Welcome to our forum! / Добро пожаловать на наш форум!

Уважаемые форумчане - сообшения можно писать на русском или английском языках. Пользуйтесь, пожалуйста, встроенным переводчиком Google.

Наш форум имеет общую авторизацию с интернет-магазином. При регистрации в интернет-магазине посетитель автоматически регистрируется на форуме. Для полноценного общения на форуме ему не нужно повторно заполнять данные о себе и проходить процедуру регистрации. При желании покупатель может отредактировать данные о себе в профиле форума, сменить ник, email, добавить аватар, подпись и т.д.

 

Dear visitors of the forum - messages while driving, you can write in English. Please use the integrated machine translator Google.

Our forum has a general authorization with an online store. When registering in the online store, the visitor is automatically registered on the forum. For full communication on the forum does not need to re-fill the data about yourself and pass the registration procedure. If desired, the buyer can edit the information about himself in the profile of the forum, change the nickname, email, add an avatar, signature, etc.

Forum
You are not logged in!      [ LOGIN ] or [ REGISTER ]
Forum » Russian Civil war / Гражданская война в России » Thread: Russian military units in Poland -- Page 4  Jump To: 


Sender Message
First   Prev  1 - 10   11 - 20   21 - 30  31 - 40  41 - 41  Next   Last
Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 04-12-2013 05:46
 


Жетон "Конная батарея есаула Говорухина. Грубешовъ. 1920".

В 1920 г. во время советско-польской войны части казаков, взятых в плен в Новороссийске, служившие в Красной армии, массово перешли на сторону белополяков. Артиллерийская батарея есаула И.И. Говорухина вошла в состав Сводной Казачьей дивизии 3-й Русской армии генерала В.А. Трусова. Казачьи части участвовали в сражениях у Замостья и Грубешова. В результате этих боев, избежавшая окружения 1-я Конная армия С.М. Буденного потерпела поражение и войска Юго-Западного фронта, были вынуждены отступить от Львова и перейти к обороне.

From: www.kabinet-auktion.com/auction/war20/163/

T.S.
Active User


From: Copenhagen
Messages: 180

 Russian military units in Poland
Sent: 04-12-2013 14:18
 
How has this badge been used?
I guess it is a copy of the armshield used by the battery

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 04-12-2013 16:15
 
Possible. But the ring shows that wore it, most likely around the neck or chest.

T.S.
Active User


From: Copenhagen
Messages: 180

 Russian military units in Poland
Sent: 04-12-2013 17:34
 
What does the text on the back say?

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 04-12-2013 18:39
 
And the quoted text I wrote for whom? This is what he is.

"Horse battery of Osavul Govorukhin. Grubeshov. 1920."

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 24-12-2013 01:08
 
Налет на Проскуров

17 ноября из м. Михалполь кавбригада двинулась на Проскуров. По дороге разведка донесла, что в дер. Казимировка, влево от нашего движения, сгруппировалась какая-то странная пехота: английское обмундирование, французские плащи внакидку, на рукавах и на верхах фуражек нашиты белые кресты.

Котовский заинтересовался "белокрестиками" и свернул на Казимировку. Здесь нас встретили сильнейшим ружейным и пулеметным огнем. Один полк спешился и пошел в атаку. Атаку отбили. Вторую и третью тоже. Сразу почувствовалось, что мы имеем дело не с простым противником. Это нас раззадорило.

Пустили в ход артиллерию и пулеметы, направили часть сил в обход и, действуя в пешем и конном строю, мобилизовав все свои средства, выгнали, наконец, противника из деревни в чистое поле, где намеревались покончить с ним привычной конной атакой.

Не тут-то было. "Белокрестики", несмотря на свою малочисленность (их было всего 150 чел.), дрались отчаянно. 5 раз мы атаковывали их и столько же раз отскакивали. Их меткий ружейный и пулеметный огонь наносил нам чувствительные потери, усиливая наше озлобление. Вот уже 3 часа продолжался жаркий бой, а решения все еще не наступало.

Наконец, изнеможенные непосильным боем, окруженные конницей, сокрушенные губительным артиллерийским и пулеметным огнем, "белокрестики" стали сдавать. Их огонь ослабел, и было видно, что они не выдержат новой атаки. Наконец-то мы врезались в их ряды, и пошла рубка. "Белокрестики" защищались до последнего. Не желая сдаваться, многие сами себя расстреливали из винтовок и взрывали ручными гранатами: бросит гранату и ляжет на нее, или же приставит запаленную французскую гранату к голове. Осколками и их гранат было убито и ранено много котовцев.

Но вот последнее сопротивление сломлено. Все поле усеяно белыми крестами. Человек 50 взято к плен. Братва, пришедшая в ярость, не признает уважения к храбрости побежденного противника: пленных тут же, прислонив к забору, расстреливают. Среди пленных поп с крестом; его расстреливают в первую очередь...

Котовский на лошади, с обнаженным клинком в руках, врезался в толпу и прекратил расстрелы. Пленных успокоили и допросили. "Белокрестики" оказались спешенным эскадроном какого-то офицерского конного полка. Все они были сплошь офицерами. Котовский, который любил храбрость, обошелся с ними ласково, а они заявили ему о своем желании служить в Красной армии. Котовский дошел даже до того, что послал их под честное слово, без конвоя, в свой тыловой штаб, поручив отвод старшему из них капитану Романкевичу. Впоследствии многие из них служили в кавбригаде: Романкевич, Андреев и другие.

История 45-ой Волынской Краснознаменной стрелковой дивизии (Том 1. Боевой период). Киев, 1929 С.291-292.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 24-12-2013 01:26
 
Но тут события приняли новый оборот. Подлетел на галопе со своей батареей Просфирин. Докладывает:
— В тыл наступает конница — всадников 600, а то и больше. Я едва успел снять батарею.
— Откуда наступает?
— Из дер. Татариска.
— Да этого быть не может, — вскипел Котовский, — в Татариска червонцы. Ты опять червонцев за противника принял.
Но подскакавший начальник прикрытия докладывает то же: из Татариска движется множество кавалерии противника.
— Врете вы оба, заволновался Котовский.
Вот увидите сейчас, что это червонцы пришли нам на поддержку. Едем со мной, Криворучко. Бери человек 3, знамя и красный флаг, чтобы неясно было, кто мы.
Поехали - Котовский, я, Симонов, Бригадир, Удовиченко и еще два или три человека. Действительно, у шоссе выстроилось в боевой порядок несколько конных полков.
— Конечно, червонцы, — говорит Котовский. Подъезжаем ближе. Видим, кавалерия одета в желтые полушубки.
— Ну нет, — говорю я Котовскому — это не червонцы. Те, — ты сам знаешь, в чем.
Котовский все еще не верит. Нас заметили. От строя отделяется взвод, сабель 30. Впереди несется сотник. Черные шлыки развеваются по ветру.
— Вот так червонцы... — вырвалось у нас.
Петлюровцы приближаются галопом... Подскакали шагов на 25. Встали.
— Хто вi такi? — крикнул нам сотник. — Котовцы, — ответил я. А вы - кто?
— Мы — козаки Яковлева.

История 45-ой Волынской Краснознаменной стрелковой дивизии (Том 1. Боевой период). Киев, 1929 С.290.

Напоминаю, что осенью 1920 г. бригада Яковлева вошла в состав сил правительства УНР и воевала на стороне поляков совместно с петлюровцами.

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 24-12-2013 02:03
 
Лагерь интернированных деникинцев корпуса Бредова во Львове, 1920:

В тот же день меня переместили в школу, где отбывали карантин бредовские офицеры. Польский конвой привел меня в обширное помещение, в котором находилось человек 40 белогвардейцев, и сейчас же оставил меня.

Положение, в котором я очутился, как две капли воды, походило на Проскуровское, с той только разницей, что белогвардейцы, оказалось, были предупреждены о моем приходе и что на этот раз со мною не было Радзивилла, который поддержал бы меня.

Мое прибытие было встречено зловещим молчанием, только глаза всех ощупывали меня с ног до головы. Здесь были собраны офицеры более высоких чинов, чем в Проскурове. Молодые и старые, одетые в сравнительно хорошо сохранившееся английское обмундирование, при погонах, а некоторые в кавказскую форму. Все, однако, размещались вповалку на полу, расстелив шинели и бурки. Некоторые, сидя на полу, играли в карты.

История 45-ой Волынской Краснознаменной стрелковой дивизии (Том 1. Боевой период). Киев, 1929 С.185

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 11-03-2014 06:33
 
Е. Ковалев [1]. «Из Польши на Украину с 3-й Русской Армией генерала Врангеля» [2]

37 лет тому назад, летом 1920 года, в Польше находилось значительное количество офицеров, казаков и солдат, попавших в Красную армию после Новороссийской катастрофы и перешедших затем к полякам или попавших к ним в плен во время советского наступления на Варшаву.

Переходили одиночным порядком, группами и даже целыми частями. Еще до начала отступления советских армий, в составе польской армии на фронте действовали: отряд генерала Балаховича, при котором позже был сформирован Донской полк полковника Духопельникова с 2-орудийной батареей (полковник Бабкин), бригада есаула Сальникова (Донской полк с батареей, перешедший из Конной армии Буденного), бригада есаула Яковлева [3] (донцы, терцы, волчанцы с батареей) и в составе украинской армии — Донской полк есаула Фролова [4] с батареей, развернутый из дивизиона 42-го Донского казачьего полка, отказавшегося интернироваться с армией генерала Бредова.

Затем началось формирование в городе Калише 3-й Русской Армии генерала Врангеля (командующий армией генерал Пермикин) в составе: 1-й стрелковой дивизии генерала Бабошко [5], 2-й стрелковой дивизии генерала Палена [6] (из кадров Северо-Западной армии) и сводной казачьей дивизии генерала Трусова [7] (Донской, Оренбургский и Уральский полки, Кубанский дивизион и Донская батарея).

Незадолго до заключения перемирия поляками недоформированные, слабо или совсем невооруженные части 3-й Русской Армии были спешно вывезены на Украину, где совместно с украинской армией должны были самостоятельно продолжать борьбу, с целью облегчить положение в Крыму. За исключением отряда генерала Балаховича туда же были направлены и казачьи части, находившиеся до этого в составе польской армии, где они должны были войти в состав Сводной Казачьей дивизии.

Об этом периоде мало что было помещено в печати. Сохранившийся у меня дневник является поэтому довольно ценным, так как отражает обстановку и настроения той эпохи, хотя в нем и нет ничего сенсационного. Изо дня в день я записывал события и те большей частью фантастические слухи, которые доходили до нас в то время. Еще живые участники этих событий, да и другие, не без интереса прочтут эти, уже давно перевернутые, страницы прошлого.

Из дневника рядового офицера

9 октября н. ст. 1920 г. Лагерь № 5 в Калише. Днем вбежал в наше помещение комендант лагеря — майор — и сказал, чтобы все укладывали, так как приказано, чтобы к утру все казаки были вывезены из лагеря. Куда поедем — точно не известно: наша батарея отправляется последним эшелоном. Первым отправляется Донской полк, затем Оренбургский, потом Уральцы и наконец мы. Готовимся. Сдали матрасы и одеяла. Поедем утром, поэтому ночуем на голых нарах. Раздался слух, что наше поспешное отправление зависит от того, что поляки заключили мир с Советами, а Германия объявила войну Польше. Мне последнее кажется весьма неправдоподобным.

10 октября. Утром увидели, что эшелон Донского полка еще не отправлен. Днем он все еще продолжает стоять. Пошли слухи, что якобы у нас отберут лошадей. Оказалось, все вздор. Были две причины: во-первых, не было еще получено приказа о выступлении от генерала Трусова и, во-вторых, искали одеяла, так как Донской полк и Оренбуржцы не сдали около 150 одеял. Одна только батарея сдала все.

Вечером ходили в лагерный театр — на прощание. Играли недурно. Шло: «Дама в зеленой маске» и «Исполнительный лист». Во время второго действия поднялся сильный шум. Оказалось, что отходил эшелон Донского полка и казаки с шумом покидали зал.

11 октября. За ночь ушло три эшелона. Утром грузился Уральский полк, а за ним поедем мы. Уедем все же не раньше вечера. Узнали, что по требованию можно дешево достать водки. Послали хозяина собрания купить тридцать бутылок. К обеду пришла в лагерь партия пленных из Щелкова. Среди них оказались два телефониста, ушедшие первыми от красных, и И-ий (студент, был у меня артельщиком в 1-м партизанском артиллерийском взводе донской артиллерии). Накормили, как могли, офицеров — человек 10, затем обедали сами. Пригласили командира бригады полковника де-Маньяна [8], который уезжает с нашим эшелоном. Около 4 часов подали наконец нам эшелон для погрузки. Говорят, что поедем через Львов и Краков на Волынь.

Сегодня за обедом достали номер газеты за 10 октября. В нем оказалось уже напечатанным наше письмо. Кроме того, очень интересная сводка польского штаба. Оказывается, генерал Желиговский, во главе Литовско-Белорусской дивизии, оставшись недоволен условиями перемирия с литовцами, согласно которым Вильно отходило к ним, как уроженец этой губернии, не подчинился приказам польского командования, сложил с себя командование группой войск и со своими солдатами продолжает наступать, причем занял Вильно, отказавшись наотрез от предложения французского губернатора объявить его вольным городом.

К вечеру погрузились. Ужинаем в вагоне. Когда кончали, пришел капитан Станкевич — польский офицер старой русской службы. Ужин затянулся. В конце его нам подали классный вагон. Я поместился вместе с есаулом П. Когда поезд тронулся, разговорились о прошлых боях. Пришел командир с заведующим хозяйством. Я сказал, что сегодня мы начинаем ехать в Новочеркасск — предстоит много интересного. Едем через Краков — Львов — Броды в Ровно.

12 октября. Лодзь. Проснулись утром — стоим. Оказывается, железнодорожная забастовка. Командир поехал в город. Есаул П. поручил ему купить диагонали, так как в России ее не купишь ни за какие деньги. Мой вестовой Астахов принес молоко. Литр стоит 8 марок. Стоим весь день. В 7 часов вечера, наконец, трогаемся. Часов в 9 в наш вагон начинает набиваться публика, так как вследствие забастовки движение пассажирских поездов прекращено. Кое-кого выставляем, остальные стесняют нас до утра. Поляки заключают перемирие.

13 октября. Подъезжаем к Кракову. Прибыли туда в полдень. Пообедали на питательном пункте — обед неважный: скверный суп и мамалыга. В 15 часов поезд отошел. Вечером впервые пропустили 6 роберов в винт.

14 октября. В 15 часов приехали во Львов. В магазинах всего много, но город грязноват.

15 октября. Броды. На рассвете опять влезли два жолнежа и дама. Бригада есаула Яковлева пошла на Проскуров. Сейчас (13 часов 45 минут) переезжаем границу между Броды и Радзивиловым. Повсюду видны следы войны: окопы, проволока, сожженные станции. Опять забастовка и отсутствие паровозов, благодаря чему в Радзивилове застряли. На станции грузятся части бригады есаула Яковлева. При бригаде Донская батарея, больше по названию. Офицеров донских артиллеристов в ней нет совершенно, казаков всего 35 человек.

16 октября. Радзивилов. В 11 часов 45 минут, благодаря настойчив вости польских улан, едущих с нами в количестве 30 человек, наконец, поехали дальше. Едем отвратительно.

17 октября. Станция Здолбуново. Маршрут немного изменен. Сегодня доедем до станции Ожеин, а оттуда три дня идти походом. Около 12 часов окончили выгрузку, закусили и тронулись на город Острог. Ночевать остановились в 3 верстах за ним в деревне Вильбовно, куда пришли с наступлением темноты, то есть часов в 8 вечера.

18 октября. В 9 часов 30 минут выступили в местечко Славута, но до него не дошли. Остановились в деревне Коломня. Расположились свободно. Произвели разбивку пополнения. Ко мне попали 1 офицер и 5 казаков. Предположено здесь формироваться. Вечером приехал из штаба отряд полковника де-Маньяна и сообщил, что мы переходим в район Заславля, где остановимся окончательно и будем формироваться, причем сразу батарея развернется в дивизион. Вновь прибывший есаул С-й сегодня именинник. Выпили по паре рюмок и пошли спать. Завтра выступаем.

19 октября. В 9 часов утра выступили в деревню Липарку. Дорога тяжелая — песок. В деревне остановились отдохнуть и закусить. Во время еды проходили мимо части бригады есаула Сальникова и батарея. Командир ее зашел к нам. Сообщают новости все приятные: 1. Генерал Врангель занял Киев. 2. Генерал Балахович, заняв Минск, объявил поход на Москву. Мы будем формироваться и получим все. Одну батарею целиком (орудия) получим из Львова, а вторую из Ровно. Обмундирование, 20000 комплектов, уже идет.

20 октября. В 9 часов выступили из Заславля в деревню Ленковцы. Переход довольно большой, да еще дали крюку. По дороге командир бригады сообщил, что к нам (в дивизию) вливается полк Духопельникова. Перед нами фронт в 60 верстах и охраняется конными польскими патрулями. На этом участке стоят три свежих дивизии красных. Понадеялся на собрание и не обедал дома. Как и следовало ожидать, из собрания ничего не вышло, и я остался почти голодным. Вечером получили приказание перейти в деревню Четырбоки, а на наше место перейдут Оренбуржцы. Завтра поедем: командир — ругаться, а я квартирьером.

21 октября. Утром с квартирьерами поехал в Четырбоки. Пробовали спорить с начальником штаба, но ничего не вышло. Расположились все же ничего, хотя в моем районе лучшие квартиры заняли командир, завхоз и начальник отряда.

22 октября. Утром ел вареники с маком. Обед принесли из собрания совершенно холодный. Вечером командир батареи собрал всех офицеров и сообщил следующее: простоим мы в деревне Четырбоки дней 10—12, а затем перейдем на первый фланг украинской армии. Поляки будут удовлетворять нас сахаром, жирами, свечами, мылом, табаком и прочей мелочью, остальное же будем черпать из местных средств через дивизионное интендантство. Из лагеря идут к нам 2500 казаков пополнения. Ассигновано нам: 20 бронированных автомобилей и 25 французских аэропланов. Снабжать поляки будут до 22 ноября. Лошадей обещано 3000 на всю группу войск генерала Пермикина. Всех дам отправят в город Остро-Познанский, где им будет предоставлен полный пансион американским Красным Крестом. Савинков поехал с Балаховичем, а у нас будет дипломатическим представителем Философов. Жалованье в будущем будем получать романовскими рублями. Батарея разворачивается в дивизион, приказ о чем уже пишется. При полках и дивизионе будут устроены лавочки. Товар будет закупаться в городе Острове.

23 октября. Утром разрешил хозяину привезти воз дров для взвода. Как и предполагал — вышел скандал. Все крестьяне поехали за дровами. Пришлось ловить, останавливать и развозить по всем дворам. В результате ругня. Вернулся завхоз из Шепетовки. Привез булок, салтисону, сахару и свечей. Цены в четыре с половиной раза больше, чем в Калише.

24 октября. Утром встал, наелся оладьев со сметаной и пошел бродить. Скучно. Кое-как дотянули до обеда. На обед собрались все. Посмотрели очередные карикатуры сотника С-ва и разошлись. Есаул П. имел беседу с командиром батареи и, как выяснилось из разговора, командир возьмет сотника К-ва в дивизион. Я, вероятно, буду командовать 2-й батареей, а он будет у меня старшим офицером, а заведующим хозяйством — сотник Д-щев.

25 октября. Во взводе пала лошадь Ойра. День прошел скучно.

26 октября. Есаул П. сшил сапоги. Сделаны очень прилично. Завтра закажу свои. Хорунжий Н. скоро поедет в Остров за товаром для лавочки. Ночью выпал маленький снег.

27 октября. После обеда сыграли сбор офицерам. Собрались. Пришел командир и сообщил новости: числа 2-го — 4-го будет заключен мир между Польшей и большевиками. Польские войска отойдут за реку Горынь. Вследствие этого мы отходим в район Волочиска. Переход верст 80 с расчетом на 6 дней. Армия идет тремя колоннами: восточная — отряд генерала Бабошко, западная — отряд генерала Палена, средняя — наш отряд генерала Трусова. Двигаться будут: 1) Отряд генерала Бабошко — на Козько — Пашковцы — Писаревка — Купель — Войтовцы. Выступает 28 октября. 2) Отряд генерала Палена выступает 28 октября и идет на Белгородку — Ледуховку — Свинно — Буковцы. 3) Наш отряд выступает 28-го и переходит: 28 октября — Штаб и Донской полк — Влатановка — Сахновцы. Уральский полк — Лещаны. Оренбургский полк: Марковцы — ф. Бейзимы. Батарея — село Бейзимы. Бригада есаула Сальникова — Суньджин — Вербовцы. 29 октября — Штаб и Донской полк — Трусиловка — Федоровка. Уральский полк — Кушмановка. Оренбургский полк — Пузырьки. Батарея — Зеленая. Бригада Сальникова — Новое Село. 30 октября — Штаб и Донской полк — Колки. Оренбургский полк — Васильевка. Уральский — Олейники. Батарея — Волица Полевая. Бригада есаула Сальникова — Леданка. 31 октября — Дневка. 1 ноября. Штаб дивизии и Донской полк — Базалия. Уральский полк — Воробьевка — Лазузин Мал. Оренбургский полк — Богдановка. Батарея — Базалия. Бригада есаула Сальникова — Ордынцо — Мадаровка. 2 ноября. Штаб — Лонки. Донской полк — Маначин. Уральский полк — Клинины — Гонеровка. Оренбургский полк — Рабиевка. Батарея — Янушевцы. Красных против нас две дивизии башкир.

28 октября. В восемь с половиной часов выступили и перешли в село Безимы. Квартира неважная, но хозяева попались радушные. Есаул П. остановился у еврея. Квартира чистенькая, но холодная. Порядочно книг. В старом юмористическом журнале времен Козьмы Пруткова прочел продолжение басни «Стрекоза и муравей»:

Легковерна, но умна,
Стрекоза вняла совету
И пошла по белу свету
С той поры плясать она.
Легкокрылая плутовка
Повела дела так ловко,
Что к весне была она
И богата, и знатна...
Переписать не было времени, цитирую по памяти. В то же время с муравьем случилась беда:

Ручеек, такой затейник,
Весь размыл он муравейник...
И пришел муравей просить помощи у стрекозы — та отказала:

Сам себе ты строил рай,
Ну так сам и умирай.
29 октября. На дворе порядочный мороз. Закусил жареного сала, оладьев с медом, выпил кавы с молоком, и мы выступили. В деревне Новое Село командир бригады сообщил, что есть распоряжение дойти до места ночлега и дальше не двигаться. По дороге встретили украинских офицеров и солдат. Едут мобилизовать. Ночевать остановились в деревне Зеленой.

30 октября. Утром пришел Кирсаныч (урядник) и сказал, что в 9 часов выступаем обратно, но не в Четырбоки, а в село Безимы. Утром разнесся слух, что красные нарушили перемирие и где-то напали на поляков, а последние, в свою очередь, атаковали их.

31 октября. Село Безимы. Вечером приехал из штаба командир и привез новость: завтра выступаем на восток. Мирные переговоры, происходящие в Минске и Бердичеве, отложены до 15 ноября. Мы должны стать на линию фронта и произвести там дебош. Помогать нам будут украинцы. Полковник Н-ов вернулся из Варшавы и сообщил, что видел батарею, которая бродит, и поляки не знают, кому ее сдать. Приказом по отряду приказано конных казаков свести в сводные сотни и всем нашить на левый рукав верхней одежды крест из белой тесьмы шириною полтора дюйма. Немедленно появилось крылатое слово «крестоносцы». (Мера эта, как говорили, была вызвана тем, что в Уральском полку, перешедшем целиком от красных, многие носили «буденновки» и трудно было различать, кто они: белые или красные.)

1 ноября. В 9 часов утра выступили в село Козьково. Переход 16 верст. В деревне Рутор сделали легкий привал. Конным и кучерам выдали винтовки. Вечером на квартире у есаула П. были устроены «досвитки».

2 ноября. В 9 часов выступили в деревню Чернятина Большая. Переход 25 верст. Деревня оказалась занятой поляками. Устроились неважно, и в хате довольно-таки бодрящая температура.

3 ноября. В 9 часов выступили в местечко Красилов. Переход 20 верст. В местечке можно кое-что купить. Квартира попалась чистая, но холодная и голодная. Хорунжий П. вернулся. В штабе армии ему сказали, что к нам в отряд идет дивизион из Ровно. Вечером был у есаула П. У него хорошая квартира у поляков, хорошенькая барышня. Угостили яблоками, чаем с сахаром, маслом, молоком, повидлом.

4 ноября. Сегодня в 8 часов выехал с квартирьерами в деревню Мартыновку, а батарея осталась в местечке Красилов. Переход верст 25. Деревня оказалась свободной. Стоят только 7 человек с офицером Терского полка (бригады есаула Яковлева). Вечером приехал артельщик и фуражир. Завтра должна прибыть батарея.

5 ноября. Утром развел квартиры. Постройки прекрасные. Познакомился с учительницами — их две. Взял почитать книгу. Вечером получил приказание вернуться обратно в Красилов. Через десять минут привезли другое — оставаться.

6 ноября. Часов в 5 вечера получил приказание ехать в деревню Везденьки и там ночевать. Туда же приехали подъесаул М. и хорунжий Н. Передали новости: Донской полк и батарея будут называться имени атамана Краснова (в отношении батареи это не подтвердилось, и она была названа позже — атамана Каледина), а Донской полк и батарея бригады есаула Сальникова — имени генерала Мамонтова. Идут нелады с Яковлевым. Донцы освободили арестованного офицера и увели 40 человек терцев.

7 ноября. С утра развели квартиры. Деревня ничего. Сегодня воскресенье, и везде варят вареники. Конфликт с Яковлевым усилился. Передают, что Донской полк собирается перейти к нам.

8 ноября. Утром пошел к подъесаулу М. Поел вареников. Поляки 10-го заключают мир. К ним отходит Волынская губ. Мы стоим сейчас как раз на границе. Полк Духопельникова вошел в состав бригады есаула Сальникова. Батарея его пока отдельная. К нам идет, по слухам, полк есаула Фролова (800—900 коней и много пулеметов). В 11 часов ночи получил приказание, что завтра переходим в деревню Мартыновку. Я еду квартирьером.

9 ноября. Утром зашел к командиру. Он показал мне приказ есаула Яковлева по дивизии от 7 ноября, где он говорит о недоразумениях с нашими частями и приказывает всякую появившуюся в районе дивизии часть обезоруживать и направлять в штаб дивизии. Поехал прямой дорогой, не через Черный Остров, а восточнее, и приехал, как и следовало ожидать, без всяких недоразумений.

10 ноября. Ночью получил приказание о том, что завтра в 8 часов построиться и идти в деревню Грузевицу, где нас будет смотреть французский генерал.

11 ноября. Ходили в Грузевицу. Повторилась обычная история — ждали, ждали, не дождались и разошлись. Только что мы ушли, как, говорят, французский генерал приехал. При нашей дивизии формируется дивизион: одна сотня кубанская и одна из крымских татар. Днем случайным выстрелом казак нашей батареи Емельянов ранил из револьвеpa девочку. Так как это внучка моей старой хозяйки, то бабка ходит и стонет.

12 ноября. Деревня Мартыновка. Утром зашел украинский комендант и сообщил, что этой ночью в местечке Черный Остров вырезали два еврейских семейства. Утром же отрывали тело польского каменец-подольского губернатора, зарубленного конницей Буденного в деревне Мартыновке. После обеда приехал командир из Проскурова. Город грязный. Цены, по сравнению с Польшей, огромные. Туда перешел Донской полк на охрану города. Дивизия генерала Бабошко и бригада есаула Сальникова пододвинуты ближе к фронту, так как там был прорыв у Деражни, который украинцы ликвидировали.

Разговаривал он с есаулом Печерским (терец), перешедшим к нам от Яковлева. Тот передал, что Яковлев — штабс-капитан артиллерии, не казак. Меня это заинтересовало. До сих пор я не обращал внимания — мало ли в России Яковлевых, — но теперь начинаю думать, не тот ли это Яковлев, которого я знал. Позже, когда я встретил его однажды в Польше, оказалось, что это действительно мой сверстник по Михайловскому Артиллерийскому училищу 1-го ускоренного выпуска, бывший кадет Воронежского кадетского корпуса. Нормально мои сверстники окончили Великую войну штабс-капитанами. Как и когда он стал есаулом — мне неизвестно. В училище — то были первые месяцы войны, о казаках говорили много, но он симпатий к ним не питал, утверждая, что они никуда не годятся. Какие у него были для этого данные, не знаю, но апломб уже в то время у него был большой. Со своей бригадой он участвовал в конце августа в операции против конной армии Буденного, попавшей в мешок в районе Замостья и жестоко потрепанной в этой операции.

По советским источникам, 27 августа 1920 года 4-я кавалерийская дивизия Буденного в районе местечка Тышковцы вступила в ожесточенный бой с казачьей бригадой есаула Яковлева в 750 шашек и к вечеру этого дня конной атакой разбила ее, захватив 120 пленных, 3 орудия и 200 лошадей. 28 августа были захвачены пленные 1-го Терского и 2-го Донского полков. 29 августа у Щевня 2-я кавалерийская дивизия разбила остатки казачьей бригады. К этим сообщениям следует относиться, впрочем, с большой сдержанностью, так как 31 августа, при отходе на Грубешов, 4-я кавалерийская дивизия опять разбила «упорно сопротивлявшиеся два батальона 30-го полка, батальон 142-го полка и два эскадрона казачьей дивизии, взяв до 700 пленных и изрубив до 400 и освободив дорогу для выхода Конармии на Грубешов». Коннице Буденного (4-я, 6-я, 11-я и 14-я кавалерийские дивизии и отдельная бригада особого назначения) хотя и удалось выбраться из мешка, но, неотступно преследуемая поляками, она теряла материальную часть и обоз и понесла тяжелые потери. В бою у деревни Рачище 3-я бригада 14-й кавалерийской дивизии почти полностью погибла, потеряв весь свой командный и комиссарский состав. Совершенно измотанная конница Буденного 24 сентября получила приказ оторваться от противника и отойти в район города Бердичева.

Обещают вскоре выдать жалованье. Население Проскурова, особенно интеллигенция, настроено резко против Петлюры. В украинской газете пишут, что генерал Врангель отступает под натиском на новые позиции.

13 ноября. Командир, заведующий хозяйством и подъесаул М. поехали в село Бубновку. Я остался заместителем. Вечером вызвали командиров частей на важное совещание. Ездил в штаб. Новости таковы: красные прорвали Украинский фронт в центре и главные силы их действуют от Копайгорода на Елтушково. Там же работает конная бригада товарища Котовского в составе 500 коней. Для ликвидации прорыва направлены: 3-я, 4-я и 5-я Украинские дивизии. На левом фланге Запорожская дивизия при поддержке конной бригады есаула Яковлева перешла в наступление. Бригада есаула Сальникова, усиленная двумя сотнями уральцев, сосредотачивается в районе дивизии генерала Бабошко. Наша Сводно-казачья дивизия переходит завтра в район города Проскурова. Батарея, штаб и терский дивизион в селе Ружична (3 версты к югу от Проскурова). Полк есаула Фролова действует пока самостоятельно с украинцами. Генерал Махров возвратился из Парижа. В Варшаву приехал председатель Донского Круга Харламов и еще какой-то донской генерал, фамилию которого есаул Л. не мог назвать (Сычев?).

14 ноября. В 9 часов утра выступили и перешли в деревню Ружична. Село хотя и большое, но бедное. Командир еще не вернулся. Нет продуктов, фуража, и нечем кормить. Вечером вызвали в штаб. Разрешено нам реквизировать лошадей. Опять утешили, что пушки идут, а в штабе армии есть амуниция.

15 ноября. Приехал командир. Завтра и послезавтра идем в Черный Остров для организации дивизионного транспорта и доформирования.

16 ноября. С утра выступили в Черный Остров. Ночью прошли отступающие украинские обозы. Оказывается, на фронте дела дрянь. Наша дивизия получает к вечеру диспозицию. Украинцы определено метутся. В Черном Острове расположились хорошо. Мой взвод в Марьяновке, первый — на Большой Горе, а обоз, разведчики и штабные повозки — в самом местечке. Вечером собрались у командира и разговаривали о положении. Если дела не поправятся — придется интернироваться. Сведения с фронта таковы: генерал Бабошко отбил два бронепоезда — «Углекоп» и «Лейтенант Шмидт». Красные прорвались на Ярмолинцы. Сальников и польский партизанский полк остались в тылу у красных. Все это слухи. Завтра переходим в деревню Дзелинцы. Штаб армии — в Черный Остров.

17 ноября. Утром пошел в собрание. На завтрак оказалась только жареная картошка, но потом хозяйка принесла сметаны, сыру и молока — правда, немного. В 10 часов выступили в деревню Баглаи (переход 16 верст), оставив в местечке есаула П. с командой казаков. На фронте дела как будто поправились.

18 ноября. Днем получили приказ перейти в село Гайданская. Наши части отходят с целью занять более узкий фронт. Есаул П. прислал утром сахару, табаку, бумаги и найденный у жителей пулемет. Ввиду того что Гайданская занята, остановились в деревне Рабиевке. Тут же обозы нашей дивизии. Вечером была слышна орудийная стрельба.

19 ноября. Днем под влиянием тревожных слухов о положении на фронте поднялась паника. Обозы смелись в местечко Купели. Мы пошли вслед за ними. По дороге пошли сведения более успокоительные. В местечке поляки. Нас не трогают. Остановились ночевать.

20 ноября. Местечко Купели. Утром пошли к командиру. У него сидели польские офицеры. Выясняется наша судьба. В 12 часов сдали винтовки, патроны, пулемет, повозки и лошадей. Все это описали, но не отобрали, а под конвоем польских солдат все поехало с батареей. После обеда перешли в деревню Левковцы. В штаб дивизии послали донесение, причем поляки дали пропуск. Бой идет. Пока польскую границу перешли обозы, батарея дивизии генерала Бабошко и не знаю какие части бригады есаула Сальникова. Ясно слышны орудийные выстрелы. Изредка видны вдали высокие разрывы шрапнели.

21 ноября. Деревня Левковцы. В 12 часов ясно слышна орудийная, ружейная и пулеметная стрельба. Послали хорунжего С. выяснить обстановку. Оказывается, большевики уже дошли до самой границы. Штаб дивизии и конные сотни стоят в деревне Холодец. Где перешла границу пехота — неизвестно. Вечером получили приказ выступить в деревню Авратин. Поляки не пустили — нет приказа. Послали за приказом и, получив его часов в 11 вечера, двинулись. Пройдя Авратин, пошли дальше на Новую Греблю. Перед входом — белый флаг. Оказывается, что это уже в районе красных. Спешно пошли дальше и к 6 часам утра пришли в деревню Пальчинцы.

23 ноября. В 7 часов выступили догонять дивизию. Прошли благополучно. В деревне Камиенцы поляки произвели перетруску. Вещей, кроме казенных, не брали. Лошадей также оставили. В 8 часов вечерка остановились ночевать в деревне Терпиловке. Вечером были слышны орудийные выстрелы.

25 ноября. В деревне Клевановке, куда перешли накануне, до нас дот шли слухи, что генерал Врангель разбит и с 20-ю тысячами погрузился и уехал, по одним сведениям, в Сочи, а по другим, в Константинополь.

30 ноября. Продукты стали давать лучше. Сегодня получили буханку хлеба на 4 человека, банку консервов на двух, селедку и по 40 штук сигареток. Сегодня читали сводку о генерале Врангеле. Оказывается, он под натиском вдесятеро больших сил противника и сильного десанта в Керчи должен был эвакуироваться на 100 судах в Константинополь. Всего уехало 120 тысяч, из них 75 тысяч бойцов.

10 декабря. Перешли в район Тарнополя и получили приказ, чтобы комиссиям сдать лошадей, седла, повозки и упряжь. Оставить только походные кухни с лошадьми. На следующий день все сдали. Простояв в районе Тарнополя до конца года, мы получили, наконец, 31 декабря приказ выступить и грузиться на станции Кулачки (14 верст от Тарнополя). Выступили только 3 января, в 3 часа с наступлением темноты прошли Тарнополь, выбрались, наконец, на дорогу — но убийственную дорогу, грязь по колено, и в 9 часов, промокшие под дождем и все в грязи, пришли на станцию и через полтора часа погрузились в холодные вагоны. 4 января утром поехали в Остров-Домжинский, куда прибыли 9-го, а 10 января пришли в артиллерийские казармы (бывшие русские), где Сводно-Казачья дивизия и была интернирована.

Прочие части 3-й Русской Армии были интернированы по другим городам. 12 февраля перешли рядом в Кмаровские казармы, где помещения были еще лучше. Туда же через несколько дней прибыла 1-я стрелковая дивизия, а затем Донской полк полковника Духопельникова и Донской полк есаула Фролова. Туда же были присланы 70 казаков — донцов, кубанцев и терцев, перешедших от красных в районе города Лепеля, где они стояли на пограничной службе. 20 августа 1-я стрелковая дивизия ушла в местечко Тухоль (на Поморье). Туда же 1 ноября была направлена и Сводно-Казачья дивизия. Это был бывший немецкий лагерь для военнопленных с плохими бараками, и здесь началась ликвидация армии постепенным разъездом на работы.

Примечания

1. Ковалев Евгений Елеазарович, р. в 1897 г. Донской кадетский корпус (1914), Михайловское артиллерийское училище (1915). Сотник. В Донской армии; с января 1918 г. командир 1-го партизанского артиллерийского взвода; к 1 января 1919 г. есаул, командир 35-й Донской казачьей батареи; летом 1920 г. в 3-й Русской Армии, с 9 мая 1921 г. по август 1922 г. командир Донского казачьего дивизиона в Польше. В эмиграции во Франции, к 1967 г. сотрудник журнала «Военная Быль». Умер 17 июля 1971 г. во Франции.

2. Впервые опубликовано: Военная Быль. № 27—28.

3. Яковлев М.И. Воронежский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище. Штабс-капитан артиллерии. В Добровольческой армии и ВСЮР; в сентябре — октябре 1919 г. начальник Волчанского отряда, затем на Польском фронте. Летом 1920 г. командир бригады в польской армии и в 3-й Русской Армии, заместитель Булак-Булаховича по Русской Народной армии. Есаул. В эмиграции в Литве, до 1927 г. в Вильне, издатель газеты «Новая Россия», затем в Польше, в отряде Булак-Булаховича участвовал в обороне Варшавы. Арестован немцами в 1940 г. Погиб в апреле 1941 г. в концлагере в Аушвице.

4. Фролов Михаил Федорович. Из казаков ст. Новочеркасской Области Войска Донского, сын директора гимназии. Новочеркасская гимназия, Новочеркасское военное училище. В Донской армии. Участник Степного похода; с 1919 г. есаул, командир дивизиона в 42-м Донском казачьем полку. Участник Бредовского похода. В начале 1920 г. прижатый к польской границе, перешел в армию УНР — командир Донского полка в украинской армии. В ноябре 1920 г. в отряде Яковлева в Польше. В эмиграции в Польше, с августа 1921 г. издатель газеты «Голос казачества» в Варшаве; затем в Чехословакии, издатель и редактор «Казачьего голоса», «Вольного казачества», секретарь «Казачьего пути» и «Пути казачества». Умер 11 июля 1930 г. в Литомышле (Чехословакия).

5. Бобошко Лев Александрович, р. 1 января 1883 г. Из дворян Херсонской губ. Киевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище (1902), академия Генштаба (1907). Полковник л.-гв. Уланского Ее Величества полка. В ноябре 1918 г. в русских добровольческих отрядах на Украине. В Северо-Западной армии; с мая 1919 г. в 3-м батальоне Ливенского отряда, в июле 1919 г. командир роты 3-го полка (в списках армии с 10 июля 1919 г.), к 6 августа 1919 г. в 3-м стрелковом полку 5-й (Ливенской) дивизии, с начала октября, в декабре 1919 г. командир 19-го пехотного Полтавского полка, с 30 ноября 1919 г. врид начальника 5-й дивизии, с января 1920 г. командир 2-й бригады 3-й дивизии. С лета 1920 г. начальник 1-й стрелковой дивизии 3-й Русской Армии в Польше. Генерал-майор (с 22 января 1920 г.). В эмиграции в Германии, Греции и США. Делегат Зарубежного съезда 1926 г. Умер 25 октября 1968 г. в Нью-Йорке.

6. Граф фон дер Пален Алексей-Фридрих-Леонид Петрович, р. 22 марта 1874 г. Санкт-Петербургский университет (1895), Николаевское кавалерийское училище (1897). Полковник, старший офицер л.-гв. Конного полка, командир стрелкового полка 1-й гвардейской кавалерийской дивизии. Летом 1917 г. руководитель офицерской организации в Петрограде. В Северо-Западной армии с января 1919 г.; в начале 1919 г. командир батальона Островского полка, в мае 1919 г. начальник боевого участка, с 30 мая 1919 г. генерал-майор, командир 1-го стрелкового корпуса; с 22 января 1920 г. председатель ликвидационной комиссии Северо-Западной армии, затем начальник 2-й стрелковой дивизии в 3-й Русской Армии в Польше. Генерал-лейтенант (с 12 октября 1919 г.). В эмиграции в Латвии. Умер 6 июля 1938 г. в Вайтенфельде.

7. Трусов Валериан Александрович, р. 30 сентября 1879 г. в Рязанской губ. Из дворян той же губ. Нижегородский (Ярославский?) кадетский корпус (1897), Тверское кавалерийское училище (1899), Офицерская кавалерийская школа (1910). Офицер 2-го драгунского полка, 28 августа 1912 г. переведен в гвардию. Полковник, помощник командира стрелкового полка 17-й кавалерийской дивизии, командир Горджинского конного пограничного полка, помощник командира полка Офицерской кавалерийской школы. Георгиевский кавалер. В Северо-Западной армии с начала июня 1919 г. в распоряжении начальника 1-й дивизии; с 20 августа 1919 г. и в декабре 1919 г. в 7-м пехотном Уральском полку, до декабря 1919 г. командир полка, затем командир 1-й бригады 2-й пехотной дивизии. В августе — сентябре 1920 г. командир Сводной кавалерийской дивизии, осенью 1920 г. начальник 1-й казачьей дивизии в 3-й Русской Армии в Польше. Генерал-майор (с 22 января 1920 г.). В эмиграции в Польше, к 1939 г. начальник отдела РОВС в Варшаве. Участник монархического движения. Умер 24 декабря 1957 г. в США.

8. Де Маньян Сергей Сергеевич. Подполковник. В Северо-Западной армии в конном полку Булаховича, в декабре 1919 г. при Нарвском сборном этапе, осенью 1920 г. командир бригады в казачьей дивизии 3-й Русской Армии в Польше. Полковник. В эмиграции в США. Умер 13 августа 1969 г. в Глен-Кове (США).

From: www.krimoved-library.ru/books/ishod-russkoy-armii-iz-krima37.html

Николай
Registered User




From: Воронеж
Messages: 1522

 Russian military units in Poland
Sent: 07-07-2015 07:01
 




Отряд С.Н.Булак-Балаховича в Бресте, 1920 г. На обороте фотографии написано по-польски: " Казаки, 1-й Донской полк, перешедший на нашу сторону вместе с целой бригадой после расправы (убийства) большевистких комиссаров".

1. forums-su.com/download/file.php?id=2162578&mode=view/1Balah.jpg
2. forums-su.com/viewtopic.php?f=195&t=592415

First   Prev  1 - 10   11 - 20   21 - 30  31 - 40  41 - 41  Next   Last
New Products
Banner of the 2nd consolidated Infantry Regiment of the Ukrainian Insurgent Army (Makhnovist); 15 mm
Banner of the 2nd consolidated Infantry Regiment of the Ukrainian Insurgent Army (Makhnovist); 15 mm
$ 0.36
Honorary Revolutionary Red Banner of the 21st Cavalry Regiment, 1920; 15 mm
Honorary Revolutionary Red Banner of the 21st Cavalry Regiment, 1920; 15 mm
$ 0.36
Banner of the 1st regiment of the Red Cossacks (Ukrainian Soviet Republic); 15 mm
Banner of the 1st regiment of the Red Cossacks (Ukrainian Soviet Republic); 15 mm
$ 0.36

Statistics

Currently Online: 4 Guests
Total number of messages: 2852
Total number of topics: 311
Total number of registered users: 1272
This page was built together in: 0.0775 seconds

Copyright © 2019 7910 e-commerce