны с русскими солдатами и офицерами из немецких лагерей для военнопленных, которые направлялись в Нарву и Ямбург на пополнение корпуса Ливена и Юденича (45). Все эшелоны, направлявшиеся на север Эстонии, не могли объехать Елгаву или Шауляй, где их перехватывали вербовщики П. Бермондта или Вырголича. Прибывшие рядовые солдаты авто­матически зачислялись в один или другой корпус, к офицерам же предъявлялось требование — либо остаться, либо в трёхдневный срок проследовать дальше (46). П. Бермондт объяснял задержку эшелонов плачевным положением следовавших в них солдат и офицеров, которые были голодны и одеты в лохмотья.


Бермондтовцы в Елгаве. Лето 1919 г.
Фото из книги: AvaloffP. Im kampf gegen den Bolshewismus. Gliickstadt und Hamburg, 1925

Против задержки эшелонов выступали как Юденич, так и Ливен. 1 сентября в Елгаве П. Бермондт задержал военный эшелон генерала Хабарова с 900 солдатами, направлявшийся в Нарву. 3 сентября П. Бермондт получил приказ Юденича: «Незамедлительно с помощью английских властей переправить всех подчинённых генерала Хабарова в Нарву. Немедленно прекратить пропаганду против Северо-Западной армии. Подобные действия наносят большой вред борьбе с большевиками» (47). Многие русские офицеры были недовольны большой численностью немцев в отрядах П. Бермондта и их прогерманской ориентацией. Офицеры, требовавшие немедленной отправки к Ливену, часто арестовывались как большевистские подстрекатели (48).
В июле 1919 г. был создан Русский западный военно-политический совет, претендовавший на руководство прогермански ориентированным направлением русского белогвардейского движения. Возглавлял совет сенатор Николай Туган-Барановский, в состав совета входили сенатор Александр Беллагард, барон Адольф Пиллер фон Пил- хаус, полковник Пётр Дурново (позднее недолгое время был последним начальником штаба армии П. Бермондта) и др. (49) Совет ор­ганизовывал финансовую и материальную помощь новым русским отрядам, поддерживал связь с политическими и экономическими кругами Германии, оказывавшими поддержку русским военным формированиям на территории Балтии (50). 15 августа представитель совета А. Ремер в беседе с главой британской военной миссии в Германии генералом лордом Нилом Малкольмом выяснил, что союзники не возражают против создания при германской поддержке крупного русского антибольшевистского военного формирования (51).
5 августа 1919 г. в Берлине было учреждено вербовочное бюро «Первого Западного корпуса генерала графа Келлера», которое возглавил штабс-капитан Даниил Непорожный. Отдел мобилизации возглавлял ротмистр Гершельман, офицером по особым поручениям был ротмистр барон фон Нольде, в бюро служили 7 офицеров, юнкер, вольнонаёмный сотрудник, унтер-офицер, 2 чинов­ника и машинистка (52). Бюро развернуло свою деятельность в основном среди русских военнопленных. Офицеры и сотрудники бюро разъезжали по германским лагерям для военнопленных, призывая вступать в «Западный корпус Келлера», так, сотрудник отдела мобилизации поручик Архипов в начале августа 1919 г. объехал лагеря, расположенные в округе Бауцен (53). Бюро выдавало каждому завербованному 50 немецких марок на дорожные расходы, 20 из которых предназначались на дорогу от лагеря до Берлина, а 30 — из Берлина в Елгаву (54). С 22 августа денежное пособие было уменьшено до 25 марок (55). Причины сокращения денежного содержания не объяснялись, вероятно, это было связано с низкой эффективностью деятельности бюро, поскольку вербовка добровольцев шла медленными темпами. Кроме того, 12 августа главнокомандующий сухопутными войсками Германии Ганс фон Сект (Hans von Seeckt) категорически потребовал закрытия русского вербовочного бюро. И 26 августа, согласно распоряжению Военного министерства Германии, бюро прекратило свою деятельность56. Отдел мобилизации был официально ликвидирован лишь 11 ноября (57).
Несмотря на то, что в результате давления военных миссий союзников верховное командование Германской армии в Кольбер-ге 8 июля 1919 г. запретило набор добровольцев немецкой национальности во фрейкоры и другие воинские части Восточного фронта, в Берлине и других местах наряду с существующим вербовочным бюро (Werbestelle des O.K. Nord) появились и другие пункты вербовки добровольцев (58). Вербовка продолжалась и после того, как бермондтовцы начали непосредственные военные действия против Латвийской армии. 15 октября у Яунелгавы был пленён 17-летний Никола-ус Зейц, признавшийся в том, что был завербован всего 8 дней назад в бюро фрейкора Рикоффа в Берлине (59). Ему были обещаны питание и 10 марок в день, однако после отправки в Барбель он вместе с такими же «воинами» без предварительного обучения был отправлен в бой (60).
25 июля по приказу главнокомандующего сухопутными войсками Германии фельдмаршала Ганса фон Секта был ликвидирован 6-й резервный корпус, частям которого было приказано немедленно отправиться в Германию. 31 июля по приказу Р. фон дер Гольца началось объединение подразделений корпуса в Немецкий легион, который возглавил морской офицер капитан 1-го ранга Зиверт. Начальником штаба легиона стал Отто Вагенер, в дальнейшем ставший министром по хозяйственным делам правительства Адольфа Гитлера (61). Несколько частей корпуса всё таки отправились в Германию: 12 августа — штаб 2-й бригады и группа майора графа фон Йорка. Остальные отряды 2-й бригады были объединены в группу «Балтенланд», позднее вошедшую в Немецкий легион. В Германию отправились также Шауляйская бригада и немецкий гарнизон Лиепаи, на замену которого через несколько дней прибыл фрейкор фон Дибича и группа Карла фон Плеве (62).


Р. фон дер Гольц и П. Бермондт. Елгава, конец лета - осень 1919 г.
Латвийский военный музей

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 29-01-2012 16:31
 
24 августа офицеры Железной дивизии организовали в Елгаве факельное шествие в поддержку решения своего командира майора Иозефа Бишофа о неподчинении приказу об эвакуации. Железная дивизия, Немецкий легион, фрейкор фон Дибича и группа фон Плеве в конце лета 1919 г. официально ещё не входили ни в корпус П. Бермондта, ни в корпус Вырголича. В начале сентября состоявшую из двух полков (около 1000 человек в каждом) группу фон Плеве присоединили к Немецкому легиону (63).
5 сентября 1-й Западный корпус графа Келлера и 2-й Западный корпус были объединены в Западную Добровольческую армию, командующим которой стал полковник П. Бермондт (64). В тот же день генерал Юденич, получив приказ Верховного Главнокомандующего адмирала Александра Колчака о том, что П. Бермондт и его формирования подчиняются командованию Северо-Западной армии, официально признал П. Бермондта командиром всех русских воинских формирований в Курземе и Литве (65). Вместе с тем официально превратились в «русских солдат» и все состоявшие в армии немцы. 17 сентября между Западной Добровольческой армией и военно-политическим советом Западной России было заключено соглашение, по которому совет был признан законным органом власти на контролируемой войсками П. Бермондта территории. Совет же, в свою очередь, признавал П. Бермондта командующим русским Западным фронтом (66). Поначалу Русский западный военно-политический совет хотел выдвинуть в командование формируемого Западного фронта популярного генерала Петра Гурко, бывшего командира 5-й армии, однако тот категорически отказался сотрудничать с немцами (67). Русский военный представитель в Париже генерал Д. Щербачёв выдвинул на должность командира Западного фронта генерала Владимира Бискупского, кандидатуру которого поддерживали немецкие военные круги, и пользовавшегося большой популярностью в среде русского «белого» движения в Берлине (68). Однако 17 сентября в Елгаве кандидатура В. Бискупского была отвергнута (69).
После создания Западной Добровольческой армии открытым остался вопрос о подчинении немецких частей П. Бермондту. 21 сентября Р. фон дер Гольц и П. Бермондт заключили договор «О передаче оккупированных и управляемых немцами областей русским», согласно которому верховная военная и политическая власть передавалась П. Бермондту как командующему Западной Добровольческой армией (70). 16 октября в состав Западной Добровольческой армии были включены также фрейкор фон Дибича, Железная дивизия и Немецкий корпус (71).
Состав Добровольческой армии на 7 ноября 1919 г., когда полным ходом шли военные действия между бермондтовцами и Латвийской армией, см. в конце статьи.
Общее вооружение Западной Добровольческой армии на территории Курземе, Земгале и северной части Литвы состояло из 11540-5 940 штыков, 1390-1740 сабель, 105-161 пушки, 483-651 пулемёт. В тылу армии находился Добровольческий корпус фон Дибича — около 1000 человек (72).
Похожие цифры приводит и тогдашний начальник штаба Главнокомандующе­го Латвийской армией полковник Петерис Радзиньш (Peteris Radzins): Немецкий легион — 5500 штыков и 39 пушек; Железная дивизия — около 5000 и 20 пушек, русское подразделение (очевидно, П. Радзиньш имел в виду 1-й Западный корпус Келлера) — 1500 воинов и 5 пушек (73). В литературе в отношении количественного состава армии П. Бермондта приводятся и совсем фантастические цифры: часто упоминается около 50 000 (74). Ощутимо «увеличил» армию бермондтовцев и латышский историк Эдгаре Андерсонс (Edgars Andersons) — в его исследовании упоминаются 40 000 - 52 000 (75). Такой «численный состав» армии, очевидно, исходит из мемуаров П. Бермондта, где упоминаются 51000-52000 человек (76). Даже с учётом численности немецкого командного состава и этапных команд в Литве эта цифра значительно преувеличена. Хотя сам П. Бермондт в письме представителям комиссии Нисселя в Тильзите (Восточная Пруссия) в конце октября 1919 г. утверждал, что ведёт в бой 60 000 воинов (77).
Около двух третей Западной Добровольческой армии составляли немцы. Целиком немецкими были Железная дивизия и Немецкий легион: всего 7900-10 840 штыков и 740-960 сабель. Много немцев было и в двух «русских» корпусах, особенно в штабах, артиллерии и технических подразделениях (78). Во всей армии была только одна «чисто русская» часть — кавалерийский эскадрон личного конвоя П. Бермондта из 70 всадников, командовал которым ротмистр Левшин (79).
12 ноября прибыло и крупнейшее после нападения бермондтовцев на латвийскую армию пополнение: игнорируя запрет Верховного командования германской армии, из Восточной Пруссии пешком по просёлочным дорогам на подступы к Риге подошёл фрейкор полковника Герхарда фон Росбаха, который тут же был отправлен в бой прикрывать отступление разгромленной Железной дивизии (80). Этот отряд состоял из батальона пехотинцев, роты пулемётчиков, полубатареи артиллеристов, колонны сапёров, вооружённого взвода и нескольких тыловых подразделений, всего — 1400 человек с 42 пулемётами и 4 пушками (81). Отражая атаки Латвийской армии, фрейкор Росбаха спас Западную добровольческую армию от полного разгрома. Дислоцированные в Шауляе части 2-го Западного корпуса начали самовольный отход в Германию (82).
После разгрома под Ригой и последовавшего за ним наступления Латвийской армии в Елгавском направлении командующий Западной Добровольческой армией не интере­совался судьбой своих солдат. Часть армии П. Бермондта вернулась в 6-й резервный корпус и приступила к организованной эвакуации в направлении границы, начав вооружённые столкновения с Латвийской армией (83). В конце ноября под началом Вырголича оставалось всего около 500 человек, и на переходе литовско-германской границы 2-й Западный корпус прекратил своё существование (84).
Сам же П. Бермондт уже 9 октября издал приказ по своей армии, в котором говорилось: «Из некоторых семейных соображений я был вынужден называться чужой фамилией и отчеством. Теперь считаю своевременным заявить, что впредь буду именоваться Павлом Михайловичем, князем Аваловым» (85). Оставив Елгаву, командующий Западной Добровольческой армией издал лишь один приказ: 23 ноября по прибытии со своим штабом в Муравьёв (теперь — Мажейкяй) он пожаловал себе чин генерал-майора и поездом отбыл в Германию (86). Эвакуация армии из Литвы продолжалась до середины декабря. 14 декабря последние немецкие части перешли литовско-германскую границу (87). Остатки русских отрядов были интернированы в лагеря в Силезии. 2 декабря 1919 г. Западная Добровольческая армия была переформирована в «Армейскую группу князя Авалова», которая была расформирована после окончательного поражения русского Белого движения (88).
В последующие годы солдаты немецких фрейкоров старались не терять связь друг с другом, объединяясь в различные «трудовые товарищества» (Arbeitsgemeinschaften). Многие из них приняли участие в Капповском путче 1920 г. и Мюнхенском «пивном» путче 1923 г. Школу фрейкоров прошли такие известные позднее генералы Вермахта Германии как Гудериан, Фритч, фон Клейст, фон Рабенау. Генерал Р. фон дер Гольц стал в 1934 г. руководителем «Национального союза немецких офицеров» (89).
Западная Добровольческая армия П. Бермондта лишь формально считалась русской, ведь с её помощью и под прикрытием Белого движения своих целей пытались достичь немецкие милитаристы. Западная добровольческая армия сражалась во имя интересов Германии и была опасным врагом государственной независимости Латвии. В кругах русской эмиграции П. Бермондта считали предателем Белого движения, хотя создание Западной Добровольческой армии показало, что определённые круги во имя идеи восстановления единой и неделимой империи шли на компромисс с прежними врагами. Важное значение армии П. Бермондта отводилось также в планах некоторых немецких военных деятелей, которые надеялись на реванш за поражение в I мировой войне завоеваниями территорий бывших российских окраин и на расширение германской сферы влияния на Восток. Номинальный переход на «русскую» службу сулил возможность сохранения значительных немецких военных сил, которые в случае необходимости можно было использовать на территории самой Германии для достижения внутриполитических целей, например, восстановления монархии.


П. Бермондт и чины Западной добровольческой армии с православным духовенством. Елгава, лето 1919 г.
Фото из книги: AvaloifP. !m kampf gegen den Boishewismus. Giuckstadt und Hamburg, 1925

«Бермонтиада» — именно так именуются эти события в латвийской историографии — сыграла значительную роль в истории освободительных войн Латвии и Литвы. Бои против немецко-русской Западной Добровольческой армии консолидировали общество в недавно обретших независимость государствах, показав, что гарантом свободы может быть только полное изгнание со своей территории чужеземных войск. В сражениях против бермондтовцев значительно увеличилась численность армий Латвии и Литвы, которые получили хорошую боевую закалку в борьбе с технически лучше оснащённым и вооружённым противником возросло их боевое мастерство.


Пленные бермондтовцы, охраняемые солдатами латвийской армии. Октябрь - ноябрь 1919 г.
Латвийский военный музей

1. Официальное название: «Западная Добровольческая армия», в латышской историографии упоминаются и другие названия, напр. R adz ins P. Latvi- jas atbrivosanas cinas — «Армия Западной России» (Rietumkrievijas armija), Andersons E. Latvijas vesture 1914-1920 — «Западная армия Бермондта» (Ber- monta Rietumu armija), Latvijas Atbrivosanas kara vesture — «Западная армия» (Rietumu armija), иногда просто «Армия Бермондта» или «бермондтовцы».
2. Мусаев В. Drang nach Osten и русская реакция: история Западной Русской армии // Новый Часовой. 1998. №6/7. С. 81.
3. Miisu armija tapsana, valsts izcinisana un tagadejos sasniegumos. Riga, 1929. Lp. 23-25.
4. Radzins P. Latvijas atbrivosanas kars. Riga, 1990. Lp. 7.
5. Andersons E. Latvijas vesture 1914-1920. Stokholma, 1967. Lp. 506.
6. Berzins V., Bambals A. Latvijas armija. Riga, 1993. Lp. 18-19.
7. Andersons E. Latvijas vesture 1914-1920. Lp. 506.
8. Latvijas Valsts Vestures arhivs (далее — LVVA). R 5192. Apr. 2. L. 51. Lp. 2.
9. LVVA. F. 3591. Apr. 1. L. 15. Lp. 210.
10 Latvijas armija 20 gados. Riga, 1939. Lp. 173.
11. Мусаев В. Указ. соч. С. 85.
12. Goltz R. von der. Als Politisher general im Osten (Finland und Balticum), 1918 und 1919. Leipzig, 1936. S. 138.
13. Silgailis A. Firsta Livena nodala // Daugavas vanagu menesraksts. 1985. Nr.l. Lp. 85.
14. Ibid. Lp. 86.
15. Пивен А. Памятка ливенца. Рига, 1929. С. 34
16. Подробней см.: Jekabsons Ё. Latgale vacu okupacijas laika un pulkveza M. Afanasjeva partizanu nodalas darbiba Latvija 1918. gada // Latvijas Vestures instituta zurnals. 1996. Nr. 1. Lp. 42-60.
17. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 176.
18. Ibid. Lp. 171.
19. Дерябин А. Конвой командующего Западной Добровольческой армией // Цейхгауз. 1995. №4 С. 34.; Позже генерал Латвийской армии Рудолфс Бангерскис вспоминал, что личный адьютант генерала Мищенко корнет Бермондт любил себе приписывать ложные подвиги. Подробней см. Bangerskis R. Mana muza atminas. Sej. 1. Kopenhagena, 1958. Lp. 300- 303.
20. LWA. F. 3301. Apr. 1. L. 2. Lp. 127-129.
21. Как начиналась «Южная армия» герцога Лейхтен- бергского // Архив русской революции. Т. 7. Берлин, 1923. С. 275.
22. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 2. Lp. 127-129.
23. Ibid. L. 6. Lp. 171.
24. Ibid. L. 2. Lp. 127-129.
25. Ibid.
26. Дерябин А. Указ. соч. С. 34.
27. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 171.
28. LVVA. F. 5601. Apr. 1. L. 3608; Latvijas armijas augstakie virsnieki 1918 -1940. Biografiska vardnlca / Sast. Jekabsons Ё., Scerbinskis V. Riga, 1998. Lp. 35-36.
29. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 171.1p.
30. Чапенко А. История русского антибольшевистского движения на территории Латвии в 1918-1919 гг. Мурманск, 2006. С. 79
31. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 171.
32. Иностранная интервенция в Прибалтике / Под ред. Ю. Минц. М„ 1988. С. 195.
33. Capenko А. 2. Rietumu brivpratigo korpusa izveidosanas un piedalisanas Bermontiade Lietuvas teritorija 1919. gada // Latvijas Kara muzeja Gadagramata X. Riga, 2009. Lp. 78-86; Paluszitiski T. Walka о niepodlegtosc Lotwy. 1914-1921. Warszawa, 1999. Lp. 219-220.
34. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6., 148.
33. Silgailis A. Op. cit. Lp. 15.
36. Ibid.
37. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 140.
38. Ibid. Lp. 150-151.
39. Ibid. Lp. 172.
40. Ibid.
41. Paluszinski T. Op. cit. P. 220.
42. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 172.
43. Ibid. Lp. 150-151.
44. Ibid. Lp. 172-173.
45. Ibid. Lp. 113-115.
46. Ibid. Lp. 148.
47. Ibid.
48. Ibid.
49. Мусаев В. Указ. соч. С. 86.
50. Ibid.
51. Ibid.
52. LVVA. F. 3301. Apr. 1. L. 6. Lp. 91.
53. Ibid. Lp. 88.
54. Ibid.
55. Ibid. Lp. 92.
56. Ibid.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 29-01-2012 16:39
 
состав Добровольческой армии на 7 ноября 1919 г.

Командующий — полковник П. Бермондт
Начальник штаба — полковник П. Чайковский
Штаб в Елгаве

1-й Западный корпус (имени графа Келлера)
Командир — гвардии полковник В. Потоцкий
Штаб в Елгаве, начальник штаба — гвардии полковник Белецкий

1-я пластунская дивизия:

1-й пластунский полк (командир — полковник Евреинов):
1-й батальон (русские) — 120-150 штыков, 4-6 пулемётов
2-й батальон (русские) — 300-350 штыков, 12-16 пулемётов
3-й батальон (Дорна) (немцы) —300-400 штыков, 2-16 пулемётов
2-й пластунский полк (командир — полковник Коненков)
4 роты — 300-400 штыков, 12-16 пулемётов
3-й пластунский батальон — 60-100 штыков
4-й пластунский батальон — 60-100 штыков
Резервный батальон — 350-600 штыков
Рота миномётчиков — 6-8 лёгких миномётов.
1-й кавалерийский полк (командир — полковник Долинский) —
100-200 сабель без коней Боевой эскадрон полка (командир — полковник Наместник)—
70 сабель Артиллерийский дивизион:
1-я батарея (лейтенант Милде) — 2-4 лёгкие пушки
2-я батарея (лейтенант Притч) —3-5 гаубиц
2 полевые батареи (без коней) — 2-4 полевые пушки Кавалерийско-артиллерийский дивизион:
1-я батарея (капитан Ашехматов) — 4 пушки (без коней)
2-я батарея (полковник Купчинский) — без пушек
3 отдельные роты пулемётчиков — 16-18 опорных пулемётов Сапёрный батальон (командир — полковник Виноградов) — 1 рота Рота бронемашин — 3 боевые единицы
Авиационный отряд — 5-6 летательных аппаратов
(2-3 неисправны) 1 бронепоезд
Всего: 1490-2100 штыков, 170-200 сабель, 11-17 пушек, 56-74 пулемёта

2-й Западный корпус

Командующий — полковник жандармерии Вырголич Штаб в Шауляе
1-й пехотный полк — 1000-1300 штыков, 24-36 пулемётов Батальон «Баден» — 300-400 штыков,14 пулемётов Добровольческий корпус фон Брандиса — 350-500 штыков, 60-120 сабель, 2-4 орудия, 14-20 пулемётов Стрелковый полк Шауляйской бригады — 300-400 штыков,12-16 пулемётов
Кавалерийский полк — 100 сабель (без коней)
Шауляйский эскадрон — 60-80 сабель
Эскадрон добровольцев — 60-80 сабель
Резерв пехотинцев — 200-300 штыков
Артиллерийский дивизион — 8 орудий
Отряд Бренфельда — 5 орудий
Сапёрный полк — 200 человек
Эскадрон полиции — 240 человек
Отряд автомобилей — 8 автомобилей
Санитарный отряд — 60 человек
Колонна Биненштамма — 100 человек
Колонна Шуберта — 200 человек
Колонна Копфермана — 120 человек
Разведотряд— 100 человек
Всего: 2150-3000 штыков, 480-580 сабель, 15-17 орудий, 74-98 пулемётов

Железная дивизия
Командир - майор Бишоп
Штаб в Елгаве

1-й пехотный полк:
1-й батальон
2-й батальон
3-й батальон Штульпнагеля — 700-900 штыков, 24-36 пулемётов
2-й пехотный полк:
1-й батальон Либезана
2-й батальон «Sudetenland» — 1120-1160 штыков, 32-48 пулемётов
3-й пехотный полк (баварцы) — 1000-1400 штыков, 32-48 пулемётов
Егерский батальон — 600-800 штыков, 12-16 пулемётов Пулемётчики Дамма — 11-16 пулемётов Пулемётчики фон Лутца: 4 роты — 20-24 пулемёта Кавалерийский полк:
5 эскадронов — 400-500 сабель, 20-30 пулемётов
33-й полк рейхсвера — 120-140 сабель, 10-16 пулемётов
Егерский корпус Goldingen:
3 артиллерийских отряда — 24-48 лёгких полевых орудий
2 полевые батареи — 8-10 гаубиц
3 роты сапёров — 300 человек
Мостовой батальон Шведе — 120 человек
2 роты миномётчиков — 8 миномётов
Батальон железнодорожной полиции
Склады боеприпасов:
в Вайноде — склад артиллерийских боеприпасов
в Петерлауки — склад винтовок и гранат
Всего: 3420-4700 штыков, 520-640 сабель, 32-58 пушек, 161-234 пулемёта

Немецкий легион
Командир - капитан 1-го ранга Зиверт
Штаб в Межотне

Стрелковый полк — 300-450 штыков, 12-16 пулемётов
Добровольческий корпус Стевера — 250-450 штыков, 4-8 орудий Группа фон Плеве:
1-й гвардейский резервный полк — 900-1300 штыков, 24-36 пулемётов
2-й гвардейский резервный полк — 800-1200 штыков, 36-40 пулемётов
Полк «Либау» — 150-20 штыков, 6-8 пулемётов
Эскадрон «Либау» — 60-80 сабель
1-я гвардейская полевая арт. батарея — 12-16 орудий
5-я батарея полевой артиллерии и батарея «Либау» — 4-8 орудий
Баденский ударный батальон — 250-300 штыков, 10-15 пулемётов
Группа фон Йена:
1-й й батальон «Йена»,
2-й батальон «Нордкурлянд» — 380-490 штыков, 2 орудия, 2 лёгкие пушки, 20 пулемётов
Корпус добровольцев фон Вильдермана — 350-500 штыков,
50-80 сабель, 4-6 орудий, 14-60 пулемётов
Корпус добровольцев Рикхоф — 400-500 штыков, 50-80 сабель, 2 орудия, 14-20 пулемётов
Корпус добровольцев Медема — 300-400 штыков, 60-100 сабель, 4-8 орудий, 12-16 пулемётов
Корпус добровольцев Вейкмана — 400-500 штыков, 50-60 сабель, 10-12 орудий, 16-20 пулемётов
Боевая эскадра «Заксенборг» — 40 единиц
Авиационный отряд № 424
1-й русский авиаотряд — 24-28 летательных аппаратов
2 бронепоезда
Всего: 4480-6140 штыков, 220-320 сабель, 47-69 пушек, 192-145 пулемётов

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 29-01-2012 17:05
 
КОНВОЙ КОМАНДУЮЩЕГО ЗАПАДНОЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИЕЙ

А.Дерябин. Цейхгауз, №4, 1996

Сформированный на территории Прибалтики из русских офицеров и добровольцев Либавский добровольческий стрелковый отряд под командованием ротмистра светлейшего князя А.П.Ливена в июне 1919 г. был переименован в Добровольческий корпус светлейшего князя Ливена. (1) В его состав вошли собственно ливенский отряд и Отряд имени графа Келлера под командованием полковника П.Р.Бермондта (позднее - князя Авалова), формировавшийся из бывших русских военнопленных, содержавшихся в Германии.
Части Бермондта стали формироваться в начале 1919 г., основу их составила Зальцведельская отдельная конно-пулеметная команда.2 В мае они именовались Отдельным добровольческим партизанским отрядом имени графа Келлера, в июне — Партизанским отрядом имени генерала от кавалерии графа Келлера, затем просто отрядом того же имени, а 18.VII, разделившись с ливенцами, были переименованы в Западный Добровольческий имени графа Келлера корпус.(3) К 20.VII общая численность войск Бермондта составляла 12 тыс. человек, включая германские роты Железной дивизии майора Бишофа (4). 5.1Х все белые войска на территории Прибалтики были объединены в Западную Добровольческую армию (далее — ЗДА) под командованием Бермондта, вошедшую в состав Сев.-Зап. фронта генерала Н.Н.Юденича. (5) Эта армия включала русские и германские части и соединения общей численностью 51-52 тыс. чел.(6)
9Х.1919 Бермондт (Авалов) вошел в Центральный совет Западной России, и в тот же день приказом Юденича войска ЗДА были исключены из состава Сев.-Зап.фронта. Тогда же части ЗДА пытались взять штурмом Ригу и одновременно вели незначительные бои с красными. В ноябре, после перехода в контрнаступление латвийских войск, армия через Литву отступила в Восточную Пруссию, где была интернирована. 2.XII она была упразднена и ее части стали именоваться Войсковой группой генерал-майора князя Авалова, переименованной позднее в Русский отряд на территории Германии, насчитывавший к июню 1920 г. не более 5 тыс. человек.
27.11.1919 Бермондт приказал начать формирование в Зальцведеле конвойного взвода для несения внутренней службы. (7) К 11.VII был сформирован Конвойный эскадрон при управлении командира Западного Добровольческого корпуса.(8) Командиром конвоя был назначен ротмистр 15-го гусарского Украинского п-ка Левшин. К началу военных действий в октябре 1919 г. эскадрон насчитывал 150 человек, а казачья полусотня - 60 человек.9 С 5.IX Конвойный эскадрон был отправлен в район Абели вместе со всем корпусом. После начала военных действий 8.Х, конвойцы участвовали в боях. Так, в пр. по ЗДА 30.XI №88 отмечалось, что «2-го Западного Добровольческого корпуса прапорщик Бельгард обманным образом увлек без разрешения начальства свыше 50 человек Конвойного эскадрона в район, занятый противником и благодаря полному отсутствию знания военного дела, погубив 50% своего состава, должен был бежать...»(10)


Непременным атрибутом формы ЗДА являлся крест из серебряного галуна — для офицеров, военных чиновников и подпрапорщиков, или из белой тесьмы — для прочих чинов; нашивавшийся на левый рукав посередине между локтевым сгибом и плечом.'2 Высота креста — 9 см, ширина галуна — 7 см.


Командир Конвоя ротмистр Б.Левшин с группой офицеров и чиновников Конвоя. (Из книги П.Авалова «В борьбе с большевизмом». См. примеч.)

Приказом Бермондта №24 4.III.1919 «для отличия чинов отряда от прочих интернированных в лагере Зальцведеле, был утвержден нагрудный знак — мальтийский черный крест — выработанный полковником Потоцким.» (11)
Пр. по ЗДА №52 22.X.1919 была утверждена форма одежды для Казачьей полусотни при Конвое Командующего ЗДА. (13) Фуражка — серая тулья с малино- вым кантом и малиновым околышем с черными кантами. Мундир, рейтузы и шинель — германского образца, серые. Воротник мундира — стояче-отложной, с малиновыми с черным кантом петлицами; погоны такой же расцветки (на шинели те же отличия). На рейтузах - малиновые лампасы шириной 6,6 см. Сапоги без шпор.
Что же касается Конвоя, то его форма была объявлена чуть позже — в пр. по ЗДА №59 29.Х.1919.14 Парадная форма включала: фуражку с синей тульей (с белым кантом) и желтым околышем (с черными); синий доломан германского образца с серебряными шнурами для офицеров и белыми для остальных (у унтер-офицеров — галун на воротнике и обшлагах); синие чакчиры с серебряным галуном у офицеров и белой тесьмой — у остальных; погоны для офицеров — гусарские, серебряные, с серебряным же вензелем «А» под княжеской короной, желтыми просветами и кантами, для других чинов — желтые с таким же вензелем (рисунок вензеля неизвестен, но на фотографиях конвойцы изображены исключительно с наплечными шнурами, в известных нам документах не упомятых); гусарские сапоги с розеткой.
Походная форма: фуражка — как парадная, но с серой тульей; доломан — серый с серыми же шнурами; чакчиры — серые с галуном и тесьмой; погоны и сапоги как при парадной форме.
РГВА. - ф.40147, оп.1, д.35, л.26
Там же. — д.16, л.126.
Там же. — д.14, л.97.
Коноплин И.С. Крестоносцы. — В кн.: «Белое дело». T.IV. — Берлин, 6.г. — с.163.
РГВА. - ф.40147, оп.1, д.1, л.1об.
Авалов П.М. В борьбе с большевизмом. — Глюкштадт - Гамбург, 1925. — с.213.
Там же. — с. 125.
РГВА. - ф.40147, оп.1, д.12, л.23.
Авалов П.М. - Указ. соч., с.211.
Там же. — с.536.
Там же. - с. 125.
РГВА. - ф.40147, оп.1, д.13, л.40-41.
Там же. - д.19, л.79об.
Там же. — л.63об.


1. Есаул Казачьей полусотни Конвоя.
2. Вахмистр Конвоя в походной форме.
3. Обер-офицер Конвоя в парадной форме.



Унтер-офицер Ф.Петрушков
Конвоец А.Гресс.
Командир Конвоя ротмистр Б.Левшин



Павел Рафаилович Бермондт *
Из казаков Уссурийского казачьего войска, родился 4. III. 1877. Получив музыкальное образование, в 1901 г. был зачислен вольнонаемным капельмейстером в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. У частник похода в Китай (1900-1901 гг.). В январе 1904 г., после объявления мобилизации, вступил в тот же полк добровольцем. В ходе русско-японской войны был трижды ранен, награжден Знаками отличия Военного ордена 4-й и 3 й ст. В декабре 1905 г. был произведен в прапорщики, в следующем году — награжден орденом Св. Анны 4-й ст.; тогда же его перевели в Уссурийский казачий дивизион. В 1906 1908 гг. состоял в распоряжении штаба Московского военного округа. В июне 1908 г. был произведен в хорунжие и переименован в корнеты с переводом в 1-й уланский С. Петербургский полк.
Участник I Мировой войны, награжден рядом боевых орденов, в 1918 г. — полковник. Играл активную роль в формировании промонархической Южной армии в Киеве, затем, с начала 1919 г. при активном участии немцев приступил к формированию на территории Германии добровольческого отряда из бывших русских военнопленных, затем переброшенного в Митаву (Латвия). 5.IX.1919 главкомом Сев. Зап. фронта генералом Н.И.Юденичем был назначен "командующим всеми русскими вооруженными силами, сформированными на территории Курляндии и Литвы". Вопреки запрещению Юденича начал боевые действия против латвийского правительства, за что был отстранен от командования, но этому приказу не подчинился. Тогда же был усыновлен грузинским князем Аваловым и с 9.Х.1919 стал называть себя князем Павлом Михайловичем Аваловым (в связи с чем в позднейшей историографии именуется Бермондт Аваловым). 1.XII.1919 г. присвоил себе звание генерал-майора. После демобилизации армии был интернирован в Германии, а затем переехал в Югославию. После установления власти левого правительства в Югославии в 1941 г. переехал в США, где и скончался в Нью-Йорке 27.1.1974 г.


Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 29-01-2012 17:45
 
Еще некоторые фото ЗДА
http://sammler.ru/index.php?s=a40a7cb3b73c05fa144883556304ae99&act=ST&f=196&t=7147
http://forum.dpni.org/showthread.php?t=15635&s=f897912a1a7dfe49e2ae5e38188e1e92
http://reibert.info/forum/showthread.php?s=b16d6cd46ff361eae51f6db52219e0cf&t=118259

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 02-02-2012 18:28
 
А.Дерябин. Белые армии Северо-Запада. 1918-1920. М., 2002

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АРМИЯ

Состав и организация

Зарождение первых белогвардейских частей на северо-западе России началось осенью 1918 г. при определенной материально-технической и финансовой помощи германских интервентов. 21 октября на добровольческой основе был сформирован Отдельный Псковский добровольческий корпус Северной армии (ОГТДК CA) под командованием генерал-майора А.Е. Бандама, в его состав вошли 1-я стрелковая добровольческая дивизия (три стрелковых добровольческих полка и два легких полевых батареи), инженерная рота, команда связи, автомобильная команда, Отряд внешней охраны Пскова, Псковский авиационный от-ряд, штабы и управления, партизанские отряды и Чудская флотилия (три корабля). Общая численность к концу октября — 3459 человек. После поражения под Псковом в конце ноября 1918 г. остатки корпуса отступили на эстонскую территорию и перешли под начало главнокомандующего вооруженными и сухопутными силами Эстонии генерал-майора И.Я. Лайдонера. в начале декабря корпус был переименован в Отдельный корпус Северной армии (OKCA) под командованием полковника г.г. фон Нефа, которого в конце декабря сменил полковник к.к. Дзерожинский.
К концу февраля 1919 г. OKCA состоял из 1-й (Западный отряд) и 2-й (Восточный отряд) стрелковых бригад и объединял трех генералов, 87 штаб-офицеров, 748 обер-офицеров, 83 военных чиновника, 3146 рядовых, трех священников, 25 врачей, девять сестер милосердия и 44 фельдшера — всего 4 148 человек. На вооружении корпуса имелось всего 2532 винтовки, 4 автоматических ружья, 28 пулеметов, 12 орудий и 300 шашек. К маю в корпусе насчитывалось 5,5 тысяч человек (3,5 тыс. штыков), из которых на штаб, интендантство и другие тыловые учреждения приходилось всего 400 чинов.
2 июня бригады были развернуты в 1-ю (1-й стрелковый Ревельский, Георгиевский стрелковый и 4-й стрелковый Гдовский полки и 1-й лег-кий артдивизион) и 2-ю (2-й стрелковый Островский, 3-й стрелковый Талабский, 53-й пехотный Волынский и Семеновский полки и 2-й легкий артдивизион, а также Отдельный партизанский отряд капитана Данилова) стрелковые дивизии, в командование корпусом вступил генерал-майор A.П. Родзянко. Корпус, выведенный из подчинения эстонско-го командования 19 июня «в виду выхода OKCA из подчинения главнокомандующего Вооруженными и Сухопутными силами Эстонии, а также большого протяжения фронта и весьма значительного численного состава строевых единиц корпуса», был переименован в Северную армию, «каковой он был в г. Пскове».
Начальник 2-й стрелковой дивизии генерал-майор м.в. Ярославцев характеризовал состояние армии в период ее наступления на Петро-град следующим образом: «в чисто военном отношении Родзянко поражал всех своей неутомимостью и энергией. Но в разгар майской one-рации технически положение создалось очень трудное для руководителя армии, и одной энергии было недостаточно. Сильно изменился дух и характер основной солдатской массы. Вначале большинство солдат были настоящие добровольцы, отдающие себе отчет, зачем, во имя чего идут. Много гимназистов, реалистов, студентов и т. п. Грабежей не было. Тыл был ничтожный. Штаб корпуса с интендантством и другими учреждениями не превышал 400 человек при 5500 человек всего состава корпуса. Вся эта картина быстро меняется с открытием майских наступательных операций. Удачное наступление, вернее — налет, и части сильно пухнут, принимая в себя красноармейцев. Беспрерывные бои и маневры не дают возможности сплотить части, производить обучение, разобраться в поступающем людском материале, в результате чего начинается распущенность, грабежи, неисполнение боевых приказов и тому подобное. В тылу, правда, появляются офицеры и чиновники из Финляндии, Англии и других стран, но, видя увеличение армии и необходимость увеличивать штабы и хозяйственные учреждения, стара-ются устраиваться в тылу на хороших должностях и всеми силами упираются при попытке отправить их на фронт. Отчасти этому способствует начальник тыла генерал Крузенштерн, который охотно забирает к себе всех являющихся офицеров и чиновников. На фронте большие потери, остро чувствуется недостаток опытных офицеров, а взять их негде. Начинается вражда с тылом.
Ввиду увеличения состава армии и района действий, пришлось сформировать несколько новых частей и штабов. Генерал Родзянко это и стал делать, но пересолил и создал много лишних частей, чтобы упрочить свое положение и удовлетворить многих жаждущих высших должностей, особенно своих друзей и конкурентов на власть. Были созданы лишние инстанции — корпуса. Вместо пяти пехотных дивизий и одной бригады, принимая во внимание их численность, можно было иметь всего три дивизии, и вместо восьми штабов — три. Совершенно не нуж-ны были отдельные управления тыла армии, инженерных частей, железнодорожных. Морской отдел, при отсутствии флота, был слишком велик. Многие «умные» офицеры, поднажившись в строевых частях, решали, что для них довольно, и уходили иод разными предлогами в тыл, устраиваясь там свободно, по своему желанию. На протесты их строевых начальников внимания не обращалось».
Государствами Антанты армии оказывалась определенная военная по-мощь. Так, в августе—октябре 1919 г. Великобритания предоставила ей 30 тыс. винтовок, 20 млн. патронов, 32 орудия, 59 тыс. снарядов, 4 танка, 6 самолетов и обмундирования на 40 тысяч человек.
10 июня указом Верховного правителя России адмирала A.B. Колчака главнокомандующим всеми Сухопутными и Морскими вооруженными силами, действующими против большевиков на Северо-Западном фронте, был назначен генерал от инфантерии H.H. Юденич (позднее он стал именоваться главнокомандующим войсками Северо-Западного фронта и Военным министром). Генерал Родзянко остался командующим Северо-Западной армией.
На 30 июня в армии насчитывалось 763 офицера, 13 962 штыка в пехоте и 487 сабель в кавалерии — всего 15 212 человек. 1 июля Северная армия, «в отличие от армии, оперирующей на Архангельском и Мурман-ском направлениях и ввиду выраженного желания английского командования в г. Ревеле» была переименована в Северо-Западную армию (СЗА). 3 июля в составе армии был сформирован 1-й (2-я и 3-я стрелковые ди-визии), 10-го — 2-й (1-я стрелковая дивизия и все отряды полковника Булак-Балаховича) стрелковые корпуса, технические, запасные, артиллерийские и броневые части и подразделения, в начале августа в СЗА имелось 825 офицеров, 8581 штык и 437 сабель, всего 9843 человека.
24 августа генерал Родзянко распорядился включить в 1-й стрелко-вый корпус 2-ю и 3-ю стрелковые дивизии и сформировать 3-й стрелковый корпус в составе 1-й и 5-й стрелковых дивизий (последнее было отменено). Кроме того, «для приведения армии к нормальной органи-зации» он приказал «прекратить формирование отдельных отрядов разных наименований, а уже сформированные свести в полки»: в 1-й дивизии — 1-й Георгиевский, 2-й Ревельский, 3-й Колыванский и 4-й Гдов-ский; во 2-й — 5-й Островский, 6-й Талабский, 7-й Уральский и 8-й Се-меновский; в 3-й — 9-й Волынский, 10-й Красногорский, 11-й Вятский и 12-й — «временно не формируется» (этим полком вскоре станет Тем-ницкий батальон); в 5-й — 13-й, 14-й и 15-й полки — «сформировать из отряда светлейшего князя Ливена. Присвоить наименование по усмот-рению светлейшего князя Ливена», 16-й Чудской полк. Конно-Егерский и Конный имени Булак-Балаховича полки находились в подчинении лично командующего СЗА.
Постепенно армия пополнялась и к 3 октября в строю насчитывалось 978 офицеров, 14098 штыков, 345 сабель, 786 пулеметчиков, 1342 артиллериста, 370 телефонистов, 350 чинов было в Танковом батальо-не, 130 — в Десантном морском отряде и 1750 — в запасных батальонах. Вместе с остальными отдельными командами общая численность составляла 20 700 человек.
С 8 октября корпуса стали именоваться армейскими, а дивизии и полки — пехотными. К Октябрьскому наступлению в СЗА входили:
1-й армейский корпус (генерал-лейтенант граф A.П. Пален).
2-я пехотная дивизия (генерал-майор м.в. Ярославцев).
5-й пехотный Островский полк — 500 штыков.
6-й пехотный Талабский полк — 100 штыков.
7-й пехотный Уральский полк — 540 штыков.
8-й пехотный Семеновский полк — 500 штыков.
Орудий: тяжелых — 20, легких — 4.
3-я пехотная дивизия (генерал-майор д. р. Ветрен ко).
9-й пехотный Волынский полк — 1200 штыков.
10-й пехотный Красногорский полк — 450 штыков.
11-й пехотный Вятский полк — 300 штыков.
12-й пехотный Темницкий полк (бывший отряд Данилова) — 300 штыков.
Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.

5-я пехотная (Ливенская) дивизия (полковник к. и. Дыдоров).
17-й пехотный Либавский (1-й л и венский) полк — 450 штыков.
18-й пехотный Рижский (2-й л и венский) полк — 450 штыков.
19-й пехотный Полтавский (3-й л и венский) полк — 350 штыков.
20-й пехотный Чудской полк — 350 штыков.
Орудий: тяжелых — 2, легких — 6.
Бронеавтомобилей — 2.

Не входили в состав дивизии:
Конно-Егерский полк — 500 шашек.
Отдельный Балтийский полк из состава эстонской Народной армии — 400 штыков, 100 шашекг 2 легких орудия.

2-й армейский корпус (генерал-лейтенант Е.к. Арсеньев). 4-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант князь Долгорукий).
13-й пехотный н ар веки й полк — 500 штыков.
14-й пехотный Литовский полк — 350 штыков.
15-й пехотный Вознесенский полк — 750 штыков.
16-й пехотный Островский (с 14 октября — Велико-Островский) полк — 1000 штыков. Орудий: тяжелых — 4, легких — 6.

Отдельная бригада, с 14 октября - 6-я пехотная дивизия (генерал-майор Ежевский).
21-й пехотный генерала Деникина полк — 800 штыков.
22-й пехотный Псковский полк — 800 штыков.
23-й пехотный Качановский полк — 180 штыков.
24-й пехотный Печерский полк — 600 штыков. Орудий: легких — 4, поршневых — 4.

Не входил в состав дивизий:
Конный имени Булак-Балаховича полк — 100 шашек, 500 штыков. Не входили в состав корпусов:

1-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант к. К. Дзерожинский).
1-й пехотный Георгиевский полк — 1000 штыков.
2-й пехотный Ревельский полк — 700 штыков.
3-й пехотный Колыванский полк — 650 штыков.
4-й пехотный Гдовский полк — 900 штыков. Орудий: тяжелых — 2/ легких — 4.
Танковый ударный батальон (полковник Хомутов) — 350 штыков.
Десантный морской отряд — 130 штыков.
Ямбургская стрелковая дружина.
Ударный батальон Шувалова.
Отдельный самокатный батальон
Дружина охраны путей сообщение
Военно-административная охрана.
Железнодорожный батальон.
Этапный батальон (при этапной части этапно-хозяйственного отделения штаба армии)
Шведский Белый легион.
Инженерная рота при 1-м армейском корпусе.
1-я авторота.
1-я автоброневая батарея.
Запасный батальон 1-й пехотной дивизии (900 штыков)տ Запасный батальон 3-й пехотной дивизии. Запасный батальон 2-го армейского корпуса (850 штыков). Запасный батальон отряда полковника Булак-Балаховича. 1-й и 2-й запасные артдивизионы.
Запасные обозные батальоны (роты) — при запасных частях. Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.
Отдельная танковая рота - 6 британских танков М к- V: «Первая помощь»,
«Белый солдат», «Капитан Кроми»г «Освобождение», «Бурый медведь» и «?».
Бронепоезда - «Адмирал Колчак», «Адмирал Эссен», «Талабчанин», «Псковитянин».
1-й, 2-й и 3-й авиаотряды.
Авиабаза СЗА.

Всего в армии насчитывалось 17 960 штыков, 700 сабель, 54 орудия, 500 пулеметов, 4 бронепоезда, 2 бронеавтомобиля и 6 танков.
В середине декабря армия была реорганизована. Штаб 1-го армейского корпуса был расформирован, а его личный состав обращен на формирование 1-й стрелковой дивизии; также были расформированы 4-я и 5-я пехотные дивизии. Из частей этих дивизий была сформирована 3-я стрелковая дивизия в составе стрелковых полков: Нарвского, Вознесенского, Либавского, Полтавского и Танкового. 2-я и 3-я пехотные дивизии были переименованы в 1-ю и 2-ю стрелковые дивизии, в каждую из которых входили по пять стрелковых полков (в 1-ю — Островский, Талабский, Уральский, Семеновский и Деникинский; во 2-ю — Волын-ский, Красногорский, Вятский, Темницкий и Печерский), по одному лег-кому артдивизиону (12 орудий), гаубичной батарее и артиллерийскому парку. Конно-Егерский и 1-й Конный полки составили Конную бригаду, при которой имелись Конная (4 орудия) и гаубичная (2 орудия) батареи. 1-я пехотная дивизия была переименована в Резервную.
По свидетельству русского историка C.B. Волкова, «армия понесла значительные потери пленными при ноябрьском (1919 г. — прим. А.д.) отступлении к эстонской границе (7 ноября 1919 г. в Гдове — 700 чело-век, 14-го в Ямбурге — около 600 и т. д.), кроме того, от подписания перемирия до заключения большевиками мира с Эстонией — с 31 декабря 1919 г. по 2 февраля 1920 г., из армии перебежало 7611 человек). В это Же время от болезней вследствие тяжелейшего положения армии в Эстонии и отношения к ней эстонских властей умерло до 8 тысяч че-ловек. в полках насчитывалось по 700—900 больных при 100—150 здоровых, количество больных, не помещенных в госпитали, достигало 10 тыс., общее число заболевших составляло 14 тысяч».
В конце ноября 1919 г. армию возглавил генерал-лейтенант П.В. Глазенап, в январе 1920 г. ־־־ генерал-лейтенант Пален, а 22 января, в свя-зи с подписанием мира между РСФСР и Эстонией, генерал от инфантерии H.H. Юденич подписал приказ о ликвидации СЗА.
Следует отметить, что в составе армии имелся Отдельный Балтийский полк, сформированный в начале 1919 г. в Эстонии из доброволь-цев — остзейских немцев. Организационно входил в состав эстонской армии, но с весны 1919 г. действовал вместе с Северо-Западной армией. Имел в своем составе конный эскадрон, с июня до начала октября 1919 г. входил в состав ее 3-й дивизии, затем действовал в составе 1-го корпуса. После заключения Эстонией мира с большевиками был расформирован.
Кавалерию СЗА составляли Конно-Егерский и Конный имени Булак-Балаховича полки. Первый был сформирован в составе опдк в октя-бре 1918 г. в Острове как Конный отряд полковника Бибикова (150 сабель). В начале 1919 г. входил в состав 1-й бригады, в июне 1919 г. развернут в полк (с присоединением перешедшей от красных конной части), состоявший в распоряжении командира 1-го стрелкового корпуса. Конный имени Булак-Балаховича полк был создан в составе OKCA в начале 1919 г. из личного состава Особого конного отряда ротмистра Булак-Балаховича. Поздней осенью в связи с присоединением к СЗА 1-го Конного имени генерала Алексеева полка (300 человек) из отряда Вырголича был переименован в 1-й Конный полк.
в 1919 г. в составе СЗА находились Танковый ударный батальон, сформированный в августе в качестве самостоятельной части, не входившей в состав корпусов, и Отдельная танковая рота, в ходе Октябрьского наступления батальон понес значительные потери, был слит с танковой ротой и вновь развернут в Танковый батальон с включени-ем в него всех имевшихся в армии танков.
Авиация СЗА была создана 10 июля и к 12 октября 1919 г. включала три отряда (всего 6 исправных самолетов «Ариэйт»). к декабрю три отряда вследствие изношенности аппаратов и выхода многих из строя свели в два (2-й истребительный существовал только на бумаге), в январе 1920 г. вся оставшаяся авиатехника была передана эстонцам.
Военно-морские силы СЗА в 1919 г. включали Нарвскую речную, Псковскую и Чудскую (создана 2 ноября 1918 г.) озерные флотилии, каждая из которых имела несколько небольших речных судов, в армии воевало до 250 морских офицеров и гардемаринов, входивших, по-видимому, в начавший формироваться 10 июня Морской Андреевского флага полк, переименованный йотом в Десантный морской отряд.

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 02-02-2012 18:42
 
Униформа

При создании ОПДК CA вопрос о форме одежды вызвал среди его организаторов продолжительные споры, в итоге сошлись на компромиссе — «сохранить все старое», т.е. форму существовавшую в бывшей Российской Императорской армии, с незначительными изменениями. Штабные чины имели погоны с шифровкой «Пс.к.», стрелки носили защитные погоны с малиновым трафаретом из цифр и букв (номер и первые буквы названия полка, например: «1.Пс.», «2.О.» и «З.Рж.»), артиллеристы и инженеры носили погоны с шифровкой «1.Пс.» и соответствующими спецзнаками (перекрещенные орудия, лопата и кирка). Офицерам стрелковых полков и артиллерии были присвоены золотые погоны, а инженерной роты — серебряные с малиновыми кантами, в дальнейшем при развертывании корпуса в армию эта система в це-лом оставалась неизменной, в отряде ротмистра Булак-Балаховича в 1-M дивизионе погоны были желтыми с синей выпушкой, во 2-м — малиновыми с желтой выпушкой. Прибор использовался серебряный (белый), фуражка — защитного цвета без кантов, шаровары — серо-синие с желтым кантом. Следует отметить, что у стрелков ОПДК была собственная одежда, причем у большинства — рваная, сапог было мало и многие ходили практически босыми.
В конце декабря 1918 г. в г. Ревель начал формироваться 1-й Русский офицерский партизанский отряд под командованием подполковника К. Бадендика. 22 декабря он приказал всем офицерам, чиновникам и добровольцам надеть кокарды и погоны. Последние должны были быть: в 1-й роте — армейские с красным просветом, во 2-й — армейские с синим просветом, в пулеметной команде — стрелковые с накладным пулеметом, в артиллерийском взводе — армейские с накладными пушками, в эскадроне — гусарские. На тулье фуражки и погонах носили знаки в виде черепа. На левый рукав было приказано пришить углом вверх рус-скую и эстонскую национальные ленты. 14 января 1919 г. дополнительно был установлен для чинов отряда зимний головной убор: меховая партизанская папаха с белым суконным верхом, у офицеров по белому полю — крест накрест офицерский галун по цвету погона, у добровольцев — черная тесьма.
В СЗА носили русское, реже — германское, а с осени 1919 г. — британское обмундирование. При этом для всех чинов корпуса (затем армии) на левом рукаве ниже плеча нашивался особый отличительный знак — угол из ленты национальных цветов, повернутый вверх; длина его сторон — 13,2 см, ширина — 2,5 см. Еще одним специфическим отличием для личного состава СЗА, непосредственно участвовавшего в боях, являлась белая ленточка на фуражках. Кроме того, известно, что в 1-м полку Ливенской дивизии во время второго Петроградского похода солдаты имели на груди большие белые кресты («чтобы своих узнавали»).
По воспоминаниям юнкера в. Киселевского, служившего в конной артиллерии СЗА в конце 1919 г., «... у красных не было особенной формы, в том-то и дело, что мы все были одеты одинаково, и иногда трудно было узнать, красные они или нет. Во-первых, большинство в Северо-Западной Добровольческой армии было одето англичанами. Солдаты были в английских солдатских шинелях, офицеры были в английском обмундировании, а те (красные. — прим. А.Д.) были в русских шинелях».
Многие полки и части СЗА носили присущую только им форму одежды или имели специфические детали обмундирования. Так, например, к 30 июня 1919 г. чины Либавского Добровольческого отряда светлейшего князя Ливена носили на касках германского образца русские металлические государственные гербы, т.е двуглавых орлов, в начале августа 1-й полк Ливенской дивизии носил особую форму, какую — пока неизвестно; в начале осеннего похода на Петроград 1-й полк получил британское обмундирование. Все ливенцы на погонах имели букву «Л».
По свидетельству очевидца, наблюдавшего первый парад войск Булак-Балаховича в Пскове: «Радовали взор давно не виданные на плечах погоны, особая выправка солдат и старорежимная форма. Личная дивизия «Батьки» («Особо-Сводная дивизия атамана Булак-Балаховича») имела желтые лампасы, желтые погоны, а на голове — маленькую папаху с желтым верхом». В народе их прозвали "желтыми попугаями". Отличительным элементом балаховцев в период их службы в Красной армии осенью 1918 г. были кубанки с желтым верхом. После перехода на сторону белых они стали носить на кубанках череп со скрещенными костями, заимствовав эту эмблему от партизанского отряда Пунина, ор-ганизованного русским командованием на Северном фронте в 1915 г. В этом отряде тогда служил сам Булак-Балахович.
Как вспоминал офицер Конной батареи (перешедшей на сторону белых в начале лета 1919 г.) A.С.Гершельман, в первых числах июля «вся батарея была почти исключительно составлена из кадровых солдат старых частей, в большинстве кавалеристов, солдат старых гвардейских полков. Одеты они были в мундиры Лейб-гвардии Гусарского Его Величества полка, и форму эту они берегли и возили с собой в походе, и во время стоянок или отпусков непременно в нее наряжались».
В. Горн в отношении офицеров СЗА писал: «Не удалось даже золотых погон заставить снять и переменить их на какие-нибудь попроще. Помню по поводу погон один свой разговор с генералом Юденичем после очередного заседания Совета министров. Генерал все время щеголял в широчайших генеральских золотых погонах; прощаясь с ним и глядя на его погоны, говорю ему: ־ Не находите ли Вы, Николай Николаевич, что необходимо немедленно издать приказ о замене золотых погон другими, ведь слово «золотопогонник» почти синоним «старорежимника» среди солдат?
־ Да, да, совершенно правильно, я подумал об этом, и соответствующий приказ уже распубликован по армиям, ־־־ ответил генерал Юденич».
Получить представление о форме одежды, принятой в СЗА в конце 1918 — начале 1919 г., позволяют следующие документы.
По приказу полковника Хомутова (военно-гражданское управление) за № 15, § 2 от 24 июня 1919 г. эмблемами в виде белого креста «покрываются левые рукава шинелей всех офицеров и военных чиновников».
Приказ по Отдельному корпусу Северной армии № 15 от 19 января 1919 г., § 1:
«Требую, чтобы у всех чинов корпуса были одеты погоны, кокарды. Начальникам частей следить за тем, чтобы подведомственные им чины имели бы воинский вид».
Приказ по Северному корпусу № 66 от 18 марта 1919 г., § 1:
«Приказываю впредь до установления формы всем чинам корпуса на левом рукаве под трехцветным национальным углом иметь белый крестик. Начальникам отрядов следить за исполнением сего приказа».
Приказ по Северному корпусу № 80 от 4 апреля 1919 г., § 4:
«Всем чинам корпуса являться на службу и быть при исполнении всякого рода служебных обязанностей обязательно по форме одетыми; кто же не успел обзавестись форменной одеждой, должен иметь присвоенные по чину знаки отличия, как-то: погоны, кокарду на головном уборе и установленные нашивки на левом рукаве».
Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 117 от 25 апреля 1919 г., § 6:
«Обьявляю приказ Главнокомандующего войсками № 137 от 14 апреля 1919 г.
Прежние русские погоны и кокарды предоставляются только для ношения офицерам и чиновникам Северного корпуса, которые, кроме того, обязаны носить на правом рукаве тесьму из русских национальных цветов и белый крест. Кроме офицеров Северного корпуса, никто не имеет права носить прежние погоны и кокарды русских офицеров».
Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 125 от 3 мая 1919 г., § 3ะ
«Форма одежды чинам отряда самозащиты присвоена Отдельного корпуса Се-верной армии».
Приказ по Отдельному корпусу Северной армии № 9 от 12 июня 1919 г., § 3:
«Командующий корпусом приказал восстановить для чинов военно-морского ведомства прежнюю форму одежды и ношение галунных погон».
Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 175 от 22 июня 1919 г., § 12:
«Объявляю при сем приказ по Отдельному корпусу Северной армии от 18 июня за Nū֊ 123.
§ 1. Тем гг. офицерам, кои не выражают желания ехать на фронт или служить в учреждениях и заведениях корпуса, приказываю немедленно снять форму.
Всем гг. офицерам и военным чиновникам, состоящим на службе в частях, учреждениях и заведениях корпуса, нашить на левый рукав отличительные знаки принадлежности к корпусу (шеврон из ленты национальных цветов и белый крест) и иметь при себе удостоверение на право ношения формы, выдаваемое за ответственностью их ближайших начальников.
§ 2. Начальникам частей представить мне список офицеров и военных чиновников, имеющих право жительствовать в г. Ревель и имеющих право ношения формы.
§ 3. Указываю на то, что большое количество офицеров в военной форме в Ревеле производит самое нежелательное впечатление».
Приказ по Стрелковому генерала Деникина полку № 2 от 2 ию-ля 1919 г., § 1:
«При сем объявляю для руководства и точного исполнения копии приказа по войскам Псковского района № 35 от 30 июня 1919 г., § 2:
Объявляю для сведения и точного исполнения телеграмму начальника Полево-го штаба Северного корпуса. Командующий армией приказал, чтобы все чины Се-верной армии немедленно имели пришитый на рукаве большой белый крест со штемпелем части. Сие приказание исполнить немедленно. 26 сего июня. № 416. Начальник Полевого штаба полковник Зейдлиц. Подлинный подписал: командую-щий войсками полковник Булак-Балахович».
Приказ по Северо-Западной армии № 156 от 20 июля 1919 г.:
§ 3. Походная форма 2-го стрелкового Островского полка.
При сем объявляю описание походной формы 2-го стрелкового Островского полка:
Шинель: ныне существующего образца, серого сукна, однобортная, пуговицы по середине, малиновые канты по воротнику, обшлагам рукавов, по борту и на хлястике. Петлицы черного сукна с малиновым кантом и пуговицами.
Рубаха*: защитного цвета с «глухим воротником» и карманами на груди, малиновые канты по верхнему краю воротника, ворота (имеется в виду планка на груди. — Прим. А.Д.), обшлагам и клапанам карманов.
Шаровары **: произвольного образца, защитного цвета, малиновый кант.
Фуражка: защитного цвета, три малиновых канта.
Погоны: Малиновые с белыми кантами и цифрой «2». у офицеров — золотые с малиновым просветом и белыми кантами».
(* Офицерам разрешается носить френч с кантами по верхнему краю ворот-ника, на обшлагах и клапанах карманов.
** Конные чины могут иметь темно-зеленого или темно-синего цвета)

Приказ по Северо-Западной армии № 186 от 8 августа 1919 г., § 1:
«Объявляю приказ Главнокомандующего Северо-Западным фронтом от 3 августа с. г. за № 9:
Все получаемое обмундирование и обувь приказываю обратить на снабжение фронта. Только после того, как потребность фронта будет удовлетворена, приступить к снабжению тыловых частей и учреждений. Командирам полков и равным им по власти начальникам донести мне по команде, когда, сколько и что ими будет получено».
Приказ по Северо-Западной армии № 207 от 1 сентября 1919 г., § 3:
«Разрешаю офицерам и чиновникам вне службы носить штатское платье».
Приказ по Северо-Западной армии № 220 от 19 сентября 1919 г.:
«Общее количество присланного пока обмундирования для солдат — 20 000 комплектов, в комплект входят шинель, френч, шаровары, ботинки, обмотки и снаряжение в половинном количестве.
По техническим условиям разгрузки английского парохода в Ревеле; обмундирование в Нарву будет прибывать партиями, из которых полные комплекты пери-одически будут подаваться на фронт.
Этого количества комплектов не хватит для выдачи всем солдатам армии.
Приказываю новое обмундирование и обувь выдавать только строевым солда՛ там, находящимся на фронте. От строевых солдат, которым будет выдано но-вое обмундирование и обувь, отбирать все старое обмундирование и обувь, кото-рые выдавать нестроевым солдатам и всем штабам, управлениям и учреждени-ям, а затем остальное присылать через соответствующих дивизионных и кор-пусных интендантов в склад интендантства армии при письменных сведениях с показанием числа предметов по наименованиям их. Эти присланные старые вещи поступят в дезинфекцию и починку и будут выданы солдатам тыла.
Офицерское обмундирование будет выслано дополнительно.
Ответственность и отчет по выдаче нового обмундирования и обуви и пере-даче старого необходимого нестроевым солдатам всех частей, а также пересыл-ка оставшегося старого интендантству армии возлагаю на начальников хозяй-ственных частей и приказываю всем строевым начальникам до командиров корпусов проследить за точным выполнением моего приказа.
Командирам корпусов, начальникам дивизий и командирам отдельных частей войск немедленно по получению комплектов обмундирования и обуви телеграфировать начальнику этапно-хозяйственного отдела (НЭХО) о количестве полученного.
Продажа как нового, так и старого обмундирования, белья и обуви будет ка-раться по всей строгости закона военного времени, причем покупатели понесут то же наказание; что и продающие.
На левом рукаве шинели и мундира нашить белые кресты со штемпелем части».
Приказ по Северо-Западной армии № 391 от 7 декабря 1919 г., § 2:
«Приказываю всем чинам, как на службе, так и вне ее, носить погоны и кокарды и всегда быть одетым по форме.
Приказ по армии № 207, § 3, отменяется».
Приказ по Северо-Западной армии № 393 от 7 декабря 1919 г., § 4:
«О форме одежды.
Начальникам частей выработать описание походной формы и в кратчайший срок проект описания представить мне через штабы дивизий на утверждение».

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 02-02-2012 18:53
 

7-й эскадрон Гусарского имени графа Келлера полка. В центре (в гусарских сапогах с розетками) - командир полка полковник Долинский. Ми тава, 1919 г.


Штаб Западной добровольческой армии, в первом ряду в центре - командующий армией П. Бермондт (Авалов)


Главнокомандующий войсками Северо-Западного фронта генерал от инфантерии H.H. Юденич (на переднем плане) и чины штаба 1-го строкового корпуса, 1919 г.


Генерал H.H. Юденич в Ливенской дивизии. Бивуак у станции Веймарн, 22 июня 1919 г.


Почетный караул ливенцев на станции Веймарн, 22 июля 1919 г.

Больше фотографий ЗДА - здесь: reibert.info/forum/showthread.php?t=118259

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 02-02-2012 19:18
 
ЗАПАДНАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ

Состав и организация

В конце 1918 г., после известия о революции в Германии, в Риге из офицеров бывших российских и германских армий начали формиро-ваться с согласия и при поддержке германского командования три особых отдельных стрелковых батальона — русский, латвийский и балтии-ский (немецкий). 6 января 1919 г. в Либаве из русских офицеров и добровольцев был сформирован Либавский добровольческий стрелковый отряд иод командованием ротмистра светлейшего князя A.n. Ливена. В июне он был переименован в Добровольческий корпус светлейшего князя Ливена. В его состав вошли Либавский добровольческий стрелковый отряд A.n. Ливена и Отряд имени графа Келлера иод командованием полковника П.Р. Бермондта (всего 9 стрелковых рот), пулеметная и инженерная роты, гаубичная батарея, броневой, авиационный и комендантский взводы.
В июле 1919 rğ роты были развернуты в три стрелковых батальона (1,5 тыс. штыков), сформированы Стрелковый дивизион (250 спешенных кавалеристов), эскадрон (150 сабель), 4-орудийная полевая и гаубичная батареи, броневой взвод (1 бронеавтомобиль), авиационный отряд (3 самолета), кадр железнодорожного батальона, бригада по эксплуатации железных дорог — всего до 3,5 тысяч человек. Существовал также и отряд под командованием полковника Вырголича.
6 июня отряды Ливена, Бермондта и Вырголича были объединены в Западный корпус Северной армии (назван так в отличие от OKCA, действовавшего в Эстонии). 18 июля полковники Бермондт и Вырголич отказались выполнить приказ об отправке их частей на нарвский фронт и вышли из состава корпуса. Части Ливена (под командованием полковника К.И. Дыдорова) в конце июля вошли в состав СЗА и реорганизованы в 5-ю стрелковую (Ливенскую) дивизию, состоявшую из 2 тыс. штыков, 4 тяжелых и 6 легких орудий, 2 бронеавтомобилей и 7 самолетов.
Части полковника П.Р. Бермондта стали формироваться на добровольческой основе в начале 1919 г. в Германии из бывших русских военнопленных. Их основу составила Зальцведельская отдельная конно-пулеметная команда, в мае они именовались Отдельным добровольческим партизанским отрядом имени генерала графа Келлера, в июне — Партизанским отрядом имени генерала от кавалерии графа Келлера, затем просто отрядом того же имени, а 18 июля, разделившись с ливенцами, были переименованы в Западный Добровольческий имени графа Келлера корпус, к 20 июля общая численность войск Бермондта составляла 12 тысяч человек, включая германские роты Железной дивизии полковника Бишофа.
Корпус состоял из штаба и частей, ему приданных, Управления Пластунской дивизии, 1-го пехотного Пластунского полка (3 батальона, 1-й — Пластунский имени генерала от кавалерии графа Келлера батальон), первых батальонов 2-го и 3-го Пластунских полков, стрелкового (запасного) батальона, кадров Гусарского имени графа Келлера полка, двух дивизионов 1-го артиллерийского полка и формировавшихся 1-го тяжелого артиллерийского дивизиона, броневого автомобильного дивизиона и инженерных частей, авиационного отряда и т. д.
5 сентября по приказу генерала Юденича все белые войска на территории Прибалтики были объединены в Западную Добровольческую армию (ЗДА) под командованием Бермондта, вошедшую в состав Северо-Западного фронта генерала Юденича. Эта армия включала 1-й и 2-й Западные Добровольческие корпуса, Железную дивизию, Германский легион, корпус полковника фон Дибича (около 3 тыс. человек), отряд капитана Плеве (3 тыс. человек), а также Речную флотилию на р. Аа-Курляндская — общей численностью до 45 тыс. человек при 100 орудиях, 600 пулеметах, 50 минометах, 120 самолетах, 3 бронепоездах и 10 бронеавтомобилях. Всего с учетом тыловых учреждений и команд набралось 51—52 тысячи человек, в том числе - около 40 тысяч гер-манских добровольцев, в состав 1-го Западного Добровольческого име-ни графа Келлера корпуса входили: Пластунская дивизия (1-й Пластунский полк - 3 батальона, 57 пулеметов и 8 минометов — всего 2,5 тыс. штыков; 2-й Пластунский полк -1,5 батальона, 30 пулеметов и 4 ми-номета — всего 1200 штыков; формировавшиеся 3-й из 300 штыков и 4-й из 400 штыков пластунские батальоны; батальон 34-ГО пехотного Севского полка); батальон лейтенанта Боде (700 штыков) и пулеметная команда Крафта (8 пулеметов, 125 штыков); 1-й артполк (2 диви-зиона — 12 орудий, 600 человек); Отдельный тяжелый артидивизион (2 батареи — 4 орудия, 250 человек); 1-я и 2-я конная батарея; Гусарский имени графа Келлера полк (2 эскадрона — 300 человек); Конвой-ный эскадрон (при нем — казачья полусотня, всего 210 человек); бронедивизион; авиадивизион (2 авиаотряда, 12 самолетов); личный состав бронепоезда; саперная и комендантская (200 человек) роты; строительный батальон лейтенанта Маврициуса (1000 человек) и тыловые команды и учреждения. Всего около 10 тысяч человек при 7 тысячах боевого состава, 12 легких и 4 тяжелых орудиях, 100 пулеметах, 12 минометах и 12 самолетах.
Железная дивизия полковника Бишофа состояла из трех пехотных Курляндских полков (в 1-м — 3 батальона, 82 пулемета и 10 минометов — всего 2400 человек; во 2-м 4 — батальона, 85 пулеметов и 6 минометов — всего 3200 человек; в 3-м — 4 батальона, 83 пулемета и 6 минометов — все-го 3200 человек), Егерского батальона (24 пулемета, 4 миномета и 4 ору-дия — всего 800 человек), отряда Россбаха (1200 человек), Пулеметной ба-гарей Люца (24 пулемета, 400 человек), 1-го Курляндского артполка (6 легких батарей — 24 орудия, 1200 человек; 2 тяжелых батареи — 8 орудий, 400 человек), Курляндского конного полка (4 эскадрона, 600 человек, 8 пулеметов), Саперного батальона (3 роты, 600 человек, 15 пулеметов), технических и тыловых частей. Всего в дивизии было около 18 тысяч человек при боевом составе в 15 тысяч.
9 октября 1919 г. П.Р. Бермондт (уже как Павел Михайлович Авалов) вошел в Центральный совет Западной России, в гот же день приказом Юденича войска ЗДА были исключены из состава Северо-Западного фронта. Армия пыталась взять Ригу, продолжая бои с красными, в ноябре, после перехода в контрнаступление латвийских войск, ЗДА через Литву ушла в Восточную Пруссию, где интернирована. 2 декабря упразднена, ее части стали именоваться Войсковой группой генерал-майopa князя Авалова, переименованной позже в Русский отряд на территории Германии, к июню 1920 г. в нем было не более 5 тысяч человек.
Отряд полковника Вырголича с 28 июля подчинялся командиру Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса, а 5 августа был развернут во 2-й Западный Добровольческий имени графа Келлера корпус. Осенью он включал 1-й Стрелковый полк (1,5 тыс. человек с двумя орудиями), артиллерийский дивизион (8 орудий), 1-й Конный имени генерала Алексеева полк (400 человек) и технические части (авиаотряд — 6 самолетов, 2 саперные роты, тыловые команды и учреждения). Боевой состав корпуса достигал 3,5 тыс. человек при общей численности до 5 тыс. человек.
Авиация Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса начала создаваться в июне 1919 г. и находилась под командованием подполковника Б.Н. Фирсова. Уже в августе были сформированы Кор-пусной авиаотряд имени графа Келлера (12 самолетов) и авиаотряд при войсках полковника Вырголича («1-й колчаковский» авиаотряд). Познее в состав бермондтовской авиации вошли германские авиаполки Вейшенка и Заксенберга (по 32 самолета в каждом), а также авиация Железной дивизии (28 самолетов), причем все авиачасти были укомплектованы почти исключительно немцами. Всего осенью в авиации насчитывалось до 140 машин.

Униформа

С самого начала формирования отряда Бермондта немцы оказывали ему широкую финансовую и материальную помощь, в связи с чем части его носили германскую форму одежды (включая стальные каски), снаряжение и вооружение. Отличительной эмблемой бермондтовцев являлся восьмиконечный православный нарукавный крест. Его описание было объявлено в приказе но Отряду имени генерала от кавалерии графа Келлера за № 140, §14 от 4 июля 1919 г. Крест, высотой 9 см и шириной 1 см, был из серебряного галуна для офицеров, военных врачей и подпрапорщиков, белой тесьмы — для прочих чинов. Нашивался на левом рукаве, посередине между плечом и сгибом локтя. Этот крест — как нарукавный знак Северной армии — был установлен ее командую-щим графом Ф.А. Келлером в начале ноября 1918 г.
Фуражки носились с различными околышами — синими, белыми, красными. Пластуны имели малиновые погоны. Знаки различия и кокарды были оставлены старого русского образца. 6 сентября 1919 г. при-казом по войскам Западной Добровольческой армии лицам, находившимся на службе в армии не менее 1 месяца, предоставлялось право на ношение на груди знака Мальтийского черного креста. Этот крест яв-лялся как бы еще одним отличием армии Бермондта. Он был утвержден приказом за № 24 от 4 марта 1919 г. «для отличия чинов отряда от прочих интернированных в лагере Зальцведель».
Ниже приведен ряд архивных документов, позволяющих более точно описать униформу, принятую в ЗДА
Приказ по Отряду имени генерала от кавалерии графа Келлера № 130 от 24 июня 1919 г., § 8:
«Объявляю для сведения и руководства описание формы одежды чинов и таблицу приборных сукон частей отряда.
Приложение: Описание и таблица (отсутствуют. — Прим. А.Д.)»
Приказ по Отряду имени генерала от кавалерии графа Келлера
№ 141 от 5 июля1919 г., § 18:
«Начальникам отдельных частей строго следить за тем, чтобы чины Отряда носили погоны, соответствующие родам оружия и кокарды установленного образца».
Приказание по Отряду имени генерала от кавалерии графа Кел-лера № 26 от 11 июля 1919 г.:
«Обратить внимание на однообразие одежды».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 6 от 23 июля 1919 г., § 5:
«Вновь подтверждаю, чтобы все чины корпуса носили установленную форму и погоны».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 7 от 24 июля 1919 г., § 1.
«Мною замечено, что нарукавный крест у некоторых, состоящих в корпусе лиц, не соответствует форме; объявленной в приказе по Отряду № 140, §14. Приказываю всем начальникам отдельных частей обратить на зто свое внима՛ ние и принять меры к тому; чтобы нарукавный крест строго соответствовал установленному в приказе образцу».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 20 от 4 августа 1919 г.:
«Подтверждаю к неуклонному исполнению приказы мои по Отряду и корпусу:
Приказ по корпусу № 4, § 2.
Мною замечено, что чины корпуса позволяют себе одеваться в какую-то фантастическую форму; для чего переделывают выдаваемое им обмундирование.
Такая распущенность и такое неуважение к установленной мною приказом форме одежды вызывает во мне глубокое возмущение. Виновные будут уплачивать полностью за испорченное обмундирование и две недели строгого ареста».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 21 от 5 августа 1919 г., § 3:
«При сем объявляю форму обмундирования для чинов зтапно-ветеринарного лазарета при вверенном мне корпусе:
Покрой мундира, шаровар и шинели, согласно приказа по Отряду за № 130, § 8 со следующими изменениями:
Фуражка с синим околышем и белыми кантами по тулье, верхнему и нижнему краю околыша, черным подбородным ремнем, прикрепленным двумя металлическими белыми, с государственным орлом, пуговицами.
Мундир. Обшлага рукавов мыском, по нижнему краю воротника синий кант.
Сапоги кавалерийского образца со шпорами.
Погоны синего цвета с белыми выпушками, желтым металлическим накладным вензелевым изображением «К» и короной».
Конспект собеседования с добровольцами Западного Добровольческого имени генерала от кавалерии графа Келлера корпуса (утвержден командиром корпуса 5 августа 1919 г.):
«...4. Условия и способ формирования нашего корпуса:
...2) От каждого добровольца требуется строгое соблюдение установленной формы одежды, аккуратное отношение к оружию, снаряжению и патронам, а также взаимное приветствие как внешнее проявление дисциплинированности и показатель внутренней спайки в частях корпуса».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 23 от 7 августа 1919 г., § 2ะ
«Командирам отдельных частей немедленно не позже 12 часов 9-го сего авгу-ста представить мне сведения, кто из чинов корпуса позволил себе переделать казенные мундиры, не согласуясь с установленной мною формой одежды в при ка-зе. Те, кто одеваются паяцами, тем нет места в корпусе. Прошло то гнусное время, когда воинские чины одевались как им угодно, я требую, чтобы все были одеты как один.
Ожидаю справедливых донесений, дабы я мог предпринять соответственные меры. Донесение жду к 12 часам дня 9-го числа».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 28 от 12 августа 1919 г., § 1.
«Замечено, что чиновники вверенного мне корпуса носят не присвоенную им форму одежды, как то: кокарды офицерского образца и погоны, не соответствующие их чинам.
Ввиду сего приказываю чиновникам носить установленную для них форму одежды: круглые чиновничьи кокарды на околыше фуражки и погоны, прибор и просветы на них в соответствии с формой, присвоенной той части или учреждению, в которых они состоят на службе, должны точно соответствовать тому чину: который присвоен данному лицу; а если он классного чина не имеет, то должен носить погоны, присвоенные чиновникам с чином XIV класса. Чиновники же, состоящие в Гражданском управлении вверенного мне корпуса, имеют право но-сить, согласно действующим законам, погоны или по чину; или по должности, причем для руководства объявляю нижеследующее расписание должностей с указанием класса, присвоенного каждой должности:
Начальники отдела — V класс.
Помощники начальников отделов и начальники отделений — VI класс.
Заведывающие канцелярией — VII класс.
Секретари, чиновники особых поручений, переводчики — VIII класс.
Делопроизводители — IX класс.
Помощники делопроизводителей — XII класс.
Сотрудники особого назначения — XIV класс».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 33 от 15 августа 1919 г., § 4:
«В дополнение приказа по корпусу № 21, § 3 установить форму обмундирова-ния для ветеринарных врачей корпуса такую же, как и для зтапно-ветеринарного лазарета корпуса со следующими дополнениями:
Мундир однобортный с 8 металлическими белыми пуговицами (с государственным орлом).
Клапаны карманов кавалерийского образца с 6 пуговицами; на тыльной стороне обшлагов по две пуговицы малого размера.
Обшлага рукавов, борт и клапаны карманов — с синим кантом; шаровары — с синим кантом; пальто — по нижнему краю воротника синий кант».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 34 от 16 августа 1919 г., § 3:
«Обращаю внимание командиров отдельных частей и управлений на то, что-бы подчиненные им младшие чины носили нарукавный крест из серебряного галуна, согласно формы, объявленной в приказе по Отряду № 140, § 14, и ни в коем случае не допускали никаких отступлений от установленного образца».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 38 от 20 августа 1919 г., § 6:
«Замечено, что многие младшие чины вверенного мне корпуса, хотя и одеты в мундир и фуражки, но без кокарды и без нарукавного креста. Начальникам частей строго следить, чтобы все подчиненные мне чины были одеты по форме однообразно, с установленными для корпуса отличительными знаками».
Приказ по авиации Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса № 2 от 22 августа 1919 г.
«§ 1. Объявляю к неуклонному исполнению § 6 приказа по корпусу от 20 авгу-ста за № 38י· Замечено, что многие младшие чины вверенного мне корпуса ходят одетыми в мундиры и фуражки, но без кокарды и без нарукавного креста. Началь-пикам частей строго следить, дабы все подчиненные им чины были одеты по форме однообразно с установленными для корпуса отличительными знаками....
§ 4. Мною замечено, что некоторые гг. офицеры в свободное от службы время носят штатское платье. Такое положение считаю ненормальным, ибо приказа о разрешении носить штатское платье не было, с виновных буду строго взыскивать».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 57 от 9 сентября 1919 г., § 1:
«Замечено, что некоторые части при исполнении ими служебных обязанностей (как-то: караулы, патрули и другие наряды) не однообразно одеты. Предла-гаю начальникам отдельных частей строго следить за однообразием формы одежды подчиненных им чинов и всю ответственность за исполнение зтого приказа возлагаю на начальников отдельных частей».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 59 от 11 сентября 1919 г., § 6:
«Объявляю по вверенному мне корпусу § 4 приказа по Западной Добровольческой армии № 2 от б сентября 1919 г. :
Замечено; что многие из младших чинов армии бывшей иностранной службы носят неприсвоенные им погоны и кокарды. Подтверждаю, что офицерскую кокарду и погоны подпрапорщика могут носить только бывшей иностранной службы заместители офицеров. Остальные носят форму в соответствии с русскими званиями:
иностранной службы ефрейтор — погоны с одной нашивкой.
иностранной службы унтер-офицер — погоны с двумя нашивками.
иностранной службы сержант и вице-фельдфебель — с тремя нашивками.
иностранной службы фельдфебель — погоны с одной галунной поперечной нашивкой».
Приказание по Западной Добровольческой армии № 2 от 15 сен-тября 1919 г.

Командующий армией приказал:
«Подтвердить, что ношение аксельбантов разрешается только тем чинам Западной Добровольческой армии, которым они присвоены по занимаемой ими штатной должности».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 41 от 14 октября 1919 г., § 1:
«Приказываю всем военнослужащим армии при одетых в рукава шинели обязательно носить пояса поверх шинели».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 49 от 18 октября 1919 г., § 1.
«Согласно поступившего ходатайства присваиваю на погоны офицерским чинам, состоящим для поручения при мне; а также моим личным адъютантам вензеля моего имени с княжеской короной, взамен вензеля, присвоенного чинам Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса».
Приказ по авиации Западной Добровольческой армии № 31 от 19 октября 1919 г., § 2:
«Объявляю приказ по армии от 14 октября за № 41, § 1. Приказываю всем военнослужащим армии при одетых в рукава шинелях обязательно носить пояса поверх шинели».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 52 от 22 октября 1919 г., § 4:
«Объявляю в особом приложении утвержденную мною форму одежды для Казачьей полусотни при моем конвое.
Приложение: Описание формы одежды.
1. Головной убор: фуражка с козырьком, околыш — малиновый, верх — серый, верхний кант — малиновый, два нижних — черные.
2. Мундир: серый, германский, воротник стояче-отложной, петлицы — малиновые с черным кантом, на левом рукаве — белый восьмиконечный крест. Пого-ны — малиновые с черным кантом.
3. Серые германские рейтузы с малиновыми лампасами, нашитыми шириной в 1,5 вершка (6,6 см. — Прим. А.Д.).
4. Высокие кавалерийские сапоги без шпор.
5. Шинель: германская, серого цвета, с погонами и петлицами как на мундире».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 59 от 29 октября 1919 г., § 2:
«Объявляю утвержденную мною форму одежды чинов моего Конвоя.
Приложение. Описание формы одежды.
Парадная форма
1. Фуражка: синий верх, желтый околыш, один белый кант по верху; два чер-ных по низу.
2. Доломан: синий, у офицеров — с серебряным жгутом, у младших чинов — с белым жгутом, у унтер-офицеров — галун на воротнике и обшлагах.
3. Чакчиры: синие, у офицеров — с серебряным галуном, у младших чинов — с белой тесьмой.
4. Сапоги: гусарские с розеткой.
5. Погоны: у офицеров серебряные, гусарские; с желтым просветом и желтой выпушкой, и серебряным вензелем «А» и княжеской короной, у младших чинов — желтые с серебряным вензелем «А» и княжеской короной.
Походная форма
1. Фуражка: серый верх, желтый околыш; один белый кант по верху, два черных по низу.
2. Доломан: серый с серыми жгутами, у унтер-офицеров на воротнике и на об-шлагах — галун.
3. Чакчиры: серые, у офицеров с серебряным галуном, у младших чинов — с белой тесьмой.
4. Сапоги и 5. Погоны — как при парадной форме».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 60 от 29 октября 1919 г., § 2:
«В течение периода бывших боев с 8 по 10 октября под Ригой и ныне, в боевой обстановке настоящего времени, чины частей Железной дивизии и Немецкого легиона выказали отличное мужество, стойкость и неустрашимость.
В воздаяние отличной боевой службы названных частей награждаю по 10 человек в каждой роте; батарее и эскадроне правом ношения Мальтийского черного креста, присвоенного ныне всем чинам Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 61 от 31 октября 1919 г., § 4:
«Чинам штаба армии присваиваю форму одежды, установленную приказом № 33, § 4 по штабу Западного Добровольческого имени графа Келлера корпуса для чинов штаба названного корпуса, но без вензелевого изображения «К» и короны на погонах; причем по отделу дежурного генерала адъютантская форма присваивается следующим лицам: дежурному генералу, старшим адъютантам отделений, их помощникам и командированным адъютантам; дежурному генералу и помощникам адъютантов — без аксельбантов.
Чинам, состоящим ранее на службе в Западном Добровольческом имени графа Келлера корпусе в течение не менее одного месяца при переводе в штаб армии разрешается ношение на погонах вензелевого изображения «К» с короной».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 93 от 2 ноября 1919 г·, §1:
«Еще раз обращаю внимание на приказ по армии от 28 октября 1919 г. за № 62, § 9й, согласно которому ношение офицерской кокарды разрешается только офицерам, начиная с подпрапорщика. Младшим чинам ношение офицерской кокарды строго запрещается и виновные будут строго наказаны».
Приказ по Западной Добровольческой армии № 25 от 10 ноября 1919 г., §1:
«Всем командирам частей строго следить за однообразием формы одежды при несении частями караульной службы.
8 ноября один из караульных нарядов был в фуражках. Если этот недочет произошел из-за отсутствия касок; то таковые немедленно получить в корпусном интендантстве корпуса имени графа Келлера».
Приказ по Западному Добровольческому имени графа Келлера корпусу № 1 от 1 января 1920 г., § 4Ş.
«Плац-адъютантам иметь на левом рукаве белую повязку с надписью химиче-ским карандашом или нашитыми синими буквами «Плацъ-Адъютантъ».
В приказе по 2-му Западному Добровольческому отряду № 10 от 13 января 1920 г., § 2, говорилось, что в 4-й Ударной группе штабс-капитана Попова «...упускают из внимания только существенные мелочи — необходимо везде и всегда неуклонно обращать внимание на выправку каждого в отдельности добровольца, на однообразное одевание фуражек, подтянутые пояса и т. п. Как бы одежда плоха ни была, ее всегда-таки можно оправить и одеть как следует...».
Приказ Корпуса светлейшего князя Ливена по Отряду полковни-ка Вырголича № 54 от 5 августа 1919 г., § 1:
«...Форма одежды для корпуса (имеется в виду 2-й Западный Добровольче-ский корпус. — Прим. А.д.) устанавливается нижеследующая: для всех родов войск защитные:
а) Френч: для кавалерии с четырьмя карманами, пехоты — с двумя нижними.
б) Погоны малинового цвета, с обратной стороны защитного, у кавалерии — с черным кантом.
в) Шифровка «2», а над номером соответствующие эмблемы.
г) На левом рукаве национальных цветов угол верхом к погону на четыре паль-ца от плеча, ребра — по 2 вершка (8,8 см. — Прим. А.Д.), на линии концов ребер угла — ранее установленный отрядный значок (белый крест на синем поле. — Прим. А.Д.).
д) Шаровары типа «бриджес» без кантов.
г) Фуражка защитная с защитными кантами и кокардой старого российского образца. Козырек защитного цвета. Для артиллерии и Авиационного отряда — фуражки старого образца, но с малиновым кантом. Рядовым добровольцам — без козырька.
Примечание: для офицеров, военных чиновников и подпрапорщиков — погоны старого российского образца по родам войски, но с малиновым просветом.
ж) Обувь: башмаки с бинтами, низкие сапоги, сапоги и башмаки с крагами, по мере возможности придерживаясь в каждой части однообразия.
Рисунки формы френча будут разосланы дополнительно, причем со дня рассылки по истечении месяца одеться всем по форме и начальникам всех степеней строго следить за соблюдением таковой.
Для штабов корпуса, дивизий — малиновая круговая ленточка в 1/2 дюйма (1*27 см — Прим. А.Д.) шириной, нашитая на верхней части околыша, и малиновый кант по обшлагу рукава...».

Николай
Active User




From: Воронеж
Messages: 1425

 Russian White Army in the Northwest. 1919
Sent: 02-02-2012 19:24
 

Капитан 1-го Русского офицерского партизанского отряда, 1918 г.


Старший унтер-офицер 1-го стрелкового Псковского полка Отдельного Псковского добровольческого корпуса, 1918 г.


Штабс-капитан 1-го Русского офицерского партизанского отряда, 1918 г.


Ефрейтор 2-го дивизиона отряда БулаК-Балаховина, 1918-1919 гг.


Рядовой 1-го дивизиона отряда Булак-Ба.шховича, 1918-1919 гг.
Поручик 1-го стрелкового полка, лето 1919 г.


Рядовой 2-го стрелкового Островского полка, 1919 г.


Старший унтер-офицер 1-го стрелкового (пехотного) полка в британской форме, лето-осень 1919 г.
Капитан 2-го стрелкового Островского полка, 1919 г.


Рядовой отряда светлейшего князя Ливена, 1919 г.
Рядовой пулеметной команды 5-й (Ливенской) дивизии, 1919г.
Поручик 5-й (Ливенской) дивизии, 1919 г.


Чиновник этапно-ветеринарного лазарета Западного Добровольческого корпуса, 1919 г.
Нарукавная эмблема Западной Добровольческой армии, 1919 г.
Вахмистр Конвоя командующего Западной Добровольческой армией в парадной форме, 1919 г.
Капитан в должности адъютанта штаба 2-го Западного Добровольческого корпуса, 1919 г.


Рядовой стрелок 3-й Русской армии, 1920 г.
Поручик стрелковых частей 3-й Русской армии, 1920 г.
Подпоручик Русской Народной Добровольческой армии, 1920 г.

1 - 10  11 - 20   21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
New Products
Russian warrior, XIII century; 28 mm
Russian warrior, XIII century; 28 mm
$ 2.28
Russian warrior, XIII century; 28 mm
Russian warrior, XIII century; 28 mm
$ 2.28
Russian warrior, XIII century; 28 mm
Russian warrior, XIII century; 28 mm
$ 2.28

Statistics

Currently Online: 4 Guests
Total number of messages: 2677
Total number of topics: 295
Total number of registered users: 709
This page was built together in: 0.0947 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce