Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Форум
Вы не авторизованы!      [ Войти ]  |  [ Регистрация ]
Форум » Russian Civil war / Гражданская война в России » Тема: Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920 -- Страница 5  Перейти в: 


Отправитель Сообщение
Первый   Предыдущий  21 - 30   31 - 40  41 - 50  51 - 60   61 - 70  Следующий   Последний
Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 04-09-2012 20:11
 
В сети обнаружилась классическая работа Файзуллы Ходжаева по гражданской войне в Туркестане "К истории революции в Бухаре и национального размежевания в Средней Азии".
http://uz-left.narod.ru/txt/hodzhaev.htm

Всем рекомендую. Пока же ставлю вырезки на тему состояния бухарской армии:

Проходившие через Бухару с кавказского фронта демобилизованные казачьи части начали усиленно снабжать Бухару оружием; помимо этого, эмир закупал оружие где только возможно было. Ему удалось установить связь с русскими контрреволюционерами и при помощи русских офицеров наладить довольно многочисленную по тому времени армию в несколько тысяч человек.

Файзулла Ходжаев. К истории революции в Бухаре и национального размежевания в Средней Азии // Избранные труды в трех томах. (Ред. колл. А.А. Агзамходжаев и др.) Т. I. - Ташкент: "Фан", 1970. С.138

Кроме отрядов Колесова, в этом наступлении приняли участие партийные дружины младобухарцев - около 200 человек - и давнишние союзники, рабочие Новой Бухары, примерно в таком же количестве.
Главные силы были направлены по линии железной дороги, а на шоссе были посланы небольшие конные разъезды и поставлена застава около самой Новой Бухары.
Первая стычка произошла на расстоянии одной версты от стен Бухары, у Фатхабада. Эмирские войска, главным образом конные, очевидно, не очень хотели драться и быстро отступили, потеряв несколько человек ранеными и убитыми. Зато отчаянно дрались фанатичные приверженцы старого - муллы, хотя и плохо вооруженные: ножами, топорами. Я видел лично, как один из них с палкой в руках и ножом во рту шел прямо на наших пулеметчиков и бросился на них. В этом бою был убит командир казачьей сотни Мирза Шамс и еще один из офицеров эмирской армии.
Эмир, увидев свое поражение, немедленно выслал к нам своих представителей с письменным согласием на все наши требования и просил, со своей стороны, прекратить наступление на город, дабы предотвратить напрасные жертвы с обеих сторон.


Там же. С.142

Эмир же, которому при помощи всей этой затеи (мнимым разоружением надо было только выиграть время) и не думал сдаваться.
Наоборот, он, оказывается, тотчас же арестовал наших представителей, чтобы их казнить, а сам стал лихорадочно готовиться к новому на нас нападению, с целью окончательно раздавить и уничтожить наши немногочисленные отряды.
Подготовка ему удалась самым блестящим образом. Во-первых, он выиграл ровно три дня и за это время сосредоточил все свои части вокруг Бухары.
Во-вторых, он через специальные группы мулл провел против нас бешеную агитацию религиозно-националистического характера среди крестьянства, что ему прекраснейшим образом удалось.
Этим путем эмир бросил против нас до 35000 чем попало вооруженных людей.
В-третьих, он лишил нас связи с Ташкентом и, следовательно, всякой возможности получить подкрепление или даже, в случае неудачи, благополучно отступить, разобрав железнодорожный путь на протяжении ста с лишком верст, от Кермине до Кара Куля, и вырезав телеграфные провода.
Вот какой ценой мы заплатили за нашу доверчивость.


Там же. С.145

Эмиру, ценою величайших народных бедствий и потоков пролитой крови, удалось в то время, когда все кругом кипело, добиться полного спокойствия в своей стране и создать 20000 армию сарбазов и наукеров, вооружив ее оружием европейского образца.

Там же. С.155

Завязался горячий бой у самых городских стен. Упорен он был до крайности. Кладбище переходило из рук в руки. Несколько раз красные бойцы добирались до самых ворот, но, осыпаемые градом пуль, камнями, вынуждены были с большими потерями отходить назад. Несколько раз безуспешно они бросались на штурм стен. Неоднократно раскрывались городские ворота, и яростные толпы, наэлектризованные и предводимые муллами и чиновниками, поддерживаемые со стен огнем, с криками "Алла" шли на секшие их наши пулеметы. Доходили до них и бросались в рукопашную схватку.
Используя довольно многочисленную конницу, эмир и его генералы внезапными ударами на фланги пытались опрокинуть развернувшийся перед городскими стенами наш боевой порядок.
Два раза левая колонна проникала через Каракульские ворота в старый город, но, встречаемая превосходящими силами, забрасываемая гранатами в узких улицах города, должна была отходить с большими потерями.
Ни ночью, ни на следующий день, ни на минуту не прерывался и не стихал бой. Зарево пожаров, гул артиллерийской стрельбы, трещание пулеметов, крики - все это, смешиваясь, создавало жуткую картину ночи.


Там же. С.188

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 15-09-2012 03:12
 
Поражение закаспийских белогвардейцев в апреле 1919 г. у станция Равнина вызвало сильнейшую тревогу среди всех контрреволюционных сил Средней Азии. Эмир Бухары, к которому перешла теперь роль главы среднеазиатской контрреволюции, начал спешно готовиться к войне, призывая к этому Джунаид-хана (53). Летом 1919 г. между бу-харским эмиром и Джунаид-ханом был заключен военно-политический союз против Советской власти. Вскоре Джунаид-хан объявил в Хиве поголовную мобилизацию и назначил новый военный налог. Джунаид-хана поддержала значительная часть туркменской и узбекской феодальной знати.

53. Рукописный фонд Ин-та истории партии при ЦК КПУз, д.1257, т.II, п.1, л.107-119.

История гражданской войны в Узбекистане. Т.II. Изд-во "Наука" Уз.ССР. Ташкент, 1964. С.277-278


С ноября 1917 по март 1918 г. в ханстве были объявлены три мобилизации (78), в результате чего к марту 1918 г. эмир имел 40-тысячную армию (79). Белогвардейские офицеры и английские военные инструкторы обучали мобилизованных солдат. Эмир скупал оружие у офицеров казачьих частей, возвращавшихся с Кавказского фронта и из Ирана. Кроме того, материальную помощь ему оказывали английские империалисты. "...Материальная и военная поддержка англичанами бухарского эмира, - сообщала и советская печать, - укрепила, в свою очередь, реакцию, окрасившуюся тенденциями английской ориентации" (80).

78. Наша газета, 3 апреля 1918 г.
79. Там же.
80. Жизнь национальностей, 23 февраля 1919 г.

Там же. С.286


25 марта 1918 г. в Кизылтепе был заключен мир, полкчивший название "Кизылтепинского соглашения". Основые условия этого соглашения сводились к следующему:
1. Разоружить подданных Бухарского ханства.
2. Оставить регулярную армию в количестве 12000 человек при 12 военачальниках.
3. Выдать всех русских контрреволюционеров и белогвардейцев, скрывшихся в Бухарском ханстве и руководивших военными действиями бухарской армии.
4. Восстановить железнодорожную линию и возместить все убытки, причиненные государственным предприятиям. Возмещение убытков мирного населения и семей убитых и раненых возложить на правительство каждой стороны.
5. Обеспечить в дальнейшем целостность и сохранность железнодорожного пути, телеграфа, жизнь служищам железной дороги на территории Бухарского ханства.
6. Совершить обмен пленными.
7. Обязать бухарское ханство не перелагать на беднейшее население расходов, связанных с возмещением убитых.

Новый Туркестан, 3 апреля 1918 г. // Там же. С.288

Осенью 1918 г. англичане прислали бухарскому эмиру через Афганистан 78 верблюдов, нагруженных винтовками (94). Число английских инструкторов в Бухаре превысило к весне 1919 г. 600 человек (95). Население в возрасте от 20 до 45 лет было мобилизовано, так что к концу 1918 г. Бухара располагала почти 50-тысячным постоянным войском (96). Кроме того, формировались конные части: ханство было разделено на 300 районов, каждый был обязан поставить по 4 человека в полном снаряжении на коне (97). Продолжались усиленная скупка оружия, ремонт и реставрация старого, а также работали заводы по изготовлению патронов и снарядов. Бывшие военнопленные и белогвардейцы, работавшие на этих заводах, получали от эмира по 1500 рублей в месяц (98). Изготовлялось множество арб, которыми предполагалось отправлять в дальние кишлаки разобранный железнодорожный путь.
В ноябре 1918 г. советская администрация Керки заметила оживленные военные приготовления местных бухарских властей, направленные против русской части города. Керки представлял из себя удобный пункт для удара на Чарджуй — базу Красной Армии, для действий против контрреволюционного закаспийского правительства. Керкинский бек усилил охрану бухарской части города и кишлаков, непосредственно прилегающих к русской части города. Таким образом, она оказалась охваченной кольцом вооруженных бухарских отрядов. Бек запретил советским гражданам проходить и проезжать по бухарской части города в ночное время, всячески препятствовал заготовке продовольствия и фуража для Красной Армии. Бухарские власти вывезли все товары с местного базара и запретили местному населению принимать от советских граждан денежные знаки, выпущенные Туркестанским народным /289/ банком. По данным разведки, керкинский бек получил распоряжение эмира собрать в городе под предлогом народных игр («козлодранья») несколько тысяч вооруженных людей и ожидать дальнейших указаний (99)).
Начавшееся после марта 1918 г. политическое и экономическое сближение эмирской Бухары с Афганистаном и Ираном продолжало развиваться. В Ташкенте был создан тайный комитет по объединению всех мусульман. Члены этого комитета разъезжали по Бухаре, Хиве, Закаспию, Фергане и вели агитацию за объединение. «Ислам в опасности», «Объединение правоверных!» — призывали они (100). «Цементом объединения явился ислам, — писал М. В. Фрунзе, — и идея панисламизма растет неудержимо» (101).
В Бухаре стали появляться издаваемые в Мешхеде и Тегеране про-английские газеты. Они запугивали мусульман «красным призраком большевизма» и уверяли их, что англичане — единственный народ, с помощью которого Бухара может стать «свободной и независимой» страной102. Весной 1919 г. в Бухару прибыл английский агент Исмаил Бек-заде, проводивший панисламистскую пропаганду в соседних с Бухарой областях — в Хиве, Фергане, Афганистане, Закаспии (103).
Опираясь на помощь Англии и имея тесные сношения со всеми внутренними врагами Советской власти, эмирская Бухара, внимательно следившая за положением дела в Туркестанской республике, во многом переоценила свои возможности. Когда в Ташкенте началась подготовка к белогвардейскому мятежу, руководить которым предстояло изменнику Осипову, бухарский эмир заключил тайное соглашение с Осиповым, что в случае удачи эмир «должен... взять Самарканд и выгнать оттуда большевиков» (104).
После подавления январского белогвардейского мятежа в Ташкенте и временного соединения Туркестана с Россией (январь 1919 г.) бухарский эмир начал открытую борьбу против Туркестана. Он послал специальную делегацию в штаб генерала Маллесона и закаспийского контрреволюционного «правительства» с просьбой ускорить прибытие английских войск в Бухару.
Весной 1919 г. эмир получил от закаспийских белогвардейцев 13 тыс. винтовок и патроны. В свою очередь он обязался поставить 40-тысячное войско и отрезать Закаспийский фронт от Ташкента (105). По просьбе английского командования для того, чтобы снабдить их войска в Закаспии хлебом, фуражем и скотом, бухарский эмир отправил первый караван через Бурдалык-Ислам.
В конце апреля 1919 г. в Бухару проник бежавший из Ташкента Осипов и принял активное участие в реорганизации армии. В то же время советскому командованию стало известно, что специальный чиновник, посланный эмиром в Керки, производит набор в войско эмира и посылает всех мобилизованных в Старую Бухару. «Поведение Бухары последних дней вызывает серьезные опасения, — сообщалось из Чарджуя советскому командованию в Ташкент. — Имеем ряд оснований полагать, что Бухара намерена активно выступить против нас в союзе с противником» (106). Это сообщение вскоре подтвердилось. В ханство в начале мая 1919 г. прибыло много белогвардейских офицеров для обу/290/чения местной армии. Эмир постоянно обменивался делегациями с закаспийским контрреволюционным правительством. Царские чиновники, находившиеся в ханстве, распространяли всевозможные провокационные слухи и прокламации с целью настроить население ханства против Советской республики. Эмир оказывал помощь басмачам Туркестана оружием и продовольствием. Так, в мае 1919 г. один из предводителей басмаческих шаек, Мадамин, отправил своего представителя в Каратегинское бекство за оружием и людьми. Бек потребовал, чтобы басмачи защищали «правоверных мусульман» до последней «капли крови» (107). Летом 1919 г. другой предводитель басмачей, Иргаш, обратился с просьбой к бухарскому эмиру снабдить его хлебом и получил 300 батманов пшеницы (108).
Эмирская Бухара причиняла много беспокойства Советскому Туркестану и принуждала отрывать от других фронтов крупные силы. Председатель ЦИК Туркестанской республики А. А. Казаков на I краевой конференции мусульманских организаций РКП (б) в Ташкенте (24—30 мая 1919 г.) говорил: «Малоопасным, но болезненным нарывом в тылу Закаспийского фронта явилась Бухара, которая при малейшем признаке возможности нашего поражения англо-асхабадцами, принимала явно враждебную и угрожающую позу и открыто поддерживала дружественные отношения с правительством и штабом противника» (109).
Провал военного наступления Антанты в 1919 г., успешное наступление Красной Армии на Закаспийском фронте и прибытие советских войск на помощь защитникам Керки заставили эмира заключить 19 июля 1919 г. соглашение с правительством Туркестанской республики об урегулировании керкинских событий (110).
Однако подписание мирного соглашения не означало установления нормальных отношений с эмирской Бухарой. Эмир так же легко подписывал мирные договоры, как и нарушал их. Ему ничего не стоило уверять правительство Туркестана в дружбе и одновременно помогать английским империалистам в их борьбе против Советского государства. Когда полномочный представитель Туркестанской республики в Бухаре посетил 1 июля 1919 г. Сейид Алим-хана для выяснения взаимоотношений Бухары и Туркестана в связи с серьезной обстановкой, сложившейся летом 1919 г., то бухарский эмир заверил его в своих дружественных отношениях, а первый министр — кушбеги — прислал в Комиссариат иностранных дел Туркестана телеграмму с просьбой передать в Москву заверения в непоколебимости дружественных чувств к Советской республике (111).
Не выступая после керкинских событий открыто против Советской власти в Туркестане, бухарский эмир в то же время не прекращал подготовку к нападению на Туркестанскую республику.

94. Военная мысль, Ташкент, 1921, № 3, стр. 146.
95. Красная летопись Туркестана, Ташкент, 1923, кн. 1—2, стр. 104.
96. ЦГА УзССР, ф. Р-17, oп. 1, д. 81, л. 48.
97. ЦГАКА, ф. 25859. оп. 2, д. 27, л. 262.
98. ЦГА УзССР, ф. Р-17, oп. 1, д. 81, л. 1.
107. ЦГАКА, ф. 110, оп. 3, д. 181, л. 74.
108. Там же, ф. 125, oп. 1, д. 4, л. 7.
109. ЦГАОР СССР, ф. 1318, oп. 1, д. 636а, л. 12.
110. ЦГА УзССР, ф. Р-17, oп. 1, д. 199, л. 574.
111. Известия ТурЦИКа, 8 июля 1919 г.

Там же. С.289-291


На стр.330-331 еще описывается интересная история о боях в Керкинском бекстве, когда осиповцы, бухарцы и туркмены в апреле-мае осадили крепость Керки. Хотя силыбольшевиков, которые жили в русской части города, составляли всего из роты в 150 человек, конной сотни, партийной дружины в 80 чел. и железнодорожной охраны в 75 чел. (позже подошел отряд из Кагана), им удалось заранее разоружить керкинского бека. 16 мая был предъявлен ультиматум о сдаче, а на следующий день крепость была взята. 19 мая бухарцы, осиповцы и туркмены осадили город и пытались его взять вплоть до июля. 19 июля эмир бухарский был вынужден заключить с советским правительством договор о прекращении осады.
Да, дни эмира были сочтены.

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 15-09-2012 21:10
 
Эмирская Бухара лихорадочно собирала военные силы. В ханстве проходили мобилизации, изготовлялись боеприпасы. Формировать части и обучать солдат эмиру помогали бежавшие в Бухару белогвардейские офицеры, а также английские инструкторы. На случай войны делались запасы продовольствия. Осенью 1919 г. бухарский эмир заключил соглашение с химинским ханом о совместных действиях против Советской республики (45). Тогдаже в Бухару под видом торговцев прибыли англичане и привезли бомбы, английские винтовки (46).
В октябре 1919 г. в бухару из Туркестана бежал английский шпион майор Бейли для того, чтобы склонить эмира участвовать в выступлениях Антанты против Советской России (47). Белогвардейский штаб в Бухаре распускал провокационные слухи о мнимых победах Деникина и о скорой гибели большевиков, толкая эмира к выступлению против Советского Туркестана (48). "Бухара откровенно контрреволюционная, все наши белогвардейцы имеют убежище и ласковый прием. Сильно скупается оружие, патроны, готовится к схватке", - говорилось в телеграмме председателя Реввоенсовета Туркестанского фронта (49).

45. ЦГАСА, ф.110, оп. 3, д. 105, л. 82.
46. ЦГА УзССР, ф. Р-17, оп. 1, д. 284, л. 9.
47. Там же, л. 75.
48. Там же, л. 43.
49. Иностранная военная интервенцияи гражданская война в Средней Азии и Казахстане. Т.I, стр.139.

История гражданской войны в Узбекистане. Т.II. Изд-во "Фан" УзССР. Ташкент, 1970. С.92.


Поздней осенью 1919 г. глава английских интервентов генерала Маллисон в ответ на грамоту Сейил Алим-хана писалал ему письмо, в котором советовал эмиру не падать духом, так как успехи советских войск в Закаспии "случайное и временное явление". Маллисон советовал эмиру придерживаться внешне политики нейтралитета, маскируя таким путем свою агрессивную деятельность (53).
...
30 марта М.В.Фрунзе в сопровождении членом Турккомиссии приехал в Старую Бухару и посетил эмира. В беседе с ним Фрунзе заявил о необходимости установления нормальных взаимоотношений и торговых связей Бухары с Советской Россией (57). В телеграмме В.И.Ленину в марте 1920 г. М.В.Фрунзе писал: "Далеко не так благоприятно положение в Бухаре, которая усиленно готовится к борьбе, проводя мобилизацию и запасаясь оружием и снаряжением..." (58).

53. "Вестник НКИД", 1922, №4-5, стр.129-131.
...
57. "Известия", Новая Бухара, 1 апреля 1920 г.
58. М.В.Фрунзе на фронтах гражданской войны. М., 1941. стр.275.

Там же. С.93


Начиная с января 1920 г. в Бухаре стала наблюдаться новая активизация английских агентов по обработке общественного мнения в пользу Англии. Главную роль в этом играла местная персидская колония, состоявшая из купцов, придерживающихся проанглийской ориентации. В начале января 1920 г. эмира и высших сановников ханства посетил персидский консул в Полторацке (Ашхабаде), после чего при бухарском дворе возник вопрос о посылке специального посольства в Иран (60).
Все это сказалось на политике эмира, который явно усилил подготовку к войне с Советской Россией. В первых числа апреля 1920 г. состоялись трехдневные маневры бухарских войск, расквартированных в районе Старой Бухары (61). Муллы вели усиленную агитацию против Советской Республики, призывали к войне с "неверными". М.В.Фрунзе в телеграмме в штаб Туркестанского фронта от 23 мая 1920 г. писал, что со дня на день ожидается вооруженное столкновение с Бухарой (62).
Первое серьезное столкновение советских пограничников с бухарскими разъездами произошло 15 мая у кишлака Пазандак в районе Пайшамбе, второе — в конце мая в районе кишлака Мусса-Кок, где бухарские сторожевые посты напали на советский кавалерийский разъезд (63).
5 июня 1920 г. у эмира состоялось совещание с видными сановниками ханства. Было решено повременить с открытием военных действий, ибо сил было еще недостаточно. Для того, чтобы замаскировать готовящееся военное нападение, Сейид Алим-хан направил летом 1920 г. в Ташкент своего представителя, а в Москву — чрезвычайное посольство (64). Одновременно, в соответствии со своей двурушнической политикой, эмир направил посольства в Мешхед и в Лондон с просьбой о военной помощи (65).
Посылая миссию в Москву с заверением в вечной и искренней дружбе, эмир в то же время провоцировал новые инциденты на советской границе. 6 июля на 85-й версте от Кагана был злодейски убит советский летчик, совершивший вынужденную посадку из-за отсутствия горючего, причем убийцы получили за свое злодеяние подарки от куш-беги. В июле в районе Чарджуя был убит дипломатический курьер /98/ чрезвычайного посольства Хорезмской Народной Советской Республики, следовавший в Москву (66). Тогда же бухарские военные части заняли селение Аман-Кутан, находящееся в 35 верстах от Самарканда и принадлежащее Советскому Туркестану. Высланная в этот район советская разведка была обстреляна бухарскими частями. В Курган-Тюбинской и Кызылкумской волостях Самаркандской области бухарский бек вел антисоветскую агитацию. Он даже самовольно присоединил эти волости к эмирским владениям, назначил должностных лиц из местных богачей (67).
В ответ на эти провокационные акты Народный комиссариат иностранных дел РСФСР направил 14 июля 1920 г. бухарскому эмиру ноту, в которой указывалось на ряд враждебных действий с его стороны и на него возлагалась вся ответственность за возможнее последствия. Народный комиссариат иностранных дел предлагал эмиру немедленно создать смешанную советско-бухарскую комиссию, которая расследовала бы все инциденты, и наказать виновных (68).
Сейид-хан уклончиво и лицемерно отвечал, что он принимает меры для установления дружбы между Бухарой и Советским Туркестаном, и снова опровергал проводившуюся им военную подготовку для борьбы против страны Советов (69). «Из мирного и успокаивающего тона бухарской ноты ясно торчат зубы западных империалистов, — писала самаркандская газета. — Теперь некоторые симптомы говорят за то, что Бухара готовится стать одной из тех злых шавок, которые были нами не раз беспощадно биты» (70).
Одновременно с подготовкой к войне бухарский эмир продолжал поддерживать усилившееся в Фергане басмаческое движение. Разведкой Туркестанского фронта было установлено участие в басмаческом движении белогвардейских офицеров, проживающих в Бухаре и действующих по указанию английского командования в Мешхеде. Бухара снабжала ферганских басмачей оружием (71).
В конце лета вернулась миссия эмира из Мешхеда с обещанием помощи и указанием начать борьбу против Советской России (72). Политика английского империализма диктовалась и особенно неблагоприятным для него положением на Ближнем и Среднем Востоке. «Англия лишь играет на Бухаре так же, как играла и играет на белой Финляндии и помещичьей Польше и на многочисленных контрреволюционных бандах всяких бывших царских генералов, — объясняла суть этой политики ташкентская газета. — Если в случае войны Бухара потерпит поражение, то Англия бросит ее так же, как бросила всех русских контрреволюционеров, которых она подкупает до поры до времени» (73).
Кроме регулярной армии, в ханстве создавалось так называемое «народное» ополчение (нукеры), куда входили сыновья феодалов и купцов. Эмир раздавал им чины и награды, завеял, что Бухара теперь сильна, ибо она получает помощь из Англии и Афганистана (74). /95/
В спешном порядке строились казармы в районе Старой Бухары. Вокруг города и дворца эмира в Ситора-и-Махасса была усилена охрана. В июле 1920 г. был издан указ о запрещении рабочим уходить с военных заводов, откуда в это время наблюдалось настоящее бегство (75).
Эмир все более и более наглел. Подстрекаемый английскими империалистами, Сейид Мир-Алим даже потребовал от Туркестанской республики удалить войска, охраняющие линию железной дороги на территории Бухары (76).
Чем больше РСФСР заявляла о правах трудящихся на национальное самоопределение, «тем больше эмирское правительство провоцировало Советскую Россию, укрывая русских белогвардейцев во главе с руководителем январского восстания 1919 г. в Ташкенте Осиповым, поддерживая связь с англичанами, ведя широкую дипломатическую интригу под знаменем панисламизма и организуя ферганское басмачество»,— отвечал ЦК КП Туркестана в августе 1920 г. (77).
Английские империалисты пытались при помощи панисламистской пропаганды создать на Среднем Востоке антисоветский блок. В директиве от 12 августа 1920 г. войскам Туркестанского фронта М. В. Фрунзе писал: «Разведка показывает, что существует определенное намерение наших противников создать против нас союз Персии, Бухары и, если удастся, Афганистана, дабы затем, пользуясь еще не ликвидированным басмаческим движением в Фергане, ударить по нас по всей южной границе» (78).
Афганский эмир Аманулла продолжал отстаивать независимость Афганистана от посягательств британского империализма. В этой борьбе его поддерживала Советская Россия. Но реакционные силы Афганистана поощряли и поддерживали контрреволюционные элементы Средней Азии и сумели оказать некоторое давление на афганское правительство.
Летом 1920 г. англичане усилили военную помощь эмиру. В Бухару почти ежедневно прибывало английское военное снаряжение. Только в середине июля в Бухару через Афганистан прибыло 80 верблюдов, нагруженных винтовками и патронами (79). Летом 1920 г. в Бухаре находилось около 80 английских военных инструкторов и 300 белогвардейских офицеров (80). /96/

59. «Набат революции», 27 июня 1920 г.
60. ЦГАСА, ф. 25 859, оп. 4, д. 57, л. 1.
61. Вооруженные силы Бухарского ханства, Ташкент, 1920, стр. 11.
62. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 235, л. 11.
63. «Туркменоведение», 1930, № 10, стр. 28.
64. Документы внешней политики СССР, т. II, М., 1958, стр. 586.
65. «Правда», 17 октября 1920 г.
66. Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии н Казахстане», т. II, стр. 509—510.
67. Там же, стр. 509.
68. Там же ,стр. 509—510.
69. «Известия», Ташкент, 25 июля 1920 г.
70. «Известия», Самарканд, 28 июля 1920 г.
71. «Известия», Ташкент, 22 августа 1920 г.
72. «Известия», Ташкент, 17 августа 1920 г.
73. Там же.
74. ЦГАСА, ф. 268, oп. 1, д. 149, л. 145.
75. ЦГАСА, ф. 268, oп. 1, д. 149, л. 163.
76. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 116, л. 100.
77. Партархив Института истории партии при ЦК КПУз, ф. 60, on. 1, д. 766, л. 15.
78. М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, стр. 320.
79. ЦГАСА, ф. 268, oп. 1, д. 147, л. 38.
80. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 122, oп. 1; д. 18, л. 42.

Там же. С.94-96


Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 15-09-2012 22:32
 
На назревание революционного кризиса, недовольство масс сильно встревоженная правящая верхушка ответила усилением террора в ханстве. Эмир и его чиновники бросали в тюрьму всякого, на кого падала хотя бы тень подозрения в сочувствии Советской власти. Шпионаж и аресты достигли в Бухаре невероятных масштабов. Палачи не успевали справляться со своими обязанностями: на помощь к ним эмир посылал чиновников. В Арке, который являлся главным местом казней, «работа» кипела день и ночь. Не успевали повесить одну партию арестованных, как прибывала другая. В мае 1920 г. в Старой Бухаре было казнено 200 солдат за то, что они пытались перейти на советскую территорию, тогда же было арестовано 700 солдат (13). В июле 1920 г. в одном из бухарских кишлаков за «вольные» разговоры было арестовано 30 дехкан, из которых 10 были немедленно казнены.
За убийство коммуниста в одном из кишлаков Чарджуйского бекства шпион эмира получил от бека чалму, шелковый халат, 15 тыс. руб. и назначение на должность старосты (14). Людей сажали в тюрьмы и казнили только за то, что они читали газету «Кутулыш» и распространяли ее среди населения. Жестоко было подавлено вспыхнувшее летом 1920 г., в связи с объявленной мобилизацией в армию эмира и усиленным сборов налогов, восстание в Шахрисабзе и Нурате (15). За период с 1918 по 1920 гг. было казнено несколько тысяч жителей ханства. Эмирские чиновники конфисковывали имущество и землю казненных, а их семьи выбрасывали на улицу. Но никаким террором и запугиванием нельзя было заглушить растущее недовольство широких масс эмирским режимом.
Реакционное мусульманское духовенство вело контрреволюционную агитацию, стараясь использовать для борьбы с надвигающейся революцией религиозные чувства населения. В Чарджуйское бекство, где всего сильнее была коммунистическая пропаганда среди населения, по приказу эмира было послано 300 духовных лиц для ведения религиозной пропаганды (16). Состав эмирских войск в этом районе часто менялся, ибо командование вполне обоснованно страшилось влияния пропаганды коммунистов на солдат. Но эти усилия были тщетными.
Трудящиеся массы ханства были против войны с Советской Россией и оказывали противодействие военным приготовлениям эмира. Например, в одной из оружейных мастерских рабочие подмешивали в порох песок и мусор,, за что были казнены по приказу эмира (17). Население от/145/казывалось от призыва в эмирскую армию. Так, в Шахрисабзском бекстве вместо намеченных 10 000 чел. в армию было набрано только 3 000 человек (18). В Китабском и в Хатырчинском бекствах целые кишлаки отвечали полным отказом на объявленную мобилизацию19. Население Шаршаузского бекства послало к эмиру летом 1920 г. делегацию с протестом против войны (20).
Трудящиеся Бухары не могли больше терпеть угнетения и поднимались на открытую борьбу. «Мы не хотим больше продавать своих детей, мы не хотим больше таких порядков, — говорили дехкане бухарских кишлаков, — мы знаем, что на свете есть другие порядки, хотим, чтобы они были у нас» (21).
В июле 1920 г. началось брожение среди туркмен Чарджуйского бекства, так что змирские чиновники боялись выезжать в кишлаки (22). Трудящиеся туркмены заверяли бухарских коммунистов, что в предстоящей революции они будут выступать вместе с ними (23). В Керки также происходили выступления трудящихся. В августе 1920 г. в окрестностях Старой Бухары отмечались частые столкновения между дехканами и эмирскими чиновниками, которые, объезжая кишлаки в поисках помещения для войск, отбирали у дехкан их дома (24).
Центральный комитет Бухарской коммунистической партии получил летом 1920 г. письмо, под которым стояло 1 500 подписей, где население эмирата протестовало против контрреволюционной политики эмира, обвиняя его и английских империалистов в подготовке войны против Советской России. «Война для нас вовсе не желательна, ибо мы не знаем другого врага, кроме эмира и его правительства» (25), — писали представители трудящихся Бухары и призывали население ханства сплотиться и ускорить падение эмирского режима.
Летом 1920 г. солдаты в Старой Бухаре стали поговаривать о том, это если эмир начнет войну против Советской республики, то они перестреляют своих офицеров и направят оружие против частей, верных ему., Боясь выступления солдат, правительство эмира решило не выводить их из казарм и не проводить учений (26). Когда в августе 1920 г. в Старой Бухаре были арестованы 67 солдат тюркского отряда, подозреваемых в принадлежности к Бухарской коммунистической партии, весь отряд потребовал их выпустить и эмир вынужден был удовлетворить это требование (27).
Ни телесные наказания, ни казни не пугали солдат. Многие из них с оружием в руках переходили на сторону народа или перебегали на советскую территорию. Все больше солдат вступало в Бухарскую коммунистическую партию.
М. В. Фрунзе говорил на ташкентской городской партийной конференции в 1920 г.: «Политика эмира внутри страны, состоящая из насилия, грабежей, жестокостей и самой беззастенчивой эксплуатации, уже непосильна была для народа, росло возмущение» (28). /146/
Боясь дальнейшего нарастания революционного движения в стране, эмир усилил военные приготовления. В августе 1920 г. он направил своего представителя в Мешхед, чтобы получить указание от английского командования относительно войны с Советским Туркестаном (29). 8 августа 1920 г. из Ферганы в Бухару прибыло 320 басмачей с целью побудить эмира ускорить выступление против Советской России в «защиту ислама» (30). Реакционное духовенство вело агитацию за войну и несколько раз обращалось к эмиру и кушбеги с петицией о скорейшем ее развязывании.
Вокруг эмира боролись за влияние две группы представителей правящих классов. Одна из них — связанная ранее с русскими рынками, была против экономической ориентации на Англию. Другая, более влиятельная, не скрывала своей проанглийской линии и настаивала на немедленном объявлении войны Советской республике. В конце концов продажная, антинациональная группа взяла верх и склонила эмира к войне. Летом 1920 г. эмир утвердил «фетву» (решение) о борьбе с Советской Россией. В этой обстановке, справедливо охарактеризованной Турккомиссией как «состояние необъявленной войны» и выразившейся в ряде вышеуказанных враждебных выступлений эмирской Бухары против Советского Туркестана, единственно правильным решением было усилить помощь Бухарской коммунистической партии и форсировать военные приготовления на случай открытого выступления эмира (31). /147/

13. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 122, oп. 1, д. 44, л. 201.
14. Там же, д. 22, л. 79.
15. «Туркменоведение», 1930, № 10, стр. 29.
16. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 122, oп. 1, д. 18, л. 41.
17. Там же, д. 44, л. 137.
18. ЦГАСА, ф. 268, on. 1, д. 142, л. 13.
19. Там же, д. 18, л. 51.
20. Там же, on. 1, д. 18, л. 33.
21. «Известия», Самарканд, 22 июля 1920 г.
22. «Кутулыш», 14 июля 1920 г.
23. ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 4, д. 348, л. 27.
24. «Кутулыш», 10 августа 1920 г.
25. «Известия», Ташкент, 25 июля 1920 г.
26. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 122, on. 1, д. 22, л. 79—80.
27. «Кутулыш», 10 августа 1920 г.
28. «Известия», Ташкент, 9 сентября 1920 г.
29. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 122, oп. 1, д. 18, л. 54
30. ЦГАСА, ф. 268, oп. 1, д. 149, л. 90.
31. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 79, oп. 1, д. 161, л. 2—3.

Там же. С.145-147


Первые революционные выступления начались в Чарджуйском бекстве. 23 августа вспыхнуло вооруженное восстание в Сакар-Базаре. Для его подавления чарджуйский бек послал 200 солдат, но они разбежались (44). Восставшее население при помощи бухарских красных частёй захватило в свои руки весь Сакар-Базарский район. Местная коммунистическая организация созвала представителей населения окрестных кишлаков, которые высказались за поддержку революции (45). Коммунисты Сакар-Базара обратились в ЦК БКП за помощью, чтобы вооружить восставшее население и освободить Старый Чарджуй. Центральный Комитет тотчас выслал в Сакар-Базар своих представителей (46). Восстание в Сакар-Базаре явилось сигналом к всеобщему вооруженному выступлению в Бухарском ханстве.

44. «Известия», Ташкент, 2 сентября 1920 г.
45. «Военная мысль», 1920, № 1, стр. 306.
46. ЦГАСА, ф. 268, on. 1, д. 149, л. 110—111.

Там же. С.149


К концу 1920 г. военно-политическая обстановка в Бухарской Народной Советской республике оставалась довольно напряженной. Бежавший в Восточную Бухару свергнутый революцией эмир Сейид Алим-хан обосновался в Байсуне, а затем в Душанбе и лихорадочно сколачивал путем принудительной мобилизации вооруженные банды для борьбы против БНСР.
Эмир обратился к Англии с просьбой усилить помощь, выражая согласие на включение Бухары в состав британских владений. Об этом писал английский генеральный консул в Кашгаре подполковник Эссер-тон: «Эмир послал в Кашгар миссию во главе с одним из министров, бежавших вместе с ним. Миссия доставила письма королю-императору, вице-королю Индии и мне. В них эмир рассказывал о свержении его большевиками и о своем бегстве и попросил включить в состав Британской империи свое государство, которое он отдавал безоговорочно в наше распоряжение» (1).
Предложение эмира вполне устраивало английское правительство. Английские империалисты решили свергнуть народную власть руками эксплуататорских классов, реставрировать эмирский деспотический режим и, превратив Бухару в британский протекторат, использовать ее как плацдарм для нападения на Советскую Россию. Представители Великобритании от имени своего правительства обещали Сейид Алим-хану всемерную помощь и предложили возобновить и усилить военные операции против Советов. Вскоре к эмиру прибыло несколько партий с оружием и снаряжением (2).
Опираясь на помощь иностранных держав, в первую очередь Англии, Сейид Алим-хан сколотил многотысячную армию под командованием уголовного преступника Ибрагим-бека, заключил союз с басмаческими главарями Курширматом и Джунаид-ханом.
Эмиру удалось сконцентрировать значительные силы в районе-Куляба, Гиссара и Душанбе. В середине ноября 1920 г. его войска заняли Байсун, Дербент и Ширабад.

1.Цит. по кн. А. X. Б а б а х о д ж а е в а «Провал английской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке в период признания Советского государства (1918—1924)», М., Изд-во Восточной литературы, 1962, стр. 84.
2. М. И р к а е в, История гражданской войны в Таджикистане, стр. 195.

Там же. С.313


На основании приказа командующего Туркфронтом от 27 ноября 1920 г. началось формирование Гиссарского экспедиционного отряда в составе 16-го кавалерийского полка, 3-й бригады 1-й Туркестанской дивизии, 5-го и 6-го кавалерийских полков и взвода конногорной батареи артдивизиона 1-й Туркдивизии. Командование отрядом было возложено на начальника кавдивизии Марсова. Целью экспедиции было уничтожить остатки эмирских войск и занять Гиссарское бекство, а также решить задачи политического характера — помочь населению Восточной Бухары в организации Советской власти.
К началу похода численный состав Гиссарской экспедиции равнялся немногим более 1,5 тыс. человек с 22 пулеметами и двумя конногор-ными орудиями11. Силы противника в значительной мере превосходили численность Гиссарской экспедиции: к середине декабря 1920 г. эмирские войска в Восточной Бухаре насчитывали до 10 тыс. человек (12).
Используя свое численное превосходство, противник неоднократно совершал налеты на советские гарнизоны. 14 декабря 1920 г. он повел наступление на Гузар по Термезскому тракту со стороны Дербента силами до 1500 всадников. Части Гузарского гарнизона в составе 16-го кавполка и стрелкового батальона 3-го Туркестанского полка отразили удар противника и перешли в контратаку. Эмирские войска отступили. Преследуя их, красноармейцы заняли кишлаки Кошулуш и Кайтам-тюбе (13).
17 декабря 1920 г. части Гиссарской экспедиции под командованием начдива Марсова выступили из Карши. Эта операция проходила в исключительно трудных условиях. Наши войска действовали в глухом краю за несколько сот километров от железной дороги, в условиях суровой зимы и бездорожья. Приходилось с боями пробиваться по горным тропинкам и отвесным кручам. Не хватало боеприпасов, продовольствия и фуража. Несмотря на это, экспедиция выполняла задачу успешно. 20 декабря 1920 г. с боем был взят Дербент. Но противник не хотел примириться с потерей. При поддержке прибывших из Байсу-на отрядов численностью до 3 тыс. человек, он попытался вернуть Дербент, однако успеха не имел и, потеряв до 150 человек убитыми, отошел к Байсуну (14).
21 декабря части экспедиционного отряда заняли и Байсун (15). Местный бек, собрав внушительные силы, совершил налет на город и захватил его восточную часть, но был выбит. В боях под Байсуном смертью героя погиб начдив Марсов. Здесь отличился командир 3-го эскадрона 2-го кавполка Отдельной кавбригады А. Я. Панкеев, который умело командовал эскадроном и лично зарубил нескольких басмачей (16).
В тот же день после пятичасового ожесточенного боя был занят Шахрисабз. Противник несколько раз безуспешно пытался вернуть город, но, встретив стойкий отпор советских войск, вынужден был отойти на Китаб и Чиракчи. А 27 декабря батальон 6-го полка занял Чиракчи (17).
Крупных успехов в борьбе с эмирскими войсками и басмаческими бандами в конце 1920 г. добились и другие советские части. 24 декабря /316/ частями Термезского гарнизона был занят Ширабад. 27 декабря Самаркандский отряд под командованием В. М. Ионова овладел Китабом На следующий день эскадрон 1-го Бухарского кавполка и команды конных разведчиков бронепоезда № 28 и 61-го Туркестанского полка заняли Яккобаг18.
Так закончился первый этап действий Гиссарской экспедиции: 18 января 1921 г. командующий Туркфронтом приказал отряду выполнять ранее поставленную задачу — очищать от эмирских войск всю Восточную Бухару, преследовать противника до его полного уничтожения. Состав экспедиции был значительно усилен за счет 1-й кавдивизип. 8-го и 13-го Туркестанских стрелковых полков, 3-го пограничного дивизиона, батареи 3-го легкого артдивизиона и подразделений Термезского гарнизона19. К апрелю 1921 г. отряд насчитывал 4360 штыков и сабель. Гиссарская экспедиция подчинялась непосредственно командованию Туркестанского фронта (20).
Было усилено и партийное ядро отряда. В частях экспедиции было 35 партийных ячеек, в которых насчитывалось около 400 членов партии и свыше 150 кандидатов (21).
Выполняя стратегическую задачу, Гиссарский экспедиционный отряд 15 февраля 1921 г. занял Денау. В бою особо отличились бойцы бригады Я. А- Мелькумова. Вскоре были заняты Юрчи, Сары-Асия и Сары-Джуй. Сильное сопротивление наступающие советские войска встретили в Регаре, но и этот город был взят. Вслед за ним пал Каратаг.
Особенно ожесточенные бои разгорелись 20 февраля 1921 г. на подступах к Гиссару. Войска гиссарского бека понесли чувствительные потери и вынуждены были отступить. 2-му кавполку за мужество и доблесть, проявленные личным составом, было присвоено наименование Гиссарского.
После этого начался поход на резиденцию эмира — Душанбе. Двухдневные бои закончились полным разгромом противника. Накануне, в ночь с 19 на 20 февраля 1921 г., эмир бежал из города. 4 марта он перешел границу в районе Чубека и укрылся на афганской территории. О своем решении оставить Восточную Бухару эмир заранее оповестил английских представителей в Кашгаре и Мешхеде (22). Те по указанию британского правительства помогли Алим-хану бежать,
Между тем, части Красной Армии продолжали успешное продвижение вглубь Восточной Бухары. 25 февраля 1921 г. 2-й кавалерийский полк под командованием Роганова овладел Кулябом, затем Гармом. 3-й эскадрон А. Я. Панкеева первым вышел на государственную границу с Афганистаном. Остатки басмаческих банд рассеялись в горах в районе Каратегина и в долине р. Вахш.
Героический поход Гиссарского экспедиционного отряда по освобождению народов Восточной Бухары был высоко оценен советским командованием. В приказе Реввоенсовета республики, подписаным зам. председателя Реввоенсовета Э. М. Склянским и главкомом С. С. Каменевым, говорилось: «Реввоенсовет Туркфронта свидетельствует о выдающейся доблести войск Гиссарской экспедиции, сумевших, в исключительно тяжелой боевой обстановке, не взирая на сопротив/317/ление противника и суровую погоду в горах Восточной Бухары, с 20 февраля с. г. в течение одной недели разгромить неприятеля и очистить от него район Байсун—Денау—Регар—Гиссар—Душанбе, в результате чего войска эмира бухарского во главе с эмиром в панике отступила на восток и юг, преследуемые частями экспедиции» (23). /318/

11. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 508, л. 2 (об.).
12. ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 79, on. 1, д. 197, л. 1.
13. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 418, л. 28—29.
14. Там же, л. 48—49.
15. Там же, л. 56.
16. «Красная Звезда», 14 октября 1922 г.
17. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 418, л. 56.
18. Там же, л. 57, 63—64, 69.
19. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 61, oп. 1, д. 70, л. 26.
20. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 550, л. 27—28.
21. ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 61, oп 1, д. 70, л. 26.
22. ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 573, л. 54.
23. ЦГА УзССР, ф. Р-17, oп. 1, д. 1197, л. 118.

Там же. С.316-318


Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 16-09-2012 00:43
 
(Сражение отряда Колесова под Бухарой, март 1918 г.)
В группах противника разрываются наши снаряды. Группы разбегаются. В бинокль видно, как цепи подгоняют офицеры. Они — в турецких фесках и чалмах. Кое-где видны русские погоны.
Справа доносят:
— Казачья конница ударила во фланг!..
Хочется переместиться туда, но вот группы противника слились в густые лавины и с криками бросились в атаку. Казалось, что они сметут наши цепи. Орудия кушкинцев перешли на беглый огонь. Лес стонал от грохота. Противник хлынул назад.
Войска эмира отбежали к флангам, обнажая центр. Открылась крепость. Пора наступать нашим отрядам!..
— Глядите, глядите!.. Что это? — крикнул кто-то сзади меня.
Из трех ворот в стене, как из разорванной плотины, с диким ревом вырвались людские потоки. Потокам кажется нет конца. Впереди муллы с седыми бородами. Они кричат, указывая на нас. Развеваются зеленые знамена с ярким полумесяцем,
— Ай, яй-яй-яй!.. Алла! Алла! Алла! — несется оттуда.
— Смерть гяурам!.. Смерть урусам!.
— Газават! Газават!..
— Во имя пророка Магомета!..
Разъяренная толпа, опоенная анашей (дурманящий напиток), неслась с дикими воплями, размахивая кремневыми Ружьями, кривыми шашками, дрекольем, с кинжалами в зубах. Сзади толпы строились регулярные силы эмира... Духовенство сделало свое дело.

Ф.Колесов, А.Бобунов. Восстание в Бухаре // "Война в песках". М.: ОГИЗ, 1935. С.249

Эшелоны только что покинули станцию. На платформах у них чаны с водой — наше спасение в пустыне. На них-то и напал противник. Если оставить нас без воды — мы погибли. Эмир подвез свою артиллерию и начал обстрел задних эшелонов. Он знал, куда ударить.
В платформы с водой летят снаряды.
Крик:
— Ложись!
Снаряд попал в бак. Хлынула вода, а взрыва нет. Лежим и ждем. Что за чорт?
— Его должно водой залило, — догадывается кто-то.
Раздается смех над этой «догадкой». Приподнимаемся.
Опять летит снаряд. Мы снова бухаемся в песок и ждем. Снаряд упал на насыпь, взрыл балласт, поднял тучу пыли, опять нет взрыва.
— Эмир стреляет дынями! — сострил один боец.
Снаряды — круглые, заржавленные чугунные ядра сплошного литья. Эмир стреляет по нас из старинных чугунных пу/266/шек, заряжаемых с дула. Из них он палил по нас и во время боя под стенами Бухары.

Там же. С.267

(После взятия дворца керминского бека):
В одной из комнат дворца обнаружили шесть русских казаков во главе с подъесаулом, которые при нашем приближении, побросав оружие, подняли руки.
На женской половине дворца, на постели одной из жен бека, лежал еще не остывший труп русского подполковника Ванновского, сына известного генерала, бывшего военного министра. Он застрелился.

А.Гудович. На помощь // Там же. С.285

Я не раз видел эмирских сарбазов (солдат). Они напоминали китайцев времен последнего богдыхана: недисциплинированные, необстрелянные, собранные с бору по сосенке. /290/ Среди них много помилованных преступников. В широких красных шароварах и ярких куртках, вооруженные допотопными берданками, которыми все равно они не умели владеть, — единственную цель они видели в грабеже. Еще лучше «генералы». Желая походить на европейцев, «генералы» щеголяли в погонах, скупленных по дешевке у русских старьевщиков. Я видел одного в ярко-красных шароварах с широким золотым лампасом, в затейливом мундире голубого шелка с массой нашитых шнуров и позументов спереди, с боков и сзади. На одном плече у него была пышная генеральская эполета с вензелем Александра II. На другом — дешевенькая, потускневшая эполетка корнета без бахромы.

Фаусек. Над Бухарой // Там же. С.290-291

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 16-09-2012 15:29
 
В конце декабря 1918 г. Маллесон встретился с представителями эмира и по "разрешению правительства Симлы" договорился о предоставлении ему оружия и амуниции.

C.H.Ellis. The Transcaspian Episode. L., 1963. p.143

В Бухаре были проведены две мобилизации молодежи, широко развернулось производство холодного оружия и боеприпасов. Боевую подготовку эмирской армии осуществляли белогвардейские и турецкие офицеры, а ее оснащение военной техникой - Англия. Весной 1919 г. во владения Бухары прибыли два каравана, доставившие 20 тыс. винтовок. Летом 1920 г. в бухаре в войсках эмира насчитывалось более 9 тыс. иностранцев (49).

Искандаров Б.И. Бухара. 1918-1920. Душанбе, 1970. С.84, 101, 102.

Бухарский эмир упорно готовился к борьбе с Красной Армией и революционными отрядами Бухары. Его войска насчитывали 8,3 тыс. штыков и 7,6 тыс. сабель, 23 орудия и 16 пулеметов. Эмира подерживали отряды местных феодалов-беков численностью свыше 27 тыс. штыков и сабель и имевшие 32 орудия и 2 пулемета.

Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1983. С.82

После двухдневных боев части Гиссарского экспедиционного отряда нанесли противнику поражение и 21 февраля заняли Душанбе. Накануне, в ночь с 19 на 20 февраля, эмир бежал из города.
В целом эмирская армия не отличалась высокими боевыми и моральными качествами. Пленный из одного пехотного полка рассказывал, что в нем насчитывалось 2700 человек под командованием офицеров-турок. Еще до начала боя под Каганов полк разбежался, не желая воевать. Это подтверждается и сравнительно быстрым продвижением красноармейских частей по территории Западной Бухары. Однако в столице эмирата были сосредоточены фанатичные сторонники эмира. Как выяснилось, в ходе боев /87/ в столице в вворуженном сопротивлении участвовали даже чиновники и духовенство.

О.Худойбердиев. Боевая дружба, рожденная Октябрем. М., "Наука", 1984. С.87-88

Обучением реорганизуемых бухарских войск занимаются прибывшие в Бухару с разных концов России белогвардейцы. Англичанам, белогвардейцам и эмиру всемерно помогают реакционные мусульманские духовники. Для борьбы с большевиками они организуют специальный отряд из учеников медрессе. Охотно жертвуют средства на борьбу с большевиками бухарские купцы, мечтающие о том, что после победы контрреволюции в России они смогут с выгодой продавать свои товары: в Бухаре тогда скопились тысячи не находивших сбыта шкурок каракуля, миллионы пудов хлопка.
...
К лету 1920 г. при помощи международного империализма, снабжавшего эмира оружием, офицерами и инструкторами, в числе которых были не только русские белогвардейцы и английские специалисты военного дела, но даже присланные султаном офицеры демобилизованной турецкой армии, эмир сколотил 8-10 тысячную более или менее обученную и оснащенную современным оружием армию. Кроме того эмир располагал несколькими десятками тысяч людей, состоявших в ополчении беков, которые хотя и снабжались современным оружием, но были не обучены. Эмир собрал таким образом значительные силы для борьбы с Советской республикой.

Б.Гафуров, Н. Н. Прохоров. Падение Бухарского эмирата. Сталинабад, Таджикгосиздат, 1940. С.47, 49

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 04-10-2012 04:09
 
В конце 1917 г. и особенно в начале 1918 г. в эмирской политике все более и более наблюдается английское влияние. В докладе полномочного представителя ЦИК Туркестана при правительстве РСФСР отмечалось, что с /74/ начала весны 1918 г. «обнаруживается работа англичан в Бухаре, у бухарского правительства... Поддержка англичан бухарскому эмиру укрепила в свою очередь реакцию, окрасившуюся тенденциями английской ориентации» (1).
Бухара уже в начале 1918 г. наводняется английскими агентами, ведущими оголтелую агитацию и подрывную работу против Советского Туркестана (2).
С конца 1917 г. в Бухаре началось усиление пропаганды «газавата»— священной войны против Советской власти.
Для осуществления «газавата» эмиру нужны были соответствующие вооруженные силы, которые форсированными темпами начали сколачиваться. Было объявлено три мобилизации и к началу 1918 г. создается 30-тысячная армия, тогда как до революции численность эмирских войск едва достигала 10 тыс. человек (3). В Бухаре, Шахри-сябзе, Кермине, Китабе и других местах спешно изготовляется вооружение, на границах ханства возводятся укрепления (4).

1. «Жизнь национальностей» — орган Наркомнаца, № 6 (14), от
23 февраля 1919 г.
2. Полномочный представитель РСФСР в странах Центральной Азии Суриц впоследствии (в 1920 г.) писал: «...министр иностранных дел Афганистана заявил... что Англия в 19J8 г. всячески стремилась втянуть Бухару в круг своего влияния... Англия командировала около 60 своих эмиссаров в Бухару для укрепления связей и возбуждения бухарцев против России». ЦПА ИМЛ, ф. 122, д. 31, л. 37.
3. Л. И. Ишанов, Создание Бухарской Народной Советской Республики, Ташкент, 1956, стр. 60.
4. Там же.

Зевелов А.И. Из истории гражданской войны в Узбекистане. Ташкент, 1959. С.74-75


Власть эмира в Бухаре была свергнута, но победа не была еще полной. Необходимо было обезвредить попытки бежавшего из Бухары эмира завоевать прежнее положение. Преследуя ушедшего в сторону Карши эмира, части первой туркестанской кавалерийской дивизии на перевале Тахта-Карача приняли бой с пытавшимися остановить наступление красной конницы эмирскими частями. Эмирским бандам в этом бою были нанесены такие тяжелые потери, что они в беспорядке покатились с перевала, заваленного их трупами. Вслед затем, после непродолжительного боя с бекскими ополчениями, красные конники заняли Китаб и Шахризябс. Эмир был вынужден уйти в сторону Гузара, где он сосредоточил более 5.000 джигитов из ополчения гузарского и каршинского бекств. Второй туркестанский кавалерийский полк, войдя в соприкосновение с эмирскими бандами, нанес им решительное поражение и занял Гузар, продолжая преследование противника. Разбив сопротивление наиболее боеспособных шаек, пытавшихся обороняться, полк без боя занял Байсун. Но 29 декабря 1920 г. Байсун был окружен частями байсунского бека, насчитывавшими более 12 тысяч вооруженных джигитов.
Наэлектризованные религиозно-националистической агитацией эмирских ставленников, утверждавших, что большевики пришли в Бухару искоренить ислам, уничтожить их веру, джигиты бросились на штурм Байсуна. Огнем красных конников они были отброшены обратно, после чего перешли к осаде, обложив Байсун со всех сторон. Противник пытался сломить сопротивление мужественных бойцов Красной Армии многочисленными атаками, но каждый раз с большими потерями отступал. Банды байсунского бека отводили в сторону арыки, стремясь лишить гарнизон воды. Бойцы второго кавалерийского полка должны были производить вылазки для того, чтобы напоить своих измученных лошадей и пустить снова воду в город.
Двенадцать дней длилась героическая байсунская оборона, когда всего лишь несколько сотен красных бойцов отражали все атаки двенадцатитысячного ополчения байсунского бека. Полк продержался до прихода главных сил первой туркестанской кавалерийской диви/60/зии, которая была послана для ликвидации шаек эмира< Сеид-Алим-хана. При виде красных конников, которые шли на помощь героям Байсуна, бекские банды, потерявшие во время осады свыше трех тысяч человек, поспешно бежали.
В то время когда шла осада бандами байсунского бека красных частей, первый туркестанский кавалерийский полк, шедший им на помощь, в ущелье Бузгала-ха-на разгромил эмирский отряд численностью свыше 10.000 человек, имевший задачу не допустить главные силы красной конницы на выручку байсунского гарнизона. В ожесточенном бою эмирские войска были разбиты. Они бежали, не пытаясь даже задержаться на удобном для обороны перевале Ак-Кутай.
Сеид-Алим-хан после разгрома своих войск под Бай-суном и в Бузгала-ханском ущельи поспешно направился, грабя по пути население, в Гиссарское бекство Восточной Бухары. Здесь он обосновался в кишлаке Дю-шамбе, на месте которого раскинулась теперь цветущая столица солнечного Таджикистана— город Сталинабад. Для защиты подступов к своей новой резидеАчции Сеид-Алим-хан оставил в районе Дербента отряд из тысячи отборных, хорошо вооруженных джигитов. Красные части в это время вынуждены были прекратить преследование эмирских шаек. Итти в глубинные районы Восточной Бухары без подтягивания своих тылов и огнеприпасов было крайне неблагоразумно
Пользуясь этой временной передышкой, Сеид-Алим-хан незамедлительно предпринял меры к восстановлению растрепанного! при поспешном бегстве эмирского двора. По приезде в Дюшамбе, эмир собрал отовсюду нукеров и начал раздавать им должности. Эмирский секретарь не успевал писать приказы о назначениях. Прежде всего эмир назначил удайчи-церемониймейстера, его помощника-шагоула. Он назначил своего приближенного эса-ула и мунши-старшего писаря для писания .приказов Он назначил дафтардора-чиновника, проверяющего приходо-расходные книги эмирского двора, привратника и даже... хранителя шербата. Эмир принял меры к пополнению своего гарема, потерпевшего значительный ущерб во время бегства от красных частей, укрепляя таким образом внешние и внутренние основы султаната. /61/
С особым усердием работал при эмирском дворе казначей, рисовавший необеспеченные ничем» бумажные деньги. Для того чтобы укрепить свою финансовую базу, эмир по инициативе своего министра финансов Имам-Куля произвел ограбление 80-ти хозяйств бухарских евреев, проживавших в Дюшамбе. У них были отняты не только все деньги, но даже женские украшения. Эти; ценности попали в опустевшую эмирскую казну, а сами владельцы их в гиссарский зиндон. Дома ограбленных были пожалованы получившим всевозможные придворные чины гиссарским баям и муллам.
Вскоре же по прибытии в Дюшамбе эмир начал чинить суд и расправу в соответствии с правилами «благородного» шариата. На дюшамбинской площади была произведена публичная казнь 26 бедняков, сочувственно отзывавшихся о Красной Армии и Советской власти и разоблачавших перед дехканами контрреволюционную националистическую агитацию баев и мулл.
Эмир предполагал прочно обосноваться в Дюшамбе, расчитывая на то, что красные части в этот отдаленный район Восточной Бухары не пойдут. Таджикистан, выносивший до сих пор гнет эмирских чиновников, мог ознакомиться теперь непосредственно с прелестями управления самого эмира «наместника Мухаммеда».
Чудовищные насилия, грабеж и вымогательства, характерные для эмирской деспотии, стали обычными всюду, где появлялся эмир и его чиновники. Это было причиной острого недовольства населения. Особое возмущение дехкан вызвали мероприятия эмира, направленные к пополнению его гарема. Эмирские чиновники хватали для этой цели даже 8-ми летних девочек, Смерть одной из них, замученной Сеид-Алим-ханом в своем гареме, вызвала волнение в Гиссаре.
Сеид-Алим-хан принимал меры не только к тому, чтобы восстановить свой двор во всем его «блеске и величии», но и к укреплению вооруженных сил. Это он осуществлял при помощи уголовных басмаческих банд, которые всегда существовали в Бухаре. Банды басмачей комплектовались главным образом из разного рода преступных элементов. Их ряды пополняли деклассированные слои городского населения и частично дехкан-ство, разорявшееся в результате поборов эмира и поли/62/тики царской колонизации. Эмир вошел в сношение с главарями басмаческих банд, разбойничавших в Восточной Бухаре, и они явились к нему, требуя «газо», иначе говоря—священной войны всем неверным и, прежде всего, большевикам.
В числе явившихся на поклон к эмиру басмаческих главарей был сын кокташского чиновника Ибрагим-Гал-лю, что значит в переводе на русский язык—Ибрагим вор, ибо он был известным во всей округе конокрадом. Впоследствии этот бандит стал известен под именем Ибрагим-бека. Его и другого крупного уголовного бандита—Ходжа-Алимбая растроганный эмир, простив им все их прошлые грехи, щедро наградив деньгами, снабдил оружием и назначил «военноначальниками войск ислама». В то же время на подкрепление действовавших в районе Дербента эмирских шаек было отправлено около четырехсот ферганских басмачей, в свое время бежавших от ударов Красной Армии в Восточную Бухару.
Так эмир, пользуясь услугами басмачей, беков и духовников, которые путем обмана, угроз и насилия загоняли население в создаваемые ими банды, собирал силы для нового похода против большевиков.
Известие о выходе частей Красной Армии из Байсу-на и приближении их к Дюшамбе прервало интенсивную «государственную» деятельность эмира. Он начал собирать наиболее преданных ему людей для поездки в Куляб якобы для поклонения какому то святому, а в действительности для того, чтобы эмигрировать в Афганистан. И когда организованный по просьбе Бухарского ЦИКа из частей Туркестанского фронта гиссарский экспедиционный отряд, получивший задание выбить эмира из последнего его убежища появился в окрестностях Дюшамбе, Сеид-Алим-хан переходил афганскую границу.

Б.Гафуров, Н. Н. Прохоров. Падение Бухарского эмирата. Сталинабад, Таджикгосиздат, 1940. С.61-64

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 04-11-2012 18:47
 
Еще 31 августа командующий 1-й армией Зиновьев на вопрос Фрунзе, можно ли к завтра взять город, отвечал, что "во всякои случае, завтра к вечеру можно надеяться достигнуть центра города..."

23 мая 1920 г. Фрунзе сообщал командующему ЗаволВО: "С Бухарой, имеющей вместе с прибывшими туда афганскими частями 35 тысяч вооруженных бойцов, мы со дня на день ожидаем столкновения... У бухарцев все подготовлено для разрушения железной дороги, и это требует немедленного принятия нами соответствующих мер".

М.В.Фрунзе на фронтах гражданской войны. М., Воениздат, 1941. С.329, 280.

В апреле 1920 г. произошло восстание на Памирской границе. Хорогский пост был обезоружен, а его оружие передано прибышему представителю Бухары - дарвазскому беку, который оставил здесь бухарский пост. Впрочем, уже в в начале августа они были изгнанны восстановившейся советской властью.

За власть Советов в Таджикистане. Сталинабад, 1958. С.28

Я.В.Суриц писал 22 января 1921 г. Махмуду Тарзи: "Основываясь на письме Вашего Высокого превосходительства, мое правительство будет рассматривать всех афганцев, находящихся в рядах армии бывшего эмира (если таковые находятся), как не подчиняющихся распоряжениям и директивам своего правительства - как дезертиров".

А.Н.Хейфец. Советская дипломатия и народы Востока. 1921-1927. М., 1968. С.69.

В дальнейшем взятых в плен во время боев с Бухарой афганцев освободили и отправили на родину (Там же).

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 04-11-2012 18:58
 
Во главе войска стоял так называемый топчи-баши-и-лашкар (начальник войсковой артиллерии), которому подчинялись все роды оружия бухарской армии.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.21

В результате, как видно из доклада уполномоченного представителя ЦИК Туркестана при правительстве РСФСР, в начале весны 1918 г. "начинает обнаруживаться работа англичан в Бухаре, у бухарского правительства... уже оказалось кое-какое оружие, военное снаряжение и появились афганские отряды, сорганизованные англичанами в Афганистане. Эта материальная и военная поддержка англичан бухарскому эмиру укрепила в свою очередь реакцию, окрасившуюся тенденциями английской ориентации"

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.53

Чувствуя за собой поддержку английских империалистов и их лакеев - афганских реакционеров, опираясь на внутреннею реакцию, Бухара объявляет себя "независимым" государством и снаряжает специальную миссию в Кабул к афагснкому эмиру Хабибулла-хану. По этому поводу эмир бухарский в упомянутом выше меморандуме на имя Лиги наций писал: "Добившись признания независимости, я вступил в переговоры с афганским правительством для того, чтобы еще теснее упрочить узы дружбы и расположения между двумя народами".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.53-54

Вслед за переговорами из Афганистана прибыли в Бухару афганские войска, снабженные английским оружием. По сообщению буржуазно-националистической газеты "Улуг туркестан", к моменту вооруженного столкновения между Советским Туркестаном и эмирской Бухарой, в начале марта 1918 г., среди бухарских войск имелось "много добровольцев-афганцев". В дальнейшем число этих "добровольцев" достигло двух тысяч человек, руководимых английскими и афганскими офицерами.
По прямому указанию английских империалистов эмирская Бухара все более переходит на путь открытой агрессии против Советского Туркестана, упорно отклоняясь от налаживания нормальных взаимоотношений с ним, а затем вообще прекращает всякие связи с Советским правительством. Материальные ресурсы эмира подчиняются задаче подготовки вооруженного нападения на Советский Туркестан. В течение двух месяцев проводится поголовная реквизиция лошадей.
В Бухаре очутились также обласканные эмиром остатки разбитого кокандского "автономного правительства", белые офицеры разгромленных под Самаркандом полков. Используя духовенство для разжигания национальной розни, натравливая религиозных фанатиков на советских граждан, опираясь на поддержку меньшевиков и эсеров, засевших в Кагане, эмир закупает оружие не только у казаков, возвращавшихся из Закаспийской области, но и у различных контрреволюционных элементов внутри Туркестана. Так, например, в феврале 1918 г. эмирскими агентами было "приобретено" в Кагане сто винтовок. Упакованные в коврах и постельных принадлежностях, они были обманным путем по железной дороге переправлены в Старую Бухару.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.54

В "Нашей газете" 8 апреля 1918 г. сообщалось следующее: "За время с последних чисел ноября до бухарских событий были объявлены три мобилизации: созывались жители из кишлаков, которым устраивались эмиром гулянья, заканчивавшиеся джигитовкой".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.54-55

Советские войска, направленные из Ташкента, разгромили хорошо вооруженный отряд, возглавляемый беком Кермина, дядей эмира. Сообщая подробности этого сражения, "Наша газета" 22 марта 1918 г. писала: "17 марта произошло сражение у города Кермине. несмотря на установленное накануне перемирие, условие которого было нарушено бухарцами. В городе Кермине сосредоточены были регулярные бухарские войска - около пяти тысяч человек. После накопления сил противник готовился к внезапному нападению. Был отдан приказ отряду (ташкентской социалистической армии) о наступлении на крепость. Приблизившись к городу, отряд был встречен интенсивным артиллерийским и ружейным огнем врага. В результате ожесточенного боя бухарцы были разбиты". Впоследствии, как указывала та же газета, выяснилось, что "боевыми операциями под городом Кермине, неприятельскими войсками руководил русский полковник Ванновский (сын бывшего царского военного министра - Б.И.), который был убит. Кроме того, среди убитых офицеров было обнаружено много русских артиллеристов и пулеметчиков. По показанию пленных, среди бухарского войска имелось значительное число русских".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.62

Среди убитых в крепости оказался русский офицер во всей боевой амуниции.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.63

По словам того же Зайцева, правительство бухарского эмира выразило полную готовность принять участие в борьбе против Советского Туркестана. но в смертельном страхе перед советской властью эмир требовал, чтобы Бухара была гарантирована от разгрома, едва не случившегося в марте 1918 г., чтобы были представлены "все силы и средства для борьбы с Советской властью" и, наконец, она согласна "выступить только после того, как участок Среднеазиатской железной дороги от Красноводска до чарджуя будет очищен от большевиков и в Ташкенте падет советская власть".

"Соловецкие острова". №4, 1926. С.63. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.74-75

Эмир предпринял и ряд других актов, враждебных Советскому Туркестану, готовясь к открытому военному наступлению. По этому поводу в известном меморандуме на имя Лиги нации от 15 апреля 1929 г., он писал: "Я решил двинуть свои войска и начать войну. Для этого я снесся с правительством Хорезма (Хивы), которое признало меня своим главой. Тем временем я отправил через генерала Хаджи Сафар-бека письмо английской миссии в Мешхеде, которая его быстро получила, миссия в свою очередь послала мне чрезвычайно благосклонное письмо. Я велел тогда сообщить большевикам, что они должны эвакуироваться с бухарской территории".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.76

С штабом белогвардейских войск в Закаспии эмир поддерживал тесную связь через официального постоянного представителя, посланного туда осенью 1918 г. во главе с Абдул Карим-беком, который именовался "мервский консул у асхабадского правительства". По сообщению полномоченного представителя Советского Туркестана в Бухаре, этот представитель держал в курсе событий "как противника, так и бухарское | правительство". Более того. Как видно из того же сообщения, в знак солидарности с закаспийской контрреволюцией эмир наградил медалями белых офицеров, отличившихся в боях против Красной Армии.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.76-77

Большое значение в усилении ориентации бухарского эмира на англичан имел договор, заключенный в конце августа 1918 г. между Англией и "ТВО" о превращении Туркестана в колонию английского империализма. Осенью того же года эмир, при помощи английского полковника Бейли, через своих агентов в лице Мирбадалова, Введенского и др., заключил с представителями Англии военный союз с целью установления тесного контакта и координации военных действий совместно с англичанами на территории Туркестана, а впоследствии с другими контрреволюционными силами, возглавляемыми Колчаком и Деникиным.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.77

"В последних числах апреля или в первых числах мая (1919 г.) через Гиссарский хребет перешл в бухарские владения (Осипов) с отрядом в 64 человека. В кишлаке Шоршаус, после перехода через хребет он сделал продолжительную остановку и просил местную власть сообщить эмиру бухарскому о своем прибытии". Далее указывалось: "Золото, похищенное им в Ташкентском государственном банке, находится в двух куржумах, есть также у него несколько куржумов с николаевскими кредитками".
Как будет видно, Осипов был принят эмиром и привлечен к участию в боевой подготовке бухарских войск.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.79

В этот подготовительный период эмир Бухары "заключил соглашение с Персией и Афганистаном о поставке оружия и обмундирования". Через посредство эмира Афганистана он пытался получить от Великобритании официальное признание своей независимости... установил контакт с британской разведкой в Мешхеде, в Северо-Восточной Персии".

A.Park. Bolshevizon in Turkestan, 1917-1927. №V. 1957, р.26. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш, 1970. С.79

В обмен на товары и ценности, выкачиваемые промышленниками и финансистами, английское правительство в порядке выполнения договора о "военном союзе" снабжала эмирскую Бухару оружием и снаряжением. На основании этого договора осенью 1918 г. Маллесон направил через Афганистан в Бухару "караван в составе 78 верблюдов, груженных винтовками" (4). Одновременно были посланы 10 английских офицеров в качестве военных советников при эмире.

Журнал "Военная мысль", кн.3, 1921. Ташкент, стр.134. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.80-81

В начале 1919 г. только за один месяц англичане перебросили в Бухару свыше 600 винтовок с необходимым количеством патронов. Число английских инструкторов в Бухаре, по сообщению уполномоченного НКИД в Средней Азии, достигло к весне 1919 г. более 600 человек.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.81

Кроме того, как свидетельствует Сазонов, участник боев на Закаспийском фронте, весной 1919 г. "со стороны ашхабадских белогвардейцев эмиром было дополнительно получено 13 тысяч винтовок и соответствующее количество патронов. В свою очередь он обязался выставить 40 тысяч войск и отрезать Закаспийский фронт от Ташкента" (1).
Для ускорения прибытия английских войск в Бухару эмир в начале 1919 г. направил специальных представителей в ставку генерала Маллесона. об этом в известном меморандуме на имя Лиги нации в 1929 г. писал: "Я посыл двух своих представителей - Мирза Саламбека Парвоначи и Абдурауф-Караван беги с приказанием привести англичан в Бухару" (2).

1. "Красная летопись Туркестана", кн.1-2. 1923. Ташкент, стр.104.
2. Меморандум эмира Алим-хана от 15 апреля 1929 г., стр.7

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.81


Одновременно эмир бухарский направил делегацию в составе заядлых реакционеров-фанатиков Тарахаджи, Мулихетдина и генерала Кары к ставленнику англичан, эмиру Афганистана Хабибулле-хану, который в своем послании к эмиру бухарскому летом 1918 г. писал: "На будущий год я полагаю послать вам несколько человек афганских офицеров и тем самым еще больше и силнее закрепить связь двух исламских государств".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.81

Еще в момент коронования весной 1919 г. афганский эмир, прося "дружбы, любви и сочувствия", писал эмиру бухарскому: "Я надеюсь, что в будущем мой брат эмир бухарский благородный, во имя интересов и мощи всего мира ислама окажет мне поддержку в деле укрепления наших взаимоотношений". А летом 1919 г., когда в Бухару прибыл афганский посол Абдулла-Шукур-хан, эмир бухарский был награжден афганским орденом "Альмар" первой степени. Это свидетельствовало о поддержке эмира со стороны афганских реакционных кругов.
Касаясь частной аудиенции с афганским послом летом 1919 г., бывший эмир бухарский в меморандуме на имя Лиги нации в 1929 г. писал: "Я ответил ему, что моим намерением является, в первую очередь, объявить войну большевикам и добавил, что, по весьма точным данным, положение их в данный момент печальное и что этим нужно воспользоваться".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.82

Тогда же, т.е. летом 1919 г., было достигнуто соглашение, по которому Афганистан обязался в случае войны оказать военную поддержку Бухаре.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.82-83

В соответствии с указанным соглашением, Афганистан по-прежнему служил перевалочным пунктом для снабжения Бухары английским оружием и военным снаряжением.
По данным советского командования, "в первых числах апреля с.г. (1919 - Б.И.) через границу Афганистана во владения Бухары прибыл караван, состоящий из 500 верблюдов с грузом 20 000 винтовок". Все это было разгружено, по одним сведениям, в г.Карши, по другим - в Каличе. Кроме того, "в ночь с 3-го на 4-е мая с.г. доставлено в Старую Бухару 8.000 винтовок".
5 мая 1919 г. полномоченный представитель Советского Туркестана в Бухаре сообщал в Ташкент: "В Бухаре положение тревожное. По сведениям последних дней, прибыло немало инструкторов, офицеров русских, для обучения мобилизованных "бухарцев". Ежедневно подвозится всякое оружие со стороны Афганистана и Ашхабада... происходит частая практическая стрельба около Бухары из орудий. Откуда-то привезли в Бухару новое обмундирование. Русские провокаторы в Бухаре раздувают ненависть к большевикам и всякие легенды с целью поднять Бухару против нас. Разбрасывают при этом прокламации".
С целью лучшей организации и использования белогвардейцев, а также подготовки бухарских войск к войне, с весны 1919 г. по указке англйиских агентов в Старой Бухаре был развернут белогвардейский штаб. В этом штабе, как было установлено в начале июня 1919 г. Советским командованием, собирались "днем русские офицеры и некоторые гражданские лица в часы занятий, с 10 до 2 часов дня". На занятия приходили "ежедневно 10 человек постоянных служащих и членов штаба и еще около 30 человек офицеров и гражданских лиц". Как правило, члены штаба носили бухарскую форму. В той же сводке упоминалась фамилия белогвардейского полковника Тысячникова, который играл в штабе "видную роль, благодаря связям с чиновниками бухарского правительства".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.83

Вновь прибывавшие в Бухару белогвардейцы предварительно проверялись штабом, после чего направлялись на различную работу, главным образом, связанную с обучением бухарских войск. Значительное количество белых офицеров было командировано в Карши, где находился пункт сбора и обучения бухар|ских войск. Летом 1919 г. сюда прибыл также Осипов со своей бандой. об этом в донесении было сказано: "В Старой Бухаре был Осипов... потом уехал оттуда с 34 своими людьми в Карши. Осипов в Бухаре показывался только в бухарской форме".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.83-84

Банда Осипова не ограничилась "визитом" в Карши. Как было установлено впоследствии, Осипов "устроил нападение с обстрелом с обоих берегов Аму-Дарьи, на нашу первую миссию, проезжавшую через бухарские владения в Кабул - столицу Афганистана".
В июне месяце 1919 г. в Бухару из Ферганы прибыл Циммерман (впоследствии агент английской разведки) с отрядом австрийских военнопленных. Затем он уехал из Бухары в Закаспий, в штаб белогвардейцев. В Бухаре военнопленные были использованы для работы в военных мастерских эмира.
Сосредоточивая в Бухаре белогвардейцев и агентов английских империалистов, способстовавших подготовке бухарских войск к вооруженному выступению, эмир поддерживал тесную связь с Деникиным и Колчаком. В сентябре 1919 г. он направил к Деникину специальную комиссию, которая сообщила о готовности эмира оказать помощь России в борьбе против большевиков.
После дипломатических переговоров между эмирской Бухарой и Колчаком последний направил 25 сентября 1919 г. личное письмо эмиру. Указав, что "помощь уже близка и избавление скоро наступит", Колчак заверил эмира, что по вступлении его, Колчака, войск в Туркестан будет немедленно аннулирован договор Советского Туркестана с эмирской Бухарой, заключенный в марте 1918 г.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.84

В октябре 1919 г. Колчак направил в Бухару особую военную миссию и одновременно послал своего представителя, генерала Диттериха, в Кульджу для оказания помощи бухарскому эмиру. В мандате, которым была снабжена миссия, было сказано: "Во исполнение повеления верховного правителя и верховного главнокомандующего командируется особая военная миссия в бухарские владения для выполнения особых поручений секретного характера и серьезного государственного значения и для вручения грамоты эмиру бухарскому". Далее говорилось, что "в числе прочих, на военную миссию возложена задача установления тесной и по возможности непрерывной связи Афганистана, Бухары и других областей Туркестана со всероссийским правительством". наконец, подчеркивалось, что на военную миссию возложена задача "завязать сношения и установить тесную связь с представителями дружественных... стран, чтобы при материальной поддержке с их стороны... организовать партизанские отряды из жителей некоторых областей Туркестана для борьбы с местными большевиками".
Выполняя просьбу Колчака, эмир бухарский оказывал всемерную помощь ферганским басмачам и другим антисоветским бандам. Так, например, по данным советского командования, сгрупировавшиеся осенью 1919 г. в Алайской долине, в местности Кашкосу, шайки Мадамин-бека были снабжены ружьями и патронами, полученными из Бухары. Часть этого оружия была предназначена для вновь формируемой шайки Уч-Тюбе.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.85

Бухарская делегация в Хиву состояла из четырех высших правительственных чинов - токсабаши, двух придворных ишана. Сообщая о переговорах между бухарской делегацией и хивинским ханом, представитель Туркестанского правительства в Хиве писал в августе 1919 г. в Ташкент: "Проверкой установлена цель переговоров Хивы и Бухары: взимная военная помощь, хождение в Бухаре хивинских кредиток и товарообмен. Из Хойджели и Тахты прибыли татары Хабибулла Тыны Хамза и Тасби Муртазин для ведения торговых дел Джунаид-хана. Джунаид-ханом издан строгий приказ против распространения в Хиве советской литературы".
Во исполнение достигнутых во время переговоров соглашений, в сентябре 1919 г. "к бухарскому эмиру прибыли хивинские делегаты с ходатайством о снабжении их двумя пулеметами, пушкой и деньгами" и с сообщением, что "Хива выпустила свои бумажные кредитные билеты". Дальнейшие переговоры закончились тем, что "Хива заключила торговый договор с Бухарой о предоставлении последней права покупать хлеб в Хиве".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.86

По сообщению полномочного представителя Советского Туркестана в Бухаре, к весне 1919 г. здесь уже была создана 50-тысячная армия, расквартированная по бекствам и, главным образом, в самой Бухаре и около Чарджуя. Характеризуя общее положение эмирской Бухары в тот момент, один из членов ТуркЦИКа в докладе на имя Комиссариата Иностранных дел республики писал: "Мобилизация продолжается, прибывают | лошади и всадники из дальних бекств. Продолжается усиленая скупка оружия, ремонт и переделка старого оружия... работает завод по изготовлению патронов и снарядов. Производится опытная орудийная стрельба для прицела и определения качества снарядов. Инструкторами военного строя являются, главным образом, бывшие военнопленные и частью русские. По военному снаряжению работают в нескольких верстах от Бухары 60 человек бывших военнопленных и 21 человек в другом месте. Они соблазнились... хорошей заработной платой (1500 руб. в месяц), наняты были в Самарканде".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.86-87

Враждебное отношение эмирской Бухары к Советскому Туркестану нашло выражение в том, что бухарские войска, сообщал впоследствии в своем докладе полномочный представитель Советского Туркестана в Бухаре, "днем и ночью сновали по городу... В каждое воскресенье устраивались вооруженные прогулки бухарских войск по Новой Бухаре - русскому городу и как нарочно останавливались перед Исполкомом и на площади производили воинские учения. Были даже случаи атак на казармы, где квартирует новобухарский гарнизон".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.87

Не ограничиваясь этим, один из паттагиссарских богачей - Мамалибаев, по приказанию эмира 10 февраля 1919 г. устроил семейный праздник. "На этот праздник пригласили бухарцев из Керков, Байсуна, Кабадиана, Келифа, Курган-Тюбе, Куляша. Всего приехало несколько тысяч человек. Предполагалось устроить козлодрание, во время которого толпа конных туземцев должна броситься в Термез и завладеть с налета как туземцами, так и крепостью".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.87-88

Жителям районов, наиболее близко расположенных к границе Советского Туркестана, было приказано покинуть свои кишлаки. Готовясь к наступлению в районах Термеза, Керков и Чарджуя, эмир отдал 10 марта 1919 г. "распоряжение по бекствам - Ширабадскому, Келифскому, Байсунскому, Кабадшинскому, чтобы они собрали вооруженных людей для нападения на русских, если последние к 15 марта не уйдут из Термеза.
Жителям кишлаков, принадлежавших туркменским племенам, приказано было "построить пятьсот кибиток в ста верстах от Чарджуя, которые предназначены для англичан, идущих через пески в обход Чарджуя".
В конце марта и начале апреля 1919 г. из Кагана в Ташкент сообщали: "В настоящее время в Керки назначен чиновник, который усиленно собирает войска из туркмен и послылает их в Бухару. Эти посланные войска проходят через Каган".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.88

Готовясь поддержать намечаемое наступление белогвардейцев в Закаспии, бухарское правительство в течение августа-сентября 1919 г. усиленно скупало лошадей, седла, а также нанимало на службу иностранцев, платя им большое жалование. К середине сентября "из Бухары в Кермене прибыло 15 тысяч бухарских солдат, на станцию Мишаде - 200 человек, в Хатырчах - 800 человек". Среди офицеров велись разговоры о том, что "скоро Бухара выступит против русских".
Мобилизация войск продолжалась почти до глубокой осени. В октябре 1919 г. разведывательные сводки советского командования отмечали, что "бухарское правительство производит вновь мобилизацию: второго октября в Старую Бухару прибыло около 5 тысяч мобилизованных". По тем же сведениям, в районе Зербулак, на Самаркандской границе (частью в Кермине) находилось в тот момент "вооруженных солдат до 30 тысяч человек с двумя орудиями и десятью пулеметами".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.92

При содействии Бейли с территории Советского Туркестана в Бухару было переброшено около 250 человек военнопленных, больше половины которых было использованы на работе в бухарских мастерских по изготовлению всевозможного военного снаряжения. Сам Бейли впоследствии писал: "Во время нашего пребывания в Бухаре туда прибыло около 250 румынских пленных, я обратился к бухарским властям с просьбой помочь им". Часть этих военнопленных, по свидетельству Бейли, была затем отправлена в Фергану к ферганским басмачам. Одновременно из Мешхеда через Хиву англичанами был направлен в Бухару "транспорт оружия в количестве 1200 винтовок, 12 пулеметов, 4 скорострельных пушки образца 1902 г., большое количество патронов и снарядов".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.97

В середине января 1920 г. английскими властями из Мешхеда были направлены "три русских офицера английской службы с официальным письменным отношением, предупреждающим эмира против заключения с Советской Россией договора и соглашения". В письме обещалась помощь эмиру бухарскому в случае активного выступления против Советской власти.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.97-98

Чтобы подготовить бухарские войска к новому походу, Бейли привлек к их обучению белогвардейца Осипова, который вместе с полковником Тысячниковым руководил контрреволюционной работой в Бухаре, а также капитана Искандера, сына великого князя Николая Константиновича, и Азизова - бывшего адъютанта генерала Корнилова.
Особенно большое значение придавал Бейли Осипову, который еще до его приезда в Бухару собрал вокруг себя значительные силы белогвардейцев. В начале сентября 1919 г. советское командование отмечало: "Осипов со своей бандой находится в Старой Махассе, верстах в восьми в сторону от Бухары". Кроме того, здесь же было сосредоточено свыше 300 белогвардейцев, служивших, главным образом, инструкторами по обучению бухарских солдат-пулеметчиков.
к концу октября 1919 г. Осипов по заданию Бейли выехал через Закаспий в Мешхед, о чем тогда же из Кагана сообщалось: "С точностью установлено, что осиповская банда, которая бежала из Ташкента, в настоящее время приготовилась выехать из Старой Бухары в Мешхед". По тем же данным, Осипов по пути своего следования через Мерв и Полторацк намеревался взорвать железнодорожную линию и мост.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.98

Готовясь к вооруженному нападению на Советский Туркестан, афганские реакционеры в начале января 1920 г. повели переговоры с эмирской Бухарой о создании единого антисоветского фронта. В сводке советского командования за тот период сообщалось: "Относительно афганских войск, каковые выступили из Кабула, предварительно ведут переговоры с Бухарой. Если Бухара согласится поддержать афганские войска, то наступление будет обоюдное, если же не согласится, то часть войск останется близ Бухары, а остальные едут в Фергану".
12 января 1920 г. в ответ на письмо эмира бухарского афганскоий эмир Аманулла-хан писал: "Вы, мой брат, желаете получить от меня двух мусульман - военных инструкторов... Во исполнение вашего желания, с величайшей радостью и охотой я назначил в ваше распоряжение Корнейя Фазли Ахмед-хана, способнейшего офицера дружественной нам афганской армии; он явится к вашему величеству в сопровождении шестидесяти человек аскеров-инструкторов, команды для обучения бухарской армии".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.100

Далее, сообщая о том, что в распоряжении бухарского эмира едут военные специалисты по выделке патронов - Устакурбан Али и Уста-Фот-Мухаммед, с четырьмя помощниками, Аманулла продолжал: "Одновременно и вместе с ними в качестве подарка препровождаю вам 6 орудий: два орудия заряжаются с дула, два горных вьючных и два скорострельных. С орудиями следует и необходимая прислуга, а также несколько крепостных и полевых пулеметов".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.100-101

Прием афганских пушек был использован бухарским эмиров в целях антисоветской пропаганды. На площадь, где происходила передача этих пушек, полицейские согнали не только всех жителей Старой Бухары, но и окрестных населенных пунктов. В то же время "пушки, возвращенные Бухаре из Туркестана, провозились по глухим улицам, чтобы жители не могли их видеть".

Вооруженные силы Бухарского ханства. Ташкент, 1920. С.11. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.101

Только по имеющимся данным, в Бухаре в 1920 г. "находилось 600 афганцев в форме и 8500 афганцев мирного вида, в действительности же их было значительно больше". Причем все они состояли на жаловании у эмира.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.101-102

Участвуя в организации всевозможных банд, действовавших на территории Советского Туркестана, эмирская Бухара при всесторонней помощи английских агентов к лету 1920 г. значительно увеличила количество мастерских, производивших оружие, боеприпасы и снаряжение для бухарских войск. В 1920 г. военная мастерская в Старой Бухаре ежедневно выпускала до 500 пар обуви. В Аскар-Абаде завод ежедневное давал до 12 тысяч патронов. Одних только австро-германских военнопленных работало здесь свыше 200 человек. Бухарцы имели свои собственные ружья "Клыч", изготовленные афганскими мастерами.

Вооруженные силы Бухарского ханства. Ташкент, 1920. С.7. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.107

Так, когда в июле 1920 г. кожевенные мастера, работавшие на армию, будучи недовольны оплатой их труда, бросили работу, эмир, узнав об этом, пригласил к себе их представителей, выдал дополнительное вознаграждение и наградил их медалями.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.107

Согласно официальным данным штаба Самаркандско-Бухарской группы советских войск, численный состав бухарской армии на 12 июня 1920 г. выражался в следующих цифрах:
1. Шефский полк, расположенный в Стараи Махасе, в составе 860 человек, вооруженный трехлинейными винтовками;
2. Турецкий полк, расположенные там же, в составе 2600 человек, вооруженный наполовину трехлинейными, наполовину 12-зарядными английскими винтовками;
3. Терский конный полк (по форме одежды), расположенный в Старом Кагане, в составе 800 человек, вооруженный берданами, русскими трехлинейными и английскими винтовками;
4. Кубанский (по форме одежды) конный полк, расположенный в Старом Кагане и на станции, в составе 360 человек, вооруженный берданами и трехлинейными винтовками;
5. Арабский конный полк, по 100 человек у каждых ворот Сатрой Бухары и 200 человек в саду Кази-Каляна, имеющий смешанное вооружение;
6. Ширабудинский полк в составе 500-600 человек, вооруженный берданами и шомпольными ружьями;
7. Джамбулафурский пехотный батальон, расквартированный по ж.-д. станциям бухарских владений, вооруженный берданами;
8. Туркмены-феодалы, прибывшие месяц тому назад из Керки в количестве 300 человек, вооруженные разными винтовками.
Всего на вооружении бухарских войск состояло: пулеметов - 40, орудий местных - 24, орудий русских - 10.
Вместе с ополчением число бухарских войск в 1920 г. достигло 70 тысяч человек, включая афганцев и индийских сипаев. Почти все ополчение было набрано летом 1920 г.
По своему национальному составу бухарские войска были разнородными. Основная масса их состояла из коренных жителей: узбеков, таджиков, туркменов. Кроме того, имелись афганцы, персы, индийцы, много бывших царских офицеров и др. Например, пулеметная команда численностью в 125 человек при 12 пулеметах, целиком была укомплектована афганскими солдатами и офицерами.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.108

Главным пунктом сосредоточения бухарский войск являлась Старая Бухара, в том числе Стараи Махас (личная резиденция эмира). К концу июля 1920 г. в Стараи Махасе находились "тюрский полк в составе 200 штыков, туркменский отряд в 2000 штыков, афганский - 200, персидский - 40 и шефский - 400 штыков".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.108-109

Не очень доверяя своему войску, особенно из состава коренного населения страны, эмир сформировал особый отряд для его личной охраны. В этот отряд были отобраны "по 5 человек из каждого кишлака - наиболее преданных эмиру".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.109

Для лучшего контроля над войсками и гражданским населением к лету 1920 г. в Бухаре были сформированы специальные отряды из наиболее преданных эмиру людей, под названием "главбатыри". Поощряемые денежными подачками, наградами в виде медалей и повышния в чине, солдаты этих отрядов были опорой эмира в деле наведения "порядка" в стране. Эти головорезы особенно жестоко расправлялись с революционерами.
К лету 1920 г. "Наиболее воинственным настроением среди бухарских войск отличались туркменские феодалы, прибывшие из Керки. Всего их было до 20 тысяч человек, которые были расположены в садах и районах Старой Бухары.
Снабжение огромной армии шло целиком за счет декхан. К лету 1920 г. военные налоги составляли 70% годового дохода декханина.
Помимо обычных податей, эмирские чиновники нередко облагали декхан дополнительными нормами. Так, например, летом 1920 г. в связи с очередной мобилизацией в армию, "все население Нуратинского бекства было обложено денежным налогом в размере тысячи рублей с хозяйства, николаевскими знаками, независимо от подати".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.109

тов.Куйбышев, характеризуя намерения Англии, еще в начале 1920 г. писал:
"Нападение Англии через Туркестан кажется немыслимым явлением, но оно является неизбежным с точки зрения учета происходящей борьбы. У нас имеется достаточно фактов, что это нападение... готовится. Производится постройка дороги, строятся казармы для новых войск, чувствуется, что жизнь кипит, что подготовка в деле этих активных действий производится".
Под влиянием обещаний англичанами нового наступления на Советский Туркестан весной 1920 г. эмирская Бухара активизировала свою враждебную деятельность по отношению к Советской власти. Надеясь на скорое прибытие английских войск, летом 1920 г., как было показано выше, эмир намного увеличил численный состав бухарских войск. Между некоторыми частями, расположенными в Старой Бухаре, Старом Кагане и других городах, была установлена телефонная связь. В ряде мест были отрыты окопы.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.110

Как явствует из материалов ЦК БКП, с целью определения дальнейшей позиции эмирской Бухары по отношению к правительству РСФСР 3 июня 1920 г. в ставке эмира было созвано "совещание с присутствием кази-каляна (глава духовенства), раиса (блюститель нравственности), тупчи-баша (командующий войсками) и еще несколько чиновников". Совещание к какому-либо решению не пришло.
5 июня на совещании у эмира кушбеги Низамодин и кази-калян - караванбаши на вопрос, как поступать дальше, отвечали, что "сейчас не время открыть военные действия, - у них (имеется в виду советская власть - Б.И.) сил много".
Воздерживаясь временно от объявления войны Советской власти, эмир со своими чиновниками решил отправить муллу Кутбедина и еще 4 чиновников в Кабул просить помощи у афганского правительства".
Одновременно было решено отправить посольство в Персию из тех человек во главе с Абдул-Карим-беком Мирахуром, бывшим мервским консулом асхабадского правительства.
В это время в Бухару стали чаще прибывать мелкие группы афганцев, которые распространяли слухи о том, что "через Керки придут новые войска, между которыми есть английские офицеры".
Наиболее воинствующими лицами, стоявшими за немедленное нападение на Советский Туркестан, являлись "эмир, кази-калян, раис и афганский консул" в Бухаре.
Для усиления вооруженных сил Бухары в районе Самаркандско-Бухарской группы войск эмирское правительство назначило 8 июня 1920 г. Абдулкадыр-бека Таксабо хатырчинским беком, выдав ему "дополнительно 500 винтовок разного калибра".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.113

Эмирская Бухара чинила препятствия в продвижении советских воинских частей, направлявшихся в район Закаспия для борьбы с белогвардейцами и интервентами, разрушая железнодорожные линии, портя водокачки, нарушая телеграфную и телефонную связь. Декханам было в категорической форме запрещено появляться у станционных предместий для продажи советским бойцам продуктов. Туркестанское правительство обратилось к главе бухарской дипломатической миссии в Ташкенте Токсаба Мирбабу с предложением об отводе бухарских войск от железнодорожной полосы, о прекращении порчи железнодорожных путей. Однако эмирская Бухара под всякими предлогами пыталась доказать необходимость оставления своих войск на месте.
В телеграмме, направленной 9 февраля 1919 года в Ташкент, бухарский кушбеги подтвердил, что порча путей действительно производится "жителями". Нахождение же бухарских войск у линии железной дороги он объяснил необходимостью "защиты" и "охраны" русского населения от враждебно настроенных бухарцев в связи с непрерывным движением Красной Армии на Закаспийский фронт.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.125

Весна 1920.
В соответствии с договором, эмир обязался наладить торговые взаимоотношения с РСФСР при одновременном обмене дипломатическими миссиями. Эмирские войска, расположенные вдоль железной дороги, должны были быть заменены советскими.
Всячески стремясь установить нормальные взаимоотношения с эмиратом, правительство РСФСР разрешило всем бухарским подданным вместе с их товарами, находящимся как в пределах Туркестана, так и России, возвратиться в Бухару. Одновременно Бухаре были возвращены 6 пушек, увезенных в Туркестан во время мартовских событий 1918 г. в качестве военных трофеев.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.129

Но эмир со своей кликой, как ярый враг Советской власти, по-своему определил значение столь лояльной политики представителей ВЦИКа и Совнаркома РСФСР. Больше того, эмир выразил возмущение - почему пушки возвращены без снарядов, хотя таковых в момент захвата орудий весной 1918 г. не было.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.130

...направляя посольство в Москву, эмир в тот же период снаряжает делегации - "одну в Мешхед, во главе с мирзой Сафабей, другую - в Лондон, во главе с Кари Мирзабом... по вопросам о военной помощи бухарскому эмиру в случае каких-нибудь непредвиденных осложнений".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.133

В декабре 1918 г. "жители Карши открыто восстали против своего бека. Ему и его чиновникам пришлось спасаться от разъяренной массы. В Гиждуване бек был избит до смерти". Весной 1919 г. в Карши снова повторилось восстание декхан, недовольных политикой правительства и действиями бека. На этот раз против восставших были посланы "войска, которые стреляли из рушек и усмирили их".
В апреле 1919 г. декхане Зияудинского бекства отказались от уплаты дополнительных податей бухарским чиновникам и потребовали возвращения своих сыновей из рядов эмирского войска. В ответ на распоряжение бека о беспрекословном выполнении требований эмирских чиновников трудящиеся бекства восстали. Только через два дня восстание было подавлено специальными войсками, присланными из Старой Бухары.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.135-136

К весне 1919 г. число перебежчиков из эмирского войска насчитвалось сотнями. Каганское отделение БКП организовало отряд в 30 человек из афганцев, ранее служивших в эмирском войске, которые произвели налет на эмирскую почту, шедшею с Каршинского направления. По инициативе бухарских коммунистов, в одном только Чарджуйском бекстве было убито свыше 30 эмирских чиновников. В ряде мест в старых городах Бухары были организованы партийные ячейки. Все партийцы были вооружены. Особенно хорошо работали керкинское и термезское отделения, создавшие партийные дружины, непрерывно следившие за афганской границей, всячески препятствуя поддержанию связей Бухары с Афганистаном.

"К десятилетию Бухарской революции. Ташкент, 1930. С.40. Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.136

Представитель ЦК БПК в Кагане сообщал в июле 1920 г.: "Изыскивая способы снабжения продовольствием прибывающих из Старой Бухары беглых солдат бухарской армии в количестве 10-15 человек ежедневно... за период с 1-го по 15 июля было израсходовано 200.395 рублей". В другов документе от 31 июля того же года указывалось, что заведующим хозяйством Центрального Комитета Бухарской компартии "для довольствия прибывающих ежедневно в числе 15-20 человек беглых солдат и эмигрантов из Бухары с 16 по 31 июля исрасходовано 386.539 рублей".
Разложение эмирских войск наблюдалось не только в самой Бухаре, но и также во многих бекствах. К 24 августа 1920 г. в одном только чарджуйском бекстве из двадцатитысячной армии, находящейся в крепости, осталось не более двух тысяч человек, остальные бежали частью на сторону Красной Армии, а частью - в пески.

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.148

31 августа 1920 г. эмир бежал из своего дворца в Сатара-Махасе по направлению к Гиждувану, откуда, пересекши железную дорогу, взял курс на Восточную Бухару. Его сопровождали афганский посланник, командир афганской бригады Абдул Шукур-хан; бывший афганский представитель в Ташкенте Мухамед Аслон Миршкор и свыше 1000 солдат. Остальная часть эмирского войска уже на второй-третий день после поражения постепенно стала группами рассеиваться по кишлакам и занялась грабежами населения. Об этом Садриддин Айни в статье, помещенной в журнале "Шулаи Инкилоб" ("Луч революции"), писал:
"С первых дней революции бухарские солдаты начали постепенно покидать свои полки и занялись грабежом местных жителей. Особенно открытый характер грабежи приняли в среду (третий день войны) в Бухаре, когда некоторые жители Бухары и окрестных сел (под влиянием агитации духовенства и других реакционных элементов. - Б.И.), бросив свое имущество, бежали в степь. Бухарские солдаты ловко использовали это обстоятельство: все, что попадалось им под руку, они разоряли, уничтожали, а частью забирали с собой.
Очевидец рассказывает, что в четверг одна группа солдат пришла к нему в дом и потребовала халат, чалму и денег. После них пришла другая группа солдат, подчистившая все, что уцелело от предыдущего налета. Однако вслед за ними явилась третья группа солдат, которая, не застав ничего, подняла беспорядочную стрельбу. Хозяину пришлось бросить свой дом и через стену соседнего двора удрать. чтобы спасти свою жизнь".

Б.И.Искандаров. Бухара (1917-1920). Душанбе, "Дониш", 1970. С.155

Николай
Активный пользователь




Из: Воронеж
Сообщения: 1580

 Аrmy of Bukhara emirate 1900-1920
Отправлен: 20-11-2012 20:39
 
- Разве это армия! - восклицает Петя. - Видел я его офицера! На одном плече генеральский эполет, на другом - погон прапорщика, ну и ну! У старьевщика купил! В его коннице "Кавказ" команды отдаются по-русски. "Чашки навыдергайт!" - это означает "шишки вон!". Дергают, дергают шашки, не "выдергаются"! Тогда урядник - у него ведь там и урядники, как у русских казаков! - рапортует: "Никак нивозможно!" "Как нивозможно?" "Нимножко заржавели!"
Петя рассказал один из живописных анекдотов про опереточные порядки армии бухарского эмира.
Ненавидя русского самодержца, но и завидуя ему, эмир создал у себя конницу наподобие русских казаков; конница называлась "Кавказ" и делилась по цвету обмундирования на кубанский, терский и тюркский отряды. Все было как у царских казаков, даже лампасы на цветных штанах и нагайки, которыми лупили наотмашь по башкам. Это была конная гвардия эмира, размещенная на всякий случай близ дворца и неизменно сопровождавшая его при выездах.
Ко времени, когда эмир принял протекторат царя, действительно для пущей важности команды на военных учениях произносились на русском языке; сарбазы эмира не знали русского и все время возникали конфузы.

А.Л.Штейн. Второй антракт: повесть о том, как возникают сюжеты. М., 1976. С.34

В вагон политотдела, разрисованный ташкентскими художниками левейшего направления, доставили пойманного на путях приближенного эмира. Высокие шнурованные сапоги, точь-в-точь как у проштрафившегося ослепительного адъютанта, никак не вязались с белоснежной чалмой и золотом расшитым парчовым халатом. Ни на узбекскую, ни на таджикскую речь не откликался; когда начальник политотдела, высмотрев под открывшейся полой халата английский френч с накладными карманами, обратился к эмирскому сановнику на хорошем английском языке - последовал русский мат изысканный в своем мастерстве. В сановнике признали бежавшего из Самарканда подполковника царской службы.
...
На станции Новая Бухара грузили в теплушки пленных, трофеи. Мы дивились исполинскому росту сикхов из гвардии эмира. Пленные афганцы в высоких чалмах и персы с выкрашенными желтой хной ногтями совершали вечерний намаз, расстелив платки на пыльной земле и повернув задумчивые лица к Мекке.

А.Л.Штейн. Второй антракт: повесть о том, как возникают сюжеты. М., 1976. С.39

Первый   Предыдущий  21 - 30   31 - 40  41 - 50  51 - 60   61 - 70  Следующий   Последний
Новинки нашего магазина
Рыцарь Вальтер фон Метце. Германия, 13 век; 54 мм
Рыцарь Вальтер фон Метце. Германия, 13 век; 54 мм
₽ 315.00
Тевтонский рыцарь, крестоносец.  13 век; 54 мм
Тевтонский рыцарь, крестоносец. 13 век; 54 мм
₽ 394.50
Варяжский воин. Русь, 10 век; 54 мм
Варяжский воин. Русь, 10 век; 54 мм
₽ 334.50

Статистика

Сейчас посетителей на форуме: 2 Гости
Всего сообщений: 2939
Всего тем: 317
Зарегистрировано пользователей: 1389
Страница сгенерирована за: 0.068 секунд

Copyright © 2019 7910 e-commerce