Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: The Battle for Baku (May-September 1918) -- Page 2  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10  11 - 20  21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 12-04-2012 01:20
 
Уважаемый alwin продолжает радовать нас публикациями о Гражданской войне в Туркестане. Сегодня он выложил в блоге несколько газетных публикаций большевиков Ташкента, которые затрагивают и вопрос о борьбе в Баку.

"Наша газета". Ташкент. № 176 от 24 августа 1918 года

Ташкент 24 августа
На чрезвычайном заседании 16 июля Бакинского районного Совдепа совместно с районными советами, судовыми комитетами и военно-революционным комитетом красной армии обсуждался весьма важный вопрос о том, приглашать или не приглашать англичан для совместной борьбы с турецко-германскими бандами, угрожающими Баку.
Угроза Баку была очень реальной после отступления советской армии до Шемахи и Керара.
Часть рабочих, распропагандированная подпольными агитаторами-черносотенцами, правыми эс-эрами и меньшевиками, действующими совместно с агентами английского империализма, поддалась обывательской панике и склонна была присоединиться к «английской ориентации», т.е. высказаться за приглашение наших бывших союзников.
У нас не имеется резолюции чрезвычайного заседания Бакинского совдепа, однако, на основании имеющихся сведений, мы можем положительно утверждать, что «английская ориентация» потерпела крах.
Бакинский пролетариат не счел для себя возможным войти в соглашение с империалистической кликой, хотя бы английской.
Председатель Бакинского совнаркома Шаумян в докладе своем совдепу сказал: «англичанам нужна оборонительная линия Керманшах-Энзели-Баку, которая закрывает Каспийское море и Туркестан от германцев. В лучшем случае они могут укрепить только Баку, но ни шагу далее.
Это во-первых. Во-вторых, пусть кто-нибудь из вас, который считает себя серьезным человеком, задаст себе вопрос и ответит на него: не пожелают ли англичане, укрепившись здесь, при помощи некоторых несоветских сил похоронить советскую власть и устроить здесь английскую колонию.
Я категорически утверждаю, что приглашение англичан, не давая нам значительных сил для ведения борьбы, может только превратить Баку в собственность англичан и для России Баку погибнет навсегда.
Достаточно хоть чуточку вдуматься в положение вещей, чтобы было ясно, что это /приглашение англичан/ будет означать воцарение у нас, это будет началом войны империалистов за дележ России… Сторонники англичан и французов утешают себя тем, что союзники будут умирать за нас, а сами оставят нам нашу независимость. Это невероятная близорукость, детская наивность, как невероятная близорукость будет и надежда на то, что англичане окажут нам помощь, НЕ ВМЕШИВАЯСЬ В НАШИ ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА».

Мы уверены, что пролетариат Баку согласился с доводами Шаумяна.
Соглашение с империалистами прежде всего означает гибель диктатуры пролетариата. Говорить, что империалисты пойдут нога-в-ногу с пролетариатом, это значило бы утверждать величайшую нелепость, это значит забыть бесчисленные уроки истории, представляющей беспрерывную борьбу двух миров - пролетариата и буржуазии.
Предположение о возможности совместной работы рабоче-крестьянской власти и обнаглевшим империализмом является необъяснимой потугой совместить несовместимое и объять необъятное.
Впрочем, оставим общие рассуждения и ссылки на уроки истории. То, что мы видим теперь, в настоящую минуту достаточно убедительно доказывает, чего нужно ожидать от империалистов.
Во всяком случае, советская власть поддержки от них не увидит.

В № 142 Известий Бакинского совдепа от 20 июля напечатано:
«За последние дни положение на Мурмане приняло характер враждебных действий против советской власти. Англо-французско-сербскими войсками занята вся жел.дор.линия от Мурманская до Сороки. За вчерашний день неприятель продвинулся на 11 верст к югу от Сорок. По всей жел.дор.линии установлен неприятельскими войсками контроль. Отказывающихся подчиняться приказаниям англо-французского командования ожидает расстрел. В Кеми по приказанию английского командования расстреляны члены совдепа: Малышев, Каменев и Вицун. Арестован политический комиссар Герасимов. Сороки взяты англичанами после предварительного обстрела с моря крейсером. Нашими частями, отступившими от Сорок, вывезено имущество и продовольствие».
Это означает, что мы фактически с нашими бывшими союзниками находимся в положении войны. И первая же победа противника увенчалась расстрелом членов совдепа.
На чьей стороне симпатии бывших союзников, определенно видно хотя бы их отношения агентов всевозможных миссий к вожакам контрреволюционных сил.
При посещении 14 июля Самары Дутовым последний был встречен на вокзале агентом французской миссии Темэ.
Бесспорно установлено, что контрреволюционные выступления питаются англо-французскими капиталами.
О намерениях англичан относительно Туркестана имеется очень важное указание в речи Шаумяна, произнесенной на чрезвычайном заседании Бакинского совдепа 16 июля.
Шаумян в своей речи огласил выдержку из письма комиссара Сталина на имя Шаумяна. Вот она: «Очень просим содействия и помощи оружием и людьми Туркестану, с которым англичане стараются сыграть злую шутку».
Если принять во внимание концентрацию английских сил у Энзели, то эта вудержка принимает огромное значение. Мы должны заметить, между прочим, что оккупация англичанами Персии в последнее время идет полным темпом. Мы должны быть ко всему готовыми.
Причем наша ориентация должна неизменно базироваться на резолюции 5-го съезда советов, которая гласит: «Советская Россия даст самый решителный отпор любой попытке любого из империалистических правительств посягнуть на территорию России. Советская Россия будет беспощадна к тем врагам народа, которые, как это делают правые эсеры, изменники из Мурманского «Крайсовета», меньшевики на Кавказе и т.п. - предают социалистическое отечество националистам той или иной коалиции».
Катулин.

"Наша газета". (Номер неизвестен, скорее всего, где-то в районе 20 сентября 1918 года)

НОВЫЙ УРОК

Когда руководящая пролетарская партия большевиков, вынесшая на своих плечах всю тяжесть саботажа и беспрестанных контрреволюционных выступлений, вынуждена была прибегать к расстрелам и арестам, вечные враги, да и временные друзья вопили о варварстве большевиков, об их неслыханной в истории жестокости и т.д. и т.д.
Все считали нужным протестовать против «института» смертной казни: левые эс-эры, сами подписавшие смертные приговоры врагам революции, и уже, конечно, меньшевики и правые социалисты-революционеры, из которых последние забыли о своей прежней практике в этой области, а первые забыли о том, что сами некогда проповедывали неизбежность террора при диктатуре пролетариата.
Они возмущались закрытием газет, арестами и расстрелами, возмущались лицемерно, втайне поджидая того момента, когда вместе со всей осатаневшей буржуазией им удастся свалить великий колосс революции, российский пролетариат, чтобы неслыханными жестокостями отомстить ему за отнятое господство, за его желание освободиться от всяческого рабства.
И там, где им временно удавалось одержать частичную победу, их ярость переходила в исступление. Перед нами картина их владычества в побежденной Украине, Финляндии и Сибири. Кровавые уроки! Казалось, они должны были раз навсегда заткнуть рот лицемерным негодяям и трусливым простакам. Казалось бы, нет места лицемерию - маски сорваны, и нет места простодушию и сантиментальности. Все ясно; закрыта вся подоплека, вся сущность борьбы, борьбы не на жизнь, а на смерть.
И новый кровавый урок, полученный в Баку, еще раз говорит о том же. Вот она простая несложная история воцарения контрреволюции. Здесь не нужно лишних слов. Смотрите и учитесь.

«На имя председателя Совнаркома тов. ЛЕНИНА и председателя В.Ц.И.К. тов. СВЕРДЛОВА получена следующая телеграмма:
14 августа советские войска в полном вооружении и с необходимым запасом военного груза по предварительному согласию на это местной власти совместно с членами Совнаркома и несколькими ответственными работниками на 17 пароходах вышли из Баку и направились в Петровск. Около острова «Жилого» пароходы догнали военные суда «Астрабад» и «Ардаган» и предъявили ультиматум немедленно вернуться в Бакинский порт. На ультиматум последовал категоричный отказ. По истечении ночи, утром пароходом, главным образом по «Ивану Колесникову», на котором были члены Совнаркома и семьи наших товарищей, «Астрабадом» был открыт орудийный огонь. Пароход получил пробоину; некоторые снаряды разрывались на палубе; есть убитые и раненые, главным образом женщины и дети, по которым продолжали стрелять при переправе на шлюпках судов на остров Жилой.
Все суда вынуждены были вернуться в Баку, где началось обезоруживание, обыски и аресты всех членов Совнаркома, военно-революционного комитета, двух редакторов газет, начальника отряда Петров и других ответственных товарищей. Обыски и аресты происходили в присутствии членов диктатуры Центрокаспия, исполнительного комитета в лице председателя «Дашнакцутюн», меньшевиков и правых эс-эров в обстановке самого наглого издевательства. Тов. Шаумяна, Джепаридзе, Фиолетова, Карганова и др. под усиленным конным отрядом отправили в Байликовскую тюрьму.
В Баку прибыли два парохода с обезоруженным отрядом Петрова, балтийскими моряками, тоже обезоруженными, остальные пароходы ожидаются. Из балтийцев часть арестована, а моряк Степанов убит. Количество английских войск в Баку не более одной тысячи. Турки находятся на старых Хурдоганских позициях. Бичераков наступает на Петровск. Сейчас идут бои около Дербента.
В Энзели англичанами арестованы ответственные советские работники и отправлены в Индию.

Е.К.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 30-06-2012 01:35
 
От представителя Астраханского краевого военного совета Л. Эрмана из Баку, 29/V 1918 года, № 80

В Астраханский краевой военный совет.
Здравствуйте, дорогие товарищи! Вчера за подписью моей и комиссара Корганова была послана вам радио-телеграмма об ускорении присылки лошадей, оружия и артиллерии. Это было вызвано тем, что положение Баку в данную минуту очень и очень серьезное, в связи с тем, что Турцией усиленно готовится поход на Баку, а для организации обороны нет нужных боевых припасов и лошадей. Это обстоятельство сильно тормозит дело. Люди имеются в достаточном количестве, но нет оружия. Должны были выступить отряды на передовую линию, но, за неимением лошадей и обоза, выполнить этого невозможно было.
Кавалерия тоже не имеет лошадей и одна сотня уже выступила пешим строем. Надежда вся на нас и мы обязаны во что бы то ни было исполнить требование бакинцев, как они выполняют наши требования.
С получением сего прошу немедленно приступить к отправке указанного.

Отправка из Баку задержится на несколько дней из-за того, что пароход „Муша, на котором должен был быть отправлен груз, поломался и пришлось искать другой пароход. Таковой я нашел удобным пароход о-ва „Кавказ и Меркурий" „Ван", на который начинаю грузить следующие грузы:

Бензин нетто 20 000 пудов (в железных бочках)
Сахар брутто 3000
Рис 400
Папиросы 3 000 000 штук
Табак 100 пудов
Кишмиш 2000
Курага 500
Слива 500

Посуда для бензина взята мною под расписку с условием немедленного возврата, а весь товар отпущен с условием обмена на другие продукты.
Прошу к приходу парохода с указанным грузом, чтобы его не задерживать, приготовить для отправки в Баку картофель, лук, консервы, обмундирование и снаряжение. Продовольственные грузы адресуйте на продовольственную директорию, а все прочее — на Военно-революционный комитет. Ввиду того, что пароход с означенным грузом не сумеет пройти прямо в Астрахань, прошу, как только получите депешу о том, что пароход отправлен, выслать на рейд баржу для перегрузки.
Мне уже надоело вам писать, чтобы прислали денег и никак не могу дождаться этого. Знайте, что большех ни одного фунта я не смогу вам отправить, ибо не имею чем отправлять — нечем платить за подвоз и погрузку.

Приветствую всех товарищей. Остаюсь ваш представитель А. Эрман

(Астрах, отд. СОАУ,ф. астр, краевого военного совета, 1918 г» д. № 42, стр. 9).

Астраханский фронт и С.М.Киров. Сталинград, 1937. С.33-34

Письмо Полухина Саксу.

Баку. 29 июня 1918 г.

Многоуважаемый Сережа!

Шлю привет всем. Попросил бы через товарища Брейтшпрехера оказать подателю сего возможное содействие. Положение в Каспии отчаянное. После февраля ничего не сделано. Элемент , как командный состав, так и команда, определенно контрреволюционный. Приняли чуть не в штыки. Действую самостоятельно, с полной личной ответственностью... Первое: заставил Центральный комитет флота принять положение о командовании флотом, утверждённое Совнаркомом, 2) провёл контракты, 3) отмену выборного начала...

Встретил сильную оппозицию со стороны комитета, но заявил им, что не остановлюсь ни перед чем, вплоть до применения вооруженной силы ради проведения упомянутых реформ. Для пояснения добавлю: на основании выборного начала сухопутные офицеры занимают должности командиров кораблей, мичманы военного времени и прапорщики — должности старших помощников. Вследствие этого канонерка «Ардаган» садилась четыре раза на мель... Командного состава во флотилии совершенно нет, некого назначить командующим. Начальник оперативного отдела является в то же время командующим (бывший лейтенант), парень молодой, видимо не опытный, потому что он мне заявил: «Начальником оперативного отдела буду, но командующим нет». Думаю временно назначить Meщанинова, впоследствии придётся назначить из центра, если Мещанинов себя не оправдает. Отдал распоряжение оперативному отделу доставить все сведения о командном составе, как-то: бывший чин, где плавал, в какой должности, сколько времени, какая специальность и какую должность занимает теперь. Замещаю вакансии офицерами своих трёх эшелонов. Ко дню моего прибытия 1-й эшелон ещё не получил какого-либо назначения; боясь быть разоружёнными, спали с ручными гранатами. Положение это создалось под влиянием английской ориентации (наши матросы против). Деньги англичан действуют вовсю. Среди купленного англичанами элемента указывают несколько телеграфистов, офицеров, а в частности Назарука (бывшего члена Центрофлота); чины радиостанции получили от англичан 50000 рублей в виде наградных, якобы за труды по передаче и приёмке депеш для тех же англичан. (За) два дня до моего (прибытия) была вынесена резолюция о приглашении англичан для дачи отпора туркам, в день моего приезда было общее собрание команд флотилии, выступал сам, и была проведена резолюция против приглашения англичан, в 2 часа дня была вооружённая демонстрация и гарнизонное собрание (около 800 человек разных родов Оружия), на котором эта же резолюция была принята единогласно. Между гарнизоном и нашими эшелонами создалось на собрании самое тесное единение. Каспийцы в демонстрации почти участия не принимали. Антагонизм между каспийцами и балтийцами усилился, но думаю, что скоро уляжется. 20 человек были переведены на «Карс» и после демонстрации команда «Kapca» резко раскололась, человек 30 перешло на сторону балтийцев, «Карс» сегодня ушёл в море для операции. Имею намерение укомплектовать одно или два судна чисто балтийцами для того, чтобы диктовать условия остальным кораблям при проведении реформы. Остальную часть команды думаю, по возможности, влить по меньшей мере в половинной своей части на остальные корабли. Дней за пять до моего приезда была проведена мобилизация флота. Элемент весь контрреволюционный. Местный председатель Совета Народных Комиссаров имел намерение мобилизованных матросов разогнать, но с моим прибытием поручил это мне. Завтра приступлю к роспуску.

Кроме всего, провёл слияние Астраханской и Каспийской флотилий. Астраханские делегаты признали слияние только после моего доклада и принятых решений. Астраханская флотилия против приглашения англичан. Необходимы ещё четыре 75-мм орудия и два 45-мм со всеми принадлежностями для вооружения астраханских судов. К работе по укреплению палубы уже приступлено и недели через три будут готовы. Снарядов высылай по расчёту 500 шрапнелей на каждое орудие. Всё это высылай в город Астрахань, в штаб военного флота. Он уже организован. Состав его следующий: комиссар по морским делам Астраханского края, представители Центрокаспия и бывший старший лейтенант Ухов — из моего эшелона...

Просимые орудия, принадлежность и снаряды высылай, помимо требования, которое нужно выполнить обязательно, поставь всё на ноги, в противном случае без того, что указано в требова-нии, флотилия — нуль.

Остальное положение в Баку неважное, намечается общая забастовка как протест против резолюции, принятой против англичан, в воздухе пахнет порохом (гражданская война), держу эшелоны всё время наготове и тороплюсь занять какой-нибудь корабль.

Затем до свидания

Владимир Полухин.

Опубликовано: С.П.Панюшкин. Позывные Балтики. М., 1974. С.28-30

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 14-07-2012 02:28
 
В Баку
(Доклад т. Тер-Вагеняна)


17 июля в небольшой аудитории комиссариата по армянским делам т.Тер-Вагяанян, на днях возвратившийся из Закавказья, прочел доклад о положении дел в Баку.

Продовольственный вопрос
Прежде всего докладчик остановился на продовольственном вопросе. Всем известное ходячее мнение о продовольственном кризисе в Баку крайне преувеличено. Можно говорить разве только о расстроенном продовольственном аппарате, который не в силах справиться с развившимся мешочничеством. Последнее вылилось в организованное преступничество; в каждой лавчонке, на каждом углу вы можете купить, помимо полагающегося или исключающегося пайка сколько угодно хлеба по дешевой сравнительно цене - 3 р. 50 к. за фунт черного и 5 р. за ф. свежего белого хлеба, причем купить возможно с утра до ночи, когда угодно. Все же кричать о голоде не перестает всякий, кому не лень. Сравнивая Баку с другими промышленными центрами - с Москвой, Петроградом и рядом других городов, нельзя не вынести убеждений, что Баку находится в наилучшем сравнительно продовольственном положении.

Финансовый вопрос
Что касается финансового вопроса, то разменной монетой является бакинская бона; курс ее приблизительно раза в четыре ниже русского рубля.

Положение нефтяной промышленности
Что касается нефтяной промышленности, то неожиданная для центральной власти национализация ее была вызвана общим положением вещей.
Упорно циркулировавшие слухи о предполагающейся национализации повлекли за собой ряд фиктивных отпусков членов и администрации. Мнгие, получая вперед за три или четыре месяца, уезжали в "отпуск". Промышленности грозила остановка из-за отсутствия высшего служебного персонала; необходимо было ликвидировать это нежелательное явление возможно скорей, что и было сделано. Вывоз и выработка нефти сравнительно с 14 и 15 гг. упала, но к настоящему моменту, с начала текущего года значительно поднялась. Все же понижение достигает 10-15 проц. сравнительно с указанными выше годами. Вывоз колеблется сейчас между 90000 пуд. и 1100000 пуд. в месяц, - довольно резкое колебание зависит в большей мере от неустройства транспорта. В общем экономическое благосостояние Баку не падает, - а это симптом успеха.

Военно-стратегическое положение
Обрисовав Военно-стратегическое положение советских войск в районе Баку, докладчик остановился на условиях, в которых приходится сражаться. Местность сплошь малярийная, комары, громадный недостаток медицинского персонала, отсутствие медикаментов, преодоление всего этого представляет невероятные трудности.
Центральной полсоой сражения является Кюрда-Мюр. Здесь отступающими турецкими частями были открыты шлюзы и вся почти местность залита водой, что надолго остановило наше центральное передвижение. Все же наши войска обошли с северного фронта и овладели Гюк-Гаем. Армия составлена наполовину из армян, которые влились в общую советскую красную армию, составленую из различных национальностей - русских, евреев, грузин, татар и проч.
Существующее плохое мнение о татарских частях в Советской армии не отвечает действительности: сражаются не хуже всех других солдат. Стойкость и геройство кавказской красной армии выше всяких похвал.
Что касается негодного элемента, то суровая расправа с грабителями из солдат, почти очистила армию от этих этих лиц. В результате, занятые в последнее время три станции уцелели, факт - раньше почти не имевший места. Сознание бережного отношения к своим же приобретениям глубоко проникает в армию.

Три ориентации
Сейчас в Баку злободневными являются 2 вопроса: английский и национальный. Первый вопрос ставят ребром в отношении к выгоде, - что наиболее выгодно, вмешательство англичан или немцев? В то время, как коммунисты совершенно одинаково отрицательно относятся к вмешательству тех или иных империалистов, - другие партии на этом вопросе свихнулись. Дело в том, что на Кавказе, как нигде, сплелись вопросы - национальный и классовый. На этой сложности покуда стараются заработать первые ласточки контрреволюции - меньшевики и и правые эсеры. Эти партии открыто говорят, что английский империализм для них приемлемее германского, чем стараются уничтожить авторитет Советской власти. Прямо говорить против последней они не решаются, так как в рабочих кругах отношение к ней тверже и устойчивее.
Но и армянская демократия на этом вопросе разбилась. Одна группа, левые дашнаки, стоят за Советскую власть во что бы то ни стало. Правые и армянские кадеты, остольку за власть советов, поскольку она является защитницей от турок. Но и в"английском" вопросе позиция их обратная, - так на своем последнем съезде правые дашнаки вынесли резолюцию, в которой ясно указывается, что в момент объявления войны советским Баку и английскому, и германскому империализму - они поддерживают англичан. Это обстоятельство ухудшило отношения бакинского совета к партии правых дашнаков. Обыски привели к обнаружению складов оружия, очевидно, запасенного "на случай".
Естественно, что к правым примыкает мелкая буржуазия, наиболее зажиточная часть армян держится ориентации "безразличия", стремящаяся, по ее выражению, "к экономическому благосостоянию страны". Третья группа наиболее многочисленная, армянский пролетариат, безраздельно стоит на позиции Советской власти. Все же необходимо исправить несколько искаженную правыми дашнаками линию бакинского пролетариата, и вся тяжесть этой работы лежит на центральном армянском комиссариате.

Беженцы

Кратко остановившись на положении вещей в южном Закавказье, тов. Тер-Ваганян сообщил, что в местах расположения наших войск скопилась масса беженцев из армян, достигающая 800.000. Положение беженцев ужасное, отсутствие продовольствия как с севера, так и из Грузии, заставляет их переносить страшный голод. Беженцы стремятся проникнуть вглубь России.

Как беднота вынуждена собирать урожай

Между станцией Сигары и разъездом Керер прибывшие из Баку советские войска под охраной бронированного поезда приступили к уборке уже созревшего хлеба в полосе, прилегающему к железнодорожному пути. Убранный хлеб в снопах убран в вагоны и отправлен в Баку.

Воззвание Бакинского исполкома

Газета "Бакинский рабочий" сообщает, что Бакинский Исполнительный Комитет обратился к населению с воззванием, в котором гвоорится, что постановлено организовать советский батальон из сознательных и вполне надежных товарищей, добровольно желающих признать железню дисциплину...
Назначение этого батальона - содействие к организации, реализации урожая в уездах, укрепление Советской власти и восстановление порядка.


Северная коммуна. №52. 23 июля 1918 г.

На бакинском фронте

Отряд кн.Магалова, бывший на фронте Кюрдамира и действовавший совместно с мусульманским корпусом, вернулся в Тифлис, так как командование всеми частями, ведущими наступление на Баку, приняли на себя Нурим-паша и Назим-паша. Через Акстафу ежедневное приходят эшелоны турецких войск. На фронте в настоящее время накопилось до 7 тысяч турок.

Северная коммуна. №86. 22 августа 1918 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 19-07-2012 13:25
 
Quote:
«На имя председателя Совнаркома тов. ЛЕНИНА и председателя В.Ц.И.К. тов. СВЕРДЛОВА получена следующая телеграмма:

Далее следует текст, почти идентичный тому, что был напечатан в газете Северная Коммуна за 30 июля 1918 г., №92.

Условия возвращения захваченных судов

АСТРАХАНЬ, 12 сентября (РОСТА). Из Петровска сообщают: диктатура центро-каспия предъявила астраханскому губернскому исполнительному комитету условия возврата захваченых 12 пароходов. Условия таковы: 1) восстановление караванов по обмену грузов, 20 движение пароходов на рейде северного района Каспийского моря, 3) присылка грузов продовольственного и боевого снаряжения, адресованного в Баку. До выполнения этих пунктов ни один наливной пароход с нефтью в Астрахань отправлен не будет.

Северная Коммуна. №106. 15 сентября 1918 г.

Турки в Баку

АСТРАХАНЬ, 17 сентября (РАДИО РОСТА). Член центрального исполнительного комитета секретарь бакинского совета народных комиссаров Кузнецов, находящийся в Астрахани, сообщает следующее о радиотелеграмах, перехваченных астраханской радиостанцией: 15 сентября канонерская лодка "Карс" направилась к Баку и в 13 час. 19 мин. запросила Баку о положении; в 19 час. радио сообщает "Карсу": самый город еще не взят, но на Чемберкенте (возвышенная окраина города) находятся турки и уже ходят по домам и устраивают грабежи. В черном море горят резервуары. Затем канонерка "Ардаган" сообщает "Карсу": Баку занят, стою за островом Наргоен, с городе пожары и взрывы. 18 с половиной часов 15 сентября. Астраханью перехвачена неполностью, без указания адресата, следующая телеграмма: в Баку пожары и взрывы.

Северная Коммуна. №108. 18 сентября 1918 г.

Подробности падения Баку.

Представитель астраханского военного совета тов.Кузнецов телеграфирут следующие подробности о взятии Баку турками: "В ночь на 14 сентября началась сильная бомбардировка города. Снаряды рвались в центре города и один из них попал в здание исполн. комит., где происходило совещание правых соц.-рев. Есть раненые и убитые. Тяжело ранен лидер правых соц.-рев. Охцакаян. В течение всего наступившего дня шли упорные бои в самом городе, в которых принимало участие рабочее население города. Армия англичан в количестве 3 тыс., сидела на паровозах и отстреливалась артиллерийским огнем от турок. У пристани, где происходиа посадка на пароходы, толпилось население - женщины и дети. В рядах правящих кругов была полная растерянность. В последнее время перед падением города вся власть соредоточилась в руках четверки из двух представителей английских наймитов Бичераховцев, одного англичанина и одного представителя Центро-Каспия. С 3 час. 12 августа началась с военного порта посадка всех бегущих в ужасе - армии и населения. Первыми сели на пароходы Каспия моряки, затем бичераховские и дашнакцонанские отряды, затем рабочие и население. Англичане сели на пароходы раньше всех, большинство населения осталось на берегу. Остались не эвакуированными орудия и броневые автомобили, которые не успели погрузить. В 5 час. утра, в воскресенье, ворвались со всех сторон в город обезумевшие турки и началась резня и грабеж. В первую ночь несколько балтийских моряков подходили к тюрьмам, охраняемыми дашнакцаканами, и просили освободить сидевших там советских работников в числе 30 человек, в том числе: Шаумяна, Джапаридзе и больного товарища Петрова и других. Но в ответ на просьбу арестованные не были освобождены. Во вторую ночь арестованные члены бакинск. сов. нар. комис. были переведны из тюрьмы на пароход и увезены с собою. При эвакуации англичане требовали, чтобы все боевые пароходы, вся армия и боевое снаряжение были эвакуированы в Энзели. Произошел разлад, в результате англичане ушли в Энзели, а матросы к Бичерахову, в Петровск-Порт. Было выяснено, что англичане в Энзели имеют много торговых пароходов и спешно вооружают их морскими дальнобойными орудиями. На пароходах: "Ардаган", "Карс" и "Лейт.Шмидт", которые теперь находятся в Петровске, командиры и артиллерийские офицеры англичане. За все это время бакинские власти с нами ни в какие переговоры не вступали и не вступают, считая себя в войне с Советской властью.

Северная коммуна. №111. 21 сентября 1918 г.

Шамхорское побоище

Буржуазная пресса муссирует все неизбежные в разгар гражданской войны эксцессы восставших рабочих и крестьян.
Но она редко подымает свой голос, когда страдательной стороной являются рабочие и солдатские массы.
Важно отметить, поэтому, появившиеся в "Нашем Веке" сообщения о шамхорском побоище. Возвращавшиеся с кавказского фронта большевистски настроенные солдаты стали жертвой национальных войск Завказского краевого секретариата. "На станции Шамхор (по Тифлис-Бакинской ж.д.) произошло одно из крупнейших столкновений между эшелонами армии, возвращающейся с русско-турецкого фронта, и мусульманским отрядом кавказских национальных войск, занимавшихся разоружением этих эшелонов. Столкновение между Шамхором и Белляром произошло 22 января н. ст. Татарскй полк приступил к разоружению 5-го эшелона, имея при себе бронированный поезд, под командой поручика Абхазова. Кога броневой поезд пытался обезоружить батарею, то последняя произвела по броневому поезду один выстрел, которым и был убит командир поезда Абхазов и несколько солдат. Вторым выстрелом батареи бронированный поезд был разбит. После этого на станции Шамхор началось побоище, в котором принимали участие мусульманский корпус и население.
Ранено 200 солдат, число убитых не подсчитано, но во всяком случае, убитых большое количество.
Мусульмане говорят, - сообщали первые известия, - что по шоссе лежит много трупов. Много убитых из населения. Все станции разрушены, а равно и прилегающие к ним селения.
В полученных нами русских кавказских газетах более точных сведений о шамхорском побоище нет. Большевики говорят о "тысячах" трупов. В "Кавказск. Слове" находим такую телеграмму:
"После двух часов сильного орудийного и ружейного боя, лежит масса раненых солдат и татар. Разбитый эшелон стоит на станции и его повально грабят татары. За семафором в сторону Белляр, также грабят и оставшиеся там воинский и пассажирский №4 поезда. На просьбу со станции Елисаветполь выслать врачебную помощь и мусульманскую делегацию отвечают только обещаниями. Положение ниже всякой критики. Ранены, не получая помощи, умирают на глазах. Срочно прошу оказатьь содействие и выслать паровозы; бывшие здесь во время боя, потеряли машинистов и помощников убитыми и раненми, также остались поврежденные. Обратите внимание, окажите помощь. Грозит смерть. Спешите. Телеграфист ст. Шлихер, Архипов".
При обсуждении этого события в Краевом Центре, Джугели, потребовав предания виновных суду, сказал:
"Многими отмечается печальная в этом отношении роль Абхазова и его оряда. Это было не разоружение, а разграбление солдат. У несчастных, измученных, тоскующих по дому людей забиралось все, вплоть до сапог. Здесь же шел торг. Разбойным бандам продавалось вооружение. Творилось что-то возмутительное. Обезоруживать легко, но когда вместе с оружием у солдат забирают и все при них находящееся, положение становится иным. Солдаты озлоблены и напуганы. они видят в нас врагов своих, и наша задача - не силой, а убеждениями и фактами доказать им, что мы - не враги их. Указать им, что оруже попадет в надежные руки, а не в руки разбойничьих бад. Надо исправить создавшееся положение, в противном случае последствия будут ужасны".
По предложению меньшевика Макаровского Краевой Центр решил, что солдатам надо разрешить брать с собой винтовки, осталяя лишь в Закавказье аретиллерию и так называемое "заручное оружие",т.е. лишнее, оставшееся после ушедших ранее частей.
Один из солдат, бывших в злосчастном эшелоне, Шилов, рассказал следующее:
"Солдаты держали себя спокойно. Ни единого выстрела, ни единого неосторожного действия солдатами сделано не было. И все же поезд недалеко от станции Засалы подвергся обстрелу. Стреляли прежде единичными, а затем пачечными выстрелами, но солдаты не отвечали, надеясь тем самым предотвратить столкновение. Но стрельба не прекращалась, и вскоре завязалось форменное сражение. Солдаты падали сотнями. Весь пути был ими усеян. Поезд медленно подвигался, и солдаты, укрываясь с вагонах, думали проехать ужасное место, но недалеко от станции было устроено крушение и двигаться дальше уже нельзя было. Тогда срельба по поезду стала еще более ожесточенной. Из Елисаветполя вскоре прибыли представители мусульман, потребовавшие сдачи оружия. "В противном случае вы все погибнете", - угрожали они солдатам. Но солдаты не сдавались, и вновь загремели выстрелы. Силы были неравныеи в конце концов пришлось сдаться. Нас, - говорил Шилов, - привезли в Елисаветполь, а за нами по пятам двигались банды разбойников. Они забрали у нас все, а не только оружие. Но этого мало: здесь же на вокзале, на почве дележа, они даже подрались между собою".
Было противно и больно. Больно за себя и за других, которые после сидения в окопах спешили к своим детям, семьям и на грани своей родины гибли от руки грабителя".

Петроградская Правда. №56. 22 (9) марта 1918 г.

На Кавказе

В плену

Борьба на Кавказе продолжается.
В доставленных нам номерах бакинских "Бюллетеней диктатуры Центрокаспия и Временного Исполнительного Комитета" разбросано много интересный сведений, рисующих своеобразные условия гражданской войны на Кавказе.
Вот рассказ почтово-телеграфного чиновника Шахновича, который пробыл несколько дней в плену у мусульман селения Зыря.
О своем пленении и о днях, проведенный в этом плену, Шахнович рассказывает следующее:
"Получив назначение в Апшерон в качестве телеграфиста, я отправился из города Баку 9 августа. В селение Гооксон и Туркяны, которые находятся на пути к Апшерону, я застал полное спокойствие. Первые признаки беспокойства обнаружились в селении Зыря. Едва я прибыл туда, как меня тотчас же арестовал какой-то мусульманин и отправил по неизвестному направлению. Но по дороге мне удалось бежать и в 2 часа снова я прибыл в Туркяны. Утром, 12 авгста, меня один мусульманин проводил оттуда в Апшерон. Но там я застал совершенную пустоту. Никого и ничего не было. Станция была разнесена, провода рахорваны и персонал отсутствовал. В тот же день я пошел в Зыря. Там я нашел начальника Апшеронского почтово-телеграфного отделения в плену у местных мусульман. Куда девались остальные служащие неизвестно. В тот же день мусульманин проводил меня оттуда обратно в Апшерон, где я раздобыл шлюпку и пустился в плавание. После долгих путешествий по морю, меня, наконец, подобрал пароход "Варвара" и привез сюда, в Баку.
Между прочим, в бытнсть мою в селении Зыря, туда прибыл из Баку пароход за саманом. Команда этого парохода была мусульманами тот час же снята и арестована, а пароход опустошен и брошен на произвол судьбы, где он стоит до сих пор.
Отношение к русским в этих селениях неплохое, но местное население старается по мере возможности не выпускать их оттуда, оставляя в виде заложников на всякий случай.
В классовую борьбу на Кавказе вплетаются и националистические антагонизмы, питаемые из мутных источников погромной агитации беков, дашнаков и кавказских меньшевиков.

Тоже "Советская власть".

Вырвав власть из рук большевиков с помощью английских империалистов и перебежчиков, бакинская буржуазия очутилась в положении довольно стеснительном: с одной стороны, надо было пустить пыль в глаза бакинским рабочим и матросам; с другой стороны, надо было угодить и английским офицерам, всяким Макдонеллям и Ко. В конце концов, "Центрокаспий" остановился на "среднем" решении: угрожает англичанам и подделывается "под рабочих". Для вящей убедительности "Центрокаспий" решил устроить выборы в "Совет", написав предварительно "особый наказ" для выборов. Подделываясь "под Советскую власть", "Центрокаспий" пишет в своих "бюллетенях":
"Наказ готов. Теперь за дело. Товарищи, готовьтесь к выборам Совета, который возьмет в свои крепкие руки руль управления и твердой пойдет по пути полного обновления жизни".
"Возьмет руль управления"...
Бакинские эс-эры и меньшевики знают, что с рабочими нельзя говорить иным языком.
Вопрос только в том, - кто поверит хамелеонам от социализма?

Петроградская Правда. №196. 9 сентября 1918 г.

На Кавказе.
Ужасы в Баку.

Сообщаются сведения из Москвы по радиотелеграммам из Баку, перехваченным астраханской радиостанцией: "15 сентября, Карс направился к Баку и в 18 ч. 48 м. запросил положение Баку, в19 ч. радио сообщает Карсу: сам город еще не взят, на Чемберикене уже находятся турки, так что уже ходят по домам, устраивают грабежи, а в Черном городе горят резервуары. Если посмотрели бы, что сейчас делается, это нечто ужасное. Очень печальное положение. Я даже сообщать ничего не могу, руки трясутся. Затем, Ардаган сообщает Карсу: Баку занят в 18 1/2 час. 15-го, Астраханью перехвачено неполностью и без указания адресата радио: В Баку кругом пожары и взрывы. 16 сентября Бичерахов телеграфирует из Петровска Карсу и Дагестану для передачи Ензели - начальнику английского отряда генералу Эрвилю: Ваше предложение флоту и армии - держать Красноводск и Ензели - говорит мне, что вы имеете свои на русские планы, так как я не могу допустить, чтобы вы не знали, что после Баку, турки бросятся на мусульманский север, и чтобы этому препятствовать, надо держать Дербент и Петровск. Вы должны отказаться от своего предложения флоту и войскам. Вы должны, если англичане - друзья и союзники, соласиться со мной, и своими солдатами, и всеми другими средствами помочь мне в борьбе с турками на Петровском направлении. Жду ответа. Одновременно Бичерахов по радио телеграфирует Ардагану: Командирам всех судов, диктатутре, воскресенскому, всем судам, войскам и артиллерии с пулеметами, ружьями, патронами, снарядами срочно напраляться в Петровск, помещение и довольствие заготовлено. Карсу срочно явиться в Ензели, потребовать и заставить все воинские части, военные грузы погрузиться и направиться без промедления в Петровск.

Член Ц. И. К. Кузнецов.
С подлинным верно
Секретарь Военного Совета Аверладзе

Петроградская Правда. №205. 19 сентября 1918 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 02-11-2012 00:55
 
Почти в тему Красногвардейцы (или еще кто) на железнодорожной линии Батуми-Тифлис. Март 1918 г. (хотя на платформе отлично видно: "18 апреля 918. Материал СЛ"). На платформе якобы разобранный аэроплан.
sammler.ru/index.php?showtopic=118844





Целиком:
sammler.ru/index.php?act=Attach&type=post&id=1443973
sammler.ru/index.php?act=Attach&type=post&id=1443971

Не исключено, что это эвакуация имущества русской армии с турецкого фронта или следование какого-нибудь эшелона с авиаснабжением. Во всяком случае, у солдат видны кокарды, хотя нет погон - это было типично для частей распущенной армии. Впрочем, возможно все. Между прочим, во время боев с турками в Баку приземлился аэроплан с двумя немецкими офицерами, которые заявили большевику Шаумяну, что прибыли узнать о состоянии немецких военнопленных. Понятно, что офицеров Шаумян арестовал и отправил в Москву. Аэроплан, по видимости, остался в Баку.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 03-12-2012 22:18
 
Один из военных маршей Кавказской Исламской Армии. Написан поэтом Ахмедом Джавадом (автором современного гимна Азербайджана) сражавшимся в рядах войск Нури-паши в 1918 г. на Ясамальском направлении на подступах к Баку.http://www.vcisch2.narod.ru/DZHAVAD/Dzhavad.htm

Bismillah

Atıldı dağlardan zəfər topları,
Yürüdü irəli əsgər, Bismillah!
O, Xan sarayında çiçəkli bir qız,
Bəkliyor bizləri zəfər, Bismillah!

Ey hərbin taleyi bizə yol ver, yol,
Sən ey coşan dəniz gəl Türkə ram ol,
Sən ey sağa, sola qılınc vuran qol,
Qollarına qüvvət gəlir, Bismillah!

Ey düşmən alnımın yazısı qərar,
Öldürməz bizləri vurduğun yara,
Yolladığım qurşun ərmağan sənə,
O kirli alnını öpər, Bismillah!

Ey hərbin taleyi bizə yol ver, yol,
Sən ey coşan dəniz gəl Türkə ram ol,
Sən ey sağa, sola qılınc vuran qol,
Qollarına qüvvət gəlir, Bismillah!

Ey Bakı sən qorxma, gədik gələli,
Atıldıq uğrunda daim irəli,
Saq qalsaq analar alar təsəlli,
Şəhidlərin ruhu gülər, Bismillah!

Ey hərbin taleyi bizə yol ver, yol,
Sən ey coşan dəniz gəl Türkə ram ol,
Sən ey sağa, sola qılınc vuran qol,
Qollarına qüvvət gəlir, Bismillah!



Журнал «Огонек», вскоре закрытый как антисоветский, поместил на обложку иллюстрацию с рисованным уличным боем между армянами и азербайджанцами и снабдил ее подписью: «Армяно-мусульманская резня в Баку». Апрель 1918 г.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 03-12-2012 22:42
 
Такая же тема на азербайджанском форуме. Разумеется, продвигается точка зрения про "хороших" турко-азербайджанцев и "плохих" армяно-большевиков.
turan.info/forum/showthread.php?t=5742э

Воспоминания капитана Джадда

Военные действия, предшествовавшие освобождению Баку от войск Диктатуры Центрокаспия, описаны в воспоминаниях капитана Сесиля Джадда, находившегося в то время в Баку в составе «ограниченного контингента британских войск». В книге «С генералом Денстервилем в Персии и Закавказье» он, в частности, пишет:
«Турки к этому времени занимали линию, расположенную на расстоянии, по большей части, около 200 ярдов. Неизвестно, какие войска были у них в распоряжении, но их было что-то около 10 тысяч, включая кавалерию и артиллерию. Большое число азербайджанцев из самого города и окрестных деревень присоединилось к туркам, и, хотя они были, в основном, гражданскими лицами, от них было немало пользы в силу того, что они хорошо знали местность. Определенно, в городе было множество вражеских агентов, которые легко переходили линию фронта и, вероятно, имели прямое телефонное сообщение с турками…»
31 августа турки атаковали и захватили гору Бинагади, которую удерживала британская рота. Армяне из резерва, находившегося в одноименной деревне, не только не поддержали британцев, но даже отошли в тыл. Потери у британцев опять были тяжелыми.
Решающая атака имела место 14 сентября. Она была осуществлена в направлении Волчьих ворот и деревни Баладжары, которую удерживали уорстерцы и армянское подразделение. Были атакованы и другие участки обороны, что имело сильный деморализующий эффект на обороняющие их армянские воинские части. На участке Волчьих ворот армянские войска не оказали никакого сопротивления. Кавалерийский полк турок устремился в образовавшуюся брешь и, достигнув плато над городом, учинил разгром артиллерийских позиций. К 8 утра в их руках были восточные окраины города.
Уорстерцы отбили атаку противника и позднее были почти полностью окружены из-за бегства местных (армянских) подразделений с их правого фланга. От полного уничтожения их спас отход на высоты вблизи города.
Большая часть подразделений союзной Красной армии оказала туркам незначительное сопротивление и в ряде случаев бежала в Баку. Контратаки русских не принесли особых результатов, и к 4 часам после полудня стало очевидно, что город обречен. В войсках, которые потеряли всякий боевой дух, царил беспорядок: большая часть пулеметов была потеряна и в дополнение к этому многочисленные орудия были выведены из строя. Правительство Диктатуры Центрокаспия начало обсуждать возможность капитуляции, условия которой были согласованы на следующий день.
Генерал Денстервиль принял решение отвести свои части, сочтя дальнейшие оборонительные действия бессмысленными. Раненые были размещены на борту одного из транспортов, и около 8 часов вечера британская пехота вместе с 8-й батареей и ее орудиями разместилась на транспортах «Курск» и «Президент Крюгер».

Фарид Алекперли:

Эта моя статья была опубликована 4 года назад в 2004 г., накануне юбилея освобождени Баку. (см. Алекперов Фарид. Освобождение Баку. Газ. «Азербайджанские Известия». 15 сентября, 2004, с.3)
К сожалению, по причине нехватки места в газете, некоторые фрагменты были сокращены. Привожу их ниже:

"....В частности, капитан Сесиль Джадд указывает точную численность британских войск, расквартированных в Баку: «Британские войска, насчитывавшие приблизительно 1000 человек и состоявшие из 9-го Стаффордского, 9-го Уорсестерского, 9-го Королевского Уорикского батальонов и 8-й батареи заняли различные участки линии обороны».
Согласно капитану, основной задачей англичан было не допустить захвата Баку турками и азербайджанцами. В этом отношении, он считает армян «весьма ценным элементом», поскольку те боятся турок как огня и всячески против передачи Баку под власть азербайджанского правительства. Однако, наряду с этим, капитан сетует, что дашнакские формирования недисциплинированы и небоеспособны и, поэтому, стараются заставить англичан воевать против турок вместо себя... […]
Джадд с крайним раздражением и возмущением пишет о том, что британцам пришлось вступить в бой с Кавказской исламской армией, в то время как дашнаки и русские казаки бросили свои позиции и бежали. Совсем по-другому представлял себе эту войну как сам капитан Сесиль Джадд, так и его командир генерал Денстервиль. Они полагали, что британцы приедут сюда лишь как инструкторы и вдохновители «Диктатуры Центрокаспия», а сражаться будут местные армяне и русские. Вышло по-другому. Это и заставило англичан ретироваться из Баку 14 сентября 1918 г, оставив город победоносным войскам Кавказской Исламской армии. Генерал Денстервиль на прощание произнес следующие слова: «Пусть они полностью перебьют друг друга. Может быть, потом нам удастся навести здесь порядок». Однако «навести здесь порядок», точнее установить здесь свои порядки британскому льву так и не удалось. Правда, спустя пару месяцев они вернулись в Баку, но ненадолго. «Коммунистический порядок» больше похожий на беспорядок навела здесь XI Красная Армия 28 апреля 1920 г, а англичане ретировались из Баку вторично и, в этот раз надолго... […]
Денстервиль с горькой иронией отмечает, что проблемы британцев не закончились даже после того, как они сели на корабль. Дело в том, что вместе с британцами город собирались покинуть также многие бакинские эсеры и дашнаки. Они-то и доставили массу хлопот англичанам. Генерал рассказывает, что стоило кораблю отчалить от пристани, как выяснялось, что один из бакинских союзников забыл на берегу свою жену, другой – оставил на пристани багаж, а у третьего начался приступ морской болезни. Из-за этого, судну британцев пришлось несколько раз причаливать к Бакинскому берегу и, затем, отчаливать снова. Все это придавало печальному по своей сути (для британцев) событию характер трагикомедии.
ГОРЬКАЯ ИРОНИЯ ГЕРБЕРТА УЭЛСА. Известный английский писатель фантаст Герберт Уэллс (1866 - 1946) в 1920 году побывал в Советской России. Итогом этой поездки явилась публицистическая книга «Россия во мгле». Несколько строк этого весьма любопытного произведения посвящены Баку. В Кремле Уэллсу продемонстрировали фильм о последних событиях в столице Азербайджана. Фантаст пишет, что ему пришлось наблюдать на кадрах этого документального кинофильма артиллерийские орудия, в спешке брошенные британскими войсками, дважды бесславно покидавшими Баку: первый раз – под натиском Кавказской Исламской армии 14 сентября 1918 г, второй раз – перед приходом большевиков весной 1920 г. В частности, Уэллс пишет: «Потом состоялось грандиозное шествие по улицам Баку, в котором, как я, к сожалению, должен отметить, фигурировали и британские пушки, неосторожно брошенные поспешно бежавшими "строителями Британской империи"… Этот фильм следует демонстрировать с осторожностью и только совершеннолетним. Там есть места, от которых наших британских националистов г. Гвинна из "Морнинг пост" и г. Редьярда Киплинга начнут преследовать кошмары, если только они вообще не лишатся сна, просмотрев его».

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 03-12-2012 22:50
 
6 июня 1918 г. нарком обороны СНК Баксовета Корганов отдает войскам приказ о наступлении на Гянджу. 16 июня правительство АДР переехало из Тифлиса в Гянджу, а спустя три дня постановлением правительства на территории Азербайджана было введено военное положение.

Что представляли собой войска Баксовета? Силы эти на май 1918 г. состояли из 19 стрелковых батальонов численностью до 18 тысяч бойцов. Революционный костяк, отборные бойцы сил Баксовета, был представлен двумя-тремя сотнями русских матросов Каспийской флотилии. По словам академика Гранта Аветисяна, войска Баксовета насчитывали 25 стрелковых батальонов, но те же 18 тысяч бойцов). По данным британского генерала Денстервиля, численность войск Баксовета составляла около 10 тыс. человек. Имелось также небольшое количество артиллерии. Т.к. Дагестан и Северный Кавказ были в гражданской войне, поставки запчастей, снарядов и обмундирования могли осуществляться только морем из Астрахани и были скудными. Большая часть солдат и практически все офицеры являлись этническими армянами, поддерживавшими партию дашнаков, ничего не имеющую общего с традиционно дружественно настроенными городскими армянами Азербайджана, представленную в основном беженцами и бойцами армянами из северо-восточных вилайетов Османской империи, отступавших после начала турецкого наступления под Сарыкамышем и Ванном и выхода по линии Улуханлы – Казах на Гянджу.

Иные источники утверждают, что у Баксовета также имелись в распоряжении 19 пушек, три бронепоезда, четыре бронеавтомобиля, несколько гидропланов, четыре канонерские лодки и три вооруженных бронированных транспорта (Гражданская война и интервенция, Москва, 1983). Также, перед самым началом наступления на Гянджу, прибыли еще четыре бронеавтомобиля (Гарфорд-Путиловец), 13 бипланов и шесть пушек из Астрахани. Однозначно, что это так, ибо база на то существовала, был военный аэродром в Арменикенде (район в Баку) и стоянка гидросамолетов в Бакинской бухте – парк Бакинской школы офицеров морской авиации (создана в ноябре 1915 г.). В основном это были гидросамолеты М-5 (восемь шт.), М-9 (две шт.) и М10 (одна машина) и ряд иных гидросамолетов. Всего в школе насчитывалось до двадцати машин. Но все же, были серьезные проблемы с ремонтом и запасными частями (см. выше). Также следует учесть, что эти гидросамолеты участвовали только в оборонительных боях на подступах к Баку войсками Центрокаспия и Денстервиля уже после падения и не могли быть использованы во время наступления Красной гвардии в начале июня 1918 г. – фронт был в 120 км.

Начиная с 6 июня, батальоны Красной гвардии начинают выдвижение по фронту от Шемахи не севере до Гаджыкабула на юге. Два стрелковых батальона Мусульманского корпуса (2-я бригада, 1 200 человек, опытные бойцы, прошедшие ПМВ) под командованием князя Магалова медленно отходят по линии Гаджыкабул – Курдамир на запад к Уджару. По этой же линии проходит стратегически важная железная дорога Баку – Гянджа, Красная гвардия наносила на этом направлении удар силами до 10 000 человек. Пока Магалов окапывался в Уджаре со своим штабом, полковник Глебов силами до 600 человек прикрывал его отход на позициях у жд. станции Сыгырлы. 11 июня 1918 г. силы Красной гвардии вели бой за эту станцию, но войска АДР отступили лишь к 21.00 вечера. Габиб-бек Салимов, глава Генерального Штаба АДР прибывает в штаб в Уджаре и сообщает оттуда Нури-паше и Шихлинскому депешей о силах Баксовета в бое при Сыгырлы – три стрелковых батальона, одна гаубичная и одна мортирная батареи и один бронепоезд. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 191). Наличие бронепоезда, троекратное превосходство в численности и не особо пригодная к обороне местность, но, все же, радости СНК Бакинской коммуны не было предела и о "победе" было доложено Ленину телеграммой.

После Сыгырлы под командованием Магалова остается не более 900 человек. Местность в Курдамире, куда он отошел, все так же полупустынная равнина, но наступать на Курдамир можно только с востока на узком центральном участке, вдоль железной дороги, по узкому участку. С севера и юга растянувшийся вдоль шоссе и железной дороги поселок прикрывают болота. Северные болота части 4-й бригады Красной гвардии обходили по более холмистому и гористому участку Шемаха – Исмаиллы. Создавалась угроза Евлаху и окружения Магалова с запада.

Еще когда передовые части корпуса Нури-паши, начинали с 6 июня пересекать государственную границу АДР на западе у населенного пункта Джалалоглу, основной их задачей было «оседлать» железную дорогу Тифлис – Гянджа - Баку. Обеспечив соединение с частями Мусульманского корпуса в Гяндже, и укрепившись в Казахе и Агстафе, данная задача была выполнена. И вовремя – в целях противодействия угрозе окружения Магалова, железной дорогой из Агстафы сюда, в Уджар, перебрасывается 10-й Кавказский пехотный полк ново-объявленной Кавказской Исламской Армии, который занимает оборону вдоль дороги Геокчай – Гарамарьям (с севера на юг). Ситуация изменилась – теперь при продолжении наступления красных по линии Курдамир – Уджар, их правому флангу с севера создавалась угроза.

На отрезке Мусуллю – Курдамир, оборону держал один бронепоезд Кавказской Исламской Армии под командованием капитана Исрафилова и рота добровольцев Муаммара-эфенди из Агдаша. Магалов 12 июня оставил Курдамир и снова отошел на запад к Мусуллю, где и соединился с этими силами, но командование объединенными силами переходит теперь Назим-беку.

Поселок Гарамарьям находится на возвышенности относительно окружающего ландшафта, и представлял удобную позицию для обороны. Части Бакинской коммуны также быстро поняли важность этого пункта и 16 июня 1918 г. организовали наступление на этом участке силами 1-й и 3-й стрелковых бригад, которые и встретили азербайджанцы и грузины, а также дагестанцы из штаба Магалова. 10-й Кавказский пехотный полк правда еще не укрепился полностью вдоль дороги, к тому же отделения были переброшены наспех и налегке – по 200 патронов на каждого (M.Sülrymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 294). Наступление началось в 9 утра. Бой длился около семи часов и войска АДР начали отступать, и остановить противника удалось лишь на следующий день. Контратака 18 июня не принесла никакого результата, сказывалось отсутствие артиллерии и то, что части АДР вступали в бой с ходу. Несмотря на то, что у Гарамарьям большевиков удалось потеснить "на 20 верст", к концу дня они снова вернули пункт, организовав контратаку у селения Вейселли.

К концу дня 18 июня наступило затишье. Результат был один – Гарамарьям был в руках войск Бакинской коммуны, а потери войск Кавказской Исламской Армии составляли только за один этот день 250 человек убитыми и ранеными. В наши дни на трассе Геогчай – Гарамарьям. У местечка Моллаисаглы имеется захоронение 13 турецких военнослужащих Кавказской Исламской Армии из корпуса Нури-паши. Также в этот день были потеряно две пушки, два пулемета и около 120 винтовок. До 28 июня части занимались перегруппировкой и пополнением. Предстояло сражение при Геогчае.

26 июня 1918 г. Мусульманский корпус в составе Кавказской Исламской Армии переименовывается в Особый Азербайджанский Корпус. Это день считается днем создания ВС АДР, и сегодня также отмечается как День ВС Азербайджанской Республики. Командование на фронте между Гарамарьям – Геогчай перешло Габиб-беку Салимову. На 27 июня 1918 г. силы под его командованием насчитывали 225 офицеров, 5 277 бойцов, имелось 4 342 винтовки, 36 пулеметов и 14 пушек. К этому следовало прибавить один бронепоезд.

Дополнения, озвученные Фаридом Алекперли на том же форуме:

Армия официально называлась «Гафгаз Ислам Ордусу», т.е. Кавказская Исламская Армия. Решение о ее формировании было принято в начале 1918 г. в Османской Империи по непосредственной инициативе Энвер-паши. Турецкий генерал Кязым Карабекир паша (в то время еще полковник) вспоминал, что еще 23 февраля 1918 г. Энвер паша предлагал ему командование Кавказской Исламской Армией. Однако Кязым Карабекир паша в то время участвовал в боях за освобождение Эрзерума и, поэтому, не смог принять это предложение. Тогда Энвер паша предложил командование своему сводному брату Нури паше (Нуру паше). 25 марта 1918 г Нури паша покинул Мосул и направился в Азербайджан с целью формирования там Кавказской Исламской Армии из местных (азербайджанских) и турецких воинских формирований. Вместе с ним в Азербайджан направилось 149 турецких офицеров и чиновников, а также 488 ефрейторов и солдат.

5 апреля 1918 г. Энвер паша утвердил Устав Кавказской исламской армии, состоявший из 12 пунктов.

Пункт 1. Задачей создания Кавказской Армии является формирование основы вооруженных сил, которые будут созданы кавказцами, а также последующее расширение и усиление этой армии, подготовка кавказских солдат, привнесение выгод Ислама и создание основ политического и военного сотрудничества Кавказа со Священным Халифатом и Османской Империей. Это начинание будет по возможности постепенно распространено и на мусульман проживающих в России.

Пункт 2. Командующий Армией является высочайшим представителем нынешнего Османского правительства и Исламского Халифата на Кавказе.

Пункт 3. Начальник Генерального Штаба будет заниматься лишь военными делами, и ни под каким предлогом не будет вмешиваться в другие вопросы.

Пункт 4. Командующий Армией будет решать политические вопросы при непосредственной помощи Политического Отдела Армии.

Пункт 8. Комплектование рядового состава армии из числа местного населения находится в компетенции Командующего Армией.

Пункт 9. Вооружение армии, ее снабжение продовольствием, обмундированием и прочим снаряжением пока что будет финансироваться Османским Министерством Военных Дел.

4 июня 1918 г. в Батуме был подписан договор о сотрудничестве между Османской Империей и Азербайджаном, после чего османские войска получили возможность более интенсивного военного вмешательства в регионе. 5-тая Каваказская Дивизия под командованием Вехиб-паши также была включена в состав Кавказской Исламской Армии и направлена на помощь правительству Азербайджана.

В состав Кавказской Исламской Армии вошли и недавно сформированные вооруженные силы Азербайджана и местные добровольцы, которые составили костяк личного состава – от 8 до 12 тысяч азербайджанцев, в то время как турецких солдат и офицеров было чуть больше тысячи. Однако большинство азербайджанских солдат (за исключением бойцов бывшей царской Дикой Дивизии) были едва обученными и плохо вооруженными новобранцами. Ведь армии-то было всего несколько недель от роду! Несмотря на это азербайджанские солдаты проявляли примеры истинного героизма. Что касается османских военных, то они были хорошо подготовлены, вымуштрованы, вооружены и сыграли решающую роль в освобождении Баку. То же самое было и по всему Азербайджану. Дисциплинированные и хорошо обученные турки побеждали большевиков и дашнаков малыми силами. Например, селение Кюргарагашлы на Мугани было полностью разграблено и вырезано бандами Бакинского Совета. Местное население, включая женщин и детей было перебито, разбежалось или попряталось. С целью освобождения села, туда был направлен всего один турецкий офицер с тремя (!!!) солдатами. Они быстро выбили оттуда своих противников не понеся при этом никаких потерь! Сама весть о том, что на село движутся турки вызвала панику среди вооруженных бандитов, которые поспешили оттуда ретироваться. То же самое происходило повсему Азербайджану. То есть, шествие Кавказкой Исламской Армии действительно было героическим.
------------------------------

От себя. Как утверждает тот же Алексперов, в боях одни только турки потеряли 1 130 солдат, а про потери азербайджанцев он вообще умолчал. А.Кадишев (Кадишев А. Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. Военное издательство, 1960) также приводит высказывания турецких военных, которые были весьма удручены потерями во время боем на пути к Баку. Так что продвижение Кавказской исламской армии может, и было "героическим" и быстрым, но уж точно не легким, как бы не отрицали это современные азербайджанские историки.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 03-12-2012 22:58
 
Договор мира и дружбы, заключенный между правительствами Оттоманской Турции и Республики Армения

4 июня 1918 г., Батум

Императорское Оттоманское правительство с одной стороны, и правительство Республики Армения, объявившей себя независимой, с другой стороны, взаимно согласившись достигнуть установления отношений дружбы и доброго соседства между обеими сторонами в области политической, юридической, экономической и интеллектуальной, назначили своими уполномоченными следующих лиц.

Оттоманская империя - его превосходительство Халил-бея, депутата, министра юстиции и председателя Государственного совета, первым делегатом и его превосходительство генерал-лейтенанта Вехиб-Махмед-пашу, Главнокомандующего оттоманскими войсками на Кавказском фронте, военным делегатом.

Армянская республика - господина Ал. Хатисова председателем делегации, господина Рубена Качазнуни делегатом, господина Микаела Пападжанова делегатом, каковые лица, ознакомившись с полномочиями обеих сторон и найдя их в надлежащей форме, согласились относительно следующих положений.

СТАТЬЯ 1.
Между императорским оттоманским правительством и правительством Армянской республики устанавливается мир, постоянная дружба.

СТАТЬЯ 2.
Пограничная линия, имеющая нижеуказанное направление, отделяет Оттоманскую империю от Республики Грузия, Республики Армения и Республики Азербайджан.

Граница начинается в том пункте, где река Чорох впадает в Черное море и сливается со старой границей до войны 1877 г. между Оттоманской империей и Россией до горы Шавнабад и, проходя по линии вершин, достигает гор Халхама и Мепискара (по границе 1856 года), она поворачивает затем к югу, проходит по вершине горы Пирсадаг и в двух километрах к югу от Абастумана и, поворачивая к северу-востоку, достигает вершины Кархул-Дага, направляясь отсюда сначала пять километров к северо-востоку и затем к юго-востоку, она доходит до местности Гуркел, переходит через реку Куру в двух километрах к югу от Ацхури и, проходя по линии вершин гор Каябаши, Ортатави, Каракая, достигает Табицкурского озера непосредственно на юге от Молитского монастыря, она переходит это озеро таким образом, что остается на Оттоманской территории часть озера, находящаяся на юге по прямой линии, непосредственно проходящей с юга Молитского монастыря к пункту, расположенному на противоположном берегу на расстоянии полутора километров на юго-восток от северной оконечности озера, и доходит до горы Такотели, затем она опускается к югу и проходит по вершинам гор Шавнабад, Каракузу, Самсар и, поворачивая к востоку, она проходит по вершинам горного хребта Девекиран, затем она направляется к югу, проходя по вершинам гор Ачрикар, Башкиран, Нуррахман; после горы Нуррахман она продолжается в южном направлении и, все время проходя по линии вершин, встречает железную дорогу Александрополь-Тифлис в пяти километрах к западу от местечка Агбулаг, отсюда она проходит по линии вершин до местности Ханвали, откуда она достигает почти по прямой линии до наиболее высокой вершины горы Алагез и, продолжая еще по прямой линии, она пересекает шоссе Эчмиадзин-Сардарабат в пункте, расположенном в 7 километрах к западу от Эчмиадзина, затем она огибает этот последний город на расстоянии 7 километров и следует в направлении параллельно железной дороге Александрополь-Джульфа и отстоящем приблизительно на 6 километров от этой железной дороги, и на 16 километров на юго-запад от местности Башкиаран она пересекает дорогу, которая идет от этого местечка к железной дороге, затем она поворачивает на юго-восток, проходит на 1 километр к западу от селения Ашаги-Карабаглар и по местечкам Шагаблу, Карахачи, Ашаги-Чанакджи и достигает реки Эльпинчая, по которой она следует до местечка Арпа; начиная от этого последнего местечка она сливается с долиною Арпачая, достигает местечка Каялу и, следуя по речке Каид, доходит до вершины горы Актабан; затем она проходит по вершинам гор Каратурна, Араджин, Наранлик, достигает спуска реки Релианчая, следует по ее долине, чтобы дойти к югу от местечка Аза до местечка Алиджин, раположенного на прежней линии русско-персидской границы.

Окончательное установление пограничной линии будет сделано на месте же комиссией, составленной из членов обеих сторон.

СТАТЬЯ 10.
Жители и общины территорий одной из договаривающихся сторон, имеющие права собственности и пользования в отношении недвижимостей, расположенных по другую сторону границы, могут ими пользоваться, их эксплуатировать или сдавать их в аренду, управлять ими или их продавать сами или через доверенных лиц.

Никто не может быть лишен принадлежащих ему прав собственности на эти недвижимости иначе, как по соображениям общественной пользы и всегда за вознаграждение.

Подписали: Халил, Вехиб, А. Хатисов, Ов. Качазнуни, М. Пападжанов

ЦГИА РА, ф. 222, оп. 1, д. 24 (ч. 2), л. 332-333 и об.

Письмо Тифлисского Армянского национального совета Эриванскому Армянскому национальному совету о результатах мирных переговоров с турками в Батуме

Не ранее 4 июня 1918 г.

Приложенная к сему телеграмма дает вам понятие о результатах, достигнутых делегацией. Национальный совет был вынужден принять ультиматум, ниоткуда не имея надежды и не желая обречь последние остатки армянского народа в жертву в неравной борьбе, эмиграции, болезням и голоду. Как мы уже сообщали в прошлый раз, у нас нет надежды, что этот мир будет продолжительным, но у Национального совета не оставалось иного выхода, как этот шаг.

Как видите, нашей делегации удалось немного расширить ворота нашей тюрьмы и выговорить около 1300 кв. верст территории и несколько других благоприятных условий. Есть еще надежда на получение обратно в Константинополе Ахалкалака и Александрополя и даже Карсского Ширака до Кагызмана. В данный момент мы заняты распределением оставшихся земель между нами и татарами. Поставлено условие, чтобы к мирному договору был приложен протокол о нашем размежевании, об определении наших границ. Сегодня или завтра будет найдена линия согласия, и протокол будет отослан в Батум. Нам останется армянская часть Борчалу, постараемся сделать нашей границей реку Храм. Далее горная часть Казаха, мы должны постараться присоединить к ней узкую полосу в Елисаветпольском уезде, где находятся два покинутых русских села. Весь Новобаязетский уезд. Мы требуем Даралагязский уезд, о котором идет спор. Далее город Эривань и 7-верстное расстояние от его вокзала, Эчмиадзин с границей Карасу, весь Абаран с границей - вершина Алагеза и по прямой линии до Бамбакского Аг-Булага и по прямой линии до границы Ахалкалакского уезда.

Местные татары полагают, что турки, в конце концов, оставят нам Сурмалу, на который они не имеют видов, а также упомянутые Ахалкалакский уезд и часть Александропольского уезда и то, что отрезано от Эчмиадзинского уезда. Елисаветполь, Шуша, Джеваншир и Зангезур останутся в пределах Азербайджана и образуют, вероятно, особый армянский кантон. Необходимо приложить все усилия, чтобы из оккупированных областей армянство не эмигрировало, вместе с тем, не надо создавать повода, в чем турки усмотрели бы нарушение того или иного пункта ультиматума. Ни текст, ни копия мирного договора нами еще не получены. Наши делегаты приедут на днях и привезут его с собой. Тогда мы снимем копию и пришлем Вам. На днях Армянский национальный совет декларирует независимость Армянской республики, что является настоятельной необходимостью, дабы придать подписанному нами мирному договору политическую ценность.

Мы заявили грузинскому правительству, что по организации Армянского правительства и открытия дорог Национальный совет переедет в Эривань. Грузины потребовали немедленно уйти из Дворца. Мы ушли до предъявления ими своего требования нам. Татары упорствовали, но сегодня их просто выставили из Дворца. Армянский и Татарский национальные советы делегировали по одному представителю во все министерства для раздела государственных имуществ, как и выпускаемых бонов. Армянские и татарские делегаты устраивают совместные заседания для отыскания общей линии поведения, так как в данном вопросе их интересы совпадают. По уходу России и отделения Грузии армяне и татары, оставшись одни, пытаются как будто сойтись. Быть может, этот путь окажется для нас более выгодным и, благодаря татарам, нам удастся умерить хищнические инстинкты турок и обеспечить физическое существование армянского элемента. Многие из нас думают, что если мы установим дружественные отношения с татарами, то в них мы найдем более верных союзников, чем оказались грузины. Во всяком случае, надо умерять страсти и думать о предоставлении народу покоя, не ослабляя нашей военной мощи, дабы быть готовыми ко всяким сюрпризам. Если мир окажется продолжительным, то мы, быть может, будем иметь возможность приняться за созидательную работу, оставить войну на долю турок, татар, русских и англичан. Грузия также приняла ультиматум, потеряв Батумский, Ахалцихский районы. Они пользуются германским покровительством и потому чувствуют себя гарантированными от турецкого ига и захватов. Просим снять копию с этого письма и отправить ее в Штаб корпуса.

О ваших боях мы получили сведения от Вехиб-паши, насколько они достоверны, не знаем, во всяком случае, нашей, хотя небольшой и бедной, но свободной Армении, мы обязаны самопожертвованию нашего войска. Насколько нам известно, немцы и турки Кавказ делили на Грузию и Азербайджан, обеспечив армянам лишь физическое существование. Надо полагать, что сопротивление нашего войска принудило их признать и Армению.
Председатель А. Агаронян
Секретарь Нацсовета Н. Агбалян

ЦГИА РА, ф. 222, оп. 1, д. 137, л. 1 и об.

Телеграмма главнокомандующего оттоманскими армиями на Кавказском фронте Вехиб-Махмеда Ф. И. Назарбекову о причине занятия турецкими войсками спорных между армянами и грузинами территорий

Июнь 1918 г.

Ваше Превосходительство, границы Армянского и Грузинского государств до сего времени не определены. Я признаю необходимым и неизбежным оставить войска на линии Александрополь-Караклис (и) к северу от последнего до ст. Садахло, исключительно это в Ваших интересах, впредь до точного установления границ. Будьте уверены, что в случае, если я отзову свои войска, грузины проникнут в Ваш район и займут его. Если Вы мое мнение считаете неправильным и если Вы найдете более удобным легко прийти к соглашению между собой, то с моей стороны не будет никаких препятствий к отводу моих войск. Я приказал его превосходительству Шефки-паше теперь же вывести наши войска из занятого ими района к югу от Караклиса. Полковник Кязим-бей Карабекир - командир одного из моих армейских корпусов - ожидает в Александрополе комиссию, которая Вами будет туда послана. Я Вас прошу принять уверение в моем глубоком уважении.

Главнокомандующий оттоманскими армиями на Кавказском фронте генерал-лейтенант Вехиб-Махмед
ЦГИА РА, ф. 289, оп. 1, д. 2, л. 4.

Постановление Совета Министров об объявлении территории Азербайджана на военном положении

19 июня 1918 г.

Весь Азербайджан ввиду чрезвычайных обстоятельств объявить на военном положении и поручить министру внутренних дел о соглашению с командующим Кавказской исламской армии выработать соответственное обязательное постановление.

Председатель Совета Министров
Фатали-хан Хойский

Предписание Армянского национального совета командиру Отдельного Армянского корпуса о недопустимости отступления войск от установленной мирным договором границы и необходимости иметь боеспособную армию

11 июля 1918 г.

Армянский Национальный Совет, обсудив 9 июля Ваше решение отойти от Тазакента и Агбаша и узнав, что это Ваше решение исходило не из стратегических соображений, а было лишь политическим шагом, дабы спасти Вами не полученное письменное обещание, данное Александропольской комиссией: 1. Что Ваше решение противоречит тому постановлению Национального совета от 8 июля (на заседании присутствовали и Вы), которым было решено защитить очерченные границы, не позволяя никаких покушений на них, единогласно постановил: выразить свое сожаление по поводу отступления наших войск от установленной границы под напором турецких войск, что есть нарушение мирного договора, довести до Вашего сведения, что больше такие действия не могут быть одобрены Национальным советом и что новые покушения турок перейти установленные границы должны получить самый сильный отпор с Вашей стороны. Не принимая никакие соображения, Национальный совет просит вас принять все меры, чтобы держать войска в полной боевой готовности, укрепить мощь и оказать содействие для урегулирования продовольствия войск.

Со своей стороны Национальный совет приложит все усилия для оказания Вам содействия иметь вполне боеспособную и хорошо дисциплинированную армию.

ЦГИА РА, ф. 222, оп. 1, д. 24 (ч. 3), л. 373.

Постановление Совета Министров о введении законов военного времени

23 июня 1918 г.

Ввиду введения на всей территории Азербайджана военного положения, согласно постановления правительства, объявляется следующее обязательное постановление:

1. Ниже перечисленные уголовные преступления изъемляются из под общей подсудности и будут судимы с применением к виновным порядка законов военного времени: убийство, разбой, грабеж, вооруженное сопротивление властям, похищение и изнасилование женщин, поджоги жилых строений и хлебов, повреждение железных дорог, телеграфных, телефонных линий и сооружений. Лица, изобличенные в этих преступлениях, будут немедленно привлечены к ответственности военно-следственной комиссией, которая по расследовании дела направляет таковое военному суду. Приговор последнего конфирмуется командующим Кавказской исламской армией и приводится в исполнение в течение 24 часов после постановления.

2. Ниже перечисленные деяния считаются запрещенными и подлежат наказанию в административном порядке:

а) запрещается оглашение и публичное распространение ложных слухов и сведений, могущих возбудить национальную или межклассовую вражду;

б) запрещается распространение сведений о действиях и распоряжениях правительства и операциях воинских частей;

в) запрещаются всякого рода митинги и многолюдные сходбища без особого разрешения подлежащих властей;

г) запрещается ношение, хранение и торговля всякого рода огнестрельным оружием, патронами боеприпасами и взрывчатыми веществами; при этом все свидетельства на право ношения и хранения оружия, выданные до дня объявления сих правил считаются недействительными; данная статья не распространяется на военнослужащих в отношении ношения и хранения присвоенного им оружия;

д) все лица не имеющие, согласно сим правилам свидетельств на право ношения огнестрельного оружия и припасов к нему, обязаны в двухнедельный срок со дня объявления его сдать имеющееся у них оружие в ближайшую воинскую часть или начальнику милиции под квитанцию;

е) по истечении установленного предыдущей статье срока дома всех граждан, заподозренных в хранении оружия, без различия общественного положения, будут обыскиваться воинскими частями; найденное оруже будет конфисковано, и виновные будут подвергнуты высшей мере наказания, установленной настоящими правилами;

ж) лица изобличенные в нарушении указанных правил в отделе 2 сего постановления, будут подвергнуты в административном порядке штрафу до 10 000 рублей, или заключению в тюрьму на срок до 6 месяцев, или высылке за пределы Азербайджана; наложение указанных взысканий предоставляется министерству внутренних дел в полной мере, губернатору в пределах штрафа до 5 000 рублей, и тюремного заключения на срок до 3 месяцев и уездным начальникам в пределах штрафа до 1 000 рублей и тюремного заключения на срок до 1 месяца.

3. Настоящее обязательное постановление вступает в силу со дня опубликования впредь до отмены объявленного военного положения.

Министр внутренних дел
Б.А.Джаваншир

(ГААР, ф.100, оп.2, д.7, л.25 Собрание узаконений и распоряжений правительства Азербайджанской Демократической Республики. ст. 18)

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1501

 The Battle for Baku (May-September 1918)
Sent: 03-12-2012 23:44
 
Рано утром 29 июня 1918 г. войска АДР перешли в наступление. Основной удар снова наносили 10-й и 13-й пехотные полки, а азербайджанские добровольцы кавалеристы должны были совершить обход левого фланга красных. 10-му полку ставилась овладеть селом Султанкенд, а 13-му – закрепиться на холмах восточнее садов у села Быгыр. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 205; M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s. 90). Из Мусуллю в направление Курдамира отвлекающий удар наносили добровольцы из пехотной дружины.

К 18.15 батальоны АДР закрепились в западной части Гарамарьям.

Ночью 30 июня войска Бакинской коммуны предпринимают отчаянный шаг. Около трех батальонов с двумя пушками и двумя пулеметами под командованием командира Амирова пройдя незамеченными через армянские и русские селения, утром в половине седьмого утра атакуют со стороны селения Пезевенд непосредственно Геогчай. В самом Геогчае в тот момент стоит всего один батальон Кавказской Исламской Армии, охраняющий турецкий штаб Мурсель-паши. Лишь вовремя подоспевшая со стороны дороги на Евлах дружина гянджинских добровольцев в составе 300 бойцов под начальством майора Назим-бека Рамазанова, вовремя вышел в тыл группы Амирова. Бригада Амирова была практически полностью уничтожена или разбежалась, обе пушки и оба пулемета были захвачены трофеями.

Неизвестно, каков был план Карганова касательно вылазки Амирова на Геогчай ночью, но утром 1 июля в пяти-шести километрах от Геогчая силы 25-го турецкого батальона уничтожают бронепоезд Красной гвардии, пытавшийся прорваться в Геогчай.

В Гарамарьяме большевики тоже закрепиться не смогли и 1 июля, оставив там большое количество оружия и припасов, начали беспорядочно отступать по всему фронту. Оборона стала проходить по линии Кюрдамир-Ахсу, а инициатива перешла в руки Нури-паши. Вести боевые действия в районе с таким сложным рельефом было рискованно. Нури-паша выехал на линию фронта лично.

Терпя поражение, Бакинский СНК неоднократно обращался за помощью к правительству РСФСР, но реальной помощи получить не удалось. Тогда он решился на крайне рискованный шаг и принял предложение находившегося в Северном Иране полковника Бичерахова, командовавшего казачьим отрядом в 1 500 человек.

Шаумян после беседы с Бичераховым писал Ленину: "История с Бичераховым вам хорошо знакома из моих прежних писем. На днях, после того, как его отряд пробился в Энзели, он приехал сюда. Мы побеседовали, выяснили все спорные или казавшиеся спорными вопросы и успокоились. Бичерахов взял на себя ответственную задачу занять наш правый фланг по Шемаха-Геокчайской дороге…"

Боевые действия на Мугани и в дельте Куры

С самого начала боевых действий между большевиками и Кавказской Исламской Армией стало ясно, что особо важное значение имел регион Мугани, и дельты Курч на юго-востоке. Во-первых, этот регион играет роль зерновой житницы Азербайджана. А Бакинская коммуна голодала. Во-вторых, при поддержке кораблей речной флотилии, имеющихся в распоряжении Баксовета, можно было организовать успешное наступление на северо-запад, вверх по течению.

На Мугани со времен Туркменчайского мира 1828 г. происходило заселение казаков. Летом 1918 г., тут сформировалась нейтральная и одновременно враждебная и мусульманам и большевикам т.н. «Муганьская диктатура» под начальством полковника Ивашевича, связанного с Деникиным.

Войска Бакинской коммуны начали еще 26 июня выдвигаться вверх по течению Куры, силами четырех посланных сюда из Баку судов (две канонерки и два военных транспорта), около 2 000 человек живой силы, 6 пушек и 12 пулеметов. За один день были захвачены селения Узунбабалы, Гаралы, Бешлер.

28 июня части Красной гвардии были остановлены в двух верстах от селения Сурра передовыми дозорами группы майора Назим-бека Рамазанова, ранее высланным сюда Нури-пашой из под Геогчая. Силы майора Рамазанова насчитывали один турецкий пехотный батальон и пулеметный взвод (оба из 10-го турецкого пехотного полка), конную дружину азербайджанских добровольцев (140 человек), две трофейные пушки.

Т.к. майор Рамазанов разделил свои силы на мелкие группы по 60-70 бойцов, истинное количество сил Кавказской Исламской Армии в селении Сурра красным было неизвестно, и они застряли.

На следующий день, когда в 4 утра силы Красной гвардии снова перешли в атаку, с запада в Сурра уже подошли подкрепления из Геогчая во главе с майором Ахмед Нахид-беком в количестве одной роты, пулеметного взвода и одной пушки, и 28 июня силы Бакинской коммуны снова не смогли взять Сурра и продвинуться далее вверх по течению. Потери убитыми и ранеными составляли 732 человека (132 убитыми), одно судно олучило тяжелые повреждения. Потери войск АДР убитыми и ранеными составили 29 человек (12 убитых). (N.Yuceer, Birinci Dünya Savaşında. s. 88). Думаю потери войск АДР были выше, но кроме местных и турецких источников, в иных источниках описания боев в Мугани я не нашел.

Общее отступление Красной гвардии, начавшееся в эти же дни под Геогчаем, и наступление Нури-паши на Курдамир, вместе с потерями 26-28 июня 1918 г. пресекли дальнейшие действия красных в дельте Куры. А майор Назим-бек Рамазанов еще отличится в этой кампании.

Моральное состояние войск Бакинской коммуны было низким. Накануне наступления Нури-паши на Курдамир, лишь половина заявленного в списках боеспособного личного состава батальонов Красной гвардии активно принимала участие в боях. Состав был слишком разношерстым. Даже с учетом того, что в Кавказской Исламской Армии была параллельная система отчетности – офицеры азербайджанцы посылали рапорты как Нури-паше, так и непосредственно Шихлинскому, войска АДР все равно были монолитнее чем сброд именуемый войсками Бакинской коммуны.

Терпя поражение, Бакинский СНК неоднократно обращался за помощью к правительству РСФСР, но реальной помощи получить не удалось. Тогда он решился на крайне рискованный шаг и принял предложение находившегося в Северном Иране полковника Бичерахова, командовавшего казачьей бригадой в 1 500 человек (Терские и Кубанские казаки). В распоряжении этого опытного командира осетина были также английские бронеавтомобили. 1 июля 1918 г. этот «революционный спецназ» (думаю на то время в регионе это была реальная боевая сила) грузится на транспорты в Энзели и в тот же день высаживается в Аляте (приморский поселок в 75 км к югу от Баку). 2 июля Бичерахов уже на фронте.

Местность между Геогчаем и Курдамиром, как я уже упоминал ранее, не самая пригодная для наступления, тут много водных каналов и болот. К тому же в тылу у сил Кавказской Исламской Армии находились несколько недружественных армянских селений, откуда по примеру группы Амирова, могли осуществляться диверсионные вылазки по ночам. Во время передышки после Геогчайского сражения были проведены зачистки силами Шекинской и Гянджинской милиции Хагги-бека Ниджа и Джамиль Джахид-бека в селениях Пезевенге, Гырдаду, Ивановка (в этом силе в качестве трофея было захвачено две пушки), Чанагбулаг. В этих боевых действиях с 1 по 4 июля 1918 г. силы АДР потеряли убитыми 7 офицеров и 39 солдат, 9 офицеров и 93 солдата было ранено. 1 офицер и 74 солдата считались пропавшими без вести.

В это время силы АДР занимают позиции по линиям Гарамариям – Мусуллю и Гарамарьям – Агсу. Гарамарьям превращен в базу, сюда переместилось оперативное командование и обозы. Сам Гарамарьям и подступы к нему с севера защищал 13-й Кавказский пехотный полк. Мусуллю защищала местная дружина, а линию Гарамариям – Мусуллю прикрывал Сводный турецкий кавалерийский полк. Местной дружине Мусуллю, однако отводилась важная роль – при наступлении на Курдамир, эти знающие местность бойцы должны были выдвинуться первыми вдоль железной дороги на юго- восток.

Боевые действия начались утром 5 июля. Дружинники Мусуллю на западных подступах к Курдамиру столкнулись с ожесточенным сопротивлением и несли потери. К середине дня им все еще не удалось закрепиться в западной части Курдамира. Тут, помимо сил 1-ой бригады и бригады Бичерахова, у красных имелось также два бронепоезда, до 20 бронеавтомобилей и артиллерия – всего до 3 000 бойцов. Наступление 10-го и 13-го пехотных полков на линию Шемаха – Агсу и по склонам Агсуинского перевала в целом протекало успешно, но медленно. Перерезать коммуникации между Агсу и Шемахой и Агсу и Курдамиром и создать угрозу окружения Курдамирской группе войск Бакинской коммуны не удалось.

Но в целом фронт красных уже был пробит и Нури-паша не изменил планов – на следующий день наступление продолжалось и к вечеру Агсу был взят. Отступление красных на воток по дороге Агсу – Шемаха превратилось в резню когда азербайджанская кавалерия обошла город с севера, пока туда с боем врывались части 13-го Кавказского пехотного полка, и стала преследовать отступавших. Были брошены 1 полевая пушка, 1 арт. обоз, 1 полевой лазарет, 15 транспортных средств и 5 пулеметов. Оставшиеся бойцы Красной гвардии уходившие по другой дороге на юг в сторону Курдамира не смогли соединиться с товарищами – дорога Агсу – Курдамир уже тоже была перекрыта к концу дня 6 июля на участке селения Гарагоюнлу и до Курдамира добралось лишь 100-120 человек.

6 июля Сводный турецкий кавалерийский полк был направлен на участок западнее Курдамира в помощь дружинникам из Мусуллю. Командование атаковавшими Курдамир силами АДР было поручено полковнику АДР Габиб-беку Салимову.

7 июля Салимов предпринимает выдвижение на восток силами дружинников Мусуллю (южнее железной дороги) и двух батальонов (севернее железной дороги). Бои шли до конца дня 8 июля. Бойцы Бакинской коммуны занимали круговую оборону в высоком кустарнике в складках местности на подступах к городу. Но выход трех азербайджанских рот посланых для нанесения обходного удара через непроходимые болота между селами Мурадхан и Шилйан южнее Курдамира привел к панике в рядах большевиков. Судя по потерям дружинников Мусуллю (8 убитых и 12 раненых), они скорее имитировали наступление, чем наступали, и весь расчет делался на внезапность маневра через болота. Красные держались, но когда 9 июля с севера Курдамира стал наседать 13-й Кавказский пехотный полк, против дружинников Мусуллю было оставлено всего около 1 000 человек бойцов и шесть пулеметов.

10 июля Габиб-бек дает приказ общего наступления на Курдамир. Предыдущей ночью разведывательные дозоры Сводного турецкого конного полка уничтожили участок железной дороги между Курдамиром и станцией Кяррар и заняли тут позиции с пулеметами. После 12 часового боя в 13.55 дружинники Мусуллю ворвались на позиции противника. Части Бичерахова севернее Курдамира, стали уходить на восток к селу Гарасаггал и станции Кяррар под прикрытием одного бронеавтомобиля. Штаб 13-го Кавказского пехотного полка выслал вперед отряд во главе с юнкером Гасымовым, чтобы предотвратить возможный дружественный огонь со стороны входивших в Курдамир с юга дружинников Мусуллю. К вечеру передовые части Татарского конного полка, дивизион горной артиллерии и 46-й турецкий пехотный батальон уже заняли оборону в центре Курдамира и вели зачистку (M.Görüryılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s.93). Утром 10 июля весь Курдамир был под контролем воск АДР.

10-й Кавказский пехотный полк в это время прикрывал Агсу со стороны Шемахи. 8 -12 июля большевики силами до 800 человек под командованием командира Газарова предпринимали на этом участке контратаки но дальше чем 10 км до Агсу им продвинуться не удалось.

Предстоял заключительный этап операций на данной стадии – овладеть селениями Гарасаггал и Кяррар, развернуть наступление отсюда на север в направлении Шемахи, (13-й Кавказский пехотный олк) одновременно, наступая на Шамаху с запада силами 10-го Кавказского пехотного полка.

13 июля 1918 г. части АДР выбивают противника из села Гарасаггал, позиции на направлении станции Кяррар – в 400 метрах от станции. 14 июля атака продолжается силами добровольцев Мусуллю и 13-го пехотного полка, после того как бронеоезд Красной гвардии получает два прямых попадания, большевики оставляют станцию Кярарр и к концу дня занимают позиции восточнее на известной нам станции Сыгырлы. Шаумян прибывает на фронт к Бичерахову, обещает подкрепления, но вернувшись в Баку уже не в состоянии или нежелании выполнять обещание – в Баку хаос.

Силы Кавказской Исламской Армии теперь располагались на фронте следующим образом: на левом фланге (Шемахинское направление) и на правом (Сельдиское направление) действовали турецкие части. В центре (Кюрдамирское направление) наступали, в основном, войска АДР К этому времени в составе Кавказской Исламской Армии значительно возросла численность азербайджанских войск вследствие мобилизации военнообязанных в возрасте от 18 до 45 лет.

Одновременно с этим, 12 июля отряд Сальянской милиции АДР под командованием известного нам майора Назима Рамазанова и капитана Солтана Гусейнзаде имея в распоряжении две пушки и два пулемета занимает позиции вокруг села Гарагашлы. К ним также присоединился местный командир Сархан Ширванлы со своей азербайджанской дружиной в 100 бойцов (Е.Токаржевский, Из истории иностранной интервенции, 1957, стр. 452). Цель – остановить продвижение бригады Тер-Авакимова (3-й и 5-й стрелковые батальоны из Баку) на двух судах вверх по Куре. В ходе боев продолжавшихся до 15 июля, бригада Тер-Авакимова была почти полностью уничтожена, несмотря на то, что бригаду с воздуха прикрывали бипланы, взлетавшие с Аджикабульского аэродрома. Войска АДР захватили 31 пленного, 4 пулемета, 63 винтовки, 7 лодок, множество горючего и снаряжения. Потери с азербайджанской стороны – 11 убитых 14 раненых.

В наши дни в Сальянском районе Азербайджана имеются воинские захоронения в Сальяне (захоронение турецкого артиллериста Омар-бека и еще четыре захоронения неизвестных солдат) и Банке (девять захоронений неизвестных солдат).

Начиная со второй половины дня 14 июля 1918 г. на Шемахинском направлении появляются подкрепления. 38-й турецкий пехотный полк, всего 2 731 солдат, 37 офицеров, 2 092 винтовки, 16 пулеметов и 4 горные пушки, только что пересекший далеко на западе границу АДР, был железной дорогой переброшен на позиции под Шемахой. Также тут появляется еще одно подразделение - Лезгинский конный полк АДР.

Бои под Агсу и Курдамиром дали возможность войскам АДР поднять моральное состояние благодаря победам. Кроме того, контроль над Агсу давал следующие преимущества:
1. Шемаха была теперь всего лишь за перевалом (около 14 км длинной);
2. Создавалась угроза с севера правому флагу и тылу оборонявшейся на Курдамирском направлении бригаде Бичерахова.

Правда теперь Нури-паше и командованию Кавказской Исламской армии следовало учесть, что дальнейшие наступательные действия во многом будут зависеть от качества оперативного взаимодействия, т.к. наступать пришлось бы по двум линиям – Агсу – Шемаха – Баку (север) и Курдамир – Баку (юг) и расстояние между ними 60 - 70 км. На северном направлении действовали 13-й Кавказский пехотный полк (подлковник Ахмед Рза-бек), 10-й Кавказский пехотный полк (подлковник, Салим-бек), турецкие 25-й, 26-й и 28-й батальоны. Командовал северной группой войск подлковник Осман-бек. На южном направлении действовали добровольцы Мусуллю, 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка, один взвод из турецкого 26-го пехотного батальона действовавшего севернее и одна инженерный взвод. Командование на этом направлении осуществлял полковник ВС АДР Габиб-бек Салимов. Генерал Мюрсель-бек осуществлял общее командование фронтом.

1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка находился в резерве при Агсу, а 3-й батальон был в тылу в Гяндже. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 324).

Самая тяжелая задача предстояла 13-му Кавказскому пехотному полку. Его батальонам следовало перейбраться через перевалы невысокого, но крутого хребта Гойлер, форсировать реку Пирсаат и выйти на дорогу Шемаха – Баку, окружая противника. В ночь на 19 июля в окрестностях Шемахи идет проливной дождь, лесистые хребты становятся непроходимыми, и по мере выдвижения 13-го полка по перевалам, в 06.00 утра его части вышли не к селению Гойлер (юго-восточнее Шемахи на дороге Шемаха - Баку), а к селению Мараза – юго-западнее Шемахи, атакуя непосредственно сам город. В это же время 10-й Кавказский пехотный полк уже атаковал Шемаху в лоб, и это еще более усилило натиск на противника.

К 11.00 большевики в панике покидали город, но Нури-паша "был очень расстроен" из-за упущенной возможности окружить находившиеся в городе части. К 16.35 первые батальоны обоих полков ворвались в город. Русское и армянское население покинуло город вместе с отходящими отрядами Красной гвардии. Утром 20 июля наступление было продолжено силами 13-го Кавказского пехотного полка и были заняты села Чуханлы и Мелик Чобан. 1 пушка, 2 пулемета, 1 бронеавтомобиль и 1 грузовик были захвачены трофеями. Среди пленных были четверо британских солдат и один офицер (N.Yuceer, Qafqaz İslam Ordusunun Bakı şəhərini azad etməsi, s. 333). 21 июля пала Мараза. В боях за Мадрасу погиб командир турецкого 28-го пехотного батальона майор Иззет-бек. Его могила и в наши дни находится там.

На Курдамирском направлении в 13.30 22 июля была занята станция Сыгырлы и противник отступал беспорядочно до станции Падар, которую войска АДР также заняли к вечеру того же дня. Фронт на севере стабилизировался в 6 верстах восточнее селения Джанги, южный – восточнее станции Падар.

...............................

В эти дни в Баку морским путём из Астрахани прибыл большой транспорт с оружием и боеприпасами, в том числе 3 броневика, 80 орудий, 160 пулеметов, 10 тысяч ружей и 200 тысяч патронов в сопровождении группы Г.Петрова, состоящей из матросов краснофлотцев и казаков. Бичерахов отказался от командования. Назначили З.Аветисова. Пока что Бичерахов продолжал оставаться на фронте, как и его люди.

24 июля 1918 г. Баксовет издает известное обращение к солдатам Красной гвардии и краснофлотцам биться на смерть "против ненавистного турецкого ига" и "диких турок". Но депеша Петрова с фронта Шаумяну и Корганову говорит об обратном – полевые командиры в панике. К тому времени, многие из большевистских и дашнакских командиров понимали, что живыми их в плен брать не будут.

26 июля южная группа войск Нури-паши продвинулась еще немного, заняв три села и станцию Гарасу. На следующий день полковник Габиб-бек Салимов переносит сюда свой штаб, на южный берег Куры. Вечером большевики оставляют без боя Гаджыкабул, и передовые отряды Селимова и действовавшей с северного берега Куры милиции Ахмед Хамди-бека входят в поселок. Мосты правды взорвать красные успели, как писал Шаумян в телеграмме Ленину. Войска АДР располагали уже к тому времени на этом участке одним жд. взводом, которому и было поручено установить восстановить переправы. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 249).

На 28 июля 1918 г. южном направлении большевики занимали фронт у жд. станции Пирсаат, на северном – селение Джанги. В ночью на 29 июля начинается наступление войск Нури-паши по всему фронту, к утру освобождаются на севере Джанги, на юге станция Пирсаат. 30 июля наступление продолжается и северная группа, освободив Атбатан, разворачивается на юг к Баку – до него уже 20 км. Противник отступает к поселку (ныне город-спутник) Хырдалан и занимает оборону по линии между озером Масазыр и поселком Хырдалан и Гобу. Ночные отчаянные попытки Красной гвардии организовать контр-атаку силами до 200 человек, 2 пушек и 3 бронеавтомобилей успеха не имели.

На юге войска полковника Салимова продвинулись до станции Эйбат, где укрепились остатки группы Бичерахова. 30 июля Бичерахов вместе с остатками привезенной с ним из Ирана бригады (осталось всего 300 человек, 4 британских офицера и 50 солдат, 4 грузовика, 1 бронеавтомобиль) (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s. 95) оставил фронт и направился на север в Дагестан, пока был открыт северный въезд в Баку.

1 августа 1918 г. в Баку произошел переворот и власть перешла к временному органу именовавшемуся "Центрокаспий", состоявшего из представителей эсеров, меньшевиков и дашнаков. Комиссаров арестовали и, по официальной все эти годы версии, вывезли в пустыню Агджакум (Закаспий, Туркмения) и расстреляли.

В отношении наступавшей на Баку Кавказской Исламской Армии Центрокаспий был таким же врагом как и Баксовет, разница теперь была лишь в том, что интересы британцев теперь учитывались гораздо серьезнее, а для британцев турки были такими же оккупантами Азербайджана, как и для Баксовета. Таковой собственно теперь и была цель оборонявшихся - выстоять до подхода британских войск.

Турки и войска АДР в эти дни интенсивно готовились к шутрму. Согласно плану, первой в город должна была вступить северная группа войск, с 13-м пехотным полком на острие атаки. Этому же полку следовало немедленно приступить к восстановлению порядка в городе, как только сопротивление будет сломано. Подразумевалось расквартировать два батальона данного полка в черте города (один в мусульманском и один в христианском кварталах). Южная группа войск должна была наступать на Баку со стороны ж.д. станции Эйбат. Артиллерии южной группы войск также было приказано осуществлять прикрытие от возможного обстрела наступавших с моря,с кораблей Каспийской флотилии. Резервы были размещены вокруг ж.д. станции Гюздек (2-ой батальон 38-го пехотного полка, Лезгинский кавалерийский полк войск АДР и один артиллериский батальон). Штаб был расположен у оселка Хокмали.

Современные турецкие источники считают, что приказ о первом штурме Баку был отдан турками наспех, без должного изучения позиций противника и сил оборонявшихся. Так, основным направлением удара южной группы войск был выбран участок между т.н. "Волчьими воротами" (Qurd qapısı) и морем, южный вход в Баку. Но даже невоенному человеку, знакомому с топографией окрестностей Баку ясно, что это не самый пригодный для наступательных действий участок. Слева обрывистые холмы, узкая полоска дороги в город, справа море. Отсюда в город лучше входить парадным маршем, но никак не с боями. Сама форма города Баку (амфитеатр полукругом на берегу моря) также способствует оборонительным действиям, особенно если учесть то, что по всей гряде полукругом у оборонявшихся были расставлены арт. батареи. Артиллерия турок была слабее - например артиллерия 38-го пехотного полка на 1 августа 1918 г. имела всего лишь 4 снаряда в наличии (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İSlam Ordusu. s.194).

1 августа 1918 г. начался штурм (т.н. в турецких источниках "Первая Бакинская операция"). Сначала огнем артиллерии были уничтожены три вражеские пушки находящиеся на холмах прикрывавших вход в город со стороны восточнее ж.д. участка Эйбат - Баладжары. К 14.30 батальоны 13-го пехотного полка овладели высотой 763, с которого просматривался город и Бакинская бухта. Контратаки войск Центрокаспия с целью вернуть контроль над высотой успеха не имели.

В это же время 10-й пехотный полк вел бой южнее, за высоты между Волчьими воротами и поселком Гышла и его 29-й батальон к концу дня 1 августа 1918 г. первым ворвался на вражеские позиции. С этих холмов уже можно было вести огонь непосредственно о городу и бухте. Несмотря на то, что к концу дня наступавшие уже овладели ключевыми пунктами у северного и южного входов в город, огонь артиллерии врага остановил наступление. Станция Эйбат между тем была все еще в руках войск Центрокаспия. Попытки Салимова организовать наступление на станцию вдоль параллельного железной дороге шоссе Алят - Баку также не имели успеха - с моря узкая полоска дороги к Волчьим воротам прекрасно простреливалась корабельной артиллерией Каспийской флотилии. Трофейный бронепоезд войск АДР "Азербайджан" так же не мог поддерживать наступавших из-за отсутствия технической воды для его обслуживания (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 267).

На севере у Хырдалана продвинуться вообще не удалось.

Бои продолжились ранним утром 2 августа с "дуэли" между прикрывавшим станцию Баладжары бронепоездом Центрокаспия и батареей войск АДР, на участке между поселком Хырдалан и ж.д. станцией Баладжары. Бронепоезд отступил, а поднявшиеся в атаку 29-й и 60-й батальоны 13-го пехотного полка быстро овладели важной высотой 788. Также был установлен контроль над телеграфными и телефонными линиями шедшими вдоль отрезка ж.д. Баку - Баладжары - Хырдалан, благодаря чему, появилась возможность отслеживать переговоры и сообщения противника. Артиллерия турок и АДР умолкла - снарядов нет. Бои прекращаются. На юге удалось продвинуться до Сангачал.

В ночь на 3 августа войска Центрокасия предпринимают безуспешную контратаку силами до двух батальонов в направлении позиций 13-го турецкого пехотного полка. Целью видимо было отбить участок ж.д. между Хырдаланом и Баладжары.

Утром 3 августа 1918 г. Мурсель-паша обращается к командованию войск Цетнрокаспия с предложением сложить оружие. Депеша была доставлена парламентерами властям города парламентерами. предоставлялись гарантии безопасности мирного населения вне зависимости от национальности и вероисповедания, а также гарантии возможности покинуть город беспрепятственно для тех кто захочет. Ответа получено не было. Видимо потому, что Бичерахов (которого кстати эсеры и меньшевики "перехватили" по пути в Дербенд и назначили командующим) в этот день начал тщетную попытку прорваться к Баку с севера, из Хачмаза. Сообщение о начавшемся наступлении было опубликовано листовками на русском и армянском языках и расространено среди жителей города, что вызвало немалое воодушевление.

Также Центрокаспий плыл "спасать" британский полковник Стокс, прибывший из Энзели 4 августа - семь малых кораблей. Ожидали более серьезных подкреплений - захваченные в плен британцы говорили о 3-4 тысячах солдат Денстервиля, которых ждали со дня на день (Денствервиль со своими силами прибыл 17 августа).

4 августа войска АДР полковника Салимова (южная группа войск Нури-паши) овладела ж.д. станцией Пута и соединилась с северной группой наступавших. Теперь это был сплошной фронт по гребням холмов вокруг Баку.

Диспозиция на конец дня 4 августа 1918 г. была такова.

Север:

13-й турецкий пехотный полк (в первой линии у Волчьих ворот - 4-й, 46-й, 30-й батальоны, в резерве придан 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку стоит на правом фланге - 4 гаубицы, 6 пушек Шнайдера, 4 русские полевые пушки (троф.), 3 русские горные гаубицы (троф.).

10-й турецкий пехотный полк (в первой линии, между 13-м пехотным полком и поселком Хырдалан - 29-й и 60-й батальоны, в резерве придан 1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку - 8 гаубиц.

Резерв северной группы составляли 25-й, 26-й, 28-й отдельные турецкие пехотные батальоны, Шекинский и Лезгинский кавалерийские полки войск АДР (поселок Маштага), два батальона азербайджанских добровольцев Зехни-бека (прикрывают левый фланг, со стороны Сумгаита и дороги на Хачмаз) и несколько взводов пулеметчиков.

Юг:

Бронепоезд "Азербайджан" войск АДР (ж.д. станция Пута), инженерный взвод (там же), один батальон охраны прибрежной полосы у Алят с приданным ему кавалерийским отрядом и двумя полевыми пушками.

Из сообщения штаба войск Центрокаспия от 6 августа:

"4 августа после пятидневного упорного боя наши войска отошли на последний гребень возвышения, лежащего за г. Баку. 5 августа с рассветом, овладев высотой Патамдар, турки стали спускаться к Биби-Эйбату и постепенно его занимать. Другая их колонна подошла к Биби-Эйбату со стороны сел. Шихово. На окраине Биби-Эйбата завязался горячий бой, который окончился отходом наших войск на гребень, окружающий Биби-Эйбат с севера и востока, и к Баилову, то есть к окраине города…"

First   Prev  1 - 10  11 - 20  21 - 30   31 - 40   41 - 50  Next   Last
New Products
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
Battalion colour for the Grenadier regiments. Russia, 1780-1797; 1/72 (20 mm)
$ 0.72
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
Cossack banner, XVI century, Russia; 28 mm (1/56)
$ 0.72
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
Banner of the 101st Rifle Regiment of the 12th Rifle Division; 28 mm (1/48)
$ 0.72

Statistics

Currently Online: 3 Guests
Total number of messages: 2798
Total number of topics: 304
Total number of registered users: 1030
This page was built together in: 0.0562 seconds

Copyright © 2009 7910 e-commerce